Луций Анней Сенека

Реферат

7; стр. 257

С другой стороны, стоицизм Сенеки – это верность римским традициям, которые высоко ценились при республиканцах, и которые постепенно стали терять свое значение и исчезать при имперском режиме. Посредством обращения к стоицизму Сенека, во-первых, стремился представить себя публике прежде всего как политика твердых нравов и убеждений наподобие Назики, Фламинина или Катона, а во-вторых, путем нравственного научения, действительно желал вытащить из грязи уже загнивающее римское общество. Но что у него получилось, известно на примере того же Нерона, наставником которого и был Сенека.

Анализ

После краткого вступления обратимся непосредственно к заданию. Вот выдержка из письма CVII «Писем к Луцилию», которые нам предстоит проанализировать:

«Зима приносит стужу – приходится мерзнуть, лето возвращает тепло – приходится страдать от жары; неустойчивость погоды грозит здоровью – приходится хворать. Где-нибудь встретится нам зверь, где-нибудь человек, опасней любого зверя… Изменить такой порядок вещей мы не в силах… этому закону и должен приспособиться наш дух, ему должен следовать, ему повиноваться. Лучше всего перетерпеть то, чего ты не можешь исправить!»

Признаться, сложно анализировать речь, в которой уже все сказано и, даже более того, разжевано и разложено по полочкам (другое дело – схолии, например, к «Метафизике» или «Аналитикам» Аристотеля, где без подробного и дотошного комментирования попросту не обойтись).

Тем не менее, и здесь можно вставить свое скромное слово.

Для начала следует отметить, что данный отрывок, несмотря, на его краткость, во многом характеризует все произведение («Письма к Луцилию») в целом: именно в таком наставляющем тоне Сенека обращается к Луцилию (хотя, скорее всего, к самому себе) в каждом письме и примерно такого же рода (или направленности) размышления все они содержат. Суть их сводится к следующему: стоик должен держаться в стороне от общественного мнения, которое отвлекает человеческий разум от пути к мудрости. Ведь именно «обывателей» имеет в виду Сенека, которые всегда страдают от того, что им неожиданно преподносит природа. Наступают холода – страдания; пришла – жара – вновь страдания; резко изменилась погода и повлекла за собой болезнь – снова страдания, мучения и тяготы. Но стоики, и даже римляне не должны быть такими: нельзя бороться с тем, что мы не можем изменить, но и нельзя подчиняться – нужно действовать на равных.

5 стр., 2470 слов

Сенека: интересные мысли из «Нравственных писем к Луцилию»

... душа, которая из любого состояния может подняться над фортуной. «Нравственные письма к Луцилию», XLIV Душу непреклонную, благородную, высокую можно назвать не иначе, как Богом, нашедшим ... ты боишься, или не велико, или не так длительно. «Нравственные письма к Луцилию», XXIV Изменить порядок вещей мы не в силах — зато в силах обрести ...

Но только ли о природных явлениях говорил Сенека? Не имел ли он в виду человеческую судьбу вообще, а также разного рода невзгоды или даже счастливые случаи, которые она украдкой готовит и внезапно преподносит? Стойкость в неудачах, сдержанность в победах, пренебрежительное отношение ко всякого рода выражениям эмоций – что это все? – римский доблестный характер или идеи, воспринятые у стоического учения? И как тут не вспомнить римскую традицию, бытовавшую во время спортивных состязаний, когда победитель должен был испить напиток из полыни – даже в победе есть свои горечи! И как тут не вспомнить еще и знаменитые слова Публия Корнелия Сципиона Африканского Старшего, которые он произнес после победы римского войска под предводительством его брата Антиоху [4] : «Из находящегося во власти бессмертных богов, мы, римляне, имеем то, что даровано ими. Но дух, зависящий от нашего разума, был и пребывает в нас неизменным при любых обстоятельствах…» [ 10; XXXVII , 45 ]. Действительно ли эти слова принадлежат Сципиону, или же автор их – сам Тит Ливий, в любом случае, тот смысл, который они содержат, полностью (или же, по крайней мере, во многом) пересекается с рассматриваемой цитатой из писем Сенеки.

Перетерпеть, выстоять, не терять стойкость духа, не подчиняться мимолетным страстям и эмоциям, не обращать внимания на мнение большинства, которое склонно вести человека к глупости – вот что хочет донести до нас Сенека.

По этому же поводу мы имеем высказывания и других поздних стоиков.

Так, Марк Аврелий Антонин в своих «Размышлениях» говорит: «Чем бы я ни был, я все же только немощное тело, слабое проявление жизненной силы и руководящее начало»[ 6; II, 2 ]. Далее: «Все происходящее так же обычно и известно, как роза весной и виноград осенью. Таковы и болезнь, и смерть, и клевета, и злоумышление, и все то, что так радует или огорчает глупцов» [6; IV, 44 ].

Эпиктет же подходит несколько глубже к рассматриваемой проблеме: «…Если я убежден, что все это ничуть не имеет отношения ко мне, то ничуть [не страшусь]. А если я страшусь чего-то, то мне это угрожает. Кого, стало быть, мне бояться? Над чем господина? Над тем, что зависит от меня? Такого нет ни единого. Над тем, что не зависит от меня? И какое мне до этого дело?»[ 2 ; I, 29, 8 ].

Действительно, прежде чем рассуждать о проблеме стойкости, необходимо детально разобраться в вопросе о том, что во власти человека, а что – нет. Эпиктет, таким образом, полагает, что либо вообще ничего, либо мало что находится в его власти.

Далее Эпиктет, продолжая свою мысль, приходит к выводу, «что от всего относящегося ко внешнему миру можно получать пользу» [ 2; I, 2 0, 1 ].

1; Никомахова этика, 1105

Философия, согласно стоическому учению, состоит из физики, этики и логики [ 4; VII, 39 ]. Была ли этика главным предметом и целью исследования уже для Зенона, Клеанфа, Хрисиппа или нет, но для Сенеки и Эпиктета она, несомненно, стала не только главной, но и практический единственной частью философии, вызывающей подлинный, жизненный, а не только чисто академический интерес. Если, согласно традиционному, восходящему к Аристотелю пониманию, этика, так же как и политика, есть дисциплина чисто практическая, в отличие от теоретических метафизики, или богословия, и физики, то для стоиков этика (а не философия в целом) подразделяется на теоретическую и практическую. Теория рассматривает высшее благо, которое есть добродетель, и высшую цель жизни – счастье, которое состоит в том, чтобы быть добродетельным, т. е. вести жизнь, согласную с природой. Для этого человеческое поведение должно быть согласованно со всеобщим законом природы, мировым разумом, божественной волей.

4 стр., 1645 слов

Почему итоговое превратилось в шаблонную отписку этики

... примеры). Когда сочинение только ввели, один симпатичный одиннадцатиклассник стал требовать, чтобы ... итоговом сочинении нет никакого толка Итоговое сочинение действительно почти ... жизни. И всё надеюсь, что вот живые дети сейчас расскажут про свою живую жизнь ... вопросами занимается этика. В рамках ЕГЭ по русскому ... Когда я в первый раз услышала от ученика «у меня проблемы с аргументацией», подумала, ...

9; стр. 9

Заключение

По своему философскому мировоззрению Сенека был стоиком, и стоиком достаточно правоверным. Говорить о развитии этого мировоззрения нелегко, так как в своей стоической основе оно не менялось, и в поздних «Нравственных письмах к Луцилию» нередко повторяются вещи, сказанные в трактатах, датируемых более ранними годами. Зато хорошо известна внешняя биография Сенеки: его имя часто встречается у историков, где он выступает отнюдь не свидетелем, а участником важнейших событий эпохи, хотя при первом же упоминании и Тацит, и Светоний [ 5; XII, 8; 3; Калигула, 53, 2 ] говорят, что Сенека успел прославиться научными занятиями и речами. По этой причине образ его стал как бы двоиться в глазах потомства.

Жизнь Сенеки, полную взлетов и падений, определяющихся перипетиями столичной политики, трудно согласовать с образом философа-моралиста и со многими собственными его писаниями. Бесполезно рассуждать о том, что толкало Сенеку в гущу политики: честолюбие и корыстолюбие, в которых его часто обвиняли современники и потомки и которым он, по всей видимости, действительно не был чужд, либо доктринерское убеждение, что философ, став рядом с властителем, способен принести пользу людям. Живые черты облика Сенеки утрачены и невосстановимы. Но можно попытаться понять основное противоречие жизни Сенеки, исходя из исторической ситуации, из мироощущения философа, каким оно видится в его сочинениях, и из традиции того учения, к которому он примыкал [9; стр. 324].

И если мы внимательно вглядимся в те положения, в которые ставила Сенеку история, и соотнесем с ними его сочинения, то легко будет убедиться одном: почти каждый трактат был ответом на очередной вопрос, заданный жизнью, — и ответ этот давался не столько другим, сколько самому себе. «Ты», к которому обращены «Нравственные письма к Луцилию», — это почти всегда и «я» автора. Между жизнью и философией протягиваются силовые линии и возникает напряжение, которым отличается философствованье Сенеки в лучших его работах. Там, где проблема пережита им, он уходит от бесконечного варьирования одной мысли, от скучного разбора всех возможных случаев, от примеров, избитых в сотнях риторических упражнений. Напряженная связь с жизнью была необходимым стимулом к подлинному творчеству для Сенеки.

Но связь с жизнью предполагает определенное отношение к ней. Жизнеотношение Сенеки формировалось под воздействием не только запросов дня, но и глубоких традиций, без знания которых нельзя понять ни его жизненного поведения, ни философствования.

9 стр., 4472 слов

Шагал марк «над городом» описание картины, анализ,

... земля и дома, стоящие на ней, зеленые. Это любимый цвет Шагала, и на картинах он часто связан с ощущением радости и любви к жизни. ХУДОЖНИК Марк Шагал 1887 — Родился в еврейском ... «День рождения», 1915 В 1915 году, когда состоялось бракосочетание М. Шагала и Беллы, художник и его возлюбленная летают по комнате в счастливом забытьи («День рождения»). Это еще ...

Список литературы.

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/referat/tvorchestvo-seneki/

1. Аристотель. Большая этика. Никомахова этика. – М.: АСТ, 2002.

2. Беседы Эпиктета. – М.: Ладомир, 1997.

3. Гай Светоний Транквилл. Властелины Рима. – М.: Ладомир, 2000.

4. Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. – М.: Мысль, 1979.

5. Корнелий Тацит. Сочинения в 2-х тт. Том I. (Анналы).

– М.: Ладомир, 1993.

6. Марк Аврелий Антонин. Размышления (К самому себе).

– СПб.: Кристалл, 2003.

7. Маркс К., Энгельс Ф. Полное собрание сочинений. Т. 22. – М.: 1956.

8. Сенека Луций Анней. Нравственные письма к Луцилию. – М.: Наука, 1977.

9. Сенека Луций Анней. Философские трактаты. – СПб.: Алетейя, 2001.

10. Тит Ливий. История Рима от основания города. – М.: Ладомир, 2002.

Стоиками были Марк Порций Катон Утический, Марк Туллий Цицерон, Марк Юний Брут, Тит Ливий и многие другие крупные политические деятели и видные римляне II – I вв. до н. э.

Вероятно, ввиду того способа, посредством которого Сенека расстался с жизнью; самоубийство же в христианстве считается тяжким грехом.

Т. е. Луций Корнелий Сципион Азиатский.

Царь государства Селевкидов.