Полифонизм романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание».

Сочинение

Полифонизм романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание»

«Преступление и наказание» открывает собой череду «великих» романов Достоевского. Это во многом новаторское произведение. Оно глубоко, многосторонне охватывает поставленные проблемы. «Преступление и наказание» — идеологический роман, социально-философский по тематике, трагический по характеру поставленных проблем, авантюрно-уголовный по сюжету. Но, кроме всего прочего, это произведение — новаторское по своей художественной форме. Литературовед М. Бахтин определял «Преступление и наказание» как полифонический

роман.

Что это значит? В романе мы встречаем не только авторский голос, который повествует нам о героях, их мыслях и чувствах. В «Преступлении и наказании» о себе рассказывают сами герои. Их точки зрения на мир равнозначны. Достоевский не говорит, что чье-то мнение лучше, а чье-то хуже.

Каждый из персонажей имеет право на свое мнение, которое высказывает во весь голос на страницах романа. А авторская точка зрения — всего лишь одна из числа многих. Именно потому, что произведение полифонично по своей структуре, оно насыщено описанием чувств и мыслей, внутренними монологами и диалогами.

В этом смысле Бахтин

особо выделяет три диалога между Раскольниковым и Порфирием Петровичем. На всем их протяжении следователь говорит намеками, стараясь выудить истину из Родиона. Раскольников, в свою очередь, пытается играть роль ничего не ведающего человека. Однако искусному Порфирию удается ненадолго сбить Родиона, и тогда в речи Раскольникова прорываются его истинные мысли и чувства.

Так, во время первой встречи следователя и Раскольникова с Разумихиным следователь «вытягивает» из Родиона его теорию о «высших» и «низших» людях. Поэтому мы можем сказать, что в этом диалоге звучит два голоса Раскольникова — притворный и настоящий, два голоса Порфирия Петровича, и один голос простого и открытого Разумихина. Только этот герой один из всей этой компании не играл, а честно говорил все, что он думает. В третьем, последнем, диалоге между следователем и Раскольниковым происходит разрушение ролей героев. Здесь на первый план выходят их истинные позиции: «- Нет, уж какой тут Миколка, голубчик Родион Романович, тут не Миколка! — Так…кто же…убил?.. — спросил он, не выдержав, задыхающимся голосом.

Порфирий Петрович даже отшатнулся на спинку стула, точно уж так неожиданно и он был изумлен вопросом. — Как кто убил?.. — переговорил он, точно не веря ушам своим, — да вы убили, Родион Романович! Вы и убили-с… — прибавил он почти шепотом, совершенно убежденным голосом». М. Бахтин утверждает, что герой Достоевского — это всегда человек какой-либо определенной идеи.

10 стр., 4720 слов

Образ Раскольникова в романе «Преступление и наказание» (Ф. М. Достоевский)

... Достоевского на страницах романа «Двойник» и она же раскрывается более глубоко в «Преступлении и наказании». В обоих произведениях показано крушение этой теории. Что же собственно представляет из себя эта теория? По замыслам Раскольникова, ... большей истины, чем вера в Бога. Он отправляется на казнь, полюбив Соню. Таким образом, Раскольников – это человек, глупо веровавший в теорию о разделении людей. ...

Она определяет его мироощущение, мысли и поступки. В «Преступлении и наказании» основной является идея Раскольникова о праве сильного человека на преступление нравственного закона. К ней стягиваются и с ней ведут диалог идеи других героев: Сони, Порфирия Петровича, Мармеладова, Катерины Ивановны, Свидригайлова, Лужина, самого автора. Поэтому можно с уверенностью говорить, что полифония романа заключается и в этом непрерывном диалоге сознаний героев.

Нужно отметить, говорит Бахтин, что сам Достоевский не передает суть идеи Раскольникова. Она рождается и раскрывается в непрерывном диалоге. Так, в начале романа мы видим, что сознанием главного героя завладели чужие мнения и голоса.

Раскольников думает о письме, полученном из дома, он находится под впечатлением от исповеди Мармеладова. Все это превращается в острый диалог Родиона с отсутствующими собеседниками. Герой спорит со своей сестрой, матерью, другими героями. В этом напряженнейшем диалоге Раскольников пытается свою «мысль решить».

Кроме того, нигде в романе мы не найдем бесстрастного изложения теории Родиона. Читатель узнает о ней из диалога героя с Порфирием Петровичем. Следователь нарочно упрощает идею Раскольникова, провоцируя героя, вызывая его на разговор. Позже свою теорию излагает сам Родион. Его все время перебивает вопросами и замечаниями Порфирий Петрович.

Подает свои реплики и Разумихин. В итоге идея Раскольникова появляется перед нами, окруженная напряженной борьбой нескольких голосов, мнений, сознаний. В различных диалогах идея главного героя постепенно раскрывается, проявляя все свои оттенки и возможности. Так, в спорах с Соней эта теория раскрывается новыми гранями, в рассказе Свидригайлова открывается еще одна ее сторона и так происходит на протяжении всего романа.

Таким образом, я полностью согласен с мнением литературоведа М. Бахтина. На страницах «Преступления и наказания» идея Родиона Раскольникова соприкасается с различными явлениями жизни, испытывается, проверяется, подтверждается или опровергается ими. То есть, можно, сказать, что эта теория ведет диалог с самой жизнью, которая доказывает всю губительность идеи главного героя. Я убедился, что роман Ф. М. Достоевского «Преступление наказание» обладает новаторской структурой. Это полифонический роман, в котором постоянно слышны многие голоса, мнения, идеи.

Именно такое построение позволяет автору сделать роман живым, напряженным, психологичным. Именно полифония позволяет передать всю глубину человеческой души, со всеми ее светлыми и темными сторонами.

Понятие художественного полифонизма

Художественный полифонизм – это «совершенно новый тип мышления», явление, характерное для эстетики и поэтики Достоевского.

Художественный полифонизм характеризует структуру произведений Достоевского, особенно его пяти романов 60-70-х годов («Великое Пятикнижие»):

11 стр., 5500 слов

Правда Раскольникова и правда Сони в романе Ф. М. Достоевского ...

... на учебе, это очень важно Сочинение Две правды жизни по роману Достоевского Преступление и наказание Но этим не успокоить душевной боли Родиона Раскольникова, Здесь Достоевский ставит проблему: почему страдает человек и где оправдание этому страданию?Сонечка ...

  • “Преступление и наказание”
  • “Идиот”
  • «Бесы»
  • «Подросток»
  • «Братья Карамазовы».

По словам М. М. Бахтина, Достоевский, воплотив в жизнь полифонический принцип, совершил радикальный художественный переворот.

Определение 1

Художественный полифонизм – это понятие, противоположное художественному монологизму. Он подразумевает множественность центров-сознаний, не приведенных к одному идеологическому знаменателю.

Полифонизм по Бахтину предполагает самостоятельность и свободу героя по отношению к автору, равноправие позиций автора и героев, что осуществляется в событии диалогического общения между равноправными сознаниями.

Готовые работы на аналогичную тему

  • Курсовая работа Полифонизм в романе Достоевского «Преступление и наказание» 490 руб.
  • Реферат Полифонизм в романе Достоевского «Преступление и наказание» 240 руб.
  • Контрольная работа Полифонизм в романе Достоевского «Преступление и наказание» 220 руб.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость

Главным условием художественного полифонизма является:

  • предельная объективность и полнота воссоздания точек зрений персонажей;
  • многоголосие и разноголосие персонажей;
  • отсутствие преобладающей авторской позиции;
  • диалог-спор между автором и героями, между героями-сознаниями.

Для того, чтобы состоялось явление художественного полифонизма, необходимо своеобычное взаимодействие между «голосами» и авторской позицией, что является наиболее возможным в произведениях со сложной романной конструкцией.

Полифонический роман

Вадим Руднев

Полифония (древнегр. poliрhonia — многоголосие) — музыкальный термин, обозначающий великий музыкальный стиль, господствовавший в Европе до середины ХVIII в. (до великого классицизма).

В полифонии в отличие от гармонии нет деления на мелодию и аккомпанемент, все голоса равноправно ведут свои партии, от наложения которых образуется полифонический стиль — стиль мотетов, фуг и полифонических фантазий.

М. М. Бахтин применил термин П. р. прежде всего к творчеству Достоевского в книге «Проблемы творчества Достоевского». Книга вышла в 1929 г. и практически осталась незамеченной. Бахтин был репрессирован (сослан в Саранск).

После издания этой книги с изменениями и под названием «Проблемы поэтики Достоевского» в 1963 г. она принесла Бахтину мировую славу, сделав его одним из самых знаменитых русских филологов и философов советского периода.

Бахтин был авангардистом в литературоведении (ср. авангардное искусство).

Он придумал какое-то совершенно свое, альтернативное литературоведение (см. также карнавализация).

Под П. р. Бахтин понимал тот факт, что в отличие от других писателей Достоевский в своих главных произведениях ведет все голоса персонажей как самостоятельные партии. Здесь нет «мелодии и аккомпанемента» и, конечно, нет никакой «гармонии». Борьба и взаимное отражение сознаний и идей составляет, по Бахтину, суть поэтики Достоевского. Его герой, пишет Бахтин, «более всего думает о том, что о нем думают и могут думать другие, он стремится забежать вперед чужому сознанию, каждой чужой мысли о нем, каждой точке зрения на него. При всех существенных моментах своих признаний он старается предвосхитить возможное определение и оценку его другим, угадать смысл и тон этой оценки и старается тщательно сформулировать эти возможные чужие слова о нем, перебивая свою речь воображаемыми чужими репликами».

6 стр., 2731 слов

Преступление и наказание полифонический роман

... Бахтин считает, что персонажи, созданные Достоевским, обладают незавершенностью. По мнению Бахтина: значение человеческой жизни заключается в том, что он еще не высказал свои окончательные мнения и идеи. Главный герой романа «Преступление и наказание» ...

Вот пример полифонического проведения идеи в романе «Преступление и наказание»: Раскольников еще до начала действия романа опубликовал в газете статью с изложением теоретических основ своей идеи. Достоевский нигде не излагает этой статьи в монологической форме. Мы впервые знакомимся с ее содержанием (…) в напряженном и страшном для Раскольникова диалоге с Порфирием (…).

Сначала статью излагает Порфирий, и притом излагает в нарочито утрированной и провоцирующей форме. Это внутреннее диалогизированное изложение все время перебивается вопросами, обращенными к Раскольникову, и репликами этого последнего. Затем свою статью излагает сам Раскольников, все время перебиваемый провоцирующими вопросами и замечаниями (…).

В результате идея Раскольникова появляется перед нами в интериндивидуальной зоне напряженной борьбы нескольких индивидуальных сознаний, причем теоретический статус идеи неразрывно сочетается с последними жизненными позициями участников диалога».

При этом неотъемлемой чертой П. р. Бахтин считает то, что голос автора романа не имеет никаких преимуществ перед голосами персонажей. Особенно это заметно, когда Достоевский вводит рассказчика, принимающего участие в действии на правах второстепенного персонажа («хроникер» в «Бесах»).

Другая особенность поэтики П. р. — герои, обрастая чужими голосами, приобретают идеологических двойников. Так, двойниками Раскольникова являются Свидригайлов и Лужин, двойниками Ставрогина — Кириллов и Шатов.

Наконец, Бахтин противопоставляет П. р. Достоевского монологическому роману Л. Н. Толстого, где автор является полновластным хозяином своих персонажей, а они — его марионетками.

Не боясь преувеличения, можно сказать, что вся модернистская проза ХХ в. выросла из Толстого и Достоевского, либо беря линию одного из них (так, Джеймс полифоничен, а Пруст монологичен), либо парадоксальным образом их сочетая, как это имеет место в творчестве Томаса Манна и Фолкнера.

В «Волшебной горе» Т. Манна Ганс Касторп постоянно пребывает в «интеривдивидуальной зоне» своих «герметических педагогов» — Сеттембрини и Нафты, Клавдии и Перекорна, Беренса и Кроковского. Но при этом авторитарность чисто толстовского авторского голоса здесь тоже очевидным образом присутствует.

В «Докторе Фаустусе» полифонический тон задает фигура рассказчика Серенуса Цейтблома, который в процессе написания биографии своего друга, гениального композитора Леверкюна, находится с ним в отношениях напряженной полемики. Прямой отсылкой к П. р. Достоевского («Братьям Карамазовым») является диалог Леверкюна с чертом, где герой хочет убедить себя в нереальности собеседника, «интериоризировать» диалог, превратить его во внутреннюю речь и тем самым лишить истинности.

Особая «редуцированная полифония» присутствует в прозе Фолкнера, особенно в романе «Шум и ярость» и трилогии о Сноупсах («Деревушка», «Город», «Особняк»).

«Шум и ярость» представляет собой композицию из четырех частей, каждую из которых ведет свой голос — трое братьев Компсонов и (последнюю часть) автор. В трилогии о Сноупсах голоса получают попеременно «простаки» Чик Малиссон и В. К. Рэтлиф и утонченный Гэвин Стивенс. При этом в обоих романах одно и то же содержание передается разными лицами по-разному (ср. также событие).

39 стр., 19356 слов

Образ Ив Карамазова в романе Братья Карамазовы ФМ Достоевского

... Ив. Карамазова . Цель данной работы: выявить, какие идеи несет бунт, представленный в художественном сознании Достоевского; какие стадии развития сознания героя прослеживаются в романе; опираясь на мысль Бахтина о ... народная идея и сказалось народное чувство -бескорыстной любви к несчастным и угнетенным братьям своим, а идея- “Православное дело…поняли теперь из них наконец, что значит ...

Концепция П. р. Бахтина (см. также карнавализации) философски чрезвычайно обогатила отечественное и западное литературоведение, превратила его из скучной описательной фактографии в увлекательную интеллектуальную языковую игру .

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/sochinenie/polifonicheskiy-roman/

Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. — М., 1963.

Бахтии М.М. Вопросы литературы и эстетики. — М., 1976.

Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. — М., 1979.

24. Что такое полифонический тип мышления и полифонический роман Ф. Достоевского (концепция М.М. Бахтина).

Полифония (древнегр. poliрhonia — многоголосие) — музыкальный термин, обозначающий великий музыкальный стиль, господствовавший в Европе до середины ХVIII в. (до великого классицизма).

В полифонии в отличие от гармонии нет деления на мелодию и аккомпанемент, все голоса равноправно ведут свои партии, от наложения которых образуется полифонический стиль — стиль мотетов, фуг и полифонических фантазий.

М. М. Бахтин применил термин П. р. прежде всего к творчеству Достоевского в книге “Проблемы творчества Достоевского”. Книга вышла в 1929 г. и практически осталась незамеченной. Бахтин был репрессирован (сослан в Саранск).

После издания этой книги с изменениями и под названием “Проблемы поэтики Достоевского” в 1963 г. она принесла Бахтину мировую славу, сделав его одним из самых знаменитых русских филологов и философов советского периода.

Бахтин был авангардистом в литературоведении (ср. авангардное искусство).

Он придумал какое-то совершенно свое, альтернативное литературоведение (см. также карнавализация).

Под П. р. Бахтин понимал тот факт, что в отличие от других писателей Достоевский в своих главных произведениях ведет все голоса персонажей как самостоятельные партии. Здесь нет “мелодии и аккомпанемента” и, конечно, нет никакой “гармонии”. Борьба и взаимное отражение сознаний и идей составляет, по Бахтину, суть поэтики Достоевского. Его герой, пишет Бахтин, “более всего думает о том, что о нем думают и могут думать другие, он стремится забежать вперед чужому сознанию, каждой чужой мысли о нем, каждой точке зрения на него. При всех существенных моментах своих признаний он старается предвосхитить возможное определение и оценку его другим, угадать смысл и тон этой оценки и старается тщательно сформулировать эти возможные чужие слова о нем, перебивая свою речь воображаемыми чужими репликами”.

Вот пример полифонического проведения идеи в романе “Преступление и наказание”: Раскольников еще до начала действия романа опубликовал в газете статью с изложением теоретических основ своей идеи. Достоевский нигде не излагает этой статьи в монологической форме. Мы впервые знакомимся с ее содержанием (…) в напряженном и страшном для Раскольникова диалоге с Порфирием (…).

Сначала статью излагает Порфирий, и притом излагает в нарочито утрированной и провоцирующей форме. Это внутреннее диалогизированное изложение все время перебивается вопросами, обращенными к Раскольникову, и репликами этого последнего. Затем свою статью излагает сам Раскольников, все время перебиваемый провоцирующими вопросами и замечаниями (…).

1 стр., 468 слов

Опыты над писателем М.М. Бахтин. «Проблемы поэтики Достоевского»

... проблемами творчества Достоевского. Все исторические проблемы мы должны были исключить. Это не значит, однако, что такой способ рассмотрения мы считаем Бахтин ... инвенции на грани лингвистики и поэтики Три инвенции на грани лингвистики и поэтики [27]Интересы многих лингвистов нашего ... что, в числе много другого, стоит за книгой М. М. Бахтина "Творчество Рабле и народная культура средневековья и ...

В результате идея Раскольникова появляется перед нами в интериндивидуальной зоне напряженной борьбы нескольких индивидуальных сознаний, причем теоретический статус идеи неразрывно сочетается с последними жизненными позициями участников диалога”.

При этом неотъемлемой чертой П. р. Бахтин считает то, что голос автора романа не имеет никаких преимуществ перед голосами персонажей. Особенно это заметно, когда Достоевский вводит рассказчика, принимающего участие в действии на правах второстепенного персонажа (“хроникер” в “Бесах”).

Другая особенность поэтики П. р. — герои, обрастая чужими голосами, приобретают идеологических двойников. Так, двойниками Раскольникова являются Свидригайлов и Лужин, двойниками Ставрогина — Кириллов и Шатов.

Наконец, Бахтин противопоставляет П. р. Достоевского монологическому роману Л. Н. Толстого, где автор является полновластным хозяином своих персонажей, а они — его марионетками.

Понимание человеческой личности, как показывает Бахтин, возможно только благодаря диалогу. Человек изнутри самого себя не может ни понимать себя, ни даже стать собой. Мой дух изнутри себя не «видит» своих границ, не имеет образа себя. Только других я вижу как объекты — в целом и среди других объектов, т.е. вижу их границы, имею их образы. Сам для себя я не могу быть объектом. Я не вхожу в свой собственный кругозор… Только другие люди видят меня в целости. Чтобы охватить личность в целом, нужна позиция вненаходимости. Я вижу мир, вижу других в мире, но не себя в мире… Я вхожу в мир как главное действующее лицо, я вызываю у других удивление, восхищение, испуг, любовь, вижу у других выражение этих отношений ко мне, но себя не вижу. Мы ловим отражения нашей жизни в сознании других людей. Можно сказать, что другие дарят мне меня как нечто цельное и определенное [Там же, с. 67].

Такова диалогическая концепция бытия и познания личности. Бахтин развивает ее, опираясь на литера- турные произведения Ф. М. Достоевского, который, согласно Бахтину, является «величайшим новатором в области художественной формы». Что же нового внес Достоевский в мир художественной прозы? На этот вопрос Бахтин отвечает в своей книге «Проблемы поэтики Достоевского».

Достоевский — творец полифонического романа. Он создал существенно новый романный жанр. Поэтому — то его творчество не укладывается ни в какие рамки, не подчиняется ни одной из тех историко — литературных схем, какие мы привыкли прилагать к явлениям европейского романа. В его произведениях появляется герой, голос которого построен так, как строится голос самого автора в романе обычного типа. Слово героя о себе самом и о мире так же полновесно, как обычное авторское слово ; оно не подчинено объектному образу героя как одна из его характеристик, но и не служит рупором авторского голоса. Ему принадлежит исключительная самостоятельность в структуре произведения, оно звучит как бы рядом с авторским словом и особым образом сочетается с ним и с полноценными же голосами других героев.

Отсюда следует, что обычные сюжетно — прагматические связи предметного или психологического порядка в мире Достоевского недостаточны : ведь эти связи предполагают объектность, опредмеченность героев в авторском замысле, они связывают и сочетают завершенные образы людей в единстве монологически воспринятого и понятого мира, а не множественность равноправных сознаний с их мирами. Обычная сюжетная прагматика в романах Достоевского играет второстепенную роль и несет особые, а не обычные функции. Последние же скрепы, созидающие единство его романного мира, иного рода ; основное событие, раскрываемое его романом, не поддается обычному сюжетно — прагматическому истолкованию.

3 стр., 1319 слов

Великие уроки Ф.М. Достоевского в романе «Преступление и наказание»

... Достоевского, звучащий в его романе «Преступление и наказание». 0 человек просмотрели эту страницу. или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение. Смотрите также по произведению "Преступление и наказание": ... и совершенно не влияют на мировой прогресс, не способны на свершение великих ... новая полоса в жизни героя. Между Раскольниковым и окружающим миром возникает ...

Далее, и самая установка рассказа — все равно, дается ли он от автора или ведется рассказчиком или одним из героев, — должна быть совершенно иной, чем в романах монологического типа. Та позиция, с которой ведется рассказ, строится изображение или дается осведомление, должна быть по — новому ориентирована по отношению к этому новому миру — миру полноправных субъектов, а не объектов. Сказовое, изобразительное и осведомительное слово должны выработать какое — то новое отношение к своему предмету.

Таким образом, все элементы романной структуры у Достоевского глубоко своеобразны ; все они определяются тем новым художественным заданием, которое только он сумел поставить и разрешить во всей его широте и глубине : заданием построить полифонический мир и разрушить сложившиеся формы европейского, в основном монологического ( гомофонического ) романа5.

С точки зрения последовательно — монологического видения и понимания изображаемого мира и монологического канона построения романа мир Достоевского может представляться хаосом, а построение его романов — каким — то конгломератом чужеродных материалов и несовместимых принципов оформления. Только в свете формулированного нами основного художественного задания Достоевского может стать понятной глубокая органичность, последовательность и цельность его поэтики.