Русские писатели о сказке

Реферат

Русские народные сказки в течение долгого времени передавались от дедов к внукам и правнукам, и каждое поколение вносило в них что-то свое, присущее этому времени. Но неизменным оставалось противостояние добра и зла, светлых и темных сил. Причем во всех без исключения сказках зло всегда имеет большой арсенал средств, с помощью которых оно вредит людям и животным, но всегда находятся герои, которые могут все эти средства уничтожить и или полностью победить зло, или перевоспитать главного злодея сказки. Русские сказки развивают в детях такие качества, как доброта, понимание, справедливость, они помогают развивать творческий потенциал детей, а также прививают любовь к чтению. Сказка помогает ребенку укрепиться в самых важных понятиях о том, как жить, на чем основывать отношение к своим и чужим поступкам. Сказочная фантастика утверждает человека в светлом принятии жизни, полной забот и свершений. Сказки зовут к преобразованию мира на началах человечности и красоты.

1. Русская народная сказка — сокровищница народной мудрости

Сказки — прекрасное творение искусства. В мир сказок ребенок вступает в самом раннем детстве, как только начинают говорить. Школьник встречается со сказками и в букваре, и в первых книгах для чтения, и при изучении литературы в старших классах, когда знакомится с произведениями писателей-классиков. Социальная, художественная и педагогическая ценность народных сказок несомненна и общепризнанна.

Сказка — вид фольклорной прозы, известный у всех народов. В отличие от несказочной прозы (преданий, легенд, демонологических рассказов), сказка воспринималась как «нарочитая и поэтическая фракция» [4].

Содержание сказок не вписано в реальное пространство и время, однако они сохраняли жизненное правдоподобие, наполнялись правдивыми бытовыми деталями. Реагирую на многие жизненные проблемы, сказки предлагали их справедливое, но утопическое разрешение. Сюжет сказок мог философски восприниматься в качестве метафоры реальных человеческих отношений, находил бесконечные жизненные аналогии.

В основе сказок всегда лежит антитеза между мечтой и действительностью, которая получает полное, но утопическое разрешение. Персонажи сказки контрастно распределяются по полюсам добра и зла (их эстетическим выражением становится прекрасное и безобразное).

Сюжет сказки последователен, однолинеен, развивается вокруг главного героя, победа которого обязательна. Герои сказок — внутренне статичные образы-типы — целиком и полностью зависят от своей сюжетной роли, раскрываются в действии.

5 стр., 2367 слов

Любовь, уважение, знание…» из кн. «Письма о добром и прекрасном

... качества и поможет тебе открыть в своей душе история: любовь, уважение, знание. (383 слова) (Д. С. Лихачев. Письма о добром и прекрасном) Перескажите текст подробно. Ответьте на вопрос: «Каким предстает ... рассуждение? Как строится текст рассуждения? Ученик к доске. Слайд 1 При написании сочинения на экзамене ТЕЗИС- ЭТО ПРОБЛЕМА Рассуждение – это словесное изложение, разъяснение, подтверждение какой ...

Сказки обладают предельно ясной композицией, специфика которой определяется членением сюжета на мотивы — простейшие повествовательные единицы. В композиции сказки развит принцип автора. Мотивы могут излагаться как лаконично, так и в развернутом виде; могут трижды повторяться в сюжете. В.Я.Пропп разложил мотив на составляющие его элементы, особо выделив сюжетно необходимые действия персонажей — функции. Функции стилистически оформлялись в виде опорных глаголов («прилетели — ударились — сделались»).

В сказках использовались формулы (устойчивые, повторяемые части сказочного текста), в том числе начальная («Жили-были…»; «В некоторм царстве, в тридевятом государстве…») и заключительные («Сказке конец, а кто слушал — молодец»), которые могли дополняться рифмованными небылицами. В повествование вводились эпитеты, сравнения, метафоры, слова с уменьшительными суффиксами, пословицы, поговорки, прибаутки, разнообразные прозвища людей и животных.

У понятия «сказка» много различных определений, но мы рассмотрим несколько из них.

Одно из определений, принятых в Европе, дали чешские фольклористы Вольте и Поливка. Смысл его сводится к следующему: под сказкой со времен Гердера и братьев Гримм понимается рассказ, основанный на поэтической фантазии, в особенности из волшебного мира, история, не связанная с условиями действительной жизни, которую во всех слоях общества слушают с удовольствием, даже если находят ее невероятной или недостоверной (Bolte, Polivka, III).

Однако в этом определении есть ряд слабых сторон. Во-первых, что означает «в особенности из волшебного мира»? В большинстве сказок (о животных, новеллистических) вообще нет никакого волшебства. Оно есть только в так называемых волшебных сказках. Все не волшебные сказки остаются вне этого определения. Во-вторых, нельзя считать, что сказка «не связана с условиями действительной жизни». Даже самые фантастические сказки возникают на почве действительности разных эпох.

Определение, данное А. И. Никифоровым, гласит: «Сказки — это устные рассказы, бытующие в народе с целью развлечения, имеющие содержанием необычные в бытовом смысле события (фантастические, чудесные или житейские) и отличающиеся специальным композиционностилистическим построением» [8].

Это определение не потеряло своего научного значения до сих пор. Сказка характеризуется как рассказ, т. е. она принадлежит к повествовательным жанрам. Когда Никифоров говорит о развлекательном значении сказки, то это означает, что она имеет преимущественно эстетические функции, что она — художественный жанр по своим целям и отличается этим от всех видов обрядовой поэзии, которая имеет прикладное значение, от легенды, которая имеет морализирующие цели, или от предания, цель которого — сообщить какие-то сведения. Признак развлекательности стоит в связи с другим признаком сказки, выдвигаемым Никифоровым, а именно необычайностью события (фантастического, чудесного или житейского), составляющего содержание сказки. Наконец, последний выдвигаемый Никифоровым признак — специальное композиционно-стилистическое построение. Стиль и композицию мы можем объединить общим понятием поэтики и сказать, что сказка отличается специфической для нее поэтикой.

10 стр., 4542 слов

Алые паруса сказка о любви

... осуществить все твои мечты. Это яркое произведение о настоящей любви, которую не преодолеют никакие трудности. Сочинение 2 Повесть Александра Грина «Алые паруса» соединяет в себе реальное и вымышленное, волшебное. ... Также на примере молодого человека автор доносит до читателя, что нужно дарить сказку окружающим людям, исполнять мечты других. Тогда будет счастье, спокойствие, удовлетворение. Ассоль ...

М.В.Ломоносов писал, что в вымысле сказок заключена «идея обыкновенная и натуральная» и что очевидное несоответствие вымысла реальности представляет истину «великолепнее, сильнее или приятнее». Не все соглашались, что в сказке заложен серьезный смысл. К.С.Аксаков писал: «Сказка — складка (вымысел), а песня — быль, говорит народ, и слова его имеют смысл глубокий, который объясняется, как скоро обратим внимание на песню и сказку». По словам Аксакова, в песнях отразились «народные события, историческая и бытовая жизнь»; «Совсем другое сказка. С самых первых слов дается знать, что это вымысел…К сказке, кажется, преимущественно должна относиться пословица: кросно поле рожью, а речь ложью (вымыслом)»[1].

Знаменитый знаток и издатель сказок А.Н.Афанасьев оспорил эти суждения. Он писал, что «пустая складка» не могла бы сохраняться у народа в продолжение целого ряда веков и на огромной протяженности страны, удерживая и повторяя «одни и те же представления».

«Сказка, — писал известный фольклорист М.Е. Халанский, — рассказ, не имеющий иной цели, как действовать на фантазию слушателей, и в основе своей заключающий вымышленное событие, интересное событие, интересное или самой своей невероятностью, или юмористическими подробностями». «Целью сказки, — писал П.М.Соболев, — является развлечение слушателей, перенесение их внимания из реальной обстановки в мир идеальный, фантастический. Этому не противоречат и те сказки, сферой изображения которых служит окружающая действительность: центр тяжести в них лежит не в реальных понятиях, а в комбинации последних, которая всегда более или менее необычна для реальной жизни».

Вымысел сказки — чисто художественного свойство, и законы красоты выявляются в ней в полной мере. Недаром крупнейшие русские писатели от Пушкина до Горького единодушно отмечали пленительную силу сказок, признавали их образцом национального искусства, подражали сказочникам, перенимали у них приемы художественной выразительности, а главное, стремились удержать в собственном творчестве высоту полета, богатство смысла и пластику сказок.

Отличие сказочного вымысла от вымысла, который встречается в других фольклорных произведениях,- изначальное, генетическое. Отличие выражается в особой функции ив мере использования вымысла. Своеобразие вымысла у сказок любого типа коренится в их особенном содержании.

Обусловленность художественных форм жизненным содержанием — главное для понимания любого поэтического жанра.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что сказки — это коллективно созданные и традиционно хранимые народом устные прозаические художественные повествования такого реального содержания, которое по необходимости требует использования приемов неправдоподобного изображения реальности.

2. Классификация русских народных сказок

Отделив сказку от смежных и родственных ей жанров, мы должны привести в систему и сам сказочный материал. Классификация важна не только потому, что вносит в пестрый мир сказки порядок и систему. Она имеет и чисто познавательное значение. Объединение в один разряд гетерономных явлений ведет к дальнейшим ошибкам. Поэтому надо стремиться к правильному объединению однородных сказочных образований. Разные виды сказки различаются не только внешними признаками, характером сюжетов, героев, поэтикой, идеологией и т. д., они могут оказаться различными и по своему происхождению и истории и требовать различных приемов изучения. Поэтому правильная классификация имеет первостепенное научное значение. Между тем мы вынуждены признать, что в нашей науке до сих пор нет общепринятой классификации сказок. По нынешнему состоянию науки мы должны считать, что этим признаком должна быть поэтика отдельных видов сказки. Такая классификация явилась бы подлинно научной и имела бы то познавательное значение, о котором говорилось выше. Но поэтика отдельных видов сказки так же мало изучена, как и поэтика сказки в целом. Поэтому выделение видов и разновидностей сказки из общего ее репертуара встречает те же трудности, что и выделение сказки из других видов народной прозы.

11 стр., 5304 слов

В.Я. Пропп Морфология сказки

... Мы легко узнаем прежние приемы, перестроенные на новый лад. Мы не будем входить в подробности этой классификации, а остановимся лишь на волшебных сказках, которые выделены им в подразряд. Заметим ... сравнения мы выделяем составные части волшебных сказок по особым приемам и затем сравниваем сказки по их составным частям. В результате получится морфология, т.е. описание сказки по составным частям и ...

А. Н. Афанасьев был первым из наших ученых, кто столкнулся с настоятельной необходимостью упорядочения огромного и пестрого сказочного материала. Первое издание его сказок 1855—1864 годов имело довольно хаотический вид. Материал публиковался в форме выпусков по мере того, как он поступал в распоряжение издателя. Не только однородные сказки, но даже варианты одного и того же сюжета разбросаны по разным выпускам этого издания. Но, когда издание было закончено, Афанасьев увидел необходимость какого-то упорядочения, и во втором издании (1873), до выхода которого он не дожил (скончался в 1871 году), сказки уже расположены систематически[4].

Афанасьев не разделял свой сборник на части и не озаглавливал разделов. Если это сделать за него, то получится следующая картина:

1. Сказки о животных. К ним примыкают немногие сказки о предметах; о растениях; о стихиях.

2. Волшебные, мифологические, фантастические.

3. Былинные.

4. Исторические сказания.

5. Новеллистические или бытовые.

6. Былички: рассказы о мертвецах, ведьмах, леших и пр.

7. Народные анекдоты.

8. Докучные.

9. Прибаутки .

Всматриваясь в эту классификацию, мы легко обнаруживаем некоторую беспорядочность, но ее легко устранить, и тогда достоинства классификации станут очевидными. С нашей точки зрения, исторические сказания, пересказы былин, былички не относятся к области сказок. Докучные и прибаутки собственно тоже не являются сказками, но, конечно, они самым тесным образом примыкают к ним и должны помещаться в сборниках сказок. Былички частично попали в бытовые сказки, но их легко из них выделить. За вычетом этих недостатков получается очень стройная классификация, включающая крупные разряды, а именно:

1. Сказки о животных.

2. Сказки о людях:

а) волшебные,

в) новеллистические (включая анекдоты).

Существует классификация Ю. М. Соколова, которая в основном сводится к выделению следующих категорий сказок: волшебные, сказки о животных, кумулятивные, реалистические, сказки-легенды, сказки-былички, исторические легенды и предания, религиозные легенды. Все эти жанры включены в состав сказок. Ошибки классификации Ю. М. Соколова довольно очевидны. Она представляет собой шаг назад по сравнению с классификацией Афанасьева, который различал сказки и легенды и дал два разных сборника. Братья Гримм не относили к сказкам исторические легенды или предания, и они также были правы. Какая разница между «сказками-легендами» и «религиозными легендами» Соколова, остается неясным.

3 стр., 1028 слов

Конспект непосредственно-образовательной деятельности по развитию ...

... вы придумаете сказку о том « «Как ежик выручил зайца» и тогда колдовство снимется, и книга будет заполняться сказками, а вы, дорогие дети, сможете читать мои сказки. Воспитатель: -Дети, ... -Нам нужно сочинить сказку. Давайте вспомним, какие виды сказок бывают? Ответы детей. (волшебные, о животных) Воспитатель: -Назовите, пожалуйста, какие волшебные и какие сказки о животных вы знаете? Ответы ...

Многие фольклористы, например, В. Я. Пропп и Т. В. Зуева помимо трех жанров русской народной сказки выделяют еще кумулятивные сказки.

Проф. Н.П. Андреев под заглавием «Указатель сказочных сюжетов по системе Аарне» перевел на русский язык знаменитую систему типов финского ученого Антти Аарне. Андреев, переводя этот указатель на русский язык, внес в него ряд дополнений из русского материала. Точно так же поступили ученые других стран. Дополнения вносили некоторый разнобой и требовали учета и упорядочения. Это

было сделано североамериканским ученым Стифом Томпсоном, который перевел указатель на английский язык и учел все сделанные за это время дополнения. В 1964 году перевод был переиздан с дальнейшими дополнениями. На сегодняшний день это издание является тем стандартом, на который ориентируются ученые всего мира.

Таким образом, нам становится понятно, что научная классификация сказок не создана до сих пор, но выделяется четыре крупных разряда русской народной сказки — о животных, волшебные, новеллистические, кумулятивные.

2.1 Волшебные сказки

Волшебные сказки ученые называли «мифическими», «чудесными», «фантастическими», однако термин «волшебные», введенный В. Я. Проппом, употребляется чаще всего.

Волшебная сказка имеет свои исторические корни. В отличие от животного эпоса, она восходит к более позднему, земледельческому периоду, отражает новые черты быта и уже развитое мировоззрение людей, их языческие верования и обряды. Глубокий след в волшебной сказке оставили земледельческие культы земли, воды, солнца. В сказке, чтобы перевоплотиться, нужно «удариться о сыру землю». Разнообразной волшебной силой обладает вода: оживляет мертвого, омолаживает старого, дает зрение слепому, делает героя сильным, а его врага слабым. Неотъемлемой художественной чертой жанра является красочное сияние золотых предметов сказочного мира — в данном случае эпитет «золотой» обозначает цвет солнца.

Волшебная сказка несет в себе разнообразные следы тотемистических верований. С древними представлениями о супруге-тотеме связаны сказки о чудесных невестах и женихах. Главный герой часто вступает в союз с невестой-птицей. Отзвуком древних брачных обрядов является их первая встреча у воды: на берегу моря, реки или озера.

В сказках упоминаются разнообразные орудия труда: топор, соха, плуг, ярмо, веретено, прялка, ткацкий стан. Издавна они считались священными, так как использовались в производстве пищи и одежды — того, что соприкасается с телом человека. В быту они украшались магическим орнаментом, а в сказке превратились в чудесные предметы.

Волшебная сказка, пожалуй, наиболее прекрасный вид народной художественной прозы. Она пронизана высокими идеалами, стремлением к чему-то возвышенному. Однако прежде чем говорить о художественных совершенствах волшебной сказки, надо договориться о том, что надо понимать под волшебной сказкой.

Волшебная сказка обладает настолько ярко выраженным характером, она настолько отличается от всех других видов сказки, что уже Афанасьев почти безошибочно выделил ее. Первое, что представляется, когда говорят о волшебной сказке, — это характерные для нее сюжеты. Сюжет — это основной художественный признак сказки. Сюжет возникал и развивался благодаря конфликту, а конфликт порождался жизнью, той реальностью, которая не вполне соответствовала народному идеалу. В основе сказки всегда лежит антитеза между мечтой и действительностью. Сказочный сюжет предлагает полное, хотя и утопическое ее разрешение.

2 стр., 961 слов

Волшебная сказка о животных сочинение 3 класс

... еще – вовремя слушать мудрые советы родителей. Сочинение на тему “Сказка о животных”. (Вар 2) План: 1. Лесная школа 2. Соревнование бельчат 3. Мудрость мамы 4. Вывод. Как-то в лесу ... и спасения от хищников. Эти навыки очень пригодятся любому животному в дальнейшей жизни. соревноваться уверенностью победителем Мини сочинение «Сказка о животных» Жил да был на опушке леса лисенок со ...

В таком же смысле можно говорить о мотивах волшебной сказки. Совершенно очевидно, что такие мотивы, как постройка за одну ночь волшебного дворца, мотив невидимого помощника героя, мотив перелета героя в иное царство на орле или ковре-самолете и многие другие — типичные для волшебной сказки мотивы. Поэтому в большинстве случаев понятие волшебной сказки определяется через ее сюжеты и мотивы.

Волшебные сказки, как и все остальные, отличаются от животного эпоса, прежде всего тем, что их главным героем является человек. Герой волшебных сказок молод: он достиг брачного возраста, полон сил и готов ко взрослой жизни. Но сначала ему приходится пережить нелегкие испытания, соприкоснуться с разнообразными чудесными силами. Чудесный вымысел лежит в основе волшебных сказок.

Внутри сказочного сюжета отчетливо выделены два пространства: мир людей и чудесное тридевятое царство, тридесятое государство — не что иное, как мифическое царство мертвых. В представлении древних оно было связано с солнцем, поэтому сказка изображает его золотым. В разных сюжетах чудесное царство расположено под землей, под водой, в далеком лесу или на высоких горах, на небе. Следовательно, оно очень удалено от людей и перемещается, подобно суточному движению солнца. Именно туда отправляется герой волшебной сказки за чудесными золотыми диковинками и за невестой, а потом возвращается с добычей в свой дом. От реального мира тридевятое царство всегда отделено какой-то границей: тяжелым камнем, столбом с надписью о трех дорогах, высокой крутой горой, огненной рекой, калиновым мостом, но особенно часто — избушкой Бабы Яги.

Герой сказки отправляется в иной мир чаще всего потому, что туда унесена близкая ему женщина: невеста, сестра, жена, мать. Сюжет о похищении женщины В. Я. Пропп выделил как наиболее типичный для волшебно-сказочного жанра. Он писал: «Если бы мы могли развернуть картину трансформаций, то можно было бы убедиться, что морфологически все данные сказки могут быть выведены из сказок о похищении змеем царевны, из того вида, который мы склонны считать основным». Исторически это связано с реальными жертвоприношениями женщин. Сказка, в отличие от обрядов, отразила более древнюю этнографическую реальность: в ней содержится «память» не о заместительной, а об изначальной жертве— самой женщине. Но, как и обряды, сказка выразила неизбежное прогрессивное стремление преодолеть этот жестокий обычай, который на новом уровне человеческого сознания уже утратил свою мотивировку. Главная тема сказки — освобождение и возвращение женщины. В сказке появился герой-освободитель, с которым стала связываться ее идейность. Своим финалом — свадебным пиром — сказка начала поэтизировать личное чувство человека.

3 стр., 1338 слов

» сказки на предложенный сюжет»

... моего крылечка. …. яблоко возьмёт, тот и сказку начнёт. Ребёнок составляет сказку по игрушкам. (ребенок, который рассказывает сказку про игрушки, садится на волшебный стул) Заслушиваются 3-4 ребенка. Воспитатель: Ребята, какие ...

Жанровая форма волшебной сказки определилась в фольклоре довольно поздно, только после упадка мифологического мировоззрения. В это время актуальными становились новые проблемы, порожденные распадом родового общества. У восточных славян быт принял форму патриархальной семьи. Взаимоотношения ее членов, противоречия между ними легли в основу второго конфликтного слоя сюжетов волшебных сказок. Новый конфликт напластовался на древний, мифологический. Героем сделался обездоленный и невинно гонимый член семьи: младший брат, младшая сестра, падчерица. Появилась новая группа его противников, также реальных: старшие братья, старшие сестры, мачеха. С помощью волшебных сил сказка стала наделять своего героя богатством и счастьем, а его гонителей наказывать — и это стало ее идейным пафосом.

Герой волшебной сказки — обычный человек, нравственно и экономически ущемленный в результате исторического переустройства бытового уклада. Собственно сказочный конфликт — семейный, именно в нем проявилась социальная природа жанра волшебной сказки. Два конфликта разной исторической глубины — мифологический и семейный — соединились в рамках одного жанра благодаря образу главного героя, который во всех своих модификациях сочетает мифологические и реальные (бытовые) признаки.

В построении волшебно-сказочных сюжетов определенную роль играла традиционная стилистика: зачины, концовки, а также внутренние формулы композиционного характера. Наличие формул — яркий признак стиля волшебной сказки. Многие формулы носят изобразительный характер, связаны с чудесными персонажами, являются их своеобразной маркировкой.

Волшебная сказка активно использовала общую для многих фольклорных жанров поэтическую стилистику: сравнения, метафоры, слова с уменьшительными суффиксами; пословицы, поговорки, прибаутки; разнообразные прозвища людей и животных. Традиционные эпитеты, наряду с особо выраженными в этом жанре эпитетами золотой и серебряный, возвышенно изображали мир, поэтизировали и одухотворяли его.

2.2 Сказки о животных

Сказки о животных (или животный эпос) выделяются по тому основному признаку, что их главные герои — животные.

При раннеродовом строе почти повсеместно была распространена своеобразная вера в родственные связи между группой людей и каким-либо видом животных. Животное считалось родоначальником — тотемом. Тотема нельзя было убивать и употреблять в пищу. Каждый член родового коллектива проявлял почтение к своему тотему путем воздержания от нанесения ему вреда. Считалось, что тотем покровительствует роду. Вера в тотем повлекла за собой появление разного рода магических обрядов, которые у многих народов с течением времени превратились в культ животного.

Тотемизм явился своеобразной формой религиозного осознания связи человека с природой и зависимости от нее. Вместе с тем в тотемизме и особенно в обрядах, связанных с верой в тотем, сказалось желание найти защиту против опасностей, которые подстерегали людей на каждом шагу.

Часто в качестве тотема родовые кланы и первобытные племена избирали самые безобидные существа. Тотемом могла быть какая-нибудь крохотная лесная птаха или вполне мирное и нестрашное животное вроде лягушки и даже растение, какой-нибудь злак.

В сказках о животных сохранились следы того периода примитивного ведения хозяйства, когда человек мог только присваивать продукты природы, но еще не научился их воспроизводить. Основным источником жизни людей в то время была охота, а хитрость, умение обмануть зверя играло важную роль в борьбе за выживание. Поэтому заметным композиционным приемом животного эпоса является обман в его разных видах: коварный совет, неожиданный испуг, изменение голоса и другие притворства. С опытом древних охотников связана постоянно упоминаемая загонная яма. Умеющий перехитрить, обмануть — побеждает и получает выгоду для себя. Русская сказка закрепила это качество за одним из своих центральных персонажей — лисой. русский народный сказка волшебный

57 стр., 28273 слов

Сказка как средство нравственного воспитания старших дошкольников

... исследования: влияние сказки на нравственное воспитание старших дошкольников. Цель исследования: определить влияние сказки в нравственном воспитании старших дошкольников. Гипотеза: мы полагаем, что нравственное воспитание дошкольников будет более эффективно при использовании сказки как педагогического средства, если: работа по нравственному воспитанию осуществляется целенаправленно ...

В сказках часто фигурируют представители дикой фауны. Это обитатели лесов, полей, степей: лиса, медведь, волк, дикий кабан, заяц, еж, лягушка, мышь. Разнообразно представлены птицы: ворон, воробей, цапля, журавль, дятел, тетерев, сова. Встречаются насекомые: муха, комар, пчела, муравей, паук; реже — рыбы: щука, окунь.

По мере исторического развития стали возникать сказки и о прирученных домашних животных и птицах. Славян повседневно окружали и сделались персонажами их сказок вол, лошадь, баран, овца, собака, кот, петух, утка, гусь. В сказки вошел и сам человек как равноправный участник событий. Ум человека и дружба, взаимопомощь домашних животных стали противопоставляться грубой силе и хитрости обитателей дикой природы.

Наиболее архаичный сюжетный пласт животного эпоса относится к доземледельческому периоду. В этих сказках в основном отражен реальный древний быт, а не мировоззрение людей, которое тогда было в зачаточном состоянии.

Русские сказки о животных связаны со смехом и даже с натуралистическими подробностями, которые, по наблюдениям В. А. Бахтиной, «воспринимаются как фантастические и носят глубокий содержательный характер. Эта смеховая народная фантастика, обыгрывающая телесный низ, физиологический акт голода, еды и нечистот, служит одним из средств характеристики персонажа…». В животном эпосе сохранились следы профессионального искусства скоморохов — бродячих артистов-увеселителей, разыгрывавших обычно и «медвежью потеху». Не случайно часть репертуара сказок о животных оказалась прямо противоположной задачам народной педагогики. По своему грубому, хотя и остроумному эротическому содержанию такие сказки стали предназначаться исключительно для мужской аудитории, примкнув к определенной группе анекдотических сказок.

Позже под влиянием литературы (в частности, с проникновением в Россию в XVIII в. переводов басен Эзопа) в русском животном эпосе заметно усилилась сатирическая струя, появилась тема социального обличения, подсказываемая самой жизнью.

В целом сказки о животных широко отражают человеческую жизнь. В них запечатлен крестьянский быт, богатая гамма людских качеств, человеческие идеалы. Сказки образно обобщили трудовой и жизненный опыт людей. Выполняя важную дидактико-познавательную задачу, они передавали знания от взрослых к детям.

В структурном отношении произведения животного эпоса разнообразны. Встречаются одномотивные сказки, но они редки, так как очень развит принцип повторяемости. Прежде всего, он проявляется в кумулятивных сюжетах разного вида. Среди них — троекратный повтор встречи. Известны сюжеты с многократной линией повторяемости, которые иногда могут претендовать на развитие в дурную бесконечность. Но чаще всего кумулятивные сюжеты представлены как многократно (до 7 раз) возрастающая или убывающая повторяемость. Разрешающую возможность имеет последнее звено. Так, только последняя из всех и самая маленькая — мышка — помогает выдернуть большую-пребольшую репку, а «терем мухи» существует до тех пор, пока не приходит последний и самый большой из зверей — медведь.

7 стр., 3039 слов

Кумулятивная сказка в рамках культуры

... о том, какие же сказки называть кумулятивными, остается неясным, и большое количество типичных кумулятивных сказок рассеяно по другим разрядам. Особенно много кумулятивных сказок значится в разделе сказок о животных. Система Аарне не ...

Для композиции сказок о животных большое значение имеет контаминация. Лишь в небольшой своей части эти сказки представляют устойчивые сюжеты, в основном же в указателе отражены не сюжеты, а только мотивы. Мотивы соединяются друг с другом в процессе рассказывания, но почти никогда не исполняются отдельно. Контаминации этих мотивов могут быть как свободными, так и закрепленными традицией, устойчивыми.

Мы можем сделать вывод о том, в животном эпосе находит широкое отражение человеческая жизнь, с ее страстями, алчностью, жадностью, коварством, глупостью и хитростью и в то же время с дружбой, верностью, благодарностью, т. е. широкая гамма человеческих чувств и характеров, равно как и реалистическое изображение человеческого, в частности, крестьянского быта.

2.3 Новеллистические сказки

Новеллистические сказки также называют реалистическими или бытовыми. Реалистическими сказки могут быть названы потому, что действующие лица в них — не потусторонние фантастические существа, а реальные люди. Они могут быть названы новеллистическими, так как представляют собой краткие занимательные и интересные рассказы. Но это все же не новеллы, а настоящие сказки. Наконец, их можно назвать бытовыми, так как крестьянский дореформенный быт находит в них сравнительно широкое отображение, хотя описание быта никогда не является их целью.

В новеллистической сказке мы видим только один мир -мир, в котором мы живем. Но в них совершенно нет описания обстановки, в которой развивается действие. Обстановка не описывается, а только мыслится или подразумевается, или дается как некоторый фон, на котором действие развивается, и набрасывается очень скупыми штрихами. Но хотя в таких сказках и нет прямых описаний, быт составляет не только фон, но материал, арсенал, которым в художественных целях пользуется бытовая сказка. В силу этого бытовая сказка имеет самую тесную связь с действительностью.

Эти сказки могут служить средством изучения крестьянского мировоззрения и крестьянской житейской философии. Герой всегда побеждает своих противников. Но характер борьбы здесь иной, как иная и мораль этих сказок. В бытовой же сказке носители зла — земные люди. Это чаще всего социальные враги крестьянина. В борьбе с ними всякие средства хороши. Противник героя силен социально, но ничтожен по существу. Герой же ничтожен социально, он стоит на низших ступенях

социальной лестницы. Он обездолен, беден, угнетен. В изображении его нет никакой идеализации. В его облике как будто нет ничего красивого, подчеркнуто героического. Он самый обыкновенный человек. Но в то же время он воплощение смелости, решительности, находчивости, неугасимой силы духа и воли к борьбе, иногда — необычайной хитрости. Поэтому он всегда побеждает.

Один из основных признаков этих сказок — отсутствие сверхъестественности. В них, как правило, не нарушаются законы природы.

Характер реализма этих сказок определяется тем, что реалистичен способ передачи, стиль; изображаемые события далеко не всегда реально возможны. Реализм таких сказок весьма условный. Новеллистические, или реалистические, сказки — прежде всего сказки благодаря нагромождению в них иногда самых чудовищных невероятностей.

Новеллистические сказки содержат большое количество бытовых элементов, метко схваченных наблюдений, жизненных деталей. Они при некоторой литературной обработке легко превращаются в новеллу. С новеллами их объединяет то, что они представляют собой краткие занимательные рассказы из жизни. И тем не менее это не новеллы.

Все бытовые сказки ярко юмористичны. Они отвечают здоровому стремлению к смеху, хохоту. Поэтому бытовые сказки могут быть использованы как острое и меткое орудие сатиры, особенно сатиры социальной. Бытовая сказка тяготеет к анекдоту. Тяготение это настолько сильно, и в народном повествовательном искусстве столько анекдотов, что граница между анекдотами и бытовыми сказками стирается.

Композиция бытовых сказок очень разнообразна. Она определяется не столько внутренними закономерностями, сколько разнообразием тех событий, о которых повествуется. Бытовые сказки, как правило, отличаются простотой и краткостью. Интриги весьма несложны. Бытовая сказка чужда так называемой формульности волшебной сказки, в ней нет вступительных и заключительных формул, нет общих мест и общих формул — это не соответствовало бы ее стилю. Всем сказанным — близостью к жизни, занимательностью, остроумием и юмором — определяется и необычайная популярность этих сказок.

Основные сюжеты новеллистической сказки:

1. О мудрых девушках;

2. Об испытании жен;

3. О ловких и удачливых отгадчиках;

4. О ловких ворах;

5. О разбойниках;

6. О хозяине и работнике;

7. О попах;

8. О глупцах;

9. О злых женах;

10. О шутках;

11. Моралистические.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что бытовая сказка — не только самый популярный, но и самый национальный вид сказки.

2.4 Кумулятивные сказки

Существование кумулятивных сказок как особого вида было замечено давно, но не были сделаны соответствующие выводы ни для классификации, ни для изучения сказки.

Основной композиционный прием кумулятивных сказок состоит в каком-либо многократном, все нарастающем повторении одних и тех же действий, пока созданная таким образом цепь не обрывается или же не расплетается в обратном,

убывающем порядке.

Сказки эти бывают по стилю и способу исполнения двоякими: одни мы назвали бы по английскому образцу формульными другие — эпическими. Характерными

и типичными для кумулятивных сказок являются первые, т. е. формульные.

Композиция кумулятивных сказок чрезвычайно проста: экспозиция чаще всего состоит из какого-нибудь незначительного события или очень обычной в жизни ситуации. Эта экспозиция не может быть даже названа завязкой, так как совершенно не видно, откуда развивается действие. Оно развивается неожиданно и в этой неожиданности один из главных художественных эффектов сказки.

Целый ряд кумулятивных сказок построен на последовательном появлении каких-нибудь непрошенных гостей.

Особый вид представляют собой сказки, построенные на создании цепи из человеческих тел или тел животных.

Наконец, можно выделить особую группу сказок, в которых все новые и новые люди убиваются по пустякам.

Обладая совершенно четкой композиционной системой, кумулятивные сказки отличаются от других сказок и своим стилем, своим словесным нарядом, формой своего исполнения. Надо, однако, иметь в виду, что по форме исполнения и по стилю имеется, как уже указывалось, два вида этих сказок. Одни рассказываются эпически спокойно и медлительно, как и всякие другие сказки. Они могут быть названы кумулятивными только по лежащей в их основе композиции. Но наряду с этим есть и другой, более яркий и типичный вид кумулятивных сказок. Нагромождению или нарастанию событий здесь соответствует нагромождение слов. Такие можно назвать «формульными». Граница между этими двумя видами неустойчива. Один и тот же тип может у разных мастеров исполняться тем или другим способом. Но тяготение типов сказки к тому или другому способу исполнения, несомненно, имеется. В последнем случае при присоединении каждого нового звена часто повторяются все предыдущие звенья.

Эти особенности кумулятивных сказок делают их любимыми детьми, которые так любят новые, острые и яркие словечки, скороговорки и т. д., поэтому кумулятивные сказки с полным правом могут быть названы, по преимуществу, детским жанром.

3. Сказочные мотивы и сюжеты

Основной художественный признак сказок — их сюжет. Сюжет возникал и развивался благодаря конфликту, а конфликт порождался жизнью, той реальностью, которая не вполне соответствовала народному идеалу. В основе сказки всегда лежит антитеза между мечтой и действительностью. Сказочный сюжет предлагает полное, хотя и утопическое ее разрешение. В мире сказки торжествует мечта.

Принцип антитезы нашел в сказках универсальное применение. Их персонажи контрастно распределяются по полюсам добра и зла, эстетическим выражением которых является прекрасное и безобразное.

В сказке всегда фигурирует главный герой, вокруг него разворачивается действие. Победа героя — обязательная установка сюжета. Следуя за героем, сказочное действие не допускает нарушения хронологии или развития параллельных линий, оно строго последовательно и однолинейно.

Героев сказок, как и других фольклорных жанров, отличает широкое обобщение: это не характеры, а типы, носители какого-то главного качества, определяющего образ. Они внутренне статичны, что может подчеркиваться повторяющимся прозвищем, портретом, изображением жилища и проч. Однако внутренняя неизменяемость образов сочетается с глубоко им присущим внешним динамизмом. Сказочные персонажи раскрываются прежде всего в действии, и это — главный прием их изображения. Они целиком и полностью зависят от своей сюжетной роли. Одновременно действия сказочных героев создают содержание и композицию сказки. Слитые в одной художественной идее, они образуют единое повествование — сюжет. Сказки максимально используют время как художественный фактор, глубоко выражая этим сущность эпического поэтического рода, к которому они относятся.

Для сказок характерна устойчивая повторяемость однотипных персонажей в разных произведениях, но только в пределах своего жанра. Благодаря этому сказочные сюжеты могут соединяться в одном повествовании. Такое явление называется контаминацией (от лат. contaminatio — «смешение, соединение»)[6].

В устном бытовании сказки были подвержены сокращениям и разрастаниям, процессам ассимиляции с другими произведениями и жанрами, наконец, их могли бы просто забыть… Поэтому сказки должны были обладать не только стройным сюжетом, но и предельно ясной композицией. Жизненности сказок способствовала их величайшая художественная простота.

Сказочные сюжеты имеют обычное эпическое развитие: экспозиция — завязка — развитие действия — кульминация — развязка. Но это их родовой, а не видовой признак. Сюжетостроение сказок обладает своими, специфическими особенностями.

В. Я. Пропп обратил особое внимание на действия сказочных персонажей и обозначил их термином «функция». Исследователь отметил, что в разных сюжетах могут повторяться одинаковые функции. И действительно: похищение, нарушение запрета, неузнанное прибытие, трудная задача и т. д. — функции, известные по многим сюжетам разных сказочных жанров.

Наряду с функциями в сказочном тексте довольно легко выделяются простейшие повествовательные единицы сюжета, которые впервые охарактеризовал А. Н. Веселовский и назвал «мотивами». Композиционно сказочный сюжет состоит из мотивов.

Каждый сказочный жанр имеет свои характерные мотивы. Встреча определяет строение многих сказок о животных, шутовской обман типичен для анекдотических сказок, поиски чудесной невесты — для волшебных.

Чем сложнее сюжет, тем большее число мотивов он включает в себя. Мотивы располагаются в определенном порядке, они подчинены общей идее сюжета. Сказка обычно имеет главный, центральный мотив, который наиболее ярко характеризует данный сюжет и потому наиболее обстоятельно развертывается.

Сказочные мотивы часто подвергаются утроению: три задачи, три поездки, три встречи и т. д. Это создает размеренный эпический ритм, философскую тональность, сдерживает динамическую стремительность сюжетного действия. Но главное — утроения служат выявлению идеи сюжета.

Мотив имеет свою внутреннюю структуру. Его важнейший компонент — функции, т. е. действия сказочных персонажей, создающие развитие сюжета. В. Я. Пропп верно отметил, что сказочные функции стремятся к парности, например: запрет — нарушение, отлучка — похищение, бой — победа[4].

В сказочный мотив входит не одна, а по крайней мере две функции, смежные в сюжете и объединенные по смыслу. Они составляют повествовательное ядро мотива. Для того чтобы возникло повествование, наряду с функциями необходимы и другие элементы: субъект (производитель действия), объект (персонаж, на который направлено действие), место действия, обстоятельства, ему сопутствующие, его результат.

Сказки имеют философский характер, за их конкретным содержанием встает обобщенная мысль народа. Сюжет сказки мог восприниматься как своеобразная метафора реальных человеческих отношений и находить для себя бесконечные аналогии в самой жизни.

4. Примеры русских народных сказок

1. Волшебные сказки:

1.1 «Сивко-Бурко»

1.2 «Смерть Кащея в яйце»

1.3 «Волшебное кольцо»

1.4 «Три подземных царства»

2 Новеллистические сказки:

2.1 «Приметы царевны»

2.2 «Марко Богатый»

2.3 «Жених-разбойник»

2.4 «Спор о верности жены»

3 Сказки о животных:

3.1 «Пузырь, соломинка и лапоть»

3.2 «Репка»

3.3 «Мороз, солнце и ветер»

3.4 «Солнце, месяц и ворон»

4 Былинные:

4.1«Илья Муромец и Соловей»

4.2 «Василий Буслаевич»

4.3 «Алеша Попович»

5 Кумулятивные сказки:

5.1 «Петушок подавился»

5.2 «Терем мухи»

5.3 «Глиняный паренек»

5.4 «Нет козы с орехами»

5. Высказывания видных деятелей культуры

«В народном творчестве сказка — вероятно, самое большое чудо». М. Горький

«Сказка — это, иными словами, правда жизни». Л. Сухоруков

«Сказка — это то золото, что блестит огоньком в детских глазках». Г. Х. Андерсен

«…Русские песни, предания, пословицы, …наконец русские сказки — без сомнения заслуживают большого внимания: они память нашего давно минувшего, они — хранилище русской народности». Н. Некрасов

«Сказка — великая духовная культура народа, которую мы собираем по крохам, и через сказку раскрывается перед нами тысячелетняя история народа». А. Н. Толстой

Заключение

Сказки — это коллективно созданные и традиционно хранимые народом устные прозаические художественные повествования такого реального содержания, которое по необходимости требует использования приемов неправдоподобного изображения реальности.

Научная классификация сказок не создана до сих пор, но выделяется четыре крупных разряда русской народной сказки — о животных, волшебные, новеллистические, кумулятивные.

Волшебная сказка активно использовала общую для многих фольклорных жанров поэтическую стилистику: сравнения, метафоры, слова с уменьшительными суффиксами; пословицы, поговорки, прибаутки; разнообразные прозвища людей и животных. Традиционные эпитеты, наряду с особо выраженными в этом жанре эпитетами золотой и серебряный, возвышенно изображали мир, поэтизировали и одухотворяли его.

В животном эпосе находит широкое отражение человеческая жизнь, с ее страстями, алчностью, жадностью, коварством, глупостью и хитростью и в то же время с дружбой, верностью, благодарностью, т. е. широкая гамма человеческих чувств и характеров, равно как и реалистическое изображение человеческого, в частности, крестьянского быта.

Бытовая сказка — не только самый популярный, но и самый национальный вид сказки.

Кумулятивные сказки очень любимы детьми, которым нравятся новые, острые и яркие словечки, скороговорки и т. д., поэтому кумулятивные сказки с полным правом могут быть названы, по преимуществу, детским жанром.

Сказки имеют философский характер, за их конкретным содержанием встает обобщенная мысль народа. Сюжет сказки мог восприниматься как своеобразная метафора реальных человеческих отношений и находить для себя бесконечные аналогии в самой жизни.

Использованная литература

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/referat/russkie-pisateli-o-skazke/

1. Аникин В.П. Русская народная сказка.- М.: Худож. лит., 1984.-176 с.

2. Аникин В.П. Русская народная сказка. Пособие для учителей. М., «Просвещение», 1977. -208 с.

3. Афанасьев А.Н. Народные русские сказки. М., 1855-1864. (8 выпусков).

Изд. 6-е в 3-х т. М. 1957.

4. Владимир Яковлевич Пропп. Русская сказка (Собрание трудов В. Я. Проппа.) Научная редакция, комментарии Ю.С. Рассказова. — Издательство «Лабиринт», М., 2000. — 416 с.

5. Зуева Т.В Русский фольклор: Слов.- Справ.:Кн. Для Учителя. — М.: Просвещение, 2002. -334 с.

6. Зуева Т.В., Кирдан Б.П. Русский фольклор: Учебник для высших учебных заведений. — М.: Флинта: Наука, 2002. — 400 с.

7. Никифоров А.И. Жанры русской сказки. — «Учен. Зап. Ленинградского Государственного педагогического института им. М.П. Покровского», 1938. Т. 2 Вып. 1.

8. Никифоров А. И. Сказка // Литературная энциклопедия — М.: Худож. лит., 1937.

9. Пыпин А. Н. О русских народных сказках // Отечественные записки. — 1856.