Юмористические сказки Эдуарда Успенского

Реферат

Весьма интересно сказывается это положение в повести Успенского «Меховой интернат, или Девочка-учительница» (1984).

На заброшенной даче третьеклассница Люся организовывает интернат «меховых» зверей, в котором она становится преподавательницей. Директор интерната, барсук, — по совместительству дворник, по совместительству же буфетчик. У каждого из воспитанников девочки Лю

си своя улыбка и своя озабоченность, свой характер движений и своя повадка. Они, собственно, не очеловечены, но по-забавному одухотворены — и бобренок, и бурундук, и муравьед, и горностай, и тушканчик, и белка, и волк и крот, что прячется в печку, и даже ленивец, пишущий свое имя на «сверхногамном языке» .

В трудный момент звери прибегают к помощи своей маленькой учительницы, и отец девочки принимает эту помощь как должное.

Главные враги мехового интерната — те, кого звери именуют «темнотюрами» — охотники-браконьеры. От темнотюров добродушные и любознательные Люсины питомцы в конце концов уходят в свои неведомые края. Для них еще не настало время. Оно настанет — время дружбы юных людей и зверей. Когда подрастут дети у тех и других.

Так воплощается в сказке о девочке-учительнице любимая идея Эдуарда Успенского. Идея дружбы. Гуманистическая направленность его сказок — самое главное в них. Она — в замысле «Крокодила Гены», чьи персонажи все свои действия направляют на то, чтобы всех передружить между собой, вопреки злодейским намерениям старухи Шапокляк; в замысле «Дяди Федора», где прекрасные качества кота Матроскина заставляют детей и взрослых подумать о бережном отношении к четвероногим друзьям; в замысле «Гарантийных человечков», где идея общего мира и единства трудолюбивых выступает главным образом в форме инженерной фантазии.

Если мы деятельно стремимся к улучшению нашей 1, и труда, нельзя не считать злободневным серьезный юмор новой сказочной повести Успенского «Двадцать пять профессий Маши Филиппенко » (1 988).

Идея такая: смышленых, и притом «незамутненных», детей посылать на производство и в сферу обслуживания ироде. консультантов. Для улучшения работы. Результат не всегда смешон; зачастую он плодотворен. Там, где надо сломать косность привычки, и свежий детский взгляд полезен. Это уже не совсем сказка или почти не сказка, хотя ситуация в ней сказочная. Сказочность здесь не подкрепляется юмором, как обычно у писателя, а, скорее, вытесняется юмором. Но и здесь автор не теряет основной своей линии.

26 стр., 12830 слов

Воспитание чуткости у детей через сказку

... заменимый источник воспитания любви к Родине. Патриотическая идея сказки — в глубине ее содержания; созданные народом сказочные образы, живущие тысячелетия, доносят к серд­цу и уму ребенка могучий творческий ... Через сказочные образы в сознание детей входит слово с его тончайшими оттенками; оно ста­новится сферой духовной жизни ребенка, средством выра­жения мыслей и чувств — живой реальностью ...

Говоря об этой своей книге, он заметил:

«В моей новой книге добры все. Если постоянно говорить детям о негативных сторонах жизни, им покажется, что мир вообще странный, плохой. А я хочу подарить им ощущение веселого и хорошего мира!

Ребятам необходима доброта .»

Нет, не побуждают ребят сказки Успенского смотреть на мир сквозь розовые очки. Они побуждают направлять все доступное им в русло доброты.

В сказочном телевизионном мультфильме по сценарию Успенского «Следствие ведут Колобки» герой работает на детской площадке, где находится НПДД — неотложный пункт добрых дел .

Спешите делать добро! Здесь призыв обращен и к детям.

И за веселую, занимательную, изобретательную художественную пропаганду деятельного добра мы можем условно извинить Успенскому кое-какие заметные излишества в его сказочном повествовании. Преимущественно те, где он неосознанно теряет присущее ему ощущение интересов ребенка. Излишества эти, как ни странно, полярно противоположны. С одной стороны, это сатирические тирады, касающиеся скорее воспитания взрослых, чем детей; с другой стороны — известная несдержанность в шутках, плетущихся, что называется, в хвосте детства.

Преодолеть эти погрешности — а на них не раз указывали Успенскому его редакторы — писателю необходимо. Во имя интересов ребят, для которых он работает.

Детский фольклор

Младшие подростки.

Детский фольклор формируется под воздействием множества факторов. Среди них — влияние различных социальных и возрастных групп, их фольклора; массовой культуры; бытующих представлений и многого другого. Устную традицию дети лучше всего узнают к 10-12 годам, она еще занимает и увлекает их. Подростки лет с 13 уже порывают с миром детства, ориентируются на нормы поведения своих более старших товарищей, воспринимая и их фольклор. Младшие подростки /10-12/ не потеряли интерес к своей мифологии, а их юмор почти всегда еще отражает именно детские понятия и представления. В дальнейшем жанры детского фольклора перерождаются в нечто иное, то, что живет и в фольклоре взрослых. С началом полового созревания у мальчиков и девочек складываются свои идеалы и интересы, понятия о мужском и женском типах поведения. Становится различным и их фольклор. У девочек — сентиментально-романтическая направленность. Они сочиняют романы, пишут дневники, ведут песенники. Чувствующая девушка и чуткий, верный и добрый юноша — вот их фольклорный идеал. «Низ», сексуальное занимает в фольклоре девочек меньшее место, чем у мальчиков. Они и более пассивные рассказчики анекдотов, особенно «неприличных».

Мальчики иногда проявляют повышенный интерес к песенникам своих одноклассниц, но целиком отдаются стихии смеховой культуры, которой в песеннике отводится периферийное место. Представления мальчиков и девочек, как бы различны они не были, со временем изменяются и сближаются — когда сближаются сами девушки и юноши. Происходит взаимная корректировка их представлений и поведения. И знакомство с жизненными ситуациями, стереотипами поведения да и с мировыми сюжетами происходит у детей едва ли не главным образом через фольклор. Здесь будет сделана попытка описания основных жанров фольклора младших подростков. Материал собирался с 1987 по 1989г. в Ленинграде, в нескольких школах. Я выражаю благодарность всем детям, которые рассказали или записали для меня анекдоты, стихи, и прочее. Насколько фольклорно само детское сознание, можно увидеть из их сна отражение яви, всего накопленного детской психикой за день и за все годы с рождения, если не ранее. Механизм сна изучен пока еще мало, и в чем первооснова этих снов — сказок, мифов, страхов, можно только догадываться. Как представляется, сны одновременно и источник, и составная часть детского фольклора, детской мифологии. Ее составляют представления детей о сверхъестественных существах, рассказы о встречах с ними; различные гадания, вызывания духов и т.п.

53 стр., 26024 слов

Русский музыкальный фольклор как средство развития творческих ...

... в процессе освоения учащимися русского музыкального фольклора. Проверить в процессе опытно-экспериментальной работы эффективность разработанной технологии. Методологической ... в существующей практике, если: творческое освоение музыкального фольклора детьми будет рассматриваться в контексте их продуктивного ... путями. «Нет ничего нежизненнее и схоластичнее идеи о том, что существует только один способ ...

Архаический фольклор, дошедший в передаче взрослых и детей многих поколений, и новые бытующие представления о сверхъестественном, слухи, активно взаимодействуют, образуя новые сюжеты или наполняя сюжеты старые обновленным содержанием. Несколько замечаний по жанру «страшилок». Дети стали часто рассказывать о событиях, свидетелями или участниками которых они были. Образы народной мифологии занимают в рассказах гораздо большее место, чем бандиты, шпионы и под. (обратное наблюдали О. Гречина и М. Осорина, см. их работы/. Носителями зла часто выступают родители, как и в «садистских куплетах» /см. дальше/. Среди детских мифологических рассказов можно обнаружить тексты, сюжеты и мотивы которых традиционны в фольклоре взрослых: «Леший и русалка выдаю себя хохотом», черт является в образе человека с рожками /копытами, хвостом, железными зубами, или огнем во рту», «ребенок предупреждает сестру о нечистых». Происходит это так: » . сидят они за столом, а у маленькой девочки ложка-то под стол упала. Ну, полезла она за ней, смотрит: а у всех ребят-то /приехавших неизвестно откуда на святки, — В.Л. / вместо ног копыта. Выглянула она из-под стола-то, а у них на голове рога»/I/.

Этот рассказ соотносим с детской «страшилкой» «Красные копыта и клыки». Вносят новые сюжеты /из научной фантастики, фильмов — ужасов и др. / пионервожатые в лагерях — дети часто просят рассказать им на ночь страшную историю. Смех занимает в жизни ребенка очень важное место. Как и трагическое, он — способ познания мира. Из устных жанров первое место по распространенности занимают анекдоты. Их знают и пересказывают практически все дети. Чем дети старше, тем большее влияние на их фольклор оказывает фольклор взрослых, который они, часто не понимая, стараются осмыслить и воспроизвести в своей среде. Более активными рассказчиками оказались мальчики. Обычно под анекдотом понимают «краткий устный рассказ с остроумной концовкой» /2/. Он изображает одну или несколько сценок, связанных единым смыслом и представляющих небольшое сюжетное повествование/ в сказке же — развитый сюжет и традиционные формулы и приемы/. Возможно говорить и об «анекдотической сказке», в которой выделяется условно следующий ряд тематических групп: анекдоты о глупцах, хитрецах, плутах, злых и неверных или строптивых женах, о попах /там же/. Детские анекдоты почти исключительно посвящены глупцам, простакам, «которые в своих действиях прежде всего нарушают элементарные законы логики» /там же/.

18 стр., 8657 слов

Жанровая классификация детского фольклора

... по вопросу об определении понятия «детский фольклор». Так, например, В.П.Аникин к детскому фольклору относит «творчество взрослых для детей, творчество взрослых, ставшее со временем детским, и детское творчество в собственном смысле ... году жизни для тех, кто начинает говорить, - потешки, в которых в игровой форме уже не редко заключены и первые нравственные опыты; в потешках соединяются ...

Абсурдными и комичными могут быть и поступки героев, и обстоятельства, в которых они действуют.д.ля них характерно сжатое изложение, в них нет описаний и минимальное число второстепенных членов. Как только текст рассказывается более красочно, чем обычно, и в нем используются некоторые сюжетные формулы, он приобретает черты сказки. О популярности того или иного анекдота можно судить по количеству собранных вариантов текста, и по количеству анекдотов какой-либо серии. Очень популярен анекдот /и известно много его вариантов/ о попугае, который летал учиться «хорошим словам»; бесконечно много анекдотов о Василии Ивановиче и Петьке. Часть текстов заимствуется у взрослых и старших приятелей. Некоторые из них дети адаптируют к своему восприятию и понятию о комическом, часть заимствуется без изменений и не всегда понятны детям. Но знать и рассказывать такие анекдоты почти обязательно. Анекдот — некий символ, достаточно важный, чтобы в некоторых случаях изображать его понимание. Часто рассказчики заканчивают анекдот словами «поняли?» или «дошло?» Поначалу детям понятны и интересны лишь элементарные комические ситуации. И, слушая анекдоты, дети учатся смеяться и познают комическое.

Как показали опросы, дети с разным уровнем развития реагируют на анекдоты по-разному. Открывается возможность использовать анекдоты в качестве теста на развитость интеллекта и чувства юмора. Чем старше дети, тем большее влияние фольклора взрослых они испытывают. Отражается в фольклоре и интерес к взаимоотношениям полов, к сексу. Большое место занимают в анекдотах тема туалета и испражнений/ так же и в других жанрах, например, в дразнилках/. Об этих вещах, как и о сексе, не принято говорить со взрослыми, и это тоже делает их привлекательными. Любимые герои детских анекдотов — из мультфильмов и кинофильмов, массовой деткой культуры. Много анекдотов, герои которых — люди разных национальностей — представляют различные типы поведения. Интересно, как дети представляют себе национальные характеры, какие черты приписывают той или иной нации. Детям доступен самый простой способ деления на «своих» и «чужих» — по национальностям. В этом примитивном мышлении выражается детский национализм, с этого он начинает формироваться. Интересует детей только тип поведения фольклорного героя, и это накладывается на общую фольклорную традицию в фольклоре многих народов существуют анекдоты о людях другой национальности, живущих по соседству.

Им часто приписываются негативные черты /скупость, глупость и т.д./. Но в данном случае подобные тексты поддерживаются не столько фольклором, сколько официальной пропагандой. Неоднократно фиксировалось употребление слов «китаец» и «чукча» в значении «глупый человек», «еврей»в качестве отрицательной оценки. Возможно разделение анекдотов на одномоментные /элементарная сценка, короткая цепочка предложений — возможно пересказать одним/ и сюжетные /средняя цепочка предложений, одним пересказать невозможно/ /5/. Дети безусловное предпочтение отдают анекдотам сюжетным. Происходит это, скорее всего, потому, что слушатель такого анекдота имеет время «включиться» в его тему, понять и оценить комизм, заключенный в нем. Анекдоты одномоментные требуют от слушателя мгновенной реакции на комическое, и не все дети на нее способны. Большинство анекдотов начинается с описания вводной ситуации с предполагаемой реакцией героев и слушателей. Герои существуют в различно оцененных ситуациях, далее следуют их действия, адекватные их пониманию ситуации. Слушатель смеется над ситуацией и над героями, которые этой ситуацией не владеют /и тем самым, кроме всего прочего, сомоутверждается/.

12 стр., 5989 слов

Феномен фольклора и его воспитательное значение

... курсовой работы – раскрыть значение фольклора в системе национального воспитания. Задачи курсовой работы: охарактеризовать феномен фольклора и его воспитательное значение; дать характеристику основным жанрам фольклора, опираясь на ... современной науке нет единства в трактовке понятия «фольклор». ... анекдоты, сказки, ... темами, ... на формирование национального характера. Он способствует творческому развитию детей ...

Иногда приходится смеяться и от неожиданности, когда не овладел сначала ситуацией и слушатель. В детском фольклоре, как и в фольклоре архаическом, существует неразличение животного и человеческого миров. Возможно, это обуславливается целым комплексом — традицией детских сказок, мультфильмами, сохранением классической традиции. » . детали /классических народных анекдотов животного цикла — В.Л. / становятся излишними и опускаются. Анекдотические ситуации откровенно, гротескно неправдоподобны, обычно доведены до абсурда» /6/. То же можно сказать и о детских анекдотах. Кроме того, и в тех, и других «абсурдность . граничит не с ужасом, а с веселой игрой, с ощущением полной нереальности происходящего» /там же/. Изучение детских анекдотов животных позволит уточнить многое относительно бытования, сюжетного богатства анекдотов народных, и не только о животных. Сериал анекдотов о крокодиле Гене и Чебурашке основывается на содержании повести Э. Успенского, других популярных героев — Василия Ивановича и Петьку в фольклоре ждало не продолжение их жизни на экране или повести, а совершенно другая жизнь, смешная и печальная одновременно. Дети с удовольствием рассказывают друг другу анекдоты, хорошие рассказчики /и ребята, знающие много текстов/ пользуются популярностью среди дpузей.

Анекдоты распространяются быстро, этому способствует внешкольное общение детей. Русская фольклорная небылица изучалась мало, небылица детская — еще меньше. В диссертации Е.М. Левиной «Русская фольклорная небылица» традиционным детским небылицам посвящена отдельная глава. Современных небылиц, по сравнению с другими жанрами, записано мало. Но это среди стихотворных текстов /традиционная небылица всегда рифмованная /8/. Но небыличные мотивы можно проследить во многих детских анекдотах. Например, текст N 2 рассказывается детьми как анекдот, но он обладает всеми признаками небылицы. В нем есть иллюзия логики повествования, открытая композиция, наличие одного разрастающего мотива, оксюморонность в качестве юморообразующего элемента, кумуляция, антропоморфизм, присущий детской небылице /признаки небылицы взяты из диссертации Е.М. Левиной/. Возможно, жанр устного юмористического рассказа, процветающий в детской среде, возник на стыке /при взаимовлиянии/ анекдота, небылицы, сказки. Автором первого, ставшего классическим текста «садистского куплета» был ленинградский детский поэт Олег Григорьев. Войдя в издавно существующую традицию черного юмора, этот текст вызвал к жизни десятки, если не сотни, аналогичных. Черный юмор всегда привлекал детей, и в их репертуаре такие произведения были. Например, гимназический анекдот 1910-х г. г.: «Сережа пришел с экзамена? — Да. — А где он? — В гостиной висит». /В. Каверин «Перед зеркалом»/. Содержание «садистских куплетов» часто построено на нарушении родительского запрета, можно их сравнить и с небылицей, комический эффект в которой «основан на противоречии поведения и чувст его героев моральным нормам и принципам» /9/. Связано их распространение и с общей дегуманизацией общества. Сегодня «садистские куплеты» теряют былую популярность, пик которой пришелся на начало 1980-х. Их существование поддерживается отчасти за счет смены героев, увеличением традиционных дву- и четверостиший до четырех, шести и восьми строк. К «классическим» строкам добавляются новые. В общем, жанр пережил время своей всеобщей популярности и живет обыкновенной фольклорной жизнью, меняясь и забываясь. Дети из многих стран юмористически относятся к хрестоматийным стихотворениям. Экспансия эстетики взрослых наталкивается на сопротивление здоровой психики, детской «низовой» культуры. Серьезное стихотворение превращается в свою противоположность, и это характерно, ведь, «понимая «низменное» как символическое наизнанку», Ф. Шеллинг видел в переиначивании сущность комического вообще»/10/. И далее; о древнерусском и польском «изнаночном мире»: «в известном смысле о произведениях такого рода можно говорить, как об «антитекстах», где само по себе нарушение нормы становится основополагающим принципом их созданий» /11/. Известно, что в детский фольклор «спускаются» отдельные про — изведения и даже жанры фольклора прошлых лет. В детской среде они хорошо сохраняются, подвергаясь иногда изменениям. Несобранные в свое время, они могут быть восстановлены — полностью или частично — по текстам, записанным от детей. Среди публикуемых ниже текстов — «Сказка-байбаска .» — вариант известной детской песни ХIХ века; вероятно, подлинная песня времен Великой отечественной войны «На базаре бомбочка рванула .» И прав был Е.А. Костюхин, однажды в разговоре заметив: «детский фольклор — мусорная яма, глубины которой мы себе не представляем». Имелась ввиду большая переимчивость детского фольклора, к тому же, выбрасывается чаще не плохое, а ненужное, переставшее быть необходимым. В детском фольклоре пользуются популярностью рисованные загадки. Среди них можно выделить два подтипа — для одних рисунок необходим, для других достаточно словесного описания, но для наглядности они сопровождаются рисунком. Например: «Дом, две трубы, мальчик закинул мяч. Кто его достанет?» Ответ: «поп» /контуры труб и мяча образуют это слово/. Или: «идет старуха, бутылки несет. Столкнулась с милиционером. Что она должна сказать? Ответ: «виновата» /на рисунке — два магазина с вывесками: «вино» и «вата»/. Загадки без рисунков: «Как мальчику пройти к бабушке, там два льва бегают?» Ответ: «Львы не кусаются, это Лев Толстой и Лев Кассиль». «Дорога, идет мальчик. Он несет сдавать бутылки. На его пути стоит пьяница, не пускает его. Рядом с пьяницей яма. Как поступить мальчику?» Ответ: «Бросить бутылку в яму, крикнуть: «водка!» Пьяница за ней полезет, тут-то мальчик и пройдет». Рисованные загадки известны и зарубежным детям, они называются «picture riddles» /12/. Детские игрушки накопляются целыми поколениями детей /13/. В начале века это были: «разные свистки, дудки, пищики, жужжалки, погремушки, вертушки, кубари, катки /диски, катаемые вдаль/, кегли, луки, стрелы, самострелы /для метания камней, стрел и т.п. /, хлопушки, брызгалки /нечто вроде насоса из пустотелого тростника/, выдувалки /для стрельбы горохом, картофелем и т.д. /, также игрушки, сделанные детьми в подражание орудий разного рода сельскохозяйственного труда, домашней утвари и т.п.» /там же/. Изменились названия, материалы, а типы и конструкции большей частью сохраняются. Не вдаваясь в подробности изготовления детских игрушек, перечислю некоторые из них, бытующие среди детей 10-12 лет, а иногда и более старшего возраста.1. Различные приспособления для стрельбы /жеваными бумажками, мелом, резинками, крупой, водой, проволкой, камешками/; трубочки, рогатки, шприцы, самострелы разных конструкций, емкости из бумаги.2. Хлопушки /для пугания и издавания громких звуков/, сложенные из бумаги; трубка с гвоздем и резинкой /наполняется серой со спичек/.3. «Настольные» игры: в фантики /по фантикам от жевательных резинок бьют рукой, у кого он перевернется, тот его забирает себе/; в машинки /из бумаги, чья дальше прыгнет, это модифицированная «лягушка»/.4. Фигурки из проволки и резинок /круглых и стирательных/: скелеты, роботы, люди. Детям нравится, как они прыгают и дергаются в суставах. В последнее время среди ленинградских школьников распространилась игра в «сифу». «Сифа» — /от «сифилис»/ любой предмет, который дети назначили быть «сифой». Это может быть палка, бумажка, старый тапок, и т.д. Ее кидают друг другу /»пятнают»/ и от него нужно как можно быстрее избавиться, а еще лучше — вообще не дать дотронуться им до себя. Иначе тот, кого «запятнали», становится предметом насмешек /как бы пеpеносно — сифилитиком/. Часто таким образом надсмехаются над школьниками — изгоями, и теми, кто участия в игре не принимает. Но правила распространяются и на них . Герои видеофильмов переходят не только в словесный /анекдоты/, но и в игровой фольклор детей. Нападая друг на друга с ужасным видом, дети играют в «вампиров» /»тай-тай, налетай, кто в вампиров играй!»/. Дети играют и в «ниндзю», героя многих фильмов, кидая друг в друга сделанную из двух листов бумаги четырехконечную звезду. Попасть могут больно. Игровой фольклор впрочем, как и словесный, вообще часто служит выходом детской агрессии.

39 стр., 19420 слов

Детская литература России как канал воспроизводства духовных ценностей народа

... и другим прикладным наукам. Такова связь детской литературы с эпохой, просвещением и знаниями. Детская литература тесно связана и с развитием науки. Тематика познавательных книг для детей зависит от того, какая отрасль ... бережно хранили, лелеяли, относились к ней как к святыне. Грамотный человек был среди других самым авторитетным, чтимым. Во время пожаров русские люди в первую очередь ...