Христианские мотивы в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»

Реферат

I. Обоснование выбора темы

Среди важнейших вопросов, поставленных русской мыслью XIX века, вопрос о религии занимает особое место. Для Ф.М. Достоевского, человека глубоко религиозного, смысл жизни заключался в постижении христианских идеалов, любви к ближнему.

В “Преступлении и наказании” автор изобразил человеческую душу, прошедшую через страдания и ошибки к постижению истины. В XIX веке стала видна недостаточность прежних христианских аксиом, и, все они предстали перед человеком в виде вопросов, требующих безотлагательного решения. Но сама насущность этих вопросов, само сознание, что от них зависит дальнейшая судьба и всего человечества, и каждого человека, ясно показали, что усомнившемуся человечеству нужно было лишь убедиться в истинности своей прежней веры. Ф.М.Достоевский очень хорошо это осознавал, и такое понимание оказало немалое влияние на его творчество. Ведь предшественники Достоевского никогда так ясно и открыто, как он (в романе “Преступление и наказание”), не ставили вопрос о нравственности человека. Отношение писателя к религиозному сознанию потрясает своей глубиной.

Достоевского интересовал дух человека, ибо человек был для него существом, Некоторые христианские мотивы видны в

II. Мировоззрение Ф.М.Достоевского

1. Достоевский 1860-х годов

Достоевский начала 1860-х гг. человек, верующий расплывчатой и какой-то «христианской вообще» верой. События 1864-1865 гг. сокрушили основы тогдашней его жизни. Смерть жены, брата, Аполлона Григорьева; распадение литературного кружка «Времени» после закрытия журнала: прекращение «Эпохи»; разрыв с Аполлинарией Сусловой; материальная нужда после привычного благополучия. Так поневоле он впервые освобождается от прежнего нецерковного и прямо антицерковного окружения и жизненных привычек. С таких событий начинаются у Достоевского поиски какой-то более глубокой веры. Естественно, что начинает он с более точного осознания той веры, которую уже имел. Цикл соответствующих записей открывается наиболее известной и наиболее содержательной из них: «Маша лежит на столе. Увижусь ли с Машей?» Достоевский Ф.М. полн. собр. сочинений: в 30 т. Л., 1972-1991 (ХХ, 172-175).

Итог размышлений сосредоточен в абзаце: «Итак, все зависит от того: принимается ли Христос за окончательный идеал на земле, то есть от веры христианской. Коли веришь во Христа, то веришь, что и жить будешь вовеки». Достоевский Ф.М. полн. собр. сочинений: в 30 т. Л., 1972-1991 (ХХ, 174).

1 стр., 461 слов

Система образов героев и ее в роль в раскрытии авторской позиции ...

... героями неразрывна и ощутима. Достоевский использует принцип «двойничества». Такая система показывает отношение автора к второстепенным героям романа, которые делятся на две группы: окружение Вареньки и Девушкина. Макар Девушкин – типичный «маленький человек». ...

Вся острота вопроса в том, насколько этот идеал осуществлен на земле. Для Достоевского речь здесь может идти только о будущем: «Христос весь вошел в человечество, и человек стремится преобразиться в я Христа как в свой идеал. Достигнув этого, он ясно увидит, что и все, достигавшие на земле этой же цели, вошли в состав Его окончательной натуры, то есть во Христа. Как воскреснет тогда каждое я — в общем Синтезе — трудно представить. Живое, не умершее даже до самого достижения и отразившееся в окончательном идеале — должно ожить в жизнь окончательную, синтетическую, бесконечную». Достоевский Ф.М. полн. собр. сочинений: в 30 т. Л., 1972-1991 (ХХ, 174).

Странное учение о «преображении в я Христа» не вполне было выдумкой Достоевского. Его основа — это мысли Хомякова «среднего» периода, середины 1840-х — конца 1850-х гг. Исходной интуицией подобных мыслей было обожествление человеческого естества — отождествление его с естеством божественным. Отношения между Богом и человеком понимались при этом как тождество, нарушаемое «грехом», — как мы это видим и у Достоевского (ведь именно грех мешает всеобщему слиянию во Христе).

«Грех» выступает в качестве естественного закона бытия, что видим и в разбираемой записи Достоевского: «Когда человек не исполнил закона стремления к идеалу, то есть не приносил любовию в жертву своего я людям или другому существу (я и Маша), он чувствует страдание, и назвал это состояние грехом. Итак, человек беспрерывно должен чувствовать страдание, которое уравновешивается райским наслаждением исполнения закона, то есть жертвой. Тут-то и равновесие земное. Иначе земля была бы бессмысленна». Достоевский Ф.М. полн. собр. сочинений: в 30 т. Л., 1972-1991 (ХХ, 175).

Достоевский представляет себе грех только против человека; понятие о грехе непосредственно против Бога отсутствует. Все это выводится из двух догматов европейского гуманизма, релятивизирующего любые истины, но крайне догматического в двух пунктах: провозглашение «непогрешимости человека» (у Достоевского — отсутствие понятия о грехе в православном смысле слова) и «изгнание Богочеловека с земли на небо» (у Достоевского — «учение Христово только как идеал», недостижимый на земле).

Первый из этих догматов является непосредственным выражением гуманистической веры, в которой место Бога занято человеком (представление о человечестве как о некоем «недоразвитом» состоянии Божества).

С 1865 г. по 1866 г. Достоевский пишет роман “Преступление и наказание”

2. Достоевский 1870-х годов

Характер верований позднего Достоевского определяется уже в 1870 г. Первым и определяющим шагом здесь был решительный разрыв с человекопоклонством и обращение к реальному Православию. Представления о грехе как принципе товарного бытия, а не как о вине человека, и о божественном характере душевных страстей отринуты, хотя, может быть, не вырваны с корнем.

И деи позднего Достоевского сконцентрированы в одной записи 1870 г. «Многие думают, что достаточно веровать в мораль Христову, чтобы быть христианином. Не мораль Христова, не учение Христово спасет мир, а именно вера в то, что Слово плоть бысть. Вера эта не одно умственное признание превосходства Его учения, а непосредственное влечение. Надо именно верить, что это окончательный идеал человека, все воплощенное Слово, Бог воплотившийся. Потому что при этой только вере мы достигаем обожания, того восторга, который наиболее приковывает нас к нему непосредственно и имеет силу не совратить человека в сторону. При меньшем восторге человечество, может быть, непременно бы совратилось сначала в ересь, потом в безбожие, потом в безнравственность, а под конец в атеизм и троглодитство и исчезло, истлело бы. Заметьте, что человеческая природа непременно требует обожания. Нравственность и вера одно, нравственность вытекает из веры, потребность обожания есть неотъемлемое свойство человеческой природы. Это свойство высокое, а не низкое — признание бесконечного, стремление разлиться в бесконечность мировую, знание, что из нее происходишь. А чтоб было обожание, нужен Бог. Атеизм именно исходит из мысли, что обожание не есть естественное свойство природы человеческой, и ожидает возрождения человека, оставленного лишь на самого себя. Он силится представить его нравственно, каким он будет свободный от веры. (…) Нравственность же, предоставленная самой себе или науке, может извратиться до последней погани (…).

2 стр., 847 слов

Раскрытие образа: Человек Достоевского

... в кошмарное нравственное «подполье». «Найти в человеке человека» значило для писателя найти нравственную духовную силу человека. Путь распада личности, ее страдания, которые она испытывает в своем стремлении к идеалу, — главная тема Достоевского ... более глубинных черт характера автор сводит его на страницах своих произведений с большим количеством различных персонажей. Героя мучат неразрешимые ...

Христианство компетентно даже спасти весь мир и в нем все вопросы». Достоевский Ф.М. полн. собр. сочинений: в 30 т. Л., 1972-1991 (XI, 187-188).

Во времена Достоевского слово «обожание» еще сохраняло свое буквальное значение — церк.-слав. «обоже ние», совр. рус. «обо жение». Значение «крайняя степень любви» еще воспринималось как переносное. Данная запись строится сразу на обоих значениях. В словах «…достигаем обожания, того восторга…» заключается психологический, переносный смысл, а в словах: “А чтоб было обожание, нужен Бог» — этимологический. Но оба значения, при осознанности их различия, отождествлены: «обожание» интерпретировано как психологическое и даже естественное состояние — отношение человека ко Христу, в Которого он верует как в Бога. Из такого «обожания» не следует и следовать не может обожение самого человека — напротив, человек как был, так и остается «при своем», при своей психологии. Здесь нет веры в реальность обожения человека — но нет уже и обожествления «нравственного», нет стихийного языческого поклонения своим собственным страстям.

Но реальное Православие приемлется главным образом во внешних своих проявлениях. Само по себе это было неизбежным, так как невозможно стать православным, не начав с поверхности — мимо поверхности не бывает и пути вглубь. Но зрелость Достоевского как человека требовала гораздо большего, чем мог получить едва ли не новорожденный младенец в Православии. Его терпения не хватило на то, чтобы перенести это состояние как болезнь. Пытаясь самовольно облегчить свое внутреннее состояние, он стал развивать фантазии об аскетике и исторических судьбах Церкви.

Достоевский понимает теперь «грех» по-христиански и, следовательно, верит в достижение безгрешной жизни в плоти. Но практической возможности для нее он не видит, и потому отодвигает свое упование в неопределенную даль.

Достоевским развертывается мир взаимно освещающихся сознаний, мир спряженных смысловых человеческих установок. Среди них он ищет высшую авторитетнейшую установку, и ее он воспринимает не как свою истинную мысль, а как другого истинного человека. В образе идеального человека или в образе Христа он видит разрешение идеологических исканий. Этот образ или голос должен увенчать мир голосов, организовать, подчинить его. Не верность своим убеждениям и не их верность, а верность авторитетному образу человека — вот последний идеологический критерий для Достоевского. “Нравственный образец и идеал есть у меня — Христос. Спрашиваю: сжег ли бы он еретиков, — нет. Ну, так значит, сжигание еретиков есть поступок безнравственный”.

14 стр., 6672 слов

Раскольников и соня мармеладова в романе преступление и наказание достоевского

... Родион Раскольников и Соня Мармеладова в романе «Преступление и наказание» | Свободный обмен школьными сочинениями 5-11 ... ли я, как все, или человек? Смогу ли я переступить или не смогу!.. Тварь ли я дрожащая или право имею!» Соня всплеснула руками: «Убивать? Убивать- то право имеете?» Мысль Раскольникова ... стало решилась спасти. Но ведь Раскольников обрек себя на страдания сам, а Соня страдает ...

III. Образ Сони Мармеладовой как выражение идей Достоевского

Центральное место в романе

Из рассказа Мармеладова мы узнаем о несчастной судьбе дочери, ее жертве ради отца, мачехи и ее детей. Она пошла на грех, отважилась на то, чтобы продать себя. Но при этом она не требует и не ожидает никакой благодарности. Она ни в чем не винит Катерину Ивановну, она просто смиряется со своей судьбой. “…А взяла только наш большой драдедамовый зеленый платок (общий такой у нас платок есть, драдедамовый), накрыла им совсем голову и лицо и легла на кровать, лицом к стенке, только плечики да тело все вздрагивают…” Соня закрывает лицо, так как ей стыдно, стыдно перед собой и Богом. Поэтому она редко и домой приходит, только лишь за тем, чтобы отдать деньги, она смущается при встрече с сестрой и матерью Раскольникова, неловко чувствует себя даже на поминках родного отца, где ее так бессовестно оскорбили. Соня теряется под напором Лужина, ее кротость и тихий нрав мешают постоять за себя. Терпение Сони и ее жизненная сила во многом происходят от ее веры. Она верит в Бога, в справедливость всем сердцем, не вдаваясь в сложные философские рассуждения, верит слепо, безрассудно. Да и во что еще может верить восемнадцатилетняя девушка, все образование которой — “несколько книг содержания романтического”, видящая вокруг себя только пьяные ссоры, дрязги, болезни, разврат и горе человеческое? Ей не на кого надеяться, не от кого ждать помощи, поэтому она верит в Бога. В молитве Соня находит успокоение, так нужно ее душе.

Все поступки героини удивляют своей искренностью, открытостью. Она не делает ничего для себя, все ради кого-то: мачехи, неродных братьев и сестры, Раскольникова. Образ Сони — образ истинной христианки и праведницы. Наиболее полно он раскрывается в сцене признания Раскольникова. Здесь-то мы видим Сонечкину теорию — “теорию Бога”. Девушка не может понять и принять идей Раскольникова, она отрицает его возвышение над всеми, пренебрежение к людям. Ей чуждо само понятие “необыкновенный человек”, так же как неприемлема возможность преступить “закон “Божий”. Для нее все — равны, все предстанут перед судом Всевышнего. По ее мнению, нет того человека на Земле, который бы имел право осуждать себе подобных, решать их судьбу. “Убивать? Убивать-то право имеете?” — воскликнула возмущенная Соня. Для нее все люди равны перед Богом. Да, Соня тоже преступница, как и Раскольников, она также преступила нравственный закон: “Мы вместе прокляты, вместе и пойдем”, — говорит ей Раскольников, только он преступил через жизнь другого человека, а она — через свою. Соня не навязывает веру насильно. Она хочет, чтобы Раскольников пришел к этому сам. Хотя Соня наставляет и просит его: “Перекрестись, помолись хоть раз”. Она не привносит ему свое “светлое”, она ищет его лучшего в нем: “Как же вы сами последнее отдаете, а убили, чтоб ограбить!” Соня призывает Раскольникова к раскаянию, она согласна нести его крест, помочь придти к истине через страдание. У нас не вызывают сомнения ее слова, читатель уверен в том, что Соня последует всюду за Раскольниковым, везде и всегда будет вместе с ним. А зачем, зачем ей это надо? Ехать в Сибирь, жить в нищете, страдать ради человека, который с тобой сух, холоден, отвергает тебя. На это могла пойти только она, “вечная Сонечка”, с добрым сердцем и бескорыстною любовью к людям.

7 стр., 3385 слов

Родион Раскольников и Соня Мармеладова в романе Преступление ...

... людей. Представляется, что такое место выбрано не случайно. На его контрасте еще явственнее выделяется духовная чистота Мармеладовой. Соня ни о ком не говорит плохо. Почему раскольников вернулся в контору увидев соню? Сочинения ... не приглянулся бы Соне. Признание Раскольникова Соне 3.5 (10) Первая попытка признания в убийстве. Раскольников и Соня завели речь о том, что значит для Сони вера. Она ...

Проститутка, вызывающая уважение, любовь всех окружающих, — это идея гуманизма и христианства пронизывает этот образ. Ее любят и чтят все: и Катерина Ивановне, и ее дети, и соседи, и каторжники, которым Соня безвозмездно помогала. Читая Раскольникову Евангелие, легенду о воскрешении Лазаря, Соня пробуждает в его душе веру, любовь и раскаяние. “Их воскресила любовь, сердце одного заключало бесконечные источники жизни для сердца другого”. Родион пришел к тому, к чему призывала его Соня, он переоценил жизнь и ее сущность, о чем свидетельствуют его слова: “Разве могут ее убеждения теперь не быть моими убеждениями? Ее чувства, ее стремления , по крайней мере…” Создав образ Сони Мармеладовой, Достоевский создал антипод Раскольникову и его теории (добро, милосердие, противостоящее злу).

Жизненная позиция девушки отражает взгляды самого писателя, его веру в добро, справедливость, всепрощение и смирение, но, прежде всего, любовь к человеку, каким бы он ни был. Именно через Соню Достоевский обозначает свое видение пути победы добра над злом.

IV. Отрешение от Бога и путь к очищению Родиона Раскольникова

Главным героем романа “Преступление и наказание” является Родион Раскольников. “Не укради”, “не убий”, “не сотвори себе кумира”, “не возгордись” — нет заповеди, которую не нарушил бы он. Что же это за человек? Отзывчивый, добрый по натуре человек, который тяжело переживает чужую боль и всегда помогает людям, даже если ставит под угрозу свое дальнейшее существование. Он необыкновенно умен, талантлив, терпелив, но, вместе с тем горд, малообщителен и очень одинок. Что же заставило этого доброго, умного, бескорыстного человека пойти на убийство, совершить тяжкий грех? Постоянно уязвимая гордость Раскольникова мучает его, и тогда он решается на убийство, чтобы бросить вызов окружающим и доказать себе, что он не “тварь дрожащая”, а “право имеет”. Этот человек много вытерпел и перестрадал. Раскольников был беден, и его гордость была задета тем, что он питался объедками, прятался от хозяйки, которой долго не платил за свою убогую каморку. В этой нищенской комнате и родилась чудовищная теория преступления. Разделившись в себе самом, Раскольников не может правильно оценивать окружающий его “желто-серый мир”. Показывая человечность героя (спасение детей, содержание больного студента), Достоевский не упрощает его внутренний мир, ставя Раскольникова перед выбором. Внутренняя борьба в душе становится одной из причин убийства. “Всякое царство, разделившись в себе, опустеет; и всякий город, или дом, разделившись, сам в себе, не устоит”. Новый Завет, Мтф.

17 стр., 8141 слов

Раскольников есть истинно русский человек

... Грибоедовым, также смогли испытать «Раскольников есть истинно русский человек» В литературе жанр трагедии ... Образ Раскольникова в романе Преступление и наказание Популярные сочинения На ... Достоевский же, будучи и сам Раскольников — главный герой историко-философского, социально-психологического романа «Преступление ... Раскольников? Вспомним о семье Мармеладовых. После смерти главы семьи Раскольников ...

Из-за двойственности возникают две цели. Один Раскольников стремится к добру, другой — к злу.

Достоевский указывает читателям, что Бог желает всем спасения, но только когда сам человек захочет этого. Поэтому Раскольникову даются предостережения, чтобы не совершалось преступление. Встреча с Мармеладовым, который говорит о Страшном Суде и о прощении смиренных: “…потому их приемлю, разумные, потому приемлю, премудрые, что ни единый из сих сам не считал себя достойным сего…”, “И прострет к нам руце Свои и мы припадем… и все поймем… Господи, да приидет Царствие Твое!” Второе предостережение — это сон. Сон — пророчество, в котором показана безжалостная идея — Миколка, добивающий лошадь, и в котором он (Родя — ребенок) показан сострадательным. И в то же время во сне показана вся мерзость убийства.

Но Раскольников совершает преступление. Однако после вдруг осознает, что несоответствует своей теории, так как совесть не дает ему покоя. Разработав идею о двух видах людей, он возносит себя, уподобляя Богу, ибо разрешает “кровь по совести”. Но “кто возвышает себя, то унижен будет”. И, совершив преступление, герой понимает, что не способен нести крест “носителя новой идеи”, но обратной дороги нет. Связь с семьей порвана им, цели жизни больше нет. Он не способен больше видеть добро, он теряет веру. “Иное упало в тернии, и выросло терние, и заглушило его, (семя)”, — говорится в притче о сеятеле. Новый Завет, Мтф. Раскольников остается один, среди “духоты” города.

Рассматривая с христианской точки зрения преступление Раскольникова, автор выделяет в нем в первую очередь факт преступления нравственных законов, а не юридических. Родион Раскольников — человек, по христианским понятиям являющийся глубоко грешным. Имеется в виду не грех убийства, а гордыня, нелюбовь к людям, мысль о том, что все — “твари дрожащие”, а он, возможно, “право имеющий”, избранный. Как же Раскольников смог постичь ошибочность собственной теории и возродиться к новой жизни? Безусловно, он совершил преступление, жестокое преступление, но разве он не страдает из-за этого? Раскольников становится жертвой своего преступления: “Я себя убил, а не старушонку”. Раскольников пришел к убеждению, что “на общих весах жизнь этой чахоточной, глупой и злой старушонки” значит “не более как жизнь вши”, поэтому он решил избавить окружающих от безжалостной старухи. Но он не задумывается над тем, что одно преступление влечет за собой другое, независимо от того, какого человека убили, “тварь ли дрожащую” или “право имеющую”. Так случилось и с Раскольниковым. Убив никчемную старуху, он лишил жизни человека, который вызывает у читателя жалость и, по сути, ни в чем не провинился перед человечеством. Итак, мы видим, что Раскольников — это не просто преступник, а жертва своего же преступления. Вечная боль, подобная боли Христа, сопровождает его повсюду, терзая с самого начала пути, который он выбрал сознательно, отдавая себе отчет в своих действиях и решениях и в то же время не представляя себе своих деяний. Это путь — путь против себя, правды, веры, Христа, человечества. Против всего святого, что является после самоубийства самым тяжелым преступлением, обрекающим несчастного на тяжелейшие муки. Он обрекает себя на смертные муки с самого умысла преступления… “Не убий!” …Эту заповедь Раскольников преступил и, как по Библии, должен пройти от мрака к свету, из ада путем очищения достигнуть рая. На этой идее построено все произведение. Раскольников преступил закон, но легче ему не стало. Душа Родиона разрывалась на части: с одной стороны, он убил старуху-процентщицу, а вдруг какой-нибудь другой “необыкновенный” человек решит проверить себя и убьет или его сестру, или мать, но с другой стороны, (по теории) значит, что Дуня, мать, Разумихин — все обыкновенные люди. Он не понимает, что случилось, и думает, что сделал что-то неправильно, но в верности теории не сомневается. И вот на помощь Раскольникову приходит Соня Мармеладова. Именно с ее появлением в Родионе побеждает чувство жалости. Жалость охватывает его при мысли, что он “пришел мучить” Соню; он не хочет страдания, но хочет счастья. Особенно его поражает смирение, с которым она принимает от него страдание: “После службы Раскольников подошел к Соне, та взяла его за обе руки и приклонила к его плечу голову. Этот короткий жест поразил Раскольникова недоумением, даже странно было: ”Как? Ни малейшего омерзения к нему, ни малейшего содрогания в ее руке! Это уж была какая — то бесконечность собственного уничижения…Ему стало ужасно тяжело”. В сущности, отношение Сони к Раскольникову — это отношение Бога к человеку, то есть всепрощение. Соня вернула Родиона к истине, направила его на верный путь. Это и помогло Родиону обрести веру. Он принимает в себя Христа — верует в Него. Слова Христа, обращенные к Марфе: ”Я есмь воскрешение и жизнь, верующий в Меня, если умрет, оживет!” претворяются в жизнь: Раскольников окончательно воскресает для новой счастливой жизни в любви!

13 стр., 6103 слов

Новаторство Достоевского в образе "маленького" человека

... Основная часть 1.1 «Маленький» человек в творчестве Ф.М. Достоевского достоевский маленький человек роман Тему «маленького» человека также затрагивает и Фёдор Михайлович Достоевский. Герои его повестей “Бедные люди”, “Белые ночи”, “Униженные и ...

Достоевский изначально признает абсолютность человеческого

V. “Христианские” строки в романе и их толкование

Часть I. Глава II.

Се человек !” “Вот человек!” — слова Понтия Пилата о Христе из Евангелия от Иоанна: “Тогда вышел Иисус в терновом венце и в багрянице. И сказал им Пилат: се, Человек!”

Содом-с, безобразнейший …” Содом и Гоморра — библейские города, жители которых за безнравственность и беззаконие были сурово наказаны богом.

… а пожалеет нас тот, кто всех пожалел и

Прощаются же и теперь грехи твои мнози, за то, что возлюбила много…

“… образа звериного и печати его …” Речь идет об Антихристе, изображавшемся обычно в Евангелии в виде зверя и особой печатью отмечавшего своих приверженцев.

Глава IV. “На Голгофу-то тяжело всходить ”. Голгофа — место казни близ Иерусалима. Согласно Евангелию здесь был распят Иисус Христос.

Часть II. Глава I. “Дом — Ноев ковчег …” Выражение возникло из библейского мифа о всемирном потопе, от которого спасся Ной со своей семьей и животными, так как бог заранее научил его построить ковчег (судно).

Употребляется в значении “помещение, заполненное множеством людей”.

Глава VI. “… где это я читал, как один приговоренный к смерти, за час до смерти, говорит или думает, что если бы пришлось ему жить где-нибудь на высоте, на скале, и на такой узенькой площадке, чтобы только две ноги можно было поставить, — а кругом будут пропасти, океан, вечный мрак, вечное уединение и вечная буря, — и оставаться так, стоя на аршине пространства, всю жизнь, тысячу лет, вечность, — то лучше так жить, чем сейчас умирать! ” Имеется в виду роман В.Гюго “Собор Парижской богоматери”, перевод которого был опубликован в журнале братьев Достоевских “Время” в 1862 году: “По временам он взглядывал на род узкой площадки, случайно устроившейся из скульптурных украшений футах в десяти ниже его, и молил бога, чтобы он допустил его провести весь остаток жизни на этом крошечном пространстве, если бы даже довелось ему жить еще двести лет”. Характеризуя “основную мысль” творчества В.Гюго, Достоевский писал: “Его мысль есть основная мысль всего искусства девятнадцатого столетия, и этой мысли Гюго, как художник, был чуть ли не первым провозвестником. Это мысль христианская и высоконравственная; формула ее — восстановление погибшего человека задавленного несправедливо гнетом обстоятельств, застоя веков и общественных предрассудков. Эта мысль — оправдание униженных и всеми отринутых парий общества”. Достоевский Ф.М. полн. собр. сочинений: в 30 т. Л., 1972-1991(ХШ, 526).

8 стр., 3667 слов

Мое отношение к личности раскольникова. Отношение достоевского ...

... и Раскольников. Исследуя трагизм судьбы униженных, Достоевский Старается «найти в человеке человека»,- так отмечает он в записных книжках. Это стремление автора выражается в его Отношении к героям, к событиям, ... он не может сладить со своей растревоженной совестью. Душевная уязвимость обостряет страдания Раскольникова, он постепенно начинает задумываться над тем, насколько вредна его теория. Может ...

Часть III. Глава II.

Глава IV. “… Лазаря петь …” Выражение возникло из Евангелия, из притчи о нищем Лазаре, который лежал у ворот богача и рад был бы насытиться хоть крохами, падающими со стола его. В старину нищие — калеки, выпрашивая подаяние, пели “духовные стихи” и особенно часто “стих о бедном Лазаре”, созданный на сюжет евангельской притчи. Стих этот пелся жалобно, на заунывный мотив. Отсюда пошло выражение “петь Лазаря”, употребляемое в значении жаловаться на судьбу, плакаться, притворяться несчастным, бедняком.

Глава V. “… иногда совсем невинная и доблестно пролитая за древний закон …” Речь идет о мученической смерти за бога, то есть за древний, ветхозаветный закон библейских пророков — провозвестников воли божией. Это были обличители идолопоклонства, не боявшиеся говорить царям правду в лицо и чаще всего мученически оканчивающие свою жизнь.

“… до Нового Иерусалима, разумеется! — Так вы все-таки верите же в Новый Иерусалим ?” Выражение “Новый Иерусалим” восходит к Апокалипсису: “И увидел я новое небо и новую землю; ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет. И я Иоанн увидел святой город Иерусалим, новый, сходящий от бога с неба…” По учению сен — симонистов, вера в Новый Иерусалим означала веру в наступление нового земного рая — “золотого века”. “Зарождающийся социализм, — вспоминал Достоевский в “Дневнике писателя” за 1873 год, — сравнивался тогда, даже некоторыми из коноводов его, с христианством и принимался лишь за поправку и улучшение последнего, сообразно веку и цивилизации”. Достоевский Ф.М. полн. собр. сочинений: в 30 т. Л., 1972-1991(Х1, 135).

“Разговор о новом Иерусалиме двусмыслен: Порфирий подразумевает под новым Иерусалимом религию, Апокалипсис, Раскольников — утопический рай на земле, новый Иерусалим сен симонистов и других утопистов, по-своему толковавших евангелие… Современники и друзья Достоевского не сомневались в том, что на деле имеет в виду Раскольников, говоря о новом Иерусалиме. Под новым Иерусалимом Раскольников понимает новый порядок жизни, к которому клонятся все стремления социалистов, порядок, в котором всеобщее счастье может осуществиться, и Раскольников готов верить в возможность такого порядка, по крайней мере, он не оспаривает его возможности”. Белов С.В., роман Достоевского “Преступление и наказание”, комментарий, Л., 1979.

15 стр., 7114 слов

Анализ сцены раскольников на николаевском мосту кратко. Достоевский Ф.М

... панорама"), и весь роман посвящен разгадке этой двойственности Раскольникова - Петербурга. В ясный летний день Раскольников стоит на Николаевском мосту и "пристально вглядывается" в открывающуюся перед ним ... чтобы проникнуть в "духовный" пейзаж, чтобы почувствовать "Петербург Достоевского". достоевский петербург преступление наказание Раскольников так же двойствен, как и породивший его Петербург (с ...

Страдание и боль всегда обязательны для широкого сознания и глубокого сердца

Истинно великие люди … должны ощущать на свете великую грусть …” Строки, навеянные Екклезиастом — ветхозаветной, библейской книгой, написанной, по преданию, царем Соломоном и означающей “опытная мудрость”: “И оглянулся я на все дела мои, которые сделали руки мои, и на труд, которым трудился я, делая их: и вот, все — суета и томление духа, и нет от них пользы под солнцем!”, “Потому что во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь”. Библия. Для Достоевского “истинно великие люди” — это всегда люди христианской веры и духа, святые подвижники церкви, которые, зная о грехах мира и о Голгофе, “ощущают на свете великую грусть”.

Однако Достоевский вложил слова эти в уста Раскольникова. Для него эти слова имеют совсем противоположный смысл. Для Раскольникова “истинно великие люди” — это “сильные личности”, завоеватели мира — Юлий Цезарь, Наполеон, — не просто отрицающие христианскую мораль, а ставящие на ее место другую, антихристианскую, разрешающую пролитие крови. Вот почему эти “сильные личности”, как гордый демон, печальны в одиноком величии. И в этих словах для Раскольникова заключается вся трагедия человекобожества, вся трагедия “сильных личностей”, поставивших себя вместо бога.

Часть IV. Глава IV. Она бога узрит ”. Подчеркивая душевную чистоту Лизаветы, Соня цитирует Евангелие от Матфея: “Блаженны чистые сердцем, ибо они бога узрят”. Новый Завет, Мтф.

Сих есть царствие божие

“… в семя пошел …” То есть в род, в потомство. В этом смысле слово семя употребляется в Евангелии.

Часть VI. Глава II. “Ищите и обрящете ”. То есть ищите и найдете. Цитата из нагорной проповеди Иисуса Христа.

Глава VIII. “Это он в Иерусалим идет …” Иерусалим — город в Палестине, где, по преданию, находится могила Иисуса Христа.

Эпилог.

Глава II.

Ему грезилось в болезни, будто весь мир осужден в жертву какой-то страшной, неслыханной и невиданной моровой язве, идущей из глубины Азии на Европу…Люди убивали друг друга в какой-то бессмысленной злобе. Собирались друг на друга целыми армиями…кололись и резались, кусались и ели друг друга…Начались пожары, начался голод. Все и все погибало ”. В основании сна Раскольникова лежат 24 глава Евангелия от Матфея и главы 8-17 Апокалипсиса — Откровения Иоанна Богослова. Когда Иисус Христос сидел на горе Елеонской, к нему прступили ученики его и стали расспрашивать, когда кончится старый век и начнется новый. Иисус Христос ответил: “…услышите о войнах и военных слухах. Смотрите, не ужасайтесь; ибо надлежит всему тому быть. Но это еще не конец: ибо восстанет народ на народ, и царство на царство, и будут глады, моры и землетрясения по местам; все же это начало болезней… И тогда соблазнятся многие и друг друга будут предавать, и возненавидят друг друга; и многие лжепророки восстанут и прельстят многих; и, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь…” Новый Завет, Мтф. Достоевский, размышляя о судьбах России, Европы и всего мира, наполняет евангельский сон Раскольникова глубоким символическим содержанием. Писатель указывает на страшную опасность для человечества индивидуализма, который может привести к забвению всех нравственных норм и понятий, всех критериев добра и зла.

Люди, принявшие их в себя, становились тотчас же бесноватыми и сумасшедшими. Но никогда, никогда люди не считали себя так умными и непоколебимыми в истине, как считали зараженные ”. Это евангельские слова: “Тут же на горе паслось большое стадо свиней, и бесы просили Его, чтобы позволил им войти в них. Он позволил им. Бесы, вышедши из человека, вошли в свиней; и бросилось стадо с крутизны в озеро и потонло. Пастухи, увидя случившееся, побежали и рассказали в городе и в селениях. И вышли видеть происшедшее; и, пришедши к Иисусу, нашли человека, из которого вышли бесы, сидящего у ног Иисусовых, одетого и в здравом уме, и ужаснулись. Видевшие же рассказывали им, как исцелился бесновавшийся”. Достоевский придал эпизоду об исцелении бесноватого Христом символический и философский смысл: болезнь беснования и безумия, охватившая Россию и весь мир, — это индивидуализм, гордость и своеволие.

Спастись во всем мире могли только несколько человек, это были чистые и избранные, предназначенные начать новый род людей и новую жизнь, обновить и очистить землю, но никто и нигде не видал этих людей, никто не слыхал их слова и голоса ”. Претерпевшим до конца и избранным в эпилоге романа оказывается Раскольников.

“… точно не прошли еще века Авраама и стад его ”. Согласно Библии, патриарх Авраам родился почти за 2000 лет до рождества Христова.

Им оставалось еще семь лет… Семь лет, только семь лет! В начале своего счастия, в иные мгновения, они оба готовы были смотреть на эти семь лет, как на семь дней ”. В Библии: “И служил Иаков за Рахиль семь лет; и они показались ему за несколько дней, потому что он любил ее”. Библия.

VI. Христианская символика в романе

1.Евангельские имена

Подбирая имена своим героям, Достоевский следовал глубоко укоренившейся русской традиции, когда, благодаря употреблению при крещении преимущественно греческих имен, их объяснение привыкли искать в православных церковных календарях. В библиотеке у Достоевского был такой календарь, в котором давался “Алфавитный список святых” с указанием чисел празднования их памяти и значения имен в переводе на русский язык. Несомненно, что Достоевский часто заглядывал в этот “список”, давая символические имена своим героям.

Капернаумов, безусловно, фамилия значимая. Капернаум — город

Достоевский не случайно называет жену Мармеладова именем “Катерина”. “Екатерина” в переводе с греческого означает “всегда чистая”. Действительно, Катерина Ивановна гордится своим образованием, воспитанием, своей “чистотой”. Когда Раскольников первый раз приходит к Соне, то она, защи щая Катерину Ивановну от его несправедливых обвинений, раскрывает семантику ее имени: “Она справедливости ищет… Она чистая”.

Особое место в романах Достоевского принадлежит кротким женщинам, носящим имя София — премудрость, В отчестве отца Сони — Захарыч —

Возможным прототипом Авдотьи Романовны Раскольниковой послужила Авдотья Яковлевна Панаева, первая любовь писателя. Портрет Дуни сильно напоминает внешность Панаевой. Однако Р.Г.Назиров в статье “О прототипах некоторых персонажей Достоевского” высказал предположение о сочетании в образе Дуни характера Панаевой с легендарным образом святой Агаты, каким увидел его писатель на картине Себастьяно дель Пьомбо “Мученичество святой Агаты” в галерее Питти во Флоренции. Это полотно представляет собой сцену пытки. Двое римских палачей, пытаясь заставить Агату отказаться от христианской веры и вернуться к язычеству, с обеих сторон подносят к ее груди раскаленные щипцы. Агата до конца сохранила стойкость и веру. Не случайно Свидригайлов говорит о Дуне: “Она, без сомнения, была бы одна из тех, которые претерпели мученичество и, уже конечно бы, улыбалась, когда бы ей жгли грудь раскаленными щипцами”.

Что касается матери Раскольникова, то в “Алфавитном списке святых” Пульхерия означает “прекрасная”

Очень важно, что Миколку из сна Раскольникова зовут также, как и красильщика Миколку. Оба они носят имя этого святого угодника. Антиподом чистого и невинного сердцем красильщика является пьяный деревенский парень, насмерть забивающий лошадь. Между этими двумя Миколками, между верой и неверием и мечеться Раскольников, связанный с обоими неразрывно: с одним — круговой порукой греха, с другим — надеждой на воскрешение.

Достоевский наделяет Лизавету Ивановну этим именем так как Елисавета — “почитающая бога”

Имя Ильи Петровича — помощника квартального надзирателя — Достоевский разъясняет сам: “Но в эту самую минуту в конторе произошло нечто в роде грома и молнии”. Писатель иронически называет его именем громовержца пророка Ильи и именем апостола Петра, означающем “камень” (греч.).

Достоевский дает Порфирию Петровичу имя Порфирий, означающее

Автор не случайно называет Марфу Петровну евангельским именем Марфа. В течение всей жизни она была погружена в мелкие ежедневные расчеты и заботилась, как и евангельская Марфа, о слишком многом, когда “единое на потребу”.

Фамилия главного героя свидетельствует о том, что “в сознании автора страстная любовь Раскольникова к людям, доходящая до полного безразличия к своим интересам , и фанатизм в отстаивании своей идеи в определенной мере ассоциировались с расколом”. Раскол (старообрядчество) — течение, возникшее в середине 17 века в русской церкви как протест против новшеств патриарха Никона, которые заключались в исправлении церковных книг и некоторых церковных обычаев и обрядов. Раскольничество — одержимость одной мыслью, фанатизмом и упрямством.

2.Цифры, символичные в христианстве

Цифры, являющиеся символичными в христианстве, символы и в “Преступлении и наказании”. Это числа семь и одиннадцать.

Число семь — истинно святое число, как соединение числа три — божественного совершенства

Неоднократное указание в романе на одиннадцать часов связано с евангельским текстом. Достоевский хорошо помнил евангельскую притчу о том, что “царство небесное подобно хозяину дома, который вышел рано поутру нанять работников в виноградник свой”. Выходил он нанимать работников в третьем часу, в шестом, в девятом и, наконец , вышел в одиннадцатом. А вечером, при расплате, упраляющий по распоряжению хозяина заплатил всем поровну, начав с пришедших в одиннадцатом часу. И последние стали первыми в исполнение какой-то высшей справедливости. Отнеся встречи Раскольникова с Мармеладовым, Соней и Порфирием Петровичем к одиннадцати часам, Достоевский напоминает, что Раскольникову все еще не поздно сбросить с себя наваждение, еще не поздно в этот евангельский час признаться и покаяться, и стать из последнего первым.

3.Использование библейского сюжета

Христианское в романе усиливается от многочисленных аналогий и ассоциаций с библейскими сюжетами. Присутствует отрывок из Евангелия о Лазаре. Смерть Лазаря и его воскрешение — прообраз судьбы Раскольникова после преступления до его полного возрождения. В этом эпизоде показана вся безысходность смерти и вся ее непоправимость, и непостижимое чудо — чудо воскресения. Родные скорбят об умершем Лазаре, но своими слезами они не оживят бездыханный труп. И тут приходит Тот, Кто переходит границы возможного, Тот, Кто побеждает смерть, Тот, Кто воскрешает уже разлагающееся тело! Только Христос мог воскресить Лазаря, только Христос сможет воскресить и нравственно мертвого Раскольникова.

Включив в роман евангельские строки, Достоевский уже открывает читателям будущую судьбу Раскольникова, так как связь между Раскольниковым и Лазарем очевидна. “Соня, читая строку: “…ибо четыре дня, как во гробе” энергично ударила на слово “четыре”. Это замечание Достоевский выделяет не случайно, потому что чтение про Лазаря происходит именно через четыре дня после убийства старухи. И “четыре дня” Лазаря в гробу становятся равносильными четырем дням нравственной смерти Раскольникова. А слова Марфы Иисусу: “Господи! Если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой! — так же значимы для Раскольникова, то есть, если бы Христос присутствовал в душе, то он не совершил бы преступления, не умер бы нравственно.