Маяковский облако в штанах

Реферат

«Облако в штанах»

Л.П. Егорова, П.К. Чекалов

«Облако в штанах» (1915) является «наиболее значительным, творчески наиболее смелым и обещающим произведением раннего Маяковского,- признавались современники.- Трудно даже поверить, что вещь такой напряженной силы и формальной независимости написал юноша 22-23 лет!» (44; 125).

Напомним предысторию поэмы.

В январе 1914 года Маяковский вместе с другими футуристами — Д.Бурлюком, В.Каменским — находился в турне по России: читали лекции, стихи, пропагандировали футуризм. В Одессе Маяковский увлекся гимназисткой Марией Денисовой, но взаимности не встретил. Это стало завязкой сюжета поэмы, содержание которой вышло далеко за рамки автобиографического эпизода.

Начав поэму до первой империалистической войны, Маяковский закончил ее летом 1915 года. Война, обнажившая многие социальные и нравственные проблемы времени, помогла поэту увидеть перспективу неизбежной революции. Впервые поэма вышла в изуродованном цензурой виде в сентябре 1915 г. После Октябрьской революции, когда Маяковскому представилась возможность, он осуществил второе бесцензурное издание поэмы.

«Облако в штанах» — программное произведение Маяковского. Автор предварил его таким предисловием: «Облако в штанах» (первое имя «Тринадцатый апостол» зачеркнуто цензурой. Не восстанавливаю. Свыкся.) считаю катехизисом сегодняшнего искусства. «Долой вашу любовь», «долой ваше искусство», «долой ваш строй», «долой вашу религию» — четыре крика четырех частей» (37; 23).

«Долой вашу любовь!»

Наиболее сильно и ярко воплощен первый: «Долой вашу любовь!» — которому отводится вся первая глава и часть четвертой. Поэма открывается напряженным ожиданием:

Вы думаете, это бредит малярия?

Это было,

было в Одессе.

«Приду в четыре»,- сказала Мария.

Восемь.

Девять.

Десять…

Мучительное ожидание длится бесконечно долго. Глубину страдания лирического героя передает развернутая метафора о скончавшемся двенадцатом часе:

Полночь, с ножом мечась,

догнала,

зарезала,-

вон его!

Упал двенадцатый час,

как с плахи голова казненного.

Время, уподобленное упавшей с плахи голове, не просто экзотический троп: он наполнен большим внутренним содержанием; накал страстей в душе героя до такой степени высок, что обычное, но безысходное течение времени воспринимается как его физическая гибель. Скончалось, в принципе, не время. Кончились истощенные напряженным ожиданием человеческие возможности. Двенадцатый час оказался пределом.

3 стр., 1446 слов

Анализ поэмы Облако в штанах Маяковского (стихотворение)

... внутри очень сильно переживал. Анализ стихотворения Облако в штанах Маяковского с цитатами Изначально поэма имела другое название, «Тринадцать апостолов». Тринадцатым апостолом Маяковский видел себя. Но её не пропустила ... поэт заявляет о том, что он противник любви, искусства, строя и религии. Одна часть – одно отрицание. Часть первая – «Долой любовь». Любимая девушка его отвергла. Вторая часть – ...

Далее следует то, что в народе буднично называют «расшалились нервы». Но в данном случае в соответствии с могучим темпераментом героя нервы не просто «шалят», а «мечутся в отчаянной чечетке» до изнеможения, пока у них от усталости не подкашиваются ноги. Эта великолепная картина, представляющая своеобразный «бешеный» танец оживших нервов, неслучайно развертывается почти что сразу за предыдущей:

  • ..Слышу:

тихо,

как больной с кровати,

спрыгнул нерв.

И вот, —

сначала прошелся

едва-едва,

потом забегал,

взволнованный,

четкий.

Теперь и он, и новые два

мечутся в отчаянной чечетке.

Рухнула штукатурка в нижнем этаже.

Нервы —

большие,

маленькие,

многие! —

скачут бешеные,

и уже

у нервов подкашиваются ноги!

Далее снова, как и в случае с двенадцатым часом, внутреннее лихорадочное состояние лирического героя переносится на окружающие предметы:

Двери вдруг заляскали, будто у гостиницы не попадает зуб на зуб.

В таком состоянии встречают герой и гостиница объявившуюся наконец возлюбленную. Нервозность, порывистость движений героини опять же передаются через неожиданные сравнения и «чувствующие» вещи:

Вошла ты,

резкая, как «нате!»,

муча перчатки замш,

сказала:

«Знаете —

Я выхожу замуж».

Вот достойная награда за все немыслимые страдания, испытанные за ночь…

Кажется, сейчас герой взорвется от возмущения и негодования, на голову изменнице обрушатся разъяренные громы и молнии, низвергнутся водопады стенаний и упреков… Но поражает то нечеловеческое хладнокровие и спокойствие, с которыми он встречает столь убийственное для себя известие:

Что ж, выходите.

Ничего.

Покреплюсь.

Видите — спокоен как!

Как пульс

покойника!

И снова сравнение. И снова необычное. И снова содержательное. «Пульс покойника» — это окончательно, безвозвратно умершая надежда на взаимное чувство.

В поэме не реализуется сюжет обычного любовного треугольника, не выводится образ счастливого соперника. Его заменяют «любители святотатств, преступлений, боен» — нечто поэтически не оформленное, но социально обозначенное. Это они виновны в любовной драме. Они «увели», «украли», «купили» любовь героя:

Помните?

Вы говорили:

«Джек Лондон,

деньги,

любовь,

а я одно видел:

вы — Джиоконда,

которую надо украсть!

И украли.

А.Михайлов говорил по этому поводу: «В любовном треугольнике третьим «персонажем» включен буржуазный жизнепорядок, где отношения между мужчиной и женщиной основаны на выгоде, корысти, купле-продаже, но не на любви… Здесь Маяковский типизирует явление, уходит от реального факта, так как Мария Денисова не выходила тогда замуж» (31; 128).

7 стр., 3328 слов

Любовь Маяковского

... ставшей одним из прототипов Марии "Облака в штанах". Итак, Лили Юрьевна Брик. Ее отношения с Маяковским начались с посвящения ей поэмы, ... Лили, Юрьевна призналась поэту Андрею Вознесенскому: "Я любила заниматься любовью с Осей. Мы тогда запирали Володю на кузне. Он ... в Париж. Вечером того же дня Маяковский познакомился с Татьяной Алексеевной Яковлевой, молодой русской, приехавшей к своему дяде в Париж ...

Героиня отвергает любящего ее героя не потому, что он обладает каким-то нравственным или моральным изъяном, а потому, что он не способен создать вокруг нее тот комфорт из вещей, тот материальный уют, к которому она стремится. Поэтому она меняет живую, страстную и трепетную любовь героя на материальные возможности другого человека. Такая любовь, по мнению поэта, является продажной, она не требует каких-либо моральных или духовных затрат. Ее легко можно купить. В расчет не берутся ни нравственные, ни человеческие качества, казалось бы, то, что испокон веков самоценно. В любовном поединке побеждает тот, кто материально обеспеченней. И именно потому герой отвергает любовь, которую можно купить за деньги.

Этот мотив «покупки» любви находит свое воплощение и в других произведениях Маяковского:

Знаю,

каждый за женщину платит.

Ничего, если пока

тебя вместо шика парижских платьев

одену в дым табака (…)

А я вместо этого до утра раннего

в ужасе, что тебя любить увели,

метался

и крики в строчки выгранивал,

уже наполовину сумасшедший ювелир.

(«Флейта-позвоночник»)

А в послеоктябрьской поэме «Люблю»:

У взрослых дела.

В рублях карманы.

Любить?

Пожалуйста!

Рубликов за сто.

А я,

бездомный,

ручища

в рваный

в карман засунул

и шлялся, глазастый

В «Облаке в штанах» традиционная метафора: любовь — пожар сердца (Ср. у Есенина: «заметался пожар голубой») реализуется в подробнейшей картине:

Алло!

Кто говорит?

Мама?

Мама!

Ваш сын прекрасно болен!

Мама!

У него пожар сердца.

Скажите сестрам, Люде и Оле, —

Ему уже некуда деться…

Люди нюхают —

запахло жареным!

Нагнали каких-то.

Блестящие!

В касках!

Нельзя сапожища!

Скажите пожарным:

на сердце горящее лезут в ласках.

Проследим развертывание метафоры «пожар сердца». То, чем обычно ограничиваются другие поэты, у Маяковского перерастает в, казалось бы, бытовую, но имеющую глубокий подтекст сцену: реакция людей, вызов пожарных — непрошеных утешителей в несчастье. Личные переживания поэта тоже облекаются в этакий «противопожарный» антураж:

Я сам

глаза наслезненные

бочками выкачу.

Дайте о ребра опереться.

Выскочу! Выскочу! Выскочу! Выскочу!

Рухнули.

Не выскочишь из сердца.

«Пожар сердца» распространяется широко, он рвется «людям в квартирное тихо» («Трясущимся людям в квартирное тихо стоглазое зарево рвется с пристани»), и первая часть поэмы завершается отчаянным выкриком, обращенным «в столетия», в будущее: «Крик последний, — ты хоть о том, что горю, в столетия выстони!»

11 стр., 5403 слов

Образ героя-бунтаря в поэзии В.В.Маяковского

... построить счастливое будущее. Сочинение. Образ героя-бунтаря в поэзии Маяковского Сочинение. , Образ героя-бунтаря в поэзии Маяковского Сатирические произведения ... и мот. Все бунтарское настроение ранний лирический герой Маяковского направляет на воодушевление людей, на их пробуждение, ... поэт и новая власть — складывались далеко не просто, это отдельная тема, но одно несомненно — бунтарь и ...

«Долой ваше искусство!»

Находит свое воплощение в поэме и «крик» — «Долой ваше искусство!». Уже во второй главе Маяковский начинает и продолжает развивать в третьей тему отношений искусства и действительности.

Еще в 1909 году А.Блок писал: «Современная жизнь есть кощунство перед искусством; современное искусство — кощунство перед жизнью» (43; 63).

На наш взгляд, эту фразу можно понимать таким образом, что жизнь настолько грязна и пошла, что искусство, обращенное в высокое и прекрасное, не в состоянии отобразить ее во всей полноте, и в этом кощунство жизни перед искусством. Но в свою очередь и искусство не очень-то и силится отразить эту жизнь, оно постоянно уводит читателя в какой-то мистический мир сладостных грез, и в этом кощунство искусства перед жизнью.

Маяковский осознал бессилие искусства (в частности, — поэзии) воздействовать на окружающую действительность:

Пока выкипячивают, рифмами пиликая,

из любвей и соловьев какое-то варево,

улица корчится безъязыкая

  • ей нечем кричать и разговаривать.

Пришло понимание социальной задавленности улицы («Улица муку молча перла») и необходимости вводить в поэтическую речь не совсем «поэтичные» слова, чтобы отразить жизнь такой, какая она есть на самом деле. Отсюда и соответствующая лексика:

А улица присела и заорала:

«Идемте жрать!»

Или:

А во рту

умерших слов разлагаются трупики,

только два живут, жирея, —

«сволочь»

и еще какое-то,

кажется, — «борщ».

Поэт, переживший войну как личную трагедию (вспомним стихотворение «Вам!») теперь вершит суд над теми, кто этой трагедии не увидел. Это нашло свое поэтическое воплощение и в «Облаке в штанах»:

Как вы смеете называться поэтом

и, серенький, чирикать, как перепел!

Сегодня

надо

кастетом

кроиться миру в черепе!

В одной статье Маяковский утверждал: «Сегодняшняя поэзия — поэзия борьбы» (28; 11, 42).

И эта публицистическая формула нашла в поэме свое поэтическое воплощение:

Выньте, гулящие, руки из брюк —

берите камень, нож или бомбу,

а если у которого нету рук —

пришел, чтоб и бился лбом бы! (…)

Идите!

Понедельники и вторники

окрасим кровью в праздники!

Поэзией, не соответствующей требованиям времени, Маяковский считал творчество И.Северянина, и потому в поэме выводится нелицеприятный портрет поэта:

А из сигарного дыма

ликерною рюмкой

вытягивалось пропитое лицо Северянина.

Здесь дискредитируется не столько поэзия Северянина, сколько образ самого поэта, живущий в сознании публики. В стихотворении «Вам!» Маяковский также упоминает о Северянине, говоря о поручике Петрове:

Если б он, приведенный на убой,

Вдруг увидел, израненный,

Как вы измазанной в котлете губой

2 стр., 766 слов

Маяковский в. в. — Образ поэта в раннем творчестве владимира ...

... и, может быть, даже одобренным своими читателями. Образ поэта в ранней лирике Маяковского, прежде всего, является образом отрицателя действительности, поэта, желающего срочно изменить мир, в котором он живет и творит. Своей ... такое яркое и точное, соединяя лирику и эпос, преисполнено огромной силы. Но, несмотря на бунтарский нрав, поэт в своей жизни был абсолютно одинок. В этом-то и состоял его ...

Похотливо напеваете Северянина…

Здесь нет прямой отрицательной оценки творчества Северянина, и тем не менее она присутствует: нельзя положительно относиться к тому, что можно «похотливо» напевать, тем более «измазанной в котлете губой». Развлекательная поэзия Северянина отвергается негативным эмоциональным фоном.

Напомним, что именно в этом стихотворении Маяковский утверждает, что для поэта достойнее прислуживать женщине свободной профессии, нежели бездумной буржуазной публике.

«Долой ваш строй!»

Поэтическое и социальное у Маяковского было изначально взаимосвязано. Он поставил свое творчество на службу массе, социальным низам, с которыми он ощущает единство и слияние. Поэтому крик «Долой ваше искусство» неотрывен от крика «Долой ваш строй!» Выступая от лица готовых к восстанию масс, Маяковский говорит «мы»:

Мы

с лицом, как заспанная простыня,

с губами, обвисшими, как люстра,

мы,

каторжане города-лепрозория,

где золото и грязь изъязвили проказу,-

мы чище венецианского лазорья,

морями и солнцами омытого сразу;

Мы —

каждый —

держим в своей пятерне

миров приводные ремни!

Это сближение героя поэмы с демократической массой рождает у него прозрение о грядущей революции:

в терновом венце революций

грядет шестнадцатый год.

Исходной точкой движения политической мысли послужило искусство, от него Маяковский шел к жизни, чтобы понять, что жизнь — исток и содержание искусства. И, осознав это, герой заговорил как пророк, как «предтеча»:

  • А я у вас — его предтеча;
  • я — где боль, везде;

на каждой капле слезовой течи

распял себя на кресте.

Поэт представляет себя выразителем народной боли, предтечей революции и жертвой («распял себя на кресте»).

Причем жертва в романтическом ореоле, напоминающая горьковского Данко:

Вам я

душу вытащу,

растопчу,

чтоб большая! —

и окровавленную дам, как знамя.

Таким образом в поэме находит свое выражение и мысль «долой ваш строй».

«Долой вашу религию!»

«Облако в штанах» наполнено эмоциональными контрастами от интимного, самому себе или любимой сделанного признания до дерзкого, в грубой форме брошенного вызова Богу: «Долой вашу религию!». Особенно ярко этот контраст наблюдается в четвертой главе, где герой снова обращается к своей возлюбленной и снова получает отказ. И когда рушится последняя надежда на взаимную любовь, герою остается одно: обратить свой взор к небу, к тому, кто долгие века давал людям утешение в несчастье.

Библейские мотивы в творчестве Маяковского — специальная тема, глубоко раскрытая Дм. Скляровым в книге-справочнике для учащихся. Автор главы подчеркнул, что Маяковский дал свой «вариант истолкования евангельских идеалов, выделяя… земную, человеческую сторону личности», которая к тому же предстает в «ореоле неизбежных историко-литературных ассоциаций» (41, 187-188).

2 стр., 558 слов

Маяковский о назначении поэта и поэзии

... и в статье “Как делать стихи” Уткин, Очень сложным было отношение Маяковского к классикам. Поэт всю жизнь оставался правоверным футу- ристом, считая своих друзей, особенно Хлебникова, ... форму, небреж- ность в стиле, хотя с самими поэтами был связан теплыми товарищескими отношениями. “Первый, купивший книжку о рыжем Мотеле, - я”, - говорил он и ...

«Послушайте, господин бог!- фамильярно, без должного пиетета обращается герой Маяковского к всевышнему и со свойственным ему сарказмом предлагает устроить карусель «на дереве изучения добра и зла», расставить вина по столу, отчего хмурому Петру Апостолу захотелось бы «пройтись в ки-ка-пу», рай снова заселить Евочками (в этом ему готов помочь ерничающий герой).

Не находя отклика у Бога, герой разражается очередной филиппикой:

Мотаешь головою, кудластый?

Супишь седую бровь?

Ты думаешь — этот,

за тобою, крыластый,

знает, что такое любовь?

Ернические эпитеты по отношению к богу («кудластый») и архангелу («крыластый»), казалось бы, завершают кощунственную сцену, но после минутной ярости герой снова обращается к богу с мольбой:

Всемогущий, ты выдумал пару рук,

сделал,

что у каждого есть голова,-

отчего ты не выдумал,

чтоб было без мук

целовать, целовать, целовать?

Но не этот эпатаж главная причина богохульства поэта. За всем этим стоит кровавая трагедия войны. Как часто человечество повторяло: если есть Бог, он не может допустить такое. Вот и лирическому герою поэмы бог предстает не всесильным, а маленьким, беспомощным, которого можно прирезать обычным сапожным ножиком: «Я думал — ты всесильный божище, а ты недоучка, крохотный божик…» Отсюда и бунт против всей небесной братии:

Крыластые прохвосты!

Жмитесь в раю!

Ерошьте перышки в испуганной тряске!

Я тебя, пропахшего ладаном, раскрою

отсюда до Аляски!..

Герой не остановим в стихийном порыве:

Пустите!

Меня не остановите.

Вру я,

вправе ли,

но я не могу быть спокойней.

Смотрите —

звезды опять обезглавили

и небо окровавили бойней!

Кто они — обезглавившие и окровавившие,- кто скрыт в этом отвлеченном, безличном обвинении? Как и первая глава, поэма заканчивается на трагедийной ноте. Страданию героя нет исхода: на нем замыкается не только драма любви, но и трагедия войны. Трагедийность поэмы подчеркивается отсутствием отклика, глухотой мира, человечества — всего и всех, к кому обращен страстный монолог поэта:

Глухо.

Вселенная спит,

положив на лапу,

с клещами звезд огромное ухо.

1. Аннинский Л. Карабчиевский против Маяковского// Театр.- 1989.- N 12.

2. Арутюнов Л.Н. Национальные традиции и опыт Маяковского// Маяковский и литература народов СССР.- Ереван, 1983.

3. Асеев Н. О поэтах и поэзии. Статьи и воспоминания.- М., 1985.

4. Бабаев Г. Маяковский в зеркале сегодняшних споров// Лит. газета.- 1988.- 20 июля.

5. Баранов В. И восторженно, и негативно// Лит. газета.- 1988.- 23 нояб.

6. Блок А. О назначении поэта. — М., 1990.

7. Бочаров М. Судьба поэта: Исследование поэзии и личности В. В. Маяковского в современной литературной критике// Дон.- 1989.- N 2.

8. Брик Л.Ю. О Маяковском: Из воспоминаний// Дружба народов.- 1989.- N 3.

9. Бялик Б. О Горьком.- М., 1947.

10. Вишневская И. Парадокс о драме: Перечитывая пьесы 20-30-х годов.- М., 1993.

6 стр., 2697 слов

Мое отношение к поэзии маяковского. Моё отношение к творчеству В.В

... Мая­ковского. Сочинения по произведениям Маяковского В.В Творчество Маяковского Владимир Владимирович Маяковский (1893–1930) – выдающийся поэт-футурист, обогативший русскую литературу кардинально новым подходом к поэтическому слову, к структуре ... На самом деле, это заблуждение. Во многом этому сопутствовало поверхностное отношение к его лирике. Стихи о паспорте, поэмы «Владимир Ильич Ленин» и ...

11. В. Маяковский в воспоминаниях современников. М., 1963.

12. Горловский А.В. Маяковский: О современном прочтении произведений поэта// Лит. учеба.- 1985.- N5.

13. Горький М. Несвоевременные мысли.- МСП «Интерконтакт», 1990.

14. Григорьев А. О перьях и штыках// Московский художник.- 1987.- 20 нояб.

15. Землякова О. «Алло, кто говорит? Мама?»// Работница.- 1988.- N 11.

16. Иванова Н. Сбросим Маяковского с парохода современности?// Театр.- 1988.- N 12.

17. Каменский В. Из литературного наследия. -М., 1990.

18. Карабчиевский Ю. Воскресение Маяковского.- М., 1990.

19. Катанян В.А. Не только воспоминания// Дружба народов.- 1989.- N 3.

19а. Катанян В.А. Вокруг Маяковского// Вопросы литературы.- 1997.- № 1.

20. Кацис Л.Ф. «…Но слово мчится, подтянув подпруги…» (Полемические заметки о Владимире Маяковском и его исследователях)// Известия Академии Наук. Серия литературы и языка.- 1992.- N 3.

21. Коваленко С.А. «Не юбилей, а отчет о работе…»// Маяковский и современность. Вып. 2.- М., 1984.

22. Ковский В. «Желтая кофта» Юрия Карабчиевского: Заметки на полях одной книги// Вопросы литературы.- 1990.- N 3.

23. Кожинов В. Правда и истина// Наш современник.- 1988.- N 4.

24. Кормилов С.И. Русская литература после 1917 г.: Основные черты литературного процесса // Вестник Московского университета.- 1994.- N 5.

25. Лазарев Л., Пушкарева Л. Как партия руководила литературой. Вокруг наследия Маяковского// Вопросы литературы.- 1995.- Вып. 5.

26. Лемпорт В. Московский художник.- 1988.- 23 окт.

27. Либединский Ю. Современники. Воспоминания.- М., 1961.

27а. Лифшиц Б. Полутораглазый стрелец.- Л., 1989.

28. Маяковский В.В. Собр. соч. в 12 т.- М., 1978.

29. Маяковский В.В. Соч. в 2 т.- М., 1987.

29а. Маяковский в критике русского зарубежья// Вестник МГУ. Сер. 9.- М., 1992.

30. Минакова А.М. К проблеме лирической драмы ХХ века (Блок, Маяковский, Есенин)// Проблемы советской литературы (Метод. Жанр. Характер).- М., 1978.- Вып. 1.

31. Михайлов А.А. Маяковский.- М.: Мол. гвардия, 1988.

32. Михайлов А. У подножия великана// Лит. газета.- 1988.- 10 фев.

33. Михайлов А.А. Маяковский: кто он?// Театр.- 1989.- N 12.

34. Михайлов А.А. Мир Маяковского.- М., 1990.

35. Пастернак Б. Люди и положения: Автобиографический очерк// Новый мир, 1987.- N 1.

36. Перцов В.М. Маяковский. Жизнь и творчество (1893-1917).- М., 1969.

37. Перцов В.М. Маяковский. Жизнь и творчество. (1918-1924).- М., 1971.

38. Перцов В.М. Маяковский. Жизнь и творчество (1925-1930).- М., 1972.

39. Пицкель Ф.Н. Маяковский: Художественное постижение мира.- М., 1978.

40. Полонская В.В. Воспоминания о В.В.Маяковском// Советская литература сегодня.- М., 1989.

41. Скляров Д.Н. Творчество В.В.Маяковского. Лирический герой ранней поэзии. Библейские мотивы и образы// Русская литература. ХХ век. Справочные материалы. — М., 1995.

42. Солженицын А.И. Октябрь Шестнадцатого.- Вермонт-Париж, 1989.- т. 1.

3 стр., 1291 слов

Новаторство поэзии Маяковского (в лирике, творчестве)

... поэзии Маяковского Популярные сегодня темы Гоголь Николай Васильевич – известный писатель России, в творчестве ... литературе, также как и в любой другой деятельности присутствовали новаторы. Одним из большого их количества был поэт Маяковский. Так как жизнь Маяковского приходится на ... планов, паспорт «молоткастый, серпастый». Своеобразна и лирика в произведениях поэта. Она максимально приближена ...

43. Тимофеев Л.И. Творчество Александра Блока.- М., 1963.

44. Троцкий Л. Литература и революция.- М., 1991.

45. Халфин Ю. Апостол хозяина// Век ХХ и мир.- 1990.- N 6.

46. Хорошилова Т. Не кистью, так пером? Кому понадобилось расшатывать пьедесталы?// Комс. правда.- 1988.- 12 фев.

47. Цветаева М. Сочинения в 2 т.- М., 1980.

48. Черешин Г.С. Из истории изучения творчества Маяковского: Маяковский и культ личности Сталина// Рус. литература.- 1989.- 2.

49. Чуковский К. Собр. соч. в 2 т.- М., 1990.

50. Чусовитин П. Разрешите представиться: Маяковский// Московский художник.- 1988.- 8 янв.

51. Шенцева Н.В., Карпов И.П. Новое о Маяковском.- Йошкар-Ола, 1991.

52. Шкловский В. Маяковский,- М., 1940.