Работа «Русская идея» в романе В. О. Пелевина «Generation \»П\»» ( история отечественной литературы)

Курсовая работа

«Русская идея» в интерпретации

отечественных исследователей и философов

1.1. «Национальная идея»: смысловое наполнение

понятия, её составляющие

Современный русский писатель А. И. Солженицын, отвечая на вопросы журналу «Шпигель», так сформулировал понятие «национальная идея»: «Термин «национальная идея» не имеет чёткого научного содержания. Можно согласиться, что это – когда-то популярная идея, представление о желаемом образе жизни в стране, владеющее её населением». Кроме того, писатель говорит о том, что «такое объединительное представление понятия может оказаться и полезным, но никогда не должно быть искусственно сочинено в верхах власти или внедрено насильственно» [16].

Хотя классик XX века и говорит о том, что «национальная идея» не должна быть «сочинена в верхах власти», он не отказывается от того, что это возможно. Мы также не можем отказываться от предположения об «искусственном создании и насильственном внедрении» «национальной идеи» и в дальнейшем будем рассматривать «национальную идею» именно с этой позиции.

Термин «национальная идея», как видим, не имеет четкого определения, поэтому в данном разделе работы попытаемся представить различные подходы к определению этого концептуального для русской культуры понятия. При анализе научной и специальной литературы обращает на себя внимание то, что чаще всего анализируемое понятие рассматривается с политической точки зрения [3, 4, 15, 23].

В «Философской энциклопедии» представлена статья В. А. Алексеевой со следующей трактовкой анализируемого понятия: «Национальная идея – систематизированное обобщение национального самосознания в его надвременном бытии, представленное чаще всего в форме социально-философских или общественно-политических текстов, художественных произведений» [3].

Автор статьи В. А. Алексеева говорит о близости рассматриваемого понятия к политическим аспектам существования: «Национальная идея от своих философских и религиозно-мистических оснований рано или поздно всегда переходит к социально-ситуативному, даже – к конкретно-политическому аспекту своего существования. В таком виде она формулируется уже не как идея о вневременном смысле бытия народа-этноса, а как вопрос о конкретно-историческом предназначении тех социально-культурных форм (общественных систем, институтов), которые были созданы народом в ходе его исторической судьбы. Так возникает идея державности (например, «Москва – Третий Рим» в русской культуре), идея национального миссионизма как «экспорта» этносом своей культуры (идеал германизма)» [3].

16 стр., 7584 слов

Отражение русского национального характера в языке

... одной национальной группы от другой: В основе как национального самосознания, так и национального характера лежит социально-психологический механизм самоидентификации. В известной мере понятийная неопределенность «национального характера», как полагает И. Кон, обусловлена самой многозначностью категории «характер». Понятие «характер» переводится ...

Доктор физико-математических наук, доктор политических наук С. С. Сулакшин определил анализируемое понятие как «устойчивое представление индивида о прошлом, настоящем и будущем своей страны, мобилизующее его на жизненные усилия, а также состояние общественного сознания» [23].

Н. Логинова считает, что под термином «национальная идея» следует понимать «комплекс основополагающих этических (нравственных) идей, доминирующий длительное время в идеологии народа определенной национальности, служащий для максимально длительного сохранения телесно-идеологической самобытности этого народа, то есть продолжения его рода при сохранении свободы выбора его собственной идеологии.

Национальная идея существует сама по себе, вне зависимости от идеологии конкретной формы самоуправления народа (в том числе в виде любой из форм государственной власти).

Она только относительно связана с господствующим в определенный период времени существования народа комплексом научно-религиозных политико-правовых и прочих идеологических воззрений данного народа, среди которых Национальная составляющая всей идеологии должна доминировать» [23].

Религиозный аспект данного понятия сформулирован В. С. Соловьевым: «…Идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности» [22].

Заметим, что В. А. Алексеева в своей статье также обращает внимание на акцент, сделанный В. С. Соловьёвым, и говорит следующее: «…Вероисповедание всегда выступает одним из мощных этноконсолидирующих факторов. В этом плане сформулированные выше проблемы осмысливаются как промысел Божий в отношении того или иного народа. Отсюда инвариантом Национальной идеи всегда является мессианская идея, основанная на тезисе о богоизбранности данного народа и о его особой роли в истории человечества, хотя сама концепция богоизбранности имеет различные инварианты – в зависимости от особенностей религиозной догматики, от культурно-исторической традиции. Так, русская православная традиция обусловливает идею о том, что русский народ является единственным хранителем и проповедником православной веры, призванным к страданию во имя очищения всего человечества» [3].

Анализируемое нами понятие может функционировать и как политический термин. На базе рассмотренных подходов под «национальной идеей» можно понимать реально сгенерированную государством и запущенную в массы «в форме социально-философских или общественно-политических текстов, художественных произведений» идею, главной целью которой является оправдание государственной власти.

Важным также является выделение составляющих понятия «национальная идея». Об этом достаточно подробно пишет В. А. Алексеева: «Суть национальной идеи составляет проблема смысла бытия данного народа-этноса. Смысложизненная проблематика конкретизируется целым рядом вопросов, характеризующих содержание национальной идеи. Среди них вопросы о «начале» исторической судьбы народа, о его генетических истоках, об историческом будущем, о целях его существования, об исторической и культурной миссии, о его месте в мире, об отношениях с соседями, об основаниях его уникальности, об особенностях национального характера» [3].

14 стр., 6628 слов

Процесс развития идеи русской национальной школы в отечественной ...

... и культуре народов России. В современной педагогической практике возникают "русские национальные школы". Их опыт требует решения ряда сложных задач, таких как определение особенностей данного ... идеи русской национальной школы в российском образовании и недостаточностью ее историко-педагогической и научно-теоретической разработки. Научная проблема. Какова сущность идеи русской национальной школы ...

По мнению В. В. Аксючица, содержанием «национальной идеи» являются не абстрактные или рациональные понятия, но живые архетипы, в которых укоренено сознание и подсознание народа, иерархия ценностей, определяющих установки и модели поведения, идеалы, на которые отзывается непосредственное нравственное чувство, которые целостно переживаются, волнуют, задевают за живое всякого человека, считающего себя представителем данного народа [2].

Как пишет В. Н. Катасонов, «мировоззренческая схема в национальной идее всегда выражает сверхрациональное, усвоенное нацией на протяжении всего ее исторического существования представление о смысле сущего вообще, о мировых закономерностях, о Логосе, правящем миром, и о месте данной нации в этом упорядоченном мировом Космосе» [12].

1.2. Философы конца XIX XX в.в. о «русской идее»

Считается, что автором термина «русская идея» является Ф. М. Достоевский. В объявлении о подписке на журнал «Время» в 1861 году он писал: «Мы знаем, что не оградимся уже теперь китайскими стенами от человечества. Мы предугадываем, что характер нашей будущей деятельности должен быть в высшей степени общечеловеческий, что «русская идея», может быть, будет синтезом всех тех идей, которые с таким упорством, с таким мужеством развивает Европа в отдельных своих национальностях» [9, с. 131].

Главные носители «русской идеи», по мнению исследователя А. В. Гулыги, – Ф. М. Достоевский, В. С. Соловьев, Н. Ф. Федоров. Их предшественники – Н. М. Карамзин, А. С. Хомяков. Их последователи – В. В. Розанов, Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, С. Л. Франк, Н. О. Лосский, Л. П. Карсавин, И. А. Ильин, Б. П. Вышеславцев, П. А. Флоренский, А. Ф. Лосев и др. [7].

В данной работе мы рассмотрим взгляды на «русскую идею» философов: В. С. Соловьева, Н. А. Бердяева, И. А. Ильина и неуказанного А. В. Гулыгой Н. Я. Данилевского.

В 1888 г. В. С. Соловьев выступил с лекцией с призывом к объединению христианских конфессий. Лекция была выпущена под названием «Русская идея». Философ писал, что «»русская идея» не имеет в себе ничего исключительного и партикуляристического, что она представляет собой лишь новый аспект самой христианской идеи, что для осуществления этого национального призвания нам не нужно действовать против других наций, но с ними и для них» [22].

Другой известный философ к. XIX – н. ХХ в.в. Н. А. Бердяев является автором книги «Русская идея», в которой он говорит о «братстве народов, искании всеобщего спасения». То есть, таким образом, он не выделяет какую-то особенную, непохожую на идею других народов «русскую идею». Окончательной формулировкой Бердяева «русской идеи» является фраза «все ответственны за всех» [4].

И. А. Ильин считает, что «русская культура есть дитя исторических катастроф» [11].

Войны, далеко не всегда успешные, обрушивались на Россию постоянно. Москва подвергалась поджогам татар, поляков, французов, но, как феникс, возникала из собственного пепла и вновь расцветала. Он говорит о «русской идее» как об идее всеобщего спасения, говорит о том, что родилась она из катастрофического прошлого нашей страны.

8 стр., 3656 слов

Контрольная работа: Н.А.Бердяев Русская идея

... популярным русским философом. Свои идеи он излагал эмоционально и доходчиво. Некоторые его формулировки стали афоризмами. Коллеги философы глядели на него свысока: им не нравилась его публицистичность. Бердяева, оставшегося в России и ...

А. В. Гулыга, рассматривая позицию И. А. Ильина, свел ее к следующему: «Опыт России преодолевать беду важен для всех. Точнее, – для тех, кто эту беду предчувствует и убежден, что ее можно избежать. Для тех, кто полагает, что пока растет производство и благополучно работает полиция, ничего дурного не произойдет, для тех «русская идея» не существует» [7].

Если понятие «русская идея» ввел Ф. М. Достоевский, то сама она появилась, как считают некоторые исследователи, в начале XIX века. В. М. Межуев, в частности, пишет: «После победы над Наполеоном Россия оказалась втянутой в самую гущу европейской политики, обрела значение одной из самых влиятельных политических сил на европейском континенте. Это побудило мыслящих русских людей задуматься об отношении России к Европе, о том, что их связывает и разделяет между собой. Именно тогда впервые заговорили о «русской идее»» [15].

Следует отметить тот факт, что именно к этому периоду относится полемика западников и славянофилов. Последние, как правило, и были авторами различных концепций «русской идеи».

Славянофилы очерчивали принципиальную разницу своего и «западнического» видения взаимоотношений Запада и России. В то же время, славянофилы выдвинули идею о необходимости преодоления антагонистичности России и Запада. Однако это должно было произойти под духовным предводительством России, «чтобы те начала жизни, которые хранятся в учении Святой Православной Церкви… господствуя над просвещением европейским и не вытесняя его, но, напротив, обнимая его своею полнотою, дали ему высший смысл и последнее развитие» [7].

Рассмотрим также позицию идеолога панславизма Н. Я. Данилевского, который в своей книге «Россия и Европа», написанной в 1868 г., после поражения России в Крымской войне и реформ 60-х г.г. XIX в., развил до предела славянофильскую идею своеобразия России. Отвергая идею насильственной европеизации России, которым, по его мнению, подобали все русские правители, Данилевский видел в славянстве особый культурно-исторический тип, наделенный возвышенными, истинно христианскими чертами. Он говорил: «Самый характер русских и вообще славян, чуждый насильственности, исполненный мягкости, покорности, почтительности, имеет наибольшую соотнесенность с христианским идеалом» [8].

По мнению Данилевского, особый драматизм отношений с Европой в полной мере проявился в деятельности Петра Великого. «Познакомившись с Европой, – писал Данилевский о Петре, – он, так сказать, влюбился в нее и захотел сделать Россию Европою… Если Европа внушала Петру страстную любовь, страстное увлечение, то к России он относился двояко. Он вместе и любил и ненавидел ее. Любил он в ней собственно ее силу и мощь, которую не только предчувствовал, но уже сознавал, любил в ней орудие своей воли и своих планов, любил материал для здания, которое намеревался возвести по образу и подобию зародившейся в нем идеи под влиянием европейского образца; ненавидел же самые начала русской жизни – самую жизнь эту как с ее недостатками, так и с ее достоинствами» [8].

А. В. Гулыга, исследовав мнения философов XIX в., пришел к следующему выводу: «…»Русская идея» – это предчувствие общей беды и мысль о всеобщем спасении. Она родилась в России, но опиралась на западную, прежде всего немецкую философскую культуру. Ее источники: русский исторический опыт, православная религия, немецкая диалектика. «Русская идея» имела целью объединить человечество в высокую общность, преобразовать в фактор космического развития. Сегодня «русская идея» (порой – под другими именами) возрождается, наполняя особым смыслом наше потускневшее автомобильно-электронное бытие» [7].

3 стр., 1116 слов

Глава первая «Бизнес в России» - Продолжение

... человек, Вы обязательно добьётесь успеха! Чтобы основать успешный бизнес, Вам нужна успешная идея. Успешную идею можно рассматривать с двух точек зрения: первый вариант – это идея-инновация, что-то ... Самые элементарные действия, которые вы должны сделать: это принять решение, выбрать бизнес идею, составить письменный бизнес план своего дела определиться с формой собственности и зарегистрировать ...

1.3. Поиски «русской идеи» сегодня

Поиск русской национальной идеи начался в конце 90-х г.г. XX в., во второе президентство Б. Н. Ельцина. Россия в это время – демонтированное государство, «смесь среды обитания, зоны выживания и территории свободной охоты» [5].

Быстрому развалу страны предшествовал быстрый развал идеи народно-государственного единства в умах населения. Между «олигархами» и простым народом оказалась пропасть, которая росла, и в нее «сползала» страна. Перед государством предстала проблема: кем править, если в него перестают верить? Местная власть отделялась от центральной, которая переставала быть авторитетом. Власть решила и передала устами президента страны то, что страну пора спасать от распада, что нужна «национальная идея».

А. В. Гулыга так охарактеризовал данный период: «Сегодня родина в беде. Как и три с половиной века назад, Россия ввергнута в смуту. Народ бедствует, страна расчленена и подавлена иноземцами и мнимыми русскими (говорят и пишут по-русски, а мыслят и ведут себя как враги России).

В ходу иноземные деньги, на экране – чужая речь. Преступно расточаются наши богатства. Живем, как в условиях оккупации. Чего фашисты не добились силой оружия, навязано нам силой денег и антинациональной политикой. Люди озлоблены и развращены» [7].

Далее рассмотрим некоторые формулировки «русской идеи», созданные в период 1990 – 2010 годов.

А. В. Гулыга определил «русскую идею» как спасение: «Спасти Россию может только национальное возрождение и сплочение. Нас много. Мы – большинство в стране. Неужели нам не найти общую программу действий? Мы – русские. Россия – это не только Великороссия, Малороссия и Белоруссия, но также и Новороссия, Червонная Русь, казачьи земли на юге и востоке, земли, освоенные русским трудом и не уступленные по договору другому государству (как была продана Аляска).

Все территориальные акты коммунистов и посткоммунистов, искромсавшие Россию, незаконны и недействительны» [7].

В своих исследованиях автор данной концепции предстает противником Советского Союза и сторонником досоветской России: «В русской идее нет стремления утвердить свою исключительность и покорить другие народы. Социальные порядки, насаждавшиеся Сталиным от имени русского народа и силою русского оружия, противоречили духу русской культуры и историческим традициям России. Пришла пора вернуться к истокам».

В. О. Авченко вывел свою теорию «русской идеи»: «На основе совокупного государственно-национально-нравственного сознания и должна вырабатываться объективная, органичная народная идеология. Она состоит из трех основных частей: нравственное сознание, национальное сознание и государственное сознание. Православие как свободное нравственное учение о Боге, национализм не колониального, а соборного характера. Заметим, что особенности русского национализма и русского империализма естественно вытекают из духа православия: свободное единение (соборность), терпимость к чужому обычаю, но готовность любой ценой защищать свой, нравственное понимание роли государства и венца правителя. Цельное сочетание религиозного, национального и государственного сознания – и есть «Русская идея», о которой столько говорят и спорят» [1].

46 стр., 22815 слов

Средства создания образа героя-иностранца в русской литературе ХIХ века

... мероприятий по литературе; Разработать пример интегрированного урока по теме: «Русская литература XIX века в контексте мировой культуры. Россия первой половины ... И что особенно интересно нам в рамках данной работы, встретиться с иностранцами в реалиях собственной жизни. Как ... в котором отразились заключительные идеи классика на поставленный вопрос, стало «Рассуждение о любви к Отечеству». Написанное в ...

В. В. Аксючиц близок к взглядам В. С. Соловьева в размышлениях о «русской идее»: «Бог и Отечество – формула «Русской идеи». Православие воспитывало русского человека в служении высшим ценностям, в устроении земного дома по образу Царства Небесного. Характер русского Православия отражает идеал характера русского народа, и Православие есть органичная школа воспитания русской души, лоно формирования «Русской идеи»» [2].

В. В. Аксючиц также в своей работе размышляет о советском периоде в истории нашей страны. По его мнению, в XX веке русский народ потерял самобытность, а «русская идея» была потеряна. Он подводит черту: «Возвращение русского народа к Христу, к «Русской идее» возродит русский народ и откроет миру новые исторические перспективы [2].

А. В. Гулыга говорит и о проблеме государства, то есть, таким образом, доказывая нашу мысль о цели «национальной идеи» как оправдания государственной власти: «Другая важнейшая проблема – укрепить государство. Государство – воля нации, пробуждающая, организующая ее материальные и духовные силы. Самым большим пороком для государства является слабость. Россия всегда была сильна своим государством. На нас без конца нападали; отбивалось государство, оберегая независимость и свободу. Казаки раздвигали пределы русской земли. Но всегда сохраняли верность престолу и вере, знали, что за их спиной стоит держава, оплот которой составляет русская нация. Русские не создавали колоний, не уничтожали местное население; возникали новые края с равными правами. Русскому государству по писаной истории – тысяча лет, на самом деле оно много старше. Наш долг перед предками – не допустить развала России, воссоздать национальную государственность» [7].

С. И. Сухонос также предпринял попытку сформулировать русскую наднациональную идею. В итоге в нее вошли три компонента: Духовность, Справедливость, Единство. Рассмотрим их подробнее.

«Духовность светит человеку, как далекий маяк на берегу Царствия Небесного, к которому он стремиться пристать, преодолевая бурю бушующего моря земной жизни. Именно стремление к духовности возвышает человека и делает его истинно свободным и творческим во всех делах. Духовное преображение – это предельно удаленный идеал для всего общества, что соответствует важному критерию для национальной идеи – быть почти недосягаемой мечтой, что позволит ей светить России и всему миру впереди много столетий» [24].

О втором компоненте понятия С. И. Сухонос пишет следующее: «Если очистить понятие справедливости, то в нем равенство приобретает вполне разумный и достигаемый в принципе смысл – вознаграждение равное труду, исходно равные стартовые условия для всех. И немаловажным свойством справедливости является распределение общественных сил в такой пропорции, которая соответствует потенциалу разных личностей. Одной личности вполне достаточно для самореализации станка, а другой (такой как, например, С. П. Королев), для этого мало и всей страны. Справедливое общество – это не тотальная уравниловка, это гармоничное общество, а гармония и равенство – разные явления. Поэтому вторым членом искомой формулы может быть не только справедливость, но и гармония» [24].

7 стр., 3194 слов

Философские идеи русских просветителей XVIII века и развитие в России

... идея всесторонней европеизации России. В вышеуказанных особенностях и состоит самобытность русской философии. Черты русской философии Большой вклад в решение собственно философских проблем внесли М. Ломоносов и А. Радищев. М. Ломоносов ... антропоцентризму и индивидуализму предшествующей философии понимание человека и природы как единого целого, увы, разрушенного веками их противостояния. Одна из ...

Третий компонент представлен исследователем так: «Единство даже лучше, чем понятие соборности, так как последнее перегружено церковными оттенками и идет от слова собрание. Собрание может собраться, а может и не собраться. Единство же либо есть, либо его нет, независимо от собрания. Единство предполагает соборную целостность разных по своим возможностям, степени развития, масштабам и качествам сил общества. Здесь можно вспомнить «сказку о репке». Дед, бабка, внучка, Жучка, кошка и мышка – вся «живность» русского двора в соборном единстве достигает общей цели. Все кто тянет репку – разные по силам, способностям и положению, но в своем действии они едины» [24].

Интересен взгляд на современную «русскую идею» А. И. Солженицына. Для него такой «идеей» стало «сбережение народа». В 1990 году А. И. Солженицын пишет работу «Как нам обустроить Россию?». Это, как говорит И. И. Виноградов, была масштабная, продуманная, глубинно концептуальная и вместе с тем достаточно конкретная программа реформирования страны [6].

Далее приведем небольшой фрагмент из работы А. И. Солженицына, в котором и прозвучала формула «русской идеи».

«Размеренный выход из полосы наших несчастий, который Россия сумеет или не сумеет теперь осуществить, – трудней, чем было встряхнуться от татарского ига: тогда не был сокрушен самый хребет народа и не была подорвана в нем христианская вера.

В 1754 году, при Елизавете, Петр Иванович Шувалов предложил такой удивительный – Проект сбережения народа.

Вот чудак? А ведь – вот где государственная мудрость» [21].

Выступая в Государственной Думе, А. И. Солженицын говорил: «Наша высшая и главная цель – это сбережение нашего народа, и так столь уже измученного, его нравственного бытия, его культуры, его традиции».

В интервью телекомпании НТВ (23 марта 1997 г.) А. И. Солженицыну был задан следующий вопрос: «Александр Исаевич, вот сейчас в обществе возобновилась дискуссия, давняя, о «русской идее», об идее новой России. Как вы считаете, есть такая идея? Возможна ли она? <…> В администрации Президента есть группа, которая над этим работает…».

А. И. Солженицын ответил: «Национальная идея – если она возможна в какой-то период, в какой-то нации, – она должна сама созреть и родиться в сотнях голов, в тысячах голов и грудей. И тогда она формулируется постепенно и ведет страну. Да, счастье было бы наше, если бы мы национальную идею такую могли сегодня сформулировать. Я сам семь лет назад такую одну национальную идею предложил. <…> Да я и не сам придумал – я повторил, только повторил то, что за 250 лет до меня сказал елизаветинский деятель Петр Иванович Шувалов. И вся та идея была сформулирована им в двух словах: «Сбережение народа». Только и всего. Но тут огромный смысл. Я не говорю, что эта идея на века. Я не говорю, что она может нас вести через тысячелетия. Но на 20–30 лет нельзя придумать лучше идеи, чем у Шувалова. <…> Вот такая идея на 20 лет. Примут ее? Боюсь, что нет. Императоры довольно хладнокровно отнеслись к идее Шувалова за 250 лет. О большевиках даже не спрашивай! Но и сейчас на то, что я семь лет назад предложил, почти никто не отозвался. Вот так».

4 стр., 1709 слов

Виктор Олегович Пелевин. Generation П

... Постоянные английские вкрапления в текст. И название GENERATION «П» вместо Поколение «П» казалось неоправданно нерусским, все же литература-то русская. ... фабулы, а вовсе не как главную идею. Анализируя какие-либо книги Пелевина, всегда надо следовать принципу: ищите архетип! ... с одной единственной кнопкой на панели. На причастность Татарского к божественному намекает автор, когда в рекламном ролике ...

Являясь противником коммунистической диктатуры, А. И. Солженицын в книге «Бодался теленок с дубом» писал: «Коммунистичность истребляет всякую «национальную идею» (как это и произошло на нашей земле), невозможно быть коммунистом и русским… надо выбирать» [20].

Таким образом, современные формулировки «русской идеи» в большей степени стали в некотором роде критикой идеи коммунизма. И А. В. Гулыга, и А. И. Солженицын определили «русскую идею» как спасение, сбережение народа, подчеркивая, что стране досталось не самое лучшее наследие, оставленное Советским Союзом. В. В. Аксючиц был близок в своих рассуждениях к В. С. Соловьеву и рассматривал проблему с позиции религии. В то же время в его работе прозвучала критика коммунизма, который он назвал антихристианством. В. О. Авченко пытался объединить в понятии «русская идея» государственное и религиозное начало. С. И. Сухонос использовал опыт западноевропейской наднациональной идеи «Свобода, равенство, братство» и преобразовал ее под российскую действительность.

В следующей главе рассмотрим, как понятие «русская идея» преломлено в романе В. О. Пелевина «Generation «П»».

ГЛАВА II. «Русская идея» в романе В. О. Пелевина «

2.1. Роман «

Произведения В. О. Пелевина отражают реальную картину интеллектуальной и духовной жизни России конца ХХ – начала ХХI в.в. Работы писателя сложны для восприятия, поэтому его читатель отличается высоким интеллектом и большой эрудицией. Тексты произведений В. О. Пелевина наполнены интертекстуальными отсылками, к которым относятся различные мифы и архетипы, религиозные традиции и философские системы, мистические практики и магические техники.

Главная проблема, поднятая в романе В. О. Пелевина «Generation «П»», – это проблема идеологии потребления, установившейся в стране с падением тоталитарного режима и крушением Советского Союза.

Как отмечает M. Battis, «роман полон намёков на недавнюю историю и на сегодняшнюю развивающуюся русскую поп-культуру, в том числе на коммерциализацию литературы, фабулой которой является развитие героя от поэта к криэйтору. Встречается и критика пропаганды советского и капиталистического склада, в рамках которой выступает трактат о нынешнем инструменте манипуляции человеческого сознания – телевидении. В. О. Пелевин и русский постмодернизм это культурный прогресс к суверенности искусства, к свободе мысли, это остров скептицизма и иронии в море официального пафоса и ура-патриотизма, это взгляд со стороны, определение неопределенности и критика общества потребления» [27].

В. В. Плясова считает, что «одна из важных прикладных тем романа – гуманистически-образовательная. Хотя большинство людей и так догадывается, что реклама и политика (граница между которыми очень расплывчата) по сути вещи недобросовестные и что жевать «Тампакс» без сахара – это вовсе не высшее счастье в жизни, Пелевин четко и профессионально, на уровне терминологических и технических подробностей, лишь слегка утрируя, показывает, каким именно образом изготавливается рекламно-политическое вранье. Этот роман затрагивает один из нервных центров современной жизни» [19].

5 стр., 2287 слов

Электронные ресурсы и издания

... а электронные данные и программы делятся на интерактивные мультимедиа и онлайновые службы. По режиму доступа различаются ресурсы локального доступа и ресурсы удаленного доступа (off- ... базы данных, видеофильмы. Заметим, что очень близким к электронным ресурсам является понятие электронного издания. Электронное издание представляет собой совокупность графической, текстовой, цифровой, речевой, ...

В основе сюжета история «невостребованного эпохой» выпускника Литературного института Вавилена Татарского, ставшего «тружеником рекламы» – сначала копирайтером, затем криэйтором. В конце концов, главный герой становится живым богом, земным мужем богини Иштар. Вавилен Татарский – собирательный образ, который обобщает в себе поколение людей 1990-х годов. В итоге мы понимаем предназначение героя и вместе с ним предназначение целого поколения – отдать свою жизнь «главному мифу общества потребления: мифу рекламы, обусловливающему правильное кровообращение капитализма». «Он и всё Поколение «П» отдают свои жизни ради денег. Татарский стал жертвой своего сознания» [27].

Вавилен Татарский – это «в значительной степени человек в пейзаже. Потому роман повествует не об эволюции героя, а о процессе его самопроникновения, нахождения себя в мире, узнавании своего назначения, заданного изначально. Важна не столько точка отправления героя и конечный пункт его пути, сколько постепенное разворачивание сути, углубление сознания персонажа» [10].

Большинство исследователей рассматривают роман В. О. Пелевина «Generation «П»» в русле постмодернизма. М. Князева выделила следующие черты постмодернизма в романе: неоднозначность трактовки названия, смешение жанров в рамках одного произведения, многоплановость восприятия содержания, интертекстуальность, обилие цитат из других произведений, нарочитая перевернутость изображаемого мира [13].

Что касается смысла названия романа, то следует отметить тот факт, что существует несколько вариантов его интерпретации: Поколение «Пепси», Поколение П… (синоним конца), Поколение 3, 141 592 653 589 793…, Поколение PR, Поколение Пы, Поколение Пелевина, Поколение Попсы, Поколение Пса, Поколение Постмодернизма, Поколение Потребителей, Поколение Посредников, Поколение Порошка, Поколение Пустоты, Поколение Прямых попаданий; просто первая буква слова generation располагается на одной клавише с буквой «П» [13].

Еще одной отличительной чертой романа В. О. Пелевина «Generation «П»» является жанровая многоплановость. Под жанром мы понимаем устойчивую форму произведения, предопределенную его содержанием. Жанр анализируемого произведения сложно определить: автор сочетает множество разнообразных жанровых элементов. Некоторые исследователи определяют жанр романа как мистика или драма, однако, наиболее общепринятой точкой зрения является определение жанра «Generation «П»», как современная проза. По мнению В. В. Плясовой, в тексте присутствуют элементы фантастики, мистики, детектива, боевика, наркоромана и киберпанка [19].

Известно, что одной из центральных категорий постмодернизма является категория стиля. М. Князева о стиле В. О. Пелевина пишет следующее: «Стиль Виктора Пелевина – смешение литературных стилей и форм, стилизация и пародирование, коллаж и лубок, калейдоскоп и пазл, сборник афоризмов и анекдотов, ирония» [13].

Следующая черта постмодернизма – многоплановость восприятия содержания. Специфика данного произведения в том, что реалии его текста можно воспринимать под любым углом зрения, «хочешь – как глубокую эзотерику, или как блестящее надругательство над рекламой» [25].

Также одним из приёмов постмодернизма, ярко представленным у В. О. Пелевина, является интертекстуальность. Под интертекстуальностью понимают «общее свойство текстов, выражающееся в наличии между ними связей, благодаря которым тексты (или их части) могут многими разнообразными способами явно или неявно ссылаться друг на друга» [26].

Буквально интертекстуальность означает включение одного текста в другой.

Далеко не каждый даже образованный человек способен расшифровать все интертекстуальные коды в романе В. О. Пелевина «Generation «П»». «Это самые разные мифы и архетипы, различные религиозные традиции и философские системы, всевозможные мистические практики и магические техники. <…> Также необходимо ориентироваться и в современной «наркотической мифологии». Нужно знать теории измененных состояний сознания, философию виртуальной реальности и семантику возможных миров, современные философские теории массовой культуры и телевидения. Читателю придется вспомнить о маргинальных авторах и культовых фигурах, почти неизвестных сегодня массам. <…> Текст Пелевина – это занимательный словарь современной мифологии, философия «для бедных», мифология «для чайников», богословие «в комиксах»» [19].

Таким образом, роман В. О. Пелевина «Generation «П»» – это произведение постмодернизма, черты которого отражены в тексте: неоднозначность трактовки названия, смешение жанров в рамках одного произведения, многоплановость восприятия содержания и интертекстуальность.

Композиция романа своеобразна. К. Дьякова об этом пишет следующее: «Все повествовательные линии итогово пересекаются в финале (глава «Золотая комната»), где читатель находит развернутое толкование символов, периодически встречавшихся ему в процессе прочтения романа. Все эти символические образы предстают на черной базальтовой плите в Золотой комнате Иштар, рисуя схематическую картину мира. По сути, о каждом из изображенных на ней символов говорилось в предыдущих главах романа, но именно здесь они впервые предстают в совокупности, их значение окончательно проясняется во взаимодействии. Примечательно, что, в сущности, автор эксплуатирует детективную конструкцию. Герой как бы ведет некриминальное расследование, пытаясь познать, разгадать себя как отдаленный объект, тем самым, получив знания о мире и своей судьбе. Татарский – одновременно ищущий и искомый. Собирая по крупицам миф о сегодняшнем мире и человеке, то есть о себе самом как носителе и воплотителе этого мира, он постепенно постигает истину – восходит на зиккурат и, как обещано, обретает мудрость» [10].

Обобщим вышесказанное. Роман В. О. Пелевина «Generation «П»» можно по праву назвать энциклопедией 90-х г.г. XX века, которая обличает сложившееся «общество потребления». Роман Пелевина – это в некотором роде памфлет на сложившуюся реальность. Для написания романа писатель использовал художественный метод постмодернизма.

2.2. Отражение в романе 90-х годов XX в. – времени серьёзных потрясений и напряжённого поиска национальной идеи

«Как только вечность исчезла, Татарский оказался в настоящем. Выяснилось, что он совершенно ничего не знает про мир, который успел возникнуть вокруг за несколько последних лет» . «Вечность» – Советский Союз, точнее вера о том, что он будет всегда. В 1991 году в одно мгновение ее не стало, и главный герой – собирательный образ целого поколения – оказался в другом мире, в другом измерении.

«Этот мир был очень странным. Внешне он изменился мало

«По телевизору между тем показывали те же самые хари, от которых всех тошнило последние двадцать лет. Теперь они говорили точь-в-точь то самое, за что раньше сажали других, только были гораздо смелее, тверже и радикальнее. Татарский часто представлял себе Германию сорок шестого года, где доктор Геббельс истерически орет по радио о пропасти, в которую фашизм увлек нацию, бывший комендант Освенцима возглавляет комиссию по отлову нацистских преступников, генералы СС просто и доходчиво говорят о либеральных ценностях, а возглавляет всю лавочку прозревший наконец гауляйтер Восточной Пруссии. Татарский, конечно, ненавидел советскую власть в большинстве ее проявлений, но все же ему было непонятно стоило ли менять империю зла на банановую республику зла, которая импортирует бананы из Финляндии» .

Начинается поиск национальной русской идеи. Президент страны Б. Н. Ельцин объявляет об этом во всеуслышание. По его указу создается даже специальная комиссия, которая занимается поиском «русской идеи». В. О. Пелевин четко и ясно раскрыл в своем романе, зачем и кому «русская идея» была нужна.

«Когда машина затормозила у светофора, Вовчик Малой поднял на Татарского маленькие невыразительные глаза. Непонятно было, отчего его называли «малым», он был мужчиной крупных размеров и изрядного возраста. Его лицо было типичной бандитской пельмениной невнятных очертаний, не вызывавшей, впрочем, особого отвращения. Оглядев Татарского, он сказал:

Короче, ты в русскую идею въезжаешь?

Татарский вздрогнул и выпучил глаза.

Тем лучше, влез Ханин. Как говорится, со свежей головой…

А зачем это нужно? спросил Татарский, оборачиваясь к нему.

Тебе заказ на разработку, ответил Ханин.

От кого?

Ханин кивнул на Вовчика»

Такой была первая встреча главного героя и вместе с ним и читателя с «русской идеей». Отсюда уже явно вытекает, что «русская идея» – рекламный заказ, который должен выполнить, как и обычную свою работу, криэйтор Вавилен Татарский.

«Скажи, Ваван, когда ты за границей бываешь, унижение чувствуешь?

Я там не был никогда, признался Татарский.

И молодец. Потому что поедешь почувствуешь. Я тебе точно говорю они нас там за людей не считают, как будто мы все говно и звери. <…> Но если на каком-нибудь фуршете окажешься или в обществе, так просто как с обезьяной говорят. Чего, говорят, у вас крест такой большой вы что, богослов? Я б тебе, такое богословие в Москве показал…

А почему такое отношение? перебил Ханин. Мнение есть?

Есть, сказал Вовчик. Все потому, что мы у них на пансионе. Их фильмы смотрим, на их тачках ездим и даже хавку ихнюю едим. А сами производим, если задуматься, только бабки… Которые тоже по всем понятиям ихние доллары, так что даже неясно, как это мы их производить ухитряемся. Хотя, с другой стороны, производим же на халяву-то никто не дал бы… Я вообще-то не экономист, но точно чувствую дело гнилое, какая-то тут лажа зарыта».

Приведенный фрагмент разговора главного героя и криминального авторитета отражает тот факт, что заграницу в 1990-е г.г. продолжают ездить только те, у кого есть денежные средства, то есть большинство населения, как и главный герой Вавилен Татарский за пределами страны попросту не было. Кроме того, подчеркивается усиливающееся влияние Запада на Россию во всех сферах.

«Вовчик замолчал и тяжело задумался. Ханин собирался что-то вставить, но Вовчик вдруг взорвался:

Но они-то думают, что мы культурно опущенные! Типа как чурки из Африки, понимаешь? Словно мы животные с деньгами. Свиньи какие или быки. А ведь мы Россия! Это ж подумать даже страшно! Великая страна!

Да, сказал Ханин.

Просто потеряли на время корни из-за всей этой байды. Сам знаешь, какая жизнь, вздохнуть некогда. Но это ж не значит, что мы забыли, откуда мы родом, как негры эти козлиные…».

После небольшой передышки разговор между героями продолжился.

« Давай без эмоций, сказал Ханин. Объясни парню, чего ты от него хочешь. И попроще, без лирики.

Короче, я тебе сейчас ситуацию просто объясню, на пальцах, сказал Вовчик. Наш национальный бизнес выходит на международную арену. А там крутятся всякие бабки чеченские, американские, колумбийские, ну ты понял. И если на них смотреть просто как на бабки, то они все одинаковые. Но за каждыми бабками на самом деле стоит какая-то национальная идея. У нас раньше было православие, самодержавие и народность. Потом был этот коммунизм. А теперь, когда он кончился, никакой такой идеи нет вообще, кроме бабок. Но ведь не могут за бабками стоять просто бабки, верно? Потому что тогда чисто непонятно почему одни впереди, а другие сзади?

Во как, сказал Ханин. Учись, Ваван.

И когда наши русские доллары крутятся где-нибудь в Карибском бассейне, продолжал Вовчик, даже на самом деле не въедешь, почему это именно русские доллары. Нам не хватает национальной и-ден-тич-ности…

Последнее слово Вовчик выговорил по складам.

Понял? У чеченов она есть, а у нас нет. Поэтому на нас как на говно и смотрят. А надо, чтобы была четкая и простая русская идея, чтобы можно было любой суке из любого Гарварда просто объяснить: тыр-пыр-восемь-дыр, и нефига так глядеть. Да и сами мы знать должны, откуда родом» .

Таким образом, В. О. Пелевин устами Вовчика Малого передает суть и смысл «русской идеи». Любая национальная идея нужна только для того, чтобы она объясняла, «почему одни впереди, а другие сзади», и давала то, за чем бы «стояли бабки». Исходя из этого, появляется предположение, что все «национальные идеи» созданы искусственно с целью, нами только что выведенной. Созданы искусственно были и так называемые «русские идеи», о которых вспоминает Вовчик Малой: «православие, самодержавие и народность», затем «коммунизм». Можно сюда же включить и идею «Москва – Третий Рим», об искусственном создании которой известно ученым-историкам. Для ее доказательства был даже написано «Сказание о великих князьях Владимирских», в котором говорится о том, что русские цари ведут свой род от римского императора Августа. Таким образом, происходит сакрализация царского служения.

С падением Советского Союза страна оказалась без национальной идеологии, в ступоре, в невесомом, потерявшемся состоянии. Ушла и «национальная идея», а новая еще не была выведена. Неудивительно, что рассказ о сути «русской идеи» В. О. Пелевин поручает в своей книге именно криминальному авторитету, лицо которого было «типичной бандитской пельмениной невнятных очертаний». Таким образом, он подчеркивает то, что заинтересованность «русской идеей» присутствует только со стороны далеких от народа людей: криминальных авторитетов, олигархов и политиков, которые недалеко ушли от двух предыдущих социальных классов.

В итоге криминальный авторитет ставит перед Вавиленом следующую задачу: «Напиши мне русскую идею размером примерно страниц на пять. И короткую версию на страницу. Чтоб чисто реально было изложено, без зауми. И чтобы я любого импортного п…ра бизнесмена там, певицу или кого угодно мог по ней развести. Чтоб они не думали, что мы тут в России просто денег украли и стальную дверь поставили. Чтобы такую духовность чувствовали, как в сорок пятом под Сталинградом, понял?» .

Задача для Татарского на первый взгляд показалось легкой, однако, взявшись за дело, он так уже не думал. Попытка сочинить «русскую идею» кончилась первым в карьере Татарского полным провалом. Не помогла главному герою даже планшетка, к которой он обращался в самые отчаянные моменты. Не помог Татарскому и Че Гевара, дух которого еще ранее выдал Татарскому известный монолог о вау-факторах.

«Попытки Татарского выйти на связь с каким-нибудь более компетентным в вопросе духом кончились ничем. Правда, после обращения к духу Достоевского, на которого Татарский возлагал особые надежды, возникли некоторые побочные эффекты: планшетка мелко затряслась и запрыгала, словно ее дергало во все стороны несколько одинаково сильных присутствий, но оставшиеся на бумаге кривые загогулины тоже не годились заказчику, хотя, конечно, можно было тешить себя мыслью, что искомая идея настолько трансцендентна, что это единственный способ как-то зафиксировать ее на бумаге. Но, как бы там ни было, работу Татарский не сделал» .

Однако данная провальная работа проблем Татарскому не принесла, потому как на следующий день Ханин объявил, что Вовчика «завалили» чеченцы, а «контора» на время закрывается.

2.3. Телевидение и реклама как средство выработки национальной идеи и её трансформации в массы

Большое внимание В. О. Пелевин в романе уделяет телевидению и рекламе. Именно они, по мнению автора, руководят миром.

«Высшей точки обличительный пафос Пелевина достигает в эпизодах, связанных со странным «межбанковским комитетом», куда Татарского приглашают работать. Выясняется, что эта рекламная контора создана для моделирования фальшивой действительности, универсальным символом которой представлен телевизор – единственный способ общения с миром для жителя «общества потребления». Выясняется, что все политики, все реалии – все, что показывают в программах новостей и других телепередачах, есть не более чем плод искусной работы специалистов по компьютерной графике. Автор беспощадно демонстрирует подоплеку современного мира, объясняя, что любые политики – персонажи рекламного клипа, а истинные боги, истинные герои – две бездушные машины, компьютер и телевизор» [27].

Татарский в «Межбанковском комитете», который располагался в огромном сталинском здании под вывеской «Институт пчеловодства», стал старшим криэйтором в отделе компромата, куда, оказалось, берут всех новичков. Задачей Татарского стало выдумывание каких-либо компрометирующих сцен из жизни олигархов, политиков, в общем, всех тех, кто появляется на экране телевизора. Первой такой работой Татарского стала беседа олигарха Березовского и чеченского боевика Радуева.

Нас, однако, интересует другой отдел «Межбанковского комитета» – отдел, которым руководит товарищ Татарского Саша Бло. Именно этому герою предопределено в романе развить тему «русской идеи». Саша Бло на работу в «комитет» устроился раньше Татарского, к моменту прихода на работу которого уже возглавлял отдел «русской идеи».

«Из «рэйнджровера» вылез полный и низенький мужчина в подчеркнуто буржуазном полосатом костюме, повернулся, и Татарский с изумлением узнал в нем Сашу Бло – разжиревшего, еще сильнее облысевшего, но с той же гримасой мучительного непонимания на лице.

  • Саша, – сказал Татарский, – ты?
  • А, Ваван, – сказал Саша Бло. – Тоже здесь? В компромате?
  • Откуда ты знаешь?

– А оттуда все начинают. Чтоб руку набить. Креативный штат-то не особо большой. Все друг с другом знакомы. Так что, если я тебя раньше не видел, а теперь ты у этого подъезда паркуешься, значит, ты в отделе компромата. Да и то – недели две, не больше. Элементарно, Ватсон.

  • Месяц уже, – ответил Татарский. – А ты кем работаешь?
  • Я? Я завотделом «русской идеи».

Это во флигеле. Идеи будут – заходи.

– От меня толку мало, – ответил Татарский. – Я пробовал думать – не выходит. Ты бы поездил по окраинам, поспрашивал у мужиков.

Саша Бло недовольно наморщился.

– Да я пробовал вначале, – сказал он. – Стакан нальешь, в глаза заглянешь, а тебе в ответ: «Да разъ..ись ты на х.., Мерседес козлиный». Они круче «мерседеса» ничего представить не могут… И все так деструктивно…» .

Рассмотрев данный отрывок, в первую очередь отметим тот факт, что в «комитете» существует отдел «русской идеи», в котором она и разрабатывается. А раз «комитет» в романе – это образ рекламы и телевидения, то выводим следующую мысль – телевидение и реклама разрабатывают и создают «русскую идею». Для чего? Для того, чтобы руководить страной. По роману, как уже говорилось ранее, реклама и телевидение руководят и управляют страной, «обществом потребления».

Во-вторых, отмечаем тот факт, что поиск «идеи» осуществляется в среде простого народа, для которого она и должна оправдывать сложившийся политический строй. Это напоминает поэму, рассказанную Татарскому после принятия галлюциногенных мухоморов призраком чечена Гусейна. Процитируем диалог Гусейна и Татарского.

«Гусейн не удивился. Чуть подумав, он ответил:

– Была такая поэма у аль-Газзави. «Парламент птиц». Это о том, как тридцать птиц полетели искать птицу по имени Семург – короля всех птиц и великого мастера.

  • А зачем они полетели искать короля, если у них был парламент?

– Это ты у них спроси. И потом, Семург был не просто королем, а еще и источником великого знания. А о парламенте так не скажешь.

  • И чем все кончилось? – спросил Татарский.
  • Когда они прошли тридцать испытаний, они узнали, что слово «Семург» означает «тридцать птиц».
  • От кого?
  • Им это сказал божественный голос»

Таким образом, поэма наталкивает на мысль, что «русской идеи» как таковой и нет, что и поиск «русской идеи» закончится ничем. «Русская идея» – это русский народ, русские люди.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Понятие «русской идеи» – одно из самых центральных в русской культуре. Его формирование связано с духовным бытием русского народа, его исторической миссией.

Следует отметить, что понятие «русская идея», являясь одним из ключевых и концептуальных, вместе с тем является и одним из дискуссионных.

Наиболее корректными его определениями являются концепции философов конца XIX – начала XX в.в. Н. А. Бердяева, В. С. Соловьева, И. А. Ильина, Н. Я. Данилевского, а также современных исследователей В. О. Авченко, В. В. Аксючица, А. В. Гулыги, А. И. Солженицына, С. И. Сухоноса. Их работы акцентируют внимание на важности этого понятия, на его «цементирующем» для русского народа свойстве.

По-своему подходил к ней В. О. Пелевин – современный российский писатель. Наиболее полно его взгляды выражены в романе «Generation «П»».

Современная «русская идея», по В. О. Пелевину, – это та идея, которая бы оправдывала то «общество потребления», которое образовалось в 90-х годах XX века; та идея, которая стояла бы за оборотом денежных средств.

M. Battis интерпретировал содержание романа «Generation «П»» следующим образом: «Пламя Потребления не должно гаснуть – за это отвечает реклама и средства массовой информации. Словами и всякими виртуальными техниками они должны инсценировать всегда разные события и создавать новые товары и имиджи, приобретение которых обещает счастье» [27].

Должны они придумать и ту идею, которая должна оправдать всё это, – ту самую «русскую идею».

Такая идея главным героем Вавиленом Татарским не была найдена. Вместе с тем автор дает понять, что её как таковой и не существует.

Свои мысли по этому поводу писатель выразил в одном из своих немногочисленных интервью. Приведем наиболее важный фрагмент из него.

«И последний вопрос – пафосный: сейчас все охотятся за «национальной идеей». На сегодняшний день вы – чуть ли не единственный писатель, которого читают совершенно разные социальные слои населения. Так что вам бы и следовало внести свою лепту в ее разработку…

– Национальная идея нужна не людям, а идеологам. Идеологи нужны по большому счету только самим себе. Лихорадочные поиски национальной идеи – самый яркий симптом болезни общества. Но общество выздоравливает не потому, что эту идею находят. Скорее происходит прямо наоборот – о необходимости такой идеи забывают, когда общество выздоравливает. Как-то я спросил одного шведа: «Какая у вас в Швеции национальная идея?» Он пожал плечами и ответил: «Живут люди». Пока наши начальники не допрут до похожей национальной идеи, нас всегда будет кидать из оврага в овраг» [17].

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/kursovaya/pelevin-generatsiya-pi/

1. Авченко В. О. Познать Россию [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.patriotica.ru/religion/avch_ros.html

2. Аксючиц В. В. Бог и отечество – формула «русской идеи» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.patriotica.ru/religion/gulyga_rusidea.html

3. Алексеева В. А. Национальная идея [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://terme.ru/dictionary/183/word/nacionalnaja-ideja

4. Бердяев Н. А. «Русская идея» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://fictionbook.ru/author/nikolayi_aleksandrovich_berdyaev/russkaya_ideya/read_online.html ?page=1

5. Веллер М. И. Великий последний шанс [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://lib.ru/WELLER/r_poslednij_shans.txt

6. Виноградов И. И. Еще о Солженицыне, «национальной идее» и «особом» русском пути [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.solzhenicyn.ru/modules/sections/index_op_viewarticle_artid_249.html

7. Гулыга А. В. «Русская идея» и ее творцы [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://sbiblio.com/biblio/archive/guliga_rus/

8. Данилевский Н. Я. Россия и Европа [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://lib.rus.ec/b/164714

9. Достоевский Ф. М. Полное собрание сочинений в 30 томах. – Ленинград, 1972 – т. 26. с. 131.

10. Дьякова К. И все-таки он – SAPIENS: элементарная интерпретация романа В. О. Пелевина «Generation «П»» [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

11. Ильин И. А. О грядущей России [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://lib.ru/POLITOLOG/IILIN/istoii.txt

12. Катасонов В. Н. Национально-государственная идея России [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://blagievesti.narod.ru/lineks.html

13. Князева М. Особенности русского постмодернизма на примере романа В. О. Пелевина «Generation «П»» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://pelevin.nov.ru/stati

14. Логинова Н. Что такое национальная идея [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.ideanaroda.ru/4biblioteka/2fond/fondL/loginchto.htm

15. Межуев В. М. Русская (национальная) идея как цивилизационный выбор России [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.intelros.ru/pdf/synergia_220509/3.pdf

16. Написано кровью. Интервью А. И. Солженицына журналу «Шпигель» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.izvestia.ru/news/326900

17. Наринская А. Интервью В. О. Пелевина журналу «Эксперт» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://pelevin.nov.ru/interview/o-exprt/1.html

18. Пелевин В. О. Generation «П» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://pelevin.nov.ru/romans/pe-genp/

19. Плясова В. В. Постмодернистская проза и ее представители. Постмодернизм В. О. Пелевина [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

20. Солженицын А. И. Бодался теленок с дубом [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://lib.ru/PROZA/SOLZHENICYN/telenok.txt

21. Солженицын А. И. Как нам обустроить Россию? [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://lib.ru/PROZA/SOLZHENICYN/s_kak_1990.txt

22. Соловьев В. С. «Русская идея» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.vehi.net/soloviev/russianidea.html

23. Сулакшин С. С. Национальная идея России. Программа действий (постановка задачи) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.intelros.ru/pdf/synergia_220509/2.pdf

24. Сухонос С. И. Новая русская идея: Духовность, Справедливость, Единство [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.trinitas.ru/rus/doc/0001/005a/00011111.htm

25. Шапиро Я. Пепса по-пелевински [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

26. «Энциклопедия Кругосвет» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.krugosvet.ru/node/34629?page=0,0

27. Battis M. ОВП «РУСПУКС» – ПРИВАТИЗАЦИЯ… [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://pelevin.nov.ru/stati