Фразеологизмы и их роль в литературе

Курсовая работа

«Его имя останется в истории не только как имя самого великого памфлетиста, которого когда-либо знала Россия, но и как имя великого гражданина, не дававшего ни пощады, ни отдыха угнетателям мысли. Щедрин действительно жил только своим временем, но как хорошо сказал Гете: «Кто жил для своего времени, тот жил для всех времен», — писала Софья Ковалевская о Салтыкове-Щедрине.

Как это ни странно, с одной стороны, М.Е. Салтыков-Щедрин до сих пор — почти совершенно неизученный писатель, настолько неизученный, что не имеется даже полной библиографии его произведений. Единственным и богатейшим хранилищем рукописей Салтыкова является Пушкинский дом при Академии Наук. Но неизученные архивные материалы есть и в других хранилищах, сохранились и обильные журнальные и газетные залежи «салтыковианы», раскопка которых почти еще не начиналась.

С другой стороны, фразеологией русского языка ученые-филологи стали заниматься давно. Написано много работ, в том числе и специальных, в которых решаются те или иные вопросы филологии русского языка. Интересны и имеют непосредственное отношение к истории становления определенного понимания фразеологизма и представления об объеме и составе фразеологизмов русского языка работы И.И. Срезневского, учение Ф.Ф. Фортунатова, А.А. Шахматова, которое продолжили и развили Д.Н. Ушаков и В.К. Поржезинский, статьи В.В. Виноградова, Л.В. Щербы, работы Б.А. Ларина, С.И. Ожегова и других.

Повседневная речь не включает весь арсенал выразительных средств, имеющихся в русском языке, что сказывается на ее качестве. Необходимо правильное применение этих художественных средств, так как их неуместное или неправильное использование делает речь не только скудной, но и стилистически неграмотной.

Фразеологизмы оживляют и украшают как устную речь, так и литературные произведения. Умело использовал в баснях разговорную фразеологию И.А. Крылов. Много русских фразеологизмов в произведениях А.С. Пушкина Н.В. Гоголя, Н.С. Лескова, Л.Н. Толстого, М.Е. Салтыкова-Щедрина, А.П. Чехова.

Актуальным представляется обращение к теме — анализу особенностей такого выразительного средства, как фразеологизмы в прозе М.А. Салтыкова-Щедрина

Целью исследования является анализ использования фразеологизмов в прозе М.Е. Салтыкова-Щедрина. Цель исследования обусловила постановку следующих задач: с теоретической точки зрения дать понятие «фразеологизма» и их источников в русском языке и литературе; использование фразеологизмов в литературе, в том числе использование их как стилистического средства на разных этапах развития русской литературы, описать жизнь и творческий путь Салтыкова-Щедрина, проанализировать использование фразеологизмов в прозе писателя.

4 стр., 1857 слов

Повесть М. Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города» как социально-политическая ...

... Щедрин исследовал политическую жизнь России: взаимоотношения между различными классами, угнетение крестьянства высшими слоями общества. Беззаконие царской администрации, ее расправы, чинимые над народом, прекрасно отражены в романе История одного города. ... Салтыков-Щедрин создал путем использования приема иносказания. Эту свою манеру письма автор назвал эзоповским языком по имени древнегреческого ...

Методологической основой исследования служат произведения М.Е. Салтыкова-Щедрина, а также работы Бушмина А.С., В.И. Кулешовой, А. Квятковского, Н.Н. Кычевой и других.

Основными исследовательскими методами являются описательно-аналитический и дифференциальный методы.

Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников.

1. Фразеологизмы и их роль в литературе

1.1 Понятие «фразеологизм» и источники фразеологизмов

В современном языкознании нет единого мнения по вопросу о сущности и определении фразеологического оборота как языковой единицы. Существуют теоретические разногласия по поводу объема фразеологии и характере языковых фактов, трактуемых как фразеологизмы. О важности точного определения фразеологического оборота свидетельствует лексикографическая практика, когда в словарях в качестве фразеологизмов приводятся обычные словосочетания (чувство локтя, военные действия, прибрать к рукам, даром что и др.) и слова (с ходу, в общем, ни-ни, на руку, на мази и др.).

Определение общего характера фразеологизму дал Ш. Балли: «сочетания, прочно вошедшие в язык, называются фразеологическими оборотами». Исследователи В.Л. Архангельский, С.Г. Гаврин, В.Н. Телия определяют фразеологизм как языковую единицу, для которой характерны такие второстепенные признаки как метафоричность, эквивалентность и синонимичность слову. В.В. Виноградов выдвигал как наиболее существенный признак фразеологического оборота его эквивалентность и синонимичность слову. Телия В.Н. Первоочередные задачи и методологические проблемы исследования фразеологического состава языка в контексте культуры // Фразеология в контексте культуры. — М., 1999. — С. 13. Но, по мнению Н.М. Шанского, метафоричность присуща также и многим словам, а эквивалентность — не всем устойчивым сочетаниям. Поэтому включение этих второстепенных и зависимых признаков в определение фразеологизма не совсем корректно. Ученый подчеркивал, что «правильная дефиниция фразеологизма невозможна без учета его отличий от слова и свободного сочетания».

В своей работе «Фразеология современного русского языка» Шанский дает следующее определение: «Фразеологический оборот — это воспроизводимая в готовом виде языковая единица, состоящая из двух или более ударных компонентов словного характера, фиксированная (т.е. постоянная) по своему значению, составу и структуре». Лингвист полагает, что основным свойством фразеологического оборота является его воспроизводимость, так как «фразеологизмы не создаются в процессе общения, а воспроизводятся как готовые целостные единицы». Так, фразеологизмы «за тридевять земель», «след простыл», «нечем крыть» и др. извлекаются из памяти целиком. Для фразеологизмов характерна воспроизводимость их в готовом виде с закрепленным и строго фиксированным целостным значением, составом и структурой. Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка / Н.М. Шанский. — М.: Высшая школа, 1985. — с. 27.

Фразеологизмы являются значимыми языковыми единицами, для которых характерно собственное значение, независимое от значений составляющих их компонентов. Фразеологический оборот состоит из одних и тех же компонентов, располагающихся друг за другом в строго установленном порядке. В некоторых фразеологических оборотах отмечается различное расположение компонентов: сгореть со стыда — со стыда сгореть, тянуть волынку — волынку тянуть, однако в таких фразеологизмах местоположение образующих их слов закреплено в двух одинаково возможных вариантных формах. Фразеологизмы отличает непроницаемость структуры.

7 стр., 3136 слов

Миниатюра с фразеологизмом прикусить язык

... сначала учимся находить эти выражения в готовом тексте (например, взять любое сочинение с использованием фразеологизмов на любую тему). Затем следующий тренировачный этап — самостоятельно составляем отдельные предложения ... слов является индивидуальное значение целого выражения. Эти выражения непросто переводить на другие языки, а иностранцам невозможно их понять, если не знать их значения. Почему? ...

Основная масса фразеологизмов выступает в виде целостных языковых единиц, вставки в которые обычно невозможны (от мала до велика, во цвете лет, на седьмом небе, дело в шляпе и др.).

У некоторых фразеологизмов компоненты разделены расстоянием («Ни зги буквально не видно», «Какой дал папа ему сегодня нагоняй!»).

Н.М. Шанский рассмотрел отличия фразеологических оборотов от свободных словосочетаний. Фразеологические обороты отличают воспроизводимость, целостность значения, устойчивость состава и структуры, и, как правило, непроницаемость структуры. Отличия фразеологических оборотов от слов, как считал ученый, следующие: слова состоят из элементарных значимых единиц языка, морфем, а фразеологизмы — из компонентов словного характера, слова выступают как грамматически единооформленные образования, а фразеологизмы — грамматически раздельнооформленные образования. Таким образом, фразеологизмы имеют «характерный набор дифференциальных признаков:

1) это готовые языковые единицы, которые не создаются в процессе общения, а извлекаются из памяти целиком;

2) это языковые единицы, для которых характерно постоянство в значении, составе и структуре (аналогично отдельным словам);

3) в акцентологическом отношении это такие звуковые комплексы, в которых составляющие их компоненты имеют два (или больше) основных ударения;

4)это членимые образования, компоненты которых осознаются говорящими как слова». Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка / Н.М. Шанский. — М.: Высшая школа, 1985. — с. 29.

Фразеологизмы должны обладать всей совокупностью указанных признаков, отличающих их от свободных сочетаний и слов.

В языке каждого народа есть устойчивые образные обороты, которые воспроизводятся в речи подобно слову, а не строятся, подобно словосочетаниям и предложениям. Такие обороты называются фразеологизмами. Другое важное свойство фразеологизмов: смысл целого фразеологизма не складывается из смыслов, входящих в него слов, например, выражение собаку съел, обозначающее быть мастером в каком-нибудь деле», совершенно не связано со значением входящих в него слов.

Фразеологизмы различаются по степени спаянности компонентов. Если она максимальна, то это фразеологические сращения, например, попасть впросак, бить баклуши, ничтоже сумняшеся. Если связь между компонентами меньшая, — это фразеологические единства (тянуть лямку, намылить шею).

Во фразеологических сочетаниях один член фразеологизма имеет так называемое ограниченное, связанное употребление, а второй — свободное: щекотливый вопрос, чревато последствиями, кромешная тьма.

Основная часть фразеологизмов русского языка исконно русского происхождения, источником их является, например, профессиональная речь (точитъ лясы, бить баклуши, без сучка и задоринки, снять стружку, сесть на мель, играть первую скрипку).

12 стр., 5837 слов

Конспект по русскому языку «Роль вводных слов и вводных предложений ...

... в конце предложения, например (обратите внимание на интонацию вводности): 1) Тема, однако, не новая. = Тема не новая. 2) Тема не новая, однако. = Тема не новая. Это же слово, стоящее в начале ... в перечисленных словах фразеологизмы. 3. Слова и сочетания, с помощью которых автор демонстрирует способ выражения своих мыслей: грубо говоря, иначе говоря, если можно так сказать, к слову сказать, как ...

Некоторые попали в литературный язык из жаргона (втирать очки, карта бита, идти ва-банк — у картежников) и разговорной речи. Некоторые фразеологизмы пришли из диалектов и связаны с трудом крестьянства (поворачивать оглобли, из кулька в рогожку, на воде вилами написано).

Многие фразеологизмы имеют своим источником богослужебные книги (святая святых, исчадие ада, по образу и подобию, глас вопиющего в пустыне, земля обетованная) Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове / В.В. Виноградов. — М.: Высш. шк., 1986. — с. 137..

Немало фразеологизмов пришло из античной мифологической литературы (авгиевы конюшни, ахиллесова пята, дамоклов меч, прометеев огонь, танталовы муки).

Иногда заимствованные фразеологизмы употребляются без перевода: alma mater (лат. мать-кормилица); tabula rasa (лат. чистая доска; нечто нетронутое, абсолютно чистое).

Источником исконной фразеологии становятся обороты из произведений писателей: счастливые часов не наблюдают (А. Грибоедов); дела давно минувших дней (А. Пушкин); а ларчик просто открывался (И. Крылов); рыцарь на час (Н. Некрасов); жи вой труп (Л. Толстой); человек в футляре (А. Чехов); Человек — это звучит гордо! (М. Горький)

Такие устойчивые выражения из художественной литературы и публицистики обычно называют крылатыми выражениями.

Фразеологизмы — это почти всегда яркие, образные выражения. Поэтому они — важное экспрессивное средство языка, используемое писателями как готовые образные определения, сравнения, как эмоционально-изобразительные характеристики героев, окружающей действительности и т. п.

Например, К. Паустовский в романе «Дым отечества», характеризуя действие одного из героев, вместо слов не задумываясь, бездумно употребляет фразеологизм очертя голову: Ее привлекала в нем ребячливость, склонность увлекаться очертя голову, рыцарство, ироническое отношение к само му себе.

На использовании фразеологических оборотов построено стихотворение А. Ситковского «Все лучшее, что есть на свете». Или у Н. Гоголя в «Мертвых душах»: Я полагаю со своей стороны, положа руку на сердце: по восъ ми гривен на душу, это самая красная цена И. Ильф и Е. Петров в романе «Двенадцать стульев» дают целый синонимический ряд фразеологизмов со значениями «умереть»: «Умерла Клавдия Ивановна», — сообщил заказчик. «Ну, царствие небесное, — согласился Безенчук. — Преставилась, значит, старушка… Старушки, они всегда преставляются.. Или богу душу отдают, — это смотря какая старушка. Ваша, например, маленькая и в теле, — значит, преставилась. А например, которая покрупнее да похудев — та, считается, богу душу отдает»… Ларин Б.А. Очерки по фразеологии // История русского языка и общее языкознание. — М., 1977. — С. 51.

Иногда писатели используют фразеологизмы в измененном, переоформленном виде. В этих случаях фразеологизм получает новые эстетические качества. Например, М. Салтыков-Щедрин употребляет фразеологизм совать свой нос куда-либо, расширяя его: Цензура привыкла совать свой смрадный нос в самое святилище мысли писателя.

2 стр., 604 слов

Поэтические особенности языка Слово о полку Игореве (Литература XI—XII веков)

... тоски — сравнивается Ярославна, тоскующая о муже. Поэтическое искусство автора «Слова» проявляется и в применении ... середине, или в конце слов, Повторение созвучных согласных называется аллитерацией, Boт примеры её: ... их как бы живыми существами. Так, например, сказав о разгроме русских полков половцами, ... распуганных лебедей). Описывая битву, автор средствами языка старается передать гром мечей, треск ...

1.2 Использование фразеологизмов как стилистического средства на разных этапах развития русской литературы

Пути и способы применения и образования фразеологических единиц языка в художественной литературе чрезвычайно многообразны. Приведенные примеры, показывают, что их экспрессивные возможности могут быть по-разному использованы в зависимости от образной структуры текста, от тематического задания, наконец, от конкретных художественных намерений и общих стилистических устремлений писателя. Дошедшие до нас письменные памятники X-XIII вв. дают хорошее представление о богатстве и многогранности русского литературного языка и древнейшей поры.

Поразительное разнообразие жанров письменности, например, литературно-художественный памятник «Слово о полку Игореве», жития, проповеди, поучения и так далее свидетельствует о высокоразвитой системе древнерусского литературного языка.

В этом литературном языке древней Руси были хорошо развиты лексические, фразеологические, словообразовательные средства и синтаксические конструкции, которые будучи пополнены элементами старославянского языка, с успехом обслуживали самые разнообразные потребности. В подтверждение можно сослаться на богатство фразеологии древнерусского языка, в составе которого было много слов, обозначающих общее отношение людей, отвлеченные понятия, патриотические идеи, государственное устройство, военные подвиги, родственные отношения, профессиональные различия, мораль, религиозные представления и так далее.

Своеобразие языка Московской Руси и его отличие от языковой грамоты Новгорода хорошо прослеживается в фразеологии. Выделяются целостные словесные группы, употребляемые в терминологическом значении: грамота Новгорода, земля черная, крестное целование и так далее. Фразеологические обороты засвидетельствованные для периода XIV-XV вв. только в языках Московских грамот: венцы повоженные, год княжи деньги в росте, держати по годам, жито заемное, слобода свести, хлеб заемный и многие другие Ларин Б.А. Очерки по фразеологии // История русского языка и общее языкознание. — М., 1977. — С. 76..

В индивидуальном употреблении фразеологические словосочетания могут подвергаться разным преобразованиям. Возможность намеренного переиначивания фразеологизмов, их обыгрывание (частое использование в произведениях художественной литературы) свидетельствует о том, что слова, образующие фразеологизмы воспринимаются говорящим именно как слова, а не внешнее совпадающее со словами компоненты фразеологизма.

Один из обычных способов обыгрывание фразеологизмов заключается в том, что слово, входящее в фразеологическое словосочетание, может быть понято как бы буквально, в его основном значении. Тогда происходит разрушение неразложимого по смыслу словосочетания или его неожиданного переосмысления, например: «Елена: а Вы разве не знаете, что нужно платить добром за зло?». Тетерев: не имею ни крупной не мелкой монеты. М. Горький «Мещане».

Не редко в «игру» вступает не только свободные значения слов, входящих в устойчивое фразеологическое словосочетание, но и те же слова, включенные в другие фразеологизмы. Как правило, значение этих сопоставимых фразеологических словосочетаний никак не связаны друг с другом. Именно на неожиданности подобного сближения и рассчитан комический эффект. В статье «несколько слов о мизинце Г. Булгарина и о прочем». А.С. Пушкин пишет, что он «напал» на следующее место в «Сыне Отечества», издаваемом Гречин и Булгариным: «Я решился на сие(на оправдание господина Булгарина) не для того, чтоб оправдать и защищать Булгарина, который в этом не имеет надобности, ибо у него в одном мизинце более ума и таланта, нежели во многих головах рецензентов». Вершины: Книга о выдающихся произведениях литературы. / Сост.В.И. Кулешова. — М.: Литиздат, 1983. — с. 112.

2 стр., 518 слов

Разработка по русскому языку :»Учимся писать сочинения». ...

... качества крепостного неграмотного народа. Поэтому сборник «Записки охотника» был очень популярным среди читателей. Рассказ «Бежин луг» ... ребятам. VI . Мастерство писателя. Рассказ И.С.Тургенева «Бежин луг» входит в сборник рассказов «Записки охотника», который вышел в 1852 году. Писатель в своих рассказах показал красоту души, лучшие ...

Иногда прямое свободное значение слова не противопоставляется его фразеологически связанному значению, а служит основной для перелицовки выражения, например: то, что в языке существует выражение «махнуть рукой» на что либо, позволяет Чехову шутливо сказать о живущем в клетке дрозде: «На свою неволю он давно уже махнул рукой».

Прямое значение, входящее во фразеологическое целое, часто является как бы только поводом для создания развернутого образа, который воспринимается на фоне общеупотребительного устойчивого словосочетания.

Буквальное истолкование выражения «провести за нос» показанного как источник конфликта в романе Достоевского «Бесы» там рассказывают о том, что П.П. Таганов, человек «пожилой и даже заслуженный» имел невинную привычку часто с азартом приговаривать: Нет-с меня не проведут за нос! Однажды, когда он «проговорил этот афоризм» в клубе, Ставрошин вдруг подошел к нему и «неожиданно, но крепко, ухватил его за нос двумя пальцами и успел протянуть за собой по залу два-три шага…». Здесь обыгрывание выражения «остаться с носом», понимаемого одновременно в двух планах, — в свободном и в фразеологическом.

Интересно в этом плане сравнить с приведенным выше примером многочисленные риторические преобразования того же фразеологического сочетания в романе Чернышевского «Что делать?» Сочетание «провести за нос» вызывает длинный ряд индивидуально-контекстных вариаций, основанных на внешнем разложении, сочетания. Это разложение не ведет к смысловому разрушению фразеологизма, наоборот, его общее значение как бы распространяется и на отдельные входящие в него слова (провести за нос).

Вершины: Книга о выдающихся произведениях литературы. / Сост.В.И. Кулешова. — М.: Литиздат, 1983. — с. 114.

Таким образом, видно, что фразеологизмы нашли широкое применение в произведениях не только современных писателей, но и в памятниках древнерусской литературы.

Радищев создатель революционного публицистического стиля, широко пользовался лексикой и фразеологией славянско-русского характера, изменяя и развивая их смысловую систему и идейную направленность. О том, как формировалась и создавалась фразеология, свидетельствуют многие новообразования Радищева. Например, от слова «гражданин» Радищев производит очень много таких формул: гражданское звание, гражданское положение, гражданское сожитие, и смело говорит, что гражданское звание есть высшее звание гражданина. Карамзин выступил против увлечения французским языком провозглашая принцип фразеологического новаторства, фразеологического творчества, находя в этом одно из средств развития и обогащения национального литературного языка.

14 стр., 6723 слов

Салтыков-Щедрин, Михаил Евграфович

... сдавленно и глухо, та самая тема, на которую были написаны ранние романы Ж. Санд: признание прав жизни и страсти. ... блеском, его литературная деятельность. Имя надворного советника Щедрина, которым были подписаны появлявшиеся в «Русском вестнике» ... Салтыкова», приложенных к полному собранию его сочинений). Ни одно из стихотворений Салтыкова-Щедрина (отчасти переводных, отчасти оригинальных) не носит на ...

Выдающийся принцип фразеологического творчества Карамзина не был одинок. Белинский назвал его эпоху «веком фразеологии». Фразеологический состав прозы Карамзина испытывал на себе сильное влияние стилей поэзии. Многие его фразеологические новаторства казались искусственными, так как были не уместны в стилях поэтических, нежели прозаических. фразеологизм литература язык щедрин

Значение Гоголя в истории литературного языка определяется и той неистощимой творческой изобразительностью, которую он обнаруживал при использовании общеупотребительной фразеологии. Многие эти слова и выражения имеют не только прямые, но и переносные, образно-фигуральные значения. Он использовал фразеологию как средство образной характеристики персонажей. Например, зять Ноздрева говорил «таким ленивым и вялым голосом, как будто бы, по русскому выражению, натаскивал клещами на лошадь хомут», Манилов относиться к роду людей «известных под именем: люди так себе, ни то, ни се, ни в городе Багдан, ни в селе Селифан» по словам пословицы». Вершины: Книга о выдающихся произведениях литературы. / Сост.В.И. Кулешова. — М.: Литиздат, 1983. — с. 114.

В ранних произведениях Щедрина употребляются очень многие фразеологические единицы церковно-книжного происхождения: «вавилонское столпотворение», «плоть и кровь», «неугасаемый огонь», «камень преткновения», «море житейское» Виноградов В.В. Об основных типах фразеологических единиц в русском языке. // Избранные труды. Лексикология и лексикография. — М., 1977. — с. 142. .

Наряду с ними привлекаются в виде цитат и ходячих изречений следующие выражения: «дивны дела твои господи», «смириться перед рукой промысла», «где предстоит раб лукавый» и другие. У Белинского, Добролюбова, а также в журнально-публицистических статьях можно обнаружить множество аналогичных выражений. В произведениях Щедрина 70-80 г. значительно расширяется круг привлекаемых фразеологизмов: «нищи духом», «на сон грядущий», «зеленая медаль», «гиена огненная» и тому подобное.

В Щедринском языке употребляются выражения: «вносить мир и благоволие в сердца человеков», «блажен муж», «грехи мира сего», «вера без дела мертва есть» и прочие.

В употреблении этой фразеологии Щедрин отчетливо выделил следующие тенденции:

  • ассимиляция их общелитературным средством выражения, типичная не только для индивидуального употребления Щедрина, но и для литературного языка той эпохи.
  • пародийно ироническое употребление в целях создания сатирической экспрессии, что будет рассмотрено в следующей главе.
  • создание обличительно-патетического слога.
  • использование в качестве материала и моделей фразообразование.

Эти щедринские способы использования фразеологических церковнославянизмов отражает те общественные процессы, которые происходили тогда в литературном языке и которые выражались в виде книжных и просторечивых элементов и других видах стилистического применения этой неупорядочной массы фразеологических «осколков».

Широкое применение фразеологизмов как стилистических средств нашло отражение и в современных текстах. Словарный состав и фразеология русского языка пополнялась в огромным количеством новых слов и выражений. На это обращал внимание Горький, который говорил, что сопоставив слово употребляемое писателями прошлых эпох, можно убедиться как значительно расширился и обогатился словарный состав современного русского языка. Это обогащение лексики и фразеологии в том, что основной фонд русского языка пополнился множеством новых слов и выражений.

1 стр., 395 слов

Анализ сказок М – Е – Салтыкова-Щедрина анализ сказки салтыков щедрин

... каждой сказки легко угадывается реальное общественное явление, а также всегда прослеживается и отношение автора к предмету своего сочинения. ... для своих произведений форму сказок. Ведь сказка – это, как известно, вымысел, неправда. По закону ... это и не является задачей сатиры. В своих Сказках писатель продолжает традиции народного творчества. Недаром автор выбрал ...

2. Фразеологизмы в прозе Салтыкова-Щедрина

2.1 Жизнь и творчество Салтыкова-Щедрина

Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович (настоящая фамилия Салтыков), годы жизни: 15 (27) января 1826 (с. Спас-Угол, ныне Калязинский район Тверской области) — 28 апреля (10 мая) 1889 (Санкт-Петербург), русский писатель-сатирик, публицист.

Был шестым ребенком потомственного дворянина коллежского советника Е.В. Салтыкова, мать происходила из семьи московских купцов. До 10 лет жил в имении отца. Детские годы прошли в атмосфере крайней бережливости и строгости матери, зачастую оборачивавшейся жестокостью. Отношения между членами семьи — равнодушие, разобщенность, деление детей на любимых и «постылых», физические наказания, считавшиеся необходимым элементом воспитания — позднее стали основой для ярких художественных образов семейств Головлевых («Господа Головлевы», 1875-80) и Затрапезных («Пошехонская старина», 1887-89).

В 1836 был зачислен в московский дворянский институт, в котором десятью годами ранее учился М.Ю. Лермонтов (в то время назывался благородным университетским пансионом), а в 1838 как лучший ученик института был переведен в Царскосельский лицей. Страстный поклонник русской литературы, Салтыков сразу же прослыл первым поэтом на курсе, и его стихи стали появляться в периодических изданиях, однако сам будущий писатель осознавал, что лишен поэтического дара. Во время обучения сблизился с выпускником лицея М.В. Буташевичем-Петрашевским, оказавшим серьезное влияние на мировоззрение будущего писателя. С увлечением изучал философские труды французских социалистов-утопистов Шарля Фурье и Сен-Симона, знакомился с прогрессивными взглядами сторонников эмансипации, идеями В.Г. Белинского. Жизнь и творчество М.Е. Салтыкова-Щедрина / сост. и вступ. ст. М.С. Горячкиной. — М.: Литиздат, 1989. — с. 12.

В 1844 был определен на службу в канцелярию военного министерства, бюрократическая служба его тяготила — Салтыков мечтал заниматься только литературой. В 1847 начал работу над первой повестью «Противоречия», «повестью из повседневной жизни» — как сам определил ее автор, опубликованную в журнале «Отечественные записки». В повести явственно слышен отзвук идей петрашевцев, а в противоречивом и сложном образе главного героя Нагибина угадываются черты друзей и единомышленников самого писателя. Вторая повесть «Запутанное дело» (1848) продолжала и по-своему развивала традиции, с одной стороны, Гоголя и Достоевского, с другой, — представителей натуральной школы. Рельефно выписанная история своеобразного «маленького человека», обитателя Петербургских низов, имела неожиданный резонанс: выход «Дела» совпал с ужесточением цензурных ограничений после Великой французской революции и организацией секретного комитета под председательством князя Меншикова, в результате повесть была запрещена, а ее автор выслан в Вятку и назначен на должность писца в Губернском правлении.

Блестящего выпускника Царскосельского лицея ожидали годы отчаяния, рутинной бумажной работы, мучительной неизвестности относительно своего будущего (в это время начались аресты членов кружка петрашевцев) и внутреннего одиночества. В 1850 круг обязанностей писателя неожиданно меняется, Салтыков становится членом комиссии по подготовке вятской выставки плодов крестьянского труда. Новое занятие дало возможность глубже познакомиться с бытом народа, проникнуть в специфические особенности экономического развития русской провинции. В 1855 получил долгожданное разрешение на возвращение в столицу. Еще во время вятской ссылки произошло важное событие — знакомство с Лизой Болтиной, ставшей женой Салтыкова в 1856, несмотря на активное недовольство родителей писателя. Жизнь и творчество М.Е. Салтыкова-Щедрина / сост. и вступ. ст. М.С. Горячкиной. — М.: Литиздат, 1989. — с. 56.

8 стр., 3665 слов

Особенности и своеобразие сказок Салтыкова-Щедрина

... Особое место в русской литературе занимают сатирические сказки М. Салтыкова-Щедрина. Аллегорические образы которых носят социальный ... вкусно ли ей было. идею сказки Своеобразие сказок М. Е. Салтыкова-Щедрина (1) Школьное сочинение Сказка — малый эпический жанр, истоки ... самые животрепещущие вопросы современной ему жизни. Каждая из сказок Щедрина — законченное и совершенное произведение. Но целостное ...

Семилетние наблюдения за неэффективной, а порой преступной работой чиновничьего аппарата, отсталостью и косностью законов, регулирующих экономическую жизнь деревни, скучным и невежественным существованием обывателей нашли отражение в «Губернских очерках» (1856-1857), опубликованных в журнале «Русский вестник» под псевдонимом Щедрин. Время написания очерков было пропитано духом свободы и либерализма: эпоха реформ Александра II вернула независимость и насыщенность литературной жизни, возродила интерес к сатире, оживила надежду интеллигенции на возможность коренных преобразований в устройстве общества и духовном мире человека. В «Губернских очерках» на первый план выходит талант Салтыкова-обличителя, страстного борца со всем отсталым, нечистым, ограниченным, порочным. В 1958-62 свет увидели два сборника: «Невинные рассказы» и «Сатиры в прозе», в которых впервые появился город Глупов, собирательный образ современной российской действительности.

В феврале 1862 решает выйти в отставку и всецело посвятить себя писательскому и издательскому делу, принимает активнейшее участие в издании «Современника». Однако в 1866 возвращается на службу на этот раз в должности управляющего пензенской Казенной палатой, где продолжает активно работать над «глуповскими» памфлетами, пополняя коллекцию уродливых образов за счет наблюдений за нравом своих начальников и подчиненных. В 1868 оставляет должность и переходит в журнал «Отечественные записки», а после смерти Некрасова, бывшего главным редактором, становится во главе журнала.

В конце 1860-х гг. начинает работу над «Историей одного города» (1970), при этом портрет Глупова, запечатленный в сатирических памфлетах, существенно меняется, обрастая новыми чертами. Раньше корень всех российских бед виделся в дворянских инертности и произволе, теперь к этому прибавились крестьяне с их тупой покорностью и готовностью терпеть этот произвол. Размышляя о причинах такого положения, Салтыков обращается к истории, так формируется основной замысел книги. Талант сатирика и безграничная фантазия породили причудливый гротескно-фантастический мир «Истории», мир страшный и обреченный, населенный монстрами, причем уродливы и градоначальники, и сам народ. Главной задачей, стоявшей перед писателем, было не создание собственно пародии на официальную историографию, несмотря на то, что в образах градоначальников отражены характерные черты их прототипов, и каждый глуповский правитель соответствует реальному историческому деятелю, здесь Салтыков поднимается до уровня обобщения, предлагая собирательный образ российского общества с его вневременными пороками (в этом плане нарисованный писателем образ России оказался во многом пророческим).

Параллельно работает над публицистическими статьями, в 1870 выпускает сборники рассказав «Признаки времени» и «Письма из провинции», «Помпадуры и Помпадурши» (1873), «Господа Ташкентцы» (1873), «Дневник провинциала в Петербурге» (1873), «Благонамеренные речи» (1876), ставшие заметным явлением не только в литературе, но и социально-политической жизни. Жизнь и творчество М.Е. Салтыкова-Щедрина / сост. и вступ. ст. М.С. Горячкиной. — М.: Литиздат, 1989. — с. 72.

В 1878 свет увидел самый серьезный и значительный роман «Господа Головлевы». История семьи Головлевых — это подавляющая своей трагичностью и глубиной история разложения и смерти дворянского семейства, мучительной агонии рода. Писателя интересует процесс распада человеческой личности, одержимой страстью: страстью стяжательства, страстью к алкоголю, словесным запоям. Наряду с социальной проблематикой Салтыков-Щедрин поднимает ряд онтологических вопросов, напрямую касающихся основ духовной жизни человека, как непременного условия жизни физической.

Сказки Салтыкова-Щедрина (впервые появились в 1869, но основная их часть была написана в период 1883-86) органично вписываются в сатирическое русло писателя. Этот жанр оказался очень близок художественным методам Салтыкова-Щедрина, таким как гиперболизация образов, гротескное смешение деталей, включение элементов фантастики и фантасмагории, иносказание. При этом активно использует жанр классической народной сказки о животных: за каждым животным у Салтыкова-Щедрина закреплен традиционный набор пороков и отрицательных качеств, дополненный узнаваемыми социальными характеристиками.

Роман «Пошехонская старина» (1886) во многом повторяет основные идеи «Господ Головлевых». Однако в композиционном отношении роман намного более сложный и многоплановый: хроника, жизнеописание героев (значительная часть которых представляет собой автобиографию) и эпическая историко-бытовая панорама крепостничества предопределяют три основных уровня построения романа. Кроме того, писатель почти полностью отказывается от сатиры, роман мыслится как исторический документ ушедшей ужасной эпохи рабства и бесправия. Ушла ли эта эпоха? Превратились ли мрачные годы в настоящую «старину»? На эти принципиальные для всего творчества писателя Салтыков-Щедрин дает отрицательный ответ.

2.2 Общее значение фразеологизмов и их роль в сказках М.Е. Салтыкова-Щедрина

Проблема анализа особенностей функционирования фразеологических единиц в художественном тексте относится к числу актуальных в современной лингвистике. Функции фразеологических единиц в тексте обусловлены системными свойствами фразеологизмов: структурной раздельно оформленностью, асимметрией формы и семантики как результата метафоризации и абстрагирования от значения деривационной базы, образностью, семантической емкостью, коннотацией, а также способностью к окказиональным структурно-семантическим модификациям Малински Т. Возникновение новых фразеологических единиц // Русистика. — Берлин. — 1992. — № 2. — с. 67. . Данные свойства фразеологических единиц обусловили широкое употребление их в сказках Салтыкова-Щедрина. Функционирование фразеологических единиц в анализируемых текстах подчинено целям сатирической поэтики.

В сказках Салтыкова-Щедрина фразеологизмы представлены как в традиционном, так и в преобразованном виде. Автор широко использует возможности повышения экспрессивности нормативных фразеологических единиц, применяя приемы градации, антитезы, стилистического контраста.

Основные приемы индивидуально-авторских преобразований фразеологических единиц являются структурные (конца не видать вместо: конца-краю не видать; выше всякой меры вместо сверх меры; стрелять оком вместо стрелять глазами и др.), семантические, в том числе каламбурное использование фразеологических единиц, структурно-семантические (проливать кровавый пот сравнение: проливать кровь и кровавый пот).

Фразеологизмы выполняют в сказках Салтыкова-Щедрина различные текстообразующие функции.

— Структурно-композиционную функцию, обусловленную непосредственным участием фразеологических единиц или их элементов в формировании заголовков или подзаголовков («Вяленая вобла», «Баран непомнящий» и др.), а также отдельных фраз или сверхфразовых единств текста.

— Смыслообразующую функцию, обусловленную участием индивидуальной семантики фразеологических единиц в формировании смысла всего текста как коммуникативной единицы (ежовые рукавицы, куда Макар телят не гонял в сказке «Вяленая вобла», собаке — собачья смерть — «Верный Трезор» и под.).

  • Стилеобразующую функцию, обусловленную участием стилистически значимых фразеологических единиц в формировании текстов того или иного функционального стиля.
  • Жанрообразующую функцию, обусловленную участием фразеологических единиц в формировании жанрового своеобразия текста (сказочные зачины, присказки, пословицы и поговорки).

Фразеологические единицы в сказках М.Е. Салтыкова-Щедрина являются ярким средством характеристики образов героев, участвуют в формировании идейно-тематического содержания произведений, используются как одно из средств создания комического (часто сатирического) эффекта.

Творчество Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина чрезвычайно многообразно. Особое место среди огромного наследия занимают его сказки. «Они могучи по своей мысли, забавны и вместе с тем трагичны по своему ядовитому ехидству, очаровывают своим языковым совершенством» — говорил В.А. Луначарский Салтыков-Щедрин М.Е. Сатирические романы и сказки / М.Е. Салтыков-Щедрин. — М.: Московский рабочий, 1987. — 638 с..

В сложном идейном содержании сказок Салтыкова-Щедрина можно выделить четыре основные темы: сатира на правительственные верхи самодержавия, изображение жизни народных масс в царской России, обличив поведения и психология обывательски настроенных слоев интеллигенции, разоблачение индивидуалистической морали героев сказок. Язык сказок Салтыкова-Щедрина необычайно богат. Напряду с простыми, общеупотребительными словами Салтыков-Щедрин использует фразеологизмы — образные выражения, которые прочно вошли в наш язык и употребляются с ним наряду с языковыми единицами. Из сказок Салтыкова-Щедрина отобран ряд фразеологизмов и дано их лексическое значение:

Держать камень за пазухой — таить злобу («Дикий помещик»)

Ни пяди не уступить — нисколько не отдать (там же)

Стоять на своем — добиваться выполнения своих требований (там же)

Моя изба с краю — нежелание принимать участие в каких-либо делах («Вяленая вобла»)

На бобах разводить — то есть гадать (там же)

Некуда носа высунуть — некуда выйти («Премудрый пескарь»)

Ума палата — иметь много ума (там же)

Гляди в оба — будь бдителен (там же)

Стоит на часах — глядит за временем («Самоотверженный заяц»)

10. К одному знаменателю приводить — приводить к единому решению («Медведь на воеводстве»)

Смерть в глаза видели — видели ужасное, страшное («Карась -идеалист»)

Сон в руку — вещий сон («Премудрый пескарь»)

13.С сумой по миру пущу — сделать нищим («Недреманное око»)

14.Дурак на дураке сидит, дураком погоняет — показ общества, где глупы и начальники, и подчиненные (там же)

15.Ступай за семь верст киселя хлебать- отправляться далеко за чем-либо («Премудрый пескарь»)

16.Хлещет через край — иметь слишком много чего-либо, что не умещается в объеме («Либерал»)

17.Стать в тупик — встретить такое затруднение, из которого нельзя выйти («Ворон-челобитчик»)

18. На все наплевать — ничего не брать во внимание, все безразлично («Путем-дорогою»)

19.Нам ко двору — к месту («Карась-идеалист») 2

20. С Макаром телят не гоняющим познакомиться (иначе: Там где Макар телят не пас) — отдаленное место, где никто не бывал («Вяленая вобла»)

21. Не на шутку рассердиться — всерьез рассердиться («Медведь на воеводстве»)

22.Глазами хлопать — бессмысленно, тупо смотреть («Орел-еценат»)

23.Держи карман шире — надеяться на что-нибудь, чего не может случиться («Карась-идеалист»)

24.Не за грош пропадет — пропадет совершенно зря («Коняга»)

25.Не ровен час- все может быть («Вяленая вобла»)

26. С три короба наговорить — очень много наговорить («Недреманное око»)

27.Ничто под луною не вечно — все смертно («Путем-дорогою»)

28.В ложке утопить — обещание о расправе («Недреманное око»)

29. Чудеса в решете — нечто удивительное, необычное («Коняга»)

30. Соловья баснями не кормят — много говорить, но дела не делать («Богатырь»)

31.Как с гуся вода — все равно, безразлично («Коняга»)

32.Нюхали в воздухе, чем пахнет — выяснять обстановку («Медведь на воеводстве»)

33. Держать в ежовых рукавицах — очень строго, сурово обходиться с кем-либо («Ворон-челобитчик»)

34. Согнуть в бараний рог — держать в повинности, смирять строгостью, притеснением («Самоотверженный заяц»)

35.И жил дрожал и умирал, дрожал — прожить в вечной боязни и умереть тоже в страхе («Премудрый пескарь»)

Фразеологизмы поделены по определенным признакам: Фразеологизмы, обозначающие действие:

Держать камень за пазухой.

Ни пяди не уступить.

Стоять на своем.

На бобах разводить.

Гляди в оба.

Куда не обернется, везде ему мат.

Стоит на часах.

К одному знаменателю приводить.

Смерть в глаза видели.

10.С сумой по миру пущу.

11. Дурак на дураке сидит, дураком погоняет.

12. Ступай за семь верст киселя хлебать.

13.Хлещет через край.

14.Стать в тупик.

15.На все наплевать.

16.Не на шутку рассердиться.

17.Глазами хлопать.

18.Держи карман шире.

19.Не за грош пропадет.

20.Не ровен час.

21.С три короба наговорить.

22.В ложке утопить.

23.Соловья баснями не кормят.

24.И ухом не повел.

25.Нюхали в воздухе, чем пахнет.

26.Согнуть в бараний рог.

27.И жил дрожал и умирал, дрожал.

28.Куда Макар телят не гонял. Салтыков-Щедрин М.Е. Сатирические романы и сказки / М.Е. Салтыков-Щедрин. — М.: Московский рабочий, 1987. — 638 с.

Фразеологизмы, обозначающие предметы:

1. Моя изба с краю

2. Ума палата.

3. Сон в руку.

Фразеологизмы, обозначающие признаки предмета:

1.Чудеса в решете.

2. Ничто под луною не вечно.

Фразеологизмы, обозначающие признак действия к основному действию:

Нам ко двору.

Ежовые рукавицы.

Общее значение фразеологизма может быть и совсем иное: узнать кузькину мать скорее употребляется как обозначение испуга в результате угрозы; «- Что, небось, узнал в ту пору (во время ревизии), как кузькину мать зовут!» (Салтыков-Щедрин «Пошехонская старина»).

В произведениях М.Е. Салтыкова-Щедрина фразеологизм трансформируется так, что страшным представляется даже знакомство лишь только с именем кузькиной матери: «А вот поговори ты у меня, так узнаешь, как кузькину мать зовут» (Сатиры в прозе «Скрежет зубовный»).

Порой этот же автор ограничивается лишь намеком на зловещее выражение, что характерно для его эзоповского языка: «За границей нигде не кричат караул, нигде не грозят свести в участок, не заезжают, не напоминают о Кузьке и его родственниках» (За рубежом).

В жанре сказки наиболее ярко проявились идейные и художественные особенности щедринской сатиры: ее политическая острота и целеустремленность, реализм ее фантастики, беспощадность и глубина гротеска, лукавая искрометность юмора.

«Сказки» Щедрина в миниатюре содержат в себе проблемы и образы всего творчества великого сатирика. Если бы, кроме «Сказок», Щедрин ничего не написал, то и они одни дали бы ему право на бессмертие. Горячкина М. Боевая сатира М. Е. Салтыков-Щедрин. Сказки / М. Горячкина. — М.: Литиздат, 1982. — с. 23. Из тридцати двух сказок Щедрина двадцать девять написаны им в последнее десятилетие его жизни (большинство с 1882 по 1886 год) и лишь только три сказки созданы в 1869 году.

Сказки как бы подводят итог сорокалетней творческой деятельности писателя. К сказочному жанру Щедрин прибегал в своем творчестве часто. Элементы сказочной фантастики есть и в «Истории одного города», а в сатирический роман «Современная идиллия» и хронику «За рубежом» включены законченные сказки.

И не случайно расцвет сказочного жанра приходится у Щедрина на 80-е годы. Именно в этот период разгула политической реакции — в России сатирику приходилось выискивать форму, наиболее удобную для обхода цензуры и вместе с тем наиболее близкую, понятную простому народу. И народ понимал политическую остроту щедринских обобщенных выводов, скрытых за эзоповской речью и зоологическими масками, авторскими фразеологизмами. Он создал новый, оригинальный жанр политической сказки, в которой сочетаются фантастика с реальной, злободневной политической действительностью.

В сказках Щедрина, как и во всем его творчестве, противостоят две социальные силы: трудовой народ и его эксплуататоры. Народ выступает под масками добрых и беззащитных зверей и птиц (а часто и без маски, под именем «мужик»), эксплуататоры — в образах хищников. Символом крестьянской России является образ Коняги — из одноименной сказки. Коняга — крестьянин, труженик, источник жизни для всех. Благодаря ему растет хлеб на необъятных полях России, но сам он не имеет права есть этот хлеб. Его удел — вечный каторжный труд. «Нет конца работе! Работой исчерпывается весь смысл его существования…» — восклицает сатирик. До предела замучен и забит Коняга, но только он один способен освободить родную страну. «Из века в век цепенеет грозная неподвижная громада полей, словно силу сказочную в плену у себя сторожит. Кто освободит эту силу из плена? Кто вызовет ее на свет? Двум существам выпала на долю эта задача: мужику да Коняге»… Эта сказка — гимн трудовому народу России, и не случайно она имела такое большое влияние на современную Щедрину демократическую литературу. Бушмин А.С. Салтыков-Щедрин: Искусство сатиры / А.С. Бушмин. — М.: Современник, 1976. — с. 45.

В сказке «Дикий помещик» Щедрин как бы обобщил свои мысли о реформе «освобождения» крестьян, содержащиеся во всех его произведениях 60-х годов. Он ставит здесь необычайно остро проблему пореформенных взаимоотношений дворян-крепостников и окончательно разоренного реформой крестьянства: «Скотинка на водопой выйдет — помещик кричит: моя вода! курица за околицу выбредет — помещик кричит: моя земля! И земля, и вода, и воздух — все его стало! Лучины не стало мужику в светец зажечь, прута не стало, чем избу вымести. Вот и взмолились крестьяне всем миром к господу богу: — Господи! легче нам пропасть и с детьми с малыми, нежели всю жизнь так маяться!»

Этот помещик, как и генералы из сказки о двух генералах, не имел никакого представления о труде. Брошенный своими крестьянами, он сразу превращается в грязное и дикое животное. Он становится лесным хищником. И жизнь эта, в сущности, — продолжение его предыдущего хищнического существования. Внешний человеческий облик дикий помещик, как и генералы, приобретает снова лишь после того, как возвращаются его крестьяне. Ругая дикого помещика за глупость, исправник говорит ему, что без мужицких «податей и повинностей» государство «существовать не может», что без мужиков все умрут с голоду, «на базаре ни куска мяса, ни фунта хлеба купить нельзя» да и денег у господ не будет Салтыков-Щедрин М.Е. Сатирические романы и сказки / М.Е. Салтыков-Щедрин. — М.: Московский рабочий 1987. — 638 с.. Народ—созидатель богатства, а правящие классы лишь потребители этого богатства.

Ворон-челобитчик обращается по очереди ко всем высшим властям своего государства, умоляя улучшить невыносимую жизнь ворон-мужиков, но в ответ слышит лишь «жестокие слова» о том, что сделать они ничего не могут, ибо при существующем строе закон на стороне сильного. «Кто одолеет, тот и прав», — наставляет ястреб. «Посмотри кругом — везде рознь, везде свара», — вторит ему Коршун. Таково «нормальное» состояние собственнического общества. И хотя «воронье живет обществом, как настоящие мужики», оно бессильно в этом мире хаоса и хищничества. Мужики беззащитны. «Со всех сторон в них всяко палят. То железная дорога стрельнет, то машина новая, то неурожай, то побор новый. А они только знай перевертываются. Каким таким манером случилось, что Губошлепов дорогу заполучил, у них после того по гривне в кошеле убавилось — разве темный человек может это понять?..» Коршун из сказки «Ворон-челобитчик» хотя был жестоким хищником, но он говорил ворону правду о звериных законах окружающего их мира.

Карась из сказки «Карась-идеалист» не лицемер, он по-настоящему благороден, чист душой. Его идеи социалиста заслуживают глубокого уважения, но методы их осуществления наивны и смешны. Щедрин, будучи сам социалистом по убеждению, не принимал теории социалистов-утопистов, считал ее плодом идеалистического взгляда на социальную действительность, на исторический процесс. «Не верю… чтобы борьба и свара были нормальным законом, под влиянием которого будто бы суждено развиваться всему живущему на земле. Верю в бескровное преуспеяние, верю в гармонию…» Салтыков-Щедрин М.Е. Сатирические романы и сказки / М.Е. салтыков-Щедрин. — М.: Московский рабочий 1987. — 638 с. — разглагольствовал карась. Кончилось тем, что его проглотила щука, и проглотила машинально: ее поразили нелепость и странность этой проповеди.

В иных вариациях теория карася-идеалиста получила отражение в сказках «Самоотверженный заяц» и «Здравомысленный заяц». Здесь героями выступают не благородные идеалисты, а обыватели-трусы, надеющиеся на доброту хищников. Зайцы не сомневаются в праве волка и лисы лишить их жизни, они считают вполне естественным, что сильный поедает слабого, но надеются растрогать волчье сердце своей честностью и покорностью. «А может быть, волк меня… ха-ха… и помилует!» Хищники же остаются хищниками. Зайцев не спасает то, что они «революций не пущали, с оружием в руках не выходили». Олицетворением бескрылой и пошлой обывательщины стал щедринский премудрый пескарь — герой одноименной сказки. Смыслом жизни этого «просвещенного, умеренно-либерального» труса было самосохранение, уход от столкновений, от борьбы. Поэтому пескарь прожил до глубокой старости невредимым. Но какая это была унизительная жизнь! Она вся состояла из непрерывного дрожания за свою шкуру. «Он жил и дрожал — только и всего». Топтыгины из сказки «Медведь на воеводстве», посланные львом на воеводство, целью своего правления ставили как можно больше совершать «кровопролитий». Этим они вызвали гнев народа, и их постигла «участь всех пушных зверей» — они были убиты восставшими. Такую же смерть от народа принял и волк из сказки «Бедный волк», который тоже «день и ночь разбойничал». В сказке «Орел-меценат» дана уничтожающая пародия на царя и правящие классы. Орел — враг науки, искусства, защитник тьмы и невежества. Он уничтожил соловья за его вольные песни, грамотея дятла «нарядил… в кандалы и заточил в дупло навечно», разорил дотла ворон-мужиков. Кончилось тем, что вороны взбунтовались, «снялись всем стадом с места и полетели», оставив орла умирать голодной смертью. «Сие да послужит орлам уроком!» — многозначительно заключает сказку сатирик.

Все сказки Щедрина подвергались цензурным гонениям и многим переделкам. Многие из них печатались в нелегальных изданиях за границей. Маски животного мира не могли скрыть политическое содержание сказок Щедрина. Перенесение человеческих черт и психологических и политических, насквозь состоящие из художественного своеобразия фразеологизмов автора — на животный мир создавало комический эффект, наглядно обнажало нелепость существующей действительности.

Фантастика щедринских сказок реальна, несет в себе обобщенное политическое содержание. Орлы «хищны, плотоядны…». Живут «в отчуждении, в неприступных местах, хлебосольством не занимаются, но разбойничают» — так говорится в сказке об орле-меценате. И это сразу рисует типические обстоятельства жизни царственного орла и дает понять, что речь идет совсем не о птицах. И далее, сочетая обстановку птичьего мира с делами отнюдь не птичьими, Щедрин достигает высокого политического пафоса и едкой иронии. Так же построена сказка о Топтыгиных, пришедших в лес «внутренних супостатов усмирять». Не затемняют политического смысла зачины и концовки, взятые из волшебных народных сказок, образ Бабы-Яги, Лешего. Они только создают комический эффект. Несоответствие формы и содержания способствует здесь резкому обнажению свойств типа или обстоятельства. Сафина Р.А. Характеристики фразеологических единиц. Труды и материалы / Р.А. Сафина. — Казань: КГУ, 2003. — Т. 1.- с.175.

Иногда Щедрин, взяв традиционные сказочные образы, даже и не пытается ввести их в сказочную обстановку или использовать сказочные приемы. Устами героев сказки он прямо излагает свое представление о социальной действительности. Такова, например, сказка «Соседи».

Язык щедринских сказок глубоко народен, близок к русскому фольклору. Сатирик использует не только традиционные сказочные приемы, фразелогизмы, образы, но и пословицы, поговорки, присказки («Не давши слова — крепись, а давши — держись!», «Двух смертей не бывать, одной не миновать», «Уши выше лба не растут», «Моя изба с краю», «Простота хуже воровства»).

Диалог действующих лиц красочен, речь рисует конкретный социальный тип: властного, грубого орла, прекраснодушного карася-идеалиста, злобную реакционерку воблушку, ханжу попа, беспутную канарейку, трусливого зайца и т. п.

Образы сказок вошли в обиход, стали нарицательными и живут многие десятилетия, а общечеловеческие типы объектов сатиры Салтыкова-Щедрина и сегодня встречаются в нашей жизни, достаточно только попристальнее вглядеться в окружающую действительность и поразмыслить…

Щедринская сказка — это сочетание традиций художественной литературы и фольклора. Его сатира формировалась из образности народной речи, зоологических уподоблений, иносказания, фантастики.