Роман Ф.М. Достоевского «Игрок»

Дипломная работа

Центральным женским образом помимо бабушки является Полина-падчерица генерала Загорянского. Критики не раз находили черты А.П.Сусловой в некоторых образах великого классика — Настасьи Филипповны («Идиот»), Катерины и Грушеньки («Братья Карамазовы») и, безусловно, в романе «Игрок» образ Полины. Осознание того, что Полина очаровывает и заставляет подчиняться ей несмотря ни на что, и рождает чувства в Алексее. Полине доставляет наслаждение ее власть, Алексей говорит о ней: “ Я вас насквозь вижу.(…) Человек- деспот от природы и любит быть мучителем. Вы ужасно любите.”(4/стр.235) Ее образ с самого начала обвеян тайной, которая интригует Алексея и еще больше пробуждает к ней интерес.

Новая и опять-таки совершенно иная манера проявляется в портрете Полины. «И не понимаю, не понимаю, что в ней хорошего! Хороша-то она, впрочем, хороша; кажется, хороша. Ведь она и других с ума сводит. Высокая и стройная. Очень тонкая только. Мне кажется, ее можно всю в узел завязать или перегнуть надвое. Следок ноги у ней узенький и длинный, мучительный. Именно мучительный. Волосы с рыжим оттенком. Глазанастоящие кошачьи, но как она гордо и высокомерно умеет ими смотреть.» (4/стр. 258) В этом портрете нет последовательной зарисовки наружности героини целиком. Есть отдельные выхваченные детали: высокий рост, стройность и гибкость фигуры, рыжий оттенок волос, кошачьи глаза и… даже не нога, но след ноги. Выделяется в изображении человека то, что в нем есть наиболее запоминающегося и выразительного. Совершенно очевидно желание передать индивидуальное и неуловимое. Фокус портрета явно смещается от объективного фиксирования некоего комплекса черт лица в сторону иного впечатления от созерцания этого лица. Писатель подчеркивает сомнение Алексея Ивановича, влюбленного в Полину: «И не понимаю, не понимаю, что в ней хорошего! Хороша-то она, впрочем, хороша; кажется, хороша»(4/стр.258) Экспрессивность портрета особенно сказывается в акцентировании одной детали, в нагнетании ее: «Следок ноги у нейузенький и длинный,мучительный.

Именно мучительный». Эта деталь господствует над всем. Все остальное как бы остается в тени. Многое совсем не обозначено и даже не упомянуто. В этой детали сконцентрировано главное, неповторимое в облике Полины. Достоевский также заостряет внимание на глазах Полины:“Глаза — настоящие кошачьи, но как она гордо и высокомерно умеет ими смотреть.”(4/стр.238) Для Алексея она выступает в роли именно этой кошки, которая гуляет сама по себе, делает то, что ей вздумается, не давая никому отчета, но в то же время в ней концентрируется вся грация и изящность. Несмотря на свой строгий и холодный нрав на вид, Полина все же обладает многими человеческими качествами. В ней нет шаблонных черт лица, повадок, манер, но есть что-то неописуемое, есть глубокая тайна в душе и сильная воля. Полина также вовлечена в этот денежный водоворот, она нуждается в деньгах, но для непонятных Алексею Ивановичу целей. Все ее мысли сосредоточены только на одном — добыть денег всяческим путем. Только она из всего круга не ждет кончины бабушки, хотя именно после ее смерти Полина может получить деньги, которые ей нужны, она пытается найти их другими путями, возможно, и рулеткой.

3 стр., 1233 слов

По литературе : «И.С. Тургенев и Полина Виардо» — ...

... своих он не скрывал, рассказывал о них всем и каждому. Сообщение о Тургеневе и Полине Виардо, о его внезапной и пылкой любви, облетело весь свет и стало ... почетным доктором Оксфордского университета. Поддерживал идеи российской революционной эмиграции. Реферат о Полине Виардо в жизни Тургенева был бы неполным без упоминания одного из пророческих стихотворений в прозе, ...

Связь с французом и ошибка девушки известны практически всем, кроме Алексея. В самом начале Достоевский рисует перед нами образ холодной, расчетливой воительницы. Только потом мы узнаем, какая тонкая душа скрывалась за этой порой детской и эгоистической внешностью. Насколько бы не была недоступна Полина, она все же сама искала встречи с Алексеем, доверяла ему свои тайны, позволяла обожать ее. Загадку, которую так и не мог отгадать Алексей, Полина не могла сказать только по причине своего личного стыда, боязни упасть в глазах любимого ею человека, страха осознания своей ошибки, потери царственного ореола перед ним. Душевное состояние Полины не дает ей покоя на протяжении всего романа. Она даже отказывается уезжать с бабушкой не только по причине маленьких детей, которых она никак не может оставить, а именно по причине мести, ответа за унижение, которое не дает ей покоя. В кульминационный безвыходный момент Полина приходит именно к Алексею, но и это ничего не говорит ему. Униженная душа девушки понимает, что тот, в чьих глазах она видела только себя, поставил также на ее место не любовь и преданность к ней, а игру, грязный мир, в котором живут все герои. Хохот Полины постепенно перерастает в истерику. Единственное ее желание- добыть деньги и бросить их в лицо де-Грие, освободиться от этого жестокого человека, не быть ему чем-либо обязанной, — Полина осуществляет на Алексее. Любовь Полины смешивается с ее личной обидой. Страх очередной ошибки, того, что и на этот раз ее просто хотят купить, делает ее на какое-то время просто сумасшедшей: “И вдруг она опять целовала и обнимала меня, опять страстно и нежно прижимала свое лицо к моему лицу.”(4/стр. 280) Эти перебои чувств можно объяснить лишь ее внутренним состоянием. Отчаяние подтолкнуло ее на то, что она провела ночь, не думая о последствиях, в комнате Алексея, а на утро, решивши, что ничего уже не должна ему, берет деньги, а затем кидает ему в лицо.

Единственный образ, который остается положительным на протяжении всего романа- англичанин Астлей, друг Алексея Ивановича, который также влюблен в Полину. Его любовь истинна как с самого начала, так и до конца романа. “ Да, я убежден, что он (мистер Астлей) влюблен в Полину! Любопытно и смешно, сколько иногда может выразить взгляд стыдливого и болезненно- целомудренного человека, тронутого любовью, именно в то время, когда человек уж конечно рад бы провалиться, чем что-нибудь высказать или выразить, словом или взглядом.”(4/стр.223) Мистер Астлей — чудак, застенчивый, молчаливый и добродетельный. Он тайно любит Полину, спасает ее после катастрофы, дает деньги бабушке, помогает учителю, и все это делает просто, угрюмо, без фраз. Англичанин выполняет роль друга не только для Алексея, но и для своей возлюбленной, прекрасно зная о ее чувствах. Именно он сообщает в конце романа Алексею об истинных чувствах Полины, раскрывает ее тайну не ради того, чтобы показать, насколько он ей близок, насколько она ему доверяет, а просто ради того, чтобы открыть глаза Игроку, забросить хоть какой-то якорь для его возвращения к новой жизни, но и это остается бесполезным.

16 стр., 7663 слов

Рассуждение «Деньги в нашей жизни. Роль денег в жизни человека

... человека или приобрести билет на концерт любимого артиста. Деньги придуманы человеком для того что бы они ему помогали жить, а не для того чтобы человек становился невольником денег. К сожалению, без денег ... сочинений Сочинение Проблема народного счастья в поэме Кому на руси жить хорошо Некрасова Николай Алексеевич ... обществом друзей, приключениями. Имея деньги, мы помогаем тем, кого любим, и ...

Противоположностью добродетельному и искреннему англичанину мистеру Астлею в романе «Игрок» выступают французы маркиз де-Грие и m-lle Blanche. Оба образа несут негативный оттенок. Прототипом де-Грие был также француз, в которого была влюблена А.Суслова но роман ее был закончен неудачно: он обманул Суслову и бросил. В «Игроке» Полина также становится жертвой одного из тех господ, которые так нравятся женщинам. Де-Грие в какой-то степени проявляет благородство, помогает генералу с долгами, но ясно то, что все это он делает не по большой любви к Полине, а из собственной выгоды. Смерть бабушки и наследство Полины- главная его цель. Как только он видит, что бабушка проигрывает все состояние на рулетке, и ничего ему не достанется, де-Грие просто «умывает руки», но при этом еще считает себя благородным человеком, который помог девушке, даже простил ее долг, закладные на пятьдесят тысяч франков — «собственные» деньги Полины, и считает нужным лично сообщить ей об этом, написав письмо.

Не менее цинична и m-lle Blanche. В самом начале романа Алексея интересует вопрос, что и кто такая m-lle Blanche. Говорят, что « она знатная француженка, имеющая с собой свою мать и колоссальное состояние. Известно также, что она какая-то родственница нашему маркизу».(4/стр.321) За два года, до происходящих событий, Blanche уже проводила сезон в Рулетенбурге. Покинутая любовниками, без денег, она безуспешно пытала судьбу на рулетке. Затем решила очаровать барона, за что, по жалобе баронессы в полицию, была выслана из города. Сейчас же, стремясь стать генеральшей, Бланш должна избегать внимания Вурмергельмов. Так же, как и де-Грие m-lle Blanche, разочаровавшись в получении наследства от бабушки, решает бросить генерала. Blanche не питает никаких чувств к генералу: ее интересуют лишь деньги. После принятия своего решения, Бланш меняется на глазах по отношению к бедному генералу: «она совсем отшвырнула от себя генерала и даже не пускала его к себе на глаза». (4/стр.303) Она прекрасно знала, что генерал действительно в нее влюблен, что ужасно страшно в его годы, но никакие обстоятельства не меняют ее расположения. Даже на вокзале, когда генерал бежит за ней вдогонку, m-lle Blanche делает вид, что не узнает его.

Выигрыш Алексея становится известен сразу всему городу. И не случайно то, что m-lle Blanche становится интересен счастливый обладатель столь крупной суммы. Несмотря ни на что m-lle Blanche не скрывает своих целей, она сразу ставит в известность Алексея, на что и как будут потрачены его деньги в Париже. Бланш — транжира. Поначалу она боится, что будет давать ответ за каждую истраченную копейку, пытается чаще уязвлять Алексея, называя глупым учителем, но когда замечает, что он не только не требует от нее отчета за деньги, не ревнует к ее новым пассиям, а наоборот, сам объясняет ее поступки, Алексей меняется в глазах m-lle Blanche, она становится мягче с ним, внимательней, даже выходит за него замуж. М-lle Blanche все-таки становится генеральшей, в дальнейшем же, после истечения трех обещанных ею недель, Алексею о ней ничего не известно.

6 стр., 2913 слов

Достоевский и Омск

... местах сам-пятнадцать... Во­обще земля благословенная. Надо только уметь ею пользоваться. В Сибири умеют ею пользоваться». Достоевский на каторге. «лоскутные платья». Как и все окружавшие его арестанты, он ... гражданского ведомств арестантов, а равно и бродяг содержать без оков, но с тем, чтобы в случае побега одного арестанта из ка­кого-либо отделения сих последних разрядов, ...

Игрок оказывается “игрушкой в руках судьбы”, но это лишь отчасти результат воздействия на него других, а в большей степени — следствие отказа его самого от волевого воздействия на смысл своей жизни: он соглашается со всеми, принимает условия игры других (Полины, бабушки, Бланш).

Герои Достоевского с самого начала все знают и лишь совершают выбор среди полностью наличного смыслового материала. Но иногда они скрывают от себя то, что они на самом деле уже знают и видят. Наиболее простое выражение этого — двойные мысли, характерные для всех героев Достоевского. Одна мысль — явная, определяющая содержание речи, другая — скрытая, но тем не менее определяющая построение речи, бросающая на него свою тень. См. Бахтин М. Проблемы поэтики Достоевского, М., «Художественная литература», 1972,с.255Алексей так же двойственен: с одной стороны он понимает, что своим поступком губит свою жизнь, это явная мысль, которую он высказывает Астлею, другая- скрытая, поступки, совершаемые им, вера в то, что он все же сможет отыграться и вернуться в прежнюю жизнь.

Концентрирование образов и сюжетных линий в пределах небольшого по объему текста — это, как бы “конспект” будущих романных образов и сюжетных ситуаций писателя. Так, Полина — первая “инфернальница” Достоевского — образ, создающий романные ситуации, развернутые позднее Достоевским в романе “Идиот”, — превращается в конце повести Алексея Ивановича в скромную компаньонку путешествующего английского семейства — сюжетный ряд, в котором данный характер просто художественно не может воплотиться. Полина и мистер Астлей (по типу смысловых отношений героев) — это будущая сюжетная линия “Настасья Филипповна — Мышкин”. Но в целом, мистер Астлей — герой другого романа, не просто deus ex machina, для русского культурного сознания он сопровождается “шлейфом” ассоциаций — от “Векфильдского священника” Голдсмита до положительных героев романов Диккенса.См. http://www.osu.ru/doc/1026/author/1409/lang/0 (Статья Живолупова Н.В. Художественная антропология Ф.М. Достоевского в творчестве А.П. Чехова: любовный конфликт как проблема греха и прощения) Хотя все они как будто только на минуту “заглядывают” в текст повести Алексея Ивановича, этого довольно, чтобы обозначить относительную свободу создаваемых образов от их сюжетной судьбы, возможную, правда, только в пределах собственно авторской игры с формой. Канва сюжетных событий в романе получает целый ряд смысловых преломлений через эти семантически актуальные для Достоевского художественные тексты. Соотношение свободы героя и его судьбы меняется в глазах читателя: то, что герою представляется свободой сиюминутного единичного выбора, для читателя — возможной схемой его романной судьбы. См. Кирпотин В. Мир Достоевского. Статьи. Исследования,- М., 1983,с.301

3 стр., 1196 слов

Достоевский и революция (по роману «бесы»)

... который перед смертью признается, что «совестью я виноват». В целом в романе «Бесы» Достоевский показывает искажение и измельчание идеи освобождения крестьян, изменения общественных отношений вследствие ее ... и вполне укладывались в систему Верховенского: «Мы пустим смуту…» Сам Достоевский пишет: «в моем романе „Бесы“ я попытался изобразить те многоразличные и разнообразные мотивы, по которым ...

ГЛАВА III. РУЛЕТЕНБУРГ. СТИХИЯ ИГРЫ (ПРОСТРАНСТВО, ВРЕМЯ, ЦВЕТОВАЯ ПАЛИТРА)

Роман, по задумке Достоевского должен был именоваться — “Рулетенбург”, т.е. само название этого авантюрного произведения уже говорило само за себя- город рулетки. Но редактор посчитал это название по звучанию не русским, и роман переименовался- “Игрок”. Несмотря на это, действие происходит в вымышленном городе “Рулетенбург”, и Достоевский построил этот город так, будто он сам, своими постройками, сооружениями, парками, вокзалами, и самое главное — игровыми заведениями, манит героев в мир грязной наживы денег. «Это какая-то библейская картина, что-то о Вавилоне, какое-то пророчество из Апокалипсиса, воочию совершающееся» (14/стр.70)

В европейском городе Рулетенбурге Достоевский создает модель мира, архаически связанную с библейским образом рая, который неоднократно иллюстрируется в романе. Ельницкая Л.М. в статье, посвященной анализу хронотопа создания романа «Игрок», пишет: «Рулетенбург оказывается обманной вселенной без Бога, в которой человек освобождается от своего человеческого долга совершать нравственный выбор и нести ответственность за состояние жизни» . Ельницкая Л.М. Хронотоп Рулетенбурга в романе Достоевского «Игрок» // Достоевский и мировая культура. СПб., 2007. Альманах №23,стр.22 Эта мысль современной исследовательницы также об иллюзии рая (где человек полностью полагался на Бога): только место Бога в Рулетенбурге — пусто, мир без Бога оказывается в распоряжении дьявола. Пространство Рулетенбурга организовано концентрически: в центре его находится рулетка, которая воспринимается героями как нечто вожделенное, спасительное и запретное одновременно. Таким образом, рулетка ассоциируется с запретным плодом, вкусив который человек (по уверению дьявола) может стать равным Богу. Очевидна параллель между парком, через который лежит путь на вокзал к рулетке и райским садом. В самом начале своих записок Алексей Иванович передает свой разговор с генералом: «В весьма напыщенной речи, насаживая одну фразу на другую и, наконец, совсем запутавшись, он дал мне понять, чтоб я гулял с детьми где-нибудь, подальше от воксала, в парке» (4/стр.208) Таким образом, очерчивается запретное место — воксал с расположенной в нем рулеткой («А то вы, пожалуй, их в воксал, на рулетку, поведете») и безопасное место — парк, где позволено гулять детям. Тем самым можно провести некую параллель с тем, что самым чистым для Достоевского является еще непорочное существо-ребенок, именно его, именно детей ни в коем случае нельзя подпускать в этот запретный мир, даже прогулка рядом с вокзалом, где начинается грязная суета, уже неприемлема для них. «Рулетенбургобраз мира, в котором рулетка символизирует возможность внезапной перемены судьбы» Родина Т.М. Достоевский: повествование и драма, М., 1984,с. 173. Этот город, с одной стороны, является центром обогащения людей, с другой же- не только разорения, но и духовного опустошения. Рулетка, разместившаяся в вокзале, является сердцем города. Все дороги в Рулетенбурге ведут к вокзалу. В своем дневнике Алексей Иванович неоднократно фиксирует это всеобщее движение к роковому центру: «Все пошли к воксалу» (4/стр. 212); «Сказав это, она кликнула Наденьку и пошла к воксалу, где и присоединилась ко всей нашей компании» (4/стр. 214);«…пойдемте к воксалу…» (4/стр.244). Все герои направляются в сторону вокзала, их как будто притягивает вращающееся колесо рулетки. На первой же странице романа о рулетке как о запретном месте говорит генерал, который пытается взять на себя функции регламентатора действий людей, принадлежащих к его дому. Он сам заявляет об этом, хотя и с оговорками: «…хоть я и не ментор ваш, да и роли такой на себя брать не желаю, но по крайней мере имею право пожелать, чтобы вы, так сказать, меня-то не окомпрометировали…» (4/стр. 209). Образ ложного рая, воплощенного в рулетенбургском парке, усилен постоянным упоминанием каштановой аллеи, которая ведет к вокзалу. Каштаны, в представлении Алексея Ивановича, — обязательный атрибут немецкой буржуазной идиллии, возмущающей его «татарскую породу»: «У каждого эдакого фатера есть семья, и по вечерам все они вслух поучительные книги читают. Над домиком шумят вязы и каштаны. Закат солнца, на крыше аист, и все необыкновенно поэтическое и трогательное…» (4/стр. 225). «Все работают, как волы, и все копят деньги, как жиды» (4/стр. 226). Здесь мы можем опять-таки увидеть критику немецкой буржуазии: несмотря на все поэтическое и трогательное, вокруг одни жиды, которые только и делают, что копят деньги. Идея быстрого обогащения на рулетке, которую игрок пытается противопоставить накопительству, в основе своей содержит тот же идеал — деньги. Поэтому бунт героя оборачивается его порабощением и, в конечном счете, «продажей души». Эти же каштаны сопровождают героя на его пути к мнимому счастью: “До воксала было с полверсты. Путь наш шел по каштановой аллее, до сквера, обойдя который вступали прямо в воксал” (4/стр.259) Достоевский создает в своем романе также некую библейскую параллель. Полина, женщина, которую Алексей страстно и болезненно любит на протяжении всего романа, посылает его на рулетку, т.е. выступает в роли искусительницы, показывая ему дорогу к запретному плоду- рулетке. Деньги она дает ему в саду, где все тихо, спокойно, красиво, но с этой же идеализированной обстановки она посылает его играть в грязное, испорченное место, что является метафорическим аналогом антитезы эдема и ада. Путь же, который совершает Алексей от парка до рулетки, представлен нам как приобретение значения жизненного выбора. Алексей Иванович, искушаемый игрой, погружается в нее уже навсегда. С одной стороны, игру можно воспринять как нечто озорное, веселое, некую забаву, но с другой же-она заключает в себе пропасть, в которую уже навсегда падает человек, такой, как герой Достоевского. Как замечает Каталин Кроо, Достоевский «…уже самим названием своего романа ставит данный мотив (игра) в смысловой фокус» . Кроо К. «Творческое слово» Ф.М. Достоевского — герой, текст, интертекст, СПб., 2005.,с.9

13 стр., 6426 слов

Белые ночи характеристика настеньки. «Белые ночи» характеристика ...

... обижен на Настеньку. Он желает ей счастья. У него была целая минута блаженства.. . “Да разве этого мало хоть бы и на всю ... падение, и духовное возрождение человека всегда интересовали Ф. М. Достоевского. В его произведениях встречается много персонажей, наделенных поистине ... и для остальных героев выбор. Именно этот момент, с моей точки зрения, является самым кульминационным во всём произведении. ...

Повествование в романе ведется от первого лица, т.е. от самого же героя- Алексея. Достоевский тем самым хотел более углубленно раскрыть мир игрока, показать его не глазами очевидцев, людей, может быть, хорошо знавших этот мир, а именно передать все интимные чувства того, кто так отдает себя этому состоянию. Только с оттенком исповедальности, только с помощью переживаний больного, его собственных рассказов и записей в дневниках, можно передать читателю душевное состояние игрока, раскрыть его внутренний мир. Состояние игрока Достоевского сопоставимо с ощущениями Германна из «Пиковой дамы» А.С. Пушкина, который не сразу решился начать играть, приводя доводы рассудка против игры (Ср. у Достоевского: «Как только я вошел в игорную залу (в первый раз в жизни), я некоторое время еще не решался играть» (4/стр. 215). Но затем Германна захватывает игра. Он ставит на карту все: свое положение, репутацию, женщину, честь. Описывая психологию игрока, Достоевский явно идет вслед за Пушкиным, на что сам указывает в письме к Н. Страхову: «Он — игрок, и не простой игрок, так же как скупой рыцарь А.С. Пушкина не простой скупец. Это вовсе не сравнение меня с Пушкиным. Говорю лишь для ясности»(14/стр.225) По замыслу автора, «весь рассказ — рассказ о том, как он третий год играет по игорным городам на рулетке» (14/стр.225) Пространство игорного дома, одно из самых важных в произведении, отмечено нравственной нечистотой. «Во-первых, мне все показалось так грязно — как-то нравственно скверно и грязно», — замечает при своем первом посещении рулетки Алексей Иванович (4/стр.216). Рулетка, по замыслу Достоевского, символизирует ад на земле, где людьми движут нечеловеческие законы: «Но вот что я замечу: что во все последнее время мне как-то ужасно противно было прикидывать поступки и мысли мои к какой бы то ни было нравственной марке. Другое управляло мною…» (4/стр.218) Что именно скрывается за этим «другое»? Видимо, это что-то нереальное, потустороннее, что движет игроком, когда он, переступив один раз порог этого заведения, отдает свою душу дьяволу. Поэтому уже в самом описании рулетки в романе привлекают внимание детали, создающие ощущение атмосферы преисподней, вмешательство нечистой силы: «Сволочь действительно играет очень грязно»; «Колесо обернулось, и вышло тринадцать — я проиграл» (4/стр.218); Колесо завертелось и вышло тринадцать. Проиграли!»(4/стр. 265) Как всегда у Достоевского, числа выполняют символическую функцию, в данном случае указывая на вмешательство потусторонних сил в судьбу героя.

2 стр., 671 слов

Анализ романа Достоевского «Игрок»

... Отзыв о произведении. Роман Федора Михайловича Достоевского «Игрок» повествует о событиях за пределами России. И то, что происходит там в момент игры на рулетке, символизирует зарубежную жизнь ... и влияние других стран на характер русского человека. Понравилось сочинение? А вот еще:

Рулетка- основное место столпотворения всех жителей этого западного города. Только деньги способны вызвать уважение у окружающих в этом городе и только те деньги, которые заработаны на карточном столе. Тот, кто однажды переступил порог этого заведения, никогда уже не сможет считаться здоровым человеком, потому что игра- это болезнь, болезнь неизлечимая, лишь единицы могут выбраться из этого запутанного смертельного круга, а смертелен он потому, что умирает человек не физически, а душевно, что намного сильнее и ужаснее. Рулетка становится для них всем: смыслом жизни, душевным переживанием. На наш взгляд рулетку можно сравнить с “Мертвым домом”, в котором духовно умирает человек. Так например Т.С. Карлова обращается к структурному образу «Мертвого дома»; по ее мнению, метафора «Мертвого дома» несет в себе социально политический и этический подтекст. Карлова уделяет большое внимание особенностям функционирования пространства и времени в произведениях, определяя их как «одновременность разновременного». Она считает, что «о каторжной тюрьме Достоевский писал как об особой физической данности со своими законами времени и пространства» Карлова Т.С. О структурном значении образа «Мертвого дома»// Достоевский. Материалы и исследования, СПб, “Наука”, 1974,с. 136. Тем самым, рулетка является своеобразной каторжной тюрьмой для игрока. Сама каторга в изображении Достоевского является захоронением живых людей. Этот особый мир «мертвой» жизни раскрывался в подчеркнуто строгой, реалистической манере повествования. Характерно то, что все игроки, которые переступили эту запретную черту, не столько больны именно этой жаждой денег (деньги не нужны им для определенной цели) сколько именно самой игрой. Всех игроков в мировой литературе объединяют не какие-то определенные черты характера, возраст, а только одно: горящие бешеные глаза, дрожащие руки, опьянение страстью, страстью к игре. Атмосфера игорного зала пропитана жаждой наживы. Рассказчика поражают «эти жадные и беспокойные лица, которые десятками, даже сотнями обступают игорные столы» (4/стр.216) Пространство вокруг рулетки заполнено толпой, частью которой незаметно для себя становится и Алексей Иванович: «…я и сам был в высшей степени одержан желанием выигрыша…<…> Да и к чему себя обманывать?»(4/стр.216) Игра незаметно для него самого затягивает Алексея Ивановича. Радость выигрыша сменяется горечью проигрыша, затем вновь возникает надежда «отыграться». Жизненная нестабильность вызывает духовную «шатость», которая приводит к болезненному состоянию: «В последнее время, эдак недели две, даже три, я чувствую себя нехорошо: больным, раздражительным, фантастическим и, в иных случаях, теряю совсем над собою волю. <…> Одним словом, это признаки болезни» (4/стр.236) «Еще подходя к игорной зале, за две комнаты, только что я заслышу дзеньканье пересыпающихся денег, — со мною почти делаются судороги» (4/стр.312). Таким образом, вся игра характеризуется состоянием болезни, сумасшествия, одержимости. В описании игры на рулетке мы можем проследить, что она представлена нам как замкнутый круг, «круг ада», выбраться из которого нет сил, воронка, которая поглощает в себя каждого. Жизнь игрока сама становится шариком, который они же ставят на рулетке в надежде на чудо. Это состояние переживает каждый, вступивший в игру: «Бабушка едва сидела на месте, она так и впилась горящими глазами в прыгающий по зазубринам вертящегося колеса шарик. <…> Бабушка из себя выходила, на месте ей не сиделось…» (4/стр.263) Даже семидесятилетняя старуха не в силах устоять, и ее тоже затягивает в круговорот игры. Все находящиеся в пространстве игорного дома по отношению к бабушке располагаются «кругом». «Все наши стеснились тотчас же кругом нее. <…> Кругом говорили и указывали на бабушку». (4стр.266) Центр круга — рулетка- ассоциируется с жертвенником: «По крайней мере, на бабушку смотрели уже как на жертвочку». (4/стр.273)

12 стр., 5705 слов

Федор Михайлович Достоевский

... Достоевского. В 1834 г. он поступил с братом Михаилом в известный пансион Чермака. В пансионе братья особенно увлекались уроками словесности, а дома все время отдавали чтению. Федор Михайлович ... историей литературы. И выйдя в офицеры, Достоевский бредит одной литературой, страстно увлечен ... герой”, напечатанную только в 1857 г. Причиной ареста было так называемое дело Петрашевского. Достоевский ...

Выиграть или проиграть — значение не имеет, главное — красота жеста: уйти ни с чем, но так, чтобы все видели, что вернешься вновь, через день, неделю, месяц, год, когда появятся деньги, но обязательно вернешься. И они возвращаются, вновь проигрывают все — и свое, и чужое.

Некрасиво было то, с каким почтением вся эта сволочь относилась к этому занятию», (4/стр.451)

На второй план отступают все чувства — любви, доброты, сострадания. Можно ли назвать «игроков» животными? Пожалуй, нет. Ведь им и чувство природного самосохранения неведомо, они не боятся ни смерти, ни голода. Это жестокая форма безумства, безжалостного как к окружающим, так и к себе. А, в первую очередь, именно к самому себе, потому что, отдавая себя игре, они уже давно перестают существовать как личность.

21 стр., 10430 слов

Женские образы в романе Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание»

... женщины, Сони. Необходимость веры в бога, в светлые идеалы является главной мыслью романа и причиной, по которой писатель вводит в ткань произведения женский образ и образ ребёнка. Достоевский от лица именно женщины, ... бытия. 1. Женские образы в русской литературе К женщинам в русской литературе всегда было особое отношение, и до определенного времени основное место в ней занимал мужчина - герой, с ...

Однако, нужно заметить, что несмотря на свое безумство, эти «игроки» — люди мыслящие, более того, философствующие и, несмотря на внешне полное отсутствие логики, живущие по четко определенным законам и правилам, которые диктует им воспаленный рассудок, жаждущий остроты ощущений, азарта, крайних форм непонятного нормальному человеку риска, и, конечно же, игры. Рассказывая свою историю Астлею, Алексей не желает выслушивать его нравоучительных речей, он возражает ему : «Да вы себе представить не можете, до какой степени я сам понимаю всю омерзительность теперешнего состояния».(4/стр.255) Главные герои- люди русские. Всепоглощающая страсть этих героев определяется тем, что они оказались изолированными, оторванными от родной земли, им тесно в тех рамках, в которые они попали за границей. Писатель говорит о том, что духовные и душевные законы, по которым живет и развивается Европа, непонятны русскому человеку с его страстью к свободе проявления чувств, с его искренностью. Кроме того, Достоевский подчеркивает, что русский человек не может увлечься чем-либо наполовину, отчасти. Он упивается своей страстью до беспамятства, до безумия и чисто по-русски пытается объяснить себе самому свои деяния — покаяться. Однако за раскаянием вновь следует прежнее поведение, повторение старых ошибок. Страсть начинает довлеть над личностью, игра диктует свою философию, которую «игрок» принимает, становясь игроком-философом. Их можно сравнить с птицами в клетке, которые жили по своему ежедневному обычному режиму, и вдруг, оказались вне своих ежедневных рамок, без запретов, которые были на них наложены. Вылетев в открытое пространство, они теряют себя, проявляют свою слабую волю, не имея возможности и силы вернуться опять в свое теплое гнездо, где было вроде уютно и спокойно.

Подобные образы неоднократно описывались в мировой литературе, многие авторы искали ответ на вопрос «Чем вызвана безумная страсть к игре?» в психологии, мистике, истории… Но лишь в произведениях русских писателей она объясняется особенностью национального характера.

Итак, рулетка — это игра двух цветов: красного и черного. Поэтому игровое пространство окрашено в эти два цвета. «Иной день или иное утро идет, например, так, что красная сменяется черною и обратно, почти без всякого порядка, поминутно, так что больше двух-трех ударов сряду на красную или черную не ложится». (4/стр. 223) .Символика красного и черного цветов полисемантична. Красный — это цвет свежей крови и огня, который, согласно древним верованиям, создал мир и его же разрушит. Красный цвет символизирует жизнь, тепло и рождение, но также и разрушение. Красный обозначает жестокость, жажду крови; это цвет агрессии, опасности; красный цвет связывают со злом. В произведениях Достоевского красный цвет выступает в различных семантических значениях. Как отмечает С.М. Соловьев, «статистика показывает, что красный цвет занимает в спектре Ф.М. Достоевского очень высокое место — 23,8%, т.е. около четверти всех упоминаний цветов». Соловьев С.М. Изобразительные средства в творчестве Ф.М. Достоевского. М., 1979,с.76 Окрашивая пространство рулетки в красный цвет, Ф.М.Достоевский использует негативное значение этого цвета, подчеркивая жаждущую крови атмосферу рулетки. Красный цвет необходим Достоевскому при изображении нарушенных состояний в настроении, психике и в здоровье героев. В свою первую игру Алексей Иванович постоянно ставит на красное: «С каким-то болезненным ощущением я поставил еще пять фридрихсдоров на красную. Вышла красная. Я поставил все десять фридрихсдоров — вышла опять красная. Я поставил опять все за раз, вышла опять красная» (4/стр. 218). Нагнетание красного цвета усиливает «болезненное ощущение», вызывает чувство тревоги: «Мне стало до того невыносимо от какого-то необыкновенного и странного ощущения, что я решился уйти» (4/стр. 218). Эта атмосфера с первой встречи еще отталкивает от себя игроков, здоровых людей, которые еще не заболели этой неизлечимой душевной болезнью, но с другой же -закидывает зерна в их душу, манит их прийти еще раз, испытать то же чувство, которое к их сожалению, не повторится более.

«ничем не интересуются во весь сезон, а только играют

М. Бахтин выразительно формулирует суть общей для всех интуиции. Для него особенность романов Достоевского это — «множественность самостоятельных и неслиянных голосов и сознаний, подлинная полифония полноценных голосов». В произведениях Достоевского, продолжает он, развертывается «не множество характеров и судеб в едином объективном мире в свете единого авторского сознания <…> но именно множественность равноправных сознаний с их мирами…» Герои Достоевского «не только объекты авторского слова, но и субъекты собственного, непосредственно значащего слова». См. Бахтин М. Проблемы поэтики Достоевского, М. “Худ. Лит”, 1972,с. 7, 8

Примечательно также то, что время рулетки летит с невероятной быстротой. «Я думаю, у меня сошлось в руках около четырехсот фридрихсдоров в какие-нибудь пять минут» (4/стр.224). Игровое время психологизировано: то убыстряя свой ритм, то замедляя его, оно передает ощущение времени героем. Вместе с тем создается впечатление вмешательства в жизнь людей потусторонних сил. Наибольшую плотность и катастрофичность приобретает художественное время романа ближе к полуночи. С этим временем суток связаны роковые события в жизни игрока. Самый большой выигрыш игрок сорвал ближе к полуночи. «Стояла на ставке вся моя жизнь!» — вспоминает Алексей Иванович (4/стр.292). «Было четверть одиннадцатого; я вошел в вокзал в такой твердой надежде и в то же время в таком волнении, какого я еще никогда не испытывал. «В игорных залах народу было еще довольно, хотя вдвое меньше утреннего»(4/стр.291-292).

В полночь у игорных столов остаются самые отчаянные игроки, одержимые игрой, которые «…играют с утра до ночи и готовы были бы играть, пожалуй, и всю ночь до рассвета, если бы можно было. И всегда они с досадой расходятся, когда в двенадцать часов закрывают рулетку» (4/стр. 292). Все произошедшее с ним в эту ночь игрок вспоминает как нечто, неподдающееся разумному объяснению: «Действительно, точно судьба толкала меня» (4/стр. 294). Безумную игру Алексея Ивановича пытаются прервать два голоса: один справа, принадлежащий какому-то «франкфуртскому жиду», другой над левым ухом — голос дамы «с каким-то болезненно бледным, усталым лицом» (4/стр. 294). Опять-таки мы можем проследить привычные представления: ангел-хранитель и бес-искуситель меняются местами и действуют заодно. Вся эта роковая игра сопровождается громким говором и смехом, что еще более усиливает впечатление бесовского наваждения.

В начале своего дневника рассказчик часто упоминает события, произошедшие в парке, но чем больше герой втягивается в игру, тем реже он вспоминает о парке. Это пространство перестает существовать для него. Герой, поддавшись искушению, променял эдем на ад рулетки. «Окунувшись» с головой в игру, Алексей Иванович забывает обо всем, даже не в состоянии фиксировать происходящие события. Вернувшись к записям через месяц, герой замечает, что уже наступает осень: «Наступает осень, желтеет лист. Сижу в этом унылом городишке и, вместо того, чтобы обдумать предстоящий шаг, живу под влиянием только что минувших ощущений… недавнего вихря…». (4/стр. 281) Находясь в вокзале рядом с рулеткой, герой не замечает буйства красок лета и, только «очнувшись», отмечает в своем дневнике смену времени года. Это можно сравнить с тем, что в самом начале внутренний мир Алексея окрашен в самые яркие цвета- цвета весны, лета, когда же в душе его наступает холод и вьюга, он даже не замечает, как быстро меняется время года. Свою игру на рулетке игрок считает жизнью. Ему кажется, что, вернувшись на рулетку и отыгравшись, он сможет воскреснуть. «Неужели я не понимаю, что я сам погибший человек! Но почему же я не могу воскреснуть! Да! Стоит только хоть раз в жизни быть расчетливым и терпеливым, и вот и все. Стоит только хоть раз выдержать характер, и я в один час могу всю судьбу изменить!» (4/стр.318)

Последняя глава романа представляет собой сбивчивый рассказ героя о том, как он год и восемь месяцев играл «по игорным городам» на рулетке: «Я <…> поехал тогда в Гомбург, но… я был потом и опять в Рулетенбурге, был и в Спа, был даже в Бадене…». (4/стр. 311) Вся Европа в сознании игрока превращается в один большой игорный дом. В последней главе открывается временная перспектива, будущее, которое фигурирует в тексте, как «завтра»: «Чем могу быть завтра? Я завтра могу из мертвых воскреснуть и вновь начать жизнь!» (4/стр.317) «Воскресение» игрока отодвигается на неопределенное время — «завтра», намечается и место «воскресения» -Швейцария. См. Лаут Р. Философия Достоевского, М., “Академия”,2006,с.128«Впрочем…впрочем, всё это покамест не то: всё это слова, слова, а надо дела! Тут теперь главное Швейцария! Завтра же, о, если б можно было завтра же и отправиться!» (4/стр. 318). Герой сам себя обманывает, отказываясь от мысли окончательного разрыва с Европой и намечая в качестве своего убежища Швейцарию. Нет оснований говорить в данном случае о «романтическом ореоле», которым окружена Швейцария в других текстах Достоевского «Швейцарское воскресение» Меднис Н.Е. Швейцария в художественной системе Достоевского (к проблеме формирования в русской литературе швейцарского интерпретационного кода) // Дискурсивность и художественность, М., 2005,с.109 воспринимается как несбыточная иллюзия героя: «Вновь возродиться, воскреснуть. Надо им доказать…. Пусть знает Полина, что я еще могу быть человеком. Стоит только… теперь уж, впрочем, поздно, но завтра…» (4/стр.317).

«Возродиться и воскреснуть» для героя означает «выдержать характер»: «Стоит только выдержать характер, и я в один час могу всю судьбу изменить!» (4/стр. 318), т.е. опять речь идет не об истинном воскресении, ради чего необходимо «похоронить» прежнюю жизнь и вернуться в Россию, а об иллюзии воскресения, за которое игрок принимает удачу в игре, которая, как ему представляется, вернется к нему в Швейцарии. Если в начале романа герой одержим страстью к женщине, то в конце одержимость игрой затмевает для него все другие жизненные интересы, в том числе и любовь к Полине. Даже деньги теперь значат для него только возможность вновь испытать судьбу на рулетке. «Завтра, завтра все кончится!» — успокаивает себя игрок. Неслучайно герой употребляет слово «завтра» дважды. Завтра — это на следующий день после сегодняшнего, но дважды употребленное это слово обозначает неопределенное будущее. См. Ермилова Г.Г. Тайна князя Мышкина. Иваново, 1993,с.456

умиравшая и не умершая…» (4/стр.250).

Прочитав “ Игрока”, становится интересно — авантюра вторгается в любовь или любовь вторгается в авантюру? У Достоевского стихия авантюрности двупланова: с одной стороны, она также связана с любовью, с другой — дана в чистом виде, через игру. В то же время игра напрямую связана с духовно-эмоциональной сферой человека. Вовлеченность в игру не есть чисто внешнее событие: она предполагает проявление фантазии, памяти, азарта, тщеславия и т. д. Достоевский не раз подчеркивает полное бессилие «математики» вывести определенную последовательность смены счастливых ставок, что входит в более широкий контекст его полемики с рационализацией живой жизни, вплоть до знаменитого: «Но не вы ли говорили мне, что если бы математически доказали вам, что истина вне Христа, то вы бы согласились лучше остаться со Христом, нежели с истиной?» (4/стр.266) У романтиков подобное измерение игры называлось судьбой, роком. У Достоевского это, скорее, анонимная и иррациональная стихия существования, открытость которой демонстрирует игрок. Отсюда образ игрока выступает возможной моделью иррациональности и непостижимой глубины человеческого характера.

Напряжение действия основано, во-первых, на противопоставлении медленному накоплению азарта игры на рулетке быстрого обогащения. Во-вторых, напряжение действия основано также на противопоставлении азарту игры на рулетке азарта страсти, испытываемой Алексеем Ивановичем к Полине. Литературную генеалогию этого сплетения мотивов одержимости страстью к женщине и одержимости жаждой выигрыша можно искать в романах Бальзака. Близость «Игрока» к романам знаменитого французского реалиста сказывается в том, что власть чистогана, бешеная жажда обогащения захватывает здесь, как в романах Бальзака, души, чуждые материального своекорыстия, таких как Алексей Иванович и Полина. Именно тот азарт наживы, который является стержнем романов Бальзака, составляет атмосферу и «Игрока». Герой оказывается втянутым в водоворот этого азарта. Сходство усиливается в особенности тем обстоятельством, что азарт наживы проникает во все другие области жизни человека, переживания, эмоции, всю психику. Он переносит свои темпы, свой лихорадочный ритм на самые отдаленные от экономики душевные области. Даже те переживания, которые не стоят ни в какой прямой или косвенной связи с погоней за деньгами, пронизаны этим ритмом. Больше того, Достоевский, как и Бальзак, показывает, как самый этот ритм бешеного стремления к быстрому, мгновенному обогащению, властно захватывая, как водоворот щепку, всю волю человека, как некий фатум приводит его к поступкам, ставящим на край пропасти: таковы истории Алексея Ивановича, Полины, бабушки. См. Суворов, А. Достоевский и Запад (К 180-летию со дня рождения Ф. М. Достоевского) М., 2001,с. 200-201.

Одной из самых интереснейших сюжетных линий является, безусловно, история любви Алексея Ивановича и Полины, где рельефно выступает тот мотив любви-ненависти, которому суждено играть такую большую роль в философском романе Достоевского. Писателя и здесь привлекают парадоксы человеческих чувств, в первую очередь парадоксы любовной страсти. Достоевский очень тонко раскрывает перед нами интимные любовные переживания. Если чувства игрока открывались для нас с помощью его же воспоминаний, записок в дневниках, то любовные чувства, сама трагедия их любви, остается до самого конца загадкой даже для главного героя. Он в состоянии передать то, что сам переживает, но и это описывается с глубочайшим трудом, порой он не может дать ответ на вопрос, любит он Полину или ненавидит, любит он ее больше игры, или же нет. Ведь в самом начале он идет на этот шаг именно из-за нее, именно для того, чтобы добиться ее расположения, говоря о том, что с деньгами он бы мог стать всем, стать всем для нее, не осознавая того, что искренние чувства не могут быть основаны на деньгах. Тем самым Алексей подсознательно и ее приписывает к этому грязному миру, считая, что и она продажна, а потом удивляется, когда Полина, прочувствовав все это, бросает ему деньги в лицо. Уже в первой главе Алексей так говорит о своих чувствах к Полине : «И еще раз теперь я задаю вопрос: люблю ли я ее? И еще раз не сумею на него ответить, т. е., лучше сказать, я опять, в сотый раз, ответил себе, что я ее ненавижу. Да, она была мне ненавистна. Бывали минуты (а именно, каждый раз при конце наших разговоров), что я отдал бы полжизни, чтоб задушить ее! Клянусь, если б возможно было медленно погрузить в ее грудь острый нож, то я, мне кажется, схватился бы за него с наслаждением. А между тем, клянусь всем, что есть святого, если бы, на Шлангенберге, на модном пуанте, она, действительно, сказала мне: «Бросьтесь вниз!»,то я бы тотчас же бросился, и даже с наслаждением». (4/стр. 237). В свою очередь, обычное отношение возлюбленной героя, Полины, к нему — это беспрерывная язвительная насмешка над ним, беспрестанное третирование его. Сам герой характеризует свое отношение к Полине как «рабство», себя самого называет «рабом». Любовь Алексея Ивановича и Полины — это непрерывная ожесточенная борьба между ними. В этой борьбе ущемленное до крайних пределов чувство собственного «я», ущемленная гордость является доминирующей нотой. С нею срастается, однако, и нечто другое, гораздо более сильное и до конца не определимое: готовность идти на гибель ради любимого существа.

(термин А. А. Григорьева)

Иной тип игрока представлен в лице бабушки, которая, попадая в атмосферу «Рулетенбурга», внезапно открывает в себе безудержную страсть к игре, что подчеркивает стихийность ее нрава. В то же время парадоксом взбалмошной и самодурной старухи остается то, что она, в конечном счете, ко всем относится исключительно по справедливости и с удивительной четкостью расставляет моральные акценты (ценит Алексея Ивановича, Полину, Астлея, отталкивает генерала).

Поступок бабуленьки Тарасевичевой — “безудерж” (используем позднейшее понятие Достоевского) игры на рулетке, когда интенсивность вызова судьбе сметает все привычные нравственные нормы (первые проигранные ею деньги могли пойти на перестройку каменной церкви в подмосковной деревне) — это “пусковой механизм” и скрытая этическая легализация страсти к игре Алексея Ивановича.