Дипломная работа иконопись

Дипломная работа

Русская икона всегда привлекала и привлекает до сих пор самое пристальное внимание искусствоведов, художников и просто любителей своей необычностью и загадочностью. Это связано с тем, что древнерусская иконопись своеобразное, неповторимое явление. Она обладает большой эстетической и духовной ценностью. Иконопись — это особенное «богословие в красках», богословие со своим символическим языком цвета и формы. Слово икона — греческое и по-русски означает «образ», «изображение». иконография иконопись художественный русский

В данной дипломной работе нам предстоит рассмотреть образ Владимирской Богородицы. Актуальность определяется тем, что Владимирская икона Божией Матери — христианская святыня, самая ранняя из известных сохранившихся на Руси чудотворных икон. Владимирская икона Пресвятой Богородицы — это великий символ, через который осуществлялась, и будет вечно осуществляться связь между многими поколениями православных христиан.

Огромен сейчас интерес к древнерусской живописи в нашей стране, и не менее огромны трудности ее восприятия у тех, кто обращается к ней сегодня. Основная сложность при изучении иконописи заключается в том, что она построена на церковных догматах, о которых в наше время почти не знают. Нам плохо известно Священное Писание, неведомы жития святых, церковные песнопения, закрыто и то «слово», которое лежит в основе древнерусской живописи. Открытия археологов и искусствоведов XX века привело к возрождению интереса к древнерусскому искусству и иконе, в частности. Сейчас, когда в России провозглашена свобода вероисповедания, возрождается, получает распространение и православие и, соответственно, иконопись. Главный, центральный образ всего древнерусского искусства образ Иисуса Христа, Спаса, как его называли на Руси. Рядом с образами Спаса в древнерусском искусстве по своему смыслу и значению, по тому месту, которое они занимают в сознании и в духовной жизни людей, стоят образы Богоматери — Девы Марии, от которой воплотился, вочеловечился Спаситель, образы его земной матери. Если обратиться к техники иконописания, то процесс создания иконы предстает как символический процесс постепенного раскрытия изображения, как бы уже заранее данного. По словам Павла Флоренского, « Художник не сочиняет из себя образа, но лишь снимает покровы с уже существующего образа: не накладывает краски на доски, а как бы расчищает посторонние налеты его». Иконописец не создает изображения, но открывает его.

12 стр., 5735 слов

Каков символический смысл выражения «на седьмом веке Трояна»? ...

... «пораженья от победы»? Поэма «Слово о полку Игореве» является неотъемлимой частью древнерусской литературы, которая воплотила сюжет, посвященный мировой истории, и тему – смысл человеческой жизни. В сюжетную основу ... духовная эволюция человека. Для этого был использован образ князя Игоря, отправившегося в поход против половцев. Внимание читателя акцентировано на том, через какие трудности и преграды ...

Для изучения образа Богоматери необходимо рассмотреть историю появления иконы на Руси, ее иконографию. В основной части раскроем основные этапы и технологию выполнения иконы.

В данной дипломной работы за образец мы выбрали икону Владимирской Пресвятой Богородицы современного иконописца, педагога А.И.Чашкина (рисунок А1).

Творчество иконописца Александра Чашкина ориентировано на классические художественные образцы православной иконы. Что помает в выполнение начинающим.

Целью моей дипломной работы заключается в исследованиях древних технологий иконографии и иконописи.

Данная цель определила ряд задач:

1. Изучение и систематизация информации по выбранной теме.

2. Краткая характеристика истории и иконографии, технологии иконописи.

3. Анализ художественных особенностей иконописных элементов.

4. Практическое освоение техники и технологии иконописи на примере иконы «Владимирской Пресвятой Богородицы».

1. ИСТОРИЯ РУССКОЙ ИКОНЫ

Русская икона — громадный мир, сложный и возвышенный. Русская иконопись впитала и преобразовала величайшее художественное наследие Византии и на протяжении столетий была высшим проявлением душевного и эстетического поиска русского человека.

В силу особенностей принятия христианства на Руси можно отметить и некоторую преемственность иконописного искусства. Первые иконы напоминали собой позднеримский портрет, они написаны энергично, пастозно, в реалистической манере, чувственно. Самые ранние из них найдены были в монастыре св. Екатерины на Синае и относятся к V-VI вв. Это небольшие дощечки с написанными на них лицами умерших людей, их клали на саркофаги при погребении, чтобы живущие сохраняли связь с ушедшими.

Икона всегда свидетельство о жизни, ее победе над смертью. Икона пишется с точки зрения вечности. Лицо на иконе — это лик, повернутый к Богу, личность, преображенная в свете вечности. Суть иконы — пасхальная радость, не расставание, а встреча. И икона в своем развитии двигалась от портрета — к лику, от реального и временного — к изображению идеального и вечного.

Уже с конца X века образцы византийской иконописи начали попадать на Русь и становились не только предметом поклонения, но и предметом подражания. Однако это вовсе не значит, что русская иконопись была простым ответвлением византийской. Долгое время она находилась под ее влиянием, но уже с XII века начался процесс ее эмансипации. Веками накапливаемые местные черты перешли постепенно в новое качество, нашедшее свое место в изображении иконописных ликов. Это был длительный процесс, и очень трудно четко обозначить его хронологические границы. Наиболее интенсивно процесс эмансипации протекал на Севере Русского государства, в таких городах, как Псков и Новгород. Их отдаленность от Византии и их республиканский образ правления позволили ставить и решать различные проблемы, в том числе и художественные, более независимо и смело. В пределах Московского княжества интересующий процесс выработки собственного стиля написания протекал более медленно. Но, несмотря на давление византийского наследия, и здесь постепенно был выработан свой художественный язык. Особенно четко это прослеживается с эпохи Андрея Рублева, когда московская живопись обрела свою неповторимость и колоритность. С этого момента есть все основания говорить о древнерусской иконописи как уже о вполне сложившейся национальной школе. По сравнению с русскими южные славяне (Киев, Чернигов) находились в гораздо более трудном положении. Их близость к Византии, постоянное изменение политических границ, непрерывный приток византийских мастеров и византийских икон препятствовали поиску собственного стиля в области иконописи.

12 стр., 5620 слов

Иконопись на Руси. Возрождение и традиции

... особенностью иконы была обратная перспектива изображения. Мы привыкли к перспективе линейной, открытой художниками Возрождения. При линейной перспективе все линии мысленно сходятся в одной точке, воображаемой где-то, за плоскостью изображения. Суть обратной перспективы в ...

Византийские мастера приезжали не так часто и иконы попадали как-то периодически. Поэтому у русских иконописцев не оставалось другого пути кроме как создавать свои школы и начинать новое искусство.

При слабом развитии путей сообщения и преобладании крестьянского населения, отдельные иконописные школы обычно вели довольно изолированное существование и их взаимовлияния происходили в заторможенной форме. Земли же, расположенные вдалеке от основных водных и торговых артерий страны, развивались с еще большим запозданием. В них так упорно держались старые, архаические традиции, что связанные с этими областями поздние иконы нередко воспринимаются как весьма древние [8, с.20].

Главными иконописными школами были Новгород, Псков и Москва.

Все основные иконографические типы Русь унаследовала от Византии. Те же типы Богоматери, те же типы евангельских сцен, те же типы ветхозаветных композиций. Несмотря на то, что тип остается стабильным, он приобретает идейные и формальные изменения, новые эмоциональные оттенки. Лики становятся более мягкими и более открытыми, усиливается интенсивность чистого цвета за счет уменьшения количества тональных оттенков, силуэт обретает большую замкнутость и четкость, нервная красочная лепка уступает место ровным красочным плоскостям, с едва приметными «движками». Все эти творческие приемы приводят к тому, что в результате длительного и постепенного развития русская иконопись все дальше отходит от византийской. Она незаметно его трансформирует унаследованный от Византии иконографический тип, наполняя его новым содержанием, менее аскетическим и суровым. Рядом с трансформацией традиционных типов, на Руси шел и другой процесс — процесс создания своих собственных иконографических типов, независимых от Византии. Ранее всего это наметилось в культе местных святых (как, например, Бориса и Глеба), чьи изображения не встречались в Византии [10, с.32].

На протяжении своей древней истории икона знала и тяжелые моменты отрицания, которые известны ныне как период иконоборчества. Это явление существовало в Византии еще до принятия Христианства на Руси в VIII веке. Иконоборчество — еретическое движение, выразившееся в отрицании почитания святых икон и гонениях на них. Причиной такого явления стало буквальное понимание одной из заповедей — «Не сотвори себе кумира». Окончательное восстановление иконопочитания произошло лишь в 843 году при императрице Феодоре, в честь чего был установлен церковный праздник «Торжество православия». В защиту иконопочитания выступали многие богословы и церковные деятели: Иоанн Дамаскин, Федор Студит, константинопольские патриархи Герман, Тарасий, Никифор и др. Тем не менее, это явление не повлияло на значимость и дальнейшую судьбу иконы в православии [6,с.103].

Настороженно относясь к западным новшествам и к проникновению в иконопись реалистических элементов, русский художник свято оберегал до XVI века древнюю традицию. Для него икона должна была быть возвышенной по своему строю, должна была парить над чувственной действительностью, ее образы должны были воплощать высокие идеалы чистой и нравственной жизни. И когда в иконопись XVII века стали быстро просачиваться реалистические элементы, не встречавшие оппозиции при царском дворе, то у всех староверов, дороживших древними традициями, это вызвало величайшее возмущение.

3 стр., 1099 слов

Православные иконы

... до Москвы, что было расценено как заступничество Богородицы. Казанская икона Божией Матери Казанская, так, любя, в народе называют икону Пресвятой Богородицы, чудесным способом обретенную в 1579 году в ... надежды, кроме как на помощь и заступничество Пресвятой Богородицы, молитва - этот вопль о помощи - бывает услышана. Икона «Троица» «Троица» Рублева - одно из самых ...

В русской иконописи XV века, являвшегося эпохой ее наивысшего расцвета, фигуры святых изображаются всегда бесплотными, они облачены в широкие, неопределенного покроя одеяния, скрывающие пластику тела, у них округлые лица, в которых нет ничего портретного и в которых индивидуальные черты предельно нейтрализованы. Если фигуры объединяются с пейзажем, то последний сводится к простейшим формам, подвергнутым настолько большой стилизации, что они целиком утрачивают свой органический характер. Если вводятся архитектурные кулисы, то они не менее лаконичны и условны [13, с. 275-309]. В иконе ощущается особая тишина и спокойствие. Краски иконы имеют иное значение, чем краски картины они символичны. В картине цвет — атрибутика объекта. В иконе — символ. В иконе главное — лик святого, озаренный сиянием вечности, остальные детали второстепенны. Они написаны предельно лаконично, как будто с нарочитой упрощенностью, чтобы показать, как все земное несравнимо с небесным, что единственное ценное в мире — это преображенный благодатью человек. В иконе лики неподвижны и статичны. Но эта неподвижность таит в себе огромный внутренний динамизм. Статичность иконы — это как бы ее внутреннее движение, это вечный полет души к Богу, это преодоление самого времени, как отсутствие движения во времени и пространстве, как жизнь в других измерениях [8, с. 38].

2. ИКОНОГРАФИЯ И ИСТОРИЯ ОБРАЗА

На Руси было известно более трёхсот иконографических сюжетов изображения Богоматери. Самые известные — «Богоматерь Владимирская», а также «Боголюбовская», «Белозерская», «Всемирная», «Галицкая», «Гора Нерукосечная», «Грузинская», «Донская», «Корсунская», «Казанская», «Муромская» и др. Иконы Богородицы призваны раскрывать всю Богородичную догматику христианства. Основные типы изображения Богородицы на Руси обычно сводят к четырем — Оранта, Елиуса, Одигитрия, Агиосоритисса [1, с.14].

Орамнта (от лат. orans — молящийся) — один из основных типов изображения Богоматери, представляющий Её с поднятыми и раскинутыми в стороны руками раскрытыми ладонями наружу, то есть в традиционном жесте заступнической молитвы. Подобная молитвенная поза известна с библейских (ветхозаветных) времён.

От прочих иконографических типов изображения Богородицы Оранту отличает величественность и монументальность, Её поза предельно статична, композиция симметрична, что отвечает замыслам стенных росписей и мозаик, декоративно-прикладному искусству, в иконописи же самостоятельные изображения Богородицы Оранты без Младенца используются чрезвычайно редко. Этот образ входит в состав сложных композиций, например, в иконографии праздников Вознесения или Покрова.

В русской традиции данный тип иконографии получил особое именование — «Знаммение». Основной смысл икон Знамение переместился с посреднической заступнической молитвы Богоматери Оранты к Боговоплощению Христа. Знамение — это, в определённом смысле, образ Благовещения и предзнаменование Рождества и следующих за ним евангельских событий вплоть до Второго Пришествия.

8 стр., 3618 слов

Казанская икона Божией Матери

... икона стала одной из главных православных святынь Санкт-Петербурга. Ниже приводится историко-археологический очерк об истории Чудотворной Казанской иконы Божией матери, ... тот же взгляд на петербургскую икону Богородицы, как и в указанных выше ... икона Божией Матери быстро сделалась известной в широких массах русского православного народа и стала одним из наиболее почитаемых в России изображений ...

На иконах в иконографии Знамения Богородица может изображаться в рост, как, к примеру, на Ярославской Оранте (Великой Панагии — от греч. РбнбгЯб — Всесвятая) или Мирожской иконе, либо по пояс, как на Новгородском Знамении или Курско-Коренной иконе [9, с. 67-69].

Елиуса — (греч. Елепэуб — милующая от Элепт — сострадание, сочувствие), (Умиление).

Богородица изображена с Младенцем Христом, сидящим на Её руке и прижимающимся щекой к Её щеке. На иконах Богородицы Елеусы между Марией (символом и идеалом рода человеческого) и Богом-Сыном нет расстояния, их любовь безгранична. Икона преобразует крестную жертву Христа Спасителя как высшее выражение любви Бога к людям.

Именно к этому типу относится упоминаемая выше Владимирская икона Богородицы. Также к этому типу, можно перечислить следующие чтимые иконы Богородицы: Донская, Феодоровская, Ярославская, Почаевская, Жировицкая, Гребневская, Ахренская, Взыскание погибших, Дегтярёвская икона и др. К сокращённому, оплечному варианту Елеусы (в большинстве случаев изображение Богородицы поясное) относится Корсунская икона. В византийской стенной росписи также можно встретить ростовые изображения Богородицы, близкие типу Елеусы [16, с. 56-57].

Одигитрия — Одигимтрия (греч. Пдзгзфсйб — Указующая Путь), Путеводимтельница — один из наиболее распространённых типов изображения Богоматери с Младенцем: Отрок-Христос сидит на руках Богородицы, правой рукой Он благословляет, а левой — держит свиток, реже — книгу, что соответствует иконографическому типу Христа Пантократора (Вседержителя).

Как правило, Богородица представлена в поясном изображении, но известны и сокращенные оплечные варианты (Казанская) или изображения в рост.

С догматической точки зрения основной смысл этого образа — явление в мир Небесного Царя и Судии и поклонение царственному Младенцу.

К этому типу относятся такие широко почитаемые на Руси иконы, как Тихвинская, Смоленская, Казанская, Грузинская, Иверская, Пименовская, Троеручица, Страстная, Ченстоховская, Споручница грешных и др. [16, с. 59-60].

Этот тип известен по ряду византийских источников не позднее IX-X вв., получил широкое распространение в византийском искусстве XII-XV вв. Оттуда перешел в русскую иконографию.

Один из видов икон, представляющих Богородицу Параклесис (Агиосоритиссу) в русской иконописи получил название Боголюбская (по имени князя Андрея Боголюбского), которому по легенде явилась Богоматерь со свитком в правой руке и с левой рукой, простёртой на молитву к видимому на воздумхе Христу [17, с. 69].

Таковы основные совокупности типов изображения Богородицы.

В календаре Русской Православной церкви упоминается около 260 чтимых и чудотворных икон Богородицы, вообще же можно насчитать более 860 наименований её икон [21, с. 49].

2.1 Краткая историческая справка

По благочестивому преданию, образ Божией Матери Владимирской был написан евангелистом Лукою на доске от стола, за которым трапезовал Спаситель с Пречистой Матерью и праведным Иосифом Обручником. Божия Матерь, увидев этот образ, произнесла: «Отныне ублажат Мя вси роди. Благодать Рождшегося от Меня и Моя с сим образом да будет» [6, с.157].

13 стр., 6489 слов

Византийская икона Богоматери, известная в России как Владимирская ...

... Успения Пресвятой Богородицы соборе. Благодатной помощи Владимирской иконы Божией Матери приписывают избавление ... икон, как образец православного искусства, непревзойдённый шедевр - икону Богоматери, получившую впоследствии наименование Владимирской. ... прочностью своих красок иконы, написанные на досках (сосновых и ... созданные, согласно христианскому вероучению, по вдохновению Святого Духа. Воплотить ...

До половины V века икона оставалась в Иерусалиме. При Феодосии Младшем ее перенесли в Константинополь, откуда в 1131 г. она была прислана на Русь как подарок Юрию Долгорукому от Константинопольского Патриарха Луки Хризоверха. Икону поставили в девичьем монастыре города Вышгорода, недалеко от Киева, где она сразу прославилась многими чудотворениями. В 1155 г. сын Юрия Долгорукого, св. князь Андрей Боголюбский, желая иметь у себя прославленную святыню, перевез икону на север, во Владимир, и поместил в воздвигнутом им знаменитом Успенском соборе. С того времени икона получила именование Владимирской.

Во время похода князя Андрея Боголюбского против волжских болгар, в 1164 г., образ «святой Богородицы Владимирской», помог русским одержать победу над врагом. Икона сохранилась во время страшного пожара 13 апреля 1185 г., когда сгорел Владимирский собор, и осталась невредимой при разорении Владимира Батыем 17 февраля 1237 года.

Дальнейшая история образа связана уже всецело со стольным градом Москвой, куда ее впервые принесли в 1395 году во время нашествия хана Тамерлана. Завоеватель с войском вторгся в пределы Рязани, полонил и разорил ее и направил свой путь на Москву, опустошая и уничтожая все вокруг. В то время как московский великий князь Василий Дмитриевич собирал войска и отправлял их под Коломну, в самой Москве митрополит Киприан благословил население на пост и молитвенное покаяние. По взаимному совету Василий Дмитриевич и Киприан решили прибегнуть к оружию духовному и перенести из Владимира в Москву чудотворную икону Пречистой Богоматери. Икону внесли в Успенский собор Московского Кремля. Летопись сообщает, что Тамерлан, простояв на одном месте две недели, внезапно устрашился, повернул на юг и вышел из московских пределов. Произошло великое чудо: во время крестного хода с чудотворной иконой, направлявшегося из Владимира в Москву, когда бесчисленное множество народа стояло на коленях по обеим сторонам дороги и молило: «Матерь Божия, спаси землю Русскую!», Тамерлану было видение. Перед его мысленным взором предстала высокая гора, с вершины которой спускались святители с золотыми жезлами, а над ними в лучезарном сиянии явилась Величавая Жена. Она повелела ему оставить пределы России. Проснувшись в трепете, Тамерлан спросил о значении видения. Ему ответили, что сияющая Жена есть Матерь Божия, великая Защитница христиан. Тогда Тамерлан отдал приказ полкам идти обратно.

В память о чудесном избавлении Руси от нашествия Тамерлана в день встречи в Москве Владимирской иконы Божьей Матери 26 августа / 8 сентября был установлен торжественный церковный праздник Сретения этой иконы, а на самом месте встречи был воздвигнут храм, вокруг которого позднее расположился Сретенский монастырь.

Во второй раз Богородица спасла Русь от разорения в 1480 году (память совершается 23 июня / 6 июля), когда к Москве подошло войско хана Золотой Орды Ахмата. Встреча татар с русским войском произошла у реки Угры (т. н. «стояние на Угре»): войска стояли на разных берегах и ждали повода для атаки. В передних рядах русского войска держали икону Владимирской Богоматери, которая чудом обратила в бегство ордынские полки. Третье празднование Владимирской Матери Божией 21 мая / 3 июня, вспоминает избавление Москвы от разгрома Махмет-Гиреем, ханом Казанским, который в 1521 году достиг пределов Москвы и стал жечь ее посады, но внезапно отступил от столицы, не причинив ей вреда [11, с.143].

3 стр., 1221 слов

Владимирская икона Божией Матери

... о Владимирской иконе», «Владимирская икона с акафистом», «Сретение Владимирской иконы», «Древо государства российского» («Похвала Владимирской иконе Божией Матери») (создана Симоном Ушаковым), Игоревская икона Божией Матери (сокращённый вариант Владимирской иконы) ... копии иконы «Богоматерь Владимирская» // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2003, № 3 (13). — С. 44—62. Данный реферат составлен на ...

Перед Владимирской иконой Божией Матери совершились многие важнейшие события русской церковной истории: избрание и поставление святителя Ионы — Предстоятеля Автокефальной Русской Церкви (1448 г.), святителя Иова — первого Патриарха Московского и всея Руси (1589 г.), Святейшего Патриарха Тихона (1917 г.), а также во все века перед ней приносились присяги на верность Родине, совершались молебны перед военными походами [11, с.156].

2.2 Иконография

Икона Владимирской Божией Матери относится к типу «Ласкающей», известной также под эпитетами «Елеуса» (елепхуб — «Милостивая»), «Умиление», «Гликофилуса» (глхкхцйлпхуб — «Сладкое лобзание»).

Это наиболее лиричный из всех типов иконографий Богородицы, открывающий интимную сторону общения Девы Марии со Своим Сыном. Образ Божией Матери, ласкающей Младенца, его глубокая человечность оказались особенно близки русской живописи.

Иконографическая схема включает две фигуры — Богородицы и Младенца Христа, прильнувшие друг к другу ликами. Голова Марии склонена к Сыну, а Он обнимает рукою Мать за шею. Отличительная особенность Владимирской иконы от прочих икон типа Умиление: левая ножка Младенца Христа согнута таким образом, что видна подошва ступни, «пяточка». Изображение Богоматери поясное, Младенец Христос на Ее правой руке (слева).

Ноги Младенца закрыты хитоном, видны лишь ступня правой ноги, слегка согнутой в колене и поставленной параллельно иконной плоскости, и подошва левой ноги. Владимирская икона принадлежит к иконографическому типу, получившему название «Умиление» («Ласкающая»).

Представляет тот его вариант, в котором Младенец Христос, прильнув щекой к склоненному лику Матери, обнимает Ее левой рукой за шею (под мафорием), а правую руку простирает к Ее плечу; Богородица поддерживает Сына правой рукой, Ее левая рука поднята и молитвенно обращена к Христу. Поскольку живопись XII в. на одеждах Младенца сохранилась лишь в небольших фрагментах, некоторые исследователи полагают, что Он мог быть изображен иначе. Либо с обнаженными до колен ножками, либо стоящим [4, с. 209-221].

Внешний вид Богородицы кроме древнейших изображений известен по описаниям церковных историков, например, Никифора Каллиста, монаха Епифания и др. Богородица традиционно изображается в определённых одеждах: пурпурном мафории (покрывале замужней женщины, закрывающем голову и плечи), и тунике (длинном платье) синего цвета. Мафорий украшают три звезды — на голове и плечах. Надпись на иконе даётся по традиции в греческом сокращении МЗС ИХ или МС ИХ (Матерь Божья) [12, с.80-81].

В этой трогательной композиции, помимо прямого смысла, заключена глубокая богословская идея: Богородица, ласкающая Сына, предстает как символ души, находящейся в близком общении с Богом. Кроме того, объятия Марии и Сына наводят на мысль о будущих крестных страданиях Спасителя, в ласкании Матерью Младенца провидится его будущее оплакивание. Произведение пронизано совершенно явной жертвенной символикой. С богословской точки зрения ее содержание можно свести к трем основным темам: «воплощение, предназначение Младенца жертве и единение в любви Марии-Церкви с Христом-первосвященником»[20, с. 139].

14 стр., 6611 слов

Икона: смысл и историческое значение

... интерьера. Своей декоративностью, удобством размещения в храме, яркостью и прочностью своих красок иконы, написанные на досках (сосновых и липовых, покрытых алебастровым грунтом - левкасом), как нельзя ... Древнерусская живопись после принятия Русью Христианства развивалась по двум направлениям: монументальная фреска и икона. Образцы фрескового искусства раннего периода в большинстве своем не дошли ...

Мастерство, с которым живописец сумел передать тонкое духовное состояние, скорее всего, и послужило возникновению предания о написании образа Евангелистом Лукой. Следует напомнить, что живопись раннехристианского периода — времени, когда жил прославленный Евангелист-иконописец, было плоть от плоти искусства позднеантичного времени, с его чувственной, «живоподобной» природой. Но в сравнении с иконами раннего периода, образ Владимирской Богоматери несет печать высочайшей «духовной культуры», которая могла быть только плодом вековых христианских раздумий о пришествии Господа на землю, смирении Его Пречистой Матери и пройденном ими пути самоотречения и жертвенной любви.

3. ЭТАПЫ РАБОТЫ

Техника иконописания сложна и своеобразна; последовательность писания иконы выработана в древности, изменению не подлежит и по традиции передается из поколения в поколение. Если же, в силу обстоятельств, приходиться отступать от некоторых материалов и приемов, то каждый иконописец должен более всего бояться нарушить главное: традиционный образ иконы и последовательность его построения.

Каждая икона состоит из четырех основных частей — слоев. Первый слой — щит из деревянной доски (или кусок холста) — является основой. Второй — грунт, или левкас, приготовленный из порошка мела с клеем. Третий слой — живопись, состоящая из рисунка и красочных материалов: пигментов, приготовленных на натуральной яичной эмульсии или на искусственной — казеиново — масляной или поливинилацетатной. Четвертый слой, защищающий живопись от внешних воздействий и повреждений, представляет собой тонкую пленку отвердевшего растительного масла (олифы).

Сообразно с этим работа над иконой подразделяется: выбор основы, наложение грунта, живопись и закрепление ее олифой [14, с.46].

3.1 Выбор основы и ее обработки

Доска для иконы готовиться из таких пород дерева, как липа, сосна, ель, ольха, лиственница (в северных районах России), пихта, кипарис, бук (в южных районах).

Предпочтение надо отдать кипарису, липе и ольхе.

Кипарисовые доски не коробятся от атмосферных воздействий, и в низ не заводиться жучок-точильщик (благодаря специфическому запаху кипариса).

Липовые и ольховые доски удобны своей легкостью, так как иконопись требует горизонтального положения доски и позволяет, для удобства иконописца, поворачивать икону в разных направлениях [14, с.46].

Доски березовые, особенно осиновые, еловые и других малоценных пород, непрактичны (хотя и постоянно употребляются): они или очень смолисты, или очень рыхлы (береза, осина) и восприимчивы к переменам температуры и влажности воздуха, от чего сильно коробятся и трескаются.

Совсем не пригоден дуб из-за своей особой структуры, способной трескаться под левкасом.

Доска, предназначенная для иконы, должна быть из хорошо высушенного дерева. В древности просушка велась на отрытом воздухе и весьма длительное время. В настоящее время сушка древесины ускоряется искусственным образом в особых сушильнях, но прежних результатов этот способ не дает.

В цельной или склеенной из нескольких частей доске, с целью предохранения ее от покоробления, в тыльной стороне, поперек древесного волокна, делаются расширяющиеся вглубь доски прорезы, в которые вставляются шпонки — узкие дощечки, сделанные по форме паза и приготовленные из более крепкого дерева, чем сама доска (например, из дуба).

10 стр., 4758 слов

Своеобразный мир русской иконы

... икон. В защиту икон выступил философ, поэт, автор многих богословских сочинений Иоанн Дамаскин (700-760). По его мнению, икона ... типа искусства образы фиксируются в краске, камне металле и даже в ... для обозначения изображений на специальных досках. Самые первые иконы относятся к 6 веку. ... иконы Божией Матери, но, по преданию, и икону святых Апостолов Петра и Павла, а может быть, и другие. За ним следует ...

На лицевой стороне доски вытесывается плоское углубление, вокруг которого оставляется нетронутая рама, или поле. Углубленная часть доски называется «ковчегом» или «корытом». Уступ, образуемый ковчегом, носит название «лузги». Встречаются иконные доски, вытянутые с лицевой стороны два раза, то есть имеющие двойной ковчег. Глубина ковчега для икон небольших размеров должна быть около 2 -2,5 мм и не более 3-4 мм для крупных досок [14, с.47-48].

В данной дипломной работе, готовилась доска из липы, с ковчегом 3-4 мм.

3.2 Подготовка доски к грунтовке

Подготовка доски к грунтовке заключается в следующем. Если доска очень гладкая, ее лицевую сторону следует зазубрить. Для этого существует специальный инструмент (цикля), похожий на обыкновенный рубанок, но его лезвие имеет мелкие зазубрины. Или можно воспользоваться обычным резаком. Это делается для того, чтобы паволока, а с ней и грунт держались крепче [14, с.53].

Если в новой доске на лицевой поверхности есть сучки (особенно часто они бывают в кипарисовых досках), их необходимо выбрать и заделать деревом на клею. У сучков есть свойство при высыхании древесины (сами они не ссыхаются) выступать из поверхности доски. Если их оставить, впоследствии они выбьют и грунт.

Для дальнейшей обработки доски под левкас необходим, прежде всего, клей. Обычно пользуются клеем животного происхождения: столярным, желатиновым, рыбьим. Вместо клея может использоваться желатин. Она получается из выварки шкур животных, имеет два вида: пищевая желатина (совершенно бесцветная) и техническая. Склеивающая сила желатины уступает лучшему сорту кожного клея.

Для грунтовки доски необходим также мел, хорошо просеянный, в котором нет неперемолотых частиц. Ни гипс, не алебастр, ни белила не заменяют в данном случае мела, дающего после окончательной обработки особый эффект глубины и прозрачности. Кроме того, наблюдения показывают, что алебастровые грунты при неблагоприятных условиях разрушаются сильнее, чем меловые, в них происходит разрыхление и распыление левкаса [14, с.54].

Другим материалом при подготовке доски является паволока. Это название связано с понятием «наволакивания», «паволакивания», «заволакивания» доски под левкас тканью. Паволокой называется льняная или пеньковая, но обязательно редкая ткань, чтобы под ней не задерживался воздух при наклеивании на доску. Пригодна и марля (лучше прочный сорт).

Совсем не пригодны цветные ткани.

Для наложения грунта на доску нужен деревянный, стальной или резиновый шпатель. Для заглаживания и окончательной шлифовки грунта употребляется наждачная бумага различной зернистости [14, с.56-57].

3.3 Процесс наложения грунта на доску

Приступая к работе над грунтом, в первую очередь необходимо приготовить клей. Животный клей разбавляется водой, составляя примерно 3-5%-ой раствор клей. Клей наносится очень горячим широкой кистью (щетинкой0 по лицевой поверхности доски так, чтобы доска хорошо пропиталась и хорошо закрепилась, так древесина, особенно если она старая или рыхлая, может потом тянуть в себя из грунта и тем способствовать его отстаиванию от доски. Хорошо входит в дерево только жидкий и горячий клей. Проклеивают одновременно и торцы досок, поскольку влага проникает в древесину, главным образом, через торцы (поперечный разрез).

Когда доска подготовлена, наклеивается паволока. Предварительно приготавливается приблизительно 15%-й раствор клея ( 1часть клея на 6 частей воды).

По размеру доски отрезается кусок редкой материи с учетом торцов, если на них нет врезных шпонок. Паволоку погружают в клеевой раствор на 1-2 часа с целью равномерного насыщения ее клеем, затем тем же раствором горячего, крепкого клея проходят широкой кистью по доске, ткань слегка отжимают, накладывают на доску, захватывая и торцы, расправляют, приглаживают и ставят на просушку. При этом не следует слишком натягивать материю, особенно в местах лузги, имея в виду то, что ткань при высыхании съеживается и может отстать, образуя под собой пустоты.

На проклеенную доску можно накладывать и сухую паволоку, особенно если это тонкая марля. Но в таком случае необходимо после того, как она хорошо приглажена, поверх ткани пройти горячим более жидким клеем, с тем, чтобы материя хорошо пропиталась раствором [14, с.58].

Грунт (левкас) изготавливается и наносится на подготовленную доску следующим образом. В раствор клея крепостью 10-8% ( 1 часть клея на 5 частей воды) высыпается просеянный мел в таком количестве, чтобы в хорошо размешанном виде масса была похожа на жидкие сливки [15, с.4].

На доску она наноситься широкой кистью или просто наливается на отдельные участки, но в том и другом случае крепко притирается рукой, чтобы левкас хорошо заполнил все отверстия в ткани, и в них не оставалось воздуха. Руки при этом должны быть вполне чистыми, так как нечаянно образовавшееся жирное пятно может испортить всю работу.

Этот процесс у иконописцев называется побелкой и может повторяться 2 — 3 раза: тончайшие слои накладываются каждый раз после полной просушки предыдущего слоя. Без побелки следующие слои более густого грунта почти всегда дают трещины.

Наносят грунт шпателем, не следует притирать им по одному и тому же месту, хотя бы и для выравнивания слоя. Это не только не сделает его ровным, но и может снять нижние размокающие слои. Достаточно пройти 2 -3 раза. Выравнивание же является особым процессом после просушки левкаса. Шпателем грунт наносится 3-4 слоя. Чтобы последние слои ложились ровнее, рекомендуется после двух слоев обрабатываемую поверхность отшлифовать крупнозернистой наждачной бумагой, затем мелкозернистой наждачной бумагой.

Количество грунта надо стараться приготовить с таким расчетом, чтобы его хватило на все процессы, так как во вновь приготовленном грунте пропорция содержания клея может измениться [14, с.60-61].

3.4 Материалы

Под руками должны быть следующие материалы.

1. Калька и листы чистой писчей бумаги, на которые будет переводиться рисунок.

2. Линейка, употребляющаяся для проведения прямых линий, негнущаяся, сделанная из твердого дерева. Снизу к ней можно подклеить с обоих концов суконные возвышения, чтобы при пользовании ее можно было класть непосредственно на икону, не опасаясь повредить незакрепленные краски.

3. Кисти. В иконописи употребляются беличьи или колонковые кисти, круглые, конической формы, разных размеров. Кисть должна иметь острый конец в один-два волоска. Подрезанные или поломанные волоски для работы не годятся.

4. Игла. В целях сохранения рисунка, который потом весь закрывается краской, иногда наносится «графья», то есть тонкая царапина по контуру или в тех местах, где предполагается темный цвет, плотно закрывающий линии рисунка. Графья наносится швейной иглой крупного размера, остро заточенной и воткнутой в небольшое древко-рукоятку. 6. Яйцо для приготовления яичной эмульсии. На яичной эмульсии готовят краски натуральной темперы, и ею же во время работы разводятся краски как натуральной, так и искусственной темперы.

Яичная эмульсия приготавливается следующим образом: берется свежее куриное яйцо, разбивается с тупого конца настолько, чтобы в отверстие скорлупы мог пройти желток в неразорванном виде. Белок выливается, а желток осторожно освобождается из пленки и помещается, например, в стакан. Пустая скорлупа очищается от остатков белка и как мерка для разбавителя заполняется на две трети обыкновенным кислым хлебным квасом , который выливается в стакан с желтком. Содержимое надо не спеша размешивать кистью, не доводя до пены, до тех пор, пока желток не растворится весь. За неимением кваса желток может быть разбавлен столовым уксусом пополам с водой или просто холодной водой по той же мерке. В данной работе яйцо разбавлялось столовым уксусом пополам с водой.

7. Краски, употребляемые в иконописи. Они могут быть или сухие (в порошках), или искусственные, готовые [14, с.64-66].

Для выполнения данной работы мы использовали натуральную темперу.

Сухие пигменты растираются, или, как принято говорить, «творятся», в деревянных ложках, у которых обрезаются предварительно черенки. Различные пластмассовые или фарфоровые чашки для этого не годятся: их слишком гладкие стенки не позволяют хорошо растереть порошок краски, тогда как шероховатая поверхность деревянной ложки способствует измельчению порошка. При этом для каждой краски должна быть своя ложка. Творятся краски следующим образом. В ложку насыпается сухой пигмент в количестве не более половины чайной ложки, разбавляется желтковой эмульсией (приблизительно 0,5 чайной ложки) и растирается пальцем. Растирать следует не так, чтобы только размешивать краску кончиком пальца на дне ложки, необходимо тщательно тереть порошок о стенки ложки двумя суставами указательного пальца. Краска растирается лучше, если яичную эмульсию добавлять понемногу. В приготовленной краске не должно прощупываться ни мельчайшей крупинки пигмента, она не должна расслаиваться на эмульсию и порошок, а представлять из себя как бы новое, неделимое вещество, поэтому исстари этому процессу присвоен термин «творение» красок. По консистенции готовая краска похожа на негустую сметану. Но не все краски возможно хорошо приготовить описанным способом. Если охры по мягкости этого пигмента удается растереть пальцем, то большинство других красок приходится растирать на плитках курантом. К ним относятся белила, сиены, умбры, кобальты, кадмии. В данной работе для творения красок мы использовали стеклянную плитку (с матовой поверхностью) и так называемыми «притертыми» стеклянными пробками, круглыми и с ровной (матовой) поверхностью головки. На плитку насыпается порошок, разбавляется несколькими каплями желтка и растирается. Пробку надо водить вкруговую, слегка приподнимая край, находящийся у большого пальца, чтобы не присасывало. При необходимости добавляется понемногу эмульсия. Чем меньше будет на плитке порошка, тем легче и быстрее можно приготовить краску. Готовая краска собирается с плитки лезвием или мастихином и складывается в емкости [14, с.67].

Красками лучше пользоваться на другой день. За сутки они становятся крепче, в них происходит своего рода брожение, их вяжущая сила, способность сцепления с грунтом и прочность повышаются. Если есть возможность выдержать краску до следующего дня, ее заливают холодной водой так, чтобы только прикрыть поверхность краски и этим предохранить ее от высыхания. Хорошо приготовленная, достаточной густоты краска с водой не смешивается. На следующий день, перед работой, воду сливают, добавляют 3-4 капли желтка, растирают слегка и пишут, густота краски должна быть такой, чтобы ее можно было легко брать кистью [14, с.67].

Яичная натуральная темпера годна для работы в течение 3-4 суток, после чего она начинает быстро разлагаться, теряет силу цвета и не сцепляется с грунтом. Хранить краски, конечно, следует в прохладном месте, не давая, однако, им замерзать. Подмерзшие краски так же, как подмороженное яйцо, не годятся для работы.

Количество красок лучше всего ограничить самыми необходимыми:

1. Белила.

2. Охры: светлая и красная (за неимением заменяется жженой сиеной).

3. Сиены: натуральная и жженая.

4. Умбра жженая.

5. Кобальт синий.

6. Изумрудная зеленая.

7. Кадмии: желтый светлый, оранжевый, красный светлый, красный темный, пурпурный.

8. Черная. Жженая кость или слоновая кость.

Кроме основных цветов, иконопись традиционно хранит четыре названия смешанных тонов [14, с.68].

Санкирь — тон, употребляемый для ликов и тела вообще как основной тон. Состоит из охры светлой, охры красной (или сиены жженой) и изумрудной зелени. Санкирь должен быть смешан так, чтобы в готовом виде это была самостоятельная краска, в которой не должны проглядывать отдельные краски. Он делается или «в красноту», или «в зелень». Если общий тон иконы холодный, санкирь готовят «в красноту», и наоборот.

Ревть состоит из черной, охры и белил — серый тон разной светлоты.

Дичь — кадмий красный, сиена жженая, кобальт синий, охра и белила — сиреневый тон различных оттенков.

Багор — кадмий красный, сиена жженая, белила — красный тон различных оттенков.

Натуральная желтковая темпера — самая надежная в отношении прочности краска. Краски, приготовленные на желтковой эмульсии, особенно краски земляные (натуральные), с годами и веками не выгорают, а лишь крепнут. Кроме натуральной темперы, в настоящее время существуют темперы искусственные, приготовляемые заводами на синтетических основах [14, с.68-69].

3.5 Прорись

Когда поверхность левкаса готова, приступают к нанесению рисунка. Рисунок является очень ответственным моментом работы. В старых иконописных мастерских нанесение рисунка на доску поручалось наиболее опытным мастерам — «знаменщикам», которые «знаменили» рисунок, то есть наносили его на левкас [15, с.4].

Рисунок — основа всякого изображения, в том числе и иконы. Рисунок определяет стилистику изображения, композицию, пропорцию фигур, характер и расположение линий — одним словом тот каркас, который необходим для работы цветом [19, с.5].

К рисунку могут быть предъявлены следующие требования: он должен быть графически четким, в нем требуется линия уверенная, твердая, легко намечающая детали иконы — архитектуру, ландшафт, — черты ликов, пряди волос, грамотно набрасывающая складки одежд, которые, в свою очередь, должны лаконично намечать строение фигур. Линия сухая, однообразная, везде тонкая, как проволока, не есть достижение. Линия должна идти свободно, сочно, живописно, но в ней не должно быть беспорядка, небрежности, каждая должна быть оправдана строгой, продуманной необходимостью. С точки зрения композиции рисунок должен быть правильно размещен на плоскости, без перекосов и смещений[14, с.70].

Способы нанесения рисунка на левкас разнообразны. Раньше рисунок «знаменил» мастер, делая сначала легкий набросок углем, а затем детально прорисовывая его на доске кистью черной краской. Талантливые иконописцы сразу наносили рисунок кистью на доску, настолько велики были у них знание своего дела и опыт. Иногда он творчески созидал рисунок заново. Ученики пользовались в этом деле так называемыми «переводами», или «прорисями» [15, с.4-5]. Снятие прориси, или перевода, заключается в следующем. Надо выбрать несложную старую икону небольшого размера, вполне ясную, легко читаемую и в рисунке, и в живописи. Приготовленная доска должна подходить к ней по размеру, поэтому целесообразнее сначала выбрать икону, а тогда уже готовить доску. Для нанесения рисунка мы использовали увеличенную копию, снятую с образца. После переноса рисунка с копии, рисунок тщательно прорисовывался карандашом ( рисунок А2), затем рисунок процарапывался иглой и прописывался краской, прориси восстанавливались и плавились ( рисунок А3 ).

3.6 Золочение

Если некоторые части иконы: фон, нимбы, оплечья, поручи и другие детали — предполагается позолотить, то это необходимо выполнить до нанесения красочного слоя. Для золочения необходимы специальные материалы.

1. Лаки. Масляный лак. Масляный морданный лак бывает фабричного производства или варится самими специалистами — позолотчиками.

Шеллачный лак. Так как грунт готовой доски по своей пористости способен сильно впитывать масляный лак, не оставляя на поверхности левкаса нужной клеящей пленки, поверхность левкаса предварительно закрепляется в местах, подлежащих золочению, шеллачным (спиртовым) быстросохнущим лаком (рисунок А3).

Перед употреблением его необходимо взбалтывать, так как частички шеллака оседают на дно.

2. Для позолоты фонов, нимбов и других деталей иконы требуется так называемое «сусальное золото» — «желтое» или «червонное». Существует еще «зеленое» золото с холодноватым оттенком. В данном случае оно не годится. Зеленое золото стали применять, когда вошло в употребление так называемое «твореное золото» (в XVII в.), им расписывали разноцветные драпировки, прокладывая по холодным колерам зеленое золото, по теплым — желтое [14, с.80].

3. На крупные детали икон, например на фон, листы золота накладываются прямо с книжки. Для золочения мелких деталей лист золота предварительно выкладывается на специальную замшевую подушку, на которой он разрезается острым ножом на куски нужной величины, а отсюда каждый кусок переносится при помощи лапки на нужное место [15, с.9].

4. Для разрезания золота существуют специальные ножи, у которых длинная режущая часть заточена с обеих сторон. За неимением такого ножа можно пользоваться скальпелем.

5. Кусочки разрезанного золота берутся с подушки лапкой. Для изготовления такой лапки пользуются мехом, у которого волос более или менее упругий и длинный (4-5 см).

Обычно употребляется кончик хвоста белки.

6. Для золочения необходимо сливочное или топленое масло. Сухой волос лапки не возьмет золота, оно прилипает к маслянистым поверхностям. Перед работой лапкой слегка смазывают сливочным маслом верх кисти левой руки и, держа лапку правой рукой, время от времени легко проводят ею по маслянистой кисти левой руки, сообщая этим волоскам лапки способность прихватывать золото и переносить его на нужное место. Руки при этой работе должны быть совершенно чистыми [14, с.81].

Существуют три основных способа золочения, используемых в иконописи: на мордан, на полимент, твореным золотом. В данной работе использовалось золочение по мордану (рисунок А4).

Такое золочение дает матовую позолоту. Места под позолоту предварительно грунтуют, то есть покрывают ровным слоем красной (можно так же желтой) охры или киновари, растворенной на желтке, на все площади, требующие позолоты, в данном случае на нимбы Богородицы и младенца. Кисть для наложения грунта — беличья, плоская, которой легче наложить ровный слой.

Мордан — смесь льняного или конопляного масла с высушивающим веществом (сиккативом) и примесью лаков. В продаже существуют несколько сортов мордана для позолоты, с разными сроками его сушки (через 1, 3, 6,12 и 24 час) после покрытия мест на позолоту.

После окончательной просушки грунта его покрывают тонким слоем мордана, избегая при этом затронуть или задеть соседние площади, не предназначенные для позолоты.

Когда все площади покрыты морданом, доску ставят на просушку лицевой стороной к стене, для предохранения от пыли покрытых морданом площадей во время сушки. Признаком готовности мордана к восприятию позолоты является состояние его «отлипа» от пальца, то есть когда, при легком прикосновении пальцем к поверхности мордана, палец будет чувствовать этот «отлип», и при этом на пальце не будет оставаться совершенно ни каких следов мордана.

Для позолоты на мордан можно рекомендовать пользоваться листовым золотом, прикрепленным к листкам тонкой бумаги, продаваемых в книжечках.

Наложив лист с золотом на мордан, слегка проводят по бумаги пальцем или ватой, чтобы золото плотнее пристало к нему, и так продолжают накладывать золото на все другие места иконы для позолоты. Когда золото накладывается на участок иконы, то оно несколько перекрыть границы его. Эти перекрытия не прикрепленного морданом золота должно остаться нетронутыми в течении суток, после чего их надлежит убрать при помощи мягкой пушистой кисти.

3.7 Красочный слой

После нанесения на грунт прориси, золочения нимбов процесс написания иконы разделяется на несколько последовательных этапов: 1) раскрытие иконы (закладка основных тонов); 2) роспись; 3) пробела — высветление одежд, зданий, горок и пр.; 4) охрение — высветление ликов и волос с последующей их обработкой (подрумянкой, притенениями и пр.); 5) нанесение ассиста.

Когда рисунок готов, икона, как говорят иконописцы, «раскрывается». Раскрыть икону — значит, заложить основные тона. При решении этой задачи необходимо помнить, что каждая икона имеет свой особый целостный колорит, который следует беречь.

Начинать закладку тонов лучше с тех, которые на иконе занимают большую площадь по сравнению с другими; во всяком случае с «доличного», то есть с того, что пишется до ликов (рисунок А5).

После раскрытия всех тонов общий колорит иконы должен подсказать, каков должен быть в основном и тон ликов. Если общий колорит изображения решен в холодных тонах, то основной тон ликов должен быть теплым, и наоборот. При нанесении тонов следует закрывать и черные линии прориси. [14, с.83-84].

После того как икона «раскрыта», по едва просвечивающейся под тоном прориси прописываются контуры рисунка. Этот процесс в иконописи носит название «росписи» (рисунок А6).

Данная икона является «поясной» (святая изображена до пояса), роспись делается прежде по «доличному». Цвет росписи бывает или в том же тоне, что и основной, лишь немного темнее, или другой. Например, по санкирю зеленоватого оттенка роспись дается жженой сиеной с умброй или жженой умброй и т. п.

При росписи контуров и складок одежд необходимо обращать особое внимание на их живописность и не впадать в сухость и однообразие линий. Кисть при этом держится перпендикулярно к поверхности, на которой работают. Линии бровей, волос, глаз сперва ведутся тонко, едва заметно, потом утолщаются, в середине линии делается нажим, который затем постепенно снимается; в конце линия такая же незаметно — тонкая, какая была вначале. Линия носа прогибается дважды и своевременно утолщается и утончается соответствующим нажатием кисти. Брови проводятся двумя-тремя параллельными линиями (большей частью черной краской), уменьшающимися по толщине в стороны. Они почти всегда начинаются от переносья, от так называемой «носовой птички». Красота линии зависит от изящества ее вибрации, различной насыщенности и ритмической плавности. Ритмом в иконе называется искусство проведения линии определенного размера, определенной силы, на определенном месте и в определенном направлении. Чувство иконописного ритма развивается путем наблюдений.

После росписи по одеждам искусно наносятся пробела — высветления по выпуклым местам фигуры. Пробела разделываются 2-3 раза, каждый раз сокращаясь в площади. Их первый тон лишь немного светлее основного тона, второй значительно светлее и меньше по площади, наконец, третий — самые светлые черточки, которыми отмечают наиболее выступающие места складок. При нанесении пробелов следует внимательно относиться к их характеру и точнее придерживаться образца [14, с.86-87].

После нанесения пробелов — высветлений, выявивших фигуру, обычно углубленные места притеняются прозрачной краской того же тона, а также (часто) по контурам наносится, как говорят иконописцы, «приплеск» — притенения большей или меньшей силы.

Основной цвет телесных частей в иконе — санкирь закладывается при общем раскрытии всего изображения. Высветления же санкиря называются плавью или охрением, а по старой терминологии вохрением, поскольку охры в древности назывались вохрами. Этот термин частично сохранился до нашего времени. В состав красок охрения входят одни охры: светлая и красная, и только в конце добавляется немного белил. Отсюда и название этого процесса — охрение. Техника наложения охрения распадается на несколько последовательных этапов [14, с.91].

1. К светлой охре добавляется красная, эта смесь разводится приготовленным желтком до состояния очень жидких сливок. Так как в данной работе санкирь «в зелень», охры красной добавляется столько же, сколько берется светлой, так, чтобы вся смесь имела достаточно розовый тон. Перед накладыванием охрения берем на заметку самые выпуклые места на руках, ногах и ликах и кисточкой, напоенной краской, наносим взятый тон, захватывая высветляемое место не полностью, а в половину (или 2/3), подле самых светлых точек. Следя за оригиналом, замечаем, что на высветлениях в итоге даются две-три (или более) почти белильных черточки, показывающие самые выпуклые места. Их-то и надо четко запомнить и иметь в виду в процессе всей работы, к ним кончиком кисти следует слегка со всех сторон подвигать или, как говорится на языке иконописцев, «поплавить» налитую краску, не касаясь кистью санкиря, чтобы не размыть его. Плавить следует, не выходя за пределы нанесенной краски (рисунок А7).

2. Эту первую плавь необходимо полностью просушить, после чего увидим, что между санкирем и плавью образовалась довольно заметная грань. Ее следует «сплавить», то есть переход от плави к основному тону (санкирю) надо сделать более плавным. Для этого в состав приготовленного охрения добавляется кистью немного воды, что делает весь состав более жидким. И эту краску наносят на высветляемые места кисточкой, обильно напоенной краской, заходя со всех сторон за края первой плави, захватывая таким образом большую площадь основного тона. В этот раз налитая краска не трогается, ее даже можно налить больше там, где идет рубец первой плави, чтобы его сгладить. Результат будет заметен только после полной просушки (рисунок А8).