Жанр философской повести в творчестве Вольтера.

Реферат

Самым ярким и живым в художественном наследии Вольтера остаются по сей день его философские повести. Этот жанр сформировался в эпоху Просвещения и впитал основные ее проблемы и художественные открытия. В основе каждой такой повести лежит некий философский тезис, который доказывается или опровергается всем ходом повествования. Нередко он намечет уже в самом заглавии: «Задиг, или Судьба» (1747), «Микромегас» (1752), «Кандид, или Оптимизм» (1759).

На протяжении работы нам предстоит разобраться в том, какие философские тезисы лежат в основе каждого из вышеперечисленных произведений.

  1. Философские воззрения Вольтера

Мари Франсуа Аруэ (Вольтера)

Философские воззрения Вольтера относятся к «деистической форме материализма», которая в XVII — первой половине XVIII в. сыграла определенную роль в становлении материалистического понимания природы и человека, объективно подготовила почву для дальнейшего прогресса в этом направлении. Уже с самых ранних своих произведений Вольтер был убежден в том, что природа существует вне и независимо от человеческого сознания и представляет собой совокупность бесчисленного числа различных материальных образований; что носителем свойственных человеку психических функций является не особая имманентная сущность, называемая «душа», а человеческое сознание, которое имеет определенную анатомо-физиологическую основу и исчезает вместе с разрушением последней. Во всем этом проявлялся материализм его философии. В поисках ответа на вопрос, каким образом первичные корпускулы, наделенные в ньютоновской физике лишь свойствами протяженности и плотности, приводят в движение, образуют системы космических тел, на которых появляются живые существа, способные чувствовать, а в своих высших формах — и мыслить, естествоиспытатели обращались к идее Бога. Вольтер делает вывод, что философ обязан признать акт божественного творения в отношении природы наряду с убеждением в том, что после этого творения природа существует и функционирует в полной независимости от Бога.

7 стр., 3499 слов

Философские взгляды Вольтера

... мира постоянно. “Бог однажды повелел, Вселенная же подчиняется вечно.” Вольтер определяет бога как “необходимое бытие, существующее само по себе, в силу своей разумной, благой и могущественной ... тему религии. Здесь надо отметить, что Вольтер всегда чётко разделял философию и религию: “Никогда не надо впутывать Священное писание в философские споры: это совершенно разнородные вещи, ...

Вольтер особо отмечал тот факт, что материальной природе свойственны строгие причинно-следственные связи, полагая, что нет действия без причины, нет существования без основания существовать. Первой бомбой, брошенной им в «старый порядок», были «Философские письма» (1733).

Философ снискал себе славу резкой критикой устоев феодального общества и разного рода лженаучных философских «теорий». Особую роль сыграли философские романы Вольтера «Загид», «Микромегас», «Кандид» и его исторические работы «История России п ри Петре», «История Карла XII », «Век Людовика XIV ». В своих произведениях он призывал к уничтожению варварства и дикости, к просвещению, к улучшению общественной и личной жизни людей. Препятствием к такому улучшению жизни философ считал церковь. Воинствующую римско-католическую церковь Вольтер окрестил «гадиной» и считал ее ответственной едва ли не за все пороки системы. Церковь, религия порабощают человеческую личность. Они лишают человека его лучших качеств. Вот почему ее нужно уничтожить, или, как он выражался, «раздавить гадину». Необходимо объединить усилия для борьбы с «гадиной». Вольтер был убежден, что для того, «чтобы низвергнуть колосса, понадобилось бы всего пять-шесть философов, действующих сообща».

Важное место в вольтеровском мировоззрении заняли размышления о человеке как социальном существе, направленные против теологической и философско-религиозной антропологии. Их открыла полемика в последнем из «Философских писем» с учением французского мыслителя XVIII в. Паскаля о том, что человек сам по себе ничтожен и потому обречен на невыносимое отчаяние, от которого его может избавить лишь христианская религия, служению которой он должен посвятить всю свою жизнь без остатка, вдохновляясь надеждой на посмертное вечное блаженство праведников в царстве божием. Принимая «сторону человечества против этого возвышенного мизантропа», Вольтер проводит мысль о том, что человек в своем бытии, познании и деятельности вовсе не ничтожен. Вольтер усматривал в углубляющемся познании природы и во все более эффективной практической деятельности людей их подлинное величие. Если Паскаль с его теоцентризмом клеймил всякие «мирские» дела человека как гибельное «отвлечение» от служения Богу, то Вольтер видел в них единственное реальное средство борьбы с угрожающими человеку несчастьями и обеспечения его жизненными благами.

2 стр., 938 слов

Человек и природа в повести Куприна Олеся

... непогоды. Также читают: Картинка к сочинению Человек и природа в повести Олеся Популярные сегодня темы Литературный стиль романа «Тихий Дон» очень разнообразен. И не сказать, что автор сделал ... с самого детства, дарить радость людям. В своей повести А. Куприн ставит природу на один уровень с человеком. Она будто понимает, сочувствует людям, создавая нужную атмосферу. Предчувствуя расставание ...

Согласно Вольтеру, заложенный в человеке «инстинкт деятельности — это гораздо более орудие нашего счастья, нежели проявление невыносимости нашего существования». Вольтеровские «Замечания» на «Мысли» Паскаля утверждали в полемике с христианским пессимизмом жизнерадостный взгляд на возможности человека, что создавало основу для развития просветительской «философии человека». «Человек рожден для действия, как огонь стремится ввысь, а камень вниз. Не быть занятым и не существовать — это для человека одно и то же». Проблемы нравственности занимают особое место в размышлениях Вольтера о человеке и обществе. Богословским рассуждениям о трансцендентном источнике нравственности философ противопоставил убеждение в ее «естественности», утверждая, что не Бог, а «природа» запечатлела во всех человеческих сердцах свои «естественные законы» в форме моральных принципов. По убеждению Вольтера, все до сих пор существовавшие религии, включая иудаизм и христианство, мешали людям правильно понимать собственные нравственные обязанности. Он отказывал церкви, духовенству в их претензии быть учителями нравственности, а «священным книгам» — в моральной назидательности, доказывая, что они фактически играют противоположную роль.

Но, решительно деклерикализируя нравственность, Вольтер все же утверждал, что вера в Бога является необходимой опорой морали. Деистические апелляции Вольтера к «общему благу людей» содержат утверждение о двух необходимых функциях религии, рассматриваемых в единстве: утешения и обуздания. «Идея Бога необходима, как законы. Это узда». «Никакое общество не может существовать без справедливости. Возвестим же справедливого Бога. Если закон государства наказывает явные преступления, то провозгласим Бога, который наказывает за тайные преступления». В последние годы жизни Вольтер приступил к разработке антитеологического понимания истории и выдвинул концепцию «просвещенного правления». По убеждению Вольтера, каждый народ при соответствующих условиях и наличии мудрых правителей способен создать высокоразвитую цивилизацию и обогатить своими достижениями человеческую культуру, черпая в свою очередь из ее сокровищницы то, что принесли другие народы. Идею национально-религиозной замкнутости, исключительности и антагонистичности одного народа по отношению к остальному населению земли Вольтер считал одной из самых вредоносных для человечества.

Жанр философской повести возник из элементов эссе, памфлета и романа. В философской повести нет непринужденной строгости эссе, нет романного правдоподобия. Задача жанра — доказательство или опровержение какой-либо философской доктрины, поэтому его характерная черта — игра ума. Художественный мир философской повести шокирует, активизирует читательское восприятие, в нем подчеркнуты фантастические, неправдоподобные черты. Это пространство, в котором идет испытание идей; герои — марионетки, воплощающие те или иные позиции в философском споре; обилие событий в философской повести нарочитое, позволяющее замаскировать смелость обращения с идеями, сделать для читателя более мягкими, приемлемыми нелицеприятные истины философии.

10 стр., 4634 слов

Жизнь и творчество Вольтера

... впервые увиденный им на сцене и до тех пор совершенно неизвестный во Франции. Жизнь и творчество. Острокритическая позиция Вольтера по отношению к церкви и двору навлекла на него преследования, ... причинно-следственной связи, господствующей в мире и создающей относительный баланс добра и зла. Эти взгляды отразились в его ранних философских повестях (Задиг, 1747) и поэмах (Рассуждение о человеке, ...

  1. Философская повесть Вольтера «Кандид, или Оптимизм»

Классическим образцом жанра были философские повести Вольтера и наиболее читаемая из них «Кандид, или Оптимизм». Повесть Вольтера есть не что иное, как размышление о мире, полном предрассудков, насилия, мучительства, угнетения и глупости.

В XVIII в. много говорили о космосе. Великие открытия Ньютона возбудили в обществе чрезвычайный интерес к мироизданию. Вспомнили книгу Кеплера «Гармония мира», написанную еще в 1616 г., в которой наряду с важными научными истинами содержались и спорные, мистические толкования. В ходу были и теории Лейбница о некоей «предустановленной гармонии» («Рассуждения о метафизике», 1685 г., и другие сочинения), которые, перенесенные из области естественных наук в сферу общественных идей почитателями этих великих ученых, часто вели к благодушному примирению со всеми социальными пороками.

Против этой теории политического благодушия, названной Вольтером теорией «оптимизма» и направлена была его повесть «Кандид, или Оптимизм».

В повести Вольтера Кандид именно таков. Слово «кандид» (candidus)) на языке древних римлян означало «ослепительно белый», «белоснежный». От него шли и все производные значения нравственного порядка — «наивный», «искренний», «чистосердечный», «беспечный». Все эти эпитеты подходят к герою повести Вольтера. Кандид наивен и чист душой. Он и прекрасен, ибо юн, он и «беспечен», ибо не подозревает того, какие беды готовит ему жизнь. В самом имени героя — вольтеровская ирония. «Счастливому» Кандиду выпадают такие беды, что назвать его можно разве что бедолагой.

Кандид живет в замке кичливого и тупого немецкого барона Тундер-тен-Тронка. В родословной барона вереница поколений предков, чем он очень гордится. В том же замке живут прекрасная дочь барона Кунигунда, ее брат, столь же кичливый. Там же живет и еще одно примечательное лицо — философ Панглос. Он сторонник идеи Кеплера и Лейбница о мировой гармонии.

В насмешливо гротескной форме воспроизводятся его разглагольствования: «… все по необходимости существует для наилучшей цели. Вот, заметьте, носы созданы для того, чтобы носить очки,— поэтому мы носим очки. Ноги, очевидно, предназначаются быть обутыми,— и мы носим обувь. Камни были созданы, что бы их тесать и строить из них замки,— и вот у монсеньора прекрасный замок; величайший барон области должен иметь наилучшее жилище. Свиньи созданы, чтобы их есть,— и мы едим свинину круглый год».

Философ Панглос и идея мировой гармонии — вот главный объект насмешек Вольтера. Для опровержения идеи примирения с действительностью, или оптимизма, он развернул длинную череду самых жестоких злоключений своих героев. Все било в одну цель, все было пронизано одной мыслью — мир человеческий устроен плохо, всюду люди страдают, и причина этих страданий — в общественных институтах, порочных законах, нелепых предрассудках.

2 стр., 994 слов

Три цивилизации и “маленький” человек в них. Повесть и В. Стругацких ...

... content="Три цивилизации и "маленький" человек в них. Повесть А. и В. Стругацких "Улитка на склоне" "Улитка на склоне" - это великолепный слепок нашей жизни, перенесенный ... шокирует Кандида, но затем словно озаряет его. Именно такой кошмар, такой расцвет системы нужен, чтобы понять, как она страшна, и возненавидеть ее. “Улитка на склоне” ...

Барон изгнал Кандида из своего замка. Изгнан был и философ Панглос. Пути их разошлись, но каждому из них выпала самая печальная участь. После долгих мытарств, измученные и опустошенные, они встретились снова. Учитель и ученик. И безносый Панглос, гонимый Панглос, избиваемый, терзаемый, почти повешенный, почти сожженный на костре, чудом спасавшийся и снова бросаемый в море бед — несчастный и жалкий, вечный образец слепой и благодушной глупости проповедовал… «оптимизм».

Отвергая теорию «оптимизма», иначе говоря, идею «предустановленной гармонии», которая убаюкивала людей, в то время как нужно было деятельно разрушать зло и созидать добро, Вольтер вовсе не хотел заразить своего читателя унынием или отчаянием. Век просвещения смотрел вперед, он верил в силы разума и, пожалуй, в добрую основу человека. «Люди несколько извратили природу, ибо они вовсе не родятся волками, а становятся ими»,— писал он. И задача, следовательно, состояла в том, чтобы уничтожить те общественные установления и институты, которые способствуют превращению людей в волков.

  1. Философская повесть Вольтера «Задиг, или Судьба»

Сказкой «с намеком» была и вольтеровская повесть «Задиг». Он написал, ее, пожалуй, в самую счастливую пору своей жизни в Сирее, в окружении людей, которые, его любили и которых он любил сам. Он назвал ее «восточной повестью» и сколько мог снабдил восточным колоритом. Этот «колорит» начинался с первой страницы, с «Посвятительного послания Саади (имя персидского поэта XIII в.— С. А.) султанше Шераа», иначе говоря, послание

Вольтера всесильной фаворитке Людовика XV маркизе Помпадур. Само «Послание» выдержано в стиле пышной риторики персидской поэзии (прельщение очей, мука сердец, свет разума!).

Лесть Вольтера всегда полна иронии.

Повесть состоит из маленьких, в одну, две странички главок, в которых каждая строка заключает важную для всего просветительского движения мысль. Молодежь времен Вольтера вкушала как сладостный нектар опасный в те годы смысл этих его строк.

Герой повести — юный Задиг. Он богат, следовательно (!), окружен друзьями. (Вольтер никак не может обойтись без иронии.) У пего доброе сердце, приятное лицо, трезвый ум. «Следовательно», он должен быть счастливым. Увы! Именно потому, что он добр, умен, благороден, честен,— он несчастен, ибо в этом мире все наоборот. Безумный мир, в котором царят сумбур, хаос, нелепости и предрассудки.

Однако рассмотрим все нравственные и интеллектуальные достоинства Задига, как их описал Вольтер. Это очень важно. Здесь положительный герой Вольтера-просветителя, здесь программа духовных качеств идеальной личности, как она мыслилась вождю просветительского движения.

Задиг был человеком здравого ума, то есть был убежден, что год имеет 12 месяцев и солнце вращается вокруг своей оси. За это халдейские маги (имеются в виду, конечно, католические проповедники, как, впрочем, и служители всех вообще религиозных культов) объявили его врагом государства и безнравственным человеком.

1 стр., 439 слов

«Человек и закон» ученица Ханислямова Александра 8 класс

... другие. Почему мы с вами упомянули правоохранительные органы? Потому что закон охраняет каждого человека ... Вольтера. Что может останавливать человека от совершения преступления? Прежде всего, это последующая за правонарушением наложенная юридическая ответственность, осуждение родственников или близких людей, ... образом: «Человек невиновен до тех пор, пока не доказано обратное». Если человек является ...

Задиг великодушен и благороден и, пожалуй, снисходителен. (Он понимает и часто прощает человеческие слабости.) Он не претендует на знание абсолютной истины и убежден, что «самолюбие — это шар, наполненный ветром, и лопается от малейшего укола булавкой». Он умеет сдерживать свои страсти и ничего не преувеличивает, то есть не впадает в крайности.

Задиг умен, но старается не показывать этого, ибо «кичиться умом — значит испортить лучшую минуту самого блестящего общества». Он обладает еще одним бесценным качеством — искренностью и естественностью поведения, предпочитая всегда «быть, а не казаться».

Повесть Вольтера — в сущности серия новелл. С его героем случаются самые диковинные приключения. Вот он в компании богословов. Они жарко спорят. О чем же? В книге Зороастра, персидского божества, записан запрет употреблять в пищу грифонов. «Но грифонов нет на свете и никогда не существовало»,— говорят одни. «Они существуют, раз есть запрет их не кушать»,— возражают другие.

К чему спор,— попытался образумить богословов

Задиг,— если грифоны существуют, мы их не станем употреблять в пищу, исполняя предписания Зороастра, если их нет, мы волей-неволей не станем ими питаться. Значит в том и другом случае мы исполним волю бога.

Он еретик! — вскричал самый старый и самый тупой из богословов.— На кол его! И бедному Задигу не поздоровилось бы, не приди к нему на выручку его друг Кадор. («Один друг лучше ста попов»,— замечает при этом Вольтер.)

Сама метаморфоза приведенных стихов в повести Вольтера весьма многозначительна. Читателю бросалась мысль, что монарх «великим злом на троне утвержден», что он «благу общему единственный противник».

Вольтер еще не нашел окончательного решения вопроса. Мир сам по себе прекрасен, прекрасен в своей основе и человек. Много в мире зла, по много и доброго. Не уравновешивается ли зло добром? Повесть заканчивается этим вопросом. Но иногда и вопрос сам по себе важен и значителен, он будит мысль и будоражит сердце.

  1. Философская повесть Вольтера « Микромегас »

В «Микромегасе» Вольтер, прибегая к методу остроумного повествования о путешествии на нашу Землю двух великанов, жителей Сириуса и Сатурна, обсуждает важные философские проблемы, волновавшие его современников, — сущность вещей, границы человеческих познаний, жизнь и смерть, врожденные идеи. Великаны поражены чрезвычайно малыми размерами земных существ. Людей они могли видеть только через увеличительные стекла, а между тем эти маленькие существа имели изумительные познания и ясные представления о вселенной. Так в аллегорической форме прославляется человеческий разум.

16 стр., 7709 слов

Природа в повести Прощание с Матерой Распутина

... важно остаться Человеком в любых обстоятельствах! Также читают: Картинка к сочинению Природа в повести Прощание с Матерой Распутина Популярные сегодня темы На картине озорной мальчуган сидит перед портретом старого и уважаемого мужчины в котелке. Рядом с мальчуганом ...

Люди, с которыми беседуют посланцы Сириуса и Сатурна, высказывают различные философские теории, бывшие в ходу в эпоху Вольтера. Микромегас отвергает при этом, как абсурдные, идеалистические взгляды и вымыслы церковников. Когда маленькая фигурка монаха встала перед Микромегасом, презрительно посмотрела на него и гордо заявила, что вся премудрость мира заключена в творениях Фомы Аквинского, богослова XIII века, и что вся вселенная с ее солнцем и звездами создана исключительно для человека, великан ответил взрывом гомерического хохота. Только материалистическая философия Локка пришлась по душе жителям Сириуса и Сатурна.

Микромегас, восхищенный умом малых существ, именуемых людьми, обещает им ответить на загадочный вопрос о сущности вещей, но в книге, подаренной им парижской Академии наук, оказались только чистые листы бумаги: сущность вещей еще предстоит раскрыть, и это могут сделать только сами люди.

В повести говорится о войнах как о тягчайшем бедствии человечества. Кто же виновник кровопролитий? – «Варвары, которые, сидя в своих кабинетах и предаваясь усладам пищеварения, отдают приказы об истреблении миллионов людей, а потом велят торжественно благодарить за это бога».

Вольтер неоднократно заявлял себя противником войн. Его антимилитаристская пропаганда исключительно актуально звучит в наши дни, будто и не умирал «фернейский патриарх» и ныне с неугасимым энтузиазмом продолжает отстаивать дело мира, как отстаивал его двести лет назад.

В литературном наследии писателя. Нет, кажется, ни одной строки, которая бы не была вызвана злобой дня его времени. Вольтер был активен. Мысль его никогда не дремала. Он должен был все знать, все видеть, но все откликаться, обо всем сказать свое слово.

Заключение

Жанр философской повести был избран Вольтером не случайно. Пользуясь им, можно было излагать в самой доступной и увлекательной форме наиболее сложные политические и философские теории и, следовательно, обращаться непосредственно к широким кругам читателей, которые не всегда охотно брали в руки строгие ученые трактаты с их труднопостижимой терминологией. Вольтер довел этот жанр до высокого совершенства. Каждая его повесть – шедевр художественной прозы XVIII столетия.

Список используемой литературы:

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/referat/filosofskie-povesti-voltera/

  1. Артомонов С. Философские повести Вольтера

  2. Г. Н. Ермоленко. Формы и функции иронии в философской повести Вольтера