Основы филологии

Реферат

228

Основы филологии, Предисловие

Федеральный государственный образовательный стандарт по направлению подготовки 032700 — Филология (бакалавриат) предусматривает изучение дисциплины «Основы филологии». Этот шаг кажется вполне естественным, если исходить из новой реальности, в которой мы живем. Она такова: в современной филологии все более основательно проявляются процессы интеграции. Филологическое образование ориентирует бакалавра филологии на более широкий спектр профессий, зачастую вырастающих на перекрестье литературоведения, лингвистики и фольклористики, во взаимодействии с другими гуманитарными науками и научными дисциплинами.

Это объясняет необходимость углубления обгцефилологи- ческой составляющей университетского филологического образования: чтобы освоить соответствующие сферы деятельности, чтобы быть мобильным на рынке труда, современный филолог должен иметь представление о филологии как таковой, ее статусе в современном обществе, о способах приобретения различных профессиональных компетенций на филологической базе. В этом контексте актуально суждение Д.С. Лихачева: «Филология лежит в основе не только науки, но и всей человеческой культуры».

Настоящее учебное пособие подготовлено в соответствии с программой изучения данной дисциплины (см. приложение).

Его основу составили лекции, читаемые автором в Алтайском государственном университете (АлтГУ, г. Барнаул) с 2004 г.

Помимо теоретического материала, в книгу включены вопросы и задания для самостоятельной работы студентов, а также материалы для чтения. Этот важный раздел книги сформирован из фрагментов работ ряда исследователей, преимущественно филологов и философов, и писателей. Выражаю надежду, что знакомство с этими работами вызовет у читателя размышления над ключевыми вопросами современной филологии, поможет студентам освоить основные идеи курса и, что не менее важно, будет способствовать развитию интереса к проблематике филологии на современном этапе ее развития. Все материалы книги могут быть использованы и для организации цикла семинарских и практических занятий, формирования пакета контрольных заданий.

Содержательно учебное пособие строится по схеме, традиционной для теоретических филологических дисциплин: история — теория — метод. Центральным элементом содержания является рассмотрение объектов современной филологии: естественного языка, текста и homo loquens. Именно эти объекты сегодня объединяют филологические науки и дисциплины в одну отрасль гуманитарных наук.

7 стр., 3364 слов

Основы учебной и исследовательской деятельности

... уточнить объем недостающего материала на основе контрольных вопросов, заданий для контрольной работы и вопросов, вынесенных на экзамен (см. программу учебной дисциплины и рабочую учебную программу); ) определить литературу, в ... Н.П. Нет предела совершенству - М: Просвещение, 1989 . Загвязинский В.И. Теория обучения: современная интерпретация: Учеб пособие для студ. высш. пед. учеб заведений - М: Изд. ...

Автор выражает благодарность своим слушателям — студентам бакалавриата по направлению «Филология» АлтГУ, а также студентам и аспирантам, любезно предоставившим материалы для использования их в книге в качестве иллюстраций. Особая признательность бакалавру филологии Анне Левенко за помощь в подготовке рукописи к изданию и студенту-первокурснику бакалавриата Сергею Медведеву, прочитавшему отдельные главы книги в рукописи и высказавшему ряд интересных соображений.

Считаю своим приятным долгом выразить благодарность кандидату философских наук, доценту Л.А.Когцей (АлтГУ), творческие дискуссии с которой помогли рождению концепции книги; научному редактору издания доктору филологических наук, профессору А.И.Куляпину (АлтГУ) и рецензентам — кафедре современного русского языка и речевой коммуникации АлтГУ и доктору филологических наук, профессору Е.Г. Елиной (Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского) — за конструктивные замечания, учтенные на стадии завершения работы над учебным пособием.

1.Филология: слово — практическая деятельность — знание — область науки. Возникновение филологии как деятельности и как знания

Филология существует более двух с половиной тысячелетий. В центре ее интересов не случайно всегда стояло с л о в о. «Я словом все могу!» — утверждал русский писатель М. Пришвин. Интерес к слову частично отразился и в самом термине филология: др.-греч. фгА,оА,оуга, лат. philologia, англ. philology, нем. Philologie, итальянск. filologia, фр. philology, польск. filologja, чешек. filolo- gie, русск. филология…

Считается, что древнегреческое слово первоначально имело двоякое значение. Этот факт объясняется широтой значений второй части слова — «логос»1. Как слово обыденного языка древнегреческое «филология» означало любовь к слову. Интересно замечание Г.О. Винокура о том, что в «Законах» Платона афинянин называет себя «филолохус» — словоохотливый, разговорчивый в отличие от спартанца, которого он называет «брахолохус» — малоречивый, говорящий кратко2.

Как слово специального языка древнегреческое «логос», по наблюдению С.И. Радцига, могло выражать все понятия, которые передаются человеческим словом, и имело значения рассказ, ораторская речь, мысль, которая выражается словом, и высшая мысль или разум; стало быть, древнегреческое «филология» может быть истолковано как любовь к ученым беседам, ученым занятиям. Русский филолог К. Зеленецкий отмечает у слова «логос» три значения: «ум, произведения ума, т.е. науки и знания, и слово или речь»3.

Другая часть рассматриваемого сложного слова — «филия» — означала любовь. Интересно, что греки различали несколько видов любви, чему соответствовало и несколько имен: агапе — жертвенно-нисходящая любовь, стпрге — привязанность, эрос — спонтанная и независимая от воли стихийная страсть. На этом фоне рассматриваемое нами слово филия означает любовь- приязнь, любовь-симпатию, любовь-дружбу, любовь, которая основывается на свободном индивидуальном выборе человека.

Термин «филология» начал складываться в конце III — начале I в. до н.э. со значением всеобъемлющая наука. «Филологом» именовал себя грек Эратосфен (конец III — начало II в. до н.э.) — поэт, грамматик, математик, географ, историк. В Древнем Риме одним из первых называет себя «филологом» Аттей (III—II вв. до. н.э.), который преподавал риторику и изучал филологические и исторические древности. По наблюдениям Ю.С. Степанова, «филолог» (с ударением на втором слоге) приобретает значение прилежный к словам, изучающий слова в III — V вв. н.э. Таковы начала терминологизации слова «филология».

2 стр., 892 слов

Тема любви в рассказе А. Куприна «Гранатовый браслет»

... вечной юности. Он всегда и всюду благословлял любовь. Тема рассказа «Гранатовый браслет» - любовь до самоуничижения, до самоотречения. Но интересно то, что любовь поражает человека самого обыкновенного – канцелярского чиновника ... просто видеть её иногда и знать, что у неё всё хорошо. Последние слова любви к той, что была смыслом его жизни долгие годы, Желтков написал в ...

Филология как практическая деятельность и как практически ориентированное знание возникает на Западе и на Востоке исторически одновременно: в эпоху поздней античности, т.е. в эпоху эллинизма на Западе и эпоху Ханьской империи на Востоке, в Китае. «Александрийские книжники собирали литературные произведения классической поры своей античности — эпохи полисов, китайские — классической поры своей античности — эпохи лего. Они не только собирали, но и работали над установлением их текстов; работа же над текстом влекла за собой работу над самим произведением. Так сложилось, ставшее классическим, существо филологической работы: собирание письменных памятников прошлого, установление их текста и истолкование их» (И.И. Конрад)4.

Это направление практической деятельности связано с работой над письменными текстами, с созданием библиотек; крупнейшей библиотекой традиционно называется библиотека в г. Александрии (Египет; III—II вв. до н.э.).

Другое направление — обучение. В V в. до н.э. оно состояло в чтении и разборе поэтических текстов, которые к тому времени оценивались как первоклассные («классические») и требовали перевода, комментария и толкования. Это дало толчок появлению поэтики (др.-греч. poietike techne — творческое искусство).

Поэтика возникает в V — IV вв. до н.э. в сочинениях софистов, Платона, Аристотеля, которые впервые различили и описали типы литературных произведений, или роды литературы: эпос, лирику, драму, заложили основы учения о жанрах.

Филологи Древней Индии и Древнего Китая в V — IV вв. до н.э. дали миру грамматические и стилистические учения, науку о письменности, способы толкования текста. От человека, занимавшегося практической филологией, требовалось прежде всего знание языка / языков, аналитические умения при работе над письменным текстом, широкая культура, т.е., как писал Дионисий Фракиец (ок. 170—90 гг. до н.э.), «осведомленность в большей части того, о чем говорится у поэтов и прозаиков».

Филологическая деятельность в Древней Греции носила название грамматического искусства; люди, занимавшиеся ею, именовались грамматиками. Обратим внимание на то, что термин «грамматика» в этом случае означает нечто иное, чем в современном языковедении. Дионисий Фракиец, например, выделял в грамматике шесть частей: чтение, объяснение тропов, общепонятная передача трудных слов и рассказов, нахождение этимологии, отбор аналогий (установление места изучаемого произведения в традиции), оценка произведений5.

Так возникают первые филологические профессии толкователя текстов, переводчика, учителя словесности, библиотекаря. Фактически в число первых филологических профессий входит и профессия учителя риторики (др.-греч. rhetorike).

Риторика представляет собой порождение демократического устройства афинского общества (V в. до н.э.).

1 стр., 445 слов

«Почему нужно изучать риторику?»

... ситуации, а также настроены на эффективное общение с людьми, то вам просто необходимо изучать прекрасную, а самое главное интересную дисциплину под названием риторика. Знание риторики открывает новые дороги ... правила грамотной речи, люди создавали бы о себе приятное впечатление. Я считаю, что данную дисциплину, необходимо изучить каждому человеку, а особенно педагогу. Зная основы этой ...

Это устройство требовало от гражданина умения владеть словом — в народном собрании, в судебном заседании, «при случае» (в ситуациях торжества, похвалы и т.п.).

Задачу научения граждан мастерству красноречия решали учителя риторики, они же стали и создателями трактатов и учебников по риторике. Из числа первых сохранившихся риторических сочинений укажем диалоги Платона (427—347 гг. до н.э.) «Горгий» и «Федр» и трактат Аристотеля (384—322 гг. до н.э.) «Риторика». Таким образом, древний ритор тоже работает со словом (только с устным!), и ему нужны энциклопедическая образованность и знание человека, чтобы найти аргументы для убеждения.

Но в античном мире филология («грамматическое искусство») и риторика («искусство убеждения») существуют раздельно, как две разные науки о слове. Одна из них, филология, — наука о «слове как таковом» (Ю.С. Степанов), другая, риторика, — о слове убеждающем.

В Древнем Риме происходит разграничение филологии и грамматики; риторика существует по-прежнему обособленно от филологии. В первой половине XIX в. складывается филология как наука. В середине XX в. возрождается риторика, которая занимает свое место в системе филологических дисциплин.

1.1 Что такое современная филология?

Чтобы получить ответ на поставленный вопрос, оттолкнемся от определения филологии, сформулированного на рубеже 1960—1970-х годов С.С. Аверинцевым. С некоторыми вариациями оно публиковалось в «Большой советской энциклопедии» (Изд. 3-е. Т. 27), «Краткой литературной энциклопедии» (М., 1972. Т.7), энциклопедии «Русский язык» (М., 1979), «Лингвистическом энциклопедическом словаре» (М., 1990) и др. Определение это таково: «ФИЛОЛОГИЯ (греч. philologia, букв. — любовь к слову, от phileo — люблю и logos — слово) — содружество гуманитарных дисциплин — языкознания, литературоведения, текстологии, источниковедения, палеографии и др., изучающих духовную культуру человечества через языковой и стилистический анализ письменных текстов. Текст во всей совокупности своих внутренних аспектов и внешних связей — исходная реальность филологии»6.

Прокомментируем это определение. Оно

1) устанавливает статус филологии (филология — «содружество гуманитарных дисциплин») и состав входящих в нее наук (языкознание, литературоведение, текстология, источниковедение, палеография и др.);

2) отвечает на вопрос, что изучает филология (объектом изучения филологии является «духовная культура человечества»);

3) называет методы исследования (это «языковой и стилистический анализ»);

4) указывает материал исследования («письменные тексты»).

Итак, главный вопрос — что изучает филология: духовную культуру? Текст? Или иное?

В определении утверждается, что филология изучает духовную культуру человечества. Это утверждение вполне соответствует филологической традиции (ее рассмотрению будет посвящена вторая глава книги).

На современном этапе развития науки духовная культура, как и другие виды культуры, стала объектом отдельной гуманитарной науки — культурологии.

7 стр., 3467 слов

Журналистский текст как термин и как понятие

... нельзя изучать язык, не изучая текст. А текст нельзя изучать традиционно, одно- или двусторонне: текст стал объемным, трехмерным. Необходима опора на системную триаду с ее универсальной семантической структурой, осуществляющей объединение. Синергетичность журналистского текста ...

Так что же изучает филология, если культура — объект культурологии? Ю.С. Степанов (р. 1930) в своем определении филологии пишет, что филология изучает текст: «ФИЛОЛОГИЯ (греч. philologia букв. — любовь к слову, от phileo — люблю и logos — слово) — область гуманитарного знания, имеющая своим непосредственным объектом главное воплощение человеческого слова и духа —тек ст)»7. Согласимся с этим: все современные филологические науки — языкознание, литературоведение, фольклористика — имеют дело с текстом, устным или письменным, печатным или виртуальным.

Одновременно зададимся вопросом: только ли текст изучает филология? Ответ зависит от того, что подразумевается под объектом филологии. Будем исходить из того, что объектами филологии являются такие факты, стороны, грани и под. действительности, которые выделены и обработаны филологическим разумом и с которыми имеют дело все филологические науки и дисциплины (ср. позднелат. objectum — предмет, от лат. objicio — бросаю вперед, противопоставляю).

Есть такая неповторимая совокупность объектов, которой в современной науке не занимается ни одна отрасль, кроме филологии. В эту совокупность входят естественный язык, текст и homo loquens (от лат. homo — человек, loquens — причастие от loquor — говорить, разговаривать, т.е. человек в его функции говорящего и пишущего, слушающего и читающего; русск. эквивалент: «человек говорящий» в широком смысле).

В самом деле, homo loquens не является объектом никаких иных наук, кроме филологических. Филологические науки не могут обойтись без фигуры homo loquens: он предстает в виде сказителя и певца, автора и читателя, ведущего телевизионного шоу и радиожурналиста, создает текст и потребляет его, он «присутствует» в тексте устном, письменном и, разумеется, электронном…

В приводимых ниже текстах, представляющих собой пародии на выступления известных политиков, хорошо видны те особенности их речи, за которыми вполне определенно просматривается говорящий. Эти тексты сочинила журналист Мария Варден- га (цит. по: Чудинов А.П., Чудинова Е.А. Риторика и культура речи: сборник упражнений. Екатеринбург, 2001. С. 17).

Пародируется первая фраза из «Героя нашего времени» М.Ю. Лермонтова: «Я ехал на перекладных из Тифлиса». Ниже см. пародийные тексты и имена их «авторов»:

В.В. Жириновский: Я ехал на перекладных из Тифлиса. Тифлис — это столица Грузии. Грузия — страна на Кавказе. Кавказ — это горячая точка. Точка — это математическое понятие. У меня два высших образования, и математику я знаю.

И.В. Сталин:, Л.И. Брежнев:

(Предлагаем читателю самому установить, какие особенности речи политических деятелей пародируются журналистом.)

Естественный язык — это сугубо человеческий «инструмент»: без него нет человека, следовательно, нет и текста.

Текст — это сообщение, которое говорящий и пишущий создает средствами языка для слушающего и читающего, даже если слушающим и читающим является сам говорящий и пишущий. Такое «совпадение» имеет место, например, в записных книжках, в ситуациях рассуждения вслух…

Каждая из филологических наук обращена ко всей совокупности объектов. Именно они и входят в число филологических. Другое дело, что каждая из них изучает разные стороны этих объектов.

2 стр., 683 слов

Лингвистика как наука о языке. Разделы лингвистики

... е. изображение звуков на письме, соотношение между буквами и звуками. Словообразование - раздел науки о языке, изучающий способы и средства образования новых слов, а также строение имеющихся слов. ... Скобки; Кавычки; Многоточие. Место в предложении или тексте, где нужно применить пунктуационное правило, называется пунктограммой. Стилистика - учение о стилях речи и средствах языковой выразительности, а ...

Так, лингвистика изучает язык как некий отдельный объект действительности во всей его полноте (в современном состоянии и в истории, в состоянии покоя и в действии), как материал, из которого «ткутся» тексты, и сами тексты в их многообразии; наконец именно лингвистика рассматривает язык как то, без чего немыслим человек, и человека в его способности к деятельности посредством языка и самое эту деятельность.

Литературоведение изучает ту часть совокупности текстов, «сотканных» человеком посредством языка, которые представляют собой единство искусства вымысла и искусства слова (эта часть текстов образует художественную литературу); язык для литературоведения интересен как искусство слова; человек же есть и предмет художественного исследования, и сам исследователь, т.е. писатель, автор, и тот, для кого это художественное исследование осуществляется (читатель).

Вернемся к культуре. Теперь возникает вопрос: если культура не объект изучения филологии, то каковы их отношения? Самоопределение культуры как предмета изучения особой науки, культурологии, совсем не отменяет тесных взаимоотношений культуры и объектов филологии.

Что такое культура? Если это «весьма сложный комплекс представлений, организованных в кодекс отношений и ценностей: традиций, религии, законов, политики, этики, искусства — всего того, чем человек, где бы он ни родился, пропитан до самых глубин своего сознания и что направляет его поведение во всех формах деятельности»,8 то она, культура, вместе с природой и обществом, составляет среду, в которой развиваются и функционируют человек — язык — текст. «Мы живем в мире культуры» (Ю.М. Лотман).

Значит, сущность естественного языка, текста и тем более homo loquens во многом обусловлена культурой. В этих отношениях есть еще одна сторона: и текст, и язык, и человек как целое есть главное воплощение человеческого духа (см. приведенное выше определение филологии, данное Ю.С. Степановым).

Яркой иллюстрацией взаимодействия культуры и языка служат исследования выдающегося лингвиста современности Анны Вежбицкой (р. 1938).

В книге «Язык. Познание. Культура» (русск. перевод — М., 1997. С. 33—88) она показывает, что «особенности русского национального характера раскрываются и отражаются в трех уникальных понятиях русской культуры». Это — душа, судьба, тоска. Они «постоянно возникают в повседневном речевом общении», «к ним неоднократно возвращается русская литература». Ученый выделяет ряд семантических свойств, которые особенно заметны при анализе названных слов. Одно из этих семантических свойств — эмоциональность. Так, в русском языке, при сопоставлении его с английским, видится богатство «активных» эмоциональных глаголов ‘.радоваться, тосковать, скучать, грустить, волноваться, беспокоиться, огорчаться, хандрить, унывать, гордиться, ужасаться, стыдиться, любоваться, восхищаться, ликовать, злиться, гневаться, тревожиться, возмущаться, негодовать, томиться, нервничать и др. «…Представление о том, что русские активно и вполне сознательно «отдаются во власть» стихии чувств, нередко находит эксплицитное (см.: англ. explicit — явно, открыто выраженный. — А.Ч.) подтверждение в самом языке, что ясно видно из следующих примеров:

12 стр., 5744 слов

Обеднение русского языка (По тексту М.Кронгауза)

... наук, автор научяых монографий и многочисленных публикаций в периодических и интернет-изданиях. Текст ЕГЭ. М.А. Кронгауз. Тема: Русский язык. , Текст ЕГЭ. М.А. Кронгауз. О русском языке. (1)Современное общество озабочено тем» что язык начал изменяться. ... по русскому языку Решить пробный ЕГЭ Проверить сочинение ЕГЭ Чек-лист ЕГЭ 2021 Текст ЕГЭ по русскому языку / Русский язык 0 Русский язык на грани ...

Часто отдается унынию, негодованию о том, что делается в мире (Толстой).

Не унынию должны мы предаваться при всякой внезапной утрате…, Не отдаваться чувству досады…, Итак, современная филология изучает три объекта: естественный язык, текст и

Письменный текст как материал филологии. Рассматриваемое определение филологии указывает на письменные тексты как материал филологии. Это указание более всего обращено к тому времени, когда интерес филологических наук был сосредоточен на изучении «мертвых» языков — древнегреческого, латинского, готского, старотюркского, старославянского и др. Дело в том, что изучать их можно только по данным письменных текстов. Та же ситуация имеет место и при изучении истории «живых» (= современных) языков и литературных произведений большинства писателей и сказителей.

Конец XX — начало XXI в. — время, когда радикально меняются отношения филологии и текста. Во-первых, филологические науки не ограничиваются изучением только письменных текстов: XX век принес методы аудио- и видеозаписи устных текстов, новый вид текстов — виртуальные — привлек внимание к «смешанным» текстам (таковы большинство рекламных текстов, тексты устной речи, создаваемые и воспринимаемые в связи с ситуацией, и мн. др.).

Во-вторых, филология обратилась к текстам, которые традиционно не признаются «образцами» культуры. К числу «образцовых» обычно относят, например, произведения классиков литературы (но не местных и тем более не начинающих писателей), речи выдающихся общественных, политических деятелей (но не местных политиков) и под. Однако любой текст, еще раз повторим Ю.С. Степанова, есть воплощение человеческого духа. Человеческий дух воплощен в разных формах и содержит разные смыслы: от высокого до низкого, — проявляется как в поэзии, например И. Бродского, так и в агитационных призывах, написанных на стенах зданий, гаражей; в текстах, размещенных на сайте Президента России, существующих в чатах, в блогах и твиттере…

Итак, материал современной филологии составляют все виды текстов независимо от их фактуры (лат. factum — обработка, строение), их отношения к «высокой» культуре. Поэтому в современной филологии в качестве обозначения текстов любой фактуры используется термин сообщение. Так разрывается связь между текстом и его принадлежностью к письменному роду фактуры. Поэтому можно сказать, что слова Г.О. Винокура: «Все написанное, напечатанное, сказанное есть предмет филологического комментария»9 звучат пророчески.

Методы исследования в филологии. Из методов филологии С.С. Аверинцев не случайно выделяет анализ.

Анализ (др.-греч. analysis — разложение, расчленение) как метод филологии имеет целью получить ответ на ключевой вопрос: как постигается «живой смысл» (Гадамер), т.е. как осуществляется процесс понимания, каков результат этого процесса? Иначе говоря, анализ в филологии это не просто расчленение, разложение изучаемого объекта на составные части, но и установление их роли (функций) в решении задачи постижения смысла. Так, анализ отзывов на произведения в жанре миниатюры (на сайте http: / / www.proza.ru / ) заставляет искать те сигналы, которые читатель (точнее: пользователь Интернета) усматривает в рецензируемом тексте и которые соответственно служат основой его отзыва. Они могут

11 стр., 5240 слов

Литература как искусство. Литературоведение как наука

... И русская наука о литературе (как и немецкая) по сути своей противоположна критике. Критика - это литература о литературе. Филолог пытается увидеть за текстом чужое сознание, встать на ... и фигуры, предметы и персонажи, эпизоды и мотивы, темы и идеи... Бок обок, с литературоведением существует критика, её даже иногда считают частью науки о литературе. Это оправдано исторически: долгое время филология ...

* лежать в разных плоскостях текста миниатюры. Это — языковые и речевые особенности текста, способ его компьютерного представления, смысл в том виде, как он усмотрен читателем:

Прости о Боже, за все былые прегрешенья

За все плохое у тебя Иисус прошу прощенья.

За боль и слезы близких и родных,

За ложь, измену и непонимание других.

За то что мало помогал,

Тем кто нуждался и страдал.

За ненависть, за нелюбовь,

Прошу прощенья вновь и вновь (Виа Долороса).

Рец. просто класс!

в этих строках уместилось все…

это исповедь каждого человека в этом мире…

  • таиться в личности автора, его стиле, манере, приемах письма, также в отдельных суждениях:

Я не хочу взрослеть. Мне страшно. Реально страшно. Разговоры о взрослой жизни, ответственности и принятии решений выбивают меня из колеи. Я пытаюсь убежать, скрыться, лечь на дно, но все мои старания тщетны. Бремя взросления тенью ходит за мной по пятам. (Пингвинко Пингвинко. Я ищу И я не хочу взрослеть).

Рец. Занятно. Первый раз встречаю человека который не хотел бы поскорей повзрослеть (Чао Бомбино);

исходить из жизненных ситуаций, которые лежат за текстом:

<…> Мой витязь, я тебе спою, Как убивал мечту свою.

Вступил с ней в битву я давно, Но биться было нелегко…, Чтоб обрела мечта конец Достал я с дуба кладенец., В ночи ее с мечом стерег… Убил я то, что так берег., Вонзил в мечту тоску свою…, Слепец-гусляр теперь, пою… (Ин Дрим. Былина).

Рец. А мне не надо было биться с мечтой,

я просто проспал её, только и всего, я проспал тот миг, когда она проходила мимо моего дома, и всё…

С уважением, Вячеслав (Вячеслав Черкасов);

* обусловливаться текстом как нерасчлененной целостностью:

Однажды Подсвечник сказал Свече:

Что ни говори, а хозяину без меня не обойтись!

Конечно, — согласилась Свеча, — не будь тебя, он обжёг бы руку моим расплавленным воском.

Что верно, то верно! — гордо воскликнул Подсвечник. — Дело моё благородно и заслуживает уважения! А ты… — вздохнул он с горьким разочарованием. — Всё горючие слёзы льешь да укорачиваешься в размерах. Сгоришь, и ничего от тебя не останется. И слёзы твои не помогут. Глядя на твой короткий век, самому плакать хочется. — Он даже всхлипнул. — Что успеешь сделать за столь недолгий срок? Считай — бесполезное существование…

(Елена Горисвет. Подсвечник и свеча).

Рец. Великолепно, очень красиво (Мерхий).

(В приведенном материале сохраняется авторский стиль, орфография и пунктуация.)

Таким образом, изучая текст, мы фактически обращаемся к его автору и читателю — к тем фигурам, которые обобщаются понятием homo loquens. Однако чтобы ответить, почему избирается тот или иной сигнал, как он может использоваться, следует применить дополнительно к анализу другие методы исследования (см. главу 6 учебного пособия).

6 стр., 2671 слов

Урок по обществознанию, 7 класс «Для чего нужна Дисциплина»

... Для чего нужна дисциплина? Философы многих веков пытались разобраться в ее сути. Их работы вызвали необходимость разделить дисциплину еще на 2 группы: внешняя; внутренняя. Внешняя дисциплина., Внутренняя дисциплина Внутренняя дисциплина ... такое — дисциплина? Понимание этого слова начинается уже ... изучать, когда в классе соблюдается тишина. ... дисциплина может рассматриваться как предмет изучения науки ...

Здесь же подчеркнем два положения: в филологии анализ является фундаментальным, но не единственным методом исследования; в современных филологических науках анализ стал более разнообразным (существует анализ лингвистический, литературоведческий, филологический, коммуникативный, риторический, семиотический, герменевтический и ряд других).

Наконец, рассмотрим статус филологии, ее место в системе наук. Важно, что современная филология уже освободилась из «плена» других гуманитарных наук и стала самостоятельной областью знания, входящей в гуманитарные науки. Каков же ее статус?

Интересную мысль на сей счет высказал Г.О. Винокур: «ф и — лология не есть н а у к а, точнее… нет такой науки, которую в отличие от других можно было бы обозначить словом «филология» как ее названием»10. Это же положение, только выраженное иными словами, содержится и в определении С.С. Аверинцева. Он квалифицирует филологию не как науку, а как содружество гуманитарных дисциплин. Так возникает вопрос о характере отношений между филологическими дисциплинами. Что представляет собой филология: содружество — совокупность наук / научных дисциплин — «агрегат сведений» (Гегель)? (В сравнении с науками научные дисциплины решают более частные задачи.)

Объектное единство филологических наук, общность их методов и материала исследования позволяет отрицательно оценить тезис Гегеля о филологии как агрегате сведений (ср.: лат. aggregatus — присоединенный), т.е. как о механическом образовании, без внутренних связей между составляющими частями. Уровень дифференциации наук и научных дисциплин на современном этапе развития филологии, степень их самостоятельности позволяют признать современную филологию совокупностью наук и научных дисциплин. (Учтем, что понятие совокупность более нейтрально, чем содружество.)

Таким образом, современная филология представляет собой совокупность гуманитарных наук и научных дисциплин, изучающих посредством анализа естественный язык, текст и homo loquens «главное воплощение человеческого духа» (Ю.С. Степанов).

Филология, в том числе и на современном этапе ее развития, сосредоточена на главной проблеме человеческого существования — проблеме понимания. Эта мысль была подчеркнута еще С.С. Аверицевым (см. материалы для чтения).

На рубеже XX—XXI вв. проблема понимания стала еще более значимой, поскольку современный человек становится все более сложным, индивидуализируется; недаром существует выражение: «XX век — век возражений».

1.2 Современная филология как отрасль науки и направление высшего профессионального образования. Цели и задачи курса «Основы филологии»

Вместе с философией, историей, искусствоведением, культурологией, педагогикой, психологией и другими науками филология образует область гуманитарных наук. В составе гуманитарных наук филология является одной из отраслей. Филология включает в себя ряд наук и научных дисциплин.

Филологическими науками являются языкознание (языковедение, лингвистика) и литературоведение.

В число филологических научных дисциплин входит несколько групп научных дисциплин.

1) Дисциплины, существующие на стыке лингвистики и литературоведения. Главные из них:

  • риторика (др.-греч. rhetorike).

    Главная задача современной риторики — изучение речевой коммуникации в ее воздействии на читающего / слушающего посредством сообщения. Современная риторика представляет собой междисциплинарную филологическую науку, которая существует на стыке лингвистики, литературоведения, теории аргументации, философии;

  • поэтика (др.-греч.poietike techne — творческое искусство).

    В современной филологии поэтика есть учение о том, как устроено литературное произведение, что есть творчество писателя, литературное направление. Область поэтики, внимание которой сосредоточено на языке произведения, составляет лингвистическую поэтику. Однако современная поэтика изучает не только художественно-литературные произведения, но и иные — публицистические, рекламные и др.;

— стилистика (фр. stylistique, от лат. stilus, stylus — остроконечная палочка для письма, манера письма).

Термин «стилистика» возник в начале XIX в. в трудах немецкого ученого и писателя Новалиса (подлинное имя — Фридрих фон Харденберг).

Стилистика как научная дисциплина складывается в середине XIX в., фактически «на развалинах» риторики, которая к этому времени прекращает свое существование. В изучении языка как отдельного объекта действительности у стилистики есть своя собственная задача — изучение употребления языка. Ее внимание сосредоточено на таких вопросах, как стилистические средства языка, возможности их использования в тексте вообще и в текстах разных видов, разными говорящими / слушающими. Традиционно различаются лингвистическая стилистика и литературоведческая стилистика. Вторая сосредоточивает свое внимание на речи художественного произведения как проявлении искусства слова.

2) Вспомогательные филологические дисциплины. Важнейшие из них:

текстология

  • источниковедение, изучающее способы разыскания и систематизации источников для дальнейшего использования лингвистикой (лингвистическое источниковедение), литературоведением (литературное источниковедение);
  • библиография (др.-греч.
  • [Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/referat/filologiya-kak-nauka-iskusstvo-i-oblast-prakticheskoy-deyatelnosti/

biblion — книги и grapho — пишу), которая занимается учетом научной и печатной продукции и информацией о ней. Библиография как научная дисциплина включает библиографию лингвистическую, литературную и др.

К числу вспомогательных относятся и дисциплины историко-филологической принадлежности. Они решают задачи, связанные с изучением древних текстов; это палеография (от греч. palaids — древний и grapho — пишу) и археография (от греч. archaios — древний и grapho — пишу).

3) Дисциплины, существующие на стыке филологии и других наук. Укажем некоторые из них:

семиотика

  • герменевтика (др.-греч. hermeneutike (techne) — истолко- вательное (искусство)), изучающая способы толкования смысла. Центральные понятия герменевтики: смысл, понимание;
  • теория текста, которая изучает текст в семиотическом смысле.

Текстом является не только последовательность языковых знаков, воплощающая смысл, но и, например, картина, город, человек и другие последовательности, созданные из неязыковых знаков или из сочетания знаков языковых и неязыковых, воплощающие смысл. Таковы, например, высказывания типа «Летит!» в соединении с жестом, указывающим, например, на летящий в небе самолет (означает: «Самолет летит!»).

Центральное понятие теории текста — текст;

  • филологическая теория коммуникации, изучающая деятельность человека по созданию и пониманию текста. Центральное понятие — коммуникативная деятельность homo loquens;
  • филологическая информатика, изучающая пути и способы создания, хранения,обработки, изучения,передачи и т.

п. филологической информации при помощи информационных (компьютерных) технологий.

В современной филологии сохраняется и традиционное деление филологии по языку (группе языков).

Различаются филологии славянская, германская, романская, тюркская и др., русская, украинская, алтайская, бурятская и др. Каждая из филологий изучает соответствующие языки / соответствующий язык и литературу.

Каждая из филологических наук и дисциплин имеет особое внутреннее устройство, свои собственные связи с другими филологическими, гуманитарными и естественными науками и дисциплинами.

Филология является одним из направлений подготовки специалистов с высшим профессиональным образованием. Современный филолог готовится к работе с языками (отечественным и иностранными), художественной литературой (отечественной и зарубежной) и устным народным творчеством, различными типами текстов — письменными, устными и виртуальными (включая гипертексты и текстовые элементы мультимедийных объектов), устной и письменной коммуникацией. Это определено ныне действующим Федеральным государственным образовательным стандартом по направлению подготовки «Филология» (бакалавриат).

В системе профессиональных дисциплин бакалавриата по направлению подготовки «Филология» выделяются два цикла: 1) дисциплины, в которых изучаются основные понятия и термины филологической науки, ее внутренняя стратификация; вырабатывается у обучаемых понимание сущности и значения информации в развитии современного информационного общества (общепрофессиональный цикл); 2) дисциплины, в которых изучаются основные положения и концепции в области теории и истории основного изучаемого языка (языков) и литературы (литератур); теории коммуникации и филологического анализа текста; дается представление об истории, современном состоянии и перспективах развития филологии (профессиональный цикл).

«Основы филологии» являются одной из учебных дисциплин первого цикла. Курс основ филологии имеет своей целью дать целостное представление о филологии в ее связях с другими науками; заложить у обучаемых мировоззренческие основы для осмысления отдельных отраслей филологии (славянской, тюркской, германской, романской и др.; русистики, украинисти- ки и др.; лингвистики, литературоведения и фольклористики) как компонентов целого; познакомить с общими особенностями научного исследования в области филологии.

Задачи курса: 1) представить картину возникновения и основных этапов развития филологии; 2) рассмотреть основные объекты филологии; 3) очертить проблему методологии филологии. Каждая из задач реализуется в отдельном разделе учебной дисциплины.

1 Радциг С.И. Введение в классическую филологию. М., 1965. С. 77 и след.

2 Винокур Г.О. Введение в изучение филологических наук. М., 2000. С. 13.

3 Зеленецкий К. Введение в общую филологию. Одесса, 1853. С. 4.

4 Конрад Н.И. Запад и Восток. М., 1972. С. 7.

5 Панин Л.Г. Словесность как филологическая дисциплина / / Методология современной лингвистики: проблемы, поиски, перспективы. Барнаул, 2000. С. 121-127.

6 Русский язык. Энциклопедия. М., 1979. С. 372.

7 Русский язык. Энциклопедия. Изд. 2. М., 1997. С. 592.

8 Бенвенист Э. Общая лингвистика. М., 1974. С. 31.

9 Винокур Г.О. Культура языка. Очерки лингвистической технологии. М.,1925. С. 215.

10 Винокур Г.О. Введение в изучение филологических наук. М., 2000. С. 51.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

Первые филологические профессии. Объясните причины их возникновения.

В каком отношении к первым филологическим профессиям находится профессия учителя риторики?

  • Что такое современная филология «по С.С. Аверинцеву»;
  • «по Ю.С. Степанову»?
  • Как определяется современная филология в данном учебном пособии?
  • В чем видите причины различий в определениях филологии, которые упоминаются в двух предыдущих вопросах?
  • Что такое объект филологии?
  • Каковы источники материала, изучаемого современной филологией?
  • Что такое методы исследования в филологии?
  • Каково место филологии в системе наук? в современном мире?
  • Чем различаются филологические науки и научные дисциплины?
  • Перечислите важнейшие филологические научные дисциплины. Как они связаны между собой? с филологическими науками?
  • Соотнесите понятия «филология — филологическая наука — филологическая научная дисциплина».

МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ЧТЕНИЯ

Сергей Аверинцев.

Что такое филология и зачем ею занимаются? Слово «филология» состоит из двух греческих корней. «Филейн» означает «любить». «Логос» означает «слово», но также и «смысл»: смысл, данный в слове и неотделимый от конкретности слова. Филология занимается «смыслом» — смыслом человеческого слова и человеческой мысли, смыслом культуры, — но не нагим смыслом, как это делает философия, а смыслом, живущим внутри слова и одушевляющим слово. Филология есть искусство понимать сказанное и написанное. Поэтому в область ее непосредственных занятий входят язык и литература. Но в более широком смысле человек «говорит», «высказывается», «окликает» своих товарищей по человечеству каждым своим поступком и жестом. И в этом аспекте — как существо, создающее и использующее «говорящие» символы, — берет человека филология. Таков подход филологии к бытию, ее специальный, присущий ей подступ к проблеме человеческого. Она не должна смешивать себя с философией; ее дело — кропотливая, деловитая работа над словом, над текстом. Слово и текст должны быть для настоящей филологии существенней, чем самая блистательная «концепция».

Возвратимся к слову «филология». Поразительно, что в ее имени фигурирует корень глагола «филейн» — «любить». Это свойство своего имени филология делит только с философией («любословие» и «любомудрие»).

Филология требует от человека, ею занимающегося, какой-то особой степени, или особого качества, или особого модуса любви к своему материалу. Понятно, что дело идет о некоей очень несентиментальной любви, о некоем подобии того, что Спиноза называл «интеллектуальной любовью». Но разве математикой или физикой можно заниматься без «интеллектуальной любви», очень часто перерастающей в подлинную, всепоглощающую страсть? Было бы нелепо вообразить, будто математик меньше любит число, чем филолог — слово, или, лучше сказать, будто число требует меньшей любви, нежели слово. Не меньшей, но существенно иной. Та интеллектуальная любовь, которой требует — уже самым своим именем! — филология, не выше и не ниже, не сильнее и не слабее той интеллектуальной любви, которой требуют так называемые точные науки, но в чем-то качественно от нее отличается. Чтобы уразуметь, в чем именно, нам нужно поближе присмотреться уже не к наименованию филологии, а к ней самой. Притом мы должны отграничить ее от ложных ее подобий.

Существуют два, увы, весьма распространенных способа придавать филологии по видимости актуальное, животрепещущее, «созвучное современности» обличье. Эти два пути непохожи один на другой. Более того, они противоположны. Но в обоих случаях дело идет, по моему глубокому убеждению, о мнимой актуальности, о мнимой жизненности. Оба пути отдаляют филологию от выполнения ее истинных задач перед жизнью, перед современностью, перед людьми.

Первый путь я позволил бы себе назвать методологическим панибратством. Строгая интеллектуальная любовь подменяется более или менее сентиментальным и всегда поверхностным «сочувствием», и все наследие мировой культуры становится складом объектов такого сочувствия. Так легко извлечь из контекста исторических связей отдельное слово, отдельное изречение, отдельный человеческий «жест» и с торжеством продемонстрировать публике: смотрите, как нам это близко, как нам это «созвучно»! Все мы писали в школе сочинения: «Чем нам близок и дорог…»; так вот, важно понять, что для подлинной филологии любой человеческий материал «дорог» — в смысле интеллектуальной любви — и никакой человеческий материал не «близок» — в смысле панибратской «короткости», в смысле потери временной дистанции.

Освоить духовный мир чужой эпохи филология может лишь после того, как она честно примет к сведению отдаленность этого мира, его внутренние законы, его бытие внутри самого себя. Слов нет, всегда легко «приблизить» любую старину к современному восприятию, если принять предпосылку, будто во все времена «гуманистические» мыслители имели в принципе одинаковое понимание всех кардинальных вопросов жизни и только иногда, к несчастью, «отдавали дань времени», того-то «недопоняли» и того-то «недоучли», чем, впрочем, можно великодушно пренебречь… Но это ложная предпосылка. Когда современность познает иную, минувшую эпоху, она должна остерегаться проецировать на исторический материал себя самое, чтобы не превратить в собственном доме окна в зеркала, возвращающие ей снова ее собственный, уже знакомый облик. Долг филологии состоит в конечном счете в том, чтобы помочь современности познать себя и оказаться на уровне своих собственных задач; но с самопознанием дело обстоит не так просто даже в жизни отдельного человека. Каждый из нас не сможет найти себя, если он будет искать себя и только себя в каждом из своих собеседников и сотоварищей по жизни, если он превратит свое бытие в монолог. Для того, чтобы найти себя в нравственном смысле этого слова, нужно преодолеть себя. Чтобы найти себя в интеллектуальном смысле слова, то есть познать себя, нужно суметь забыть себя и в самом глубоком, самом серьезном смысле «присматриваться» и «прислушиваться» к другим, отрешаясь от всех готовых представлений о каждом из них и проявляя честную волю к непредвзятому пониманию. Иного пути к себе нет. Как сказал философ Генрих Якоби, «без «ты» невозможно «я» (сравни замечание в Марксовом «Капитале» о «человеке Петре», который способен познать свою человеческую сущность лишь через вглядывание в «человека Павла»), Но так же точно и эпоха сможет обрести полную ясность в осмыслении собственных задач лишь тогда, когда она не будет искать эти ситуации и эти задачи в минувших эпохах, но осознает на фоне всего, что не она, свою неповторимость. В этом ей должна помочь история, дело которой состоит в том, чтобы выяснять, «как оно, собственно, было» (выражение немецкого историка Ранке).

В этом ей должна помочь филология, вникающая в чужое слово, в чужую мысль, силящаяся понять эту мысль так, как она была впервые «помыслена» (это никогда невозможно осуществить до конца, но стремиться нужно к этому и только к этому).

Непредвзятость — совесть филологии.

Люди, стоящие от филологии далеко, склонны усматривать «романтику» труда филолога в эмоциональной стороне дела («Ах, он просто влюблен в свою античность!..»).

Верно то, что филолог должен любить свой материал — мы видели, что об этом требовании свидетельствует само имя филологии. Верно то, что перед лицом великих духовных достижений прошлого восхищение — более по-человечески достойная реакция, чем прокурорское умничанье по поводу того, чего «не сумели учесть» несчастные старики. Но не всякая любовь годится как эмоциональная основа для филологической работы. Каждый из нас знает, что и в жизни не всякое сильное и искреннее чувство может стать основой для подлинного взаимопонимания в браке или в дружбе. Годится только такая любовь, которая включает в себя п о — стоянную, неутомимую волю к пониманию, подтверждающую себя в каждой из возможных конкретных ситуаций. Любовь как ответственная воля к пониманию чужого — это и есть та любовь, которой требует этика филологии.

Поэтому путь приближения истории литературы к актуальной литературной критике, путь нарочитой «актуализации» материала, путь нескромно-субъективного «вчувствования» не поможет, а помешает филологии исполнить ее задачу перед современностью. При подходе к культурам прошедшего мы должны бояться соблазна ложной понятности. Чтобы по-настоящему ощутить предмет, надо на него натолкнуться и ощутить его сопротивление. Когда процесс понимания идет слишком беспрепятственно, как лошадь, которая порвала соединявшие ее с телегой постромки, есть все основания не доверять такому пониманию. Всякий из нас по жизненному опыту знает, что человек, слишком легко готовый «вчувствоваться» в наше существование, — плохой собеседник. Тем более опасно это для науки. Как часто мы встречаем «интерпретаторов», которые умеют слушать только самих себя, для которых их «концепции» важнее того, что они интерпретируют! Между тем стоит вспомнить, что само слово «интерпретатор» по своему изначальному смыслу обозначает «толмача», то есть перелагателя в некотором диалоге, изъяснителя, который обязан в каждое мгновение своей изъясняющей речи продолжать неукоснительно прислушиваться к речи изъясняемой.

Но наряду с соблазном субъективизма существует и другой, противоположный соблазн, другой ложный путь. Как и первый, он связан с потребностью представить филологию в обличье современности. Как известно, наше время постоянно ассоциируется с успехами технического разума. Сентенция Слуцкого о посрамленных лириках и торжествующих физиках — едва ли не самое затасканное из ходовых словечек последнего десятилетия. Герой эпохи — это инженер и физик, который вычисляет, который проектирует, который «строит модели». Идеал эпохи — точность математической формулы. Это приводит к мысли, что филология и прочая «гуманитария» сможет стать современной лишь при условии, что она примет формы мысли, характерные для точных наук. Филолог тоже обязывается вычислять и строить модели. Эта тенденция выявляется в наше время на самых различных уровнях — от серьезных, почти героических усилий преобразовать глубинный строй науки до маскарадной игры в математические обороты. Я хотел бы, чтобы мои сомнения в истинности этой тенденции были правильно поняты. Я менее всего намерен отрицать заслуги школы, обозначаемой обычно как «структурализм», в выработке методов, безусловно оправдывающих себя в приложении к определенным уровням филологического материала. Мне и в голову не придет дикая мысль высмеивать стиховеда, ставящего на место дилетантской приблизительности в описании стиха точную статистику. Поверять алгеброй гармонию — не выдумка человеконенавистников из компании Сальери, а закон науки. Но свести гармонию к алгебре нельзя. Точные методы — в том смысле слова «точность», в котором математику именуют «точной наукой», — возможны, строго говоря, лишь в тех вспомогательных дисциплинах филологии, которые не являются для нее специфичными. Филология, как мне представляется, никогда не станет «точной наукой»: в этом ее слабость, которая не может быть раз и навсегда устранена хитрым методологическим изобретением, но которую приходится вновь и вновь перебарывать напряжением научной воли; в этом же ее сила и гордость. В наше время часто приходится слышать споры, в которых одни требуют от филологии объективности точных наук, а другие говорят о ее «праве на субъективность». Мне кажется, что обе стороны неправы.

Филолог ни в коем случае не имеет «права на субъективность», то есть права на любование своей субъективностью, на культивирование субъективности. Но он не может оградиться от произвола надежной стеной точных методов, ему приходится встречать эту опасность лицом к лицу и преодолевать ее. Дело в том, что каждый факт истории человеческого духа есть не только такой же факт, как любой факт «естественной истории», со всеми правами и свойствами факта, но одновременно это есть некое обращение к нам, молчаливое окликание, вопрос. Поэт или мыслитель прошедшего знают (вспомним слова Баратынского):

И как нашел я друга в поколеньи,

Читателя найду в потомстве я.

Мы — эти читатели, вступающие с автором в общение, аналогичное (хотя никоим образом не подобное) общению между современниками («…И как нашел я друга в поколеньи»).

Изучая слово поэта и мысль мыслителя прошедшей эпохи, мы разбираем, рассматриваем, расчленяем это слово и эту мысль, как объект анализа; но одновременно мы позволяем помыслившему эту мысль и сказавшему это слово апеллировать к нам и быть не только объектом, но и партнером нашей умственной работы. Предмет филологии составлен не из вещей, а из слов, знаков, из символов; но если вещь только позволяет, чтобы на нее смотрели, символ и сам, в свою очередь, «смотрит» на нас. Великий немецкий поэт Рильке так обращается к посетителю музея, рассматривающему античный торс Аполлона: «Здесь нет ни единого места, к о — торое бы тебя не видело. — Ты должен изменить свою жизнь» (речь в стихотворении идет о безголовом и, стало быть, безглазом торсе: это углубляет метафору, лишая ее поверхностной наглядности).

Поэтому филология есть «строгая» наука, но не «точная» наука. Ее строгость состоит не в искусственной точности математизированного мыслительного аппарата, но в постоянном нравственно- интеллектуальном усилии, преодолевающем произвол и высвобождающем возможности человеческого понимания. Одна из главных задач человека на земле — понять другого человека, не превращая его мыслью ни в поддающуюся «исчислению» вещь, ни в отражение собственных эмоций. Эта задача стоит перед каждым отдельным человеком, но и перед всей эпохой, перед всем человечеством. Чем выше будет строгость науки филологии, тем вернее сможет она помочь выполнению этой задачи. Филология есть служба понимания.

Вот почему ею стоит заниматься.

Цит. по: Юность. 1969. № 1. С. 99—101.

Д. С. Лихачев.

Сейчас время от времени вопрос о необходимости «возвращения к филологии» поднимается вновь и вновь.

Существует ходячее представление о том, что науки, развиваясь, дифференцируются. Кажется поэтому, что разделение филологии на ряд наук, из которых главнейшие лингвистика и литературоведение, — дело неизбежное и, в сущности, хорошее. Это глубокое заблуждение.