Если можно использовать в качестве капитала свои идеи и ресурсы

Эссе

Почему основной труд марксизма, – а я категорически утверждаю, что это совместный труд К. Маркса и Ф. Энгельса, учитывая, что вся их жизнь, все их творчество, вся их борьба – это событие, – и: собЫтие, и событИе, со-бытие, – назван именно так, как назван: «Капитал»?

Казалось бы, ответ лежит на поверхности: четыре толстенных тома «Капитала» – это анатомия, это исчерпывающе точный научно-теоретический портрет исторически-конкретного типа экономической, – и всей прочей, – жизни общества (диалектического единства производительных сил и производственных отношений, материального базиса и духовной надстройки): капитализма. Научно-теоретический портрет (результат), полученный в процессе применения (и одновременного совершенствования ее самое) научно-безупречной философской методологии: материалистической диалектики.

Однако, едва ли стоит довольствоваться ответами, т.с. лежащими на поверхности. Особенно – в марксизме. Предельно насыщенном диалектикой и в силу этого – предельно парадоксальном феномене. Парадоксальном, разумеется, не в широко распространенном резонерски-очевидном, расхожем, рассудочном, негативном по преимуществу, смысле парадоксальности как чего-то отрицательного и посему: всенепременно предосудительного.

Парадоксальном в том смысле последней, – парадоксальности, – в каком ее понимал А.С. Пушкин: «И гений, парадоксов друг». Наше всё понимал, а наши все, – даже нотариально заверенные (о профессиональных и факультативных антимарксистах и речи нету) марксисты – резонерствуют. Впрочем, уже дорезонерствовались…

А ведь в бессмертной строчке великого поэта – ключ к пониманию феномена парадоксальности!

Парадокс – это симптом, это признак, это свидетельство наличия диалектики. Где-то рядом, близохонько. Той самой, которая – «в сущности все – относительно», той самой, которая отношение противоположностей одной сущности, сиречь: осуществляющееся диалектическое противоречие. Возникающее, развертывающиеся, разрешающееся. Разрешающееся в новое противоречие (меру), которое проходит все стадии собственного осуществления: тождество, различие, отношение противоположностей (собственно: зрелое противоречие).

Или, по Гегелю: абсолютное тождество, разность, несущественное различие, различие, существенное различие, заостренное различие, противоречие…

Вспомним слова Владимира Ильича Ленина о том, – в «Философских тетрадях», – что «Нельзя вполне понять «Капитала» Маркса и особенно его I главы, не проштудировав и не поняв всей Логики Гегеля. Следовательно, никто из марксистов не понял Маркса 1/2 века спустя!».

15 стр., 7002 слов

Жизнь и научное творчество классиков социологии на примере К. Маркса

... конфликтов и противоречий, путей их разрешения. К ней до сих пор обращаются и потому, что она имеет гуманистическую направленность. ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ К. МАРКСА. Карл Маркс родился ... свою теорию именуют «неомарксистской». Отношение российских обществоведов к творчеству Маркса неоднозначно. Некоторые склонны отождествлять распад социалистической системы и крах Советского Союза с «кризисом марксизма», ...

Утверждаю: и прежде, и, тем более, нынче, – ух, аж оторопь берет от необходимости делать подобный вывод, – не только 9/10 марксистов не поняли ни фига в «Капитале» (вернее, то, что «поняли», оказалось «фигой»).

100%, – за вычетом одного человека, – не поняли, что имел в виду Владимир Ильич, говоря «не поняли». «Один человек» – это я. Ну, это, разумеется, преувеличение, однако же, полагаю – весьма небольшое.

К тому же: я сознательно провоцирую читателя на дискуссию, на спор, на поиск истины. Да и жанр эссе не предполагает предельной академической строгости, за которой, как показывает жизнь, зачастую: высокопарная пустота, унылое и пронырливое умение изрекать банальности с умным выражением морды лица и почти безупречным дрескодом, ну и т.п. набор средств и методов нотариально заверенных членкоров, коров и корешей гнать превращенку, т.е. объективированную видимость. Ау, почем там нынче действительный член?

Инволюция – вещь быстрая: от «с кем вы, мастера культуры?», через «зачем вы, мастера культуры?» до «почем вы, мастера культуры?». Почти то же: с мастерами «философии».

-..Итак, капитал. Любой прилежный студент в советское время, – нынче они запинаются, даже отвечая на вопрос: «у кого борода больше: у Карла, или у Маркса?», – а под капиталом, и то в очень лучшем случае, подразумевают вместимое своего кошелька, – мгновенно отвечал: «самовозрастающая стоимость». И это в принципе правильно. Правда, при том всенепременном условии, что и сама стоимость, и детерминанты ее самовозрастания – поняты как явления строго исторические. Т.е. широко известный нам, – и им, – тип самовозрастания стоимости, обусловленный редуцированием человека труда, носителя живого труда, субъекта рабочей силы к товару среди товаров всех прочих, к пролетарию и, тем самым – сведение его к функции, к средству, к «определенным образом выдрессированной силе природы» (К. Маркс) – это … не капитал! Это, всего-навсего исторически определенная, – капиталистическая, – форма его бытия. Форма превращенная капитала: капитализм.

Маркс и Энгельс не могли ограничиться и довольствоваться (а, тем более, как вершинной точкой своего теоретического творчества) портретом последней фазы развития предыстории – капитализма.

Да, они были его современниками. Да, они дали теоретически исчерпывающий, – и неча на зеркало пенять, что: предельно отвратный, жестокий, немилосердный, антитворческий, словом: антигуманный, – тип человеческого общежития. Капитализма. Но они прекрасно понимали: настоящее – это единство прошлого и будущего. И поэтому капитал всесторонне исследован ими во всех его трех исторических (хронологических) ипостасях: прошлом, настоящем, будущем.

Капитал никоем образом не может редуцироваться, а тем более – отождествляться с самовозрастанием стоимости, с самой этой самовозрастающей стоимостью как следствием получения стоимости добавочной, т.е. редуцирования рабочей силы, живого труда, – его носителя: субъекта труда, трудящегося, – к товару среди всех товаров прочих, к функции, к средству. Словом, утверждению такого человека в статусе пролетария.

5 стр., 2190 слов

Ручной труд как средство развития творческих способностей детей 5-6 лет

... делает личность ребенка более гармоничной. 1.4.Влияние ручного труда на развитие творческих способностей детей 5-6 лет При умелом ... прекрасно развивает тонкую моторику пальцев, пространственное воображение, аккуратность в работе, умение читать чертежи, чувство прекрасного. Начинать ... участия в коллективной трудовой деятельности. Навыки ручного труда формируются у детей как на занятиях, так и вне ...

Капитал, есть универсальное по идее и потенциалу и вполне исторически определенное по его актуализации в конкретных исторических условиях общественное отношение, обусловливающее самовозрастание соответствующего феномена культуры.

Таким феноменом может быть что угодно: социальность (и ее носитель – социум в целом), человечность (человек), сама культура, образование, воспитание etc.

И в этом смысле является совершенно теоретически беспомощным и несостоятельным в методологическом отношении, – т.е., проще говоря – ложным и ошибочным, – то понимание, к примеру, социального капитала, которое сформулировал Пьер Бурдье и которое является расхожим в современной философской, а, если быть точным – околофилософской, околонаучной литературе. (Это, вообще говоря, феномен, заслуживающий на самостоятельное исследование: банализация принципа: «нет пророков в своем Отечестве», имея в виду под Отечеством – науку, научность).

Так вот, для этого местного классика, срочно назначенного на роль «известного философа», – П. Бурдье, – социальный капитал есть «совокупность ресурсов, которыми может распоряжаться человек…».

Конечно, в феномен капитала (включая и социальный) как общественного отношения опосредованно вплетены и духовная составляющая, и практическое действие (практики), и чувственность, и институциональные формы, и, разумеется, разнообразные ресурсы, включая финансовые, материальные etc.

Т.е. капитал – это несущая конструкция социальной формы развития материи. Культуры. Это энергетический принцип этого развития. И посему о капитале не стоит говорить как о данности лишь. Но исключительно – как об осуществляющемся диалектическом противоречии. Противоречии, коренными противоположностями (основанием) которого есть потенцирование и актуализация. Потенцирование (формирование, культивирование, образование, воспитание etc. – накапливание) креативной (сначала – просто деятельной) энергии субъекта и ее расходование, востребование, отдача etc. Именно это взаимопроникновение накопления и расходования – и есть сущность капитала. Есть сам капитал. Ничего не попишешь: в сущности – все относительно. Полагаю, именно это обстоятельство обусловливает «разновеликость» (притом очень существенную) двух, казалось бы, одному, и тому же предмету посвященных трудов: «Капитала» К. Маркса и Ф. Энгельса и «Накопления капитала» Р. Люксембург.

Если бы основной труд марксизма был посвящен исключительно исследованию исторически определенной, – капиталистичной, – его формы, его следовало бы назвать не «Капитал», но: «Предкапитал». А всю ритмику развития капитала, его движение к своей завершенной (как незавершимой актуально), зрелой форме следовало бы представить как: протокапитал – предкапитал – капитал.

Поэтому, строго говоря, название основного труда марксизма, это не «анатомия капитализма» (анатомией капитализма, скорее, можно назвать именно упомянутую выше работу Р. Люксембург).

Именно ограниченная, превращенная, да, собственно: антагонистическая форма предполагает разрыв и противопоставление составляющих единого основания, противоположностей одной сущности: потенцирования и актуализации, накопления и расходования.

10 стр., 4592 слов

Научное творчество, его сущность, механизмы и основания

... границы человеческой свободы в науке. Научное знание предстает как непрерывный поток инноваций. Поэтому ядром современной философии науки является анализ процесса научного исследования. Вместо ориентации ... наук. Фундаментальные науки можно разделить на науки о природе, обществе и человеке. В соответствии с этим делением можно говорить о естествознании, общественных и гуманитарных науках. Все науки ...

Накопление становится скопидомством, гонкой за обладанием, всепожирающей страстью иметь; расходование – истрачиванием, невостребованностью, изведением, массовым, – индустриальным, – способом «пускания в расход» огромных масс людей. Как не состоявшихся творцов, и, фактически – несостоявшихся людей. Т.е. накопление становится накопительством, а расходование – расточительством. Да, в сущности, каждого, многих и всех, учитывая, что «пролетарий и буржуа представляет собой одно и то же отчуждение…».

И в этом смысле можно, перефразируя самого же Маркса, утверждать: «Капитал» К. Марса и Ф. Энгельса – это ключ к «Накоплению капитала» Р. Люксембург. Ну, в ритмике: «анатомия человека – ключ к анатомии обезьяны»; «анатомия Бога – ключ к анатомии человека».

PS: Только, прошу, без нервов и без визга поросячьего. В смысле: теоретического. Ну там: «На Боженьку потянуло?». Во-первых, говоря Бог, имею в виду и до сих пор не понятую 9/10 нотариально заверенных философов всю глубину мысли Дионисия Ареопагита: «Бог начинается там, где заканчиваются наши представления о нем». И, во-вторых, Бог – это субстанция. А в научной, – научной, а не до –, анти –, псевдо –, квази –, суб-и т.п. «философии» этот вопрос уже давно решен, а вернее сказать – выбор, сделан. Материя. Так что ключ к анатомии капитала как энергетического принципа творчества, гуманизма действительного etc. – весь корпус научной, – единственно и исключительно научной, – философии. Одной-единственной. Диалектического материализма – как теории. Материалистической диалектики как методологии. Только так и не иначе. И – никаких кунштюков. И никаких плюрализмов, нелинейностей, парадигмальностей и прочего постмодернистского хлама. Имитаций, симулякров, умозрительных вымученных конструктов etc. Аминь.