Великобритания. История зарубежной журналистики xix века

Курсовая работа

Англия в XIX веке была одной из ведущих европейских держав. Индустриальная революция в Англии была завершена к середине XIX века: промышленность преобразована на машинной основе — прялку заменил ткацкий станок, физическую силу — паровые машины, быстро росли промышленные мегаполисы. Лондон стал мировым банковским центром. Мощное индустриальное государство, «мастерская мира*, великая империя, «владычица морей* и многочисленных колоний — такой предстала Великобритания в XIX веке перед изумленными взглядами своих европейских соседей.

Огромное влияние на британскую журналистику оказало быстрое развитие в 1830—1840-х гг. железнодорожного транспорта и электрического телеграфа. Именно Англия подарила миру железные дороги, первые короткие линии которых использовались для перевозки угля из шахт в угольных районах еще в 20-х гг. XIX века. Последующее стремительное увеличение количества и протяженности железных дорог вытеснило почтовые кареты и ускорило доставку прессы в самые отдаленные уголки Соединенного Королевства.

В отличие от Франции, где общественное развитие на протяжении XIX столетия представляло собой череду революций и переворотов, ситуация в Великобритании отличалась относительной стабильностью. Компромисс между старой и новой элитами был достигнут еще во время Славной революции 1688— 1689 гг., поэтому задача английской буржуазии заключалась не в свержении монархии, а в постепенном укреплении своего могущества. Если активность французов проявлялась в XIX веке прежде всего в социальной сфере, то энергия англичан была направлена в экономику, промышленность, торговлю и культуру. Это было следствием выхода на авансцену среднего класса, более многочисленного в Англии, чем в других европейских странах, в силу произошедшей в стране индустриальной революции. Резкое сокращение численности консервативного крестьянства, огромные прибыли фактически не имевшей конкурентов на мировом рынке почти весь XIX век английской буржуазии также являлись факторами стабильности общественной жизни. Богатая английская буржуазия была готова идти на компромисс с рабочими, поступаясь частью своих сверхприбылей.

Своеобразие социокультурной ситуации в Англии XIX века нашло свое отражение в феномене викторианства. Викторианской эпохой принято называть семидесятилетний период английской истории и культуры, значительная часть которого приходится на время правления королевы Виктории, находившейся на британском престоле с 1837 по 1901 г. На этот период приходится укрепление экономической и военной мощи Великобритании. Властная и сильная королева упрочила авторитет монархии. После Ватерлоо Англия в течение ста лет не вела ни одной крупной войны. Образ королевы Виктории постепенно стал символом величия и могущества Британской империи. Британцы уверовали в свое лидерство, в свою особую руководящую миссию, если не в мире, то уж во всяком случае на европейском континенте, который под их руководством должен неуклонно идти по пути прогресса. «…Действительная сила и счастье викторианской эпохи заключается в самодисциплине и уверенности в себе рядового англичанина…*. Отсюда известное самодовольство и самовосхваление, ставшие характерными чертами викторианского самосознания и культуры.

12 стр., 5742 слов

Искусство Англии XVIII века

... на английской почве появился уже в первой половине XVIII века предтеча будущего критического и сатирического реализма в живописи - Уильям Хогарт. Однако в целом изобразительное искусство Англии XVIII века ...

В викторианскую эпоху сложился культ гражданских и семейных добродетелей, усилился интерес к религиозным вопросам. Весьма строгими были правила этикета: так, например, джентльмен не мог, не рискуя быть обвиненным в несоблюдении приличий, даже в жаркую погоду снять сюртук или жилет. Викторианская мораль требовала от подданных ее величества высоких нравственных качеств, что в повседневной жизни зачастую оборачивалось лицемерием и демонстрацией ложных добродетелей.

Особенности социокультурной ситуации обусловили две специфические черты британской прессы: во-первых, «отсутствие в Англии сколько-нибудь влиятельной социалистической прессы» и, во-вторых, «специфически гуманитарный характер прессы буржуазной*. Действительно, английская пресса была не столько выразительницей интересов и идеологии тех или иных социальных групп и партий, как это имело место во Франции, сколько инструментом объединения нации, сглаживания общественных противоречий, проведения реформ, направленных на улучшение положения социальных низов. Защита английских интересов и интересов граждан, представляющих Англию, — так осознавала свою задачу британская пресса. Немецкий журналист и историк Людвиг Саламон в своей «Всеобщей истории прессы» (1907) говорил о националистическом характере английской печати, поясняя, что «для нее на первом плане стоит величие, мощь и благополучие Англии*.

Это, конечно, не значит, что в британской прессе не было острой полемики, столкновения различных точек зрения, а подчас и яростных нападок на личности, доходящих до оскорблений. Еще в конце XVII века в Великобритании сформировались две влиятельные враждующие политические партии — виги и тори. Виги представляли интересы крупной торговой и финансовой буржуазии, а тори — интересы консервативной земельной аристократии и высшего духовенства англиканской церкви. В XIX столетии эти партии продолжили свое существование и противоборство. Начало XIX века — «это была в Великобритании эра ожесточенных споров, доходивших до личных оскорблений, смертельных дуэлей, судебных разбирательств и приговоров…*.

Тем не менее английская пресса с большим основанием, чем печать какой-либо другой европейской страны в XIX веке, имела право претендовать на то, чтобы считаться выразительницей общественного мнения. Лорд Росбери сказал как-то: «Английская пресса руководит нами, государственными деятелями, доносит до нас идеи и чаяния нации. Если пресса не выполняет этих двух важнейших своих задач, она не заслуживает того уважения, которым она пользуется». Пожалуй, ни в одной другой стране пресса не пользовалась таким уважением, как в ВеликоБритании. Она оказывала огромное влияние на жизнь нации, к ней прислушивалась Европа, тем более, что английские газеты отличались стремлением к объективной подаче фактов и прекрасной информированностью. Журналистика в Великобритании была довольно престижным родом деятельности. В крупнейших лондонских газетах сотрудничали талантливые английские писатели и журналисты.

5 стр., 2157 слов

Становление журналистики Сирии и Египта в XIX веке (историко-типологичесюй ...

... прессы Египта и Сирии,.выявить существенные изменения в содержании, структуре, жанрах, оформлении периодики, Изучить деятельность выдающихся представителей журналистики Египта и Сирии, их роль в формировании системы печати, ... XIX- первой половине XX в. М., 1979. Даті периодазацша журналистики Египта я Сирии XIX века, охарактеризовав) основные этапы и закономерности ее развития, обусловленные ...

Английская пресса возникла в ситуации гораздо большей свободы, чем печать других западноевропейских стран. «Билль о правах», принятый в 1689 г., признавал за каждым англичанином право свободно выражать свои мысли в устной или письменной форме. В 1694 г. была отменена цензура, что способствовало быстрому развитию прессы. В 1843 г. был принят закон о печати, получивший название *Акт лорда Кемпбелла», по которому суду присяжных предоставлялось право решать вопрос о виновности журналиста, опубликовавшего сведения, порочащие какое-либо лицо. Ранее суд присяжных лишь устанавливал наличие пасквиля, а решение о виновности выносила исполнительная власть, она же определяла и меру наказания. Более того, по новому закону журналист имел право доказывать, что приведенные им факты соответствуют действительности.

Другим важным фактором, влиявшим на становление и расцвет английской периодической печати, был научно-технический прогресс, вследствие которого улучшились технологии печати и методы ее распространения. В конце XVIII века изобретены почтовые повозки, при почтовых отделениях создавались специальные офисы для распространения газет. С 1814 г. в английских типографиях стали использовать паровые станки, увеличившие скорость печати до 1000 экземпляров в час.

Разумеется, развитие британской журналистики не было линейным. В ее истории были свои подъемы и спады, периоды ускорения и торможения. Тяжелым временем для английских журналистов была последняя треть XVIII столетия. Война за независимость в Северной Америке, Великая французская революция на континенте вызвали острую полемику в британской прессе и гонения на журналистов, выступавших против официальной линии.

Ситуация начала меняться в первые десятилетия XIX века, когда увеличилось число британских газет, выросли их тиражи и, соответственно, прибыли владельцев периодических изданий.

Количество периодических изданий увеличилось к началу 1820-х гг. втрое по сравнению с 1781 г., их общий тираж удвоился. Заметным явлением в британской журналистике этого периода стало стремительное развитие рабочей периодики. Десятилетие с 1815 по 1825 г. было наиболее благоприятным для развития английской прессы.

Однако круг читателей газет в Англии в первой половине XIX века был уже, чем во Франции или в США, так как британская периодика была весьма дорогой. Причиной дороговизны являлся большой штемпельный сбор, установленный еще в 1712 г. и просуществовавший до 1855 г. Кроме того, были введены довольно высокие налоги на объявления в газетах и бумагу, отмененные лишь в середине столетия.

К началу XIX века сформировались три основные разновидности английской прессы: ежеквартальные и ежемесячные журналы, ежедневные утренние и вечерние газеты. Ориентация английской журналистики на объективное освещение фактов и солидную информированность проявилась, в частности, в том, что важное место в структуре прессы заняли ежеквартальные журналы-обозрения.

Первые английские издания такого типа появились еще в XVIII столетии («Спектэйтор* и „Гардиан“ Стиля и Эдисона, ?Джентльмене мэгэзин»), но их расцвет пришелся на первую половину XIX века, когда появились два наиболее авторитетных ежеквартальных журнала — «Эдинбург ревмо» («Эдинбургское обозрение») и «Куотэрли ревью» («Трехмесячное обозрение»).

23 стр., 11177 слов

Журналистика в первой половине XIX века

... литературы XIX века», выходившем под редакцией Д. Н. Овсянико-Куликовского (Спб., 1908-1910). Очерк о журналистике первой половины XIX в. принадлежит перу И. И. Замотина, о журналистике второй половины столетия - ... собраны в книге «Русская журналистика. I. Шестидесятые годы» Таковы пособия по истории русской журналистики общего типа. Что касается работ об отдельных журналах, то более других изданий ...

Важным фактором возникновения и популярности ежеквартальных журналов-обозрений стало формирование среднего класса и его интеллектуальной элиты. Этот слой, достаточно независимый экономически, имевший возможность получить солидное образование и, следовательно, подготовленный к восприятию серьезных аналитических материалов, которые и образуют ядро ежеквартальников, стал их главным читателем.

В журналах печатались серьезные обзоры, аналитические статьи, приближавшиеся по глубине анализа, богатству фактического материала и основательности аргументации к небольшим трактатам на политические, философские, литературные и экономические темы. Показательно, что с появлением ежеквартальников жанр политического памфлета в Англии приходит в упадок. В 1810—1820 гг. тираж «Эдинбург ревью» достигал 13 500 экземпляров, а тираж «Куотэрли ревью» — 14 000 экземпляров. Журналы имели огромное влияние на общественное мнение. Так, английский писатель и государственный деятель Э. Дж. Бульвер-Литтон говорил, что цель ежеквартальных журналов — сформировать общественное мнение, в то время как ежедневные газеты «рассматриваются их владельцами лишь как чисто коммерческие предприятия».

«Эдинбург ревью» был основан в столице Шотландии Эдинбурге в 1802 г. молодым адвокатом Френсисом Джеффри (1773— 1850).

Журнал был сначала изданием либерального толка. В нем сотрудничал В. Скотт, которого с Джеффри связывали дружеские отношения. В числе писавших для журнала были известные представители британской интеллектуальной элиты: историк Томас Маколей, математик Уильям Гамильтон, химик Чарльз Макинтош, писатели Томас Карлейль, Сэмюэль Кольридж, крупные политики и государственные деятели. К середине XIX века журнал стал рупором вигов. «Эдинбург ревью» живо откликался не только на важные общественно-политические события, но и на заметные новые явления в литературе. Так, в одной из своих статей Френсис Джеффри подверг острой критике поэтов «озерной школы», назвав Вордсворта «вялым наблюдателем».

Примечательным эпизодом истории журнала стала резко отрицательная рецензия на сборник стихотворений Байрона «Часы досуга», опубликованная в «Эдинбург ревью» в 1808 г. Анонимный рецензент упрекал молодого поэта в отсутствии фантазии. В ответ Байрон написал стихотворную сатиру «Английские барды и шотландские обозреватели» (1809), в которой высмеял литературных критиков «Эдинбург ревью» и, в частности, так описал их методы:

Все требует и знанья, и труда, —.

Но критика, поверьте, никогда.

Из Миллера возьмите шуток пресных;

  • Цитируя, бегите правил честных.

Погрешности умейте отыскать И даже их порой изобретать;

  • Обворожите щедрого Джеффрея Тактичностью и скромностью своею, Он даст десяток фунтов вам за лист.

Пусть ваш язык от лжи не будет чист, За ловкача вы всюду прослывете, И, клевеща, вы славу наживете Опасного и острого ума.

Но вспомните: отзывчивость — чума.

Лишь погрубей умейте издеваться, —.

Вас ненавидеть будут, но бояться.

15 стр., 7173 слов

Трансформация жанра в региональной прессе (на примере районных ...

... работа состоит из Введения, двух глав и Заключения. В первой главе «Некоторые моменты теории журналистских жанров» мы обратились к обобщению теории журналистских жанров, во второй «Особенности трансформации жанра в газетах ... рамках понятия жанр. Вполне уместен спор с прежней традицией приоритета жанров журналистики над публицистическим текстом. Хотя понятие жанр и сегодня не исчезает. Жанр остается ...

Пер. С. Ильина

В конце XIX в. «Эдинбург ревью* стал консервативным изданием, выступавшим против социальных реформ и леворадикальной идеологии.

П. Б. Шелли

В 1812 г. «Куотэрли ревью* напечатал отрицательную рецензию на поэму Байрона «Чайльд-Гарольд*, в которой звучали антимонархические и антирелигиозные мотивы. К середине XIX века ежеквартальные журналы постепенно сдают позиции под натиском ежемесячников, занявших к концу столетия доминирующее положение в английской периодике.

Ежемесячные журналы не имели того политического веса и влияния, которым обладали ежеквартальные «обозрения*, предоставлявшие свои страницы известным политикам, государственным деятелям, дипломатам, ученым. Если ежеквартальные журналы держали читателей прежде всего в курсе политической информации и новостей недели, то ежемесячники сосредоточили внимание главным образом на литературе и искусстве. Авторитетнейшим ежемесячным журналом первой половины XIX века был «Блэквуде мэгэзин». Слово «мэгэзин* было заимствовано из французского языка, в котором «magasin* означало магазин, склад, хранилище. В 1731 г. Эдвард Кейв (1691 — 1754) впервые использовал это слово в названии своего журнала «Джентльмене мэгэзин», который был задуман как собрание («склад») новостей и литературных произведений разных жанров, что, по замыслу Кейва, должно было развлечь публику и вызвать ее живой интерес.

Если во Франции романы-фельетоны печатались в ежедневных газетах, то в Великобритании они публиковались в ежемесячниках. В «Блэквуде мэгэзин» сотрудничали В. Скотт, поэтыромантики, близкие «озерной школе», — ученик Вордсворта поэт Джон Вильсон, поэт Томас де Квинси, шотландский поэт Джеймс Хогг. Эти поэты придерживались консервативных взглядов, выступали против республиканских и демократических идей, против парламентской реформы, тосковали по «старой доброй Англии». Их сотрудничество в торийском по своей политической линии «Блэквуде мэгэзин» было закономерным. В 1817 г. журнал начал кампанию против «Эдинбург ревью», выступив против как либеральной политической линии, так и литературных симпатий и оценок последнего.

Ежедневные утренние лондонские газеты выходили в XIX веке, как правило, на восьми страницах большого формата in-folio, что в два раза превышало обычный объем парижских газет. На первой и последней страницах печатались объявления. Вторая и третья страницы были отведены под стенограммы парламентских дебатов. На четвертой странице печатались политические статьи, краткие отчеты о заседаниях парламента, объявления о театральных постановках. Шестая страница отводилась в основном информации из-за рубежа и биржевым новостям. Седьмую страницу занимала судебная хроника.

В структуре номера английских ежедневных газет политику теснили объявления и всякого рода деловая информация (особенно биржевые новости, которые были представлены не просто короткой справкой о биржевом курсе, но обстоятельными аналитическими статьями о ситуации на бирже).

Английская журналистика быстро осознала значение объявлений как средства рекламы. Объявления были короткими, как правило, не более двенадцати строчек, печатались одинаковым мелким шрифтом и сортировались по тематике, что позволяло, во-первых, снизить стоимость объявлений, во-вторых, увеличить их количество в номере, в-третьих, быстро ориентироваться в рекламных полосах газеты.

1 стр., 250 слов

Как стать коммерсантом? Беседа № 1

Это качество напрямую зависит от личностных и профессиональных свойств коммерсанта. С точки зрения профессиональных требований коммерсант должен иметь достаточно глубокие и широкие специальные по­знания и навыки в вопросах: закупки и продажи товаров, включая внешнеэкономиче­ские операции; маркетинга; управления и права; бухгалтерского учета; финансирования и налогообложения. С точки зрения ...

Среди ежедневных утренних политических газет, издававшихся в Лондоне , особое место заняла «Морнинг кроникл» («Утренняя хроника»), основанная в 1769 г. Уильямом Вудфоллом (1746—1803).

Газета стала особенно популярной благодаря тому, что печатала наиболее полные и достоверные отчеты о парламентских дебатах, к которым английская читающая публика проявляла огромный интерес в конце XVIII века. Обычно лондонские газеты посылали в парламент только одного стенографа, который мог сделать далеко не полную стенограмму парламентских выступлений. Кроме того, требовалось значительное время для расшифровки стенограммы, поэтому наиболее интересные выступления публиковались, как правило, в нескольких номерах, что снижало оперативность информации. Вудфолл, обладавший уникальной памятью, за что получил прозвище «Регистратор», лично присутствовал на парламентских сессиях. Он сидел на галерее с закрытыми глазами, не делая никаких записей, а затем по памяти точно воссоздавал содержание дебатов.

Джеймс Перри После ухода Вудфолл, а в отставку в 1789 г. владельцем и главным редактором газеты стал один из талантливейших английских журналистов XIX столетия Джеймс Перри (1756—1821).

Шотландец по происхождению, Перри после окончания школы два года работал на мануфактуре в Манчестере, а затем перебрался в Лондон. В столице началась его журналистская карьера: сначала он сотрудничал в одной из лондонских газет, писал для нее небольшие эссе и статьи. Перри был блестящим собеседником, удивительным рассказчиком, коллекционером редких книг, человеком, неистощимым на выдумки. Еще до того как он стал главным редактором «Морнинг кроникл», Перри реализовал свою идею посылать в парламент не одного, а нескольких стенографов. В результате монополия «Морнинг кроникл» в области парламентской информации была подорвана, так как газета, сотрудником которой в то время был Перри, стала печатать более полные и оперативные отчеты из парламента.

Став владельцем «Морнинг кроникл», Перри ввел еще одно новшество: он стал нанимать стенографов не на время парламентских сессий, как это было принято, а на весь год, чем обеспечил себе их доверие и верность. «Морнинг кроникл* под руководством Перри стал самым авторитетным парламентским вестником, на который ссылались другие лондонские газеты, когда хотели процитировать кого-нибудь из парламентариев.

С начала XIX века крупнейшие лондонские газеты из экономических соображений стремились получить монополию на рекламу какого-нибудь товара. Так, одни публиковали объявления о продаже недвижимости, другие — экипажей и т. д. Перри хотел видеть свою газету сориентированной прежде всего на интеллигентного и достаточно образованного читателя, поэтому он стремился обеспечить газете монополию на объявления о литературных новинках, которые печатал на первой странице. Он привлек к сотрудничеству в газете известных писателей: Ч. Диккенса, писавшего для «Морнинг кроникл» свои «Очерки Воза*, С. Т. Кольриджа , Ч. Лэма, критика и публициста, теоретика романтизма У. Хэзлитта и др.

5 стр., 2316 слов

«Газеты Великобритании»

... британского общества. Вывод : в Англии, как и в России, газеты делятся на три вида: общенациональные региональные периодические 2.3. Особенности оформления газет. Если вы посмотрите на заголовки статей английских газет, то легко заметите, что ...

Под руководством Перри «Морнинг кроникл* стал органом вигов, оппозиционным правительству печатным изданием либерального направления. В разгар антинаполеоновской кампании Перри опубликовал в «Морнинг кроникл* благожелательную по отношению к Франции статью, за что был приговорен к трем месяцам тюрьмы [«https:// «, 5].

С. Т. Кольриджа

Стюарт выработал некоторые новые приемы, позволявшие привлечь внимание публики. Так, например, он считал, что не существует неизменной иерархии между материалами, публикуемыми в газете. Статьи на темы, интересующие в данный момент английское общество, он стал размещать на первых полосах газетного номера под крупными заголовками. В 1800 г. изза повышения цен на хлеб в Англии вспыхивают хлебные бунты. Крупнейшие лондонские газеты, откликаясь на эти драматические события, ограничились коротенькими заметками на последних страницах. «Морнинг пост» печатала изо дня в день обстоятельные репортажи, написанные лучшими сотрудниками газеты.

К 1804 г. ежедневный тираж «Морнинг пост» составил 4500 экземпляров, что по тем временам было весьма значительной цифрой. Страдая от тяжелого недуга, Стюарт в 1804 г. продал газету, после чего «Морнинг пост» становится консервативным изданием, органом тори и Священного союза, сторонницей тесного альянса с царской Россией. Неслучайно оппоненты газеты называли ее «газетой России».

В середине 50-х гг. XIX века газета вновь неожиданно сменила свою политическую ориентацию и стала поддерживать политику тогдашнего премьер-министра Великобритании, лидера вигов, лорда Пальмерстона. «Морнинг пост» выступала с одобрением его внешней политики, в частности, печатала статьи, оправдывавшие Крымскую войну 1853—1856 гг., подавление Индийского восстания 1857—1859 гг., а также выражала симпатии режиму Наполеона III во Франции.

XIX—XX вв.

Бесспорным лидером британской журналистики XIX века стала лондонская газета «Таймс», авторитет и влияние которой выходили далеко за пределы страны. Эта ежедневная утренняя газета была основана в 1785 г. владельцем типографии Джоном Уолтером (1739—1812), известным впоследствии под именем Уолтера I. В редакционной статье, открывавшей первый номер газеты, Уолтер писал, что его газета должна стать «летописью своего времени, точно фиксирующей самые разные сведения». Эта установка на точность и широту информации отразилась в первоначальном названии газеты — «Дейли юнивёрсэл реджистер* («Ежедневная всемирная летопись»).

Джон Уолтер II.

Подлинным творцом «Таймс» стал сын Джона Уолтера Джон Уолтер II (1776—1847), занявший пост руководителя газеты в 1803 г. Уолтер II хотел сделать газету независимой от политической коньюнктуры и различных политических партий и групп. Под руководством Уолтера II газета выступала с резкой критикой ошибок правительства и его коррумпированности. «Таймс» в целом поддерживала тори, но при этом ей удавалось сохранять свободу действий по отношению к своим единомышленникам. Независимая позиция газеты привела к тому, что основатель «Таймс», отец Уолтера II утратил привилегии, которые ему давало правительство как владельцу типографии. Более того, раздраженное независимой позицией газеты правительство приказало задерживать суда, везущие корреспонденцию для «Таймс» из Европы, а также зарубежные издания, посылаемые в редакцию «Таймс*. Когда Уолтер II обратился за разъяснениями, ему пообещали, что приказ будет отменен, если он изменит направление своей газеты. Уолтер II отказался от сделки. Его ответом на давление со стороны властей было решение сделать так, чтобы поступление информации в газету как можно меньше зависело от решений правительственных чиновников. «Таймс» приобрела собственные корабли, почтовые кареты, был создан институт курьеров, организовано ежемесячное курьерское сообщение между Англией и Индией. Почти до конца XIX столетия «Таймс» сохраняла лидирующие позиции в освещении международных новостей. «Таймс» была единственным британским ежедневным изданием, имевшим широкую сеть корреспондентов и внутри страны, и за рубежом.

13 стр., 6249 слов

Подписные газеты

... приходится 24 процента совокупного тиража. Лидером является газета «Бильд» с тиражом 4,412 миллионов экземпляров. К другим важным газетам, продающимся в розницу, следует отнести «Экспресс», распространяемую ... интерес представляют, прежде всего, свыше 1.300 бесплатно распространяемых информационно-рекламных газет общим тиражом 84 миллиона экземпляров. К 2000 году их рекламный оборот достигал 3,28 ...

Все это обеспечило более регулярное, быстрое и независимое поступление информации, но потребовало больших расходов. В период, когда в Англии начала распространяться дешевая ежедневная пресса, руководство «Таймс* отказывалось снизить стоимость газетного номера до одного пенни, мотивируя это необходимостью содержать многочисленный отдел международных новостей и штат иностранных корреспондентов.

В результате информированность «Таймс* подчас превосходила осведомленность правительства. Именно «Таймс* первой в мире сообщила о разгроме Наполеона при Ватерлоо. Тираж «Таймс* вырос с 1815 по 1854 г. в 10 раз (с 5 тыс. до 50 тыс. экземпляров в день).

Печатный станок в типографии «Таймс».

Уолтер II последовал примеру Перри и увеличил количество стенографов в парламенте. Чтобы не нарушать договоренности между владельцами газет о том, что оклад стенографов не должен превышать определенной суммы, Уолтер II делал стенографам щедрые подарки. «Таймс* первая стала печатать короткий, в одну колонку, обзор парламентских дебатов. Уолтер II понял, что занятые люди не могут читать те 8—10 и более колонок, которые обычно отводились в газетах под информацию о парламентских дебатах. Успех этого начинания вынудил и другие лондонские газеты ввести такую рубрику.

Династия Уолтеров окружала себя талантливыми людьми. В 1814 г. немцы Кёниг и Бауэр в мастерских «Таймс» изготавливают паровой печатный станок. 29 ноября 1814 г. вышел первый номер «Таймс*, напечатанный новым способом. В этом номере «Таймс* сообщалось, что отныне газета будет печататься «без помощи человеческих рук», машиной, изготовляющей в час 1000 экземпляров. До этого на ручном прессе печатали 215 экземпляров в час; печатный станок с паровым двигателем вскоре позволил печатать 5000 экземпляров в час, а с 1828 г. усовершенствованный аппарат позволял печатать 10 000 экземпляров в час, что, естественно, резко увеличило тиражи газеты. Печатные машины «Таймс* были одной из лондонских достопримечательностей.

В 1817 г. главным редактором «Таймс* стал талантливый журналист Томас Барнс (1785—1841) — одна из значительнейших фигур британской журналистики XIX столетия, «самый влиятельный человек в стране», как сказал о нем один английский политик того времени. Английский газетный магнат лорд Нортклифф назовет Барнса «лучшим редактором? Таймс».

Барнс родился в семье юриста. По окончании Кембриджа занялся журналистикой: писал статьи на политические темы и рецензии на книги и театральные постановки для лондонских газет. В 1810 г. Барнс стал театральным критиком в «Таймс». Затем, уже в качестве главного редактора, Барнс начал борьбу за свободу прессы. Он отстаивал право газеты печатать полную информацию, придавал особое значение передовым статьям, которые писал сам с большим блеском, обнаруживая настоящий литературный талант. В своих статьях Барнс защищал интересы Великобритании и растущего среднего класса, обличал несправедливость, поддерживал буржуазные реформы, в частности, реформу церкви на более либеральных началах.

14 стр., 6867 слов

Газета русское слово воплощение чеховской мечты

... Там на мемориальной доске в бронзе отлито имя одного из величайших деятелей отечественной полиграфии – Ивана Дмитриевича Сытина. Их было всего четверо – Федоров, Новиков, Смирдин, Сытин, ... море». В этой массе периодических изданий крупнейшим была газета «Русское слово», ей в данной работе будет посвящена целая глава. Газета эта заслуживает особого внимания, так как именно ...

Барнсу довелось руководить газетой в непростое для страны время. Ситуация в Англии накалялась, росло недовольство рабочих. 16 августа 1819 г. произошло массовое избиение полицией фабричных рабочих, собравшихся на митинг на поле св. Петра вблизи Манчестера, получившее название «Битва при Питерлоо». В результате погибло 11 человек и несколько сотен участников митинга получили ранения. Это событие имело широкий общественный резонанс и отклик в британской прессе. «Таймс» выступила с резким протестом против действий властей.

В ответ на рост демократического движения в ноябре 1819 г. правительство проводит через парламент шесть законов, так называемые «Акты для затыкания рта». Закон запрещал собрания с участием более пятидесяти человек, предусматривал суровое наказание за критику в прессе короля, правительства, парламента или конституции, повышал налоги на газеты, что закрыло малоимущим слоям доступ к периодической печати. На основании «Актов для затыкания рта» пресса подверглась суровым преследованиям. Барнс решительно осудил принятые законы. При нем «Таймс» стала поставщиком сенсационных новостей огромного политического значения и достигла к 1834 г. пика своей популярности и влиятельности. Барнс руководил газетой до самой смерти.

Его преемником на посту главного редактора стал Джон Дилейн (1817—1879), во многих отношениях прямая противоположность Барнсу. Дилейн писал мало, хотя и отличался огромной эрудицией и колоссальным трудолюбием. Барнс вел светский и даже богемный образ жизни. Дилейн был примерным семьянином, весьма скромным и непритязательным в быту. Дилейн посвятил себя газете. На протяжении тридцати семи лет он уходил из редакции лишь после того, как видел очередной номер газеты целиком отпечатанным. Дилейн лично прочитывал всю корреспонденцию, поступавшую в газету, что ежедневно занимало у него три часа. При нем «Таймс» стала влиятельнейшим периодическим изданием во внешнеполитических вопросах. Дилейн знал почти всех представителей английского истэблишмента и был весьма сведущ во всех хитросплетениях британской политики. В 1854 г. лорд Рассел докладывал королеве Виктории: «Уровень информированности „Таймс“ в самых секретных государственных вопросах ошеломляет, подавляет и остается непостижимым». В 1854 г. ежедневный тираж «Таймс» достиг 50 000 экземпляров, в то время как солидная «Морнинг пост* довольствовалась тиражом в 3000 экземпляров.

Одной из главных причин влиятельности «Таймс» была ее декларируемая и по мере сил реализуемая неангажированность, стремление оставаться вне партий, не связывать себя ни с какими политическим деятелями, избегать их протекций, быть выразительницей общественного мнения, зеркалом разных точек зрения и позиций. «Таймс» часто выбивалась из общего хора английских газет, отличалась независимостью своих оценок тех или иных политических событий. Так, например, во время государственного переворота во Франции 2 декабря 1851 г., который был с одобрением встречен подавляющим большинством английских газет, «Таймс», прежде благосклонная к «принцу — президенту* Луи Бонапарту, выступила на своих страницах с резким осуждением переворота.

В конце XIX — начале XX века «Таймс» стала органом, рассчитанным на аристократию, финансово-промышленную и интеллектуальную элиту. Она увеличила свой объем до 20— 28 страниц большого формата. Несколько раз в неделю печатались дополнительные выпуски, целиком посвященные объявлениям. Несмотря на быстрое развитие информационных телеграфных агентств во второй половине — конце XIX столетия, «Таймс» сохранила свою конкурентоспособность в освещении международных событий. Во время франко-прусской войны 1870 г. она первой сообщила о капитуляции французов. Бульвер-Литтон в одной из своих парламентских речей сказал: «Если бы мне было нужно передать будущим векам какое-нибудь свидетельство английской цивилизации XIX века, я бы выбрал не наши доки, не железные дороги, не наши общественные здания, даже не великолепное здание Парламента, где мы с вами имеет честь заседать. Нет. Мне бы хватило одного обычного номера «Таймс».

Важным элементом в структуре британской прессы XIX столетия были вечерние газеты. Расцвет вечерней периодики приходится на эпоху континентальных войн начала XIX века. Первой британской вечерней газетой, выходившей с ежевечерней периодичностью, была лондонская «Сан» («Солнце»), основанная в 1792 г. Она выступала с антиклерикальных позиций, ратовала за отделение церкви от государства, была близка тем кругам английской интеллигенции, которые увлекались социалистическими доктринами. Две другие крупнейшие вечерние газеты — «Глоб» («Глобус»), выходившая с 1811 г., и «Стендэд» («Знамя»), основанная в 1827 г. Обе газеты имели либеральную направленность. «Глоб* была органом вигов. «Стендэд* выступала за реформу избирательного права.

У вечерних изданий не было такой широкой корреспондентской сети, как у утренних газет. Вечерние издания представляли интерес для деловых людей сводкой новостей, подробное изложение которых должно было появиться в утренних газетах. Интерес представляли также публиковавшиеся в вечерних газетах отчеты о дневном заседании палаты общин. Объявления в вечерних газетах были весьма немногочисленны. Поэтому они выходили на четырех страницах вместо традиционных для утренних газет восьми. Они, как правило, уступали утренним газетам и по формату. Первая страница в вечерних выпусках была отдана частично объявлениям, частично — обзору важнейших материалов утренних газет. На второй странице печатались политические статьи, дневные новости, новости биржи, информация о событиях в Ирландии и на континенте. Третья и четвертая страницы отводились под отчеты о парламентских дебатах. Оставшееся место отводилось информации о скачках, спортивных состязаниях, судебных процессах.

В начале 30-х гг. XIX века появились первые английские иллюстрированные издания. Правда, некоторые английские газеты и журналы уже в конце XVIII столетия иногда помещали на своих страницах гравюры, на которых изображались те или иные события лондонской жизни. Однако первым в Европе многотиражным массовым иллюстрированным периодическим изданием стал английский журнал «Пенни мэгэзин», основанный в 1832 г. Чарльзом Найтом (1791—1873).

Иллюстрации представляли собой в основном гравюры, изображавшие пейзажи различных стран, представителей их флоры и фауны, различные формы человеческого труда, но главной темой иллюстраций были происшествия, в том числе уголовные преступления. На уголовной хронике специализировался иллюстрирований журнал «Уикли кроникл» («Еженедельная хроника*).

У. М. Теккерей

Событием в истории журналистики стал выход в свет в 1842 г. лондонского журнала «Иллюстрейтед Лондон ньюс» («Иллюстрированные лондонские новости*), в котором впервые изобразительная хроника, художественный репортаж заняли главное место. По существу, это была подробная иллюстрированная летопись основных, как правило, наиболее драматических событий лондонской жизни (столкновения рабочих с полицией, пожары, преступления, и т. д. ).

Издание имело колоссальный успех. Тираж журнала достиг 1 млн экземпляров, а к 1856 г. он был 5,5 млн экземпляров. Французские иллюстрированные издания возникнут под влиянием «Иллюстрейтед Лондон ньюс*.

Особым явлением в английской журналистике первой половины XIX столетия была чартистская печать. Чартизм (от англ, charter — хартия) — первое массовое, политически оформленное движение рабочих Великобритании в 1830 — 1850-х гг. Требования чартистов были сформулированы в их программе под названием «Народная хартия» (1838) и заключались во введении всеобщего избирательного права для мужчин, тайного голосования, отмене имущественного ценза для кандидатов, ежегодном переизбрании палаты и т. д. Чартисты были убеждены в том, что агитация за хартию и осуществление ее положений позволит парламентским путем устранить общественную несправедливость и улучшить положение рабочих. Однако постепенно в чартистском движении сформировались два направления — реформаторское и революционное. Первое (наиболее представительное и многочисленное) отвергало революцию и призывало добиваться улучшения жизни рабочих мирным законодательным способом. Второе допускало революционные методы борьбы.

Предшественником чартистской прессы был блестящий английский публицист Уильям Коббет (1762—1835), издававший с 1802 по 1835 г. самый известный и влиятельный в начале XIX века английский еженедельный журнал «Политикэл реджистэр» («Политический журнал*), в котором последовательно выступал против тори, пропагандировал парламентскую реформу, намекал на возможность использования методов революционной борьбы измученными и доведенными до отчаяния низами английского общества. Коббет разоблачал правящую аристократию и финансовую олигархию. Тираж журнала достиг огромной цифры — 25 000 экземпляров в неделю.

В 1817 г. Коббет был вынужден эмигрировать в США. В 1819 г. он вернулся в Англию и возобновил издание «Политикэл реджистэр*, в котором продолжил свои яростные нападки на партию власти. В своих статьях и памфлетах он боролся за демократизацию политического строя Англии, обрушился с резкой критикой на аристократическую олигархию, крупных землевладельцев, разоблачал алчность англиканской церкви. Выступления писателя в прессе часто оказывали влияние на политическую ситуацию в стране.

В публицистических работах Коббета нет напыщенной риторики, культурных или литературных реминисценций. Писатель постоянно обращается к опыту и здравому смыслу. Ясность коббетовского слова — одна из причин огромной популярности писателя у широкой публики. В своей книге «Роман и народ* (1937) английский публицист Ральф Фокс характеризует Коббета как последнего английского писателя, «для которого искусство называть вещи своими именами было почти его второй натурой*. Приемы коббетовской публицистики взяли на вооружение чартисты.

Среди лидеров чартистов были видные публицисты и журналисты: Эрнст Чарльз Джонс, Фергюс О’Коннор, Джулиан Гарни, Уильям Джеймс Линтон. Основными печатными органами чартистов были газеты «Нозэн стар» («Северная звезда»), «Пиплз пейпэ» («Народная газета*), журнал «Лейбэрэ» («Труженик»).

Главный печатный орган чартистов — еженедельная газета «Нозэн стар» была основана в 1837 г. Ее редактором стал Фергюс О’Коннор (1794—1855).

О’Коннор был одним из идеологов реформаторского крыла чартизма. Он рассматривал капитализм как отклонение от магистрального направления исторического развития Англии. О’Коннор полагал, что страна должна вернуться к средневековому укладу, к временам «доброй старой Англии*. Позже он перейдет на монархические позиции, опубликует на страницах «Нозэн стар* свой проект государственного устройства Англии и Франции, в котором предложит монархию как оптимальный вариант для обеих стран. Под руководством О’Коннора «Нозэн стар* вела агитационную работу во время парламентских выборов 1841 г., призывая голосовать за рабочих кандидатов, рассказывала о росте безработицы и нужды среди фабричных рабочих, забастовках, участившихся в 1840-е гг. Газета неоднократно обращалась с призывами к рабочим подписывать петиции в защиту своих товарищей, привлеченных к суду за участие в восстаниях и забастовках. На страницах «Нозэн стар» разворачивалась полемика между чартистами-республиканцами и монархистами.

В 1842 г. редактором «Нозэн стар» стал Дж. Гарни , который придал газете революционно-демократический характер. Газета, имевшая корреспондентов в европейских столицах, широко освещала революционные события в Европе в 1848 г. Газета приветствовала установление республики во Франции в результате Февральской революции и призывала английское общество последовать примеру французов. Она поддержала июньское восстание парижских рабочих в 1848 г.

Два других печатных органа чартистов — журнал «Лейбэрэ* и газета «Пиплз пейпер* — выходили под редакцией Эрнста Чарльза Джонса (1819—1869).

Хотя Джонс родился в семье английских аристократов, по своим политическим взглядам он был республиканцем и принадлежал к радикальному, революционному крылу чартизма. Джонс был одним из наиболее влиятельных лидеров чартизма. Он вел активную агитационную работу, выступал с многочисленными речами, много печатался в «Нозэн стар». Джонс как общественный деятель и публицист начинал с борьбы за осуществление требований хартии. Однако после подавления чартистского движения в 1848 г., после того, как он узнал о разгроме июньского восстания парижских рабочих, Джонс приходит к осознанию иллюзорности своих надежд на хартию и необходимости социальной революции. В 1848 г. он опубликовал в «Лейбэрэ* свой перевод гимна французской революции — «Марсельезы».

Для «Лейбэрэ» Джонс писал не только статьи на политические темы, но и ежемесячные литературные обозрения. Перу Джонса принадлежал цикл статей «Национальная литература

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/kursovaya/jurnalistika-anglii-vek/

», в который были включены статьи о немецкой, польской и русской литературе. В статье о русской литературе Джонс ставил вопрос об отношениях писателя с деспотической властью. Его основной тезис: «Литература редко, но расцветает в условиях деспотизма, поэзия же — никогда, если только она не становится его противником». В подтверждение этой мысли Джонс дает далее краткий обзор русской литературы, знакомя английскую публику с ее крупнейшими представителями — Ломоносовым, Карамзиным, Жуковским, Крыловым, Пушкиным. Особенно высокой оценки удостоился Крылов за его умение «жестоко критиковать власть, несмотря на цензуру». Грибоедов и Гоголь предстают в освещении Джонса всего лишь последователями и подражателями Крылова. Вообще в статье много неточностей и ошибок, включая неправильное написание фамилий некоторых русских писателей (Гогаль вместо Гоголь, Капинст вместо Капнист).

Вероятно, Джонс знал о писателях с чужих слов. Он размышлял о судьбах русской литературы не как литературный критик или историк литературы, но как политический деятель. Отдельные содержательные и фактические неточности не разрушали общей картины бесправного положения писателя в царской России. Наиболее ярким примером подобного бесправия для Джонса стала трагическая судьба Пушкина. Показательно, что в статье не названо ни одного произведения великого русского поэта, не содержится никаких критических оценок его творчества. Внимание Джонса сосредоточено на биографии Пушкина и, главным образом, на отношениях поэта с Николаем I. Вывод Джонса однозначен: ?Положение писателя в России является поистине ненормальным*.

В июне 1848 г. за революционную пропаганду Джонс был приговорен к двум годам тюрьмы. Тюрьма не сломила его, не заставила отказаться от своих убеждений. Вскоре после освобождения в 1850 г. Джонс выступил с речью на митинге рабочих в Манчестере, которая была напечатана в? Нозэн стар* под заголовком «ОрганизовывайтесьОрганизовывайтесьОрганизовывайтесь!». Обращаясь к слушателям с короткой, но эмоциональной речью, Джонс говорил, что * Иисус Христос был первым чартистом* и что он, Джонс, проповедует демократию Христа, демократию для бедных. Джонс отвергает призывы к социальному сотрудничеству, поскольку это? сотрудничество* в интересах тех, кто обладает политической властью. *Что же делать в таком случае? Два года тому назад меня посадили в тюрьму за то, что я сказал три слова. Эти слова были: ?Организовывайтесь—Организовывайтесь—Организовывайтесь*. И сейчас, пережив двухлетнее тюремное заключение, я снова иду вперед, обращая к вам все тот же призыв к спасению — ив этот день я говорю снова: * Организовывайтесь! Организовывайтесь! Организовывайтесь!* Вы аплодируете мне. Это здорово! Но этого недостаточно! Готовы ли вы действовать? Довольно с нас аплодисментов. Теперь я хочу действия!..*.

В 1852 г. Джонс создал еженедельную? Пиплз пейпер*, ставшую органом революционного крыла чартистов. Важнейшими задачами издания были объединение расколотого чартистского движения, пропаганда революционной идеи и разоблачение колониальной политики Британской империи. В 1857 г. Джонс печатал в? Пиплз пейпер* многочисленные статьи и материалы в поддержку индийского восстания, рассматривая его как закономерный ответ народа Индии на жестокое колониальное угнетение.

Будучи убежденным республиканцем, Джонс вместе с тем понимал, что республиканская форма правления не обеспечивает ни подлинной свободы каждому гражданину, ни настоящего равенства. В статье «Юная республика и права труда » Джонс писал: «Республиканские институты не являются гарантией от социального рабства. Там, где дозволено существовать большой разнице между собственностью одного человека и собственностью другого, там никакие политические законы не смогут спасти рабочего от наемного рабства; там, где свободный доступ к средствам труда отрицается, где этот доступ зависит от воли нескольких богачей, там последние смогут свести наемное рабство, посредством конкуренции, к различным формам нужды… Блестящий пример недействительности политических законов, …если социальная система не базируется на здоровой почве, дают США!». Для Джонса «самый худший вид аристократии — аристократия денег и должностей». А самый яркий пример такой аристократии — США. В последние годы жизни Джонс отошел от рабочего движения, оставил публицистику и сосредоточился на поэтическом творчестве.

Основными жанрами чартистской публицистики были воззвания, речи, политические обзоры, открытые письма к политическим деятелям и издателям газет, эссе, литературные обозрения. Из непублицистических жанров во всех чартистских периодических изданиях печатались язвительные эпиграммы, куплеты, существовал раздел «Уголок поэта», в котором печатались, кроме произведений Байрона, Шелли, анонимные произведения безымянных рабочих поэтов. «Литературное своеобразие чартистской публицистики в значительной мере было обусловлено характером аудитории, к которой обращались авторы. Как правило, эту аудиторию составляли десятки тысяч рабочих, собиравшихся на чартистские митинги. Публицистика чартистов как бы вырастала из митинговой речи. Первые публицистические статьи чартистов представляли собой обыкновенно запись речей, произнесенных на митингах. Но и впоследствии они сохранили во многом ораторский строй речи, энергичную выразительность, пафос, характерный для устных выступлений. Простота, ясность мысли и слога, конкретность и образность речи — таковы были неизменные особенности стиля чартистской публицистики».