Как я в школе писал. Умели мы выкручиваться

Сочинение

Вспомнил своего замечательного учителя по русскому языку — Довенец Юрий Михайлович. И про злую идею, которую воплотила в жизнь Министерство образования. Посему сказ поделён на две части.

ЧАСТЬ I. ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ УЧИТЕЛЬ

На дворе 2004 год. Одна из средних школ Алматы в Казахстане. Седьмой класс. К нам в школу раздолбаев пришёл учить новый учитель по русскому языку. Довенец Юрий Михайлович. Коренастый мужчина с проседью на голове, где ещё высматривались отчётливо пепельные волосы. Лицо строгое, офицерского типа, с суровыми голубыми глазами. Голос басистый, сильный, аж парта дребезжала от мощи и силы его голоса. В классическом костюме, прям как Воланд из Мастера и Маргариты.

Первый урок. 1 сентября. Учитель как учитель. Русский язык как русский. Вот так и прошёл первый урок. Познакомились. Послушали первую тему. Получили домашнее задание. Ничего не предвещало беды.

Пока ничего не предвещало беды. Только пока.

Настал второй урок. И половина класса получила двойки за невыполненное домашнее задание, а другая часть, кто сделал «домашку», — получила тройки, да и то вытянутые с трудом, совсем хлипкие тройки.

Кто как только ни ухищрялся причины оригинальные придумывать, почему не сделал «домашку», а Юрий Михайлович всегда резал как мечом любые отговорки: «поставь селёдку на телевизор, и ей сказки свои рассказывай, сколь тебе влезет, как же ты не мог набраться сил и выполнить домашнюю работу, но не мне; садись… ДВА!»

Как оказалось, Юрий Михайлович оказался не совсем простым учителем, как мы думали с классом. Требования росли всё дальше. Дисциплина становилась всё сильнее. Количество двоек с каждым днём росло по экспоненте. Прежние отличники скатились до уровня троечников, а все прежние троечники и ударники стали двоечниками.

Со слов Юрия Михайловича, даже двойку нужно заслужить. А тройку — тем более. Полученная тройка у Юрия Михайловича была на вес как четвёрка или пятёрка у других учителей.

Первая четверть закрылась. Половина класса получили двойки за четверть. Ни одного ударника и отличника. И я тоже — стал двоечником.

Пошла вторая четверть.

Некоторые ребята и девчата взялись за голову. Стали делать домашнее задание и принимать более активное участие на уроке. Истинные, прежние троечники стали приходить за час до урока, чтобы в отдельном кабинете списать домашнюю работу у прежних отличников. Но у Юрия Михайловича редко когда проходило простое списание: он спрашивал, как твоё написанное предложение работает с логики того или иного правила русского языка. И если ты не ответишь, получишь двойку. Но если совсем не сделаешь домашнюю работу, получишь двойку. А на второй раз не сделаешь, получишь кол. Вот такая система мотивации. ????

39 стр., 19340 слов

Методика изучения романа Михаила Шишкина ‘Письмовник’ ...

... прозе на примере изучения романа Михаила Шишкина «Письмовник». Для достижения вышеуказанной цели нами были поставлены 1. Изучить соответствующие теме литературоведческие работы и критические труды, с целью ... В.Ф. Чертова, и др. Объект исследования - Роман Михаила Шишкина «Письмовник». Предмет исследования - методика изучения романа Михаила Шишкина «Письмовник» в контексте русской прозы XIX-XX веков. ...

Ну так вот. Шла вторая четверть. Я относился к такому типу учеников, на которого двойки вообще не влияли. Ну почти не влияли. В голове была мысль: «куда он денется, вытянет за уши, не поставит же вторую двойку за четверть…» И тут свершилось. Юрий Михайлович, правда, уже не половине, но трети класса всё равно вывел двойки за четверть. В том числе и мне.

И тут как-то жутковато стало. Ведь если схлопотать двойку ещё за одну четверть, можно ведь и на второй год остаться по решению директора школы. Все задумались.

И тут пошли сдвиги. Многие нехотя, но стали заниматься. Читать. Учить. Делать. Много правил перед глазами. Много практики за исписанными чернилами. Юрий Михайлович не просто заставлял зубрить правила, но и сразу делать практику – по 5-6 упражнений по одному пункту правила, чтобы уж точно намоталось на ус.

К концу учебного года двоечники вывелись в троечников. В заслуженных троечников. Появились сильные ударники. Но отличников не было.

Но на второй год обучения с Юрием Михайловичем появились даже отличники. Заслуженные отличники. И лично у меня появилась огромная любовь к предмету. Я истинно полюбил русский язык. И из двоечников вышел в ударники.

Но история на этом не заканчивается.

ЧАСТЬ II. ВЕЛИКОЕ ЗЛО ИЗ МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ

К нашему великому сожалению, Юрий Михайлович покинул школу, когда мы перешли в 9 класс. Но мы сохранили выдержку в покорении русского языка даже с другим учителем, но тот учитель совсем не запомнился: ни имени не помню, ни лица не вспомню, да и сути пройденных уроков не упомяну сейчас.

И спустя три года вернулся к нам обратно наш любимый учитель, когда мы перешли в 11 класс. Директор попросила вернуться Юрия Михайловича и подготовить будущих выпусников к ЕНТ (аналог ЕГЭ в России).

Но тут методика Юрия Михайловича стала совсем другой. Прежней строгости и дисциплины уже не было. Совсем не было. Мы удивились.

И чуть позже, погодя, Юрий Михайлович нам рассказал, что директор строго-настрого запретила ему ставить в журнал двойки нам, а вот про тройки — ставить в журнал их можно, но сильно злоупотреблять ими воспрещается. Приветствуются только четвёрки и пятёрки.

И дальше Юрий Михайлович подчеркнул, что требование это исходило из Великого зла, которое придумало Министерство образования и науки Республики Казахстан. А злом этим являлось придуманная ими система под названием рейтинг школ по соотношению двоечников, троечников, ударников и отличников в разрезе на районы и города.

Суть рейтинга школ такая, если школа ставит двойки и тройки в журналы, а потом ещё выводит неудовлетворительные оценки за четверть, это соотношение двоечников и троечников влияет на показатель успеваемости школы. И с директора потом идёт спрос. Незаслуженный спрос. Вплоть до отстранения от должности. Да и школа в общем рейтинге смотрится не очень презентабельно, ведь она не попадает в топ-50 школ по стране, в топ-10 по городу и в топ-3 по району.

15 стр., 7049 слов

ОБРАЗОВАНИЕ И НАУКА

... маленькая clarino». В течение некоторого времени шалюмо и кларнет употреблялись на равных, однако уже во второй четверти XVIII века шалюмо практически исчезает из музыкальной практики. ... изначально предназначался его Концерт для кларнета с оркестром. Партии бассетгорна встречаются и в сочинениях композиторов-романтиков (Мендельсон — два Концертштюка для кларнета, бассетгорна и фортепиано, Массне — ...

Естественно, директора стали систему рейтинга школ обходить, просто искусственно завышая оценки всем ученикам.

Но корни проблемы уходят гораздо глубже. Это напрямую самым отрицательным образом влияет на качество образования по всей стране. Ведь искусственно завышенные четверки и пятёрки, к огромному сожалению, не делают детей умнее. Только детям хуже делают.

Не знаю, как сейчас обстоит дело с этим дебильным рейтингом школ. Может его убрали. А может и нет. Но я застал работу того механизма изнутри. И могу назвать Юрия Михайловича учителем с большой буквы — именно Учителем; а чиновников, которые придумали рейтинг школ, — именно чиновниками с маленькой, самой маленькой буквы, что есть в таблице символов UTF-8. Они загубили систему образования своей дебильной идеей про рейтинг школ. Ведь ежу понятно, что директора школ никогда себя не подставят перед дебильным рейтингом школ. И это логично. Их очень жаль, что им не дают делать свою работу.

Дебильный рейтинг школ, придуманный чиновниками с маленькой буквы. Великим злом. Злом, погубившим некогда великое образование.

P. S. Это не относится ко всем работникам Министерства образования и науки Республики Казахстан. Есть там замечательные люди своего дела. Но это относится к тем чиновникам, кто придумал показатель успеваемости по рейтингу школ. Самое большое зло, что можно было придумать в школах.