Лингвистические взгляды А.С. Пушкина и их отражение в языке прозы

Реферат

Литература немыслима вне языка. Нельзя говорить о писателе, о его произведениях и не сказать, как он владел словом, как использовал возможности языка. Если мы не отнесемся со вниманием и пониманием к языку, то не только не почувствуем эстетических достоинств, но и не поймем глубоко и всесторонне содержание литературного произведения. Литература — искусство изображения словом. Поэтому Гоголь, говоря о Пушкине как о национальном русском поэте, особо подчеркнул, что он более и далее всех раздвинул границы русскому языку и показал все его пространство.

Крупнейшие наши писатели из всех заслуг Пушкина перед Россией, перед русским народом выделяли преобразование русского литературного языка. Связь языка с национальным характером, с национальным самосознанием и его выражением в литературе была очевидной истиной для всех русских писателей. И.А. Гончаров в одном из писем, рассуждая о том, что все нации должны внести в общую человеческую сокровищницу все лучшее, что у них есть, заметил: «А для этого нужно русскому — быть русским, а связывает нас со своею нацией, больше всего, язык». [ 6 ]

В творчестве Пушкина русский язык воплотился столь полно и совершенно, что само представление о русском языке стало неотделимым от представления о языке произведений великого писателя. А.Н. Толстой сказал: «Русский язык — это прежде всего Пушкин».

О языке и стиле Пушкина написано много работ, среди которых выделяются труды академика В.В. Виноградова (1895 — 1969).

Это прежде всего монографии «Язык Пушкина» (1935) и «Стиль Пушкина» (1941), брошюра «А.С. Пушкин — основоположник русского литературного языка» (1949), блестящее исследование «Стиль «Пиковой дамы»» и ряд интереснейших статей. Под редакцией В.В. Виноградова вышел четырехтомный «Словарь языка Пушкина» (1956 — 1961), работа над которым была начата под руководством профессора Г.О. Винокура (1896 — 1947).

В 1982 г. опубликованы «Новые материалы к словарю А.С. Пушкина». (Всего в языке Пушкина зарегистрировано 22933 слова.) Фактически основные особенности языка Пушкина и его роль в истории русского литературного языка установлены и описаны.

4 стр., 1726 слов

Русский язык как национальный язык русского народа

... словами, жизнь общества невозможна без национального языка. 1. Русский язык как национальный язык русского народа Русский язык - это язык русской нации, язык, на котором создавалась и создаётся её культура. Русский язык - это официальный язык Российской Федерации. Он обслуживает ...

Целью нашей работы является рассмотрение истории устаревших слов и выражений в творчестве А.С. Пушкина 1829-30-х гг. Данная цель позволила нам сформулировать следующие задачи данного исследования:

1. Рассмотреть историю развития русского литературного языка.

2. Показать роль А.С. Пушкина в развитии русского литературного языка.

1. РОЛЬ А.С. ПУШКИНА В СТАНОВЛЕНИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

Уже ранние заметки Пушкина свидетельствуют о поисках источников развития и усовершенствования русского литературного языка, среди которых на первое место выдвигаются источники народные, фольклорные. В наброске «О французской словесности» (1822) читаем: «Не решу, какой словесности отдать предпочтение, но есть у нас свой язык; смелее! — обычаи, история, песни, сказки — и проч.». Позже, возражая на статью в «Атенее» с разбором 4-й и 5-й глав «Евгения Онегина» (1828), Пушкин писал о «простонародном нашем наречии, столь чистом, приятном» и призывал: «Вслушивайтесь в простонародное наречие, молодые писатели, — вы в нем можете научиться многому, чего не найдете в наших журналах». И несколько ниже: «Читайте простонародные сказки, молодые писатели, — чтоб видеть свойства русского языка». Восторженное отношение Пушкина к русским народным сказкам, из которых «каждая есть поэма», широко известно. Языковое употребление фольклорных источников всегда было для Пушкина непререкаемо образцовым, не подлежащим сомнению.

Обращение к народным источникам Пушкин считает признаком зрелой словесности. В заметке «О поэтическом слоге» (1828) он пишет: «В зрелой словесности приходит время, когда умы, наскуча однообразными произведениями искусства, ограниченным кругом языка условленного, избранного, обращаются к свежим вымыслам народным и к странному просторечию, сначала презренному». Нетрудно понять, что «ограниченный круг языка условленного, избранного» — это и «новый слог» Карамзина, и «старый слог», которым призывал писать Шишков.

Если предшественники Пушкина и призывали писателей обращаться к разговорному языку, то это был язык «изрядной компании», «высшего общества» и даже преимущественно «милых женщин». Пушкин же определенно говорит о разговорном языке простого народ а, т.е. о разговорном языке большинства нации, не подвергшемся засорению и искажению.

Последовательно настаивая на обращении писателей к народному языку, Пушкин тем самым выдвигал принцип, противопоставленный позиции карамзинистов. Но пушкинский принцип народности литературного языка был противопоставлен и позиции шишковцев, склонных смешивать русский литературный язык с языком «славенским». В черновом варианте статьи «Путешествие из Москвы в Петербург» (1833) Пушкин четко определяет отношения между этими языками: «Давно ли стали мы писать языком общепонятным? Убедились ли мы, что славенский язык не есть язык русский и что мы не можем смешивать их своенравно, что если многие слова, многие обороты счастливо могут быть заимствованы из церковных книг, то из сего еще не следует, чтобы мы могли писать: да лобжет мя лобзанием,вместо целуй меня (.)?».

5 стр., 2196 слов

Индивидуальный проект «А. С. Пушкин создатель русского языка»

... для создания современного русского литературного языка, и литературное новаторство внесли неоценимый вклад не только в русскую, но и общемировую культуру. Пушкин был ... явился создателем национального русского литературного языка. Руководствуясь в своем творчестве реалистическими принципами художественного отображения действительности, Пушкин опирался на язык народа. Творчество Пушкина проложило ...

2. КРИТИЧЕСКАЯ ПРОЗА А.С. ПУШКИНА О ЯЗЫКЕ

В высказываниях Пушкина заложена идея исторического подхода к проблеме народности русского литературного языка, которая получила воплощение в пушкинском творчестве. Это было замечено, в частности, П.А. Вяземским, писавшим: «В Пушкине более обозначилась народность историческая». Формула «историческая народность» оказалась очень точной по отношению к писательской практике и теоретическим воззрениям Пушкина.

Разрабатывая идею связи литературного языка с разговорным языком простого народа в его истории, Пушкин в то же время ясно сознавал, что литературный язык не может и не должен отрываться от исторических традиций «книжной» словесности. В 1836 г., подводя итоги теоретических дискуссий и опираясь на литературную практику, в том числе свою собственную, Пушкин в «Письме к издателю» сжато и четко изложил свое понимание связей литературного языка с «живым употреблением» и собственной историей: «Может ли письменный язык быть совершенно подобным разговорному? Нет, так же как разговорный язык никогда не может быть совершенно подобным письменному. Не одни местоимения сей и оный, но и причастия вообще и множество слов необходимых обыкновенно избегаются в разговоре. (.) Из того еще не следует, что в русском языке причастие должно быть уничтожено. Чем богаче язык выражениями и оборотами, тем лучше для искусного писателя. Письменный язык оживляется поминутно выражениями, рождающимися в разговоре, но не должен отрекаться от приобретенного им в течение веков. Писать единственно языком разговорным — значит не знать языка».

В альманахе «Северные цветы» на 1828 год Пушкин опубликовал «Отрывки из писем, мысли и замечания». Они открывались таким афоризмом: «Истинный вкус состоит не в безотчетном отвержении такого-то слова, такого-то оборота, но в чувстве соразмерности и сообразности».

Естественно, что Пушкин с его безупречным чувством прекрасного и удивительно ясным мышлением счел нужным четко определить свое отношение к «вкусу». Не случайно, конечно, пушкинский афоризм начинается с определения «истинный». Из этого вытекает, что вкус, культивировавшийся в «карамзинской школе», не может считаться истинным. И далее раскрывается почему. Во-первых, потому, что выражается в безотчетном, т.е. не мотивированном ничем кроме самого вкуса, отвержении слов и оборотов. Во-вторых, потому, что выражается преимущественно именно в отвержении, запрещении употреблять все то, что «не по вкусу» карамзинистам (впрочем, это можно было отнести и к шишковцам).

В-третьих, потому, что направлен на отдельные слова и обороты. Пушкин предлагает совершенно новое понимание сущности вкуса. Чувство соразмерности и сообразности — вот в чем состоит истинный вкус. Соразмерность и сообразность относятся не к отдельным элементам языка, но к их соединению «в одно и качественно новое целое». Это свойства литературного произведения как целостного единства. Речь идет о соразмерности всех его компонентов и о сообразности их замыслу автора. Пользуясь современной терминологией, можно сказать, что Пушкин вопрос о сущности вкуса в языке поднимает с уровня языковых единиц на уровень текста.

18 стр., 8988 слов

«Работа со словарем на х русского языка и литературного ...

... словарей, используемых в начальной школе на уроках русского языка и литературного чтения Пополнение словарного запаса обучающихся – важный момент в работе учителя на уроках русского языка и литературного чтения. Для того чтобы словарный запас пополнялся, необходимо знакомить детей ...

На этом уровне Пушкин видит и другие признаки истинного вкуса. В уже упоминавшейся заметке «О поэтическом слоге» говорится: «Мы не только еще не подумали приблизить поэтический слог к благородной простоте, но и прозе стараемся придать напыщенность». В «Опровержении на критики», отвечая на упреки в простонародности, Пушкин пишет: «Никогда не пожертвую искренностию и точностию выражения провинциальной чопорности и боязни казаться простонародным, славянофилом и тому подобным». О простоте и точности выражения Пушкин говорит неоднократно, постоянно имеет их в виду в своих высказываниях и демонстрирует в своем творчестве.

Итак, соразмерность и сообразность, благородная простота, искренность и точность выражения — вот признаки истинного вкуса. Но на чем все-таки основывается вкус? Критика постоянно обвиняла Пушкина в грубости, простонародности. А для Пушкина, видевшего источник развития литературного языка прежде всего в языке народа, такая позиция критики была не только неприемлема, но и смешна. Он постоянно иронизировал над призывами подумать о том, «что скажут дамы».

В «Опровержении на критики» имеется такой фрагмент: «Если б Недоросль, сей единственный памятник народной сатиры, Недоросль, которым некогда восхищалась Екатерина и весь ее блестящий двор, если б Недоросль явился в наше время, то в наших журналах, посмеясь над правописанием Фонвизина, с ужасом заметили бы, что Простакова бранит Палашку канальей и собачьей дочерью, а себя сравнивает с сукою (!!).

«Что скажут дамы! — воскликнул бы критик, — ведь эта комедия может попасться дамам!» — В самом деле страшно! Что за нежный и разборчивый язык должны употреблять господа сии с дамами! Где бы, как бы послушать! А дамы наши (Бог им судья!) их и не слушают и не читают, а читают этого грубого Вальтер Скотта, который никак не умеет заменять просторечие простомыслием».

В высказывании о «Недоросле» выделим три момента. Во-первых, это очередная насмешка над представлениями критиков о «нежном и разборчивом» дамском языке. Во-вторых, это важное замечание, что просторечие не есть простомыслие, из чего можно сделать вывод, что простомыслие связано как раз с «неясным, разборчивым» языком. И в-третьих, это оценка «Недоросля» как памятника народной сатиры, которым восхищался «блестящий двор» Екатерины.

Таким образом соразмерность и сообразность, благородная простота, искренность и точность выражения находили опору в исторической народности. Безыскусственность и выразительность народного языка, противопоставленная «чопорным обинякам провинциальной вежливости», была для Пушкина фундаментом здания истинного вкуса.

3 стр., 1108 слов

Голос Пушкина – эхо русского народа

... я свободу... Пушкин - поэт глубоко народный. «И неподкупный голос мой был эхо русского народа», - писал он. Важно вспомнить и его слова, сказанные как-то в разговоре с Жуковским: «Единственное ... На небо насылает тучи; Дает земле древесну семь. А. С. Пушкин мало прожил, но много написал. Однако по сравнению с тем, сколько написано о поэте после его смерти, ...

К запретам на заимствования Пушкин относился с «веселым лукавством ума». Что касается панталон, фрака и жилета, то для Пушкина употребление подобных слов не представляло никакого вопроса. Если чего-то «по-русски нет», то не изобретать же что-то специально?

Человек высокой культуры и широкой образованности, Пушкин был чужд всякой национальной ограниченности, замкнутости. Взаимодействие русской культуры с западноевропейской было фактом, как фактом была ориентация части русских литераторов на французскую литературу, французский язык, как фактом было «двуязычие» значительной части дворянства, владевшего французским не хуже (а иногда и лучше), чем русским. В этих условиях лексические заимствования и кальки (т.е. дословные переводы, например, принять решение, принять участие, делать честь, иметь терпение, не в своей тарелке и т.п.) были естественны и неизбежны. Здесь, собственно говоря, не было проблемы. Но возникали проблемы более важные.

Когда в наброске «О французской словесности» Пушкин писал, что влияние французской литературы на Дмитриева, Карамзина, Богдановича имело «вредные последствия — манерность, бледность, робость», то имел в виду не столько качества французской литературы, сколько результат перенесения в русскую словесность, русский язык чуждых им литературных приемов, манеры выражения.

Утонченность, изысканность, украшенность, перифрастичность, словом, все то, что в письме к Вяземскому было названо «европейским жеманством», воспринималось Пушкиным как несвойственное русской языковой культуре. Но он не мыслил русский язык замкнутым, изолированным от других языков. Оценивая язык русской словесности как имеющий «неоспоримое превосходство пред всеми европейскими», Пушкин исходил не из пустого национального тщеславия, а из конкретных исторических обстоятельств развития и объективных структурных и функциональных свойств нашего литературного языка. Особо он выделил способность русского языка к живому взаимодействию с другими языками (но не возможность замены свойств русского языка свойствами языка чужого!).

Пушкин решительно не приемлет «мертвой правильности» языка, догматического понимания грамматики. «Грамматика, — пишет Пушкин в 1833 г., — не предписывает законов языку, но изъясняет и утверждает его обычаи» («Заметки и афоризмы разных годов»).

Но уж грамматика, основанная на свойствах, на духе языка — обязательна. В «Письме к издателю «Московского вестника»» (1827) формулируется требование к писателю: «Зачем писателю не повиноваться принятым обычаям в словесности своего народа, как он повинуется законам своего языка? Он должен владеть своим предметом, несмотря на затруднительность правил, как он обязан владеть языком, несмотря на грамматические оковы». Неумелое владение языком, пренебрежение правилами грамматики вызывает тревогу Пушкина: «Прекрасный наш язык, под пером писателей неученых и неискусных, быстро клонится к падению. Слова искажаются. Грамматика колеблется. Орфография, сия геральдика языка, изменяется по произволу всех и каждого. В журналах наших еще менее правописания, нежели здравого смысла» («Российская Академия», 1836) .

9 стр., 4128 слов

ВИ Даль — собиратель русского слова

... собрать разнообразный этнографический материал. За это время напечатаны статьи и сочинения Даля: «О наречиях русского языка» («Вестник Императорского Географического Общества», 1852, книга 6; перепечатана в « ... таланте Даля. Но чем бы Даль ни занимался, он прежде всего оставался собирателем языкового и этнографического материала. В результате у него скопились огромные запасы слов, выражений ...

Пушкин всегда стремился осмыслить и теоретически обосновать правописание того или иного слова, выбор того или иного окончания, употребление того или иного падежа и т.п. Не все варианты, которым отдавал предпочтение Пушкин, впоследствии были приняты. Это естественно: с течением времени изменяется и язык, и правила грамматики и правописания. Важно, что великий писатель считал своей непременной обязанностью, своим долгом быть безупречным в написании каждого слова, в употреблении каждой грамматической формы.

3. ВЛИЯНИЕ ПОЭЗИИ А.С. ПУШКИНА НА РАЗВИТИЕ ЯЗЫКА

Первые стихотворные опыты Пушкина, конечно, не могли быть вполне самобытны ни по жанрам, ни по тематике, ни по языку. В них нашли отражение традиции русской поэзии конца XVIII — начала XIX в. В продолжавшейся полемике между последователями Шишкова и Карамзина юный Пушкин был на стороне карамзинистов, состоял в литературном обществе «Арзамас» (1815 — 1818), которое «воевало» с шишковской «Беседой любителей русского слова». Поэтому в творчестве Пушкина сказалось влияние Жуковского и Батюшкова, продолжавших карамзинскую линию развития языка поэзии. Однако Пушкин не мог (и не стремился) избежать и влияния другого рода — влияния Державина, в творчестве которого, при всей его оригинальности, сильна была связь с поэтикой классицизма.

Традиции старого высокого стиля отразились в знаменитом стихотворении «Воспоминания в Царском Селе» (1814), восторженно принятом Державиным. Сразу заметно обилие славянизмов в этом стихотворении: Навис покров угрюмой ноши; Воззрев вокруг себя, со вздохом росс вещает; над злачными брегами; вознесся памятник; в неукротимой длани; нисходят непрестанно; восстал и стар и млад; вострепещи, тиран! и т.д. Кроме лексических славянизмов можно указать и другие приметы высокого стиля в этом стихотворении. Например, восклицательные предложения, начинающиеся междометием о. К приметам высокого стиля относятся и конструкции с «книжным», «инверсированным», отступающим от обычного, «прямого» порядком слов: новой брани зарделась грозная заря; и праздный в поле ржавит плуг; в воздушных сьединясь полках.

Хотя «старик Державин» заметил Пушкина «и, в гроб сходя, благословил», учителями юного поэта все же больше были Батюшков и Жуковский, особенно Жуковский. Правда, мотивы элегического уныния не захватывали Пушкина, его увлекали темы любви, веселой юности, наслаждения жизнью. Но восходящие к «новому слогу» постоянные перифразы, традиционные «поэтические» образы, в частности, образы античной мифологии, определенный круг «поэтических» предметов, сложившаяся в конце XVIII — начале XIX в. традиционная «поэтическая» лексика и фразеология нашли в ранней лирике Пушкина достаточно широкое отражение.

Но в эти же годы Пушкин уже писал такие стихотворения, в которых сквозь традиционную языковую оболочку проглядывали новые черты. В этом отношении интересно стихотворение «Городок» (1815).

3 стр., 1417 слов

Урок подготовки к изложению с элементами сочинения «Москвич Пушкин» ...

... на Тверском бульваре. Речь Достоевского. V. Сообщение творческого задания Мы с вами пишем не просто изложение, а изложение с элементами сочинения. Вам предлагается на выбор несколько творческих заданий различной степени ... «Дневнике московского школьника. 5–11-е классы». М., 1998), выставка книг по теме «А.С. Пушкин в Москве». Ход урока I. Вступительное слово учителя Между москвичами и петербуржцами ...

Здесь многочисленны разного рода перифразы. Многие части стихотворения содержат типичный набор «поэтических» слов и образов. Тем более допустимо было просторечие в «увеселительных эпиграммах», баснях. Однако эстетика сентиментализма накладывала ограничения на просторечие во всех жанрах (вспомним неприятие карамзинистами басенного языка Крылова).

Поэтому вся изображенная Пушкиным картина могла вызвать восклицание, рожденное в душе Карамзина ассоциациями со словом парень: «Надобно признаться, что тут нет ничего интересного для души нашей!» Употребленные Пушкиным слова противостояли розами и лилеям, вертоградам, питомцам муз, певцам любви, томным девам, увенчанным миртами красавицам, грациям, лирам, свирелям и цевницам, воздушным покровам и волшебным одеждам. Но главное было не в словах, а в их назначении. В отрывке о «добренькой старушке» мы видим соответствие языка создаваемому образу, изображаемой обстановке, что и ведет к отказу от поэтических условностей. Позже эта сторона творчества Пушкина получит мощное развитие.

Непременный компонент языка поэзии начала XIX в., славянизмы, частично сохраняли свою старую функцию придания тексту торжественности, возвышенности (что мы видели в «Воспоминаниях в Царском Селе»), частично переходили в разряд «поэтической лексики». В ранних стихах Пушкина славянизмы и «библеизмы» могут свободно сочетаться с образами античной мифологии и другими «поэтизмами»: апостол неги и прохлад; муз невинных лукавый духовник; святую библию харит; Христос и верный Купидон.

Пушкин никогда не был сторонником «славянщизны», но на протяжении всего своего творчества обращался к славянизмам и в стихах, и в прозе как сильному изобразительному и выразительному средству. Такое употребление славянизмов у Пушкина очень разнообразно и трудно поддается классификации. К тому же значение, эмоциональная окраска и ассоциативные связи славянизмов в пушкинских стихах могут быть неодноплановыми. Например, в стихотворении «Пророк» (1826) славянизмы, с одной стороны, явно несут в себе комплекс «библейских» значений и ассоциаций, а с другой стороны, включаются в систему выражения идеи высокой гражданской миссии поэта. «Если должно сказать о тех достоинствах, — писал Гоголь, — которые составляют принадлежность Пушкина, отличающую его от других поэтов, то они заключаются в чрезвычайной быстроте описания и в необыкновенном искусстве немногими чертами означить весь предмет. Его эпитет так отчетист и смел, что иногда один заменяет целое описание».

Заключение

Итак, язык Пушкина неисчерпаем, а взгляд каждого исследователя (и даже просто читателя) своеобразен, поэтому изучение языка Пушкина не прекратится никогда. Говоря о роли и значении Пушкина в истории русского языка, нельзя, разумеется, рассматривать язык пушкинских произведений, не сопоставляя его с литературным языком предшествовавшего и последующего времени. При этом именно знание того, как развивался и что представлял собой русский литературный язык до Пушкина, позволяет правильно понять и оценить всю глубину и значительность пушкинских преобразований.

5 стр., 2386 слов

А.С. Пушкин – создатель русского литературного языка; роль Пушкина ...

... Современным авторам нужно учиться у Пушкина. 3. Роль Пушкина в отечественной литературе В полифонии пушкинского творчества звучат «мелодии» чуть ... реалистичного художественного направления в литературе. Пушкин использует в своих произведениях слова из русского литературного языка прошлых веков. Употребляет ... закончил «Историю Пугачёва». Последний раз поэт приезжал в Болдино осенью 1834 года, но в этот ...

Те критики, которые не могли понять и оценить новаторство Пушкина или просто всеми силами стремились принизить творчество гениального русского писателя, постоянно обвиняли его в грубости, «простонародности». Их возмущало даже употребление слов, которые сами по себе нисколько не были грубыми, но выступали у Пушкина в таких контекстах, где, по мнению критиков, должно было употребить другие слова — «высокие», «поэтические» и т.п. Великий поэт продолжал идти своим путем и последовательно теоретически обосновывал и разъяснял свою позицию.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/referat/yazyik-a-s-pushkina/

  1. Бонди С.М. О Пушкине: статьи, исследования. — М., 1983.

  2. Бочаров С.Г. Поэтика Пушкина. Очерки. — М., 1974.

  3. Виноградов В.В. Очерки по истории русского литературного языка XVII — XX веков. — М., 1982.

  4. Виноградов В.В. Язык Пушкина и история русского литературного языка. — М., 2001.

  5. Горшков А.И. Все богатство, сила и гибкость нашего языка.А.С. Пушкин в истории русского языка. — М., 1993.

  6. Ларин Б.А. История русского языка и общее языкознание.М., 1977.С. 41.

  7. Одинцов В.В. Лексика стихотворной речи Пушкина // Русский язык в школе. — 1981. — № 3.