Становление удмуртской литературы для детей в начале 20-го века

Реферат

Истоки возникновения первых специализированных книг для удмуртских детей

Рождение самостоятельной литературы для детей — не одномоментное явление, это длительный и сложный процесс, тесно связаннный с общим литературным процессом, с духовной жизнью общества, отражающий ведущие педагогические, философские воззрения своего времени. Изучение ее истоков невозможно в отрыве от рассмотрения важнейших историко-культурных процессов. Истоки удмуртской детской литературы берут начало в «просветительском идеологическом и эстетическом сознании …» , «… в его программных устремлениях и практических результатах, именно это движение властвовало над умами лучших представителей молодых культур» [Артемьев 2003: 60-61]. В начале XVIII в. европейское просвещение начинает проникать на территорию Поволжья и Приуралья. Его задачами первостепенной важности являлись христианизация и русификация нерусских народов. Однако первые шаги в этой области оказались неудачными. И только интерес к культуре, языку, быту нерусских народов открыл возможности для идеологического проникновения в народную среду и распространения религиозного учения. Приобщение к новой вере, освоение новых духовных и нравственных ценностей шло через слово, язык, письменную культуру.

Так в 1732 году, после окончания Киевской духовной академии, в Казанскую духовную семинарию был направлен Василий (Вениамин) Пуцек-Григорович. Здесь он обучал «будущих пастырей для удмуртов, марийцев, мордвы, татар, калмыков и других. … Большое значение придавал переводам русских текстов прозы и поэзии на национальные языки и с этих языков на русский». Кроме того, он живо интересовался языками различных народов, и благодаря его стараниям были созданы научные грамматики чувашского, марийского и удмуртского языков. Этот «факт свидетельствует о том, что В.Г. Пуцек-Григорович был противником насильственной христианизации» [Поздеев 1996: 19-23].С момента появления труда «Сочинений, принадлежащих к грамматике вотского языка», вышедшего в свет в 1775 году, стала печататься различного характера литература на удмуртском языке. Целью этого начинания являлось религиозное просвещение и распространение книжной грамотности среди удмуртов. Именно поэтому добрую половину изданий того периода составляют тексты религиозного характера. Они соответствуют специфике религиозного и светского просвещения. По наблюдениям Ф.К. Ермакова [Ермаков 1975: 84], эти публикации представляют собой:

2 стр., 665 слов

Бессмертие народа — в его языке

... совершать чудеса" И. С. Тургенев. язык родным язык называют душой народа Сохраним наш язык ! он наше всё: вера, культура, искусство. Воистину, бессмертие народа - в его языке . Мы живы как нация ... как песня над колыбелью" А. К. Толстой. Русский язык обладает всеми этими свойствами и является величайшим богатством нашего народа . Писатели своим творчеством и прямыми высказываниями постоянно ...

1. Тексты, излагающие основные положения христианской веры. Такими книгами являются различные издания Евангелия, Катехизисов, молитвенников, священных историй Ветхого и Нового завета, молитвослова, текстов молебен и др. Значение Евангелия в истории удмуртской литературы неоспоримо, ее связь с детской литературой довольно велика. Данные издания использовались не только в церковном богослужении, но нередко заменяли буквари и азбуки, по ним учились читать, их использовали в качестве «домашних» книг для чтения. То же происходило и с другими религиозными книгами.Из переводов текстов Библии известны четыре Евангелия, написанные святыми евангелистами Матфеем, Марком, Лукой, Иоанном. Первое знакомство удмуртского читателя с повествованием об Иисусе Христе произошло в 1823 году («Евангелие от Матфея»).

Специально переложенного для детей Евангелия на удмуртском языке в XIX веке не было.

2. Агиографические книги (различные «Жития святых»).

Они имеют общие духовные корни с Евангелиями. Это повествования о благих делах людей, которые всю свою жизнь неотступно следовали заповедям Христа и достигли своими деяниями святости. Написанные после смерти святого и его канонизации церковью ; жизнеописания, как и вся духовная литература, имели высокое воспитательное значение. Они создавались в целях дать пример, образец достойной, праведной жизни, следовать которой может каждый. Житийная литература как нельзя лучше подходила для детского чтения. К числу таких изданий относится, например, «Житие Святого Николая Чудотворца на вотском1 языке» (Казань, 1897).

3. Нравственно-дидактические книги, выпущенные для распространения среди удмуртов религиозной морали, нравственности, покорности судьбе.

В конце XIX века активно издавалась литература светского характера. Это книги познавательного плана, посвященные предупреждению опасных инфекционных заболеваний2. Также были распространены книги, знакомящие читателя с историей Русского государства3, брошюры назидательного характера, преследующие воспитательные цели4. В некоторых случаях подобная литература также входила в круг детского чтения, заменяя учебные книги: азбуку, букварь, книгу для чтения.

С распространением грамотности среди удмуртского населения возрастала потребность в учебных изданиях.Первые учебные книги были созданы без учета возрастных особенностей юного читателя. В качестве текстов для чтения зачастую использовалась религиозная или морализаторская литература: заповеди, притчи, молитвы, жития и др.

В 1847 году священниками Иваном Анисимовым (на глазовском наречии) и Григорием Решетниковым (на сарапульском наречии) для учащихся-удмуртов были составлены первые азбуки1. В их названии имеется специальная пометка: «для обучения вотских детей чтению на их наречии». Следовательно, они должны были являться первыми специализированными детскими книгами на удмуртском языке. Однако первые азбуки не адаптированы для детской читательской аудитории, ни труднодоступны для детей, так как имеют недостаточно хорошо выполненный перевод текстов для чтения, потому что были насыщены чуждыми оборотами речи, имели много придаточных предложений. Например, языковед А.Ф. Шутов насчитал в Азбуке на глазовском наречии всего 179 придаточных предложений и 74 оборота [Шутов 1997: 38]. Тексты для упражнения в чтении подобраны без учета особенностей восприятия детей, заключающихся в простоте изложения материала, в четкости и ясности мысли и доступности содержания.

8 стр., 3760 слов

Чтение художественной литературы

... в условиях свободного общения; беседы с воспитателями, психологом и логопедом детского сада, с родителями, детьми, направленные на выявление особенностей общения детей. восприятие художественное произведение 1. Восприятие художественной литературы ... обучение речевому этикету детей, в особенности старшего дошкольного возраста посредством чтения художественной литературы, так как именно в этот период ...

Элементы художественного творчества в азбуке Н.Н. Блинова «Лыдзон» («Чтение»)

Художественное произведение — «определенное эмоционально-мыслительное содержание, «слово о мире», выраженное в эстетической, образной форме; … обладает цельностью, завершенностью и самостоятельностью» [Есин 1999: 8]. Созданное автором, оно призвано выполнять гносеологическую, аксиологическую, воспитательную, эстетическую функции и функцию самовыражения.Являясь произведением искусства, его связи со сферой эстетического многоплановы и играют доминирующую роль. «Во-первых, предметом познания и воссоздания в художественных произведениях становится жизнь в эстетических свойствах … . Во-вторых, сам материал художественных образов имеет чувственный характер и апеллирует к его эстетическому восприятию. И наконец, в-третьих, эстетическое … создается в результате творческого акта» [Хализев1999:32].Учитывая эти положения, мы можем отметить, что «Лыдзон» («Чтение») Николая Николаевича Блинова представляет интерес для литературоведов, поскольку здесь имеются тексты, которые уже могут претендовать на статус художественного произведения. Часть текстов в азбуке является переводом художественных произведений русской литературы.

Как известно, перевод — это произведение искусства особого рода, как и переводчик — художник особого рода, существующий со своим искусством на пограничной полосе соприкосновения двух культур. Перевод принадлежит к литературе на том языке, на котором он сделан.Священник Н.Н. Блинов, как и Н.И. Ильминский, пытался решить проблему обучения нерусских детей. Во время учительствования в с. Карсовай Глазовского уезда Вятской губернии он столкнулся с проблемой непонимания удмуртскими детьми русской грамоты: «Все, до настоящего времени изданные, русские буквари не могут представить никаких облегчений при обучении чтению инородцев» [Блинов 1867: 22]. Требовалось создать учебники нового типа — на родном языке учащихся. Н.Н. Блинов понимал, что для большего успеха в обучении первоначально следует работать с детьми на их природном языке. В этом плане его педагогические мысли перекликаются с идеями Н.И. Ильминского по просвещению нерусских народов.Появление азбуки для удмуртских детей «Лыдзон»х (Вятка, 1867) Н.Н. Блинова было большим событием в просвещении населения Вятской губернии. Она во многом отличается от составленных ранее учебных пособий. Н.Н. Блинов работал над азбукой в течение 1863-1864 годов, по просьбе инспектора народных училищ Вятской губернии С.А.

Нурминского2. Возможно, на решение о создании данного учебного пособия мог повлиять и Н.И. Золотницкий, работавший в этот период в г. Вятка, в газете «Вятские губернские ведомости». Он имел опыт составления подобного рода учебной литературы. Н.И. Золотницкий сделал первую попытку составления чувашского алфавита на основе русского с учетом фонетических особенностей чувашского языка, составил корневой чувашско-русский словарь, издал чувашский букварь, книгу для обучения чтению и счислению по-чувашски и «Руководство для учителя» к ним, выпустил первый чувашский календарь3 [Канюков 1954: 21].Пособие Н.Н. Блинова было разработано в процессе педагогической деятельности и на основе наблюдений автора. После завершения рукопись азбуки была отослана в Губернский статистический комитет с просьбой помочь в издании.Работа попала на рецензию О. Мышкину и Н.И. Золотницкому, действительным членам статистического комитета, занимавшимся вопросами распространения грамотности среди нерусского населения губернии. О. Мышкин одобрил ее, считая, что «по печатании она может служить для обучения вотяцких детей хорошим пособием»1.Н.И. Золотницкий дал положительный отзыв букварю Н.Н. Блинова, считая, что «ученье для инородца только тогда будет полезным, если он начнет и выучится читать … и всему прочему на своем природном языке … »2. Он рекомендовал опубликовать и распространить учебник в школах, где учатся удмуртские дети [Чудова 1976: 3].

17 стр., 8295 слов

На английском языке с переводом мой первый день в школе

... дня в 14:30. Пора идти домой. Домой меня забирает бабушка. После школы мне нравится играть в баскетбол. Ложусь в 10. Вот так проходит мой день в школе. English2017 Английский для всех простым языком Сочинение на ... меня очень любила. В первый день в школе мы только играли в игры. В этот день моя мама приготовила мою любимую еду, а я рассказала родителям о своем первом дне в школе. My First Day ...

В 1865 году азбука была одобрена Московским цензурным комитетом, а в 1867 году отпечатана в г. Вятка, в типографии губернского правления.Азбука Н.Н. Блинова состоит из текстов учебно-дидактического характера различной сложности. По мере обучения охватывается все больший материал. Вначале следуют отдельные предложения, не связанные между собой логически. После чтения предложений дети имеют возможность познакомиться с текстами, которые уже могут претендовать на статус художественных произведений.Наибольший интерес представляют зарисовка и две притчи на удмуртском языке. Зарисовка сформирована путем прозаического изложения на удмуртском языке первой и третьей строф стихотворения Б.И. Федорова «Весна», помещенного в разделе «Прибавления к азбуке для вотских детей» [Блинов 1867: 21]. Очевидно, Н.Н. Блинов счел, что стихотворное произведение будет труднее восприниматься учащимися, нежели прозаическое. К подобному приему при составлении текстов для чтения в своих учебных книгах обращались и русские писатели-педагоги Л.Н. Толстой и К.Д. Ушинский.Л.Н. Толстой считал, что рифма мешает естественности и простоте выражения мыслей. «Как трудно просто словами выразить свою мысль так, чтоб всякий понял именно то, что хочешь высказать, — говорил он.

-Насколько же это трудно, когда писатель связан размером и рифмой, … выразить важнейшую серьезную мысль в стихах почти невозможно, не исказив ее»1. В начальный период национальной детской литературы идет процесс накопления опыта перевода, и до сего времени имелись только два панегирических стихотворения, переведенных с русского на удмуртский язык2. Письменные памятники второй половины XVIII века в подлинном смысле слова еще не являлись художественным творчеством.Автор перевода стремился следовать идее оригинала и показал в произведении красоту весеннего дня, его динамичность:Весенній день, прекрасный день! как ясень неба сводъ! раскинулась деревьевъ сень, светлеютъ токи водь. Цветы пестреютъ на лугах, и веетъ ветерокъ в поляхъ въ весеній ясный день. Певцы пернатые, кружась, щебечуть и свистять, и днемь весеннимь веселясь сь куста на кусть летять. [Блинов 1867: 21]. Однако, произведение на удмуртском языке не так поэтично и ближе к пересказу, нежели художественному переводу:«Тулыс нуналъ, ту ж чеберъ нуналъ! Кычэ шулдыр инъ! пуослэнъ вужерзы пасъкытъ-скылямъ, пишто бызоннязъ. Возъ-вылъесынъ сясъкаесъ пестроесъ лудъесынно тэлъ тэла тулысъ шулдыръ нуналъ дырья. Кырзясъ папаесъ, бергаса, кенешо шултылоно, тулысъ нуналынно шумпотыса -тэлъ вылысъ тэлъ вылэ вочкыло» [Блинов 1867: 9] («Весенний день, прекрасный (ясный) день! Какое веселое (чистое) небо! Тени деревьев расширились, светятся при беге (течении).

3 стр., 1080 слов

Русская культура XIX века: литература, искусство, музыка, наука

... сильнейшего влияния на последующий ход развития культуры, XIX век в России можно назвать самым ярким ее этапом. Это период роста национального самосознания, сформировавшегося в процессе ... литература, живопись и музыка. Произведения гениев русского искусства позволили раскрыть необъятный мир человеческой личности. Метод реализма был первой попыткой в познании этого мира. В русской культуре XIX века ...

На лугах цветы пестры и на полях ветер веет во время весеннего прекрасного (ясного) дня. Поющие (певчие) птицы, кружась, беседуют и посвистывают и, радуясь весеннему дню, с леса на лес перелетают»).

Особенности историко-литературного процесса начала XX века (1900

Новые исторические условия начала XX века перед литературой выдвинули новые

художественно-эстетические и нравственно-этические задачи. Тем не менее, задачи просвещения оставались по-прежнему актуальными. В этот период широкое распространение получило удмуртское просветительство. Задачи, которые ставили перед собой просветители-удмурты, были полны желанием поднять культуру родного народа, искоренить невежество и неграмотность, распространить популярные сведения и знания по различным отраслям. В начале XX в. происходит рост национального самосознания среди широких слоев удмуртского населения — это во многом результат подвижнической деятельности просветителей XIX века. Первая русская революция 1905-1907 гг., перипетии политической и классовой борьбы наложили отпечаток на литературное движение этого периода. Революционные события внесли в литературу идею освободительной борьбы, противостояния царской власти. Например, в стихотворениях И.И. Шкляева, Г.П. Прокопьева чувствуется протест против социальной несправедливости. Однако, в детской литературе эта идея не нашла отражения, возможно потому, что все учебные пособия этого периода подвергались жесткой цензуре со стороны власти. Это явление можно объяснить и тем, что для писателей-просветителей (И.С. Михеев, И.В.

Яковлев, Г.Е. Верещагин) в этот период важнее социально-политических задач были задачи просветительские, в основе их деятельности лежала широкая программа поднятия культуры народа, пробуждения его самосознания. С 1900 года до Октябрьской революции 1917 года для удмуртского читателя печатается различного характера литература на родном и русском языке. По сравнению с литературой XIX века, удмуртская книга начала XX века становится более светской, хотя доля книг религиозно-нравственного содержания остается значительной.В начале XX века становится популярной агиографическая литература. Издаются и переиздаются жития святых, такие как «Святой Пантелеймонлэн улэмез. Житие святого великомученика и целителя Пантелеймона» (Казань, 1905); «Святой Серафимлэн улэмез. Житие преподобного старца Серафима Саровского чудотворца» (Казань, 1905); «Святой Ермоген патриархлэн улэмез. Житие святого патриарха Ермогена» (Казань, 1917) и др. Всего нам известно 23 издания.В «Житиях» мы находим отзвук приключенческих мотивов, острые драматические сюжеты: гонения, мучения, жертвоприношения. Все это увлекало детей. В «Житиях» и «священных повестях» описывались страдания христиан, прославлялись христианские добродетели -мужество, твердость, геройство.Как и раньше, переводились на родной язык Евангелия, молитвенники, часословы, священные истории Ветхого и Нового завета, молитвослов и т.д.

Наиболее удачные переводы в этот период выполнял И.С. Михеев. Он «стремился сделать удмуртский перевод как можно более понятным. За основу языка перевода он взял диалект кукморских удмуртов, их идиоматический строй мышления. В то же время Михеев делал многочисленные сноски, объясняющие непонятные слова и выражения для читателей других регионов» (Уваров 2000: 68]. Именно это сделало его перевод Евангелия1 общедоступным для всего удмуртского народа. Оно переиздавалось в 1912 и 1973 гг.Отдельно печатались брошюры, знакомящие с христианскими праздниками и традициями: «Поучение в великий Четверг. На вотском языке» (Казань, 1914), «Быдзым-нал вдсь. Последование Пасхи» (1909).Все больше печатаются издания нравственного и назидательного характера. Практически все они связаны с христианской моралью. 1907 (г): 1]. Он мучит и наказывает Эшкея и его семью за грехи. Следующий образ — Инмар Кылчин. «Вдруг предстал перед ним вьісокій, седой старик. Он был весь в белый: и рубашка, и штаны, и шляпа на нем бёлыя: не было сомненія, что это ангел (инмар кылчин)» [Михеев 1907 (г): 7]. Старуха дряхлая-предряхлая, плетущаяся по дороге, по описанию напоминает сказочную ведьму: «Спина коромысломъ, лицо сморщенное и красное, что репа печеная; идет, опираясь о палку и что-то бормочет» [Михеев 1907 (г): 5].

46 стр., 22805 слов

Средства создания образа героя-иностранца в русской литературе ХIХ века

... в русской литературе XIX века. Предметом исследования является образ героя-иностранца как возможность проведения интегрированных уроков литература/история/русский язык в ... героя- иностранца в разных ... чтения литературы и смежных гуманитарных дисциплин в достижении результатов, заявленных в современных ФГОС. в проработке образа героя-иностранца как особенного типа героя в литературном творчестве; в ...

И, наконец, отец Байкея в образе коня: « … коренной был особенно красив, тученъ и высокъ. Конь этотъ все время смотрел на Байкея. Въ глазах его выражалась тяжелая грусть и желание что-то сказать» [Михеев 1907 (г): 5].В легенде ясно видно двоеверие удмуртов. Они приносят жертвоприношения языческим богам, за что их, по указке Эшкея, с целью наживы шантажирует поп. Эшкей страшится перед смертью наказания за свои грехи и восклицает: «О, будь проклят тот час, в которой явились у меня продажные мысли, будь проклят и ты, попишко, пользовавшийся моими предательскими услугами» [Михеев 1907 (г): 3].Легенда написана в форме монолога-исповеди старика Эшкея, который, с болью в душе и с искренним раскаянием, рассказывает своему старшему сыну историю своего падения. Повествование в настоящем времени переплетается с воспоминаниями главного героя. Таким образом, можно говорить о переплетении в сюжете настоящего и прошедшего времени. Автор литературной обработки легенды осуждает невежество и отсталость удмуртского народа. Выступая против языческой веры, И.С. Михеев в то же время сатирическими красками рисует служителей православной церкви, стремящихся нажиться за счет двоеверия удмуртов.И.В. Яковлев, также как И.С. Михеев, преподававший в инородческой учительской семинарии в Казани, на страницах популярных журналов публиковал произведения удмуртского фольклора. Так в Петрограде, № 12 журнала «Живая старина» за 1913 год и в 1914 году отдельной брошюрой «Вотяцкие легенды» [Яковлев 1914] вышли легенды о происхождении некоторых природных явлений и различных предметов, записанные во время экспедиций в 1902 и 1903 годах. В 1905 году в Казани И.В. Яковлев опубликовал сборник «Удмурт кырзанъёс» («Удмуртские песни»).

На его титульном листе имеется пометка: «Сборник бытовых и нравственных песен». Помимо южноудмуртских коротких песен-такмаков, в него включены стихи самого составителя, написанные в духе народных песен и раскрывающие настроения и социальное противостояние деревенского общества начала XX века: Чукна папаед малы кырза? Утром пташка почему поёт? Чук пужмерлы чидатэк. Не стерпев утренней росы. Милям кбтъёсмы малы бдрдэ? Наша душа почему плачет? Нужнаен улэмлы чидатэк. Не выдержав жизни в нужде. [Удмурт кырзанъёс 1905: 8]. [Подстрочный перевод]. Некоторые из четверостиший затем были включены автором и во «Вторую книгу для чтения на вотском языке» (1908).В этот период стали выходить первые периодические издания на удмуртском языке. Сначала — это рукописные журналы, например, «Сандал» («Наковальня»), созданный учащимися Казанской учительской семинарии. «Сандал» способствовал формированию удмуртского литературного языка, зарождению публицистики и литературы на родном языке. По воспоминаниям М.П. Прокопьева [Прокопьев 1960: 25], редактора журнала, на его страницах печатались статьи, зарисовки о студенческой жизни, удмуртские пословицы, поговорки и сказки, переводы стихотворений русских поэтов. Переводом произведений занимались учащиеся-удмурты Д.И. Корепанов, М.П. Прокопьев, И.В. Яковлев. По мнению П.К. Поздеева, в нем можно было познакомиться с произведениями, предназначенными для детей [Поздеев 1978: 5].

28 стр., 13588 слов

Развитие творческого потенциала младших школьников на х литературы ...

... сочинениях различают Суть описания состоит в указании признаков предметов или явлений. Цель описания – дать наиболее полные, точные сведения о предмете. ... анализа художественных произведений, при работе с учебным материалом, дополнительной литературы. Но учить ... изложения как упражнения, приобщающего детей к лучшим образцам языка. Высокохудожественные тексты, письменно пересказанные детьми, ...

Тенденции становления и развития удмуртской литературы 20-30-х гг. XX века

Формирование и становление удмуртской детской литературы в советский период проходило под бдительным партийным контролем. Важнейшие задачи художественной литературы связывались с классовой борьбой и пропагандой достижений революции. Идеология подменила главную задачу детской литературы — воспитание подрастающего поколения на моральных и эстетических принципах. Как и во всей официальной советской литературе, классовое в ней стало преобладать над общечеловеческим. П роизошло обновление круга детского чтения. Отчасти сами собой, отчасти по приказам об изъятии исчезли из библиотек книги, проникнутые духом сентиментальности, послушания, религиозной направленности. Их заменяли книги о новом строе, о светлом будущем без упований на Бога, о коллективизме, индустриализации и т.д.В первые послереволюционные годы была разработана программа по ликвидации всеобщей безграмотности. Забота об издании и популяризации книг для детей, об организации чтения и обучения чтению была включена в государственную программу развития образования. Таким образом, литература в начале 20-х гг. XX, как и в XIX — нач.

XX вв., руководствовалась преимущественно практическими целями, учила удмуртских детей читать и писать. Затем она приняла отчетливую идеологическую направленность. Это одна из характерных особенностей нового этапа истории как русской, так и удмуртской литературы для детей.В 1926 году на основе устава Всесоюзной ассоциации пролетарских писателей (ВАПП) в Удмуртии была создана писательская организация под названием ВУАРП (Всеудмуртская ассоциация революционных писателей), что явилось мощным стимулом для становления литературы для детей.В этот период начинает преобладать собственно детская художественная книга. Активно печатаются сборники художественных произведений для детей. В 20-30-е гг. XX века появляются профессиональные детские писатели, чьи произведения перешагнули границы своего времени — Кузебай Герд, Г.Е. Верещагин.В 20-е гг. многими авторами прилагается немало усилий для создания оригинальной детской литературы. В этот период, наряду с давно заявившими о себе писателями, трудится целая плеяда молодых авторов. Однако творчество многих из них после написания одного-двух произведений не нашло дальнейшего развития.В первое послереволюционное десятилетие активно развивается проза. Небольшие рассказы пишут Аркаш Багай (А.Н. Клабуков), Ашальчи Оки (А.Г. Векшина), Кедра Митрей (Д.И. Корепанов), И.Т. Дядюков, П.Д. Горохов, И.В. Яковлев, К.С. Яковлев, К. Ошмес (К.Н. Николаев).

21 стр., 10492 слов

Историческая литература в чтении подростков 10-14 лет

... характеристики детского чтения: статус чтения, его длительность (время чтения на досуге), характер, способ работы с печатным текстом, круг чтения детей и подростков, мотивы и стимулы чтения, предпочитаемые произведения и др. Меняются также и источники получения ...

В «Истории удмуртской советской литературы» творчество вышеназванных писателей охарактеризованы следующим образом: « … эти произведения носили узкопросветительский, прямолинейно-назидательный характер, не имели большой художественной ценности» [ИУСЛ 1988: 175]. Хочется отметить, хотя большинство произведений носит морализаторский характер, многие из них являются интересными детскими рассказами.М.П. Прокопьев в 1918 году выпустил сборник «Максымлэн гожтэтэз» («Творения Максима»), в котором большинство стихотворений носило революционный характер. Есть в них и стихи, представляющие сосбой переложение евангельских заповедей («Инмар косон» — «Божья заповедь», «Инмарлэн ванез тодмо» — «Известно, что бог есть»).

Это говорит о том, что поэзия в первые годы после Октябрьской революции была неоднородной и противоречивой.Внимание привлекает перевод «Сказки о попе и работнике его Балде» А.С. Пушкина — «Поп но визътэм» («Поп и дурак»), опубликованный в вышеназванном сборнике. Сказка М.П. Прокопьева была написана в начале XX века и до 1918 года распространялась в рукописи. Как и Г.Е. Верещагин, М.П. Прокопьев использует метод адаптированного перевода. Переводчик внес в текст изменения и дополнительные детали, приблизив его к жизни удмуртов. Так например, в русском оригинале Балду кормят полбой, а в удмуртском варианте — табанями (лепешками) и кбжыпогом (гороховыми колобками).

Средствами родного языка М.П. Прокопьеву удалось передать выразительную силу и обаяние пушкинского произведения и в то же время сделать текст более доступным удмуртским читателям. По мнению удмуртского критика и литературоведа Ф.К. Ермакова, «сказка А.С. Пушкина привлекла переводчика не только красотой формы и выразительностью языка, но и воспеванием сноровки, находчивости простого человека и особенно своей сатирической направленностью, потому что духовенство, огнем и мечом насаждавшее христианство, для удмуртов было вторым врагом после царской администрации. Поэтому перевод был хорошо принят удмуртским слушателем» [Ермаков 1999: 28].Кузебай Герд в 1919 году дает оценку литературной деятельности М.П. Прокопьева, утверждая, что он «дал громадный толчок удмуртской литературе, влил в нее свежую струю. Его сказка «Поп и дурак» теперь читается удмуртскими ребятами по всем школам» [Жизнь национальностей 1919: 19 нояб.].В 1919 году М.П. Прокопьев опубликовал книжку «Нюлэскын» («В лесу»), с подзаголовком «Удмурт пиналъёслэн книгазы» («Книга удмуртских детей»).

Сюда включены маленькие рассказы о природе, животных: «Чджмер» («Горностай»), «Тыпы» («Дуб»), «Уйсыос» («Совы»).

Они знакомят детей с животными и птицами, их повадками. Ряд рассказов посвящен растениям. Для того чтобы сделать их интересными для чтения, все произведения написаны в форме сказок. Книжка очень напоминает маленький учебник, поскольку каждый рассказ проиллюстрирован, после каждого произведения детям предлагается ряд вопросов.В 1920 году в Сарапуле был опубликован сборник рассказов П.Д. Горохова «Тіілед серем, мыным ббрдон» («Вам смех, а мне слезы»).

6 стр., 2558 слов

Г.Х. Андерсен и его произведения в детской литературе

... чтение произведений детской литературы, сказок, стихотворений в группе и дома. 1 Детская художественная литература и ее применение в дошкольном воспитании В нравственном воспитании произведения детской художественной литературы являются самым активным средством воздействия на чувства ребенка. ... таланта писателя, которому не исполнилось и сорока пяти лет. Жанр сказки стал для Андерсена ... Сказочники ... судьбе ...

Второе издание увидело свет в Москве, в 1939 году. Книга рассчитана для детей школьного возраста. Она состоит из отдельных маленьких рассказов. Главным героем рассказов является маленький проказник. В 1925 году отдельной книгой вышел в свет еще один рассказ П.Д. Горохова «Кудйз ванъмызлэсъ умой» («Кто лучше всех»).Ашальчи Оки известна несколькими стихотворениями, написанными детям, такими как «Бубылиос» («Бабочки»), «Пичи Микаль» («Маленький Микаль»).

На страницах газеты «Гудыри» и журнала «Кенеш» печатаются ее рассказы «Тылпу бере» («После пожара», 1924), «Онисьлэн шудэз» («Счастье Онисьи», 1928), «Ббдёно» («Перепел», 1928), «Сыпал» («Соль», 1929).

Рассказы «Аран дыръя» («В страду») и «Быль кубо» («Новая прялка») были напечатаны в книге для чтения Кузебая Герда «Шуныт зор» («Теплый дождь», 1924).

Автор хрестоматии высоко оценил рассказы для детей Ашальчи Оки в статье «Удмуртская литература» (1929): «… она является не только прекрасным лириком, но и прекрасным бытоописателем детской жизни. Большинство ее детских рассказов построены на глубоком психологизме» [Герд 1997: 288].

Заключение

Удмуртская детская литература формируется одновременно с литературой для взрослых и имеет общие предпосылки и истоки. Ее зарождение и перспективы развития связаны с распространением религиозного просветительства среди удмуртов в XVIII-XIX вв. и его программными задачами. Письменная словесная культура удмуртского народа, помимо переводов с других языков, начиналась с рационального отображения народной жизни и постепенно приобретала черты художественной литературы. Ее формирование происходило под воздействием русской классической и мировой литературы, удмуртского фольклора и религиозной книжной культуры. Истоки национальной детской литературы связаны также и с учебными книгами. Нередко школьные учебники являлись первыми книгами, появившимися в доме, и становились не только средством обучения навыкам чтения и письма, но и важным орудием эстетического и нравственного воспитания. Просветительство дало удмуртам возможность приобщиться к русской книжной культуре, которая впоследствии сыграла большую роль в развитии национальной литературы. Учебная литература для детей стала выделяться как особая область литературы во второй половине XIX века. Ее появление связано с процессом христианизации и распространения грамотности среди удмуртского народа. С момента появления первой научной грамматики удмуртского языка (1775), стала печататься литература на родном языке. Первые попытки создания книг для детей датируются 1847 годом, однако первые учебные книги были созданы без учета возрастных особенностей юного читателя. В качестве текстов для детского чтения использовалась религиозная или морализаторская литература. Большое количество учебно-методической литературы на удмуртском языке публиковалось с начала 80-х годов XIX века. Учебные издания Н.Н. Блинова и В.А. Ислентьева, выполняя религиозно-просветительскую миссию, невольно способствуют зарождению художественной литературы на родном языке, готовят детей к восприятию художественного текста, образной интерпретации действительности. Произведения этого периода носят переводной характер. Главное в переводе — донести до детей смысл фразы, идею произведения. От книги к книге наблюдается постепенное формирование образной речи (в текстах утверждаются метафора, аллегория, параллелизм, и т.д.), литературных жанров (появляются зарисовка, притча, стихотворение в прозе, рассказы различного характера, миниатюры, очерки), элементов стихосложения (строфики, ритмики, рифм).

Первыми литераторами, сами того не осознавая, становились священники-миссионеры (Г.Е. Верещагин, Н.Н. Блинов), педагоги-просветители (В.А. Ислентьев) и их помощники, в первую очередь — это знающие грамоту удмурты (О.Ф. Зонов, Р.А. Чирков, В. Семенов, И. Павлов).Среди создателей произведений для детского чтения выделяется учитель начальных классов Г.Е. Верещагин со своим оригинальным печатным стихотворением на удмуртском языке «Чагыр, чагыр дыдыке.» («Сизый, сизый голубочек.»), написанным на основе поэтики народной колыбельной песни, и первыми крупножанровыми произведениями для детей — поэмами-сказками «Зарни чорыг» («Золотая рыбка»), «Батыр дйсь» («Богатырская одежда»), являющимися творческой разработкой известных «бродячих» сюжетов о жадной старухе и чудесной рубашке, Г.Е. Верещагина. В конце XIX века Г.Е. Верещагин статьей «О книгах на вотском языке» (1895) положил начало удмуртской литературной критике.В начале XX в. (1900-1917 гг.) задачи просвещения оставались по-прежнему актуальными. В этот период широкое распространение получило удмуртское просветительство, которое ставило перед собой цель поднять культуру родного народа, создать художественную литературу на родном языке, искоренить невежество и неграмотность, распространить популярные сведения и по различным отраслям знания. Для писателей-просветителей (И.С. Михеева, И.В. Яковлева, Г.Е. Верещагина) в этот период важнее социально-политических задач были задачи просветительские. В начале XX в в удмуртской литературе окончательно оформляется все три рода литературы: эпос, лирика и драма. В детской литературе этот процесс находится лишь на стадии зарождения: отдельных детских книг все еще нет, произведения разных жанров печатаются только в книгах для Чтения. Безусловно, в круг детского чтения в этот период входила не только учебная литература. Дети были вынуждены читать не предназначенные им издания в виду дефицита букварей и книг для чтения. Произведения, включенные в учебные книги И.С. Михеева, отличаются жанровым и тематическим разнообразием. В «Первой книге для чтения на вотском языке» (1907) И.С. Михеева зарождаются признаки детской повести. Она имеет специфическую особенность: в полотно повести вплетаются произведения разных жанров -стихотворения, народные песни-четверостишия, жития, притчи -объединенные одним сюжетом и одним сквозным героем. В детской литературе появляется образ положительного героя, созданный на принципах христианской морали, являющейся этическим идеалом автора и носителем «просветительской концепции личности».В учебных книгах И.С. Михеева нашла развитие и поэзия, но она играет вспомогательную роль,отображая круг чтения главного героя книги. В свою очередь, она способствует формированию удмуртского стихосложения. Во «Второй книге для чтения» (1908) И.В. Яковлева развиваются жанры рассказа, миниатюры, сказки, притчи, басни. Произведения носят религиозно-нравственный характер, но не содержат прямого назидания. Герои являются носителями «просветительской концепции личности», их характеры даются через описание поступков, через сопоставление. Вторая часть книги способствует формированию научно-познавательной литературы и носит синкретичный характер. В ней художественные произведения переплетаются с произведениями энциклопедического характера. Произведения удмуртских просветителей созданы под влиянием удмуртского и русского фольклора, художественного творчества русских писателей-просветителей J1.H. Толстого, К.Д. Ушинского. Заимствуя сюжеты отдельных произведений устного народного творчества и учебных книг великих русских педагогов-литераторов, они подвергают их обработке, создавая литературные переложения. Публицистика И.С. Михеева и И.В. Яковлева на русском языке выступает в защиту обучения удмуртских детей на их родном языке и таким образом способствует развитию национальной литературы для детей.20-30-е гг. XX века являются завершающим этапом формирования удмуртской литературы для детей и критики детской литературы. Важнейшие задачи художественной литературы этого периода связывались с классовой борьбой и пропагандой достижений революции. Несмотря на идеологизацию и политизацию сферы образования и литературы, в удмуртской детской литературе наблюдается значительный подъём. Этому явлению способствует множество факторов: активизация деятельности творческой интеллигенции и создание писательской организации в Удмуртии, открытие национального издательства, активное печатание журналов и газет, в том числе для детского чтения. Они явились стимуляторами развития детской литературы.Благодаря усилиям удмуртских литераторов, уже в первые послереволюционные десятилетия среди книжной продукции начинает преобладать собственно детская книга. Тем не менее, наиболее доступными и популярными книгами остаются учебные изданияВ 20-е гг. XX века литература для детей выходит на новый, профессиональный уровень. Появляются детские писатели, чьи произведения составили золотой фонд национальной литературы -Кузебай Герд, Г.Е. Верещагин. Интенсивно развивается проза и поэзия для юного читателя. В художественной хрестоматии Кузебая Герда «Выль сюрес» («Новый путь», 1929) начинает формироваться драматургия для детей. Происходит расширение и обновление тематики, образной системы. Одной из главных тем удмуртской детской литературы является коллективный труд и изображение героя, проявляющего общественную активность в процессе преобразования жизни.В 1924 году Г.Е. Верещагиным в книге «Руководстве к изучению вотского языка» опубликовано 10 стихотворений различных жанров для детей — это пейзажная и сюжетная лирика, жанровые картины, колыбельная песня и т.д. Они обогатили литературу для детей новыми образами (солнца, пчелы, времен года) и художественными средствами (анафорой, риторическими восклицаниями и вопросами, обращениями и т.д.).

Рассказы удмуртского просветителя являются лучшими образцами художественных произведений, созданных удмуртским народом и обработанных мастером. Они способствуют эстетическому воспитанию учащихся. В них реальная действительность, окружающая ребенка, переплетается с фантастическими и мифологическими элементами, юмористическими сценками. Рассказчикили сам является свидетелем случая, или он пересказывает услышанный ранее рассказ.

Кузебай Герд опубликовал значительное количество произведений для детей в художественных хрестоматиях для чтения «Шуныт зор» («Теплый дождь», 1924) и «Выль сюрес» («Новый путь», 1929).

Он разработал темы Родины, социальных явлений, в поэтических произведениях раскрыл красоту родной природы и детского мира, впервые ввел образы, олицетворяющие новый общественный строй и новый уклад жизни.

Благодаря его усилиям литература для детей обогатилась жанром марша, гимна, речевки. и. Поэт широко использовал фольклорные жанры, приспосабливая их к новым темам. Наряду с традиционными художественными средствами (развернутый параллелизм, сравнения, тропы), он апробировал новые (звукопись, ономатопея, персонификация и т.д.).

Его произведения отличаются динамичностью, частой сменой ритмики, многообразных зрительных и звуковых образов.

Кузебай Герд был писателем-экспериментатором и многое перенял у В.В. Маяковского и В.Я. Брюсова. Как и известные русские поэты, он широко использовал графическую разбивку строк, фигурный стих, для достижения декламационности стиха и патетичности его звучания -интонационно-логические паузы.

На этом этапе было сформировалось удмуртское стихосложение (в работах Кузебая Герда, Г.Е. Верещагина) и критика детской литературы.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/referat/hudojestvennyiy-mir-udmurtskih-pisateley-i-poetov/

1. История удмуртской советской литературы: В 2-х т. / Кол. авторов; ИМЛИ им. A.M. Горького АН СССР, НИИ при СМ УАССР. -Ижевск: Удмуртия, 1987. — Т. 1. — 252 с.

2. ЛЭС — Литературный энциклопедический словарь/ Под общ. ред. В.М. Кожевникова, П.А. Николаева. — М.: Советская энциклопедия, 1987. -752 с.

3. СЛТ — Словарь литературоведческих терминов / Сост. Л.И. Тимофеев и С.В. Тураев. — М.: Просвещение, 1974. — 509 с.