Искусство диалога

Контрольная работа

Логикой называется наука о формах и законах правильного мышления. Термин “логика” имеет греческое происхождение. Он происходит от слова “логос” которое означает мысль, речь, разум. Впервые этот термин вводится в научный обиход стоиками во III — II вв. до н. э. Определение “формальная” было дано логике Кантом, поскольку в то время стала возникать содержательная логика, и ее потребовалось отличать от традиционной логики.

Мыслить — значит познавать и выражать многообразие содержания в некотором единстве. Многообразие содержания, как таковое, дается с помощью чувств. Мышление состоит в том, чтобы все многообразие приводить в связанное единство.

Великий немецкий философ И. Кант (1724 — 1804) говорил, что все правила можно разделить на случайные и необходимые. Случайные правила — зависят от конкретных обстоятельств; а необходимые — не зависят. В логике рассматриваются необходимые правила, т.е. правила, которые касаются только формы, а не содержания мышления. Таким образом, в логике рассудок познает форму самого себя. В формальной логике изучается форма мышления как таковая, безотносительно к конкретному содержанию.

Чтобы мышление было правильным оно должно удовлетворять следующим основным требованиям. Оно должно быть определенным, последовательным, доказательным и непротиворечивым. Определенное мышление свободно от всяких неясностей, сбивчивости, двусмысленностей. Последовательное мышление содержит существенные связи между мыслями. В доказательном мышлении не просто высказывается та или иная мысль, но и приводится основание, исходя из которого она должна признаваться истинной. Непротиворечивым мышление будет в том случае, если предмету одновременно и в одном и том же отношении не приписывают противоположные признаки.

С момента своего возникновения логика была самым тесным образом связана с философией. В течение многих веков логика считалась, подобно психологии, одной из «философских наук». И только во второй половине XIX в. формальная — к этому времени уже математическая — логика «отпочковалась», как принято выражаться, от философии. Примерно в это же время от философии отделилась и стала самостоятельной научной дисциплиной психология. Но если отделение психологии было связано, прежде всего, с проникновением в нее опыта и эксперимента и сближением ее с другими эмпирическими науками, то в отделении логики решающую роль сыграло проникновение в нее математических методов и сближение с математикой.

3 стр., 1353 слов

Логика развития лагерной смены 2

... Сбор отряда по утверждению законов лагерной жизни (законы лагеря, дежурство, правила поведения в палатах, правила хранения вещей, вопросы гигиены, использование второй обуви и т.п.) Утверждение названия ...

Математическая логика возникла, в сущности, на стыке двух столь разных наук, как философия, или точнее — философская логика, и математика. И тем не менее, взаимосвязь новой логики с философией не только не оборвалась, но, напротив, парадоксальным образом даже окрепла. Обращение к философии является необходимым условием прояснения логикой своих оснований. С другой стороны, использование в философии понятий, методов и аппарата современной логики, несомненно, способствует более ясному пониманию самих философских понятий, принципов и проблем.

Тесная связь современной логики с математикой придает особую остроту вопросу о взаимных отношениях этих двух наук. Среди многих точек зрения, высказывавшихся по этому поводу, были и две крайних, ведущих, в общем-то, к тому же самому конечному результату — объединению математики и логики в единую научную дисциплину, сведению их в одну науку. Слово «логика» употребляется довольно часто, но в разных значениях.

Нередко говорят о логике событий, логике характера и т.п. В этих случаях имеется в виду определенная последовательность и взаимозависимость событий или поступков, наличие в них некоторой общей линии.

Язык как знаковая система

Язык представляет собой необходимое условие существования абстрактного мышления.

Язык возникает одновременно с сознанием и мышлением. Являясь чувственно воспринимаемой оболочкой мышления, язык обеспечивает мысли человека реальное существование. Вне такой оболочки мысль недоступна для других. Язык — это непосредственная действительность мысли.

Логический анализ мышления всегда имеет форму исследования языка, в котором оно протекает и без которого оно не является возможным. В этом плане логика — наука о мышлении — есть в равной мере и наука о языке.

Мышление и язык — две предполагающие друг друга стороны процессов познания и общения. Язык участвует не только в выражении мысли, но и в самом ее формировании. Нельзя противопоставлять «чистое», внеязыковое мышление и его «вербализацию», последующее выражение в языке.

попытка заставить что-то сделать.

многозначны

В процессе общения всегда предполагается, что в конкретном рассуждении смысл входящих в него слов не меняется. Если мы начали говорить, допустим, о звездах как небесных телах, то, пока мы не оставим эту тему, слово «звезда» должно обозначать именно эти тела, а не звезды на погонах или елочные звезды.

принципом однозначности.

эгоцентрические слова.

ситуативными,

Ситуативные слова

Ведение диалогов

ДИАЛОГ (фр. dialogue, англ. dialog[ue], от греч. dialogos ‘разговор, беседа’; букв. ‘речь через’), процесс общения, обычно языкового, между двумя или более лицами. Более частные значения термина «диалог»: 1) разговор между персонажами пьесы; 2) литературное произведение, написанное в форме беседы между героями (например, диалоги Платона); 3) взаимодействие, направленное на достижение взаимопонимания, особенно в политике (например, диалог между властью и оппозицией).

Диалог часто противопоставляется монологу (греч. ‘речь одного’).

Если диалог — это совместная речевая деятельность двух или более лиц, а также результат такой деятельности, то монолог — это речевое произведение, принадлежащее одному говорящему, а также само его говорение. Тем не менее, монолог, как и всякая речь, предполагает не только говорящего, но и адресата. Специфика монолога состоит лишь в том, что роль говорящего не переходит от одного лица к другому. Монолог поэтому является просто частным случаем диалога, хотя весьма показательно то, что в понятии диалога больше акцентируется деятельность говорения, тогда как в понятии монолога — его результат. В литературоведении популярна традиция, ведущая начало от исследований М.М.Бахтина, согласно которой литературные произведения больших жанров (например, романы), т.е. с формальной точки зрения монологи, являются в глубинном смысле диалогами — диалогами между автором, его героями и читателем. В этом случае в романе как бы одновременно «звучат» голоса нескольких субъектов и возникает эффект диалогичности, или, по Бахтину, «полифонии».

11 стр., 5060 слов

Для чего в языке нужны правила. рассуждение. : Почему необходимо ...

... правильно написанного текста и противится восприятию «абракадабры». Правила орфографии в русском языке ... правила сочинение, есть на этой странице! Сочинение-рассуждение зачем нужны правила орфографии.Проблема орфографической грамотности актуальна в наше время. На письме без знания орфографических правил ... ошибки, ... языке, из которого оно заимствовано. Например, правило «Жи-ши через «И» пиши!» ...

Ошибочно мнение, что термин «диалог» предполагает наличие ровно двух участников (греческий префикс диа- ‘через’ в слове диалог и греческое ди- ‘два’ лишь внешне схожи).

В диалоге может быть любое число участников, поэтому в термине «полилог», который иногда употребляется в значении ‘разговор многих участников’ нет никакой необходимости.

По своему смыслу термин «диалог» близок термину «дискурс», однако традиции употребления этих терминов различны. Содержательно важными отличиями между ними является то, что «диалог» в большей степени подчеркивает интерактивный характер использования языка, тогда как для использования термина «дискурс» важно представление о включенности коммуникации в социальный контекст.

Углубленное лингвистическое изучение диалога началось лишь в последние несколько десятилетий. В течение этого недолгого периода диалог исследовался с нескольких точек зрения. Социологический подход к изучению наиболее нейтрального и наиболее фундаментального вида диалога — бытового разговора — реализовался в направлении, известном как анализ бытового диалога (conversation(al) analysis; другие переводы этого названия — анализ разговора, анализ речевой коммуникации, конверсационный анализ).

В анализе бытового диалога разговор рассматривается в первую очередь не как языковое явление, а как социальное взаимодействие, регулируемое определенными договоренностями между членами общества. Тем не менее результаты, полученные в рамках этого направления, были использованы некоторыми авторами как основа для собственно лингвистического исследования диалога. В когнитивно ориентированной лингвистике возникла также традиция эмпирического изучения бытовых диалогов; это направление ассоциируется с понятием «информационный поток» и исследует процессы вербализации информации в диалоге.

Исследователи предложили подход к структуре диалога, основанный на понятиях речевого акта и иллокутивной силы: в качестве основного сегмента диалога предложили рассматривать минимальные диалогические единицы — группы речевых актов, связанных жесткими иллокутивными отношениями (таких, как вопрос — ответ, приказ — выражение согласия и т.п.).

Весьма продуктивными были исследования коммуникативных неудач в диалоге, параллельно развивавшиеся в России и за рубежом в 1980-х годах. На рубеже 1980-1990-х годов многие положения лингвистической прагматики, в том числе и прагматики диалога, претендовавшие на универсальность, были подвергнуты серьезной критике, которая показала, что закономерности протекания диалога в гораздо большей степени зависят от специфики языков и культур, чем было принято считать в первые десятилетия исследований диалога.

11 стр., 5296 слов

Художественные особенности диалога в пьесе ‘Свадьба Кречинского’ ...

... диалогов в пьесе «Свадьба Кречинского». Объектом изучения работы является пьеса «Свадьба Кречинского», а предметом изучения - диалоги в этом произведении. ... переводы Гегеля и собственные сочинения Сухово-Кобылина. В 1850 году ... диалога в пьесе «Свадьба Кречинского»» - раскрываются особенности диалогов в пьесе «Свадьба Кречинского». В заключении подводятся итоги исследования и формулируются выводы по ...

В русистике диалог активно исследовался в 1970-1980-е годы в рамках проекта Института русского языка по изучению русской разговорной речи.

В значительной мере особняком стоит традиция логического исследования диалога, опирающаяся на развитый формальный аппарат и перекликающаяся с логической теорией аргументации. По мере формирования дискурсивного анализа как устоявшейся научной дисциплины исследования диалога включаются в более широкую орбиту дискурсивных исследований.

По сравнению с монологом любой диалог имеет преимущества и может оттеснить монолог, что наиболее заметно в области педагогики, где многие новшества связаны с постулированием диалога как равноправного метода общения преподавателя и ученика.

формы ведения диалога

  • предмет обсуждения содержит неопределенность, и главная задача состоит в разрешении данной неопределенности;
  • все участники предлагают свои варианты суждения, решения;
  • участники диалога заинтересованы в суждениях другого и демонстрируют открытость мнений;
  • возникает взаимная напряженность мысли, связанная с осмыслением многовариантных суждений и направленная на поиск эффективного решения.

функциям диалога

В диалоге каждый участник выступает как исследователь, взгляд которого обращен «внутрь» и «изнутри наружу». Внутренними предпосылками участников диалога являются понятия «смысл» и «ценность». Знание, которым овладевают участники диалога, предполагает переход от факта к смыслу, от отражения к пониманию.

роль диалога

Правила ведения диалога:

  • при участии в диалоге нужно помнить, что можно говорить на одном языке, не понимая друг друга, а также иметь в виду, что есть люди, с которыми диалог в принципе невозможен в силу некоторых личностных характеристик;
  • противоположную сторону, участвующую в диалоге, следует рассматривать не как противника и не как подобие себе.

Нужно признавать возможность существования иной логики, иного типа мышления и права оппонента придерживаться ей;

  • выдерживание пауз в процессе диалога позволяет найти неожиданный образ, поворот темы;
  • не спорить, не убеждать, не оценивать;
  • создавать меру свободы, исключающую возможность диктата, элементов спора, оценки, убеждения

Теория аргументации

Доказательство выполняет существенную роль в науке, в политике, дипломатии, в судебной практике, в пропаганде. Обоснование, аргументация того или иного положения (тезиса) происходит, когда становятся очевидными его связи с бесспорными положениями. Все выступления, речи, лекции, научные работы ориентированы на обоснованность утверждаемого, на придание убедительности его содержанию. Достичь такого результата стремятся не только значимостью высказываемого и силой аргументов, но и их логической взаимосвязью между собой.

Традиционное использование слова «аргументация» в литературе подразумевает процесс поиска необходимых и достаточных оснований, а также установление таких закономерных связей между этими основаниями, которые дают возможность тезису следовать из них с необходимостью.

4 стр., 1987 слов

«Диалог поколений» по произведению горе от ума

... не вызывают вопросов и противоречивых откликов, можно констатировать неуспех оратора или журналиста. В науке диалогом называют научную дискуссию, прения после представления научного открытия сообществу специалистов. в художественной литературе [Электронный ...

Доказательство и аргументация, по сути, немного различаются, поскольку доказательство имеет четкую структуру, а аргументация структурно расплывчата и по большей мере соответствует самому процессу доказательства.

Основное отличие аргументации состоит в том, что она ориентирована на аргументы, т.е. на поиск веских положений (оснований), а в любом доказательстве всегда присутствует логическая взаимосвязь тезиса, аргументов и демонстрации, а также связь аргументов между собой и связи их с тезисом.

Аргументацию можно рассматривать как главное содержание всей логики и, более того, как теорию вывода логической науки, где вывод является завершающим аргументацию тезисом. Тезис доказательства представляет собой начало аргументации и также ее и завершает. Формулировка тезиса производится до предоставления аргументов, далее следует поиск этих аргументов (непосредственно аргументация).

Затем найденные аргументы логически связываются между собой и с тезисом. Поэтому тезис завершает описанный процесс.

Способ аргументации зависит от характера тезиса. В качестве аргументов могут быть принципиальные положения наук, аксиомы, законы, ранее доказанные положения, самоочевидные факты реальности, совокупность их и пр.

Аргументами могут выступать, например, такие положения, как «презумпция невиновности» в праве или интуитивные принципы взаимоотношений людей, например «человек человеку — друг, брат и товарищ» и т.п. Эти аргументы в их сочетаниях могут быть использованы для обоснования как единичного, так и общего тезиса.

Метод аксиоматизации как вид доказательства распространен в математике и математической логике. Аргументация здесь должна опираться на принятые аксиомы. Критерием правильности построения аксиоматических доказательств служит не действительность, а правила и законы логики.

Аргументация может совершаться по-разному.Так, например, простой называется аргументация непосредственная .

Категорический силлогизм предполагает два аргумента для обоснования истинности тезиса.

Возможна и более сложная по структуре аргументация в виде полисиллогизма как цепь умозаключений, где вывод предшествующего силлогизма становится аргументом для следующего.

Различают также доказательства дедуктивного и индуктивного характера . В науках, работающих с объектами, которые невозможно воспринять непосредственно, распространены дедуктивные доказательства (например, математика, теоретическая физика, философия и пр.).

Науки, имеющие экспериментальный и прикладной характер, часто применяют индуктивные доказательства.

Аргументация как особая интеллектуальная деятельность лежит в основании рационального познания и общения. Развитые формы рациональности демонстрирует научное мышление, которое по своей изначальной природе направлено на поиск оснований и логически безукоризненных следствий из них. Прошедшие строгую проверку аргументационные процедуры в методологии науки возводятся в ранг доказательств, реализующих идеалы ясности, точности, строгости, последовательности, непротиворечивости, и главное — логически принудительной необходимости. Высшие критерии определенности и строгости предъявляются к логическим и математическим доказательствам. В других, менее точных, дисциплинах вырабатываются свои специфические требования к отбору аргументов, определенности понятий и надежности выводов.

8 стр., 3545 слов

Публичная речь: понятие, композиция, аргументация

... по заданной теме, уметь изложить материал, установить контакт со слушателями, отвечать на вопросы, быть готовым ... Публичная речь - монолог по форме, а по существу - диалог. И это создает ... лаконизм, юмор. Публичной речью называют воздействующую, убеждающую речь, которая обращена к широкой ... сочинение». В теории ораторского искусства под композицией речи понимается построение выступления, соотношение его ...

Научные доказательства составляют лишь часть доказательных рассуждений или аргументаций, если иметь в виду обширное поле общественных речевых баталий, политических полемик, дискуссий, споров, диалогов да и просто житейских бесед. Аргументация как интеллектуальная деятельность по поиску оснований и доводов, их анализу и отбору, планомерному рассмотрению альтернативных версий с их проверкой и оценкой логических следствий, с выбором наиболее эффективных решений, а также выявлением наиболее убедительных для адресата средств обоснования, составляет стержень любой информационной работы и пронизывает любые коммуникативные процессы.

Научные разработки проблем аргументации и практических руководств как никогда актуальны сейчас — в период становления особой культуры совместного мышления в условиях наиболее полного раскрытия возможностей индивидуального сознания и мышления. Современное мышление при развитом индивидуализме реализуется в многообразных видах диалога, который становится наиболее эффективной формой речевого и мыслительного взаимодействия при решении проблем. В сфере политики переход от демократии представительства и демократии участия как более высокой организационной системе будет действенным, если участники будут компетентны и логически грамотны в отношении проведения критических дискуссий и разрешения конфликтных вопросов.

Интегративные процессы в науке способствовали возникновению междисциплинарного диалога; благодаря кооперации ученых появляются новые области знания. С развитием междисциплинарных, межкорпоративных, межконфессиональных дискурсов возникает потребность в новой методологии рациональной аргументации, учитывающей все разнообразие культурных, профессиональных и лич-ностных аспектов коммуникации.

Интерес к аргументации проявляют многие дисциплины: философия, этика, психология, юриспруденция, лингвистика, риторика, логика (формальная и практическая), а также такие научные направления, как речевая коммуникация, критическое мышление, анализ дискурса, прагматика и искусственный интеллект.

Аргументация составляет рациональную часть процесса убеждения, которая связана главным образом с логическими и эвристическими способами рассуждений. Но не меньшую роль в убеждении играют психологические, эмоциональные, интенционально-волевые и иные действия, которые принято относить к психологическим и прагматическим факторам. Кроме них заметное влияние на убеждение оказывают нравственные установки личности, ее социальные ориентации, индивидуальные склонности, привычки и т.п.

Аргументация и диалог

Возникновение диалога как формы совместного поиска истины было обязано развитию античной диалектики и риторики. Признанным мастером ведения диалога и даже основоположником этой формы аргументации считается Сократ, который не оставил письменных текстов, но о сущности его метода мы можем судить по сочинениям его великого ученика Платона. Большая часть сочинений Платона, как известно, написана в форме диалогов, в которых выразителем идей автора является Сократ. Сам Сократ вел свои диалоги с добровольными слушателями преимущественно на нравственные и политические темы в устной форме вопросов и ответов. Поэтому его метод часто называют методом вопросов и ответов. Но такой метод отнюдь не сводится к простой постановке вопросов и получению на них однозначных ответов. Для иллюстрации обратимся к простейшему примеру. Является ли обман злом? Многие, на-верное, ответят на этот вопрос утвердительно. Стоит, однако, спросить: представляет ли обман на войне противника зло, как сразу же станет очевидной ошибочность такого ответа. Путем постановки соответствующих вопросов и анализа последующих ответов Сократ шаг за шагом выявлял противоречия во мнениях оппонентов и в конечном итоге приводил их к нахождению истины. Подобный процесс поиска истины путем диалога великий грек сравнивал с искусством повивальной бабки и называл маевтикой, помогающей рождению новой истины.

41 стр., 20357 слов

Диалога возникает не стихийно, а по воле автора, который является ...

... диалога в художественном тексте  Выявить функции и структуру диалога в художественном тексте  Классифицировать различные виды диалогов в художественном тексте  Проанализировать диалоги в художественных текстах. Настоящее исследование проводилось на материале адаптированного русского и англоязычного текста современной зарубежной литературы, ... функции диалога в художественном произведении, который, ...

Некоторые современные авторы характеризуют сократовский диалог как разновидность гипотетико-дедуктивного метода, но такое утверждение обращает внимание только на чисто формальное сходство между ними. Действительно, мнения или предварительные ответы на вопросы можно рассматривать как предположения или гипотезы, из которых можно вывести определенные следствия. Сопоставляя эти следствия с действительным положением вещей, можно придти к правильному ответу. Однако главное достоинство диалога состоит не столько в сопоставлении разных мнений, сколько в правильной постановке последовательных вопросов, ответы на которые, в конце концов, приводят к поиску истины. В принципе гипотетико-дедуктивный метод может применяться и отдельным лицом, в то время диалог предполагает обмен мыслями и общение с другими людьми или аудиторией. На эту сторону диалога обращает особое внимание X.Перельман, подчеркивая, что аргументация предполагает «взаимодействие или «встречу умов». В этом взаимодействии, с одной стороны, выступает воля оратора, который стремится не принудить, а убедить аудиторию, а с другой стороны, готовность последней слушать оратора. Такая добрая взаимная воля должна существовать не только при решении общих, но и частных вопросов.

Поскольку аргументация стремится убедить аудиторию, понимаемую, в широком смысле слова, т.е. не только слушателей, но и читателей и зрителей, в истинности или справедливости решения тех или иных проблем общественно-политической, социально-экономической или культурной жизни, постольку самым важным для оценки ее эффективности является получение согласия аудитории с теми доводами, соображениями, мнениями, короче — аргументами, которые приводятся для обоснования предлагаемых решений. Очевидно, что такое согласие во многом зависит от состава и уровня подготовки аудитории. Если для обсуждения и решения непосредственных практических задач достаточно наличия простого жизненного опыта, то рассмотрение сложных задач государственного управления, перспективной экономической политики, развития культуры и т.п. требуются специальные знания и профессиональная подготовка. Соответственно этому различаются и разные виды и формы диалога.

В области образования и обучения выделяют обычно дидактический диалог, который способствует активизации учащихся, развитию у них самостоятельности мышления. Задавая наводящие вопросы, педагог заставляет учащихся строить предположения и гипотезы, оценивать их правдоподобность и обоснованность, а тем самым целенаправленно искать истину. Дидактический диалог в известной степени сходен с сократическим диалогом, хотя аналогия здесь носит внешний характер, так как цель поиска заранее известна педагогу, который добивается, чтобы учащиеся с помощью наводящих вопросов и ранее полученных знаний пришли к новой истине.

13 стр., 6048 слов

Употребление экспрессивной лексики создает возможность лаконично ...

... 1 «Употребление экспрессивной лексики создает возможность лаконично выразить отношение говорящего к высказываемому». Дитмар Эльяшевич Розенталь Употребление экспрессивной лексики 2 «Сферой употребления вопросительных ... него не может» . Приведите в сочинении два аргумента из прочитанного текста, подтверждающих ... порой необходимо выразить мысль в форме вопроса, утверждения или побуждения. С помощью ...

Поисковый диалог применяется главным образом в научном исследовании для открытия новых научных истин. В этих целях кроме тщательного анализа данных наблюдения и результатов экспериментов широко используются эвристические способы и принципы исследования, о которых говорилось выше. Очевидно, что указанный диалог применяется главным образом в рамках научного коллектива, проводящего определенное исследование. Более широкий характер такой диалог приобретает при обсуждении актуальных и перспективных научных проблем на международных и национальных конгрессах, конференциях и симпозиумах. По своей организационной форме диалоги в науке приобретают характер дискуссий и диспутов, которые нередко сопровождаются резкой полемикой защитников разных программ и точек зрения.

Интеррогативная модель диалога

В последние годы были предприняты попытки по усовершенствованию методов и приемов ведения диалога и рационального рассуждения в целом, основанные на использовании некоторых новейших логико-математических теорий. Наиболее интересной представляется в этой связи интеррогативная модель диалога, опирающаяся на современную логику вопросов (английское слово interrogation вопрос).

В диалогах Сократа, как мы видели, самым ценным является именно умелая постановка вопросов, анализ ответов на которые дает возможность приблизиться к истине. Современная логика вопросов может помочь в рационализации постановки вопросов. По мнению известного финского логика Я.Хинтикки и его соавтора Д.Бачмана, анализ аргументации сводится к тому, чтобы представить всю линию рассуждения в форме явно сформулированных вопросов и ответов, с одной стороны, и умозаключений, полученных на их основе, — с другой .

В интеррогативной модели аргументация или рассуждение рассматривается как своеобразная игра с вопросами и ответами, которая использовалась для тренировки в рассуждениях еще в Академии Платона. Современная модель является гораздо более совершенной, ибо опирается на принципы и методы теории игр Джона фон Неймана и специально созданную логику вопросов. В этой модели новая информация вводится в аргументацию только с помощью интеррогативного хода, т.е. постановки вопроса. Дедукция только помогает преобразовать полученную информацию. Рассматриваемая модель заслуживает внимания по двум причинам. Во-первых, она заставляет думать, прежде всего, о вопросах, с помощью которых можно получить недостающую информацию, а тем самым сужать количество возможных альтернатив. Во-вторых, в процессе диалога необязательно стремиться к опровержению ответа партнера, поскольку существуют другие возможности действия, например, ограничению его утверждений, частичному согласию с ними и т.п.

3 стр., 1421 слов

Искусство отвечать на вопросы

... вопросы. Сложные вопросы можно разбить на два или несколько простых. Сложные вопросы нередко вызывают затруднения у отвечающих, могут запутать их, поэтому в дискуссии, полемике рекомендуется пользоваться простыми вопросами. Например: ... Друзья придерживаются разных взглядов на искусство. Задавая Рубцову вопрос «То есть что остальное-то?» (это простой восполняющий вопрос), Блескин заставляет оппонента ...

Современный контекст понимания места вопросно-ответной процедуры в аргументационной деятельности формируется на пересечении ряда внешне самостоятельных тем:

  • вопросно-ответная процедура как объект теоретического анализа;
  • историко-философский анализ процесса формирования аргументационной практики;
  • современная трактовка вопросно-ответных процедур в контексте теории коммуникации;
  • другие проблемы.

В современных условиях анализ места вопросно-ответной процедуры в коммуникативной деятельности неотделим от исследования особенностей функционирования вопросно-ответных процедур в аргументационных процессах и наоборот.

Разделяя позиции ряда авторов, в частности, А.А.Ивина, надо понимать аргументацию как определенную человеческую деятельность, протекающую внутри конкретного социального контекста. С этой точки зрения оказывается, что аргументация направлена на «убеждение в приемлемости каких-то положений. В числе последних могут быть не только описания реальности, но и оценки, нормы, советы, предостережения, декларации, обещания и т.п.». Вместе с тем представляется, что аргументационный процесс, в первую очередь, через систему вопросно-ответных процедур может быть направлен и на получение знания как такового. В совокупности таких характеристик аргументации, думаю, важно осознавать, что аргументация «вписывается» в контекст коммуникативных действий, что, в свою очередь, очень четко прослеживается Ю.Хабермасом. С его точки зрения, «в процессе аргументации ориентированная на достижение успеха установка соревнующихся сторон во всяком случае принимает коммуникативную форму, в которой иными средствами продолжается действие, ориентированное на достижение взаимопонимания».

При этом под коммуникативными действиями — действия, имеющие интерактивный характер. Хабермас: «Коммуникативными я называю такие интеракции, в которых их участники согласуют и координируют планы своих действий; при этом достигнутое в том или ином случае согласие измеряется интерсубъективным признанием притязаний на значимость».

Трактовка соотношения между коммуникативными действиями и вопросно-ответными процедурами включает в себя, определенный круг в отношениях. Коммуникативные действия в своей существенной части опираются на вопросно-ответные процедуры, реальные или виртуальные, в свою очередь, наличие вопросно-ответной процедуры в дискурсе — свидетельствует о коммуникативном характере самого дискурса. Каждый новый аргумент либо является ответом на заданный вопрос, либо вырастает из стремления снять возможные вопросы у участников коммуникативного процесса. Каждый новый дискурс формируется в кон-тексте с учетом какого-то или каких-то предшествующих дискурсов. Каждая новая фраза, каждое последующее слово могут быть интерпретированы как ответ на вопрос, реальный или реконструируемый, из предшествующего дискурса.

А любой вопрос возникает как результат уже проведенной аналитической работы. С другой стороны, поиск ответов на сформулированные вопросы является важнейшим элементом любой коммуникативной практики, включая научную, обыденную, другие. При этом аргументация как таковая зачастую просто рассматривается как явление коммуникации.

Вопросно-ответные процедуры, представляют собой особый тип и способ рассуждения, который включает в себя в свернутой форме различные классические формы рассуждений. Ярчайшей иллюстрацией этой точки зрения в истории европейской культуры являются диалоги Сократа, сохраненные Платоном и Ксенофонтом. Вместе с тем в рамках вопросно-ответной процедуры возможные выводы из строящихся рассуждений еще не имеют жестко однозначного характера. Вопросно-ответные процедуры намечают пути расширения уже имеющихся результатов, предлагают различные, а не строго однозначные выводы из уже имеющихся посылок. Думаю, что еще одной иллюстрацией этой точки зрения может стать классическая деятельность детектива, например Шерлока Холмса.

Коммуникативные возможности вопросно-ответной процедуры связаны, в первую очередь, с тем, что в вопросе, представленном спрашивающим, с одной стороны, содержится указание на некоторую неопределенность знания и, с другой стороны, потребность в ее устранении. Реализация подобной потребности как раз и происходит в процессе коммуникативных действий, реальных или виртуальных. С другой стороны, вопросно-ответные процедуры фактически присутствуют в явной или неявной форме на любом этапе аргументационной деятельности, ибо, например, аргументатор постоянно формулирует себе мысленные вопросы о том, какой аргументационный путь окажется более эффективным, каким образом можно достичь необходимых результатов и так далее. Множество вопросов аргументатора, реальных или виртуальных, формулируется в зависимости, по крайней мере, от его исходной целевой установки и различных возможностей реципиента.

При этом, например, для понимания особенностей функционирования социальной коммуникации в современном обществе очень важно, уметь анализировать вопросно-ответные процедуры, соединяя между собой различные уровни анализа, включая формально-структурный и интерпретационно-смысловой. Особенности аргументационной деятельности проявляются, в первую очередь, в том, что в процессе аргументации оппоненты и пропоненты решают свои проблемы с помощью аргументов, «принуждение» оформляется в процессе совместной интеллектуальной деятельности, оно не принимает форму физического воздействия. При помощи аргументации «принуждение» передается изнутри, то есть при помощи «рационально мотивированных изменений собственной установки», а не путем внешнего насилия.

Коммуникативные особенности вопросно-ответной процедуры вполне встраиваются как в общую схему анализа коммуникативного действия, так и в аргументационный схематизм. Каждый этап убеждения кого-то в чем-то эксплицитно или имплицитно предполагает серию вопросов о правильности выбранного пути, достоверности аргументов и так далее.

В свою очередь, коммуникативный способ употребления языка связан с тем, что мы говорим «что-нибудь кому-нибудь другому, так что последний понимает то, что говорится». Вне этих элементов коммуникативного употребления языка никакая аргументация невозможна. Если язык употребляется с целью достижения взаимопонимания с другим человеком, то в таком случае возможны, по Хабермасу, три вида отношений: «…выражая свое мнение, говорящий налаживает коммуникацию с другим членом той же языковой общности и говорит ему о чем-то, имеющим место в мире» . На базе таких коммуникативных процессов как раз и формируются условия убеждения кого-то в чем-то. При всем при том в процессах коммуникации участники коммуникации, говоря или понимая что-либо, осуществляют целый ряд речевых действий, ибо коммуникаторы передают мнение, произносят утверждения, дают обещания, отдают приказ, выражают намерения, желания, чувства или настроения.

Однако вопросу, вопросительным формам рассуждения, условно говоря, не очень везет не только в рамках теории коммуникации или теории аргументации. В течение продолжительного времени вопросно-ответные процедуры не рассматривались в качестве объекта теоретического анализа ни в рамках логики, ни в рамках лингвистики, ни в контексте каких-либо иных наук. Между тем, например, логика в качестве теоретического знания в процессе своего формирования как бы включила в себя в снятом виде практику античного вопрошания в целом, сократовского — в частности.

Основания для исключения вопросов из сферы теоретического анализа складывались из ряда позиций, среди которых можно выделить следующие. Вопрос является одной из форм мысли наряду с понятием, суждением, умозаключением. В этом смысле совершенно очевидно, что в качестве формы мысли он должен был бы рассматриваться в рамках логики. Однако, во-первых, сама традиция оформления логики в теоретическую дисциплину была связана с анализом, в первую очередь и преимущественно, утвердительных, декларативных, а не вопросительных форм мысли. Основное свойство утвердительных форм мысли, с точки зрения классической логики, заключается в том, что они могут быть истинными или ложными. В свою очередь, вопросы в рамках классической логической традиции рассматривались в качестве такой формы мысли, которая не может характеризоваться с позиций истины и лжи как центральных логических понятий. Во-вторых, как правило, вопросы рассматривались как такие образования, которые непосредственно связаны с психологическим состоянием субъекта, как-то: его верой, желаниями, убеждениями, что он сможет получить ответ на заданный вопрос. В силу этого теоретическая наука периода классического антипсихологизма и неопозитивизма избегала рассмотрения проблем вопроса как сугубо психологистических проблем.

Изменение отношения к вопросам как объекту теоретического анализа формировалось постепенно. Например, в отечественной логико-методологической литературе конца 40-х годов появляется позиция, в соответствии с которой вопросы должны быть предметом анализа формальной логики. Искусство исследователя в значительной степени состоит в том, чтобы, учитывая конкретные условия обстановки, места и времени, ставить вопросы таким образом, чтобы к ним были применимы законы формальной логики и чтобы ответы на них освещали самые существенные стороны исследуемого предмета.

Однако реальная теоретическая база для исследований в области вопросно-ответных процедур начала формироваться лишь в середине XX века, когда ее проблемами занялись одновременно крупнейшие западные логики, лингвисты, методологи. В их числе такие авторы, как Х.Хиж, Я.Хинтикка, Л.Аквист, С.Гейл, Н.Белнап, С.Бромбергер, М.Крессвелл, другие исследователи. Проблемы вопросно-ответной процедуры анализировались ими в контекстах логико-методологического характера. В этот же период начал развиваться структурный взгляд на взаимоотношение между вопросами и ответами. Однако исследования велись все в тех же контекстах, в частности в рамках построения новой, интеррогативной методологии.

Вместе с тем сами междисциплинарные логико-лингвистические и логико-методологические исследования вопросно-ответной процедуры во многом опирались на тот факт, что все-таки существовала историко-философская и историко-логическая традиция анализа вопросов, правда, не перешедшая на самостоятельный теоретический уровень исследований. Так еще Аристотель выделял вопрос как, фактически, особую форму теоретизирования. Особое место вопросам в процессе познания отводил И.Кант. Все это как раз и создало перспективы для анализа места и роли вопросно-ответной процедуры как в процессах коммуникации, так и в аргументационной деятельности.

Среди методов развития человеческих способностей Кант выделял искусство задавать вопросы и находить на них правильные ответы. «Умение ставить разумные вопросы есть уже важный и необходимый признак ума или проницательности, — писал Кант. — Если вопрос сам по себе бессмыслен и требует бесполезных ответов, то кроме стыда для вопрошающего он имеет иногда еще тот недостаток, что побуждает неосмотрительного слушателя к нелепым ответам и создает смешное зрелище».

Кантовские идеи о месте вопроса и ответа в структуре образования представляют собой особый интерес не только как идеи великого мыслителя, но и как обобщение практики работы педагога, который в течение семи лет работал домашним учителем, а затем сорок один год преподавал в университете. Количество лекционных курсов и предметов, прочитанных Кантом, не может не поражать любого современного педагога. За годы работы в университете Кант прочитал 268 лекционных курсов по 13 предметам. Педагогическая практика как раз и включает в себя, наряду с прочим, две взаимосвязанные сферы деятельности: аргументационную и коммуникативную.

В работах Канта, можно выделить два типа вопросов: глобальные, метафизические и учебные, образовательные. Это разделение существенно, и отношение Канта к этим двум типам вопросов разное. Первые из них должны быть строго ограничены и регламентированы, вторые, базируясь на первых, уже не имеют ограничений и определяются уровнем педагога, его задачами и возможностями ученика. Ограничение бесконечных метафизических вопросов, по Канту, должно подготовить почву для формирования культуры разума. А уже на этой подготовленной базе возможно, как считал Кант, заниматься воспитанием разума по-сократовски. Диалогический способ обучения не только развивает аргументационные способности обеих сторон образовательного процесса, но и в полной мере демонстрирует смелость и демократичность преподавателя, не боящегося провала, риска поражения, который присущ любой аргументационной деятельности .

С точки зрения Канта, сократовским методом можно как доказывать незнание собеседника-оппонента, так и отклонять его возражения. Кант считал, что именно этим методом он построил свою «Критику чистого разума». Этот же метод, с его точки зрения, лежит в основе творческой системы образования. Если последовательно проследить мысль Канта, сравнив ее с движением историко-философского процесса, то окажется, что становление философии, например, в лице кантовской философии и становление личности происходит на базе одних и тех же методов вопросно-ответной процедуры. Непосредственно кантовское отношение к месту вопросно-ответной процедуры в образовательном процессе можно проследить на примере анализа его «Метафизики нравов в двух частях». Именно в этой работе Кант подчеркивает значение диалогического, сократовского способа получения образования и становления мыслителя .

Система образования является наиболее ярким и общезначимым примером, демонстрирующим коммуникативные функции вопросно-ответной процедуры. При этом, говоря о системе образования, имеются в виду не только традиционные значения понятия «система образования» как одного из важнейших общественных и государственных институтов, но и те значения понятия «система образования», которые включают в себя смыслы, связанные с обыденным уровнем, уровнем передачи знаний в областях, условно говоря, самых простых форм труда и так далее. На каждом из этих уровней может проявиться творческое мышление, которое, в частности, фиксируется в системах вопросно-ответной процедуры.

Тексты многих мыслителей посвящены анализу различных проблем логики, однако в контексте вопросно-ответной процедуры предлагаются аналогичные варианты решения проблем понимания и объяснения, творчества и образования. В конечном счете для всех вопросно-ответная процедура оказывается структурой, имеющей как онтологический, бытийный, так и гносеологический характер. И является необходимой структурой подлинно интеллектуальной деятельности, которая, в частности, предполагает различные формы аргументационного процесса.

Коммуникативные возможности вопросно-ответной процедуры непосредственно связаны со структурой вопроса и вопросно-ответной процедуры. В каждом вопросе представлена систематизация достигнутого уровня знания вне зависимости от того, о каком виде знания идет речь — научном, обыденном или каком-нибудь еще. Именно в вопросах реализуются особые коммуникативные цели участников дискурса. Так собственно информационная цель выглядит следующим образом: спрашивающий хочет внести изменения в свою базу знаний, получив от партнера по коммуникации недостающую информацию.

Вместе с тем порядок вопросов, особенно системно представленных, детерминирует ответы. В свою очередь, ответы представляют собой варианты завершенных высказываний. Но в любом случае ответ всегда порождается вопросом и при этом зависит от: целевых, прагматических, коммуникативных, других установок спрашивающего и отвечающего.

Взаимоотношения между вопросом и ответом внутри вопросно-ответной процедуры оказываются несимметричными по разным основаниям. Вопрос всегда задается для того, чтобы соотнести его с ответом. Это происходит даже в случае с риторическими вопросами, ответ в таком случае явным образом может не артикулироваться. Иногда же артикуляция ответа, в случае риторического вопроса, является просто необходимой, как, например, в конкретных ситуациях переговорного процесса. В том же случае, когда речь идет не о риторических вопросах, полученные ответы всегда позволяют реконструировать исходные вопросы.

Внутри системы вопросно-ответной процедуры, реальной или виртуальной, вопрос всегда связан не с ответом, а с некоторым множеством возможных вариантов ответов. Такая несимметричность вопросов и ответов по-разному формировалась и проявлялась в истории культуры. При этом вопрос внутри вопросно-ответной системы всегда выполнял лидирующие функции. Например, в истории философской мысли один и тот же космогонический вопрос соотносился с разными вариантами ответов. Философская мысль по своей внутренней природе аргументативна и в этом смысле демократична.

Соответственно ответ в системе вопросно-ответной процедуры, опять-таки исторически, носил подчиненный, зависимый характер. В тех же сказках и мифах, например, ответ рассматривался как «некое разрешение, внезапное освобождение от оков, которые налагает на вас вопрошающий. Отсюда как результат то, что правильный ответ тотчас же лишает спрашивающего силы». Линия такого соотношения между вопросом и ответом на «сказочном материале» четко прослеживается, что позволяет оценивать социальные институты прошлого. Среди социальных институтов прошлого можно выделить институт власти. В этом контексте, вопросно-ответные процедуры оказываются лишь частным примером, показывающим особенности функционирования системы властных отношений.

В сказках происходит формулирование возможных условий смены существующих властных отношений, точнее изменение субъектов властных отношений. Как уже фактически отмечалось, тот, кто задает «трудные задачи», является носителем (субъектом) власти. Тот же, кто решает «трудные задачи», претендует на власть в соответствии с действующими в тот период социальными нормами, в частности через брак со сказочной царствующей особой.

Властные функции вопросов проявляются и в наше время:

1) в армии как специфическом организме система вопросно-ответной процедуры функционирует таким образом, что прерогативой задавать вопросы пользуется вышестоящий начальник или командир. Это не исключает вместе с тем того, что в определенных условиях подчиненные пользуются правами, зафиксированными в уставах, задавать вопросы;

2) в правовых процедурах следователь, прокурор, адвокат, судья обладают преимущественным правом задавать вопросы подследственному или подсудимому;

3) в социологическом опросе — социолог, интервьюер задает вопросы респонденту;

4) в СМИ — журналист реализует, условно говоря, права 4-й формы власти именно через систему соответствующих вопросов;

5) в обыденных дискурсах, например, в рамках конфликтных ситуаций преимущественно задает вопросы нападающая, атакующая сторона.

Загадки, задаваемые вопросы всегда были важнейшими факторами социального общения, начиная с детского возраста, условно говоря, как индивида, так и общества. Основные функции вопросов, сформировавшиеся еще на заре человеческой цивилизации, сохраняются, как я полагаю, и в современных условиях.

В таком контексте совершенно особым образом выглядит любая предвыборная кампания. Лица, претендующие на высокие посты в рамках конкретных социальных структур, включая высшие посты в государстве, на период предвыборной кампании вынуждены «подчиняться» вопросам избирателей, то есть давать ответы на соответствующие вопросы. Но спрашивающий в рамках предвыборной кампании, в большинстве случаев, как бы не персонифицирован, ибо кандидат на соответствующую должность вынужден отвечать, условно говоря, электорату, а не личности. Тем не менее, именно предвыборная кампания все же задает сам контекст демократических выборов, в рамках которого претендент на власть «испытывается» на прочность вопросами электората. Лишь один раз в течение нескольких последующих лет (в зависимости от закона соответствующей страны) будущее властное, должностное лицо, в соответствии, условно говоря, с правилами игры в демократические выборы, не обладает властной функцией по отношению к электорату. С точностью до наоборот — право задавать вопросы принадлежит электорату, претендент же вынужден отвечать на заданные вопросы. Выразителем этих вопросов становятся конкретные люди, например журналисты. Но электорат как таковой после окончания выборов фактически «замолкает» вплоть до следующих выборов, а у конкретных личностей практически не остается реальных шансов задать вопросы высшему должностному лицу. Конечно, есть разные формы отчетов избранных должностных лиц перед теми людьми, которые их избрали. Но только новая предвыборная кампания задает такие условия состязания за власть, когда электорат может выражать свои «властные функции» вначале через систему «трудных вопросов», а затем — путем непосредственного голосования.

Следовательно, система вопросно-ответной процедуры и способы ее функционирования в обществе являются показателем уровня демократичности развития общества. Такая оценка не случайна, ибо каждый исторический период развития культуры и знания может быть охарактеризован определенным набором вопросов и способов их функционирования в обществе.