Проблемы анализа эпических и драматических произведений

Дипломная работа

В выпускной работе изложены результаты исследования проблем анализа эпических и драматических произведений; влияние этого анализа на восприятие художественных произведений учащимися V- VII класса, ведь «государство с великим будущим, в первую очередь, должно заботиться о том, чтобы его будущее граждане были культурными, образованными и духовно богатыми», а также выдвинуты закономерности стиля эпического произведения.

Актуальность темы.

Актуальность работы объясняется тем, что для нынешнего этапа изучения языка эпических и драматических произведений как явления искусства как раз и характерна нерасчлененность разных по своей природе предметов и задач исследования. Этим, прежде всего, обусловлена острая противоречивость и сложная запутанность выдвигаемых точек зрения и предлагаемых решений. Предметом исследования в выпускной работе является язык художественного произведения в его отношения к специфическому, свойственному только произведениям словесного искусства идейно-образному содержанию. Под анализом произведения в работе имеется в виду семантическая интерпретация художественного произведения, т.е. исследование значений языковых единиц, представляющий собой ту объективную реальность, в которой обнаруживается идейно-образное содержание.

Цели и задачи выпускной работы.

Целью и задачей данного исследования является разработка решении основных проблем анализа эпического и драматического произведения, или иначе разработка закономерностей стиля анализа произведения словесного искусства. Кроме того, выпускная работа ставит целью, во-первых, дать читателю истинные, научные знания о природе словесного искусства; во-вторых, на основе этих знаний научить правильно анализировать художественного произведения на основе школьной программы, и при этом тексты должны анализироваться понятными словами и выражениями для учеников школьников.

Проблема стилистического исследования художественного произведения, цель которого — в анализе формы увидеть полное содержание, справедливо считается одной из сложнейших проблем современной филологии, что обусловлено исключительной сложностью самого объекта исследования, представляющего собой своеобразный сплав языка и искусства, который каждый в отдельности имеет свою собственную природу и исследуются особым циклом дисциплин. Сложность исследования проблемы на современном этапе состоит в том, что здесь, по сути, проходится иметь дело с комплексом проблем, которые относятся к трём смежным сферам научного исследования эстетике слова, стилистике художественного произведения и стилистики языка писателя; для современного этапа изучения этого комплекса проблем характерна нерасчлененность разных по своей природе предметов и задач исследования; основные понятия, без выяснения которых невозможно создание теоретических основ стилистического анализа художественного произведения, остаются в достаточной степени неопределенными.

7 стр., 3095 слов

В чём заключается гибель и спасение таланта художника по повести ...

... плохого в том, что с помощью искусства изображено зло, но человек должен в этом раскаяться и не губить свой талант. Анализ произведения Гоголя «Портрет» показывает, что иконописец, который ... Повесть «Портрет» рассказывает о художнике, продавшем свой дар за деньги, - он продал дьяволу душу. Здесь, если иметь в виду художественные произведения, Гоголь наиболее полно высказал свои взгляды на искусство. ...

Материал выпускной работы.

Материалом выпускное работы является теоретическое положение отечественных и зарубежных лингвистов по данной теме. Также материалом выпускной работы является язык художественного произведения в его отношении к специфическому, свойственному только произведениям словесного искусства идейно-образному содержанию.

По данному исследованию анализу подвергалась следующие произведения: рассказ А.П. Чехова «Человек в футляре», пьеса А.С. Грибоедова «Горе от ума», рассказ И.С. Тургенева «Муму».

Лингвистический метод, применяемый в выпускной работе.

Лингвистическим методом, применяемым в выпускной работе является интерпретации эпических и драматических произведении, комментирование. Этот метод является инструментом высшего системного уровня восприятия художественного произведения, когда воспринимается содержание, складывающееся не только из буквальных значение единиц, но из их смысловых наслоении, возникающих в пределах произведения.

Научная новизна работы.

Научная новизна работы заключается в том, что в анализе формы эпических и драматических произведении можно увидеть полное идейно-образное содержание. Нерешенность проблемы анализа языка таких произведений как явление искусства признавали и признают многие ученые. Кроме того при изучение природы языка эпических и драматических произведении как явления искусства акцент обычно делается на специфику художественной речи как таковой и недооценивалось или игнорировалось самое важное, что определяет природу этого явления, — своеобразное содержание, идейно-образное содержание.

Практическое значение работы.

Исследование закономерности стиля эпических и драматических произведении, умение анализировать эти произведения имеет огромное значение для теории литературы, теории языка, теории художественного перевода, поэтической лексикографии, для практики преподавания литературы в учебных заведениях.

Обсуждение выпускной работы.

Выпускная работа была обсуждена на заседании кафедры «Гуманитарные дисциплины и методика их преподавания» Самаркандского государственного университета имени Алишера Навои 2.05.2011 года и рекомендована к защите.

Структура выпускной работы.

Структура выпускной работы обусловлена поставленной в ней целью. Выпускная работа состоит из Введения, 3-х глав, Заключения и Списка использованной литературы.

Содержание выпускной работы.

Во введении выпускной работы обосновывается актуальность проблемы, формируется цель и задача исследования, новизна, а также возможность практического применения его результатов.

Содержание выпускной работы «Проблемы анализа эпических и драматических произведений» показано на материале трех глав: «Закономерности стиля эпического произведения» — глава первая, «Проблема анализа драматических произведений» — глава вторая и «Влияние анализа на восприятие художественных произведений учащимися V- VII класса» — глава третья.

5 стр., 2259 слов

Кто является мудрым в сказке 12 месяцев. Сказка «двенадцать месяцев» ...

... Практически во всех сказках идет противостояние добра и зла. Произведение «Двенадцать месяцев» не стало исключением. Главные герои сказки – падчерица, ... месяцы подарили сундук с богатыми подарками. Двенадцать месяцев пожелали счастливого пути, и все благополучно выбрались из леса. Сочинение на ... о том, что делает и всегда выбирает самое простое и легкое решение. Солдат. Мудрый и добрый. Профессор, ...

Основные выводы выпускной работы.

В заключение выпускной работы даются основные выводы.

Глава первая. Закономерности стиля эпического произведения

В лирическом произведении повествование ведется только от лица автора, и отношение автора к факту объективной действительности, послужившему поводом для создания произведения является единственным стилеобразующим началом, источником цельности и единства.

Специфика эпического произведения состоит, прежде всего в том, что отношение автора к факту объективной действительности выражено не только прямо, в авторской речи, но и опосредованно, путем изображения строя мысли и чувства персонажей, то есть состояния его сознания, изображения того, как факт объективной действительности, послуживший поводом для написания произведения, отразился в их сознании.

В этом случае в литературно-художественном произведении, помимо основного стилеобразующего фактора — авторского отношения к изображаемому факту, действуют еще и факторы дополнительные, обладающие определенной автономией по отношению к фактору основному и обусловленные своеобразием личности воспроизводимых автором персонажей. Это значит, что употребление языковых средств, их особая упорядоченность в пределах данного произведения определяется не только авторским отношением, но и личностью персонажей — строем их мысли и чувства, принадлежностью к определенной культурной, профессиональной или территориальной среде. Об этой особенности литературно-художественного произведения В.Г. Белинский писал: здесь «нет ни одного слова, строгой и непреложной необходимости которого нельзя было б доказать из самой сущности идеи и действительности характеров», имея в виду под «сущностью идеи» — авторское отношение к изображаемому факту.

Следовательно, для содержания эпического произведения непременными, закономерными являются следующие моменты: факт (явление) объективной действительности; отношение к этому факту (явлению) автора — а) выраженное непосредственно от лица самого автора; б) выраженное путем воспроизведения строя мысли и чувства персонажей.

Авторское отношение, выраженное путем воспроизведения образов персонажей,- это изображение того, как факт, явление объективной действительности отражается в сознании персонажей, в строе их мысли и чувства. Проявляется это в форме противоречия между фактом объективной действительности и его отражением в сознании персонажей. Обусловлено же оно тем, что человеку свойственна способность сознательного, сущностного отражения объективной действительности. Из этой способности возникает несоответствие или, иначе, противоречие между объективной действительностью и тем, как она отражается в сознании человека.

Содержание эпического произведения представляет собой систему художественных образов, различающихся по характеру и степени участия в построении целого. В этой системе образ подвижного персонажа, поскольку он является носителем неосознанного, разрешаемого в пределах данного произведения противоречия, играет более существенную роль, чем образ персонажа статичного. Как отмечалось выше, функция образа статичного персонажа заключается в том, что он служит фоном, на котором осознаются, с помощью которого подчеркиваются изменения в строе мысли и чувства подвижного персонажа. Определяющая же роль в системе художественных образов принадлежит образу автора, поскольку этот образ представляет собой строй мысли и чувства, который отражает глубинные, существенные связи изображаемого явления объективной действительности. И только на основе такого отражения возможно рождение стиля художественной произведения — речевой системы, которая характеризуется глубинными связями и отношениями составляющих ее языковых средств.

5 стр., 2381 слов

Основная главная мысль произведения Ночь перед Рождеством Гоголя

... в сказочной форме. Произведение получилось очень интересным, ярким, и богатым на неожиданные сюжетные повороты и события. 5 класс Чему учит повесть Гоголя — Ночь перед Рождеством Великий Гоголь опубликовал свою повесть «Ночь перед Рождеством» в 1832 ...

Следовательно, непременными, закономерными в области содержания эпического произведения являются следующие моменты: факт (явление) объективной действительности; отношение автора к этому факту с позиции идеала, выраженное непосредственно от лица самого автора или выраженное опосредованно, через строй мысли и чувств персонажей и включающее следующие моменты: строй мысли и чувства статичного персонажа (или персонажей); исходный строй мысли и чувства подвижного персонажа (или персонажей); основные моменты в развитии строя мысли и чувства подвижного персонажа; завершающий строй мысли и чувства подвижного персонажа; противоречие между фактом объективной действительности и его отражением в сознании персонажа; соотнесенность строя мысли и чувства подвижного и статичного персонажей; соотнесенность строя мысли и чувства автора и воспроизводимых им персонажей.

Закономерности в области содержания эпического произведения материализуются в особой, свойственной только данному произведению упорядоченности языковых средств, в их соотнесенности. Известно высказывание Л. Толстого о художественном произведении как о собрании мыслей, сцепленных между собою, для выражения себя» и только в этом сцеплении существующих. «…Для критики искусства, — утверждал Л. Толстой, — нужны люди, которые бы показали бессмыслицу отыскания мыслей в художественном произведении и постоянно руководили бы читателем в том бесконечном лабиринте сцеплении, в котором и состоит сущность искусства…»

Особая, свойственная только данному литературно -художественному произведению упорядоченность языковых средств, именуемая стилем художественного произведения, является материальной формой этого бесконечного сцепления мыслей, только в этой соотнесенности и обнаруживающих себя. И только на основе знания закономерностей, определяющих эту упорядоченность, возможно познать смысл литературно — художественного произведения во всей его глубине, сложности и самобытности.

Для стилистической системы эпического произведения непременным, закономерным является следующее: употребление языковых средств называющих факт, явление объективной действительности, послужившее поводом для создания произведения; соотнесенность языковых средств, называющих этот факт (явление) с языковыми средствами в последующем тексте; сквозной, повторяющийся элемент (или элементы), обозначающий основные моменты развития авторской мысли; языковые средства, выражающие исходный строй мысли и чувства подвижного персонажа; сквозной элемент, обозначающий основные моменты развития строя мысли и чувства подвижного персонажа; языковые средства, выражающие строй мысли и чувства подвижного персонажа в завершающей части произведения; соотнесенность языковых средств, при помощи которых сопоставляется строй мысли и чувства подвижного и статичного персонажей; соотнесенность языковых средств, при помощи которых сопоставляется строй мысли чувства автора и воспроизводимых им персонажей; языковые средства, при помощи которых выражается представление автора и персонажей об идеале.

16 стр., 7938 слов

Беликов в рассказе человек в футляре (образ и характеристика) 9 класс

... собирательный образ. В 1939 году на студии «Беларусьфильм» вышел фильм «Человек в футляре» режиссера Исидора Анненского. Роль Беликова там исполнил актер Николай Хмелев. Рассказ «Человек в футляре» Беликов — ... Чехов Антон Чехов написал рассказ «Человек в футляре» в 1898 году, и в том же году текст опубликовали в литературно-политическом журнале «Русская мысль». Рассказ стал первой частью серии ...

Процедура анализа стиля эпического произведения сводится к определению этих непременных, закономерных компонентов стиля, являющихся материальной формой идейно-образного содержания. Примером может служить рассказ А.П. Чехова « Человек в футляре ».

«Человек в футляре» А.П. Чехова. В школьных учебниках по литературе при изучении рассказа «Человек в футляре» акцент обычно делается на образе Беликова. Между тем, уже в первых откликах на это произведение А.П. Чехова подчеркивалась важность для понимания идейно-образного содержания рассказа того, как изображена здесь среда, окружающая Беликова. Вот что писал по этому поводу рецензент в 1898 г.: «Беликов — это общественная сила, страшная своей неуязвимостью, потому что она нечувствительна, недоступна человеческим интересам, страстям, желаниям….Вся сила Беликова в окружающей среде, в слабости ее, в расплывчатости нравственных и всяких других устоев, в бессознательной подлости, составляющей общественную основу той жизни, где процветают Беликовы…».

То значение, которое А.П. Чехов придавал в рассматриваемо произведении изображению среды, нашло выражение в выборе формы рассказа. «Человек в футляре» — это сказ в рассказе, то есть субъектом повествования здесь является не только автор, но и рассказчик-персонаж, учитель гимназии Буркин. Выбор такой формы повествования означает, что предметом художественного изображения в данном произведении служит не только Беликов, образ которого воспроизводится в рассказе Буркина, но и сам рассказчик-персонаж Буркин, строй его мысли и чувств, противоречие между фактами объективной действительности, о которых Буркин ведет рассказ, и тем, как эти факты отражаются в его рассказе, в его сознании.

Речь автора, занимающая в произведении, в сравнении с рассказом Буркина, немного места (три небольших абзаца в начале и два — в конце), выполняет следующую роль. Во-первых, в ней выражен авторский идеал: «Когда в лунную ночь видишь широкую сельскую улицу с ее избами, стогами, уснувшими ивами, то на душе становится тихо; в этом своем покое, укрывшись в ночных тенях от трудов, забот и горя, она кротки, печальна, прекрасна, и кажется, что и звезды смотрят на нее ласково и с умилением и что зла уже нет на земле и все благополучно». Авторское представление о должном и желаемом выражено здесь формулой: «…и кажется… что зла (то есть всего дурного, плохого, вредного) уже нет на земле и все благополучно» (то есть все хорошо, все в порядке).

1 стр., 481 слов

Уважай мысли и чувства братьев своих

... есть своя цель, но на пути к этой цели нужно придерживаться простых и понятных истин добра и милосердия, любви и взаимопонимания. ` Уважай мысли и чувства братьев своих Популярные сочинения Главным героем в произведении ... себе, но и ценить других людей. Все мы живые люди со своими чувствами и мыслями, и у всех должно быть право быть любимыми и проявлять любовь к близким людям. Каждому человеку нужно ...

Во-вторых, в авторской речи выражено противоречие объективной действительности, которое соотносится и отрицает авторское представление о должном и желаемом — о том, что «зла уже нет на земле и все благополучно»: «Рассказывали разные истории. Между прочим, говорили о том, что жена старосты Мавра, женщина здоровая и неглупая, во всю жизнь нигде не была дальше родного села, никогда не видела ни города, ни железной дороги, а в последние десять лет все сидела за печью и только по ночам выходила на улицу». Противоречие, выраженное в этом высказывании, заключается в том, что «Мавра, женщина здоровая и неглупая…», ведет образ жизни, который не отвечает ее физическим и интеллектуальным данным, не соответствует назначению человека.

Наконец, в авторской речи намечено различие между Буркиным и Иваном Ивановичем Чимшой -Гималайским — двумя охотниками, с описания которых начинается рассказ «Человек в футляре». Автор рассказа противопоставляет их по нескольким признакам. По профессии: Буркин — учитель гимназии, Иван Иванович — ветеринарный врач; по внешности: «Иван Иванович, высокий худощавый старик с длинными усами…», Буркин же — «человек небольшого роста, толстый, совершенно лысый, с черной бородой, чуть не по пояс…»; по местоположению в начале рассказа: «Иван Иванович… сидел снаружи у входа (в сарай) и курил трубку; его освещала луна. Буркин лежал внутри на сене, и его не было видно в потемках»; по цели приезда на охоту: Иван Иванович «..-жил около города на конском заводе и приехал теперь на охоту, чтобы подышать чистым воздухом. Учитель же гимназии Буркин каждое лето гостил у графов П. и в этой местности давно был своим человеком».

Далее. В авторском повествовании речь идет о том, что оба персонажа — и Буркин и Иван Иванович осознают как факт, свойственный окружающей действительности, тот образ жизни, который ведет Мавра, жена старосты. Этот факт — образ жизни Мавры — служит поводом для рассказа Буркина о Беликове. Иван Иванович выполняет роль слушателя этого рассказа, изредка высказывающего краткие реплики-комментарии. В заключительной части произведения он выражает свое отношение к истории Беликова, рассказанной Буркиным.

Если в авторской речи Буркин и Иван Иванович противопоставляются по внешним признакам, то из рассказа Буркина о Беликове и комментариев Ивана Ивановича к этому рассказу становится очевидным наиболее важное для понимания идейно-образного содержания всего произведения противопоставление этих персонажей — по строю их мысли и чувства, по тому, как свойственное объективной действительности противоречие — образ жизни Мавры и Беликова — отражаются в их сознании.

В первом же высказывании-комментарии Ивана Ивановича к рассказу Буркина намечается отличие в его строе мысли и чувств от строя мысли и чувств рассказчика. Буркин говорит о Беликове: «Мы, учителя боялись его. И даже директор боялся. Вот подите же, наши учителя народ все мыслящий, глубоко порядочный, воспитанный на Тургеневе и Щедрине, однако же этот человечек, ходивший всегда в калошах и с зонтиком, держал в руках всю гимназию целых пятнадцать лет! Да что гимназию? Весь город!».

13 стр., 6458 слов

Человек и среда в рассказе А. П. Чехова «Ионыч»

... веет добротой, чувствуется, что автор любит персонажей, которых изображает. Однако в жизни […] Духовное перерождение человека в рассказах Чехова Чехов – мастер короткого рассказа, и предметом исследования в них чаще ... в жизни не остается, как только есть, пить, копить деньги. Та же тема – стремление человека к сытости, покою и благополучию – звучит в рассказе «Крыжовник». Его герой, Николай Иванович ...

Иван Иванович комментирует это высказывание Буркина так: «Да. Мыслящие, порядочные, читают и Щедрина, и Тургенева, разных там Боклей и, прочее, а вот подчинились же, терпели… То-то вот оно и есть». Фразеологическое выражение «То-то вот оно и есть» повторяется в последующих высказываниях Ивана Ивановича еще дважды и на этом основании можно утверждать, что оно является сквозным, повторяющимся элементом его речи, который обозначает наиболее важные моменты в развитии строя мысли и чувства этого персонажа. В общенародном употреблении этот фразеологизм используется для выражения укоризненного указания на сделанный вывод. В высказываниях Ивана Ивановича фразеологизм «То-то вот оно и есть», сохраняя свой общенародный смысл, служит средством, подчеркивающим наиболее важные положения рассказа Буркина и указывающим на неточность сделанных рассказчиком выводов. Иными словами — указывающим на противоречие между явлением объективной действительности, о котором идет речь в рассказе Буркина, и тем, как это явление толкуется рассказчиком. По словам Буркина, учителя боялись Беликова, то есть опасались, ожидая от него чего-то неприятного. Отличие точки, зрения Ивана Ивановича находит выражение в выборе для обозначения состояния учителей не глагола «боялись», а глаголов «подчинились» (то есть пришли в повиновение, поступали сообразно требованиям Беликова), «терпели» (то есть не противодействуя, не жалуясь, безропотно сносили то, что вносил в жизнь гимназии Беликов) — глаголов, которые более точно, более определенно называют отношение учителей к Беликову.

Следующее употребление фразеологизма «То-то вот оно и есть» — в реплике-комментарии Ивана Ивановича к высказыванию, заключающему рассказ Буркина о похоронах Беликова: «Признаюсь, хоронить таких людей, как Беликов, это большое удовольствие. Когда мы возвращались с кладбища, то у нас были скромные, постные физиономии; никому не хотелось обнаружить этого чувства удовольствия, — чувства, похожего на то, какое мы испытывали давно-давно, еще в детстве, когда старшие уезжали из дому, и мы бегали по саду час-другой, наслаждаясь полной свободой. Ах, свобода, свобода! Даже намек, даже слабая надежда на ее возможность дает душе крылья, не правда ли?

Вернулись мы с кладбища в добром расположении. Но прошло не больше недели, и жизнь потекла по-прежнему, такая же суровая, утомительная, бестолковая жизнь, не запрещенная циркулярно, но и не разрешенная вполне; И в самом деле, Беликова похоронили, а сколько их еще будет!

  • То-то вот оно и есть, — сказал Иван Иванович и закурил трубку.
  • Сколько их еще будет! — повторил Буркин».
  • Как и в предшествующем употреблении, фразеологизм «То-то вот оно и есть» в реплике Ивана Ивановича подчеркивает важность высказанного Буркиным положения и вместе с тем указывает на его неточность — на противоречие между явлением объективной действительности, о котором шла, речь в рассказе Буркина, и тем, как это явление толкуется рассказчиком. Это противоречие обнаруживается в следующем: для Буркина свобода — идеал, о котором он мечтает («Ах, свобода, свобода! Даже намек, даже слабая надежда на ее возможность дает душе крылья, не правда ли?»).

    3 стр., 1218 слов

    Беликов в рассказе Человек в футляре (Образ и характеристика) 9 класс

    ... посмеявшись над ним и над собой, сломать и выбросить свой «футляр» навсегда. 9 класс ` Беликов в рассказе Человек в футляре Популярные сочинения Василий Вожеватов — один из героев пьесы Островского «Бесприданница». Он ... не живет ли в футляре он сам. Ведь все то, что Чехов собрал в утрированном образе Беликова, по отдельности можно обнаружить в каждом из нас. Главное, увидев в себе малейшие признаки ...

    Причину ограничения свободы он видит в таких людях, как Беликов, который, по словам, Буркина, «…на педагогических советах… просто угнетал нас своей осторожностью,…давил нас всех…, этот человек держал в руках всю гимназию целых пятнадцать лет! Да что гимназию? Весь город!». В заключении же своего рассказа Буркин говорит о том, что после смерти Беликова «…прошло не больше недели, и жизнь потекла по-прежнему, такая же суровая, утомительная, бестолковая жизнь, не запрещенная циркулярно, и не разрешенная вполне не стало лучше». То есть выходит, что дело не в личности Беликова, что есть какие-то другие факторы, которые определяют атмосферу в гимназии, где работал Беликов, в городе, где он жил.

  • Иван Иванович, выслушав рассказ Буркина о Беликове, приходит к более радикальным выводам. Отличие в его строе мысли и чувства от строя мысли и чувства Буркина обнаруживается, в частности, в толковании понятий «футляр», «человек в футляре».
  • В представлении Буркина, Беликов принадлежит к числу «людей, одиноких по натуре, которые, как рак-отшельник или улитка, стараются уйти в свою скорлупу…», у которых наблюдается «постоянное и непреодолимое стремление окружить себя оболочкой, создать себе, так сказать, футляр, который бы уединил его, защитил бы от внешних влияний». То есть «футляр» в толковании Буркина — это средство защиты одинокого по натуре человека от окружающей действительности, от внешних влияний. А «человек в футляре» в представлении ГБуркина — это образ жизни Беликова и ему подобных, одиноких по складу характера людей, то есть образ жизни, обусловленный естественными причинами (ср.: «…и было видно, что многолюдная гимназий в которую он шел, была страшна, противна всему существу его и что идти рядом со мной ему, человеку по натуре одинокому, было тяжко»; «И этот учитель греческого языка, этот человек в футляре, можете себе представить едва не женился»
  • В заключительной части рассказа слово «футляр» употребляется в речи Ивана Ивановича: «А разве то, что мы живем в городе, в тесноте, пишем ненужные бумаги, играем в винт — разве это не футляр? А то, что мы проводим всю жизнь среди бездельников, сутяг, глупых праздных женщин, говорим и слушаем разный вздор — разве это не футляр?» В толковании Ивана Ивановича «футляр» имеет иной смысл, чем у Буркина. «Футляр» — здесь условия жизни, в которых свобода людей ограничена, при которых люди вынуждены делать то, что противоречит их признанию и назначению.
  • Весьма важно для понимания идейно-образного содержания рассказа обратить внимание на то, что вслед за цитированным высказыванием Ивана Ивановича следует авторский текст, возвращающий читателя к тому факту, который послужил поводом для рассказа о Беликове — образу жизни жены старосты Мавры: «Оба пошли в сарай и легли на сене. И оба уже укрылись и задремали, как вдруг послышались легкие шаги: туп-туп… Кто-то ходил недалеко от сарая; пройдет немного и остановится, а через минуту опять: туп, туп… Собаки заворчали.
  • — Это Мавра ходит, — сказал Буркин».
  • И далее следует заключительное, очень важное для понимания идейно-образно го содержания рассказа высказывание Ивана Ивановича, в котором местоимение «ты» приобретает обобщенно-личное значение, обозначая не конкретное лицо, а всякого вообще человека: «Видеть и слышать, как лгут, — проговорил Иван Иванович, поворачиваясь на другой бок, — и тебя же называют дураком за то, что ты терпишь эту ложь; сносить обиды, унижения, не сметь открыто заявить, что ты на стороне честных, свободных людей, и самому лгать, улыбаться, и все это из-за куска хлеба, из-за теплого угла, из-за какого-то чинишка, которому грош цена, — нет, больше жить так невозможно!
  • — Ну, уж это вы из другой оперы, Иван Иванович, — сказал учитель.
  • — Давайте спать.
  • И минут через десять Буркин уже спил. А Иван Иванович все ворочался с боку на бок и вздыхал, а потом встал, опять вышел наружу и, севши у дверей, закурил трубочку».
  • В этом, заключающем рассказ, тексте, обращают на себя внимание следующие моменты: во-первых, автор противопоставляет своих персонажей (Буркина и Ивана Ивановича) еще но одному признаку — по их реакции на историю Марии и Беликова: Буркин «минут через десять… уже спал. А Иван Иванович все ворочался с боку на бок и вздыхал, а потом встал, опять вышел наружу, и, севши у дверей, закурил трубочку»; во-вторых, здесь определеннее обнаруживается разность выводов, к которым приходят Буркин и Иван Иванович после рассказа о Беликове, то есть обнаруживается определенное различие в миропонимании каждого из этих персонажей. Реплика Буркина: «Ну, это вы из другой оперы, Иван Иванович» означает, что, по его мнению, обобщающее высказывание собеседника совершенно не относится к делу, к теме данного разговора. Наконец, в-третьих, из высказывания Ивана Ивановича следует, что в его понимании словосочетание «человек в футляре» относится не к одному только Беликову, а ко всякому, кто живет в обществе, о котором идет речь в рассказе. В представлении Ивана Ивановича, «человек в футляре» — это образ жизни, при котором человек лишен свободы; образ жизни, обусловленный не естественными причинами (явлениями атавизма, складом характера), а причинами социальными.
  • Мысль о том, что вынесенная в название рассказа формула «человек в футляре» относится не к одному Беликову, а ко всякому, кто принадлежит к общественной среде, породившей Беликова, что эта формула означает образ жизни, при котором человек лишен свободы, то есть возможности проявления своей воли, что такой образ жизни обусловлен причинами социального, а не естественного характера, является главной мыслью рассматриваемого произведения.
  • Она составляет скрытое от поверхностного наблюдения содержание и подтверждается всем строем рассказа.
  • Закономерностью содержания произведения словесного искусства является то, что все персонажи сопоставляются в одном каком-то, самом существенном для данного произведения отношении. В рассказе «Человек в футляре» — это отношение к свободе как возможности проявления человеком своей воли.
  • Отношение Буркина к свободе выражено в высказывании, которое цитировалось выше: «Ах, свобода, свобода! Даже намек, даже слабая надежда на ее возможность дает душе крылья, не правда ли?». Из этого высказывания следует, что для Буркина свобода — идеал, о котором он мечтает. Отношение его к свободе можно определить как мечтательное. Причину ограничения свободы Буркин видит в таких людях, как Беликов. В этом обнаруживается то неосознанное противоречие, которое свойственно сознанию Буркина. Выше цитировалось высказывание, в котором это противоречие проявляется — Беликов умер, а жизнь в городе потекла по-прежнему, не стало лучше.
  • Неосознанное Буркиным противоречие в строе его мысли и чувств -обнаруживается также в том, как он объясняет атмосферу страха, которая господствовала в гимназии и в городе. По его словам, эту атмосферу создавал Беликов: «Мы, учителя, боялись его. И даже директор боялся….Под влиянием таких людей, как Беликов, за последние десять-пятнадцать лет в нашем городе стали бояться всего. Боятся громко говорить, посылать письма, знакомиться, читать книги, боятся помогать бедным, учить грамоте».
  • Далее, однако, в рассказе Буркина речь идет о том, что сам Беликов тоже жил в страхе. И в речи Беликова и в пересказе его мыслей часто употребляется формула «как бы чего не вышло», в которой находит выражение самое существенное в строе мысли и чувства этого персонажа, в состоянии его сознания — состояние страха.
  • В тексте рассказа разъясняется, что было источником страха для самого Беликова: «Постное есть вредно, а скоромное нельзя, так как, пожалуй, скажут, что Беликов не исполняет постов… Женской прислуги он не держал из страха, чтобы о нем не думали дурно». Глагол-сказуемое в этих высказываниях называет такое действие, которое выполняется неизвестным и неопределенным активным деятелем.
  • В заключительной части рассказа Буркина о Беликове, где речь идет о том, как Коваленко спустил того с лестницы, выясняется, кто этот неизвестный до определенного времени деятель, внушающий чувство страха самому Беликову: «Но как раз в то время, когда он катился по лестнице, вошла Варенька и с нею две дамы; они стояли внизу и глядели — и для Беликова это было ужаснее всего. Лучше бы, кажется, сломать шею, обе ноги, чем стать посмешищем: ведь теперь узнает весь город, дойдет до директора, попечителя, — ах, как бы чего не вышло! — нарисуют новую карикатуру, и кончится все это тем, что прикажут подать в отставку…»
  • В этом высказывании раскрывается смысл формулы «как бы чего не вышло», то есть разъясняется то, чего боится Беликов и называется тот активный деятель, который для Беликова является источником страха. Страх Беликова — это страх перед возможностью быть отправленным в отставку, уволенным со службы, а под словами «скажут», «подумают», «прикажут» имеются в виду те, кому принадлежит власть, от кого зависит его, Беликова служебное положение.
  • Мечтательное отношение Буркина к свободе проявляется в том, что он, хотя и относит себя к «мыслящим, глубоко порядочным, воспитанным на Тургеневе и Щедрине», не понимает всего этого, не поднимается до осмысления истинных причин ограничения свободы в той среде, где живет.
  • В отличие от Буркина, который высказывается о свободе как о том, о чем приходится мечтать, Ивану Ивановичу свойственно стремление к свободе (ср.: в начале рассказа — «…он жил около города на конском заводе и приехал теперь на охоту, чтобы подышать чистым воздухом»).

    4 стр., 1773 слов

    Культура речи в профессиональной деятельности человека

    ... взаимоотношений участников производственного процесса, на стиль их работы. Для успеха в профессиональной деятельности современному специалисту необходимо в совершенстве владеть навыками культуры речи, обладать лингвистической, коммуникативной и поведенческой компетенцией ...

    В ходе своего рассуждения о жизни, в которой приходится терпеть ложь, «сносить обиды, унижения, не сметь открыто заявить, что ты на стороне честных, свободных людей», Иван Иванович приходит к радикальному выводу — к отрицанию образа жизни человека в условиях ограничения свободы личности: «…нет, больше жить так невозможно!» Это высказывание — высшая точка рассказа «Человек в футляре». Этот вывод Ивана Ивановича соотносится и основывается на следующем высказывании Коваленко:

  • «…Коваленко возненавидел Беликова с первого же дня знакомства и терпеть его не мог.
  • — Не понимаю, — говорит он нам, пожимая плечами, — не понимаю, как вы перевариваете этого фискала, эту мерзкую рожу. Эх, господа, как вы можете тут жить! Атмосфера у вас удушающая, поганая. Разве вы педагоги, учителя? Вы чинодралы, у вас не храм науки, а управа благочиния, и кислятиной воняет, как в полицейской будке. Нет, братцы, поживу с вами еще немного и уеду к себе на хутор, и буду там раков ловить и хохлят учить. Уеду, а вы оставайтесь тут со своим Иудой, нехай вин лопне».
  • Это — важное для понимания идейно-образного содержания рассказа «Человек в футляре» высказывание. Важное прежде всего потому, что подтверждает обоснованность мнения Ивана Ивановича (а не Буркина) о Беликове, о том, что причину, порождающую таких людей, как Беликов, необходимо искать не в естественных факторах, а в социальных условиях. По мнению Коваленко, причина эта заключается в том, что атмосфера (то есть окружающая обстановка, моральные условия) в гимназии удушающая, «поганая».
  • Далее, в высказывании Коваленко обнаруживается своеобразие отношения этого персонажа к свободе — как к возможности проявления человеком своей воли, как к отсутствию каких-либо стеснений, ограничений для проявлений человеческой личности. Для Коваленко свобода — жизненный принцип, норма поведения, которая отвечает его внутренним побуждениям. Такое отношение к свободе обнаруживается в его высказываниях о жизни в гимназии («Эх, господа, как вы можете тут жить!…Нет, братцы, поживу с вами немного и уеду к себе на хутор… хохлят учить»), в высказываниях о недопустимости чьего-либо вмешательства в жизнь человека («…а я не люблю в чужие дела мешаться»; «А кто будет вмешиваться в мои домашние и семейные дела, того я пошлю к чертям собачьим»).

    Наконец, отношение Коваленко к свободе обнаруживается в определенности его оценок и суждений. Эта определенность становится очевидной, когда автор рассказа намеренно сопоставляет высказывания Коваленко с высказываниями других персонажей. Например, о Беликове Коваленко говорится так: «мерзкая рожа», «фискал», «Иуда» (ср.: как об этом качестве выражается неопределенно Буркин: «Было у него (Беликова) странное обыкновение — ходить по нашим квартирам. Придет к учителю, сядет и молчит, и как будто что-то высматривает»), «глитай або ж павук». Определенность оценок Коваленко становится очевидной и на фоне высказываний жены директора гимназии о Беликове: «…однажды директорша намекнула ему (Коваленко), что хорошо бы пристроить его сестру за такого солидного, всеми уважаемого человека, как Беликов». Определенен Коваленко и в разговоре с самим Беликовым: «Я честный человек и с таким господином, как вы, не желаю разговаривать. Я не люблю фискалов».

  • Отношение Беликова к свободе прямо противоположно отношению Коваленко. Для Беликова ограничение свободы проявления человеческих интересов, стремлений и желаний — норма поведения, которую он не только сам строго соблюдает, но и навязывает другим. Это обнаруживается в толковании Беликовым оценочных слов «хорошо», «дурно», «неприлично» и др. Так, слово «дурно» в общенародном употреблении означает: безнравственно настолько, что должно вызвать моральное осуждение. Беликов употребляет это слово по отношению к учащимся гимназии, которые «очень шумят в классах»‘. Слово «неприлично» означает: то, что противоречит установленным в данной социальной среде правилам приличия. По мнению Беликова, неприлично, если учитель гимназии Коваленко и его сестра ездят на велосипеде. Слово «манкировать» означает: небрежно относиться к чему-нибудь. С точки зрения Беликова Коваленко манкирует, так как ходит в вышитой сорочке, постоянно на улице с какими-то книгами, ездит на велосипеде. «Поддерживать хорошие отношения с товарищами» у Беликова называлось «странное обыкновение ходить по нашим квартирам… что-то высматривать».
  • Строй мысли и чувства Беликова, его отношение к свободе как к возможности проявления человеком своей воли, как к отсутствию каких-либо ограничений для проявления человеческой личности определеннее всего обнаруживается в употреблении языковых средств, имеющих значение долженствования: «…надо вести себя очень осторожно…», «…я считаю своим долгом, как старший товарищ, предостеречь вас…», «Вы должны с уважением относиться к властям…» «…я должен буду доложить господину директору содержание нашего разговора… в главных чертах. Я обязан это сделать». Слово «обязан» и синонимичные с ним слова «должен», «считаю своим долгом» соотносятся семантически со словом «обязанность», которое означает: то, что подлежит безусловному выполнению, что необходимо для выполнения по общественным требованиям или внутренним побуждениям. Употребление этих языковых средств в речи Беликова дает представление не только о его личном отношении к окружающему миру, но и о тех общественных требованиях, социальной атмосфере, которая обусловливает это отношение.
  • Таким образом, в рассказе «Человек в футляре» сопоставляется в одном и том же отношении, в отношении к свободе, строй мысли и чувства всех персонажей. При этом строй мысли и чувства Коваленко прямо противоположен, полярен строю мысли и чувства Беликова. Иван Иванович по своему мировоззрению родственен с Коваленко. Буркин в этой соотнесенности стоит ближе к Беликову.
  • В рассказе «Человек в футляре» имеет место многообразная соотнесенность языковых средств, выступающих в речи Беликова и самого Буркина и свидетельствующих о том, что Беликов представляет собой не исключительное явление, а органически связан с той социальной средой, к которой принадлежит Буркин. Важно отметить, что органическая связь самого Буркина со средой, которую он представляет, подчеркнута в рассказе употреблением целого ряда личных и притяжательных местоимений во множественном числе: «Слушали мы, слушали, и вдруг всех нас осенила одна и та же мысль», «… и нам теперь казалось странным, что мы до сих пор как-то не замечали… Раньше это не интересовало нас вовсе…», «Чего только не делается у нас в провинции от скуки, сколько ненужного, вздорного!…Ну, вот, к чему нам вдруг понадобилось женить этого Беликова… И то сказать, для большинства наших барышень за кого бы не выйти, лишь бы выйти». Буркин называет Беликова «наш Беликов», «мой товарищ». Для понимания смысла рассказа «Человек в футляре» важна соотнесенность слов «обязан» и др. в речи Беликова со словом «обязанность» в рассказе Буркина о педагогах: «Среди суровых, напряженно скучных педагогов, которые и на именины ходят по обязанности, вдруг видим, новая Афродита возродилась из пены…».
  • Беликов, как и Буркин, употребляет в речи для самохарактеристики слово «порядочный», то есть обладающий свойствами, присущими буржуазно-дворянским слоям общества, благородный: «Я не подавал никакого повода к такой насмешке, — напротив же, все время вел себя как вполне порядочный человек» (ср.: в речи Буркина -«Вот подите же, наши учителя народ все мыслящий, глубоко порядочный…»).

    Важно заметить, что противоположность моральных норм, которыми руководствуется в своей жизни Коваленко, обнаруживается, в частности, в том, что он слову «порядочный» предпочитает слово «честный». Так, он говорит Беликову: «Я честный человек…» То значение, которое имеет слово «честный» в речи Коваленко, противопоставленность этого слова слову «порядочный» уточняется в высказывании Ивана Ивановича, заключающем рассказ «Человек в футляре»: «…не сметь открыто заявить, что ты на стороне честных, свободных людей…». То есть «честный человек» в представлении Ивана Ивановича, Коваленко и самого автора рассказа — это свободный человек.

  • Соотносится в речи Буркина и в речи Беликова и приобретает образный смысл слово «странный», которое в общенародном языке означает: необычайно трудно объяснимый, вызывающий недоумение. В начале рассказа это слово выступает в авторской речи: «У Ивана Ивановича была довольно странная,, двойная фамилия — Чимша — Гима-лайский, которая совсем не шла ему…». В этом тексте слово «странная» поясняется, конкретизируется. В речи Буркина «Было у него (Беликова) странное обыкновение — ходик, по квартирам..» Слово «странное» выступает как эвфемизм, то есть употребляется Буркиным для смягчения смысла высказывания. Отличающийся определенностью суждений Коваленко за такого рода посещения коллег называет Беликова фискалом, Иудой. В речи самого Беликова («И, признаться, я боюсь: у нее с братом какой-то странный образ мыслей, и характер очень бойкий. Женишься, а потом чего доброго попадешь в какую-нибудь историю») слово «странный» приобретает смысл: необычайно трудно объяснимый с точки зрения человека, каким является Беликов.
  • Органическая связь Беликова со средой, которую представляет Буркин, подчеркивается и рассказе и другими способами. Буркин рассказывает: «…все мы поздравляли его, говорили с важными лицами разные пошлости вроде того-де, что брак есть шаг серьезный…». Вслед за этим Буркин воспроизводит высказывание самого Беликова: «Нет, женитьба — шаг серьезный…». Об учителях Буркин говорит: «Вот подите же, ниши учителя народ все мыслящий, (то есть способный рассуждать, сопоставлять мысли, данные опыта и делать из них выводы)». Но то, что рассказал Буркни о Беликове, как он это рассказал, свидетельствует о том, что сам он способен только к изложению фактов, а не к глубокому их осмыслению, такому осмыслению, какое сделал Иван Иванович. И в образе Беликова подчеркивается неспособность к рассуждению, к обоснованию своей мысли. Так, на вопрос Коваленко, почему по его мнению ездить на велосипеде совершенно неприлично для воспитателя юношества, Беликов отвечает: «Да разве тут надо объяснять, Михаил Савич, разве это не попятно?.. И раз не разрешено циркулярно, то и нельзя».
  • Все эти примеры подтверждают положение, что Беликов представляет собой не исключительное явление, а органически связан с той социальной средой, к которой принадлежит Буркин. Все это служит обоснованием мысли, высказанной критикой ещё в 1898 г., что « вся сила Беликова… в окружающей среде …».
  • Глава вторая. Проблема анализа драматических произведений
  • Восприятие драматических произведений представляет для учащихся определенную трудность. Во-первых, в средних классах учащиеся не знакомятся с произведениями этого жанра, да и в старших классах число пьес, включенных в программу, невелико, и читательский опыт учащихся незначителен. Во-вторых, драматические произведения при их чтении требуют большей активизации творческого воображения учащихся. Ведь в драме нет рассказчика, который своим комментарием о многом говорит читателю. Драма также рассчитана на театральную конкретизацию.
  • В драме вне тщательного изучения речи героя трудно понять его как личность, его отношение к людям, жизни. Хотя речь героя меняется в зависимости от сценической ситуации, она всегда сохраняет свое неповторимое своеобразие, некую свою характерность.
  • Лишь внимательно вслушиваясь и вчитываясь в речь персонажа драмы, можно понять тот сложный художественный мир, который создается творческой фантазией драматурга.
  • В методической литературе анализ языка персонажа драмы сводится порой к выяснению того, о чем говорят герои и как это их характеризует.
  • В учебных пособиях зачастую не выясняется также зависимость речи героев от тех или иных сценических обстоятельств. Ведь слово — живая реакция на мысль собеседника, живая реакция персонажа на то, что происходит на сцене, выражение его раздумий, душевных переживаний.
  • Существо драматического произведения, вовсе не требует того, чтобы отдельные действующие лица говорили непременно по-своему, не так, как говорят остальные и имели свою собственную языковую маску. Задача индивидуализации изображаемого, выдвинутая в особенности драмой реалистической, в несомненно большей степени имеет своим предметом не столько портрет персонажа, сколько его характер, как он раскрывается в сценическом движении и в его отношении к другим персонажам. В этом случае индивидуализация образа средствами языка состоит не в том, что персонажи говорят по-своему и обладают неизменной и им только свойственной манерой речи, а в том, что они говорят сообразно их характеру и положению в ходе сценического действия. Примером может служить драматическое произведение А. С. Грибоедова « Горе от ума ».
  • В статье «Мильон терзаний», посвященной пьесе А.С. Грибоедова «Горе от ума», И.А. Гончаров писал: «Давно привыкли говорить, что нет движения, т.е. нет действия в пьесе. Как нет движения? Есть — живое, непрерывное, от первого появления Чацкого на сцене до последнего его слова: «Карету мне, карету!». Это положение И.А. Гончарова представляется бесспорным и, вместе с тем, не вполне определенным, не подтвержденным указанием на то, в чем конкретно обнаруживается движение в пьесе А.С. Грибоедова.
  • Стилистический анализ пьесы «Горе от ума» позволяет говорить о том, что развитие действия здесь обусловлено подвижностью главного героя — Чацкого, то есть изменением строя его мысли и чувства, которое обнаруживается в отношении к Софье, в отношении к Москве» (слово «Москва» в речи Чацкого означает не просто название города, но и то место, где он родился, ту общественную среду, в которой он вырос, к которой принадлежит), наконец, в отношении к исходному представлению самого Чацкого об окружающем мире, выраженному в разговоре с Фамусовым: «Нет, нынче свет уж не таков….Вольнее всякий дышит…».
  • Исходное отношение Чацкого к Софье и отношение к Москве выражено в следующем высказывании, адресованном Софье: «…Ах, боже мой! ужли я здесь опять, в Москве! у вас! да как же вас узнать! Где время то? где возраст тот невинный, Когда бывало в вечер длинный Мы с вами явимся, исчезнем тут и там, Играем и шумим по стульям и столам. А тут ваш батюшка с мадамой, за пикетом; Мы в темном уголке, и кажется, что в этом! Вы помните? вздрогнем, что скрип нет столик, дверь…». София. «Ребячество!».
  • Судя по этому тексту, исходное состояние героя можно определить как состояние счастья, радости, взволнованности («Ах!» — междометие, которое употребляется для выражения чувства радости; тот же смысл имеет словосочетание «боже мой!»).

    В тексте названы две причины, вызвавшие радость и взволнованность героя — возвращение в Москву и встреча с Софьей («…ужли я здесь опять, В Москве! у вас!»), Очень важный образный смысл имеет слово «Ребячество!» в ответной реплике Софьи. В общенародном употреблении оно означает: по — детски легкомысленное, неразумное поведение, словом Софья выражает здесь свое, иное, чем у Чацкого, отношение к тому, что было между ними до его отъезда из Москвы.

  • Пьеса А.С.Грибоедова имеет название «Горе от ума», где слово «горе» употреблено в значении: невзгода, несчастье. Слово «ум», выступающее в названии пьесы, играет важную роль в выражении идейно-образного содержания этого произведения, в частности, — характеристики взаимоотношений Чацкого и Софьи.
  • Софья, как и Чацкий, обладает живым умом…Софья — «это смесь… живого ума с отсутствием всякого намека на идеи и убеждения…», который обнаруживается, кроме всего прочего, в способности героини к игре слов — к намеренному переосмыслению слова, употребленного в речи собеседника. Например:
  • Чацкий Велите ж мне в огонь: пойду как на обед.
  • София Да хорошо — сгорите, если ж нет?
  • В высказывании Чацкого слово «огонь» выступает как компонент устойчивого, фразеологического словосочетания «в огонь и в воду», которое в общенародном употреблении означает готовность на все, на любые самоотверженные поступки, не раздумывая, жертвуя всем. Софья же намеренно строит свое высказывание так, будто слово «огонь» Чацким употреблено в своем буквальном значении: пламя, которое сжигает. Слово «сгорите» в ее речи соотнесено семантически с этим значением слова «огонь» и имеет смысл — погибните от горения.
  • Такая же способность к игре слов, свидетельствующая о незаурядности говорящего, наблюдается в речи Чацкого:
  • Фамусов (Скалозубу)
  • Позвольте, батюшка. Вот-с — Чацкого, мне друга, Андрея Ильича покойного сынок: Не служит, то есть в том он пользы не находит,… Нельзя не пожалеть,что с эдаким умом…
  • Чацкий
  • Нельзя ли пожалеть об ком-нибудь другом? И похвалы мне ваши досаждают.
  • В высказывании Фамусова слово «пожалеть» выступает в составе устойчивого словосочетания, смысл которого: приходится сожалеть, то есть сокрушаться. Чацкий же в ответной реплике намеренно употребляет слово «пожалеть» в ином значении: чувствовать жалость, сострадание к кому-нибудь.
  • В употреблении слова «ум» в речи Чацкого и Софьи обнаруживается различие в их строе мысли и чувства. Для Чацкого ум — признак, который он ставит на первое место при определении достоинств народа или отдельного человека. Например: «Воскреснем ли когда от чужевластья мод? Чтоб умный бодрый наш народ Хотя по языку нас не считал за немцев», «…Молчалин прежде был так глуп!..», «…Что я Молчалина глупее?».
  • Софья тоже ценит в человеке ум. О Скалозубе она отзывается так: «Он слова умного не выговорил сроду…». В Чацком она в числе других достоинств выделяет ум: «Остер, умен, красноречив, В друзьях особенно счастлив…». Но в Молчалине — человеке, которого она любит, с которым готова связать свою судьбу, ее привлекают не ум, а другие качества: «Возьмет он руку, к сердцу жмет, Из глубины души вздох нет, Ни слова вольного, и так вся ночь проходит…». Чацкому, который не раз при ней называл Молчалина глупцом, Софья отвечает: «Конечно нет в нем этого ума, Что гений для иных, а для иных чума, Который скор, блестящ и скоро опротивит,…Да эдакий ли ум семейство осчастливит?». С этими рассуждениями Софьи, выражающими ее представление о том, кто может сделать ее счастливой в семейной жизни, соотносится следующее высказывание Чацкого: «Ах! Софья! Неужели Молчалин избран ей! А чем не муж? Ума в нем только мало; Но чтоб иметь детей, Кому ума недоставало?».
  • И.А. Гончаров, перечисляя в статье «Мильон терзаний» недостатки Софьи — отсутствие всякого намека на идеи и убеждения, путаницу понятий, умственную и нравственную слепоту, объяснял их так: «…все это не имеет в ней характера личных пороков, а является как общие черты ее круга». Типичность представлений Софьи об идеале мужи для той среды, к которой она принадлежит, подчеркнута в пьесе путем соотнесенности высказываний Софьи с высказываниями о муже женщины ее круга — Натальи Дмитриевны Горич, год назад вышедшей замуж за одного из старых друзей Чацкого:
  • Наталья Дмитриевна Мой муж — прелестный муж…
  • Чацкий Я верю, он вам муж.
  • Наталья Дмитриевна О нет-с, не потому; Сам по себе, по нраву, по уму…
  • Подобно Софье, Наталья Дмитриевна в своем избраннике на первое место ставит нрав, а уж потом — ум.
  • Важный образный смысл приобретает соотнесенность в речи Натальи Дмитриевны употреблений притяжательного местоимений «мой» — о муже («мой муж…», «Платон Михайлыч мой единственный, бесценный!», «мой милый…», «мой ангел…») и о предмете своего туалета («Нет, если б видели мой тюрлюрлю атласный!»).

    А также соотнесенность употреблений слова «прелестный» в ее речи («Мой муж — прелестный муж…») и в речи Молчалина («Ваш шпиц — прелестный шпиц…»).

  • Выражение такого чувства в тексте пьесы, подтверждается диалогом, дающим исчерпывающее представление о характере отношений между супругами Горич, о том положении, какое занимает в этой семье муж: Наталья Дмитриевна
  • Мой ангел, жизнь моя, Бесценный, душечка, Попошь, что так уныло? (Целует мужа в лоб).

    Признайся, весело у Фамусовых было.

  • Платон Михайлович
  • Наташа-матушка, дремлю на балах я, До них смертельный неохотник, А не противлюсь, твой работник, Дежурю за полночь подчас Тебе в угодность, как ни грустно, Пускаюсь по команде в пляс.
  • Наталья Дмитриевна
  • Ты притворяешься, и очень неискусно; Охота смертная прослыть за старика.
  • (Уходит с лакеем).
  • Платон Михайлович (хладнокровно)
  • Бал вещь хорошая, неволя-то горька; И кто жениться нас неволит!
  • Языковые средства, употребляемые в речи Платона Михайловича, соотносятся, с одной стороны, с теми языковыми единицами, которые наблюдались в речи его супруги («мой муж…», «мой ангел»…), а с другой стороны, служат основанием, смысловой опорой высказывания Чацкого в конце пьесы, высказывания, в котором выражено изменение его отношения к Софье, понимание им тех качеств, какие выше всего ставит Софья в своем избраннике: «Кто этот вам любезный человек?.. (Насмешливо) Вы помиритесь с ним, по размышленьи зрелом….Подумайте, всегда вы можете его Беречь, и пеленать, и спосылать за делом. Муж — мальчик, муж — слуга, из жениных пажей — Высокий идеал московских всех мужей. Довольно!., с вами я горжусь моим разрывом».
  • Строй мысли и чувства Чацкого изменяется не только в отношении к Софье. Более важную роль в выражении идейно-образного содержания пьесы имеет изменение строя мысли и чувства этого персонажа по отношению к Москве.
  • Слово «Москва» является сквозным элементом в речи Чацкого обозначая наиболее важные моменты развития этого образа и выражая очень существенную для понимания смысла пьесы информацию. В начале пьесы, в одном из первых высказываний Чацкого: «Ах, боже мой! ужли я здесь опять, в Москве!..» слово «Москва» означает не только название города, но и родину персонажа. Это значение в данном тексте подтверждается соотнесенностью словосочетания «…здесь опять, в Москве!…» (то есть возвратился в Москву) с высказыванием Чацкого в этом же эпизоде: «Когда постранствуешь, воротишься домой…», где слово «домой» означает — на родину.
  • Приведенное высказывание дает представление об исходном строе мысли и чувства героя пьесы — в нем выражена радость, взволнованность от возвращения в Москву, на родину.
  • Следующее употребление слова «Москва» в речи Чацкого дает новую информацию о строе мысли и чувства этого персонажа: «Помилуйте, не вам, чему же удивляться? Что нового покажет мне Москва? Вчера был бал, а завтра будет два. Тот сватался — успел, а тот дал промах. Все тот же толк, и тот же стих в альбомах». Слово «Москва» в этом тексте означает определенный образ, характер, уклад жизни. Здесь выражено критическое отношение героя пьесы к тому укладу жизни, который свойствен московскому светскому обществу. Это же отношение выражено и в последующем монологе, который состоит из целого ряда заключающих в себе отрицательную экспрессию высказывании о людях, представляющих московский свет («Ваш дядюшка отпрыгал ли свой век… А этот, как его… Тот черномазенький, на ножках журавлиных… А трое из бульварных лиц, Которые с полвека молодятся?,,, А наше солнышко? наш клад?…Сам толст, его артисты тощи… А тот чахоточный, родня вам, книгам враг…) и который заканчивается следующими строками: «Опять увидеть их мне суждено судьбой! Жить с ними надоест, и в ком не сыщешь пятен? Когда ж постранствуешь, воротишься домой, И дым Отечества нам сладок И приятен!».
  • Этот текст заключает в себе важную информацию об исходном строе мысли и чувства героя — осознанное героем противоречие между желанием жить в Москве, своей родине, и, с другой стороны, пониманием того, что здесь придется жить среди людей, которые ему неприятны, которых он не принимает, видит их недостатки, но все же относится к ним снисходительно. Стих «И дым Отечества нам сладок и приятен…», как известно, заимствован А.С. Грибоедовым у Г.Р. Державипа и стал крылатым выражением, которое имеет следующий смысл; мы легко прощаем, извиняем недостатки родной страны.
  • Далее, после пространного монолога Фамусова, в котором речь идет о нравах и законах, свойственных московскому обществу, Следует очередное высказывание Чацкого о Москве: «Дома новы, но предрассудки стары. Порадуйтесь, не истребят Ни годы их, ни моды, ни пожары». Отношение к Москве, московскому обществу здесь выражено словом «предрассудки», которое означает: ложный, лишенный разумных оснований взгляд на что-либо, превратившийся в привычку.
  • В этом же эпизоде Чацкий дважды употребляет слово «Москва» в монологе, начинающемся словами «А судьи кто?» — «Да и кому в Москве не зажимали рты Обеды, ужины и танцы?…Или вон тот еще, который для затей На крепостной балет согнал на многих фурах От матерей, отцов отторженных детей?! Сам погружен умом в Зефирах и в Амурах, Заставил всю Москву дивиться их красе! Но должников не согласил к отстрочке: Амуры и Зефиры все Распроданы по одиночке!!!».
  • Слово «Москва» имеет здесь значение: общественная среда, высшее московское общество и выступает в контексте, который характеризуется употреблением языковых средств, заключающих в себе крайнюю степень отрицательной экспрессии — «И где не воскресят… Прошедшего житья подлейшие черты… Тот Нестор негодяев знатных…»,
  • В заключительной части пьесы посредством слова «Москва» и соотносительного с ним слова «родина» выражено изменение в строе мысли и чувства героя — в его отношении к высшему московскому обществу: «Нет! недоволен я Москвой….И вот та родина… Нет, в нынешний приезд Я вижу, что она мне скоро надоест….Вон из Москвы! Сюда я больше не ездок…».
  • И.А. Гончаров в статье «Мильон терзаний» писал о борьбе понятий в пьесе А.С. Грибоедова — борьбе, которая характерна для смены поколений. Самым важным понятием, вокруг которого в пьесе идет борьба, является понятие образа жизни, примера, на который следует равняться. Несколько раз на эту тему высказывается Фамусов — в разговоре с Софьей («Не надобно иного образца, Когда в глазах пример отца, Смотри ты на меня: не хвастаю сложеньем. Однако бодр и свеж, и дожил до седин, Свободен, вдов, себе я господин…»); в разговоре со слугой об умершем камергере («Но память по себе намерен кто оставить Житьем похвальным, вот пример: Покойник был почтенный камергер, С ключом, и сыну ключ умел доставить; Богат, и на богатой был женат…»); в разговоре с Чацким («…Учились бы, на старших глядя: Мы, например, или покойник дядя, Максим Петрович:…что твой князь? что граф? Сурьезный взгляд, надменный нрав. Когда же надо подслужиться, И он сгибался вперегиб…»).
  • В высказывании Чацкого в начале пьесы («Нет, нынче свет уж не таков… Вольнее всякий дышит. И не торопится вписаться в полк шутов….Кто путешествует, в деревне кто живет… Кто служит делу, а не лицам…»), в последующих его высказываниях (Теперь пускай из нас один, Из молодых людей, найдется — враг исканий, Не требуя, ни мест, ни повышенья в чин, В науки он вперит ум, алчущий познаний; Или в душе его сам бог возбудит жар К искусствам творческим, высоким и прекрасным…»), в высказывании Скалозуба о двоюродном брате («Но крепко набрался каких-то новых правил. Чин следовал ему: он службу вдруг оставил, В деревне книги стал читать»), в высказывании княгини о племяннике («…Профессоры!! — у них учился наш родня, И вышел! хоть сейчас в аптеку, в подмастерья. От женщин бегает, и даже от меня! Чинов не хочет знать! Он химик, он ботаник, Князь Федор, мой племянник») выражено представление об ином образе жизни, образ жизни нового поколения, которое противопоставляется фамусовскому обществу. В ряду других признаков, отличающих образ жизни фамусовского общества — угодничества, низкопоклонства, праздности, потребительского отношения к жизни — выделяется бездуховность. Этот признак обнаруживается в девальвации, то есть снижении ценности, понятий, отражающих явления духовной жизни человека. Слово «талант», например, в общенародном употреблении означает: дарование, выдающиеся природные способности. В толковании же Молчалина «талант» -определенный принцип поведения в жизни. Чацкому он говорит: «…свой талант у всех…». Чацкий — У вас? Молчалин — Два-с: Умеренность и аккуратность». Слово «умный» в общенародном языке значит: обладающий умом, то есть мыслительной способностью, лежащей в основе сознательной, разумной деятельности; весьма толковый. Фамусов же называет московских старичков «прямыми канцлерами в отставке по уму» только потому, что они «…И об правительстве иной раз толкуют… придерутся К тому, к сему, а чаще ни к чему, Поспорят, пошумят, и… разойдутся…». Репетилов называет членов общества, куда он вхож, — «соком умной молодежи». О понятийном содержании, которое он вкладывает в это выражение, свидетельствует то, кого он называет гением (в общенародном употреблении это слово означает: человек, обладающий творческой способностью в научной или художественной деятельности) и характеризует так: «Но если гения прикажете назвать: Удушьев Ипполит Маркелыч!!! Ты сочинения его Читал ли что-нибудь? хоть мелочь? Прочти, братец, да он не пишет ничего… Но голова у нас, какой в России нету,…Ночной разбойник, дуэлист… И крепко на руку нечист; Да умный человек не может не быть плутом…».-
  • Слово «патриот» в общенародном употреблении означает: человек, одушевленный патриотизмом, то есть преданностью и любовью к своему отечеству, к своему народу и готовностью к любым жертвам и подвигам во имя интересов своей Родины. Фамусов же толкует это слово по-своему. Московские барышни, по его словам, «…К военным людям так и льнут, А потому что патриотки». Слово «якобинец» употребляется в общенародном языке для характеристики последовательного революционера. Княгиня же называет Чацкого якобинцем только потому, что «Послушать, так его мизинец Умнее всех, и даже князь — Петра! Я думаю, он просто якобинец, Ваш Чацкий!!!».
  • Важную роль в выражении идейно-образного содержания пьесы играет толкование персонажами понятия «сумасшедший». Софья высказывается о Чацком: «Он не в своем уме». Один из гостей — Г.И.- С ума сошел»; Загорецкий говорит: «Его в безумные упрятал дядя-плут… Схватили в желтый дом, и на цепь посадили….Он сумасшедший… Да, он сошел с ума». Хлестакова — С ума сошел!»
  • Во всех этих высказываниях слово «сумасшедший» и его эквиваленты «не в своем уме», «безумный», «с ума сошел» употреблены в значении: тот, кто потерял рассудок, стал помешанным, то есть страдает душевным, психическим расстройством.
  • Далее в тексте пьесы следуют высказывания Фамусова и его гостей о тех признаках, которые, по мнению каждого из них, подтверждают сумасшествие Чацкого. Фамусов: «Чего сомнительно? Я первый, я открыл! Давно дивлюсь я, как его никто не свяжет! Попробуй о властях, и нивесть что наскажет! Чуть низко поклонись, согнись-ка кто кольцом, Хоть пред монаршиим лицом, Так назовет он подлецом!…; Хлестова: «Туда же из смешливых; Сказала что-то я — он начал хохотать»; Молчалин: «Мне отсоветовал в Москве служить в Архивах»; Графиня внучка: ‘Меня модисткою изволил величать!»; Наталья Дмитриевна: «А мужу моему совет дал жить в деревне»; Загорецкий: «Безумный по всему».
  • Все эти высказывания семантически соотносятся со словом «сумасшедший», но не с первым его значением: страдающий душевным, психическим расстройством, а со вторым — тот, кто поступает безрассудно, необдуманно, делает, говорит нелепости. Этот смысл слова «сумасшедший» подтверждается следующим высказыванием Фамусова: «Что нынче, пуще, чем когда, Безумных развелось людей, и дел, и мнений». Слово «безумный» в этом тексте означает: крайне безрассудный, не оправданный разумом. Следовательно, Фамусов и его среда называют Чацкого сумасшедшим не потому, что он страдает душевным, психическим расстройством, а потому что говорит и делает то, что с точки зрения этой среды является безрассудным, не оправданным здравым смыслом. Суждения Фамусова и его среды о безумии Чацкого соотносятся со следующим высказыванием самого Чацкого в эпилоге пьесы: «Безумным вы меня прославили всем хором. Вы правы: из огня тот выйдет невредим, Кто с вами день пробыть успеет, Подышит воздухом одним, И в нем рассудок уцелеет».
  • Устойчивое словосочетание «общественное мнение» в общенародном употреблении означает: суждение общества о чем-нибудь, отношение общества к чему-нибудь. Чацкий, узнав о том, что его объявили сумасшедшим, объясняет, как складывается» общественное мнение в фамусовской среде: «Чье это сочиненье! Поверили глупцы, другим передают, Старухи вмиг тревогу бьют — И вот общественное мненье!». То есть в фамусовской среде это важное понятие, характеризующее уровень развития среды, принижается, опошляется. Определяющую роль в формировании и распространении мнения о чем-либо или о ком-либо здесь вовсе не играет здравый смысл. Эта мысль подтверждается в пьесе целым рядом высказываний персонажей, представляющих фамусовскую среду, высказываний, в которых выступает слово «все» (то есть в полном составе, без исключения): Платон Михайлович — Кто первый разгласил?». Наталья Дмитриевна — Ах, друг мой, все!». Платон Михайлович — Ну, все, так верить поневоле…». Загорецкий — Об нем все этой веры». Р е петилов — Вранье. Загорецкий — Спросите всех. 5-я княжна — Кто сомневается? Загорецкий — Да вот не верит… 6-я княжна — Вы! Все вместе — Мсьё Репетилов, что вы! Да как вы! Можно ли против всех! Да почему вы? Стыд и смех. Фамусов — Не я один, все также осуждают».
  • Таким образом, высказывание Чацкого «Нет, нынче свет уж не таков», выражающее исходное его представление об окружающем мире, отрицается всем строем пьесы «Горе от ума». Оно, например, соотносится и противоречит высказыванию Чацкого о Молчалине уже в начале пьесы: «А впрочем он дойдет до степеней известных, Ведь нынче любят бессловесных». А в заключительной части пьесы Чацкий приходит к выводу о том, что «…Молчалины блаженствуют на свете!». Настоящее время глагола-сказуемого здесь семантически соотносится со словом «нынче», которое значит: в настоящее время. Это высказывание означает изменение в строе мысли и чувства героя — наступление состояния, которое сам он выразил следующим образом: «Так! отрезвился я сполна, Мечтанья с глаз долой — и спала пелена…».
  • эпический драматический анализ
  • Глава третья. Влияние анализа на восприятие художественных произведений учащимися V- VII класса
  • Рост духовной культуры, выражаясь в изменениях языка, порождает вместе с тем обостренную требовательность и интерес к слову, к произведениям «словесного искусства». Сейчас, в эпоху глубокого преобразования жизни, общественная роль филологии как науки о языке и литературе, о словесной культуре народов, а также о методах истолкования художественных произведений становится особенно важной и влиятельной. Еще недавно приходилось доказывать право учителя и ученого анализировать художественное произведение. Ныне анализ — в настоящем значении этого слова — не нуждается в защите, его «правомерность и важнейшие принципы надежно обоснованы». Но в методике анализа еще многое предстоит выяснить.
  • Одна из первостепенных задач — уточнить взаимосвязь анализа и восприятия в процессе литературного образования. Ведь анализ имеет право на существование в школе, если совершенствует художественное восприятие. Протесты против «школьного» анализа вызваны как раз теми искажениями его, которые пагубно влияют на восприятие школьниками литературы. Попытаемся рассмотреть эту проблему на материале программы VII класса.
  • Учителю важно знать, что у ребенка, который пришел в V-VII класс, есть уже опыт восприятия и есть немалая «аналитическая подготовка.
  • Это неплохо знать и самому школьнику. Целесообразно, приступая к применению элементов научного анализа, помочь детям заметить и осмыслить их собственные умственные действия. Мы пробовали это делать в V-VII классе и наблюдали живой интерес детей к подобным психологическим опытам. Ставится такая задача: представить себе, что кто-то обращается к тебе, произносит твое имя. Что это может значить? Пробуем произнести какое-то имя по-разному, с разной интонационной окраской. Дети убеждаются, что это может быть просьба, ласка, предупреждение, угроза, насмешка, обвинение и т. д.
  • Как же понять, что хотел сказать человек, который назвал твое имя? Дети задумываются.
  • «Я слушаю, каким голосом он говорит».
  • «Я смотрю, какое у него лицо: он злится или смеется».
  • «Я думаю, зачем он меня зовет, что ему надо?»
  • «Я сразу догадываюсь — по ударению. И еще по растяжению. Мама как войдет, скажет: « Алишер?..»Значит, это я дома или нет, и надо маму встретить. Взять сумку. А то скажет: «Али-шер!»Это я опять портфель у двери бросил».
  • Выходит, что одно и то же слово может означать разное. Но мы догадываемся, как его понять, если узнаем, кто его говорит, кому, о чем он при этом думает, чего хочет.
  • Такие беседы обостряют внимание детей к слову и служат подготовкой к разбору текста и к выразительному чтению.
  • Готовясь к аналитической работе в классе, учителю полезно ответить себе самому на один простой вопрос: о чем я собираюсь говорить? О том, что дети поймут и без меня, или о том, что они без моей помощи не заметят? Надо представить себе, что детям легко и что трудно, где вполне достаточно «естественного анализа» и где требуется специальная аналитическая работа.
  • Присмотримся к художественному восприятию детей, которые учатся в V-VII классе.
  • Считается установленным, что школьники этого возраста осознают литературное произведение не как творение искусства, а как интересный рассказ из жизни. Поэтому и герои произведения в их представлении нередко живые люди, с которыми можно встретиться, которые живут реальной жизнью за пределами произведения.
  • Многие исследователи полагают, что проблема правды и вымысла в искусстве детям национальной школы в 11-13 лет недоступна и предостерегают против разрушения «наивного реализма».
  • Однако наблюдения и эксперименты вносят в это представление существенные коррективы.
  • Хорошо известно, как любят младшие школьники сказку. Понимают ли они, что сказка построена на вымысле? Понимают, только интуитивно, не фиксируя это в своем сознании. В момент слушания или чтения дети способны как бы «отодвигать» сказочную условность. Приведем пример из опыта работы со сказкой «Догадливый мужик». После первого знакомства с текстом дети по нашей просьбе читали места, которые им особенно понравились. Одна ученица прочитала:
  • «Подали мужику ножик, стал он гуся делить. Отрезал голову и даёт барину:
  • — Ты, — говорит, — всему дому голова, так тебе и голова полагается.
  • Отрезал гузку, даёт барыне:
  • — Тебе дома сидеть, за домом смотреть, вот тебе гузка….»
  • — Спасибо, Саида, хорошо выбрала и хорошо прочитала. Понравилось?
  • — Интересно! Красиво! Смешно!