«ЧЕХОВ В ВОСПОМИНАНИЯХ СОВРЕМЕННИКОВ» — 5 Сентября 2012 — СОЧИНЕНИЯ — Тинейджеры

Эссе

« В человеке все должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли…» Словами доктора Астрова из пьесы «Дядя Ваня» А.П. Чехов выразил своё желание гармонии. Гармонии в человеческой жизни.

Безусловно, в этих словах максималистские требования к человеку, некий идеал, к которому нужно стремиться, даже если кажется, что он недостижим. Можно согласиться с тем, что от человека зависит красота его одежды, мыслей, души… А вот лицо… Всегда ли от человека зависит его красота? Чехов знал, что говорил! Известно, например, что Бетховен, Паганини ужасно были нехороши собой. Но какими прекрасными делались их лица в момент вдохновения, душевного подъема, творчества! С другой же стороны, если у человека от природы хорошие внешние данные, это еще не значит, что он прекрасен. Помните, как сформулировал вопрос о красоте Н. Заболоцкий?

… что есть красота

И почему её обожествляют люди?

Сосуд он, в котором пустота,

Или огонь, мерцающий в сосуде?

На наш взгляд, для А.П. Чехова ответ был очевиден: внутренне красивый человек будет и внешне прекрасен. А в чём же заключается внутренняя красота человека? Несомненно, понять это помогают чеховские произведения, но не только. Понять это помогает понять личность А.П. Чехова.

С раннего детства знакомясь с творчеством одного из самых интеллигентных русских писателей, представляешь себе высокого человека, с усмешливыми глазами в пенсне, с мягкой, милой улыбкой… Человека, который в простых и близких словах, в свойственной ему лаконичной манере рассказал, что человек не может, не должен быть маленьким — таким, как герой рассказа «Смерть чиновника». Человека, который убедил в том, что достоинства людей не должны определяться их положением в обществе, и ужасно, если встреча двух друзей превратится во встречу чинов, как это случилось в рассказе «Толстый и тонкий». Человека, который заставил испытать стыд за вечно куда-то спешащих жителей большого города, не желающих хотя бы на минуту остановиться и выслушать извозчика Иону с его неизбывным горем (рассказ «Тоска»).

Да мало ли о чём ещё заставил задуматься писатель А.П. Чехов! А каким его видели современники? Соответствовал ли он тем высоким требованиям к человеку, которые определил сам?

Обратившись к воспоминаниям М. Горького, мы были поражены некоторыми фактами. Горький вспоминает о Чехове как о человеке, который с большой требовательностью относился к людям, особенно к своим соотечественникам:

«- Странное существо — русский человек! — сказал он однажды. — В нем, как в решете, ничего не задерживается. В юности он жадно наполняет душу всем, что под руку попало, а после тридцати лет в нем остается какой-то серый хлам. Чтобы хорошо жить, по-человечески — надо же работать! Работать с любовью, с верой. А у нас не умеют этого… Вся Россия — страна каких-то жадных и ленивых людей… Психология у них — собачья: бьют их — они тихонько повизгивают и прячутся по своим конурам, ласкают — они ложатся на спину, лапки кверху и виляют хвостиками…

Тоскливое и холодное презрение звучало в этих словах. Но, презирая, он сожалел…»

Читая эти сроки, понимаешь, что для А.П. Чехова мерилом человеческой значимости, внутренней красоты является, прежде всего, труд. С восхищением пишет А.М. Горький: «Я не видел человека, который чувствовал бы значение труда как основания культуры так глубоко и всесторонне, как А.П. Это выражалось у него во всех мелочах домашнего обихода… Он любил строить, разводить сады, украшать землю, он чувствовал поэзию труда». И как же хочется, чтобы для наших современников девизом стали чеховские слова: «Если каждый человек на куске земли своей сделал бы все, что он может, как прекрасна была бы земля наша!» Не надо рассуждать о глобальных проблемах, а просто укрась маленький кусочек земли – и сам станешь внутренне чище и красивее!

Поражает отношение Чехова к тем, кто приходил к нему и за советом, и просто с разговором, и за тем, чтобы поговорить о произведениях, о своих мыслях после их прочтения. А.М. Горький вспоминает, что «всякий человек при Антоне Павловиче невольно ощущал в себе желание быть проще, правдивее, быть более самим собой…» Не счастье ли это – быть самим собой! Чувство внутренней свободы, как нам думается, тоже делает человека красивым.

А.М. Горький подметил в Чехове «тонкий скептицизм, «милую скромность», «чуткую деликатность» — качества, которые, на наш взгляд, говорят о богатстве души А.П. Чехова, которые отражаются и в его лице, в его внешности.

А.М. Горькому вторят другие современники А.П. Чехова. Удивительным человеком предстаёт писатель в их воспоминаниях. Однажды выработав для себя правила поведения, А.П. Чехов неукоснительно следовал им на протяжении всей жизни. Например, никогда не лгал. Как бы ни нуждался, не просил и не занимал в долг денег. Запретил себе жаловаться. Когда его одолевала нестерпимая боль (а Чехов пятнадцать лет страдал изнурительной болезнью — туберкулёзом), не позволял себе даже стона. Никогда не терял присутствия духа.

Современники вспоминают, что он мало ел, мало спал, очень любил порядок. «Встав из-за стола голодным, – говорил он, – вы наелись; если вы встаете наевшись – вы переели; если вы встаете переевшим – вы отравились». «В комнатах его, – вспоминал И. А. Бунин, – была удивительная чистота, спальня была похожа на девичью. Как ни слаб бывал он порой, ни малейшей поблажки не давал он себе в одежде… Никогда не видал его в халате, всегда он был одет аккуратно и чисто».

Дом А.П. Чехова был полон гостей, которых, по словам современника, он «принимал у себя в таком беспримерном количестве, словно у него был не дом, а гостиница». Да и сам писатель любил ходить в гости. «Необыкновенно скорый на знакомства и дружбы, он в первые же годы своей жизни в Москве перезнакомился буквально со всею Москвою, – вспоминал К.И. Чуковский. – И как весело ему было с людьми! С теми, кого он любил. А полюбиться ему было нетрудно…» Нам почему-то кажется, что и любил Чехов людей добрых, порядочных, честных, трудолюбивых.

В числе близких к Чехову людей были величайшие деятели русского искусства: П. Чайковский, И. Репин, И. Левитан, К. Станиславский, И. Бунин, М. Горький. Воспоминания о нём оставили И. Шмелёв, А. Куприн, В. Короленко и многие другие современники писателя. Мы уже остановились на том, каким высоким требованиям соответствовал внутренний мир А.П. Чехов. Но вернёмся к словам доктора Астрова: «В человеке все должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли…» Многим писавшим о Чехове казалось, что они отлично знают писателя. А вот В.А.Серов, проницательный портретист, сказал, что Чехов «неуловим». «Я увидел самое прекрасное и тонкое, самое одухотворенное лицо, какое только мне приходилось встречать в жизни», — писал А.И.Куприн, тоже убеждённо прибавляя, что чеховское лицо «никогда не могла уловить фотография».

Наверно, ни одна фотография не может уловить прекраснейшего – одухотворённости человека, в которой и заключается внешняя красота.

«В человеке все должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли…» Словами доктора Астрова из пьесы «Дядя Ваня» А.П. Чехов выразил своё желание гармонии. Гармонии в человеческой жизни. А гармония эта достигается большой внутренней работой, которая не может не отразиться и на внешности человека.