Стилистическое использование однородных членов

Курсовая работа

Слово «речь» имеет множество значений. В некоторых случаях оно понимается как «практическое использование языка». В этом смысле культура речи есть владение словом, языком. Язык часто называют инструментом общения. Речь же можно сравнить с игрой на инструменте. Сколько людей, столько и исполнителей. А ведь речь — один из важнейших факторов, по которым воспринимается и оценивается человек. Вспомним эпизод из известной сказки Пушкина, когда переодетая царевна оказалась в лесной избушке у семи братьев: «Вмиг по речи те спознали, что царевну принимали». Но дело не только во впечатлении, которое производит речь. Слова — оболочка мыслей. Если слова выбраны неудачно, самые ценные мысли так и останутся у их владельца.

Актуальность: Однородные члены предложения широко используются во всех речевых стилях, и стилистические функции однородных членов предложения многообразны.

Однородные члены обозначают далекие или несовместимые понятия. Однако если в одном случае они служат для создания определенного эффекта, то в другом посредством смыслового сближения и перечисления логически несовместимых слов создается обобщенный образ. Различные неоднородные понятия подводятся под одно общее понятие.

Особую выразительность, напряженность повествованию придает смысловая градация.

При смысловой градации как каждый последующий однородный член предложения или усиливает, или ослабляет смысл предыдущего.

Однородные члены предложения широко используются в художественной речи. Они позволяют создать емкий образ, придать описанию эмоциональность, экспрессивность.

Однородные члены используются при описании предметов, природы, помогают автору в создании портрета, используются при описании окружающей обстановки, помогают также описать внешность человека, его образ жизни.

При помощи однородных членов предложения автор имеет возможность сказать о пристрастиях, вкусах, интересах, впечатлениях, чувствах персонажа.

Однородные члены предложения способствуют повышению информативности, образности текста. Во многом благодаря однородным членам автор достигает наибольшего эмоционального воздействия на читателя и слушателя.

Целью данной работы является изучение стилистического использования однородных членов, варианты падежных форм при управлении.

Задачи:

Изучить однородные члены предложения., Изучить стилистическое использование однородных членов предложения., Рассмотреть варианты падежных форм при управлении.

1. Варианты падежных форм при управлении

падежный глагол стилистический однородный член

3 стр., 1092 слов

Конспект по русскому языку. 4-й класс. Однородные члены предложения. ...

... и измененной ситуации. Вспомните, что такое однородные члены предложения? Какие группы однородных членов вам известны? Составьте и запишите предложение с однородными подлежащими, используя фамилии известных людей из ... 3> орфограммы - Какой жанр используется для написания сочинения-миниатюры? Запись текста. <> Проверка в группах. Коррекция. Чтение лучших сочинений. Рефлексия. V. Итог урока. ...

Управление — чрезвычайно сложное явление в русском языке, так как оно включает в себя многочисленные конструкции, способные передать самые разнообразные оттенки и значения.

Прежде всего, выбор той или иной формы управления связан со значением. Известно, что в одних случаях значения разных управляемых падежей резко расходятся («передано матери» — «передано матерью»), в других случаях они близки и в определённых условиях допускают замену («купил другу» — «купил для друга»; «принёс воду» — «принёс воды»).

Наибольшие трудности вызывает выбор падежа (родительного или винительного) прямого дополнения при переходных глаголах с отрицанием. Это чаще всего обусловлено степенью зависимости прямого объекта от переходного глагола с отрицанием: непосредственная зависимость или опосредованная. Обычно прямое дополнение в форме родительного падежа употребляется в том случае, если оно непосредственно зависит от глагола с отрицанием. Например: «Прощай же, море! Не забуду твоей торжественной красы…» (А. Пушкин), «Директор долго говорил с мальчиком, старался не задеть его самолюбия» [2. c. 28].

Рассмотрим случаи, в которых чаще всего прямое дополнение ставится в форме винительного падежа при переходном глаголе с отрицанием. Так, если дополнение имеет вполне определённое, конкретное значение (объект хорошо известен, ясен), то оно ставится в винительном падеже («Я не встретил свою сестру», «Я так и не сумел прочитать последний роман Александра Дюма-сына»).

Это правило распространяется и на те случаи, когда прямое дополнение выражено именем собственным: «Отец, отец, оставь угрозы, свою Тамару не брани…» (М. Лермонтов).

Форму винительного падежа получает прямое дополнение и в случае, когда оно стоит в препозиции к глаголу: «Осень и зиму Павел не любил» (Н. Островский).

Если же объект отвлечённый, неопределённый, то прямое дополнение ставится в родительном падеже (родительный падеж отрицания): «На нас не кинет взгляда: он занят небом, не землёй!» (М. Лермонтов).

Покажем ещё ряд случаев постановки прямого дополнения при переходном глаголе с отрицанием. Так, при переходных глаголах в форме повелительного наклонения прямое дополнение ставится также в винительном падеже: «Не бросай сумку!», «Не допускай к себе собаку!» Прямое дополнение в форме винительного падежа обязательно и в конструкциях с двойным отрицанием (по значению это утвердительные предложения): «Не могу не рассказать вам забавную историю из моего детства». Также форма прямого дополнения употребляется и в предложениях, где могут совпадать одинаково звучащие имена существительные в родительном падеже единственного числа и в именительном падеже множественного: «нет картины» (Р. п.) и «картины в музее» (И. п. мн. ч.) — «Я не смог приобрести картину» и «Я не смог приобрести картины» [4. c. 57].

Влияет на выбор формы прямого дополнения и наличие при глаголе с отрицанием наречия со значением ограничения: «Я чуть не пропустил отправление поезда». Следует помнить, что дополнение, находящееся в опосредованной зависимости от переходного глагола с отрицанием, обычно ставится в винительном падеже («Я не стану пересказывать эту повесть») и крайне редко в родительном. Обычно это наблюдается в том случае, когда существительное обозначает отвлеченное понятие: «Я не переношу зубной боли».

11 стр., 5377 слов

Работа журналиста в прямом эфире на примере программ «Город ...

... работа телевизионного журналиста в прямом эфире. Предмет исследования, Методами исследования, Степень разработанности темы, Глава 1. Прямой эфир как актуальный инструмент журналистского творчества 1.1 Особенности работы журналиста на телевидении ... имеют особое значение для телевидения, поскольку коммуникативный процесс, выраженный преимущественно речью с дополнением мимики и пантомимики, представляет ...

С определёнными трудностями при выборе падежной формы управления пишущий может столкнуться и при синонимических словах, которые чаще всего требуют постановки дополнения в разных падежах. Например: «вера» (во что?), но «уверенность» (в чём?); «заслужить» (что?), но «заслуживать» (чего?); «беспокоиться» (о ком?), но «тревожиться» (за кого?), «поражаться» (чем?), но «удивляться» (чему?); «оплатить» (что?), но «заплатить» (за что?) и т. д.

Попутно заметим, что, иногда выбирая падежную форму дополнения (оно при одном и том же слове может стоять в разных падежах), нужно помнить, что дополнение может изменять оттенок значения слова или словосочетания. Сравним два предложения: «Руководство лицея назначило собрание коллектива на 13 часов» и «Руководство лицеем возложено на одного из старейших преподавателей». В первом предложении конструкция «руководство лицея» имеет собирательное значение и обозначает лиц, осуществляющих действие, во втором конструкция «руководство лицеем» обозначает непосредственное действие лиц со стороны, действие, осуществляемое кем-то [6. c. 94].

В ряде случаев употребление винительного и творительного падежей при глаголе оказывается близким по значению и часто допускает замену. Например: «забрасывать сено на чердак» и «забрасывать сеном чердак». В первой конструкции прямое дополнение в винительном падеже («сено») обозначает объект, используемый для каких-то целей, во второй — дополнение в творительном падеже обозначает материал, служащий орудием действия.

Это значение наиболее характерно для глаголов с приставкой (винительный падеж в подобных конструкциях невозможен): «заливать водой», «утеплять войлоком» и т. д.

Ряду глаголов вообще свойственно двойное управление, причём каждая конструкция в этом случае передаёт свои оттенки значения:

  • а) «знать историю своей страны» (винительный падеж обозначает достаточное знание самого материала), но «знать о болезни родителей» (предложный падеж передаёт лишь общие сведения о событии);
  • б) «забыть документы дома», но «забыть о документах, отправленных ранее» (близко к тому, о чём мы сказали выше);
  • в) «наблюдать лунное затмение» (проводить наблюдение), но «наблюдать за посадкой пассажиров» (выполнять административные функции);
  • г) «пожертвовать деньги на восстановление памятника» (объект, вносимый жертвователем), но «пожертвовать жизнью» (отказаться от чего-нибудь в каких-либо интересах);
  • д) «торговать мясом» (предмет продажи), но «торговать дом» (предмет покупки: «Тут башмачки козловые дед внучке торговал», Н. Некрасов).

Известные трудности вызывает часто выбор падежа дополнения при предложном управлении (как и выбор предлога при управляемом слове).

Казалось бы, со школьных лет известно, что предлоги «благодаря», «вопреки», «согласно» в современном языке управляют дательным падежом. Тем не менее сочетания «согласно приказа…», «согласно распоряжения…» в канцелярских документах не редкость. Предлог «по» в значении предлога «после» управляет предложным, а не дательным падежом: «по окончании школы», «по возвращении из отпуска», «по истечении установленного срока». Забывая об этом, пишущий часто допускает и орфографическую ошибку («по истечению установленного срока», «по возвращению из отпуска»).

17 стр., 8181 слов

Предлоги в русском и немецком языке

... что предлоги согласно, вопреки, благодаря употребляются с существительными в дательном падеже: согласно приказу, вопреки критике , благодаря помощи друга . Предлоги обычно находятся перед словом, с которым употребляются. 2. Предлоги в русском языке Предлог – это служебная ...

Надо быть внимательным и при употреблении местоимения «он» после предлога «по»: в современном языке оно чаще всего ставится в дательном падеже («По нему открыли огонь», Э. Казакевич), но во множественном числе местоимений 1-го и 2-го лица обычно употребляется предложный падеж («Из окна по нас стреляли», К. Паустовский).

При некоторых глаголах со значением чувства («скучать», «горевать», «тосковать» и другие) при предлоге «по» употребляется дательный падеж («тосковать по своему отцу», «скучать по детям»).

С серьёзными трудностями можно столкнуться и при выборе предлогов «в» и «на» с пространственным значением, так как в этом случае нужно учитывать не только значение управляющего слова, но и значение всего словосочетания. Так, мы фактически не задумываемся, когда говорим «пошёл в бассейн» и «пошёл на спортплощадку», хотя разница в значении словосочетаний налицо: предлог «в» указывает направление внутрь чего-либо или нахождение внутри чего-нибудь, предлог «на» — нахождение на поверхности или направление на поверхность.

Предлоги «из» и «с» (антонимы предлогов «в» и «на») тоже вносят свои оттенки в значение словосочетаний: предлог «из» имеет значение «изнутри» («выйти из школы»), а предлог «с» — с поверхности («сойти с дистанции»).

Предлоги «в» и «на» употребляются, как известно, и при существительных, обозначающих средства передвижения: «на» указывает на способ передвижения («кататься на велосипеде», «путешествовать на яхте»), «в» подчёркивает пребывание внутри средства передвижения («передвигаться в фургоне»).

Незнание этих оттенков в значениях предлогов «в» и «на» часто приводит к грубым речевым ошибкам типа: «Отсюда, от церкви Большого Вознесения, Пушкин с молодой женой на карете отправился на Арбат» (из телепередачи об А. Пушкине) [7. c. 117].

Возникают вопросы, связанные и с употреблением предлогов в сочетаниях типа «от всего сердца», «день ото дня». В каких случаях надо добавлять к предлогу гласный «о»? Это зависит от ряда причин. Чаще всего гласный «о» добавляется перед односложным словом с беглым гласным в корне: «во сне», «во рту», «ко мне» и т. д. В данных примерах учитывается и другое: односложные слова несут на себе ударение. Добавляется «о» и после предлогов «в», «с» в тех случаях, когда с этих же согласных начинается следующее слово: «во власти», «со словами».

Далее остановимся на синонимике беспредложных и предложных конструкций. Варианты подобных конструкций характерны как в глагольных, так и в именных словосочетаниях. Мы имеем в виду следующее: «идти берегом — идти по берегу», «гулять вечерами — гулять по вечерам», «просить помощи — просить о помощи», «приехать поездом — приехать на поезде» и т. д.

В этих случаях, столкнувшись с необходимостью выбора нужного сочетания, следует помнить: предложные конструкции, в которых отношения выражаются не только падежным окончанием, но и предлогом, имеют более конкретный характер, вносят часто оттенок уточнения: «идти лесом — идти по лесу» (дополнительное указание на характер поверхности, по которой происходит движение).

4 стр., 1550 слов

Как написать речь для защиты диплома на «5»: секретные методы и приёмы

... речи близко к тексту. Это придаст уверенности во время защиты диплома. Перед защитой следует снова прочесть текст дипломный проекта и дипломную речь к ... речь к дипломному проекту на тему «Совершенствование деятельности релаксационного восстановительного комплекса при гостинице «Solo Hotel Sokos Palace Bridge» завершил. Всех слушателей, благодарю ... Качество проводившегося анализа; Умение находить ...

Иногда различия между предложными и беспредложными сочетаниями могут носить чисто стилистический характер: «прослыть болтуном — прослыть за болтуна», «считать бездельником — считать за бездельника», «считался весельчаком — считался за весельчака». В настоящее время вторые сочетания считаются устаревшими. Сюда же относятся «что касается до меня», «представлять из себя» (в современном языке желательно употреблять «что касается меня», «представлять собой»).

Нормативными конструкциями стали: «равноправны друг с другом», а не «равноправны друг другу»; «оперировать фактами, проверенными данными», а не «оперировать с фактами».

Казалось бы, в представленных рекомендациях особых «открытий» нет, но вот, просматривая текущую периодику, читаем: «Толстой глубже Фрейда копнул в суть музыки…». Поясним: «суть — самое главное и существенное в чём-нибудь» («вникать в суть дела»), «копать — разрыхлять, отваливать лопатой, делать углубление, доставать из земли что-то». Непонятно, почему автор использует при этом глаголе предложное управление «в суть музыки»?

Профессор Д.Э. Розенталь («Практическая стилистика русского языка») обращает внимание на возможность появления ошибок при употреблении оборотов с предлогами «краше», «помимо», «наряду», «вместо» и т. п.

Как правило, они управляются сказуемыми: «вместо журналиста на вопросы читателей отвечал редактор газеты», «кроме ребят, в турпоходе приняли участие и родители». Но, как замечает Розенталь, «если глагол-сказуемое не управляет подобным оборотом, синтаксическая связь может оказаться разорванной», например: «Кроме прочих титулов, Н.Н. Демидов числился и российским посланником во Флоренции» (оборот «кроме прочих титулов» не управляется глаголом «числился»).

Завершая рассмотрение вариантов форм управления, считаем целесообразным остановиться на колебаниях падежных форм управляемого слова, в частности на «конкуренции» форм родительного падежа на -а(-я) и -у(-ю).

Последние сохраняют вещественные существительные при обозначении части целого: «кусок сыру» (об этом мы говорили несколько выше. — П.П.), собирательные существительные: «множество народу», существительные в структуре фразеологических оборотов: «с миру по нитке». Правда, нужно помнить, что эти формы стилистически снижены, носят разговорную окраску. Кроме случаев, уже указанных, формы родительного падежа дольше удерживаются у односложных или двусложных существительных: «чай», «квас», «хлеб», «сахар». В трёхсложных и многосложных словах окончания -у(-ю) мало характерны: «плитка шоколада».

Следует отметить, что выбор формы родительного падежа зависит и от особенностей предлога. Например, с предлогом «от» чаще всего употребляются формы на -а(-я): «от голода», «от смеха»; наоборот, с предлогом «с» («со») предпочтительней форма на -у(-ю): «со смеху», «с голоду» [7. c. 120].

19 стр., 9220 слов

Особенности работы над предлогами и приставками в начальной школе

... части речи сохраняется связь производного предлога. Таким образом выделяются наречные, отыменные и отглагольные предлоги. К наречным относятся предлоги ... без, за, из, к, на, над, о, об, от, до, для, по, под, перед, про, при, ради, с, через, у ... определением функционального значения предлогов. В современном русском языке сложились следующие группы функциональных значений предлогов (в лексикографической ...

Достаточно часто в речи встречаются ошибки, связанные с использованием определённого падежа с тем или иным предлогом.

Так, предлог ввиду требует родительного падежа (ввиду задержки), благодаря, согласно, вопреки — дательного падежа (благодаря хорошей погоде, согласно приказу, вопреки распоряжению; недопустимо: благодаря хорошей погоды, согласно приказа, вопреки распоряжения).

Возможны недочёты в использовании некоторых предлогов, ограниченных определённым типом выражаемых отношений.

Например, предлог благодаря, как и предлог из-за, указывает на причину действия, но если последний не ограничен в выборе ситуации, то первый — благодаря — используется только в том случае, если результат действия благоприятен.

Так, неудачным является высказывание: Благодаря плохой погоде, он промочил ноги и заболел, поскольку результатом плохой погоды стало ухудшение самочувствия субъекта — болезнь.

Аналогичные недочёты наблюдаются при использовании предлогов вместе с и наряду с. Первый из них выражает идею совместности действия двух или нескольких лиц, указывает на соединенность предметов, явлений:

  • Андрей работал вместе с матерью; Запах травы проникал в комнату вместе с голосами птиц.

Предлог наряду с имеет значение «помимо», то есть выражает не идею совместности, а идею присоединения:

Жители микрорайона наряду с трамваем пользуются и другими видами транспорта.

При построении предложения необходимо учитывать смысловые связи членов словосочетаний, входящих в это предложение. В частности, распространённой ошибкой является пропуск необходимого зависимого члена словосочетания.

Например, ошибочным является пропуск существительного машиниста в предложении: Я хочу стать помощником тепловоза. Нормативной будет конструкция: Я хочу стать помощником машиниста тепловоза.

Следует обратить внимание на конструкции, в которых достаточно регулярно опускается необходимый зависимый член словосочетания:

  • беседа на тему морали, по теме «Человек и природа» (недопустимо: беседа по морали);
  • более чем ста студентам, более чем на сто рублей, более чем о ста студентах, более ста студентов (недопустимо: более ста студентам, более на сто рублей, более о ста студентах);
  • в свете сказанного важное место отводится… (недопустимо: в этом свете важное место отводится…);

оставляет желать лучшего (недопустимо: желает лучшего);

  • рейд по проверке качества торговли (не рекомендуется: рейд по качеству);
  • спросить с мастера за невыполнение плана (не рекомендуется: спросить за невыполнение;
  • спросить с мастера);
  • за нашей командой с отрывом в два очка следует команда «Динамо» (недопустимо: с отрывом следует команда «Динамо»).

Очень распространённым в речи стало сокращение конструкций с глаголами учиться, выучиться при указании на приобретение определённых профессиональных навыков и умений:

9 стр., 4094 слов

«Хитрые» члены предложения (об уточнении, присоединении и пояснении)

... и "уточняющие замечания" в группе однородных членов, и добавочное "уточняющее значение" обособленных определений; приложения, которые поясняют или уточняют нарицательные существительные; обороты со значением уточнения или присоединения. Само понятие "уточнения", "уточняющего члена" размывается. Изучающий ...

  • Он хотел учиться музыке;
  • Я предложил ему учиться шахматам;
  • Надо учиться шитью/рисованию.

В просторечии при данных глаголах употребляются существительные (наименования профессий) в винительном падеже с предлогом на: выучиться, учиться на артиллериста/на артиста/на учителя и т.д. В литературном языке их не рекомендуется использовать.

Регулярно в живой речи наблюдается сокращение словосочетаний типа: результаты выращивания сои/по выращиванию сои; опыты разведения лимонов/по разведению лимонов; итоги сдачи овощей/по сдаче овощей; план добычи рыбы и замена их нежелательными в литературном языке сочетаниями: результаты по сое, итоги по овощам, опыты по лимонам; план по рыбе.

Достаточно часто в живой речи наблюдается употребление лишнего зависимого компонента сочетания.

Например, глагол переживать не требует зависимого компонента, но под влиянием близких по значению глаголов волноваться, тревожиться в речи фиксируются нежелательные в литературном языке конструкции типа: Мы очень переживали за отца.

Весьма распространённым речевым недостатком является так называемое «нанизывание падежей», то есть расположение цепочкой нескольких одинаковых падежных форм. Чаще всего происходит нанизывание родительных падежей: дом племянника жены кучера.

Такие конструкции характерны прежде всего для научного и официально-делового стиля.

Ср.: измерение колебаний электронного спектра гемоглобина человека.

Далеко не всегда в этих стилях можно полностью устранить такого типа конструкции, но стремиться к этому надо, поскольку «нанизывание падежей» делает текст очень громоздким.

В то же время многие считают, что именно такие конструкции придают речи значительность, официальность или наукообразность.

Ср.: объявление в троллейбусах, автобусах: Во избежание падения при экстренном торможении просьба держаться за поручни.

Чтобы избежать цепочки зависимых падежных форм, необходимо убрать малоинформативные слова и заменить отглагольное существительное глаголом в составе однородных сказуемых, придаточных предложений и т.п.

Ср.: Чтобы не упасть, держитесь за поручни [5. c. 66].

Стилистическое использование однородных членов

Характеризуя стилистическую роль однородных членов, прежде всего, следует отметить разницу между предложением, имеющим однородные члены, с одной стороны, и рядом самостоятельных простых предложений — с другой. Вторые эмоциональны и экспрессивны и используются редко, обычно в приподнятой речи. Так, у Эренбурга:

На их место убитых немцев пришли новые. Пришли старики. Пришли подростки. Пришли калеки. Пригнали марсельских сутенеров. Пригнали босячье всей Европы («Солнцеворот»).

Достаточно заменить ряд имеющихся здесь отдельных предложений одним предложением с однородными членами, чтобы убедиться, как снизится эмоциональность отрывка, изложение приобретает спокойный, заранее обдуманный характер. Так: Пришли старики, подростки, калеки…

И тотчас множество мелких и даже мельчайших подробностей, на которые солдаты не обратили внимания именно потому, что эти подробности были так близко, сразу бросились им в глаза.

Они увидели втоптанную в землю недокуренную сигарету. Они увидели целый ворох листьев, сбитых с поломанного куста. Наконец, они увидели немного подальше веревочный кнут Вани (В.Катаев).

7 стр., 3302 слов

Доклад по русскому языку «Служебные части речи»

... III. Синтаксическая роль. Союз Союз служебная часть речи, которая связывает однородные члены в составе простого предложения и простые предложения в составе сложного предложения. Союзы делятся на сочинительные и подчинительные. Сочинительные союзы связывают однородные члены и равноправные ...

И здесь объединение трех последних предложений в одно (с опущением повторных они увидели) лишило бы речь экспрессии.

Однородные члены нередко связаны со строго логическим изложением, лишены эмоциональности. Это подтверждается и тем, что в эмоциональной речи вместо перечисления оказывается ряд разорванных, самостоятельных восклицаний. Так, в «Горе от ума»:

Молчалин.

Как обходительна! добра! мила! проста!

Загорецкий.

На басни бы налег; ох! басни — смерть моя!

Насмешки вечные над львами! над орлами!

Репетилов.

Зови меня вандалом:

Я это имя заслужил —

Людьми пустыми дорожил!

Сам бредил целый век обедом или балом!

Об детях забывал! обманывал жену!

Играл! проигрывал! в опеку взят указом!

В отличие от однородных членов, здесь каждое восклицание самостоятельно и не указывает на продолжение перечисления.

Достаточно заменить восклицательные знаки запятыми и читать эти фразы как одно предложение с однородными членами, чтобы убедиться в том, что они потеряют яркость эмоциональной окраски [10, c. 107].

Из функций однородных членов на первом месте следует рассмотреть их использование для выражения всякого рода классификаций. С этой стороны к ним предъявляются чисто логические требования:

  • Чтобы деление имело одно основание. Основанием деления в логике называется признак понятия, по отношению к которому общее понятие разделяется на ряд групп, например: студентов можно делить на группы по успеваемости, по партийности, по возрасту, по полу. Эти признаки — успеваемость, партийность, возраст, пол — являются основаниями деления;
  • логика и требует, чтобы деление производилось по одному признаку.

Так, перечисляя члены предложения, мы выделяем слова по их функции в предложении. Основание деления будет подменено, если в перечисление членов предложения: подлежащее, сказуемое, определение, дополнение, обстоятельство — будет включено, например, существительное или прилагательное, так как части речи выделяются по другому основанию. Или при перечне согласных по месту образования: губные, губно-зубные, зубные, передненебные, средненебные, задненебные — присоединение к ним взрывных или фрикативных было бы сделано по другому основанию (по способу образования); присоединение сонорных или свистящих опять меняло бы основание (это группы звуков по акустическим признакам).

Чтобы члены деления исключали друг друга. Это требование нарушается, если при перечне членов предложения — определение, дополнение, обстоятельство — будет включено также обстоятельство причины, так как оно входит в состав обстоятельства в целом. Или во фразе: В саду гуляли взрослые, дети, учащиеся — понятия дети и учащиеся не исключают друг друга. Это нарушает и единство основания деления: таким основанием в данном случае является деление по возрасту. Точно также в приведенных выше примерах понятия подлежащее и существительное или зубные и взрывные не исключают друг друга.

Чтобы деление было полным, охватывая все виды известного рода, например, чтобы при перечне членов предложения они были охвачены все. Это простое требование обязательно для научных классификаций; во многих других случаях перечень может быть и неполным.

Обязательность этих логических требований не только в науке, но и в других жанрах речи видна из того, что их нарушение создает комический эффект, как все нелогичное. Так, у Гоголя: Это все перед домом; а посмотрели бы, что у него в саду! Чего там нет? Сливы, вишни, огородина всякая, подсолнечники, огурцы, дыни, стручья, даже гумно и кузница.

2 стр., 691 слов

Напишите – миниатюру «Зачем нужны в речи предложения с вводными ...

... в котором есть однородные члены, обособленные члены предложения, вводные слова и ... сочинения он не оставил, но беседы его запоминались людям на всю жизнь. (Круг чтения) Тест по теме «Вставные конструкции» 1. .Какое утверждение является неправильным? 1) Осложненным считается предложение, ...

Комический оттенок имеется и в следующем отрывке из «Евгения Онегина»:

Мелькают мимо будки, бабы,

Мальчишки, лавки, фонари,

Дворцы, сады, монастыри,

Бухарцы, сани, огороды,

Купцы, лачужки, мужики,

Бульвары, башни, казаки,

Аптеки, магазины моды,

Балконы, львы на воротах

И стаи галок на крестах.

В то же время здесь пестрота и логическая неоднородность перечисления имеет целью показать калейдоскопичность и неожиданность впечатлений, набегающих на проезжающего по Москве путешественника [9, c. 99].

Кроме того, художественная речь, особенно стихотворная, широко допускающая игру слов, использует как специальный оборот, основанный на игре прямым и переносным значением слов и дающий смелое объединение далеких по значению понятий, перечисление в зависимости от одного слова в разных значениях. В таких перечислениях нередко даются рядом далекие и логически неоднородные понятия. Так, у Крылова:

Философ

Читал, выписывал, справлялся,

И в книгах рылся и в грядах.

(«Огородник и философ».)

Здесь рядом с прямым значением рылся в грядах дается переносное рылся в книгах, т. е. отыскивал в книгах.

У Фета:

Я полон дум, когда, закрывши вежды,

Внимаю шум

Младого дня и молодой надежды.

У Тютчева:

И языками неземными,

Волнуя реки и леса,

В ночи не совещалась с ними

В беседе дружеской гроза.

У Блока:

Я, не спеша, собрал бесстрастно

Воспоминанья и дела.

У В. Инбер в описании путешествия: Как путали мы деньги и слова.

Это говорит о том, насколько своеобразны выразительные средства этого стиля.

В прозе такие случаи носят более или менее комический характер: Он [путешественник-англичанин] лежал в каюте на койке, которая была непосредственно над моей; в продолжение ночи он раза три чуть не убил меня то страхом, то ногами; в каюте была смертная жара, он несколько раз ходил пить коньяк и всякий раз, сходя или входя, наступал на меня и громко кричал… (Герцен, Былое и думы);… и на подъезд выбежали девки и лакеи со свечами и радостными лицами (Л.Толстой, Война и мир); Мужчины остались за столом и за портвейном (там же).

Поэтому нельзя в полной мере согласиться с такими замечаниями Чернышева: «Нельзя также соединять в одно слитное предложение глаголов, тождественных по звукам, но неодинаковых по значению, как это делается в известной шуточной фразе: На улице шли дождь и молодой человек. Поэтому не совсем правильно следующее:

Какая тень и аромат

Плывут над меркнущею степью.

(Фет.)

Неудобно также соединение союзами частей слитного предложения, одинаковых по форме, но различных по смыслу. Например, у Лермонтова в рукописи «Героя нашего времени» написано: …гостей не было, кроме Веры и скуки. В печатном тексте это место, однако, оказалось переделанным: …гостей не было, кроме Веры и одного презабавного старичка. Неловко сказано и у Аксакова: Когда мы весело возвращались с богатой добычей, милая сестрица выбежала ко мне навстречу с радостным криком и с полоскательной чашкой спелой ежевики».

Пример из Фета не вызывает никаких сомнений. В примерах из Лермонтова и Аксакова вопрос идет только об уместности комического оттенка.

Логическая неоднородность при перечислении встречается в работах учащихся и требует исправления. Так: «Я увидела очень много интересного, как, например: Украину, горы, соленые озера».

Здесь в перечислении рядом фигурируют логически несоединимые отвлеченные и конкретные понятия [6, c. 128].

Обычной формой логически исчерпывающего перечня является ряд однородных членов без союзов, кроме двух последних, соединенных союзом и. Такой одиночный союз и создает впечатление логической однородности и законченности перечисления.

Музыкальные звуки различаются по силе, высоте и тембру; Мы видели, что суждения бывают общеутвердительные, общеотрицательные, частноутвердительные и частноотрицательные.

Подчеркнутая важность каждого из членов перечисления в научной и деловой речи отмечается цифрами перед каждым из них:

  • Речевой аппарат состоит, из четырех главных частей: 1) дыхательного аппарата, 2) гортани, 3) полости носа, 4) полости рта;
  • В логике принято делить суждения с четырех точек зрения: 1) количества, 2) качества, 3) отношения и 4) модальности.

Отсутствие полноты перечисления выражается однородными членами без союзов: Она сидит на краю оврага, разостлала платок, разложила на нем хлеб, огурцы, репу, яблоки (Горький, В людях).

Пожалуй, в этом чувстве есть нечто немножко смешное, как любовь старой девы к попугаю, моське, коту (Горький, Л. Толстой).

В жанрах художественной речи перечисление нередко охватывает и логически неоднородные понятия, но это создает характер естественной непосредственности речи или комизма (яркие примеры чего уже приводились); вместе с этим такие разнородные понятия с какой-нибудь интересующей автора точки зрения представляются однородными:

Вместе с ними [фраками] явились и странные мундиры всех времен: и милиционные, и с двумя рядами пуговиц, и однобортные, и с одной эполетой, и совсем без эполет (Герцен, Кто виноват?).

Гляди и вникай. Это все лес, прорва лесу… стоит, гниет, сохнет. В нем водятся грибы, медведи, пустынники, черти, всё, кроме разума и воли (Л.Леонов, Соть).

А в поэтической речи сопоставление далеких и неоднородных понятий создает впечатление смелости и приподнятости речи:

В леса, в пустыни молчаливы

Перенесу, тобою полн,

Твои скалы, твои заливы,

И блеск, и тень, и говор волн.

(Пушкин, К морю.)

Кроме того, однородные члены могут представлять ряд синонимов, которые характеризуют одно понятие, явление или признак и используются вместе, чтобы по возможности полнее обрисовать его, так как каждый из них отдельно не характеризует его достаточно точно; в этих случаях к ним совершенно неприложимы указанные выше логические условия для деления понятий. Такие синонимы обычно не исключают один другой, а, перекрещиваясь, охватывают характеризуемое понятие:

  • День был августовский, знойный, томительно скучный (Чехов);
  • Но дух и приемы эти были те самые, неподражаемые, неизучаемые, русские, которых и ждал от нее дядюшка (Л.Толстой, Война и мир);
  • Прелестный вид, представившийся глазам его, был общий, губернский, форменный (Герцен, Кто виноват?).

Как видно из этих примеров, отдельные слова под влиянием других, входящих вместе с ними в перечисление, иногда участвуют в характеристике явления только одним из оттенков своего значения.

Со стороны своей языковой структуры однородные члены представляют большие возможности для стилистического использования в связи с тем, что они располагают большим количеством синонимических структур, различающихся или смысловыми оттенками, или употреблением в разных стилях речи [1, c. 39].

Как известно, однородные члены группируются на основе соединительной, противительной и разделительной связи.

Ошибочным является соединение в нейтральном стиле речи в качестве однородных членов несопоставимых (вещественно неоднородных) понятий, например: покраснел от смущения и от быстрой ходьбы; в сравнении с вечностью и Монбланом. Подобные сочетания используются в художественной литературе как специальный стилистический прием (создание комического эффекта, индивидуализация речи рассказчика или персонажа и т.д.), например: В продолжение ночи он раза три чуть не убил меня то страхом, то ногами (Герцен); …На подъезд выбежали девки и лакеи со свечами и радостными лицами (Л. Толстой); Лев Саввич Турманов, дюжинный обыватель, имеющий капиталец, молодую жену и солидную плешь, как-то играл на именинах у приятеля в винт (Чехов).

Источником ошибки может быть лексическая несочетаемость одного из однородных членов с общим для них словом в предложении, например: в ходе прений был внесен ряд предложений и замечаний (замечания не «вносят», а делают).

Не сочетаются в качестве однородных членов видовые и родовые понятия, например: «В гастрономическом магазине имеется большой выбор пирожных, кондитерских изделий, фруктов и вин» (пирожные — вид кондитерских изделий).

В перечисление однородных членов не должны входить скрещивающиеся понятия, т.е. понятия, частично совпадающие по своему логическому объему, например: «В доме отдыха были журналисты, писатели, туристы» (очевидно, имелось в виду, что журналисты и писатели не были туристами и наоборот, но такое сочетание нельзя считать оправданным).

Но сочетание международный фестиваль молодежи и студентов закрепилось и соответствует стилистической норме.

Стилистически неудачны конструкции, в которых управляемое слово может быть отнесено в разные ряды однородных членов, например: «Подготовка охотников для истребления волков и лиц, ответственных за проведение этого мероприятия» (речь, конечно, идет о подготовке охотников и других лиц для указанной цели, но неудачно соседство слов «для истребления волков и лиц…»).

Ср. предложение из биографического очерка, приложенного к «Полному собранию стихотворений Н.А. Некрасова»: «Со всех концов России, из самых дальних ее участков стекались к нему письма, стихотворения, телеграммы, выражавшие глубокое искреннее сочувствие к нему, как к поэту народной скорби, вместе с пожеланиями избавления от болезней и долголетней жизни».

При попарном сочетании однородных членов должен соблюдаться принцип упорядоченного их подбора (по признаку смежности, сходства, контраста — со специальным стилистическим заданием, но не должно быть случайных сочетаний, например: «Вопросы эти освещаются в книгах и газетах, лекциях и брошюрах, докладах и журналах» (следует:…в книгах и брошюрах, газетах и журналах, лекциях и докладах).

Не сочетаются в качестве однородных членов некоторые разнородные морфологические категории, например имя существительное и инфинитив; ср. при рубрикации: «Приняли на себя обязательства: 1) снижение себестоимости; 2) повышать производительность труда; 3) улучшать качество продукции (во всех трех случаях следовало использовать одинаковую форму — или имя существительное, или инфинитив).

Отступления встречаются в художественной литературе как прием стилизации под разговорную речь или просторечие; например: Изъявив свое удовольствие, что сапоги пришлись хорошо, господин Голядкин спросил чаю, умываться и бриться (Достоевский).

Каждая из частей сопоставительного (двойного) союза ставится перед соответствующим однородным членом; изменение этого порядка обычно приводит к нарушению стилистической нормы, например: «Необходимо не только обратить внимание на знания учащихся, но и на их практические навыки» (следует: Необходимо обратить внимание не только на знания учащихся, но и на их практические навыки).

Отступления от этого правила допустимы в тех случаях, когда одна часть сопоставительного союза относится к сказуемому, а другая — к члену предложения, логически выделяемому и зависящему от другого глагола-сказуемого, синонимичного первому, например: «Огромное помещение строящегося в Перми цирка будет универсальным: здесь можно будет проводить не только цирковые представления, но и устраивать большие концерты, спортивные соревнования, собрания, демонстрировать кинофильмы»; «Выпускник университета должен быть теоретически подготовленным специалистом, знающим не только свою конкретную узкую область науки, но и обладающим хорошими знаниями основополагающих отраслей науки, а также ряда других наук». Ср. при повторяющихся союзах: …Вдали, по дороге, то проедет подвода, то машина (В. Панова) (с интонационно-логическим выделением однородных подлежащих).

Иногда создаются неправильные пары союзов: не только… а также (следует: не только… но и), как… а также (вместо: как… так и), например: «За короткий срок в городе-спутнике построены не только новые школы, больница, а также драматический театр».

Неудачно расположены частица не и союз а в предложении: «Не опасна сама болезнь, а ее последствия» (следует: Опасна не сама болезнь, а ее последствия).

При наличии в предложении обобщающего слова однородные члены должны согласоваться с ним в падеже. Положение это иногда нарушается, например: «Фактические данные приводятся в различных газетно-публицистических жанрах: статья, корреспонденция, очерк» (однородные члены следовало поставить в предложном падеже).

Разговорный характер имеет смещенная конструкция типа: Шум, крики, смех — всей этой пестрой гаммой звуков была наполнена ярмарочная площадь (ср. вариант с согласованными однородными членами: Шумом, криками, смехом — всей этой пестрой гаммой звуков…)

Не следует соединять как однородные синтаксические элементы члены предложения (в частности, причастные и деепричастные обороты) и придаточные предложения. Положение это иногда, нарушается, например: «Целесообразны подвесные покрытия, прикрепленные к винтам и которые позволяют перекрывать большие пролеты»; «Выступавшие в прениях, не возражая против основных положений доклада, однако считают его неполным».

Следует заметить, что не только в устной, но и в письменной речи нередко встречаются случаи соединения при помощи сочинительных союзов разнородных синтаксических конструкций — члена предложения и придаточного предложения (в художественной речи такое соединение используется как стилистический прием), например: Государь тотчас вспомнил вашу фамилию и что вы были в Вятке (Герцен); Я вижу ленточку на вашей шейке и даже как с левой стороны у вас локон на бровку упал (Леонов); Помню поездку в Кентерберийский мюзик-холл и как я сидел в красном плюшевом кресле и смотрел выступление моего отца (Чаплин. Моя автобиография. Перевод).

Ср. — у Достоевского: На мгновение чуть не позабыли Настасью Филипповну и что все-таки она хозяйка своего дома; Вы спрашиваете про ваши лица и что я заметил в них.

Еще чаще наблюдается в разных стилях сочетание в качестве однородных членов определения, выраженного именем прилагательным или причастием, и придаточного определительного предложения, например: По Пермской губернии идет превосходная широкая дорога, давно наезженная и которую я видел до этого времени всего только раз в моей жизни (Герцен).

Встречающееся у писателей соединение в качестве однородных членов причастного и деепричастного оборотов связано с возможностью сближения их значений в условиях контекста, например: Отец, вздохнув и очевидно смущенный, весьма скоро прервал свою речь… (Л. Толстой); Растроганный видом этой красивой группы и не желая мешать влюбленным, я хотел уже пройти мимо них (Куприн) [3, c. 111].

Заключение

В художественной речи использование однородных членов предложения является средством усиления ее выразительности. Не случайно в блоки однородных членов включаются синонимы и слова близкой семантики.

Экспрессию однородных членов подчеркивает и антитеза, которую создает сопоставление антонимов: «Она [поэзия] говорит о бытии и небытии, верности и ревности, юности и старости, нежности и гневе, песчинке и планете, меде и яде». Такое столкновение антонимов, образуя дополнительные смысловые оттенки, разрушает привычную схожесть однородных членов предложения.

Падежная система русского языка не могла остаться в стороне от внимания лингвистов, и уже в ранних грамматиках анализу падежной парадигмы придается большое значение. Комментирование морфологических особенностей падежных форм и выявление общих закономерностей склонения русских имен, равно как и описание функций падежных и предложно-падежных конструкций с обязательным привлечением разнообразных контекстов является неотъемлемой частью всех грамматических описаний русского языка.

Общие вопросы, связанные с категорией падежа, не раз обсуждались отечественными и зарубежными языковедами с различных позиций, и на данный момент сложились несколько направлений анализа этой области грамматики.

Предметом разногласий стали практически все основные аспекты: количество падежей в разных языках, способы и необходимость выделения центральных и периферийных значений отдельных падежей, анализ основных функций падежных конструкций, вопрос о функционировании падежных форм при предлогах, установление исходных значений индоевропейских беспредложных падежей, особенности употребления форм в разные периоды развития языка и многие другие проблемы.

Параллельно же с разработкой вопроса о функционировании падежных форм в диахроническом плане и определением общих тенденций эволюции отдельных падежей на фоне изменения языковой системы русского языка проводилась работа по накоплению конкретных данных об употреблении отдельных конструкций в текстах разных эпох.

Список литературы, Бахмутова Е.А. Культура речи. — Казань, изд-во Казанского ун-та, 2008. — 200 с.

2. Агеенко Ф.Л., Зарва М.Л. Вопросы лексикологии современного русского языка. / Под ред. Е.И. Диброва. — Ростов н/Дону.: изд — во Рост. Ун-та, 2007. — 206 с.

Богородицкий В.А. Общий курс русской грамматики — М.: Просвещение, 2005. — 270 с., Булаховский Л.А. Курс русского литературного языка. Т. 1. — Киев, 2007. — 216 с., Валгина Н.С., Розенталь Д.Э., Фомина М.И. Современный русский язык — М.: Мысль, 2008. — 271 с., Васильева А.Н. Основы культуры речи. — М.: Наука, 2006. — 220 с., Головин Н.Г. Культура речи. — М.: Просвещение, 2008. — 280 с.

  • Кожин А.Н. Лексико-стилистические процессы в русском языке. / Под ред. Вомперского В.П. — М.: Наука, 2007. — 382 с.
  • Орфоэпический словарь русского языка. Произношение, ударение, грамматические формы / Под ред. Р.И. Аванесова. — М.: Наука, 2007. — 276 с.

Дерягин В.Я. Беседы о стилистике. — М.: Знание, 2006. — 96 с.