Пугачев (А. С. Пушкин и М. И. Цветаева)

Сочинение

Пугачев . Передо мной два произведения — роман А. С. Пушкина «Ка­питанская дочка» и статья М. И. Цветаевой «Пушкин и Пуга­чев». Оба эти произведения об Емельяне Пугачеве, однако Пуш­кин пишет «своего» Пугачева, а Цветаева — «своего» пушкинско­го Пугачева.

«Капитанская дочка» была задумана и затем написана А. С. Пушкиным в 1833—1836 годах; в то время его глубоко за­нимала проблема крестьянских бунтов, потому что в Париже — ре­волюция, бунт в Новгороде, «черной кошкой» ходит по России хо­лера, зреет всеобщее недовольство в русском народе. Пушкин боит­ся и не хочет всеобщего недовольства в русском народе. Пушкин боится и не хочет всеобщего «бесовства», безумия, бессмысленно пролитой крови, новой людской трагедии. Он обращается к XVII ве­ку, к восстанию под предводительством Е. Пугачева. Пушкин изу­чает кровавый, бессмысленный, беспощадный русский бунт, оце­нивая его как стихийное, разрушительное движение.

Созрел замысел романа о Пугачеве, но Пушкина-поэта инте­ресует не история, а человек в истории, и в романе появляется «поэтический» Пугачев, пушкинский Пугачев.

Автор рисует Емельяна Пугачева в событиях и среди людей: крестьян, разбойников, беглых каторжников, солдат, дворян и офицеров.

Нет привычного нам Пугачева-самозванца, раскольника, мо­шенника, нет малодушного, жестокого, властолюбивого человека, а есть Вожатый, вожатый и духовный отец в жизни главного героя романа П. А. Гринева, недоросля, только что вырвавшегося из-под родительского крова; есть великодушный, талантливый, умный мужик, с русской человечной душою, с живой иносказа­тельной речью.

«Наружность его показалась мне замечательной: он был лет сорока, росту среднего, худощав и широкоплеч. В черной бороде его показалась проседь; живые большие глаза так и бегали. Лицо его имело выражение довольно приятное, но плутовское». В его глазах ум, сметливость, хитринка, живость.

«Опять ты в нашем краю! Отколе бог принес? — вожатый мой многозначительно усмехнулся и отвечал поговоркою: — В огород летал, конопли клевал: швырнула бабушка камешком — да мимо…».

«Молчи, дядя, — возразил мой бродяга, — будет дождик, бу­дут и грибки; а будут грибки, будет и кузов. А теперь (тут он мигнул опять) заткни топор за спину: лесничий ходит».

Но Пушкин не дает однозначной, только положительной, оценки Пугачеву, ведь он убийца, он самозванец (этого нельзя было вычеркнуть в «новом» Пугачеве).

7 стр., 3316 слов

Образ вожатого

... действия, чтобы достичь поставленной цели. А ещё, хорошего вожатого отличает просто удивительная жажда нового. Он постоянно выискивает ... взрослый человек, просто очень молодой. Попробуем нарисовать портрет вожатого. Какой он? Доброжелательный. Каждый ребенку в отряде очеть ... и жизнерадостный. Ваши проблемы не должны касаться детей. Вожатому важно быть эмоциональным и энергетическим аккумулятором для ...

Внутри пушкинского Пу­гачева идет постоянная борьба между «вешателем» и помилую- щим, между преступником и кающимся сыном Божьим, между Государем и Вожатым. Пугачев, чтобы сбылась его мечта — осво­бодить крестьянство от зависимости, от барского гнета, стано­вится государем, хотя он смешон, наивен в понимании царского сана. Пугачев и его «генералы» никогда не видели дворец. Но, с другой стороны, «государь» разбрасывает в толпу деньги — это уже особая тактика. Пугачев, увы, пьяница — народный царь должен быть с народом. В его отношениях с подчиненными пол­ный демократизм, нет никакого чинопочитания, каждый сво­бодно оспаривает своего «государя».

Пугачев на вершине власти, ему подчиняются многие крепос­ти на Урале, много людей выполняют его волю, но он одинок, одинок среди своих: «Улица моя тесна; воли мне мало. Ребята мои умничают. Мне должно держать ухо востро; при первой не­удаче они свою шею выкупят моею головою». Пугачев чувствует обреченность и живет только надеждой на будущее, его не радует уже власть, Пугачев понимает, что он вор и самозванец. Его «ге­нералы» — пьяницы и разбойники, «государь» не чувствует их поддержки, они не очень-то доверяют ему, им дорога своя «шку­ра», они готовы к измене.

Пушкинский Пугачев — не выдуманный, а найденный образ — народный образ «мечтанного» мужичьего царя. В Пугачеве-раз- бойнике проснулся человек, он хочет покаяться. «Государь» вы­нужден вешать и казнить! Пугачев — жертва реальных обсто­ятельств. «Пушкин заглянул ему в душу и ужаснулся, и обрадо­вался. Пугачев сумел сохранить первоначальные атомы души, несмотря на суровую судьбу, в нем живет детская душа». Вели­чие А. С. Пушкина в том, что он попытался разобраться в праве Пугачева на бунт. Да, он имеет это право, но разница лишь в том, каким должно быть восстание, ибо «лучшие и прочней­шие изменения сути те, которые происходят от улучшения нра­вов, без всяких насильственных потрясений». Эту истину заве­щал А. С. Пушкин всем потомкам, так как его современники ее не приняли.

Роман «Капитанская дочка» А. С. Пушкина — это авторское прочтение, выражающее субъективную точку зрения поэта, но каждый человек имеет право на свое собственное мнение.

Статья М. И. Цветаевой — это пример субъективной трактов­ки «Капитанской дочки», это ее личное понимание и восприятие пушкинского Пугачева.

Для Марины Ивановны весь роман «Капитанская дочка» на­зывается и является «Вожатый», или Пугачев: «Без Вожатого роман немыслим да и неинтересен, Вожатый необходим мне как вода». Для нее смысл произведения виден только в Пугачеве: «Он есть собирательный разбойник, людоед, чужак, бес, «доб­рый молодец»; серый волк всех сказок… и снов, его злодейства — это сказочное, детское зло, которое всегда должно быть прощено, оно полно бескорыстия, душевной чистоты. Пугачев должен был казнить, потому что был злодеем (но сказочным)… Ему нельзя было целовать руку, поскольку тогда он был власть и насилие, и все, все целовали ему ее… «Иногда он был смешным — по-дет­ски и умилительно».

«А Вожатого — поговорки, круглая, как горох, самотканная окольная речь, наливное яблочко по серебряному блюдечку — только покрупнее».

Пугачев М. Цветаевой излишне романтизирован, он слишком «хороший» — Гринева любит и милует, Савельичу позволяет сесть на облучок, Машу из темницы выручает, все, что имел в душе, отдал, подарил «малопонимающему» Гриневу. Цветаева оправдывает все его «плохие» поступки: «он должен был…»

7 стр., 3273 слов

Образ Пугачева и Гринева в Капитанской дочке

... сочинения на «пятерку». Для школьников и абитуриентов. — М.: ООО «Мир книги», 2004 Благородство персонажа Особенно ярко черты характера Петра Гринева проявляются при захвате крепости Пугачевым ... происходит первая встреча Гринёва и Пугачёва, — «Вожатый». В этом смятении и хаосе Гринёв ищет дорогу, ... не в гвардию. Свою службу Пётр начал офицером. Емельян Пугачёв – историческая личность, предводитель ...

Марина Ивановна пишет статью о том, как она поняла Пуга­чева в 7 лет (таким он и остался на всю жизнь).

Это детское, на­ивное понимание, но вместе с тем и глубокое. «Пугачев — это главное лицо, а всё и все остальные в романе для него — и ни­зкий злодей Швабрин, и умирающий за царицу комендант, и преданный пес Савельич, и белобрысый генерал-немец, дура Маша, и Екатерина И, и недоросль Гринев — они все ему проти­вопоставлены». «Однако среди этих людишек нет такой же крупной, как он, фигуры», для Цветаевой он всех затмил. «И Пушкин попал под чарующую внешность Пугачева: чара — в его черных глазах и черной бороде, чара — в его усмешке, чара — в опасной ласковости, чара — в напускной важности».

М. Цветаева, полностью отождествив Гринева с Пушкиным, утверждала, «что поэт (Гринев) не может не влюбиться во врага (Пугачева), поскольку тот (враг) встал ему в (лирический) рост».

Е. Пугачев в «Капитанской дочке» Пушкина и в статье М. Цветаевой различен. Пушкин «сомневается» в своем Пуга­чеве, не дает ему определенной характеристики, а Цветаева ни­чуть не сомневается в пушкинском Пугачеве, в его великоду­шии, справедливости, смелости. Пушкин пишет о Пугачеве, чтобы разобраться в русском мужике — может быть, все эти Емельки, Сашки правы или неправы? Цветаева пишет своего героя, чтобы рассказать о своем Пугачеве: «Мое дело — смотреть на чернеющий в метели предмет». Цветаева односторонне под­ходит к роману: ей симпатичен только Пугачев, а у Пушкина есть и Гринев, и Швабрин, и комендант, и все они важны, и все они проходят через проблему чести и долга — важнейшую проблему нравственности.