Василий федотов представлял собой довольно интересный тип купца

Сочинение

Василий Федотов представлял собой довольно интересный тип купца, вышедшего из приказчиков и достигшего хорошего благосостояния, но корысть с желанием положить себе в карман лишний миллиончик погубила его. Федотов был среднего роста, плешивый, старался не смотреть вам в глаза. При встречах он поднимал веки, быстрым взглядом осматривал вас и сейчас же опускал их; такой же взгляд, применяемый как особый род кокетства, приходилось наблюдать у некоторых женщин. Он был крайне нервный; когда он говорил с вами, поднимал глаза к небу, руки тоже, чтобы засвидетельствовать правоту свою, а если этого было, по его мнению, мало, он изливал слезу, бил себя в грудь. Вся его фигура, весь вид его с этими жестами и слезами были какие-то неестественные, и ему особо не доверяли, называя его за глаза Васькой Федотовым, говоря: «Этот Васька всё-таки пригласит нас на «чашку чая». У купечества «чашка чая» означала собрание кредиторов с предложением скидки. И это мнение оказалось совершенно правильным; он своевременно, перед приглашением на «чашку чая», перевёл на свою жену оба дома, стоимость которых составила около трёхсот тысяч рублей, положил на её имя в банк капитал, тоже триста тысяч рублей, и был уверен: этим он обеспечил себя на чёрный день. Но оказалось, что, как говорится, человек предполагает, а Бог располагает. Конкурс прошёл, а жена выпроводила его из своего дома. Федотов, оскорблённый, разорённый, чтобы существовать, стал биржевиком и, занимаясь комиссионерством, захаживал к знакомым с . Однажды во время такого прихода он, хмурый, несчастный, с блуждающими от волнения глазами, войдя ко мне, сел на стул и, схватив себя за голову, упал на стол и зарыдал. Рыдания его были искренние, а не лукавые, как приходилось ему проделывать раньше для получения каких-либо выгод; сейчас он действительно страдал. Вода и валерьяновые капли привели его в более спокойное состояние, он извинился за причинённое беспокойство и рассказал:

  • Вам известно, что я лишился всего состояния, любимого дела, покинут женой, но это, как ни больно было для меня, я перенёс. У меня была единственная дочка, которая была для меня дороже всего. Выдавая замуж, я наградил её пятьюдесятью тысячами рублей, на столько же дал ей бриллиантов и приданого;
  • когда бы она ни приходила ко мне, я всегда дарил ей что-нибудь, спрашивал её: «Не нужно ли чего тебе?» Она была для меня радость и любовь, я жил для неё, и она была для меня всё! И вот по дороге к вам, у Ильинских ворот, я вижу её, идущую мне навстречу. Можете представить мою неожиданную радость! Я спешу к ней. Она же, увидев меня, повернула в сторону, сделав вид, что не желает со мной говорить. Это было уже сверх сил моих!

Сочинение:

В тексте известного общественного деятеля, московского промышленника Николая Александровича Варенцова поднимается проблема отношения детей к родителям.

15 стр., 7480 слов

В «Литературно-мемориальном доме-музее Д.Н. Мамина — Сибиряка»

... маршрутами по г. Екатеринбургу и Свердловской области. В Екатеринбурге такими маршрутами являются: Обзорные экскурсии по городу Екатеринбургу с посещением Храма на Крови, усадьбы Расторгуева-Харитонова, Литературного ... руб. 2000 руб. 1800 руб. Для школьника** 2000 руб. 1800 руб. 1600 руб. На английском, немецком, французском языках 2600 руб. 2400 руб. 2200 руб. ... Демидов-центр- музейный комплекс, ...

Данная проблема являлась актуальной во все времена. Рассказывая нам историю Василия Федотова, автор акцентирует наше внимание на том, что именно предательство дочери стало самым тяжелым потрясением для героя. Будучи покинутым женой, лишившись состояния, которым он так дорожил, он не находит поддержки и у любимой дочери! А ведь это было для него самым главным. История, рассказанная автором, заставляет нас задуматься, поразмышлять на вечные темы, такие как долг перед родителями, чувство благодарности и любви.

В тексте ярко выражена позиция автора. Читая этот отрывок, нам несложно догадаться, что Н. А. Варенцов осуждает поступок девушки. Описывая состояние героя, автор отмечает искренность страданий Василия Федотова. Не зря текст заканчивается восклицанием главного героя: «Это было уже сверх сил моих!». Несмотря на то, что мы не найдем в тексте прямых оценочных высказываний автора, мы понимаем, что Николай Александрович сочувствует Василию Федотову.

Я полностью согласна с мнением автора. Я считаю, что каждый человек обязан ценить, уважать и любить своих родителей. Василий Федотов заботился о своей дочери, а она отвернулась от него в самый тяжелый момент его жизни. Я уверена, что отношения детей к родителям не должно основываться на деньгах, благосостоятельности и успешности. Поэтому поступок девушки невозможно оправдать.

Мы найдем отражение этой проблемы и в русской классической литературе. Вспомним цикл произведений А.С. Пушкина «Повести Белкина», а именно «Станционного смотрителя». В этом произведении автор рассказывает нам историю бедного станционного смотрителя, единственной отрадой которого была любимая дочь. Но девушка покидает отца. Он пытается найти ее, хотя бы просто увидеть, но его выгоняют из дома дочери. И лишь после его смерти, когда девушка приезжает навестить отца, она понимает, что натворила.

Н. А. Варенцов

(Франция, Виши, 1911 год)

Как просто описывает Николай Александрович Варенцов запомнившихся ему людей, и как интересно это читать. А ведь писал в тридцатые годы, когда ему было уже семьдесят лет.

«Продажей хлопка занимался я, но для продажи других товаров, как-то: шелка-сырца, сырнока, шерсти, кожи, каракуля — был бухарец Хусеин Шагазиев. Ему было лет около пятидесяти, роста был небольшого, имел выпуклый упрямый лоб, с жидкой растительностью на лице, скуласт. Одевался по-европейски… Вид у него был щеголеватый: в галстуке булавка с большим бриллиантом, на указательном пальце перстень с таким же бриллиантом, на жилете висела толстая золотая цепочка с брелоками. По-русски говорил довольно хорошо, с небольшим акцентом. Был о себе большого мнения и не любил, когда ему в его делах приходилось делать замечания, даже в очень мягкой форме. … Происходило это оттого, что он считался лучшим специалистом по каракулю и ему бухарцы чрезвычайно доверяли и его любили. Когда малокультурный азиат почувствует, что его считают необходимым лицом в деле, то с таковым весьма трудно иметь дела и неприятно: он делается как лошадь без узды.

41 стр., 20421 слов

Анализ затрат на рубль товарной продукции

... анализ затрат на рубль товарной продукции ООО ПКФ «Артем». Задачи работы: исследование сущности и роли затрат и их уровня; анализ динамики основных технико-экономических показателей предприятия; анализ затрат на производство продукции ... себестоимости производимой ими продукции, что сказывается на прибыльности деятельности предприятий, так как им приходится устанавливать цены на продукцию в несколько ...

Когда Шагазиев попал первый раз в Москву, то кто-то вздумал свести его на балет в Большой театр. Это зрелище его ошеломило, как он мне сам рассказывал: сотни красивых полураздетых женщин, изящно танцующих под аккомпанемент чудной музыки, поражающий блеск от освещения, от нарядных дам, с угнетающим запахом духов. Все это вскружило ему голову, он схватил ее руками, предполагая, что сошел с ума: ведь это чистая иллюзия магометанского рая с гуриями!

Этот спектакль решил его участь. Он бросил Бухару, семью и навсегда поселился в Москве.

Тратил большие деньги на женщин, имел красивых и нарядных жен-дам.

Однажды он пригласил меня обедать. Хозяйка была молодая, красивая, усыпанная дорогими бриллиантами, держала себя скромно и солидно. Было заметно, что она на него имела большое влияние и он ей ни в чем не отказывал. Не прошло после этого обеда месяца, как мне пришлось услыхать: Шагазиев по каким-то своим делам должен был уехать из Москвы на несколько дней, во время его отсутствия жена его покинула, увезя всю обстановку и все бриллианты. Сначала он убивался, но скоро утешился другой, такой же красивой и молодой».

Мебель-то, зачем увозить? Эх, женщины!

«Василий Семенович Федотов представлял из себя довольно интересный тип купца, вышедшего из приказчиков и достигшего хорошего благосостояния, но корысть с желанием положить к себе в карманчик лишний миллиончик погубила его.

Федотов был среднего роста, плешивый, с черными глазами, старающийся не смотреть вам в глаза; при встречах он поднимал веки, быстрым взглядом осматривал вас, сейчас же опускал их; такой же взгляд приходилось наблюдать у некоторых женщин, применяемый ими как особый род кокетства. Он был крайне нервный; когда он говорил с вами, поднимал глаза к небу, руки тоже, чтобы засвидетельствовать правоту свою, а если этого было, по его мнению, мало, он изливал слезу, бил себя в грудь. Вся его фигура, весь вид его с его жестами, слезами были какие-то неестественные, и ему особенно не доверяли, называя его за глаза «Васька Федотов», говоря: «Этот Васька все-таки когда-нибудь пригласит нас на «чашку чая»». У купечества «чашка чая» означала собрание кредиторов с предложением скидки. И это мнение оказалось совершенно правильным; он своевременно, перед приглашением на «чашку чая», перевел на свою жену свои два дома, стоимость которых приблизительно была около 300 тысяч рублей, положил на ее имя в банк капитал тоже 300 тысяч рублей и был уверен, что он этим себя обеспечил на «черный день». Но оказалось, как говорят, «человек предполагает, а Бог располагает»!

Когда конкурс осуществился, жена его выпроводила его из своего дома, сошлась с каким-то доктором и зажила на доходы с домов и капитала. Федотов, оскорбленный, разоренный, чтобы существовать, заделался биржевым «зайцем» и занимался комиссионерством, захаживал ко мне с разными предложениями. Однажды, во время такого прихода, он, бледный, с блуждающими от волнения глазами, войдя ко мне, сел на стул, схватив себя за голову, упал на стол и зарыдал. Рыдания его — я чувствовал всей душой — были искренние, а не лукавые, как приходилось ему проделывать раньше для получения каких-либо выгод; он действительно страдал. Вода и валерьяновые капли привели его к более спокойному состоянию, он извинился за причиненное беспокойство и рассказал: «Вам известно, что я лишился всего состояния, любимого дела, покинутый женой, но это, как ни больно было для меня, я перенес. У меня была единственная дочка, которая была для меня дороже всего. Выдавая замуж, наградил ее пятьюдесятью тысячами рублей, столько же дал ей бриллиантов и приданого; когда бы она ни приходила бы ко мне, я всегда дарил что-нибудь, спрашивал ее: «Не нужно ли чего тебе?» Она для меня была радость и любовь, я жил для нее, и она была для меня все! Идя к вам у Ильинских ворот, я вижу ее идущую мне навстречу. Можете представить мою неожиданную радость! Я спешу к ней… она же, увидав меня, повернула в сторону, сделав вид, что не желает со мной говорить. Это было уже сверх сил моих!»

Вскоре после этого случая он скончался».

Н. Варенцов поднимает проблему подмены истинных ценностей.

Автор рассказывает историю богатого купца Василия Федотова. Это человек, которым по жизни руководит «желание положить себе в карман лишний миллиончик», и который всё измеряет в деньгах. Ни слова нет о его друзьях, о прочих сказано, что ему «не особо доверяли». Более того, в отношении Федотова к его ближайшим людям – жене и дочери – нет ни ласки, ни нежности. Жену купец использует, чтобы «подстелить соломку», а свою «заботу» о дочери измеряет потраченными на неё суммами: «я наградил её пятьюдесятью тысячами рублей, на столько же дал ей бриллиантов и приданого я всегда дарил ей что-нибудь».

В конце концов обе женщины отворачиваются от героя.

Н. Варенцов убежден в том, что материальное благополучие и внушительное состояние имеют далеко не самую большую ценность в жизни человека.

Центральный герой рассказа И. А. Бунина «Господин из Сан-Франциско», обладая солидным капиталом, не имеет имени, потому что, по словам самого автора, никто и нигде его имени не запомнил. Это человек, который поначалу отдавал себя работе, чтобы разбогатеть, а после – удовольствиям, чтобы насладиться богатством. Его внезапная смерть никого не трогает по-настоящему – это лишь обстоятельство, испортившее – и ни на что не влияет.

Для него не находится даже гроба, и его кладут в ящик из-под винных бутылок. Этот безымянный господин, хотя и приобрел множество ценностей материальных, не оставил после себя никакого следа ни в умах, ни в сердцах людей, а значит, его жизнь ничего по-настоящему не стоила.

В рассказе А. П. Чехова «Скрипка Ротшильда» гробовщик Яков Бронза часто бывает недоволен и угрюм, поскольку работу у него немного, и он несет убытки. Свое дурное расположение он вымещает на других, в первую очередь – на своей жене. И лишь после её смерти Яков понимает, что за всю жизнь не сказал ей ни одного ласкового слова и сожалеет, что не был милосерден, добр, нежен. Как ни печально, осознание первостепенной важности душевного тепла и поддержки близких приходит к герою слишком поздно.

Всегда нужно помнить, что деньги и роскошь – преходящие явления, а любовь, милосердие, отзывчивость – это валюта, которая никогда не обесценится.

Обновлено: 2017-05-16