Колобок: морфология сказки

Контрольная работа

Фольклор — это особое многовековое устное традиционное творчество, у которого нет авторов как творцов произведений, самостоятельных по идеям, образцу и стилям. Говоря о фольклоре как об устных, словесных произведениях, имеют в виду былины, исторические песни, сказки, пословицы, предания, легенды, духовные стихи — все виды подобного старинного творчества. Фольклор занимает очень важное место в литературе, не только русской, но и зарубежной. Изучение фольклора — это очень увлекательное, интересное, и, кроме того, полезное занятие. Оно необходимо для понимания языка наших предшественников.

Исследователи фольклора (Аникин В.П., Буслаев Ф.И., Веселовский А.Н., Журминский В.М., Ончуков Н.Е., Трубецкой Е.Н., Пропп В.Я., и др.) считают, что знакомые нам с детства сказки восходят к древнейшим обрядам и ритуалам. «Тайна» их воздействия на человека надежно скрыта. Когда дети и взрослые слушают сказки, это обычно вызывает глубокие внутренние переживания. Аникин В.П. говорил о том, что глубинный уровень восприятия сказки сходен у разных людей и отражает универсальный общечеловеческий опыт. Когда взрослые вечером читают ребенку сказку, в его фантазии воспроизводятся переживания, далеко выходящие за пределы детского жизненного опыта [3].

Ребенок просит повторить сказку десятки раз, снова и снова проигрывая этот сценарий, и учится важным и полезным вещам. Причем делает это бессознательно. Пропп В.Я. отмечал, что некоторые сюжеты волшебных сказок тысячелетиями без изменений воспроизводятся в разноязычных культурах. Что-то важное происходит с людьми, когда они рассказывают или слушают сказки. Сказки — это удивительный жанр. Сюжеты их пришли к нам из глубочайшей древности. Существуют записи сказок, почти не отличающиеся от тех, которые мы сегодня читаем своим детям, сделанные более трех тысяч лет назад.

Воспитательное значение русской народной сказки «Колобок»

Сказка — один из популярных и любимых жанров в фольклоре и литературе народов мира.

Народная сказка — вид устных повествований с фантастическим вымыслом, содержание и формы которого первоначально были связаны с мифами и, художественно преображенные, стали частью фольклорной прозы. Общепринято деление сказки на сказки о животных, волшебные и бытовые, хотя такое деление условно: существуют еще анекдотические, легендарные, басенные и др. Сказки классифицируют также по особенностям поэтики (преимущественно — композиции) на кумулятивные (повторение однотипных событий), повествовательные, прибауточные и другие; по характеру образности — аллегорические, С персонажами — животными, людьми и т. п., по стилю — юмористические, сатирические, героико-патетические и др.

12 стр., 5605 слов

Место фольклора в русской литературе

... литературы. Целью работы является определение смысла и роли фольклорных традиций в народных рассказах Толстого. Общественная ценность фольклора ... фольклорное наследие - это поэтическая память и история народа. Проблема роли фольклора в русской литературе ... группы произведений. Так, в социально-бытовых сказках существует особая группа произведений -- сатирические сказки. Однако, чтобы представить ...

Помимо игры и изобразительной деятельности, в дошкольном возрасте деятельностью становится также восприятие сказки. К. Бюлер называл дошкольный возраст возрастом сказок. Это наиболее любимый ребенком литературный жанр.

Ш. Бюлер специально изучала роль сказки в развитии ребенка. По ее мнению, герои сказок просты и типичны, они лишены всякой индивидуальности. Часто они даже не имеют имен. Их характеристика исчерпывается двумя-тремя качествами, понятными детскому восприятию. Но эти характеристики доводятся до абсолютной степени: небывалая доброта, храбрость, находчивость. При этом герои сказок делают все то, что делают обыкновенные люди: едят, пьют, работают, женятся и т.п. Все это способствует лучшему пониманию сказки ребенком [1].

Исследователи фольклора считают, что знакомые нам с детства сказки восходят к древнейшим обрядам и ритуалам. «Тайна» их воздействия на человека надежно скрыта. Когда дети и взрослые слушают сказки, это обычно вызывает глубокие внутренние переживания. Глубинный уровень восприятия сказки сходен у разных людей и отражает универсальный общечеловеческий опыт. Когда взрослые вечером читают ребенку сказку, в его фантазии воспроизводятся переживания, далеко выходящие за пределы детского жизненного опыта. Ребенок просит повторить сказку десятки раз, снова и снова проигрывая этот сценарий, и учится важным и полезным вещам. Причем делает это бессознательно.

Некоторые сюжеты волшебных сказок тысячелетиями без изменений воспроизводятся в разноязычных культурах. Что-то важное происходит с людьми, когда они рассказывают или слушают сказки. Сказки — это удивительный жанр. Сюжеты их пришли к нам из глубочайшей древности: Существуют записи сказок, почти не отличающиеся от тех, которые мы сегодня читаем своим детям, сделанные более трех тысяч лет назад.

Вряд ли стоит говорить о специфике «русских народных» или «китайских» сказок, «сказочный фонд» мировой культуры един, есть, например, «Золушка» французская, уральская и китайская… Наиболее древние сюжеты сказок в их первозданном виде можно найти в фольклоре, особенно в российском.

Традиционные народные сказки можно разделить на несколько групп:

  • бытовые сказки;
  • сказки о животных;
  • сказки-загадки, истории на сообразительность, истории о хитрецах;
  • волшебные сказки.

Волшебные сказки особенно сильно волнуют детское воображение и остаются в памяти на всю жизнь. Именно в их сюжетах полнее всего сохранились воспоминания о древних тайнах и архаичных ритуалах. В каждой из таких сказок есть свой «ключ». Их сюжеты связаны с кризисами раннего детства, переживанием символических страхов, выработкой доверия к жизни. Когда ребенок слушает сказку, он репетирует будущее, тренирует свои способности преодолевать трудности жизни [3].

10 стр., 4511 слов

Сказки разных народов мира

... сказочной традиции народа. - Сказки Азии: В сказках присутствует своеобразие национального характера, быта, одежды, обычаев разных азиатских народов. В них отражен мир, в котором живёт народ, их ... главный, но мудрость женщины помогает ему. - Сказки Кавказа: Отличительной чертой сказок является преобладание героических мотивов и сюжетов, оно обусловлено специфическими условиями их исторической ...

Сказка о Колобке — это символическое описание начала жизни ребенка: в первой части сказки идет речь о рождении, сотворении тела путем вымешивания. В этом нет ничего неприятного, напротив, это ассоциируется с приятными ощущениями во время массажа или пребывания в бане. Вторая часть — путешествие — начало познания мира, необходимое для выработки понимания других людей. То, что Лиса съедает Колобка, не должно восприниматься трагически. Это закономерный финал — Колобок создан для того, чтобы быть съеденным.

Спросите у ребенка, что случилось с Колобком потом, и скорее всего, услышите, что Колобок стал Лисой. И это совершенно правильный ответ! Путешествие Колобка — это знакомство с миром, получение новой информации, новые ступени развития и, наконец, кульминация: проглотить что-то — значит полностью принять.

Слушание сказок не только доставляет удовольствие, но и выполняет важные для правильной организации психической жизни человека функции, сходные с теми, которые в древности выполнял соответствующий ритуал.

Ритуалы в современной семье не только не изжили себя, но и появились многие другие.

Первое и наиболее сильное воздействие на психику ребенка оказывают именно сказки. Волшебные сказки были созданы в мире, где человек жил в гармонии с природой, будучи ее естественной частью. Поэтому они несут простейшие и «правильные» законы бытия. И контакт с этим глубинным естественным миром восстанавливает жизнестойкость и душевное здоровье.

Тема туманных запретов, играющих однако решающую роль в жизни, и необходимость их соблюдения во что бы то ни стало, хорошо обыграна в народных сказках. Нельзя уходить от бабушки и дедушки, а то можно угодить лисе в пасть («Колобок»).

Желательно не разговаривать с незнакомыми, можно пострадать вместе с бабушкой («Красная шапочка»).

И уж совсем нехорошо пить из лужи — козленочком станешь [6].

Ребенок одушевляет окружающий мир, беседует с ним. Совершая «хорошие» поступки, он надеется на благосклонность к нему судьбы, совершив нечто запретное, боится «наказания». Подрастая, ребенок продолжает прибегать к «колдовству» и ритуальным действиям. Его возможности расширяются, растут и потребности. Мир вокруг становится более знакомым, но управлять событиями в желательном для себя русле все так же трудно. Несмотря на странность, непонятность и часто жестокость происходящих в сказках событий, они необходимы ребенку — с их помощью он приучается «разряжать» свои страхи. Дети охотно слушают страшные волшебные сказки, герои которых проходят через ужасные испытания, иногда даже через смерть, но потом живыми и невредимыми, победив всех врагов, возвращаются домой. Они болеют, за героя, сопереживают ему так, что у особо впечатлительных детей может даже подняться температура, но это помогает им научиться жизненно важным вещам. Родители, стремящиеся уберечь свое хрупкое дитя от неприятных переживаний, пропускающие или переделывающие по своему усмотрению пугающие эпизоды в сказках, могут нанести ему непоправимый вред [7].

14 стр., 6687 слов

Особенности восприятия сказки детьми дошкольного возраста

... и отставанием в реализации системы работы над сказкой на практике: несмотря на то, что изучению этапов, структуры, особенностей восприятия сказки детьми всегда уделялось большое внимание в психолого-педагогической литературе, проблема формирования восприятия сказки детьми дошкольного возраста по-прежнему остается ...

Колобок (от коло — круг и бок) — персонаж одноимённой русской народной сказки, изображаемый в виде небольшого жёлтого сферического существа. Случайно создаётся стариком и старухой как сферической формы хлеб, который внезапно оживает и убегает из дома. Сюжет сказки представляет собой цепочку однородных эпизодов, изображающих встречи с различными животными, намеревающимися его съесть, однако колобок уходит от всех, кроме лисы. С каждым зверем колобок вступает в дискуссию, в которой он путём логической индукции аргументирует свой уход: «Я от бабушки ушёл, я от дедушки ушёл, и от тебя, медведь, уйду».

Лиса ловит его на тщеславии и съедает. По форме сказка восходит к новоевропейским моралите, высмеивающим низкие пороки души. Сказка про колобка построена по принципу куммуляции.

Образ колобка близок английскому пряничному человечку (др. вариант: имбирному) (англ. Gingerbread man).

В то же время в некоторых исследованиях Института русского языка встречаются варианты сказки с семью персонажами, каждый из которых откусывает от Колобка по кусочку, а последний съедает его полностью. Однако он не может быть переварен, поэтому персонажи один за одним отрыгивают съеденные кусочки, и Колобок, собираясь по кусочкам вновь, продолжает своё путешествие.

Разве не удивительно, что такой странный и маловразумительный текст, как сказка «Колобок» так нравится многим и многим поколениям малышей? Вот и Софкино время пришло: слушает, да еще как внимательно. И каждый день как первый раз. А раз рядом со мной есть такой эксперт, рискну проанализировать сказку. Мощной поддержкой будет дочкино мнение, в помощь — Пропп и след орды аналитиков в моей голове.

Вся сказка построена на метафоре еды — все хотят съесть Колобок и он убегает, пока не будет все-таки съеден лисой. Когда дочка слушает сказку, четко видно, что самые энергетически насыщенные моменты — это убегание и упоминание о еде. А уж после того как лиса: «Ам!» — и съела колобка — настоящий взрыв радости. Один в один как игра в догонялки: так же акценты на убегании и поимке. И как догонялки будут испорчены, если ребенка не поймать и не потискать (как такого сладкого не съесть?), так и сказка про Колобка без лисы не получится. Напрашивается вывод, что это как раз тот случай, когда поедание — метафора любви, полного принятия объекта [3].

Сказка начинается так: «Жили да были старик да старуха; у них не было ни хлеба, ни соли, ни кислых щей». Кратко описана ситуация бедности. Сами слова — «старик, старуха» — менее колоритные, чем, например «дед и бабка». Есть два старых голодных существа. И вот они решают сотворить, и не просто что-то, а колобок. Круг, шар. Так часто обозначают самость — юнгианский архетип единства сознательного и бессознательного человеческой психики. Получается, Колобок — это первая попытка ребенка осознать себя отдельным от мира. А мир, от которого он отделяется, неярок и беден. сказка колобок воспитательный поведение

Интересно создание Колобка: «Пошел старик по сусекам скрести, по коробам мести. Собравши немного муки, стали месить колобок. На масле смесили, на сковороде прягли и на окне студили».

Резюмирую что поняла: Колобок получился из того очень немногого материала, который уже был в тусклом бедном мире. А как много действий совершается: на 2 предложения 5 глаголов и деепричастие. Сразу вспоминается, что и в речи ребенка вначале преобладают глаголы, чуть отстают от них существительные. Последними появляются прилагательные. То есть, начинает себя осознавать ребенок тогда, когда с ним что-то делают. И как только появляется возможность — каждый здоровый малыш начнет действовать сам. Первые передвижения ребенка — повороты с боку на бок: покатился Колобок! А уж как только детку начали слушаться конечности, появляется направление движения — от мамы. И не так уж важно куда.

4 стр., 1821 слов

Маменька в повести Толстого Детство (образ мамы)

... самостоятельным. Представляя себе данный образ матери, мы невольно улыбаемся, потому что у таких матерей дети могут много чего добиться. Мама в повести Детство Многие произведения Толстого знакомы нам еще со ... и начать жизнь совсем по-другому. Также читают: Картинка к сочинению Маменька в повести Детство Популярные сегодня темы В русской литературе 20 столетия появляется новый герой, отличающийся от ...

Взрослые часто приписывают агрессивные намерения создателям колобка. В сказки об этом нет ни слова: «На масле смесили, на сковороде прягли и на окне студили. Колобок соскочил да и убежал». А вот радость Колобка по случаю побега очень даже отражается в его хвастливой песенке.

Сама песенка отдельного внимания заслуживает. Колобок каждый раз повторяет, кто он и перечисляет все события своей жизни. Так и маленький ребенок раньше всего усваивает свое имя, начинает реагировать на него. Первые интересные разговоры, конечно, о том, что происходит с малышом, что он делает и только что сделал. Песенка Колобка — как декларация отдельности и самостоятельности маленького существа. Последняя строчка: «И от тебя … убегу!» — отражает уверенность в своих силах, каждой здоровой личности присущую [3].

Звери, которых Колобок встречает — не очень ясные мне образы. Все они мужского рода и идут по нарастающей: маленький безобидный заяц, серенький волчок и, наконец, медведь. Образ волка можно считать довольно страшным, но именно тут для него выбраны очень уж негрозное обозначение: серенький волчок. Так же в сказке про теремок волк не играет агрессивной роли и называется «волчок, серенький бочок». Куда более грозно звучит просто «волк». А ведь еще бывает «волк, зубами щелк». Колобку же встретился серенький волчок — уже по одному звучанию образ не многим более грозный, чем заяц. Медведь — это уже страшнее. Большой такой хищник. Тут так и хочется понизить голос, чуть напугать. Возможно, это пик тревожных переживаний, на которые способен младенец.

И вот наконец Колобок встречает «черемную лисицу, баять мастерицу». Образ женский, яркий (черемный по Далю — красный, рудой, рыжий).

Явно притягательный, интересный Колобку — ведь от всех предыдущих зверей он убегал сразу, а тут, видимо, ждет какой-то реакции на свою песенку. Ах, не услышала! И Колобок сам движется ближе и ближе (на губу, на язычок).

Способ поглощения: «Она — хам! — и съела его», — проглатывание целиком, не разжевывая. Речи о том, чтобы Колобок так же целиком, как Красная Шапочка, вернулся, еще не идет. Что опять же наводит на мысли об очень маленьком ребенке, которому сосание пока ближе, чем жевание, а мамина защита важнее автономности [7].

Я думаю, что весь путь Колобка — дорога младенца от мамы к маме. Она прикасается к ребенку, и он начинает осознавать себя — буквально ощущая границы своего тела. Так мама «лепит» свое дитя, ядро его личности. Но одних прикосновений мало. Малышу нужно самому перейти к действию, заявить о своем существовании миру. И он отправляется в путь от мамы серой, скучной, немой к маме яркой, с ясной речью. Нужно несколько раз отвергнуть других (что малыш и делает, чуть возраст перевалит за год) и так узнать о существовании своей воли и утвердиться в этом знании. Образ лисы — метафора новой мамы, мамы, которую малыш видит более четко, как единый образ, чью речь понимает, с кем хочет контактировать. Что важно: мир, из которого Колобок убегал, заботился о нем, любил его (я понимаю желание съесть как безусловное и полное принятие) и так же вновь обретенная мама любит малыша, что и демонстрирует. Видимо, малышу необходимо много раз потерять ощущение единства себя с мамой, чтобы снова встретиться и слиться, раствориться в маме — уже на другом уровне. И так до тех пор, пока метафора не устареет и не наскучит.

62 стр., 30725 слов

Влияние русских народных сказок на развитие связной речи детей ...

... же речевые формы и образы заставляют выдвигать сказки как фактор развития связной речи детей первенствующего значения. Русские народные сказки способствуют развитию речи, дают ... умения строить связное монологическое высказывание естественно предусматривает ознакомление детей с изобразительно-выразительными средствами художественного текста (сравнения, эпитеты, метафоры, синонимы). Связное ...

Заключение

Главным воспитывающим фактором является не наставление и даже не обучение, а само понимающее общение. Установка на понимание другого, на интерес к личности ребенка, на сотрудничество с ним предполагает в социально-когнитивном плане рефлексию, а в эмоциональном — доброжелательность, толерантность, стимулирующие развитие.

Для каждого возраста существуют свои сказки, мы прочитываем их в жизни как минимум дважды — сначала в собственном детстве, а позднее, знакомя с ними своих детей.

Помогая переживать нормативные страхи, сказки помогают усваивать запреты. Невозможно все учесть, ответить на все «почему», рассказать массу страшных случаев из жизни окружающих, чтобы объяснить ребенку, почему нельзя делать все, что нельзя.

А ведь многие сказки, согласно исследованиям этнографов и психологов, это свернутые описания древних ритуалов, отвечающих за жизненно важные формы поведения человека, формирующих у него продуктивное и адаптивное поведение и накладывающих запреты на вредные и опасные для человека и общества в целом поступки.

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/kontrolnaya/o-skazke-kolobok/

1. Аникин В.П. Фольклор как искусство слова. — М., Высшая школа, 1966. — 342 с.

2. Афанасьев А.Н. Народные русские сказки. — М., 1957. Т. 2. №269

3. Беркинблит М., Петровский А.В. Фантазия и реальность. — М.: Политиздат, 1969.

4. Люблинская А.А. Детская психология. — М.: 1971.

5. Мухина В.С. Детская психология: Учебник для студентов педагогических институтов. — М.: Педагогика. 1985.

6. Пропп В.Я. Морфология сказки. — М., 1969. — 278 с.

7. Русское устное народное творчество. Хрестоматия по фольклористике. — /Состав. Ю.Г. Круглов и др. — М.: Высшая школа, 2003. — 710 с.

Приложение