Иван Тургенев — Голуби (Стихотворение в прозе): Стих

Анализ стихотворения Тургенева Голуби

Приступая к анализу текста, прежде всего могу отметить, что это произведение лирическое, то есть в нем отражаются переживания, чувства и мысли автора в связи с жизненными впечатлениями.

Какие же чувства, переживания передает Иван Сергеевич Тургенев в этом стихотворении в прозе? Каким настроением оно проникнуто?

Стихотворение начинается с описания природы перед грозой, а затем и во время грозы. И оба эти описания передают чувство тоски и тревоги.

Обратите внимание

Природа перед грозой видится автору как что-то тяжелое, давящее: душный воздух, солнце светило тускло, туча лежала грозной громадой, все изнывало под зловещим блеском последних солнечных лучей, смутно было на душе, злая туча, тоскливое томленье, туча давила, пухла и темнела, жестокая тишь…

Автор ждет, когда же разрешится это тоскливое томленье: Ну скорей же, скорей. Двинься, покажись, пролейся, злая туча…

И вот, наконец, сорвалась буря — и пошла потеха! (слово потеха употреблено в двнном случае не в значении «развлечение», а в смысле «неразбериха».)

Автор описывает бурю, употребляя глаголы: (буря) сорвалась; визжит, мечется (ветер), мчатся (облака); (все) закрутилось, смешалось; закачался (ливень); (молнии) слепят, стреляет (гром)…

Создается впечатление хаоса, сумбура, разрушительной силы, которое выражается и другими, кроме глаголов, средствами выразительности: (ветер мечется) как бешеный; в клочья разорванные (облака), рьяный (ливень); (стреляет) как из пушки…

Нет, не приносит буря успокоения автору, в ней нет гармонии, умиротворения, автору видится буря как злая сила («…запахло серой», — говорит он)…

Тревожное состояние лирического героя объясняется его одиночеством. Об этом автор говорит в конце: «…я один… один, как всегда». (Вспомним, стихотворение написано в 1879 году в Париже, где Тургенев жил много лет и очень тосковал о родине, куда не мог поехать, так как был смертельно болен.) Однако так ли безрадостно самочувствие Тургенева? Так ли безнадежно-тоскливо его настроение?

Чтобы ответить на эти вопросы, определим, какую роль в передаче настроения автора играют два белых голубя, которых он сначала видит как два белых комочка на фоне назревающей бури, а затем — спрятавшимися под навесом крыши…

2 стр., 734 слов

По стихотворению Лермонтова Тучи 6 класс

Темой «Туч» можно выделить тему одиночества и неволи. В трехстрофном произведении можно обозначить только одну часть. Лирическим героем является сам автор, который ведет разговор с тучами, летящими куда-то далеко в неизведанные дали. Стихотворение относится ...

Важно

Совсем с другой интонацией, с другим настроением говорит о них автор, выражает иные чувства:

Но под навесом крыши, на самом краюшке слухового окна, рядышком сидят два голубя — и тот, кто слетал за товарищем, и тот, кого он привел и, может быть, спас.

Нахохлились оба — чувствуют каждый своим крылом крыло соседа…

Хорошо им! И мне хорошо, глядя на них…

При виде этой картины у автора возникает чувство умиротворения, спокойствия и гармонии, и все предшествующие чувства освещаются этим новым ощущением.

Автор как бы говорит: пускай я один (один, как всегда…), но в жизни много прекрасного, когда в ней есть дружба, взаимовыручка тепло, сердечность и спокойствие.

Важность этого эпизода для самочувствия лирического героя подтверждает заголовок стихотворения; ведь оно озаглавлено словом «Голуби».

Таким образом, несмотря на то, что лирический герой испытывает чувство тоскливого одиночества, определяющее настроение стихотворения — светлая поэтическая грусть о жизни, а не отчаяние.

В этом и заключается главная мысль произведения, построенного на основе противопоставления двух разных ощущений лирического героя.

Это противопоставление выражено автором в третьем от конца произведения абзаце, который начинается противительным союзом «но» (но под навесом крыши).

Анализ стихотворения в прозе «Голуби» И.С. Тургенева

Источник: https://ostihe.ru/analiz-stihotvoreniya/turgeneva/golubi

Иван Тургенев — Голуби (Стихотворение в прозе): Стих

Я стоял на вершине пологого холма; передо мною — то золотым, то посеребренным морем — раскинулась и пестрела спелая рожь.

Но не бегало зыби по этому морю; не струился душный воздух: назревала гроза великая.

Около меня солнце еще светило — горячо и тускло; но там, за рожью, не слишком далеко, темно-синяя туча лежала грузной громадой на целой половине небосклона.

Всё притаилось… всё изнывало под зловещим блеском последних солнечных лучей. Не слыхать, не видать ни одной птицы; попрятались даже воробьи. Только где-то вблизи упорно шептал и хлопал одинокий крупный лист лопуха.

Как сильно пахнет полынь на межах! Я глядел на синюю громаду… и смутно было на душе. Ну скорей же, скорей! — думалось мне, — сверкни, золотая змейка, дрогни, гром! двинься, покатись, пролейся, злая туча, прекрати тоскливое томленье!

Но туча не двигалась. Она по-прежнему давила безмолвную землю… и только словно пухла да темнела.

И вот по одноцветной ее синеве замелькало что-то ровно и плавно; ни дать ни взять белый платочек или снежный комок. То летел со стороны деревни белый голубь.

Летел, летел — всё прямо, прямо… и потонул за лесом.

Прошло несколько мгновений — та же стояла жестокая тишь… Но глядь! Уже два платка мелькают, два комочка несутся назад: то летят домой ровным полетом два белых голубя.

И вот, наконец, сорвалась буря — и пошла потеха!

Я едва домой добежал. Визжит ветер, мечется как бешеный, мчатся рыжие, низкие, словно в клочья разорванные облака, всё закрутилось, смешалось, захлестал, закачался отвесными столбами рьяный ливень, молнии слепят огнистой зеленью, стреляет как из пушки отрывистый гром, запахло серой…

Но под навесом крыши, на самом кра́юшке слухового окна, рядышком сидят два белых голубя — и тот, кто слетал за товарищем, и тот, кого он привел и, может быть, спас.

2 стр., 690 слов

Сочинение моя любимая птица голубь

... привязаны. А недавно я был на свадьбе и увидел как жених и невеста выпускают голубей. Я спросил, что означает эта традиция? А моя мама пояснила мне, что ... попросил родителей купить мне энциклопедию о птицах, и первым делом прочитал все о голубях. Люди издревле разводят голубей. Эти красивые и умные птицы покорили человека много тысячелетий назад, ...

Нахохлились оба — и чувствует каждый своим крылом крыло соседа…

Хорошо им! И мне хорошо, глядя на них… Хоть я и один… один, как всегда.

Голуби. И. С. Тургенев

На главную

Все авторы

Главная → И. С. Тургенев → Стихотворения в прозе

Я стоял на вершине пологого холма; передо мною — то золотым, то посеребренным морем — раскинулась и пестрела спелая рожь.

Но не бегало зыби по этому морю; не струился душный воздух: назревала гроза великая.

Около меня солнце еще светило — горячо и тускло; но там, за рожью, не слишком далеко, темно-синяя туча лежала грузной громадой на целой половине небосклона.

Всё притаилось… всё изнывало под зловещим блеском последних солнечных лучей. Не слыхать, не видать ни одной птицы; попрятались даже воробьи. Только где-то вблизи упорно шептал и хлопал одинокий крупный лист лопуха.

Как сильно пахнет полынь на межах! Я глядел на синюю громаду… и смутно было на душе. Ну скорей же, скорей! — думалось мне, — сверкни, золотая змейка, дрогни, гром! двинься, покатись, пролейся, злая туча, прекрати тоскливое томленье!

Но туча не двигалась. Она по-прежнему давила безмолвную землю… и только словно пухла да темнела.

И вот по одноцветной ее синеве замелькало что-то ровно и плавно; ни дать ни взять белый платочек или снежный комок. То летел со стороны деревни белый голубь.

Летел, летел — всё прямо, прямо… и потонул за лесом.

Прошло несколько мгновений — та же стояла жестокая тишь… Но глядь! Уже два

платка мелькают,

два

комочка несутся назад: то летят домой ровным полетом

два

белых голубя.

И вот, наконец, сорвалась буря — и пошла потеха!

Я едва домой добежал. Визжит ветер, мечется как бешеный, мчатся рыжие, низкие, словно в клочья разорванные облака, всё закрутилось, смешалось, захлестал, закачался отвесными столбами рьяный ливень, молнии слепят огнистой зеленью, стреляет как из пушки отрывистый гром, запахло серой…

Но под навесом крыши, на самом кра́юшке слухового окна, рядышком сидят два белых голубя — и тот, кто слетал за товарищем, и тот, кого он привел и, может быть, спас.

Нахохлились оба — и чувствует каждый своим крылом крыло соседа…

Хорошо им! И мне хорошо, глядя на них… Хоть я и один… один, как всегда.

Май, 1879

Следующая страница →

Стихотворения в прозе

40 стр. → Страницы:

39

Всего 83 страниц

© «Онлайн-Читать.РФ» Обратная связь

Голуби

Онлайн чтение книги Стихотворения в прозе Голуби

Я стоял на вершине пологого холма; передо мною – то золотым, то посеребренным морем – раскинулась и пестрела спелая рожь.

Но не бегало зыби по этому морю; не струился душный воздух: назревала гроза великая.

Около меня солнце еще светило – горячо и тускло; но там, за рожью, не слишком далеко, темно-синяя туча лежала грузной громадой на целой половине небосклона.

Всё притаилось… всё изнывало под зловещим блеском последних солнечных лучей. Не слыхать, не видать ни одной птицы; попрятались даже воробьи. Только где-то вблизи упорно шептал и хлопал одинокий крупный лист лопуха.

Как сильно пахнет полынь на межах! Я глядел на синюю громаду… и смутно было на душе. Ну скорей же, скорей! – думалось мне, – сверкни, золотая змейка, дрогни, гром! двинься, покатись, пролейся, злая туча, прекрати тоскливое томленье!

Но туча не двигалась. Она по-прежнему давила безмолвную землю… и только словно пухла да темнела.

И вот по одноцветной ее синеве замелькало что-то ровно и плавно; ни дать ни взять белый платочек или снежный комок. То летел со стороны деревни белый голубь.

Летел, летел – всё прямо, прямо… и потонул за лесом.

Прошло несколько мгновений – та же стояла жестокая тишь… Но глядь! Уже два платка мелькают, два комочка несутся назад: то летят домой ровным полетом два белых голубя.

И вот, наконец, сорвалась буря – и пошла потеха!

Я едва домой добежал. Визжит ветер, мечется как бешеный, мчатся рыжие, низкие, словно в клочья разорванные облака, всё закрутилось, смешалось, захлестал, закачался отвесными столбами рьяный ливень, молнии слепят огнистой зеленью, стреляет как из пушки отрывистый гром, запахло серой…

Но под навесом крыши, на самом краюшке слухового окна, рядышком сидят два белых голубя – и тот, кто слетал за товарищем, и тот, кого он привел и, может быть, спас.

Нахохлились оба – и чувствует каждый своим крылом крыло соседа…

Хорошо им! И мне хорошо, глядя на них… Хоть я и один… один, как всегда.

Май, 1879

Рейтинг

( 1 оценка, среднее 4 из 5 )

Голуби

Я стоял на вершине пологого холма; передо мною — то золотым, то посеребренным морем — раскинулась и пестрела спелая рожь.

Но не бегало зыби по этому морю; не струился душный воздух: назревала гроза великая.

Около меня солнце еще светило — горячо и тускло; но там, за рожью, не слишком далеко, темно-синяя туча лежала грузной громадой на целой половине небосклона.

Всё притаилось… всё изнывало под зловещим блеском последних солнечных лучей. Не слыхать, не видать ни одной птицы; попрятались даже воробьи. Только где-то вблизи упорно шептал и хлопал одинокий крупный лист лопуха.

Как сильно пахнет полынь на межах! Я глядел на синюю громаду… и смутно было на душе. Ну скорей же, скорей! — думалось мне, — сверкни, золотая змейка, дрогни, гром! двинься, покатись, пролейся, злая туча, прекрати тоскливое томленье!

Но туча не двигалась. Она по-прежнему давила безмолвную землю… и только словно пухла да темнела.

И вот по одноцветной ее синеве замелькало что-то ровно и плавно; ни дать ни взять белый платочек или снежный комок. То летел со стороны деревни белый голубь.

Летел, летел — всё прямо, прямо… и потонул за лесом.

Прошло несколько мгновений — та же стояла жестокая тишь… Но глядь! Уже два

платка мелькают,

два

комочка несутся назад: то летят домой ровным полетом

два

белых голубя.

И вот, наконец, сорвалась буря — и пошла потеха!

Я едва домой добежал. Визжит ветер, мечется как бешеный, мчатся рыжие, низкие, словно в клочья разорванные облака, всё закрутилось, смешалось, захлестал, закачался отвесными столбами рьяный ливень, молнии слепят огнистой зеленью, стреляет как из пушки отрывистый гром, запахло серой…

Но под навесом крыши, на самом кра́юшке слухового окна, рядышком сидят два белых голубя — и тот, кто слетал за товарищем, и тот, кого он привел и, может быть, спас.

Нахохлились оба — и чувствует каждый своим крылом крыло соседа…

Хорошо им! И мне хорошо, глядя на них… Хоть я и один… один, как всегда.

Май, 1879

Примечания

В перечне «Сюжеты» стихотворение названо «Тучи и белый голубь», с добавлением в скобках «в Спасском», и помещено в разделе «Пейзажи». В черновом автографе «Голуби» датированы маем 1878 г.; эту дату Тургенев поставил и в беловом автографе, но потом переправил ее на 1879 г. и поместил стихотворение при переписке в тетради среди других стихотворений, датирующихся маем 1879 г. Помета в перечне: «в Спасском» — говорит о том, что этот «пейзаж» навеян воспоминанием о Спасском-Лутовинове, а не указывает на место его написания: Тургенев в мае 1878 г., равно как и в мае 1879 г., находился за границей. В «Яснополянских записках» Д. П. Маковицкого (12 июня 1909 г.) говорится о чтении Л. Н. Толстому некоторых стихотворений в прозе Тургенева. О стихотворении «Два голубя» Толстой сказал: «Это хорошо». — «И Л<�ев> Н<�иколаевич> добавил, что у Тургенева описания природы художественны. В этом он мастер» ( Лит Насл,

т. 90, кн. 3, с. 438).