Проблема духовной стойкости человека

Сочинение

(1)Даже самые развитые люди, я заметил, глубоко убеждены в том, что жить духовной жизнью – значит ходить в театры, читать книги, спорить о смысле жизни. (2)Но вот в «Пророке»:

Духовной жаждою томим,

В пустыне мрачной я влачился…

(3)Чего же не хватало пушкинскому герою – споров, театров и выставок? (4)Что это значит – духовная жажда?

(5)Духовность не то, что культура поведения или образованность. (6)Огромное количество людей, не имея образования, обладает высочайшей силой духа. (7)Интеллигентность – не образованность, а духовность. (8)Отчего самые тонкие ценители искусства бывают порой негодными людьми? (9)Да потому, что чтение книг, посещение театров и музеев не есть духовная жизнь. (10)Духовная жизнь человека – это его собственное стремление к высокому, и тогда книга или театр волнуют его, потому что отвечают его стремлениям. (11)В произведениях

искусства духовный человек ищет собеседника, союзника – ему искусство нужно для поддержания собственного духа, для укрепления собственной веры в добро, правду, красоту. (12)Когда же дух человека низок, то в театре и кино он лишь развлекается, убивает время, даже если он является ценителем искусства. (13)Точно так же может быть бездуховным и само искусство – все признаки таланта налицо, но нет стремления к правде и добру и, значит, нет искусства, потому что искусство всегда духоподъёмно, в этом его назначение.

(14)Бывает и обратное: есть добрые, способные любить и надеяться люди, которые не знали в детстве и в юности высших духовных стремлений, не встречались с ними. (15)Такие люди не нарушают моральных законов, но бездуховность их сразу видна. (16)Добрый и работящий человек, но не мучается его душа, не может, не хочет он выйти за круг бытовых забот.

(17)Чего жаждет человек, когда у него духовное томление? (18)Обычно желания делят на высокие и низкие, добрые и дурные. (19)Но разделим их по иному принципу: на конечные и бесконечные. (20)Конечные желания могут быть осуществлены к такому-то числу; это желания приобрести, получить, достичь, стать… (21)Но никогда не исполнятся полностью, не исчерпают себя желания бесконечные – назовём их стремлениями: «священный сéрдца жар, к высокому стремленье» (Пушкин).

(22)Бесконечно стремление к добру, неутолима жажда правды, ненасытен голод по красоте…

(С. Соловейчик)

1. Формулируем проблему.

В этом тексте проблема сформулирована самим автором, причем в виде вопросов. Так что выявить её нетрудно. См. предложения 4) и 17).

15 стр., 7374 слов

Влияние искусства на человека 11 класс

... искусства на человека заметно в духовной сфере нашей жизни. Ведь именно под его воздействием ... влияния искусства на человека Сочинение ЕГЭ: Вы когда-нибудь задумывались о влиянии на ... искусства и его влияние на жизнь человекаЧто первое приходит на ум? Живопись? Музыка? Балет? Все это является искусством, каки фотография, цирк, декоративно-прикладное искусство, ... заставить поверить в свои силы! Я не раз ...

Если мы запишем эти вопросы без изменения, то получится нехорошо, так как неизбежен лексический повтор. Заменим прямую речь косвенной.

Текст С. Соловейчика посвящен проблеме, которая всегда волновала людей: что такое духовная жажда и как её утолить.

2. Комментируем проблему.

(продолжайте, опираясь на предложения 9, 12, частично цитируя их и пересказывая)

3. Определяем позицию автора.

Внимательно перечитаем текст и найдем в нём ответы на вопросы, которые мы поставили: что такое духовная жажда и как её утолить. Обратите особое внимание на предложения 10 и 11, только не цитируйте их целиком. Хорошо здесь употребить авторское словечко «духоподъёмное» из 13 предложения. Начать можно так.

Позиция автора выражена ясно. С. Соловейчик считает, что «духовная жизнь — это …» , бесконечное желание . Утолить духовную жажду, поддержать «священный сердца жар» может (что?.. )

4. Выражаем свою точку зрения.

Соглашаясь с точкой зрения автора, повторите то, что сказали, определяя его позицию , только переформулируя, своими словами. Например, так.

что делать? см. предложение 12

5. Приводим первый аргумент, доказывая свою точку зрения.

Вспомним о героях русской литературы, которые томятся духовной жаждой: Онегин и Татьяна Ларина, Печорин и Обломов, князь Андрей и Пьер Безухов).

Но будем учитывать и то, что проблема духовности поставлена автором текста в её связи с искусством как источником духовности. Так что нам подойдут только те примеры, которые эту связь иллюстрируют.

Так, Евгений Онегин в поисках ответа на трудные вопросы жизни обращался к книгам, «в которых отразился век / И современный человек изображен довольно верно.» Татьяна, листая страницу за страницей в библиотеке Онегина, ясно видела труд его души в пометках, оставленных на полях. И ей «открылся мир иной», мир, в котором отразились все противоречия эпохи.

6. Приводим второй аргумент, доказывая свою точку зрения.

А что происходит с человеком, если его духовные стремления поддержать нечем? Об этом рассказывает Р. Брэдбери в романе «451 о по Фаренгейту». Жители города жгут костры из книг. И это символизирует гибель культуры, уничтожение духовного в людях. Кем станет человек без книг, являющихся пищей для ума, побуждающих думать? Всего лишь винтиком в государственной машине, нерассуждающим заложником массовой культуры.

О влиянии искусства на человека и его духовный мир можно прочесть также в произведениях, фрагменты которых приведены ниже. Это будет замечательно, если вы найдёте аргументы именно в них или приведёте свои, найденные вами самостоятельно!

13 стр., 6461 слов

Уединенный труд души как основная форма развития личности

... работе. Но я не представляю себе и такой практики, в которой, пусть неосознанно, не был бы реализован хотя бы один из четырнадцати. Перечисляю ... принцип самоопределения личности; принцип полной разновозрастности; принцип самосоревновательности; принцип уединённого труда души; принцип взаимного доброжелательного сравнения возможностей; принцип взаимного обучения; принцип индивидуального личностного ...

7. Делаем вывод-заключение.

В заключение еще раз подчеркну…

или

Обобщая сказанное, можно сделать вывод о том, что…

или

В заключение важно отметить: …

А теперь соберите воедино получившийся текст., Желаю успеха!

Дом… Дом… Дом…

Домский собор, с петушком на шпиле. Высокий, каменный, он по-над Ригой звучит.

Пением органа наполнены своды собора. С неба, сверху плывет то рокот, то гром, то нежный голос влюбленных, то зов весталок, то рулады рожка, то звуки клавесина, то говор перекатного ручья…

И снова грозным валом бушующих страстей сносит все, снова рокот.

Звуки качаются, как ладанный дым. Они густы, осязаемы. Они всюду, и все наполнено ими: душа, земля, мир.

Все замерло, остановилось.

Душевная смута, вздорность суетной жизни, мелкие страсти, будничные заботы — все-все это осталось в другом месте, в другом свете, в другой, отдалившейся от меня жизни, там, там где-то.

«Может, все что было до этого, — сон? Войны, кровь, братоубийство, сверхчеловеки, играющие людскими судьбами ради того, чтобы утвердить себя над миром.

Зачем так напряженно и трудно живем мы на земле нашей? Зачем? Почему?»

Дом. Дом. Дом…

Благовест. Музыка. Мрак исчез. Взошло солнце. Все преображается вокруг.

Нет собора с электрическими свечками, с древней лепотой, со стеклами, игрушечно и конфетно изображающими райскую жизнь. Есть мир и я, присмиревший от благоговения, готовый преклонить колени перед величием прекрасного.

Зал полон людьми, старыми и молодыми, русскими и нерусскими, партийными и беспартийными, злыми и добрыми, порочными и светлыми, усталыми и восторженными, всякими.

И никого нет в зале!

Есть только моя присмирелая, бесплотная душа, она сочится непонятной болью и слезами тихого восторга.

Она очищается, душа-то, и чудится мне, весь мир затаил дыхание, задумался этот клокочущий, грозный наш мир, готовый вместе со мною пасть на колени, покаяться, припасть иссохшим ртом к святому роднику добра…

И вдруг, как наваждение, как удар: а ведь в это время где-то целят в этот собор, в эту великую музыку… пушками, бомбами, ракетами…

Не может этого быть! Не должно быть!

А если есть. Если суждено умереть нам, сгореть, исчезнуть, то пусть сейчас, пусть в эту минуту, за все наши злые дела и пороки накажет нас судьба. Раз не удается нам жить свободно, сообща, то пусть хоть смерть наша будет свободной, и душа отойдет в иной мир облегченной и светлой.

Живем мы все вместе. Умираем по отдельности. Так было века. Так было до этой минуты.

Так давайте сейчас, давайте скорее, пока нет страха. Не превратите людей в животных перед тем, как их убить. Пусть рухнут своды собора, и вместо плача о кровавом, преступно сложенном пути унесут люди в сердце музыку гения, а не звериный рев убийцы.

8 стр., 3572 слов

Роль искусства в жизни человека — -рассуждение

... общения с книгой, музыкой, живописью. Искусство вечно и прекрасно, потому что несет красоту и добро в мир! Источник: https://NauchnieStati.ru/bank/primery/jesse-na-temu-rol-iskusstva-v-zhizni-cheloveka/ Сочинение на тему «Роль искусства в жизни человека» Многие пренебрегают искусством и не видят в нем ...

Домский собор! Домский собор! Музыка! Что ты сделала со мною? Ты еще дрожишь под сводами, еще омываешь душу, леденишь кровь, озаряешь светом все вокруг, стучишься в броневые груди и больные сердца, но уже выходит человек в черном и кланяется сверху. Маленький человек, тужащийся уверить, что это он сотворил чудо. Волшебник и песнопевец, ничтожество и Бог, которому подвластно все: и жизнь, и смерть.

Домский собор. Домский собор.

Здесь не рукоплещут. Здесь люди плачут от ошеломившей их нежности. Плачет каждый о своем. Но вместе все плачут о том, что кончается, спадает прекрасный сон, что кратковечно волшебство, обманчиво сладкое забытье и нескончаемы муки.

Домский собор. Домский собор.

Ты в моем содрогнувшемся сердце. Склоняю голову перед твоим певцом, благодарю за счастье, хотя и краткое, за восторг и веру в разум людской, за чудо, созданное и воспетое этим разумом, благодарю тебя за чудо воскрешения веры в жизнь. За все, за все благодарю!

Один из наших видных ученых как-то сказал, что талант физика созревает до 20 лет. Я бы добавил, что великие качества человечности — любовь к жизни, ненависть к трусости, благородство, людское товарищество, ясная доброта — все эти нравственные качества возникают, прочно закладываются в детстве, а потом лишь шлифуются: время оттачивает и проверяет их.

Мало можно назвать людей, через чье детство не прошли бы великолепные сказки Корнея Чуковского — «Айболит», «Мойдодыр», «Муха-Цокотуха», «Федорино горе», «Крокодил». В этих сказках нет ненужной усложненности. Они просты, как глагол, и они поражают детское воображение. Ведь в память ребенка всегда врезывается то, что в движении, в жесте, в поступке: как произошло, что сделал, что совершил?

Слова и воздух этих сказок настолько чисты, настолько прозрачны, что дети мгновенно выучивают эти стихи наизусть и помнят их уже всю жизнь, а потом, становясь взрослыми, вновь возвращаются к ним, читая знакомые строки своим детям и внукам. И эта вторая и третья встречи нисколько не кажутся наскучившим повторением пройденного — новые встречи приносят истинную радость и всегда волнуют, как прохладный ветерок детства, где было раннее тихое утро, на траве косая вечерняя тень от дома, в котором когда-то жил, — до сих пор, кажется, ощущаешь запах нагретых солнцем подоконников.

Я не знаю почему, но дети, болея, всегда просят читать вслух сказки Корнея Чуковского. Я знаю это по своим детям и по детям многих знакомых. Казалось бы, строки знаменитых «Мухи-Цокотухи» или «Айболита» наизусть выучены, казалось бы, детское воображение уже не тронет история незадачливой «Цокотухи» и славного доктора Айболита, однако давно известные слова сказок не теряют силу свежести, своего аромата, своей действенности. И снова, как при первом чтении, блестят у детей глаза ожиданием, радостью, любопытством, вдруг затаилось дыхание, и смотришь — появилась улыбка, как будто совершилось открытие доброты, как будто теплое солнце осветило лицо. Дети очень чутки к слову, они остро чувствуют, где их обманывают, где становятся перед ними на корточки, конфетно сюсюкая, подделываясь под доброго дядю, беззастенчиво фальшивя. Так же как и у взрослых, в библиотеке детей есть книги зачитанные, затрепанные, а следовательно, и самые дорогие, и есть книги новенькие, с нестершимся золотым тиснением на переплетах, книги, раз только раскрытые и недолистанные до конца. Такие, как сухой школьный формуляр об обязанностях, при одном взгляде на них навевают пыльную скуку, к таким не тянется рука с трепетом волнения, они не друзья, они как надоедливые окрики старших: «Коля, не болтай ногами! Лида, вынь палец изо рта!» И названия книг этих стираются, как будто и нет их.

8 стр., 3846 слов

Астафьев домский собор проблематика. Презентация » по тексту ...

... польский гражданин, пытавшиеся исцелить побитую красоту. Дом… Дом… Дом… Домский собор, с петушком на шпиле. Высокий, каменный, он по-над Ригой звучит. Пением органа наполнены своды собора. С неба, сверху плывет то рокот, то ... Волшебник и песнопевец, ничтожество и Бог, которому подвластно все: и жизнь, и смерть. Домский собор. Домский собор. Здесь не рукоплещут. Здесь люди плачут от ошеломившей их ...

Сказки Корнея Чуковского счастливым эхом отдаются в душах детей, они будят те добрые и чистые человеческие чувства, без которых немыслима, просто не нужна детская литература. И это редкий дар, потому что писать для взрослых несколько проще — здесь легче настроить волну чувств, легче мысленно ощутить ответную волну, здесь иногда читатель простит непростоту, лишнее слово, лишний абзац, простит во имя общего направления мысли.

На детских книгах Чуковского воспиталось уже не одно поколение. Видимо, это объясняется тем, что сюжет, строфы его сказок, образы их, даже ритм (о ритме Чуковского можно говорить особо) являются настолько органичными для детского восприятия, что трудно представить себе ребенка, который не запомнил бы на всю жизнь и не полюбил храброго комара, или бесстрашного Ваню Васильчикова, или милого доктора Айболита, готового всегда прийти на помощь.

И вот сейчас, когда я думаю о сказках Чуковского, я вспоминаю военный госпиталь для тяжелораненых на станции Старая Рачейка, палату, залитую снежным зимним солнцем, и рыженького, с простреленной грудью паренька, который, сдерживая стон, тоскливо глядя на белую госпитальную дверь, спрашивал по утрам хрипло:

— Братцы, когда ж мой Айболит придет? Где он?.. Братцы, кто-нибудь… позовите моего Айболита с уколом…