Лингвистические особенности английских и русских медиатекстов

Дипломная работа

Дипломная работа на тему:

«Лингвистические особенности английских и русских медиатекстов»

ВВЕДЕНИЕ , Актуальность.

На протяжении всей истории человечества структура правительства наиболее четко представляла собой триединую структуру: три ветви власти: законодательную, исполнительную и судебную. Любые другие интерпретации, кроме абсолютной власти, которая в действительности лишь является отправной точкой для дальнейшего развития триединой системы структуры власти, являются с точки зрения исторического опыта «маложивучими» структурами, а различные варианты «джамахирии» возможны при наличии одиозных лидеров и запасов стратегического сырья, ценного для мировых рынков. При этом в триединой структуре ученые довольно часто стали выделять «четверную» структуру – неформальную по своей форме, но активную по своей сути – СМИ. Для представления о роли медиа в пространстве русского языка и в пространстве английского языка актуальным является изучение лингвистических характеристик английских и русских медиатекстов.

Также стоит указать, что в английском языке, как в одном из самых распространенных в мире и как в «живом» языке, где происходят постоянные процессы трансформации и развития на основании обогащения его научно-техническими достижениями человечества (с точки зрения объемов публикации научной литературы на английском языке по сравнению с другими языками) произошли заметные изменения.

Целью данной научной работы является выявление лингвистических особенностей английских и русских медиатекстов.

Для достижения указанной цели ставятся следующие задачи :

  • проанализировать синтаксические особенности английских и русских медиатекстов;

  • проанализировать лексические особенности английских и русских медиатекстов;

  • определить и обосновать структуры текстов английских и русских медиатекстов;

  • выявить лексико-фразеологические средства английских и русских медиатекстов;

  • сопоставить полученные данные по двум языкам.

Объект – медиатекст как особый жанр.

Предмет – семантико-стилистические, фонетические, структурные особенности газетного текста.

Гипотезой

В ходе написания данной научной работы были использованы ряд методов , среди которых стоит выделить как общенаучные: диалектики, аналогии, сравнения, индукции, дедукции, моделирования; так и конкретно научные: метод дискурс-анализа; метод когнитивного анализа; метод контент-анализа; метод критического анализа в медиа; метод лингвистической экспертизы медиатекста; метод лингвокультурного анализа в медиа; метод медиа мониторинга; содержательно-логический метод СМИ; квантитативный метод. При этом на этапе сбора материала использовался метод непрерывной и случайной выборки, на этапе исследования — метод описания, контекстного анализа, сравнения и обобщения. Также стоит отметить, что для анализа русских и английских текстов использовались упрощенный синтаксис, похожий стиль разговора и другие методы.

16 стр., 7519 слов

Методы сбора данных для анализа социально-экономических и политических процессов

... и т. д. 1.1 Контент-анализ как метод исследования Для сбора географической, экономической, демографической, исторической, культурной информации, данных о политической ситуации не обойтись без анализа различных статистических сведений. Они могут содержаться ...

Теоретической базой, Материал исследования., Положения, выносимые на защиту.

  1. Синтаксис медиатекстов на английском и русском языках характеризуется разговорным стилем в результате ориентации на массовую аудиторию, за счет чего создается эффект неформального общения.

  2. Влияние на русский язык через различные СМИ: телевидение, Интернет, газеты, журналы.

Научная новизна

Сравнение английского языка и русского языка может производиться на любом уровне языковой системы: фонологическом, лексическом, синтаксическом. Таким образом, в контексте контрастивной вариологии мы сравнили живые и динамические процессы языковой вариации, доступные для наблюдения на текущем этапе.

Для объективного сравнения лингвистических фактов исследователь должен детально рассмотреть явления, анализируемые на каждом из сравниваемых языков, установить определенные ориентиры и выбрать литературный язык.

В случае несовпадения рассматриваемых языковых систем роль референтного языка также может быть передана русскому языку.

Но в связи с фрагментацией английского языка (по регионам и странам) в нашем исследовании мы обратили внимание на расхождения в актуализации морфосинтаксических и собственно синтаксических категорий в различных национально-территориальных вариантах английского языка (США, Великобритания, Австралия и др.).

Теоретическая значимость работы, Практическая значимость работы.

также возможно разработать специальный курс на основе исследовательских материалов, особенно целесообразно будет использовать содержательный фактический и теоретический материал, который анализируется в данной работе. В том числе стоит отметить возможность использования материала в лекционных курсах лексикологии, грамматики, практический курс основного иностранного языка (английский).

Апробация., Структура

ГЛАВА 1. МЕДИАТЕКСТ КАК ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ОБЪЕКТ МЕДИАЛИНГВИСТИКИ

1.1. История становления медиалингвистики

Текущая эволюция общества характеризуется увеличением объема, насыщением информационных потоков, создаваемых СМИ, и увеличением их участия в жизни отдельного человека и общества в целом. Исходя из этих стартовых условий, перед образовательной системой стоит задача воспитания грамотных в «медийной» сфере членов общества, способных адекватно взаимодействовать с информационными потоками. Этот альянс предполагает создание культуры восприятия, анализа, интерпретации и критического понимания медиатекстов. Этот комплекс задач поддается решению путем внедрения инновационной образовательной сферы для домашней педагогики — медиаобразования, которое определяется как образовательный процесс, развитие личности через использование материалов из СМИ. Конечная цель заключается в создании адекватной культуры взаимоотношений с медиа, развития способностей к творчеству, активной коммуникации, критическому мышлению, навыков интерпретации, анализа и объективного оценивания медиатекстов наряду с обучением использованию разных методов самовыражения благодаря эксплуатации медиатехники.

12 стр., 5744 слов

Обеднение русского языка (По тексту М.Кронгауза)

... интернет-изданиях. Текст ЕГЭ. М.А. Кронгауз. Тема: Русский язык. , Текст ЕГЭ. М.А. Кронгауз. О русском языке. (1)Современное общество озабочено тем» что язык начал изменяться. ... человека в бесконечную коммуникацию, чего раньше не было. (23)Так что, безусловно, изменения ... языку Решить пробный ЕГЭ Проверить сочинение ЕГЭ Чек-лист ЕГЭ 2021 Текст ЕГЭ по русскому языку / Русский язык 0 Русский язык ...

Востребованность медиалингвистики в качестве свежего системного подхода к исследованиям языка СМИ объясняется очень просто – тексты СМИ (медиатексты) представляют собой одну из наиболее часто употребляемых форм бытования языка. Конец XX в. и начало ХХI в. ознаменованы быстрым развитием новейшей на тот момент сферы речеупотребления, массовой коммуникации. Уравновешенное развитие классических средств МИ: печати, радио, TV [59, с. 210-221], возникновение инновационных даже на сегодня компьютерных информационных технологий, унификация мирового информационного пространства сильно воздействуют и в значительной мере корректируют процесс изготовления и продвижения слова. Данные сложные, комплексные многосторонние процессы нуждаются в осмыслении с научной точки зрения, а также создании соответствующих парадигм практических изысканий языка СМИ.

Рассмотренный период времени также характеризует ускоренное расширение влияния массовых коммуникаций, распространение новых технологий в информационной сфере. Стабильное и постоянное развитие медиа в классическом понимании: пресса, радио, телевидение, а также создание и развитие всемирной паутины послужили поводом для формирования единого информационного пространства. Последний представляет собой своего рода виртуальную среду, созданную путем объединения серии мультимедийных потоков. Конечно, это наложило отпечаток на ряд производственных процессов, продвижение слов, нюансы использования языка, а также на особенности языковых адаптаций.

Эволюция медиалингвистики как отдельной области современной лингвистики основана на многих аспектах, включая современную лингвистику, а также относящиеся к ним информатико-технологические, социокультурные направления общественной жизни. Наиболее значительными предпосылками зарождения медиалингвистики обычно считаются:

  • ускоренное развитие информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), одним из следствий чего стало образование всемирной сети медиа коммуникации;
  • создание, развитие целостного информационного пространства в качестве фундамента виртуальной среды текстового взаимодействия;
  • формирование, осмысливание с точки зрения науки «языка СМИ», выявление функционально-стилистических нюансов, внутренней структуры данного понятия;
  • осмысление актуальности использования комплексного подхода к исследованию медиаречи, базирующегося на единении усилий представителей ряда гуманитарных дисциплин;
  • изучение изысканий языка СМИ в пределах медиалогии (media studies) – создание инновационной независимой дисциплины, которая рассматривает историческое развитие, нынешнее состояние и особенности деятельности средств массовой коммуникации.

По сравнению с традиционной интерпретацией текста, в которой ряд словесных символов объединен общим смыслом, текст, присутствующий в массовой коммуникации, приобретает характеристики трехмерности и многослойности. Это достигается за счет смешения словесного элемента текста с характеристиками мультимедиа конкретного мультимедийного инструмента. В качестве примера можно увидеть традиционную полиграфию, где словесная составляющая текста сочетается с графической, иллюстративной. Если говорить о сфере радиовещания, то здесь словесный текст объединяется с помощью аудиотехнологий: голосовые данные диктора, музыкальное сопровождение и фоновое сопровождение. По сравнению с предыдущими СМИ, телевидение значительно расширяет объем текста, сочетая вербальную составляющую с видеоизображением и аудиофоном. Чрезвычайно важным представляется понимание факта тесной взаимосвязанности вербальных и медийных составляющих текста, которые способны объединяться, базируясь на самых разнообразных принципах (рис.1):

3 стр., 1243 слов

Китайский язык — тексты для начинающих

... таких людей требуется проявление железной воли и дисциплины. Заключение Чтение текстов на китайском языке ... – я окончил старшую школу. Сочинение о китайском языке с переводом 汉民族共同语,是中国的主要语言。汉语是联合国六中工作语言之一,是世界上最发达,最丰富的语言。汉语素有四大方言:北方方言,吴方言,粤方言和湘方言。 北方方言是汉民族共同语的基础方言。它在汉语中通行地域最广,使用人数最多。北方代表- 北京话的语音成了汉民族共同语的标准音。吴方言主要分布于上海地区,江苏省东南部和浙江省。 ... самостоятельные ролики. Я считаю, что интернет — идеальный способ ...

  • визуализации;

  • дополнения;

  • интенсификации;

  • противопоставления;

  • разграничения и т.д.

Эти принципы создают единую композицию, нерасторжимый союз, которые составляют суть определения «медиатекста».

Рис. Принципы объединения вербальных и медийных составляющих текста [составлено автором]

В современных условиях становления информационного общества изучение дискретных единиц медиапотока особенно востребовано. Базовой единицей медиапотока является медиатекст, границы которого обеспечивают возможность объединения таких разнонаправленных и мультиуровневых понятий, как статья в газете, передача в радиоэфире, новости на телевидении, онлайн реклама, иные разновидности продукции СМИ. Возникнув в 90-х гг. XX в. в англоязычных научных публикациях, определение «медиатекст» стремительно завоевало межнациональные академические круги и национальные медийные дискурсы. Укрепление понятия медиатекста в научном сознании было основано на все возрастающем интересе ученых к исследованию проблем медийной речи, к деталям деятельности языка в сфере массовой коммуникации. Значительный интерес к этой проблематике был отмечен у столь известных ученых, как: Теун Ван Дейк [21, с.23-26], Мартин Монтгомери, Алан Белл, Норман Фейерклаф [43, с.27-29], Роберт Фаулер. Все они изучали медиатексты, вооружившись инструментами из разных школ и направлений: социолингвистики, функциональной стилистики, теории речи, контент-анализа, когнитивной лингвистики, риторической критики. Основной фокус внимания учёных привлечен обширным кругом нерешенных задач: выявление функционально-стилевого статуса языка СМИ, методики определения различных типов медиатекстов, воздействие на медиаречь социо-культурных аспектов, и лингво-медийные технологии влияния. В России весомый вклад в формирование, ускоренную эволюцию теории медиатекста, методику его изучения внесли такие научные деятели, как Бернштейн С.И., Шмелёв Д.Н., Костомаров В.Г., Рождественский Ю.В., Солганик Г.Я., Трескова С.И., Лысакова И.П., Кривенко Б.В., Васильева А.Н. Наиболее обширно, полноценно концепция медиатекста в качестве фундаментальной категории медиалингвистики в первый раз была определена в работах Добросклонской Т.Г. [24, с. 288].

Данное качество текстов массовой информации подтверждается, кроме прочего, большим количеством работ британских авторов, рассматривавших медиатекст как систему вербальных и медийных черт. Так. знаменитый исследователь языка СМИ Алан Белл в книге “Approaches to Media Discourse” пишет: «Понятие медиатекста гораздо шире границ обычной точки зрения по отношению к тексту как к каскаду слов, размещенных на бумаге определенным способом. Определение медиатекста куда более обширно: сюда же входят голосовые характеристики, музыкальные и звуковые эффекты, визуализированные образы. Если говорить проще, медиатексты по факту служат отражением методик, технологий, применяемых для их создания и продвижения» [25, с.184]. Концепция медиатекста как многомерного мультиуровневого феномена дополняется стойкой параметральной системой, которая дает возможность обеспечить предельно точное описание определенного медиатекста, рассматривая нюансы его создания, пути распространения и лингво-форматных качеств. Названная система включает такие значительные характеристики, как:

15 стр., 7311 слов

Инфинитивные конструкции в английском языке

... исследования в данной курсовой работе являются инфинитив и инфинитивные конструкции в английском новостном сообщении. Предмет данного исследования составили особенности передачи инфинитива и инфинитивных конструкций при переводе новостного текста на русский язык. Цель данной работы – выявить ...

1) Метод генерации текста (авторский – коллегиальный);

2) Тип материала (устный – письменный);

3) Тип воспроизведения (устный – письменный);

4) Канал распространения (СМИ – носитель: печатные издания, станции радиовещания, телевидение, всемирная паутина);

5) Функционально-жанровый тип текста (новостной формат, комментарии, публицистика (features), маркетинг);

6) Тематическая составляющая, принадлежность к определенному стабильному медиатопоку.

Определяющую для типологического определения медиатекстов роль играет канал распространения. Проще говоря – средство массовой информации, в пределах которго текст создавался и существует. Каждое СМИ, вне зависимости от сферы деятельности: печатное, радиовещательное, телевизионное или онлайн, – характеризуется своим комплексом медийных особенностей, оказывающих фундаментальное воздействие на лингво-форматные текстовые качества. Таким образом, в газете [46, c.13-22], журнале словесная часть текста обычно усиливается графическим дополнением, обрамлением и иллюстрациями, на радиостанции – возможностями голоса, аудиооборудования, фоновым аудиосопровождением, на телевидении – видеорядом.

Что касается методик исследования медиатекстов, то широта их диапазона отражает сложный многогранный характер медиатекста в качестве объекта междисциплинарного определения. Это обусловливает использование для исследования материалов массовой информации полного спектра способов текстовой обработки: от традиционных методов системного и контент-анализа до логического, эмпирического, социолингвистического и сравнительно-культурологического описания. К самым востребованным и распространённым относят такие:

  • метод контент-анализа (социолого-статистическая методика анализа содержания, базирующаяся на подсчёте числа заданных единиц в том или ином корпусе текстов);
  • способ дискурсивного анализа. Основная фокусировка – исследование методов создания, популяризации и восприятия текстов массовой информации;
  • комплекс лингвистических инструментов – социолингвистику, функциональную лингвистику, риторическую критику и прагматику;
  • весь комплекс методов историко-культурологического и культуро- сопоставительного характера.

    21 стр., 10342 слов

    Медиатекст: из PR-отдела в СМИ

    ... методами лингвистического анализа, «комплексного» коммуникативно-лингвистического описания жанра, контент-анализом, сравнительным методом, а также методами индукции и дедукции. Теоретическая значимость нашей работы - в том, что мы подробно описываем языковые ... интервью как медиатекст имиджевое интервью медиатекст 1.1Отличительные ... является разновидностью текстов массовой коммуникации, поскольку ...

    1.2.

Основные положения медиалингвистики

В связи с молниеносным ростом количества и роли СМИ в повседневной жизни, неуклонно растёт объём речеупотребления в направлении массовой коммуникации. Тексты массовой информации сегодня – обширнейшая форма языкового бытования, поэтому интерес лингвистов к языку в СМИ неизменно возрастает, а изыскание понятийного аппарата сферы масс-медиа является на данный момент времени востребованной и популярной задачей лингвистики.

Сегодня медиалингвистика обладает всеми признаками самодостаточной научной дисциплины: методологией, теорией, внутренней структурой, терминологическим аппаратом. Базовую теоретическую основу медиалингвистики составляют понятия «текст массовой информации» (или «медиатекст») и «медиадискурс».

Исследование жизнедеятельности языка СМИ – предмет медиалингвистики, который лишь на границе тысячелетий был сформирован как отдельное направление в языкознании. Его основы были заложены исследованиями А. Белла, А.Н. Васильева, В.Г. Костомарова, Б.В. Кривенко, М. Монтгомери, Г.Я. Солганик, Н. Фейерклафа и др.

Подводя промежуточный итог и рассматривая место СМИ в процессе неуклонного изменения языковых процессов, следует обратить внимание, что в настоящем научном исследовании акцентируется внимание не столько на переменах, обусловленных применением инновационных информационных технологий, сколько на глубинных качественных конверсиях в общей лингвокультурной ситуации. В этом ключе, при проведении оценки влияния теперешних масс-медиа на ход языковых процессов, есть возможность выделения трех основных уровней проведения аналитической работы:

  • геолингвистический;

  • интерлингвистический;

  • интралингвистический (рис. 2.).

Рис.2. Три основные уровни проведения аналитической работы относительно влияния масс-медиа на ход языковых процессов [составлено автором]

Первый уровень, как можно понять из его обозначения, требует проведения аналитических исследований в направлении особенностей воздействия СМИ на совокупную лингвокультурную обстановку в мире и в регионах, а также её динамику. Фокус внимание в данном случае акцентируется на важных численных и ареальных индикаторах, среди которых особо стоит выделить: колебание количества носителей определенного языка, перекройка языковых сфер влияния, рост значения одних и снижение роли остальных языков во всемирном информационном пространстве.

Интерлингвистический, или межъязыковой уровень побуждает исследователей интересоваться проблемами взаимодействия, взаимного влияния языков, изучать механизмы, принципы, особенности заимствований, функциональные стили и направления речеупотребления, более остальных подверженные влиянию иностранных языков.

Интралингвистический уровень, или, иными словами, внутриязыковой, дает возможность сфокусировать внимание на обусловленных воздействием масс медиа языковых процессах в пределах отдельно взятого лингвокультурного ареала. Здесь можно выделить: тенденции к стиранию строгих стилевых границ, рост степени общеизвестности норм бытового стиля в фундаментальной системе медиаречи (новостных передачах, информационной аналитике, комментариях), размножение, усиление присутствия ошибочного речеупотребления (неправильных, неестественных ударений, элементарных грамматических ошибок, ошибочной сочетаемости), падение речевых норм благодаря использованию в СМИ бытовой, ненормативной лексики и т.п.

8 стр., 3768 слов

Монтаж эпизодов как основной метод работы режиссера массовых ...

... построения сюжета. драматургия монтаж режиссёр художественная композиция 1. Монтаж как творческий метод сценариста и режиссера Важное место в создании целостности драматургического произведения принадлежит ... Одной из таких существенных черт является монтаж, который есть важнейший метод создания сценария массового зрелища. Слово «монтаж» французского происхождения, синоним слов «сборка», « ...

Каждый из вышеуказанных уровней следует рассмотреть подробней. Одна из фундаментальных черт нынешней геолингвистической планетарной картины – безусловное доминирование английского языка, проявляющееся во всех сферах, в т.ч. массовой коммуникации. Общая совокупность англоязычных медиатекстов, базируясь на результатах комплекса разнонаправленных причин: экономического, политического и социокультурного характера, – ощутимо превысила объем доступных текстов массовой информации, созданных на любом ином языке. К примеру, молниеносное незаангажированное освещение событий во всех точках земного шара обеспечили каналу всемирных новостей (к примеру – CNN из США) снискать признание, популярность среди телезрителей всего мира . Другим примером может послужить – ВВС World. TV-канал снискал всемирное признание и репутацию как один из «объективнейших» новостных источников, который любят смотреть в Западной Европе, США, Австралии, Новой Зеландии и других странах мира . Начиная с 90-х гг. ХХ в., обусловленные обширными переменами в социально-экономической сфере англоязычные СМИ повсеместно распространяются на территории России и стран СНГ. К середине 90-х гг. ХХ в. зарубежные журналисты, которые осуществляют свою профессиональную деятельность в столице России, основали компанию “Independent Media”, выпускающую национальные издания “The Moscow Times”, “The Moscow Tribune”, “The St. Petersburg Times”, “Capital” , курирующую жизнедеятельность русскоязычных версий мировых журналов: “Cosmopolitan”, “Good Housekeeping” и пр. Данные объективные примеры свидетельствуют о ходе процесса взаимопроникновения, интеграции и глобализации информационных систем ведущих мировых стран и не только, параллельно отражаясь на ходе языковых процессов, качественном моменте речеупотребления, динамике языковых норм, взаимовлияния языков и культур.

Рассматривая данный вопрос, немалый интерес вызывает также концепт языкового империализма (linguistic imperialism), который возник в пределах академической традиции стран Западной Европы в начале 90-х годов XX в. Он возник в качестве ответной реакции на положительную оценку о всепланетном месте английского языка в сегодняшней реальности. Она была сформулирована британским исследователем Робертом Филлипсоном в книге “Linguistic Imperialism”. Концепция освещает главенствующую роль английского языка на планете в качестве экспансии, существующую по отношению к остальным языкам, культурам. Филлипсон акцентирует внимание, что быстрый рост части английского языка в общемировом лингвокультурном пространстве вызван комплексом политико-экономических аспектов: от колониального властвования Британской империи, трансформации США в мировую сверхдержаву до революции информационно-технического пространства, повального развития транспортных сетей. Рассматривая «мировое господство» английского языка как обусловленное рядом социально-экономических, политических причин, а также экспансивном навязывании своих национальных интересов ведущими мировыми державами – Великобританией и США, автор отдельно подчеркивает нанесение этими действиями невосполнимых потерь всем другим национальным культурам, в том числе языковым.

11 стр., 5414 слов

Жанровая стилистика журналистских текстов

... текста в сфере телевидения и радио. И в телевизионной, и радийной журналистике автор материала задаёт связи между текстами ... некоторыми факторами, такими как подходящих синонимов в русском языке, расширением различных сфер деятельности и др. ... текста; выявить специфику жанров журналистского текста; проанализировать их. В ходе работы в целях изучения проблемы я планирую воспользоваться методом ...

За основу концепции лингвистического империализма была взята укрепившаяся в западной научной мысли идея культурного империализма (cultural imperialism).

Благодаря последней смысл социально-экономического понятия «империализм» получилось расширить на сферу культуры. Собственно, понятие «культурный империализм» в основном применяется для подчеркивания доминирующей позиции определенной культуры, прежде всего культуры англоязычной, по отношению к аутентичным национальным, заключенным обычно в территориальные границы. Метод воздействия в культурной сфере характеризуются многоплановостью и разнообразием: СМИ, кино- и видеопродукция, маркетинговые материалы, молодежные мейнстримы и субкультуры, популярные музыкальные продукты, сфокусированное влияние в образовательной сфере.

Помимо этого необходимо выделить ряд специальных методов для исследования лингвистических особенностей медиатекстов.

Таким образом, одним из современных методов исследования медийных текстов, который предусматривает наблюдение за языковым материалом и его дальнейшей фиксацией в медийных словарях, является метод медиа мониторинга. Важное особенностью настоящего метода является полное описание языковых единиц в медиа-пространстве (от паспортизации к контексту).

Метод медиа-мониторинга Т.В. Добросклонская связывает с непрерывным сбором информации из разных источников (как электронных, так и печатных) за определенный период и в соответствии с определенной тематикой [23, с.252].

В основу метода положены системно-структурный (касается медиа текстов, медиа жанров) и функционально-стилистический (касается языковых единиц СМИ) принципы, опирающиеся на экстра и интралингвистические особенности стиля массовой информации и дающие объективную оценку медийному продукту в реальных условиях. Медийный дискурс с помощью этого метода анализируется в контексте общественно-политических преобразований, а потому позволяет проследить изменения, происходящие в медиа, как в жанровом, так и в языковом плане. Критический анализ в медиа может касаться любого исследуемого явления, правда этот анализ должен включать комплексный подход (в логической связи с другими жанрами, языковым материалом, устной коммуникацией и др.).

Близким к методу критического анализа является метод дискурс-анализа, который заключается в идентификации и подсчете языковых единиц, используемых в определенном медиатексте (или его фрагменте), и попытке проанализировать эти единицы в контексте развития медиадискурса. Чем больше охват медийных ресурсов (радио, телевидение, Интернет [66, с.42-46], реклама, PR, печатные СМИ и др.), Тем качественнее будет анализ языковых единиц.

Одной из разновидностей дискурса анализа является метод лингвистической экспертизы медиатекста, который заключается в комплексной работе с текстом массовой информации и его подробным анализом составных частей. Особое внимание при применении этого метода принадлежит языковой стороне медиатекста, где слово (словосочетание, предложение, фразовое единство) может воздействовать на понимание реципиентом того или иного информационного фрагмента. Медийными лингвистами-экспертами акцент делается на различных форматах медиа (в каждой сфере – Интернет [47, с.117-123], радио, телевидение – по-разному подается информация, в том числе и вербальными средствами, что приводит к манипулированию общественным сознанием).

11 стр., 5032 слов

Защита информации. Методы защиты

... информации; архивация данных - организация хранения данных в удобной и легкодоступной форме; служит для снижения экономических затрат по хранению данных и повышает общую надёжность информационного процесса в целом; защита данных ... система содержит средства, используемые в чрезвычайных ситуациях, или средства, которые способны функционировать с нарушением существующей политики безопасности. Например, ...

Медиатекст как объект лингвистической экспертизы, соответственно, коррелирует с законодательной базой государства, ведь манипуляция не должно противоречить, в частности, Конституции и, соответственно, не разжигать межрасовой вражды, призывать к свержению государственной власти, унижать честь и достоинство личности и др. Лингвистической экспертизе могут быть подвергнуты различные типы текстов медиа: печатные, теле- или радиотексты, тексты интернет-СМИ, рекламные или PR-тексты.

Метод контент-анализа. Данный метод считается одним из самых эффективных методов исследования информационного пространства. В медиалингвистике используется для комплексного анализа качества (положительной/нейтральной/отрицательной) подачи информации в различных медиаресурсах. Для максимальной объективности исследователями языка медиа должно учитываться как можно больше медийных источников (региональный, тематический или аудиторный принципы медиаресурсов могут играть существенную роль в анализе, ведь учитывают языковые особенности реципиентов, их общественные настроения, психологию).

Содержательно-логический метод СМИ. Один из главных методов анализа медиатекста, который заключается в логичности и внимании к массово-информационному потоку (как со стороны реципиента, так и медиалингвиста).

Содержательная логика в исследуемом медийном тексте важна для объективности изложения материала (медиалингвисту при исследовании текста следует проанализировать все составные части, в том числе заголовок, подзаголовок [28, с. 56-60], абзацы, на предмет логического единства).

Такой метод позволяет выявить все разногласия между поданной информацией и фактическим материалом, а также проанализировать соответствие между тезисами и аргументами с заключительной частью в медиатексте, что рассматривается современными исследователями языка СМИ как полифункциональная смыслово-логическая система современного медийного дискурса.

Метод когнитивного анализа. Этот метод направлен на изучение медиатекста как результата и инструмента постижения мира. В этом контексте важны культурные, этнические, геополитические составляющие части, в условиях которых и создан медиатекст. Анализ таких текстов возможен только с привлечением познания концептов современного мира и их влияния на создание (функционирование) текста в процессе массовой коммуникации.

Метод лингвокультурного анализа в медиа. Метод, который появился в начале 90-х гг. ХХ в. и завоевал особую популярность при анализе медиатекстов в современном мире, где понятие мультикультурности выходит на первый план в освоении мира [50, с.130-133], [10, с. 105-108].

1.3. Понятие газетно-публицистического стиля

В современном обществе существуют неограниченные возможности общения и передачи информации. Любые события, происходящие сегодня в мире, завтра станут достоянием всей планеты благодаря работе СМИ.

Газетно-публицистический стиль можно охарактеризовать как функциональный стиль языка, который обслуживает широкую сферу общественных отношений, и наиболее полно он используется в газетах, общественно – политических журналах, на радио, телевидении, в документальном кино.

Особенности газетного стиля можно разделить на две группы: языковые и экстралингвистические. Выделение экстралингвистических факторов в отдельную группу необходимо из-за того, что характерным признаком газетного стиля является его направленность на влияние, то есть не только точно, доступно и ярко информировать читателя, но и вызвать у него определенное отношение к событиям, побуждать к деятельности, к необходимости занять определенную общественную позицию, изменить взгляды или сформировать новые. К основным экстралингвистических факторам мы относим не только форму, вид, тип языка, но и сферу общения, специфику медиа-канала, а также особенности аудитории и невербальные коммуникативные средства.

К языковым особенностям газетного стиля относится употребление оценочной лексики, слов с яркой эмоциональной окраской, большого количества клише и фразеологических единиц, сокращений, использование иностранных слов, неологизмов, а в некоторых случаях даже историзмов, функцией которых в статьях на актуальные темы является проведение исторических параллелей.

Вышеупомянутые черты газетно-публицистического стиля предопределяют определенные особенности его перевода, которые обязательно должен учитывать опытный переводчик. К лексическим особенностям мы относим трудности, возникающие при переводе фразеологических единиц из-за необходимости сохранения целостности образа, который они несут. Такие явления как деформация и контаминация фразеологии также представляют определенную проблему для переводчика, которому необходимо стараться не только найти аналог в языке перевода, но и по возможности воспроизвести изменения состава фразеологизма, которые происходят в тексте оригинала. Клише также создают трудности для переводчика, ведь он должен уметь распознавать такие единицы в тексте оригинала и обладать представлением о том, как их обычно используют в языке перевода.

Грамматика английских газетных текстов имеет такие особенности, как определенное своеобразие в использовании времен и состояний, частое употребление безличностных форм, специальные формы ввода прямой речи и превращения ее в косвенную, а также широкое использование сложноподчиненных предложений в то время, как грамматическая специфика газетного стиля русского языка выражена менее четко, здесь характерно использование пассивных конструкций и обобщенно-личных форм глаголов, и такие расхождения могут представлять определенные трудности для переводчика. К стилистическим особенностям перевода языка газеты мы относим употребление слов в переносном смысле и использование экспрессивных средств, среди которых мы выделяем метафору, метонимию и эпитет. В газетном стиле эстетическими критериями для вышеупомянутых средств является простота и ясность. Но не всегда удается перевести такие тропы с помощью эквивалента. В подобном случае могут происходить структурные преобразования метафорических и метонимических конструкций, может применяться перестановка элементов исходной единицы.

Эпитеты в большинстве случаев сохраняют семантику, структуру, стилистическую функцию при переводе газетных текстов, то есть они имеют конгруэнтные соответствия в языке перевода. Разногласия между единицами языка оригинала и языка перевода могут выражаться в изменении семантики компонентов (семантическое преобразование), в несовпадении грамматических форм (структурное преобразование), стилистического статуса тропа (функциональное преобразование).

Также при переводе некоторых эпитетов возможна замена другим тропом.

1.4. Медиатекст в системе жанров газетно-публицистического стиля

Медиаобразование не предполагает специализированной направленности. В большинстве случаев производится его интеграция в разные направления образовательной деятельности. В качестве фундаментальной методики развития медиаграмотности неуклонно используется медиатекст, который характеризуется комплексом стойких качеств, взаимосвязанных с опциональной определенностью современных СМИ [11, с. 184-192]. К подобным качествам относятся: языковая специфика медиатекстов, определяемая расчетом на массовую аудиторию; изменчиваый характер медиатекстов, выявляющийся на трех уровнях (внутри-,над- и гипертекстовый); мультиплановость; многомерность; гетерогенность, полифоничность, интегральность медиатекстов. Характеристики обусловлены эволюцией свежесозданных информационных технологий, конвергенцией СМИ, социально-регулятивной природой медиатекстов, выступающих в роли «беспрецедентного средства интерпретации, репрезентации реальности» [64, с.134-143], [40, с.131-134].

Рассматривая медиатекст с позиции многообразия, разнонаправленности нынешних процессов, проходящих в массовой коммуникации, Я.Н. Засурский рассматривает медиатекст как «новый коммуникационный продукт», базовая характеристика которого основывается на возможности включения в различные медийные структуры вербального, визуального, аудио- и мультимедийного планов в разнообразные медийные обстоятельства: газеты и журналы, радио и телевидение, Интернет и мобильную связь и т. п.

Все вышеупомянутое свидетельствует о многогранности, разноплановости, комплексности и интегральности определения «медиатекст». Кроме того, важно отметить необходимость изучения проблемы типологизации медиатекстов с точки зрения воспитания медиаграмотности. Обширный перечень разновидностей и типов текстов, создаваемых современными средствами массовой коммуникации, требует создания опоры на типологию медиатекстов при выявлении целей, содержания, методик и способов создания медиаграмотности.

В теперешней науке проблема типологизации текстов разрешается с ряда позиций, что не новость в свете многообразия и безграничного числа разновидностей и типов текстов, их особых свойств. Согласно выводов Г.Я. Солганика, идеалом будет классификация, где все текстовые виды выделяются на базе единообразного релевантного критерия, но последний найти не удается. Эта возможность представляется сомнительной ввиду учета многообразия и запутанности строения текстов. При отсутствии всеобъемлющей типологии оптимальным решением является изучение ряда классификаций, отображающих разные стороны и качества медиатекста [49, с. 44-48].

Базовыми субъектами медиакоммуникации стоит считать создателя и адресата. Их особенность обуславливает оригинальность современного медиатекста. Необходимо отличать настоящих автора и адресата – создателя и получателя медиатекста от их образов, создаваемых при помощи языковых средств непосредственно в самом тексте.

Т.В. Шмелева определяет три аспекта стилистических свойств авторского начала: открытость автора, уровень сложности, удельный вес репрезентационных средств авторского «я».

Специфичная шкала определенности автора в тексте подразумевает наличие биполярности – «теневого авторского присутствия» в объективированной информации, также «откровенного Я» с ознакомлением о деталях добычи данных, их анализа. Между полюсами обычно находятся традиционно представленные в отечественной грамматике неназывание субъекта, неопределенно-личность, обобщенно-личность. Ученый представляет полный ролевой список, в котором может выступить автор: пропагандист (агитатор), полемист, репортер, летописец, художник, аналитик, изыскатель, иронист, информатор («скромный» и «оценивающий»), интервьюёр (явный и скрытый), репортёр, аналитик, выражатель мнения.

Стоит упомянуть, что встреча вышеозначенных типажей авторов практически исключена в чистой форме: в границах единого текста автор способен видоизменять роли, в качестве участника событий, интервьюера, выразителя мнений, аналитика. «Исполняемые автором роли дают возможность рассмотреть жанровую сущность текста, учесть все авторские проявления – от имплицитных до откровенных – и произвести стилистическую оценку каждой из существующих методик отображения авторского начала».

Рассуждения об уровнях трудности репрезентации автора в тексте побуждают Т.В. Шмелева обособлять тексты, характеризуемые единичным авторским голосом, и полифонические [68, с.32-35]. При этом исследователь акцентирует внимание на последующие закономерности: включение большего числа чужих голосов приводит к снижению важности его непосредственного автора. Данный феномен получил название «имитации автора». Один из его видов – замещение в самом тексте точки зрения автора наименованием издания («Известия» апеллировали…, «Эхо Москвы» попросило дать комментарий…).

Под текстом газетной статьи обязательно подписывается автор, с прошением о комментировании выступил непосредственный корреспондент. Данная методика репрезентации автора считается воплощением коммуникативной стратегии «уход от ответственности»: автор производит демонстрацию, что выступает в роли представителя корпорации, однако, не как частное лицо.

В конце концов, удельный вес авторского начала в медиатексте может различаться. Безусловно, данный показатель весьма существенный для жанрового дифференцирования: минимум авторского начала представлено в новостях, максимум – в аналитическом контенте.

Теперешний медиатекст, как считает Т.В. Шмелев, создает ситуационный парадокс: с точки зрения синтаксиса авторское начало становится всё более сложным, однако, достаточно часто твердая позиция автора сводится к «подношению микрофона».

Оригинальный факт: данный вывод полностью вписывается в утверждение о росте субъективности в нынешних медиа: «читатель довольствуется не объективной информацией, а измышлениями и выводами журналиста по поводу произошедшего», «автор сегодня – это не проводник информации, а ее демиург, читатель же – не адресат информации, лишь объект манипуляции». Результаты деятельности настоящего автор-журналиста субъективируются, но, параллельно, он все в меньшей мере транслирует собственную точку зрения. Журналисты сегодня выступают в качестве ретранслятора общей заинтересованности тех или иных социальных групп.

аналитике в журнале «Русский репортер» даже не стоит заводить речь!

Выделяют целый ряд типологий медиатекстов, что вполне закономерно с учетом их принципиальной разнородности. Согласно утверждению Г.Я. Солганика, идеалом могла стать классификация, где виды, типы текстов можно было выделить на основе объединенного релевантного критерия, но последний обнаружить не представляется возможным [12, с. 238-241].

Объективно самой развернутой, адекватной содержимому следует отметить классификацию, учитывающую ряд параметров относительно текста:

  • способ производства;

  • форма (фактура) медиаданных;

  • канал доставки конечному потребителю;

  • функционально-жанровый тип;

  • тематическая доминанта.

Далее каждый из них будет рассмотрен подробней.

медиаматериал, имеющий ссылку на индивидуальное авторство

По форме медиатексты подразделяются на: вербальные, невербальные (графические) и креолизованные (рис. 3.) [66, с.42-46]. Самой распространенной разновидностью медиатекста на сегодняшний день признан креолизованный текст, «фактура которого включает два негомогенных компонента: вербальный и невербальный, принадлежащий к другим знаковым системам, нежели естественный язык». К примерам креолизованных текстов следует отнести комиксы, карикатуры, рекламные прокламации. Объем подобных медиаматериалов в сегодняшних печатных СМИ стабильно возрастает . Принципиально креолизованными являются телетексты и интернет-тексты.

В зависимости от путей распространения (вида носителя) выделяют печатные тексты, радио- и телевизионные, а также тексты онлайн СМИ. Все каналы характеризуются особыми наборами собственных медийных характеристик, которые значительно влияют на содержимое медиатекста, форму его воспроизводства. Таким образом, особенности медиатекста во всемирной сети характеризуются рядом качеств интернет-коммуникации, к примеру, интерактивности (наличия обратной связи, обеспечения участия в ходе коммуникации), нелинейности, внедрения инновационных нарративных стратегий, дигитальности (применения цифровых форматов), модульности (совмещения разнородных элементов в объединенном смысловом пространстве), ускорения временной плоскости и сжатия пространства при усилении инструментария мгновенной коммуникации, снижения числа барьеров ввиду физической дистанции, конвергенции , приводящей к созданию гибридных форм медиатекста, интеграции различных технологий и многих других.

По функционально-жанровому типу в большинстве случаев определяют ряд жанровых групп «традиционных» корреспондентских текстов – информационных, аналитических и художественно-публицистических (конечная разновидность в наши дни часто обозначается англоязычным определением features).

Сюда также относятся рекламные жанры и жанры пиар-текста.

Рис. 3. Классификация медиатекстов по форме [составлено автором]

Жанр – многозначащий регулятор, позволяющий воплощать авторские замыслы и воспринимать произведения. Со стороны создателя жанр прогнозирует и ограничивает выбор формы: количество, качество представленных данных дает автору возможность рассчитывать на заметки, а не очерки или репортажи. Параллельно, с точки зрения получателя жанр прогнозирует и разграничивает перспективы (создание предварительного представления, гипотезы о тексте).

Несоответствие жанра и содержания приводит к диссонансу: к примеру, если, заинтересовавшись завлекающим заголовком, читатель вполне обоснованно рассчитывает на аналитическую статью, а в ходе прочтения изучает лишь бесчисленный перечень должностных, служебных обязанностей – ожидания читателя обманываются, что приводит к отсутствию воздействия текста на его конечного потребителя [7, с. 794-796].

В изучении данной тематики особенный интерес вызывает представленная Майдановой Л.М. и Калгановой С.О. классификация жанров медиа текста, в основу которой положено использование определенных «технических приемов». Здесь выделяют пять различных групп:

  • жанры, объединенные целью «Констатация факты» (заметка, информационная корреспонденция, информационный репортаж);

  • жанры, объединенные целью «Анализ факта» (статья, аналитическая корреспонденция, аналитический репортаж, комментарий, версия, расследование);

  • жанры, объединенные целью «Создание текста о тексте» (рецензия, «просветительский пересказ», радиоверсия журнала и под.)

  • жанры, объединенные целью «Создание диалогического текста» (разные типы интервью, ток-шоу, «прямая линия» и «пресс-конференция»);

  • жанры, объединенные целью «Создание образа предмета речи» (очерк, зарисовка, фельетон, эссе).

В любом случае, несмотря на всю обширность и качество классификации, последней не охватывается обилие жанровых форм медиатекста. Ключевым нюансом сегодняшнего медиадискурса является диффузный процесс жанровых форм, конвергенции последних – возникновение свежих интегрированных жанров – инфотейнмента (англ. Infortainment от information – информация и entertainment – развлечения), эдютейнмента (education – обучение, entertainment – развлечение), historytainment (история + развлечение) и других. Интеграционные процессы существуют не только в журналистских пределах, но также на стыке журналистики, рекламы и PR, приспосабливающиеся под журналистские. К примеру, в Екатеринбурге выпускается издание «Столица Урала», в сущности рекламное, однако, материалы создаются, исходя из журналистского дискурса . В целом, специалисты насторожены непредсказуемыми социальными следствиями объединения в текстах журналистики и PR («пиарналистики», в обозначении Короченского А.П.), способных повлиять на базовую структуру, коммуникативные процессы, точку зрения массовой аудитории. То есть, жанровая гетерогенность в массовых коммуникациях подтверждает естественную приспособляемость, подвижность границ материалов, а также актуализирует профессионально-этические, нормативные вопросы, формирующие регламент пределов свобод жанров.

На основе тематической доминанты медиатексты обычно типологизируются соразмерно стабильным, систематически освещаемым СМИ темам – buzz-topics, или медиа топикам: политике, бизнесу, спорту, культуре, погоде, новостям международной и местной жизни и т.п. Отмечается факт, что медиатопики представляют собой один из основных методов, на основе которых производится структурирование информации, упорядочивание стремительно изменяющейся картины мира. Система медиатопиков представляет собой частично универсальное, частично национально-специфичное изложение текста: к примеру, одна из неизменных тем, регулярно освещаемая английскими СМИ – освещение деталей личной жизни представителей королевской семьи, высокопоставленных политических деятелей. В тематике российских медиа веская доля отведена заметкам о коррупции, околокоррупционным скандалам, новостям криминального характера.

Для средств массовой информации точное структурирование «потребительского» рынка превращается в процесс превращения СМИ в субъекты рыночного взаимодействия: определение своей целевой аудитории, ее стабильный мультиаспектный мониторинг представляет собой основу коммерческого успеха в обществе, где информация становится вполне осязаемым «продуктом» и «товаром».

Один из основных результатов прогнозирования – эволюция современного медиарынка подразумевает «фрагментацию медиа» и трансформацию от «обширного вещания» к «узкой специализации» в направлении не только печатных, но также электронных технологий: «Масс-медиа больше не существует. СМИ уже нельзя считать именно массовыми (сегодня они представлены преимущественно средствами узкой, а в обозримом будущем – персональной информации).

Причинами этого является узкая специализации средств массовой информации, а также дробление целевых аудиторий на меньшие группы, располагающиеся по отдельным нишам».

Массовая коммуникация считает адресата ценностью, значение которого в данном процессе очень важно. Вполне естественно, что теперешняя массовая коммуникация предполагает наличие тенденций к формированию персональности, единичности коммуникантов, стремление к конкретизированию их личностей, снижению расстояния между адресантом и адресатом.

Стоит сказать о допустимости утверждения инверсии коммуникативных ролей, которыми характеризуются адресант и адресат. Собственно, «давление адресата» среди иных выделенных факторов способствует все большему уровню стирания авторских, личностных начал в медийном дискурсе.

В художественных материалах интерпретация действительности характеризуется, в первую очередь, идеологическими нюансами, персонализированной когнитивной картиной мировосприятия автором медиатекста. Однако современные медиа, в частности, рассчитанные на конкретную целевую аудиторию (гендерную, подростковую, студенческую, фанатов музыкальных исполнителей, рыболовов, спортивных фанатов и прочих), картина мира, которая создается и передается текстом, находятся в зависимом положении от предполагаемого читателя, но не автора.

Журналисты, трудящиеся в изданиях, рассчитанных на молодежь, должны корректировать свою деятельность на основе речевого, жизненного опыта своей целевой группы (быть осведомленными с соответствующими языковыми, социальными нюансами – лексикой, фразеологией, прецедентными именами и ситуациями, знать политические, музыкальные и кинематографические вкусы в политической, музыкальной, кинематографической сфере, и проч.), корректировать свою работу согласно молодежному стилю жизни. Несмотря на вероятность наличия у автора намного более обширной когнитивной базы в сравнении с аналогичной у читателей – он должен реализовывать в своей работе исключительно ту часть, которая предположительно совпадает с читательской. Чем более высокоточный прогноз ожиданий целевой группы, тем значительнее эффект влияния текстов на неё.

Наконец, «то, что автор представляет в сообщении в качестве собственного мнения, должно быть согласованным с нюансами восприятия групп в обществе, являющихся в качестве ключевой аудитории этого текста». Кроме того, оно должно быть согласовано с политикой владельцев издания или телерадиоканала. То есть, фактор адресата – неизменный компонент определения «формат издания».

При создании медиатекста, автору следует дать ответы на обобщенные вопрос: «о чем?», «что?», «как?», «кому?» и «зачем?».

С учетом используемой в наше время теории текста и психолингвистики, следует отметить тот факт, что производство текста происходит на основе ряда этапов:

  • первый. Импульсом, стимулирующим мотивом к созданию медиатекста чаще всего являются определенные данные. Осмысливая их, автор выясняет, о чем (данное) и что (новое) он намеревается сообщить, другими словами – формирует план суждения. Определенными лингвистами стартовый этап отмечается в качестве «первичной семантической записи», поскольку тут определяется всеобщий замысел будущего текста. Несмотря на тот факт, что в ходе рабочего процесса изначальная задумка будет корректироваться, некоторый базис идей и фактов требуется для стартового этапа творчества. Комбинация имеющегося и предполагаемого (темы и ремы, о чем произносить и что произносится) формирует смысловой каркас создающегося сообщения, и гарантирует его содержательную связность (когерентность).

  • второй. Производится процесс последовательного вырабатывания, формулировки задуманного, переосмысления содержательного аспекта текста. Именно здесь автору необходимо учесть «фактор адресата», а также разрешение вопросов, кому и зачем предназначается сообщение, особенности формирования его взаимоотношений с адресатом: «Пишущий должен представить себе мысленно того, к кому он обращается, представить его реакцию на свое сообщение». И здесь важно, что в тексте есть внутренние автор и адресат, определенным образом отражающие внешнюю, реальную коммуникативную ситуации. Как считают специалисты по психолингвистике, формируемая в ходе второго этапа «смысловая» программа высказывания, открывающая «замысел» в изначальном олицетворении, «объединяет в себе ответы на вопросы: что сказать?… в какой последовательности и как сказать?».

  • третий. Языковое оформление медиатекста [27, с.34-41]. Здесь формируется композиционный, языковой проект сообщения. Ввиду линейной разверстки письменного текста предполагается решение создателем вопроса об отправной точке, последовательности подачи информации, использование определенных логических законов, чем завершить медиатекст. Он должен быть осведомленным о фундаментальных категориях, законах и особенностях текста (связность, членимость, модальность, ретроспекция и проспекция и проч.) и «строить свое сообщение так, чтобы читающий мог проделать весь обратный путь от развернутой, внешней речи к внутреннему смыслу излагаемого текста». Именно это определяет отбор языковых единиц.

Практический эффект, достижение которого планируется и предполагается любым создаваемым на сегодняшний день медиатекстом, – это эффект влияния на целевую аудиторию. Массмедиа, по утверждению культуролога из США А. Моля, осуществляют фактический контроль над всей культурой путем её пропуска сквозь собственные фильтры, определяют обособленные элементы из всеобщего объема явлений в культуре, наделяя их особым влиянием. Они способны увеличить роль первой идеи, обесценить вторую, произведя поляризацию всего культурного пространства. Медиатексты, исключенные из каналов массовой коммуникации, не включенные в «технологии раскрутки», становятся бессильными в вопросе воздействия на общество. Исследователь дает следующий вывод: «На сегодняшний день знания создают не системы образования, а инструменты массовой коммуникации». То есть, общество с точки зрения группы, общности не способно избежать всестороннего влияния СМИ [22].

Выводы по первой главе

1. Современная медиа лингвистика как инновационная наука XXI в., стремительно развиваясь, начала формирование собственного методологического аппарата. Сегодня есть все основания говорить о комплексе методов медиалингвистичного анализа, сущность которых заключается в детальном описании текстовых элементов в медийном дискурсе, закономерностей взаимодействия вербального и невербального в медиа, в изучении особенностей использования различных языковых знаков в текстах СМИ, детальном анализе функционально-стилистических особенностей разных жанров медиа.

2. Стоит указать, что теория и способы исследования медиатекстов имеют комбинаторный интегративный характер, отражающий сущность текстов массовой информации. Последние представлены усложненным, многоуровневым, многомерным феноменом.

ГЛАВА 2. СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ АНГЛИЙСКИХ И РУССКИХ МЕДИАТЕКСТОВ НА ЯЗЫКОВОМ УРОВНЕ

2.1. Общие положения относительно анализа лингвистических особенностей английских и русских медиатекстов

Человечество живет в эпоху, когда СМИ осуществляют значительное воздействие на жизнь общества, на сознание, мировоззрение его членов. Кроме того, оказывается влияние на национальные языки и культуры. В период важной роли оперативности, адекватности передачи информации, – чрезвычайную актуализацию обретает проблема межязыкового перевода текстов СМИ.

С точки зрения переводческих задач под «текстами СМИ» – в самом широком толковании этого понятия – необходимо понимать не исключительно газетно-журнальные статьи, но и разнообразные звучащие материалы: радио- и телерепортажи, , различные программы, ток-шоу, фильмы и т.п. – то, что иногда называют «электронной прессой».

В этой главе мы рассмотрим ключевые аспекты теорий различных научных направлений, лежащих в основе современной методологии всестороннего лингвистического анализа медийных текстов, а именно: социолингвистики, функциональной стилистики, дискурсивного анализа, теории речевых актов и когнитивной лингвистики. В рамках данной методики базовыми категориями анализа выступают текст, контекст, адресат, адресант. Текст понимается как когнитивная структура, представленная совокупностью концептуальных схем, отражающих фрагменты языковой картины мира коммуникантов. Для адекватной интерпретации важен контекст, то есть то, что не дано непосредственно в самом выражении, но определяет направление ассоциативного и интерпретационного восприятия адресатом речевых действий адресанта. Автор и адресант являются языковыми личностями. Составляющими элементами анализа являются стилистический и интерпретационный компоненты. Первый выявляет денотативные и коннотативные значения смысла текста, второй истолковывает контекст и определяет интенциональное содержание высказывания. Данная методика позволяет проводить изучение различных лингвистических категорий.

В рамках когнитивного направления медиа-тексты исследуются как в связи с основной проблематикой концептуализации и категоризации, так и в связи с вопросом языковой картины мира. Рассматривая тексты СМИ в когнитивном аспекте, Т.Г. Добросклонская посреди присущих им важнейших свойств выделяет три основных: отражающее, организующее и формирующее.

Отражающее свойство заключается в том, что, реализуя одну из своих основных функций, информативную, СМИ в то же время отражают окружающую действительность, что является сегодня основным аспектом, участвующим в формировании картины мира. Организующая характеристика выявляется в строгом структурировании информационного потока благодаря стабильным концептуальным моделям, выражающимся в универсальных медиатопиках: политика, бизнес, культура и т.д. То есть, СМИ создают и поддерживают целостную, детально организованную картину мира. Формирующее качество текстов массовой информации выражено в их возможности воздействовать на оценочную систему, создание определенного мнения общества, т.е. идеологически воздействовать посредством многократного повторения и широкого распространения концептов и стереотипов. Результатом взаимодействия всех перечисленных свойств СМИ становится создание особого вида картины мира – медиакартины мира (журналистской, медийной картины мира).

По мнению В.Д. Мансуровой, медиакартина мира является «специфическим метальным образованием, возникающим в массовом обыденном сознании, представляет собой динамическую, сложно организованную, самоорганизующуюся систему циркуляции социального знания – информации, востребованной обществом». Основной функцией медиакартины мира выступает социальная репрезентация реальности в оценочной форме с целью воздействия социального субъекта (органа СМИ) на мышление реципиента.

Так же, как и языковая картина, журналистская картина культуроспецифична, т.е. она отражает национально-культурные особенности и моральные нормы лингвокультурного сообщества. Осознание масштабности коммуникационных процессов и глубины их воздействия на человека обусловило исследовательский интерес к изучению различных аспектов массовой коммуникации и в частности к проблеме языка СМИ. Исследование проблем функционирования языка в массмедиа производили ученые А. Белл, Т. ван Дейк, Д.Н. Шмелев, В.Г. Костомаров, О.А. Лаптева, N. Fairclough, M. Montgomery и др. Целый ряд школ, направлений, исследователей занимались проблемами пользования языка в СМИ: социолингвистике, функциональной стилистике, дискурсивном анализе, контент-анализе, когнитивной лингвистике и т.д.

Авторы разработок семантических алгоритмов (моделей понимания) и семантических мета-языков (Б.Ю. Городецкий, У. Чейф, Т. Виноград и др.) занимались исследованием фактора адресата, в результате чего было установлено, что для выбора адекватной формы изложения информации автору необходимо иметь представление об интеллектуальных возможностях адресата, а также что принципиально важным моментом вербализации и восприятия является интерпретация. Постулаты исследователей получают дальнейшее развитие в рамках дискурсивной (Т.А. ван Дейк, М.Л. Макаров и др.) и когнитивной лингвистик (В.З. Демьянков, Е.С. Кубрякова, Ю.Г. Панкрац и др.).

С позиций данных научных направлений особое внимание обращается на контекст, рассматриваемый как набор определенных когнитивных структур, отражающих концептуальный мир говорящего. Для полного понимания говорящего слушающему необходимо познание о языке, а также информация о мире, социальном контексте изречения, навыки пользования хранящейся в памяти информации, планирования, контроля над дискурсом и т.д. Эти положения оказались весьма востребованными в области изучения взаимодействия автора и адресата в СМИ.

Неоценимую роль для понимания фактора адресата сыграли положения теории речевых актов, сформулированные в трудах Дж. Л. Остина, Дж. Р. Серля, Г.Г. Кларка, Т.Б. Карлсона и др. Признание единицей общения не языковых выражений, а репрезентируемых посредством них действий привело к пониманию того, что предметом изучения должен быть не язык и не текст, а языковой контекст системы речевых актов (или дискурс).

Постулат о зависимости речевых актов от знаний о мире, интенций и других особенностей коммуникативной ситуации определил интерпретацию как основной механизм декодирования высказывания. Вполне очевидно, что выбор того или иного выражения обусловлен концептуальной системой партнеров по коммуникации. Несмотря на значительные достижения теории речевых актов исследователи отмечают, что деятельность адресата в рамках данной теории заключается лишь в восприятии и интерпретации и не предполагает реагирования. Презентация адресата как активного собеседника просматривается в работах Н.Д. Арутюновой, Т.Г. Винокур, В.Ф. Петренко и др. В рамках социолингвистики обращается внимание на связь языка с социальными процессами, формулируются параметры социолингвистического поведения, к которым отнесены отправитель (адресант), получатель (адресат), обстановка и форма сообщения, канал связи, тема, код, функции общения (Д.Х. Хаймс, С.М. Эрвин-Трип и др.).

Созданная А.А. Леонтьевым психологическая теория деятельности вывела изучение массовой коммуникации на качественно новый уровень, провозгласив активный характер внутренней, умственной деятельности, которая, как и любая другая деятельность, включена в общественный процесс и подчинена социальным целям. Необходимо также отметить, что традиционно изучением фактора адресата занимается стилистика, в рамках которой рассматриваются образы адресата и автора, интерпретация адресатом замысла автора, изучаются не только экспрессивные средства языка, но и коммуникативные факторы, определяющие выбор языковых средств в ситуации общения.

Стилистический анализ текста направлен, как известно, на полное понимание основной мысли текста, следовательно, в сферу данного вида анализа попадает не только план выражения текста, т. е. конкретные языковые единицы и их организация, но и план содержания. В процессе анализа представляется важным обратить внимание не только на денотативные компоненты смысла текста, но и на коннотативные значения, то есть экспрессивные, эмоциональные, образные, оценочные, являющиеся источником аффективного компонента смысла текста. Автор методики использует понятие «эмоциональный тон высказывания», под которым понимается эмоциональная окраска высказывания, обусловленная контекстом и зависящая от эмоции, которой окрашен конкретный контекст. Аффективный компонент, как полагает исследователь, может быть извлечен во время смыслового анализа. Необходимость выявления данной информации заключается не только в том, что она касается осознанных сторон человеческой деятельности, но и в том, что она отражает проявления личности человека, которые им не осознаются. Кроме того, целесообразность определения аффективного компонента смысла высказывания доказывается еще и тем, что он помогает достоверно установить скрытые, имплицитные элементы смысла (речевая агрессия, сочувствие, реклама [37, с.170-175] и т.д.).

Вышеуказанные разработки ученых стали общетеоретическими предпосылками комплексного подхода к анализу медиатекстов.

реклама и Интернет

Динамика языковых процессов, обусловленных экстралингвистическими и языковыми факторами, в современном коммуникативном пространстве полно отражается в СМИ. Заметно меняется арсенал языковых средств, которые обеспечивают основной конструктивный принцип организации медиатекстов.

Для современных англоязычных медиатекстов характерны такие способы создания языковой игры, как обыгрывание многозначных и омонимичных слов, создание неологизмов, паронимических аттракции. Окказиональные новообразования носят нетипичный, индивидуальный характер, однако в английском языке их можно систематизировать на предмет словообразовательных средств, с помощью которых эти новообразования создаются, ведь автор в той или иной степени опирается на формально-структурные модели при создании нового слова. Например , «But anything can take a hashtag, and dictionary-makers are not going to include» #dictionary «, and so on. Something has to change in the real world for «hashtagification» to lead to word-hood «(» #BlackLivesMatter, «The Economist, January 15, 2015).

Динамика нормы в СМИ, полноценная реализация системного потенциала языковой системы в современных медиа-текстах, тот интерес, который они представляют с точки зрения изучения теории и практики речевого воздействия – все это обеспечивает постоянное внимание к этой сфере коммуникации. Примечательно, что лингвокреативные составляющие в равной степени характерны как для желтой (Mamamia, Netbit Host, TakePart, The Village Voice), так и для «качественной» прессы (The Economist, The Times, US News & World Report, The Evening Herald и т.д.).

В создании новых номинаций очевидно решающим является индивидуально-авторская роль говорящего, а также лексической и синтаксической сочетаемости, что делает возможным освещение основных функций языка под новым углом зрения. Необходимо отметить, что в современной лингвистике (в частности, лингвистике креатива) формируется представление о креативной функции, в основе которой лежит лингвокреативное мышление, побуждающее индивида к использованию потенциала языковых единиц.

В современной журналистике отмечается тенденция к увеличению количества аналитических медиатекстов. На фоне общего жанрового многообразия именно в сфере информационно-аналитического медиадискурса в наибольшей степени реализуется сочетание функций воздействия и функции сообщения, предлагая весь спектр информации о происходящем в мире и обществе и её анализ и комментарий. Аналитические медиатексты интересны для исследователей в силу того, что в них доминирует авторская точка зрения, а потому они демонстрируют широкий спектр языковых способов выражения мнения и оценки, то есть непосредственно связаны с модусом и модальностью.

Общая установка на выражение авторского мнения приводит к тому, что аналитические медиатексты вбирают в себя обилие средств выражения субъективно-модальных и оценочных значений. Лингвистическое изучение аналитических медиатекстов напрямую связано с понятием «образа автора». Термин «образ автора» предложен В. В. Виноградовым как важнейший из инструментов стилистического анализа художественной речи. Но сегодня термин уже прочно вошел в практику изучения медийного текста. Следовательно, можно считать расширенное толкование этого понятия как принадлежащее не только художественной, но любой речи, любым текстам.

Для медиалингвистики важен автор как конкретная личность, его взгляды, общественная позиция. Принимая во внимание опыт исследователей, мы в рамках школы медиалингвистики предпочитаем работать с понятием «авторское начало».

1. Ранее мы обращались к исследованию языковых средств выражения авторского начала на материале англоязычных аналитических медиатекстов. В функционально-семантическом аспекте они разграничиваются по «радиусу действия» – предложенческие и текстовые. В круг первых входят авторизационные (по терминологии Г. А. Золотовой), персуазивные, оценочные, метапоказатели модуса высказывания. Круг вторых составляют метатекстовые и фатические. Подробный семантический анализ указанных групп представлен в наших публикациях.

Обращаясь к сравнительному методу, ставим вопрос: как авторское начало проявляется в медиатексте на разных языках?

Interest rate cuts won’t cause another bubble, but they could relieve the pain

В медиатексте анализируется проблема снижения процентных ставок, которая сопровождается раздуванием экономического пузыря. Такая ситуация возникает в разных странах на фоне всемирного экономического спада. Автор привлекает внимание читателей к экономическому опыту Японии, проводя аналогии между прошлым и настоящим.

Разные средства выражения модальных значений мы выделили в обоих текстах. В представленном медиатексте мы отметили такие средства выражения авторской модальности как:

1) формы повелительного наклонения (Flick the switch and, in normal circumstances, everything is illuminated ); сослагательного наклонения (While the mechanism might exist, it is difficult to imagine that a rise in exports to booming emerging markets alone would allow the developed world to break free of its economic shackles ); условного наклонения (And, if recipient countries were then to boom, would that produce a huge impetus for US, UK and Eurozone exports? );

may, might, can, could, would, should

to seem, to believe, to suggest, to think, to argue

certainly, in fact, perhaps

obvious, un/likely

likely, ultimately, notably, inevitably, rather, really

to my mind, after all, for example, I suspect

8) повторы ( simply – употребляется для усиления);

like the lights in your kitchen

Разумеется, этот список нельзя считать закрытым, он лишь основа для наших поисков и носит рабочий характер. Понятно, что нет стандартов проявления автора в медийном тексте, но ощущение, что автор занимает слишком обширное текстовое пространство, возникает при чтении и текста-оригинала и русского перевода медиатекста.

Современная техника позволяет измерить соотношение средств выражения авторского начала в обоих текстах в знаках: объём модальных значений в английском тексте составляет порядка 2290 знаков (30%), а в русском переводе 2870 знаков (34%), при этом общий объём английского текста составляет порядка 7604 знаков, а русского – 8330 знаков. Этот внешний фактор заставляет нас уделить внимание несоответствиям лексических и грамматических средств выражения авторской модальности в английском и русском языках.

Осуществляя сопоставительный анализ, следует сказать, что способы выражения модальности в английском языке независимо от стилистической маркированности текста характеризуются особой эксплицитностью, связанной с семантическим потенциалом системы модальных глаголов. Английские модальные глаголы – это группа глаголов, выражающих отношение к действию, но не само действие. Поэтому русскоязычные эквиваленты английских модальных глаголов часто обнаруживаются в группе предикатов типа можно, нужно, необходимо, а также наблюдается смысловая аналогия англоязычных модальных предикатов с русскоязычными наречиями и наречными словосочетаниями возможно, вероятно, должно быть, обязательно и т.д.; например: Those surpluses need to be invested somewhere and, while Manchester City may be attractive, there simply aren’t enough football clubs to go round. – Те излишки необходимо инвестировать куда-нибудь, и хотя Манчестер Сити, возможно, является привлекательным, там просто не хватает футбольных клубов на всех.

Вместе с тем, следует отметить тот факт, что использование указанных русскоязычных эквивалентов английским модальным глаголам соответствует приёму неназывания субъекта. Но вполне возможен перевод англоязычных модальных структур на русский язык в виде соответствующих модальных глаголов и глаголов в изъявительном наклонении.

Итак, в целом при типологических различиях русского и английского языков общее понятийное значение сохраняется.

Особое внимание было уделено английским инфинитивным конструкциям типа is (un)likely to, seems to и др., которые соответствуют русским вводным словам (не) похоже, кажется и т.д., но в отличие от последних не являются синтаксически выделенными, а встроены в предикат высказывания. Например: Those who oppose interest rate cuts seem to base their arguments on one of three ideas. – Те, кто выступает против снижения процентных ставок, похоже, опираются в своих аргументах на одну из трех идей (вариант: Противники снижения процентных ставок, видимо, основывают свои доводы на одной из трёх идей).

Таким образом, выявленные несоответствия позволяют сделать вывод, что модальные глагольные структуры и модальные слова в английском языке чаще всего представлены в русском языке вводными словами.

Необходимо отметить и тот факт, что наиболее легко сближаются с вводными словами наречия, которые с самого начала имеют модальный оттенок. Например: Companies, which had been borrowing heavily in the late 1990s, were only really interested in paying down debt. – Только компании, которые брали большие займы в конце 1990-х, были действительно заинтересованы в возврате долгов.

Однако изначально выделенные автором вводные элементы в медиатексте находят соответствующее выражение среди русскоязычных эквивалентов: The bubble argument should certainly be taken seriously. – Аргумент в отношении пузыря, безусловно, следует принимать всерьез (вариант: Нужно, конечно, серьёзно относиться к доводу о пузырях).

Набор средств выражения авторской модальности в русском и английском языках в целом совпадает, различия лежат в области предпочтений автора и, более того, в сфере национальных стереотипов, связанных с определенной коммуникативной ситуацией. Логика подобных рассуждений приводит к следующему: авторское начало получает выражение в медиатексте при помощи целого спектра средств – от имплицитных модусных показателей (it wasn’t clear) до самостоятельных метавысказываний (I’m not so sure).

Помимо прямого использования авторского Я: I’m not so sure. I find it difficult to believe… – Я не понимаю. Мне трудно поверить… для выражения авторского начала использовалось и авторское МЫ – тем самым все изложенные автором мысли подаются как ощущения, характерные для него как представителя той части людей, которые переживают сложившуюся экономическую ситуацию: If interest rate cuts threaten the formation of yet another bubble, where might we spot it? – Если снижение процентных ставок угрожает образованием еще одного пузыря, то где мы могли бы обнаружить его? Давая оценки, автор выявляет себя, но весьма сдержанно, не обозначая ни местоимением, ни существительным, например: It was households who succumbed to the interest rate bait and creditors who, in a mad hunt for yield, happily purchased all sorts of new-fangled housing-related assets with no real regard for the associated risk. – Были семьи, которые поддались на удочку снижения процентной ставки, а также кредиторы в сумасшедшей погоне за прибылью приобрели всевозможные новомодные жилищные активы, не задумываясь о сопутствующих рисках.

Использование обобщенно-личных конструкций позволяет реальному автору «прятаться» за «субъектом всеобщности»: They are seen to be creditworthy. – Считается, что они кредитоспособны.

Медийный автор обязан привлечь чужую информацию – будь то свидетельство очевидца или мнение эксперта. Отсюда развитость техники включения чужого голоса, которая делает авторское начало менее или более сложным. In a paper published in 2002 (Preventing Deflation: Lessons from Japan’s Experience in the 1990s), the Fed argued that Japan’s failure to spot the threat of deflation left interest rates too high for too long, thereby ultimately adding to deflationary pressures. – В отчёте, опубликованном в 2002 году под названием «Предотвращение дефляции: уроки из опыта экономики Японии 1990-х годов», Совет федерального резерва утверждал, что неудачная попытка Японии распознать угрозу дефляции позволила процентным ставкам оставаться слишком высокими на протяжении долгого времени, и тем самым, в конечном счете, усиливая давление дефляционных сил. Очевидно, что в данном фрагменте текста его автор персонально себя не проявляет, ведет объективированное изложение.

Выполнение соответствующего анализа на материале двух языков показало: «удельный вес» субъективного авторского начала в русскоязычном тексте больше, т.к. в русском языке существует более широкий спектр семантических вариантов средств авторской модальности по сравнению с аналитическим английским языком. Поэтому контекстуально-обусловленные формы их реализации не всегда достаточно адекватно могут быть переведены на другой язык. Тем не менее, на каждый случай контекстного употребления модальных конструкций в русском языке можно найти соответствия в английском языке и наоборот.

Анализ показывает, что языковые различия касаются только средств выражения. Сами модусные смыслы выражаются соответственно параллельно. Так, наблюдая за модусами, мы приходим к выводу, что автор текста-оригинала выступает как аналитик, рассуждающий о значимости событий и их последствиях, выражающий обоснованные, аргументированные оценки.

2.2. Анализ русских и английских медиатекстов на синтаксическом уровне языков

В той или иной эпохе превалировала определенная форма словесности. Вторая половина XX в. ознаменовала собой молниеносное развитие инновационной сферы речеупотребления, получившей название массовой коммуникации. Динамичная эволюция классических СМИ: печати, радио, телевидения, возникновение свежих компьютерных информационных технологий, глобализация общемирового информационного пространства – эти детали сказались на процессе производства и распространения слова.

Тексты массовой информации, или медиа тексты, представляют собой едва ли не самую обширную форму бытования языка.

“The language of influence”

Исследование текстов массовой информации вообще и англоязычных медиа текстов в частности имеет давнюю традицию. Проблемами функционирования языка в сфере массовой коммуникации занимались такие известные ученые, как Д.Н. Шмелев, В.Г. Костомаров, О.А. Лаптева, Теун ванн Дейк, Алан Белл, Мартин Монтгомери, Норман Фейеклаф. Различные аспекты медиа текстов изучались методами дискурс анализа, когнитивной лингвистики, контент-анализа, а также в рамках таких относительно новых направлений, как “critical linguistics” и лингвокультурология.

Каждому функциональному стилю свойственны свои особенности синтаксических построений, свои типичные конструкции, которые вводятся в художественное произведение и взаимодействуют в нем со специальным стилистическим эффектом. Для разговорной речи, например, характерны избыточность синтаксического построения, перераспределение границ предложения, эллиптические предложения, смещенные конструкции, в которых конец предложения дается в ином синтаксическом строе, чем начало, и, наконец, обособленные друг от друга элементы одного и того же высказывания.

Boy, did I gallop!

Экспрессивные синтаксические средства разнообразны: вводные слова и конструкции, обращения, прямая речь, бессоюзие, многосоюзие, риторические фигуры, инверсия как стилистический приём. «В английском языке у каждого члена предложения, как известно, есть обычное место, определяемое способом его синтаксического выражения, связями с другими словами и типом предложения», – отмечает И.В. Арнольд. Нарушение обычного порядка следования членов предложения, в результате которого какой-нибудь элемент оказывается выделенным и получает специальные коннотации эмоциональности или экспрессивности, называется инверсией. Инверсия определяется положением синтаксически связанных между собой членов предложения относительно друг друга. Изменение порядка слов не может быть неограниченным, оно подчинено некоторым правилам, т.е. используются далеко не все возможные размещения, а только некоторые.

Экспрессивная и функционально-стилистическая окраска инверсии характерна преимущественно для прозы, поскольку в стихах порядок слов подчиняется ритмико-интонационной структуре стиха, а расположение компонентов синтаксических конструкций относительно свободно.

Типичные случаи инверсии.

“Here come the boys!” (The New York Observer)

2. Прямое дополнение с целью эмфазы может быть поставлено на первое место:“ For Record Store Day on April 16 the track, will be released as a standalone single, leaked to the Internet a bit early and forced the group to show its hand”.(The New York Star)

3. Определение, выраженное прилагательным или несколькими прилагательными, при постановке его после определяемого слова придает высказыванию торжественный, несколько архаизированный, приподнятый характер, организует его ритмически, может акцентироваться наречиями или союзами и даже получает оттенок предикативности:“ Your Highness is «a cunning weave of low and high, regal and smutty, splendiferous and splattery.»”(The Observer)

And after fifty years has come an absolute destruction”(The New Your Radio News)

off they sped, out he hopped, up you go.

Утвердительные по форме предложения могут использоваться как вопросы, если спрашивающий хочет показать, что он уже догадывается о том, каков будет ответ, и ему это не безразлично. Они также могут служить как побуждения к действию. Так называемые риторические вопросы служат эмфатическим утверждением, а повелительные предложения могут иногда передавать не побуждение к действию, а угрозу или насмешку. Все эти сдвиги, т.е. употребление синтаксических структур в несвойственных им денотативных значениях и с дополнительными коннотациями, называются транспозицией.

Is this how you heard it?(New York Star),

С точки зрения теории информаций информационное содержание каждого сообщения является функцией от входящих в него элементов. Если утвердительные и отрицательные предложения имели бы одинаковую вероятность в тексте, т.е. встречались бы одинаково часто, то семантико-синтаксическая характеристика составляющих текст предложений не была бы сама по себе информативной. Но поскольку на самом деле отрицательные предложения встречаются в среднем во много раз реже, чем утвердительные, их появление оказывается особо информативным. «С другой стороны, экспрессивность отрицания зависит от его функции указывать на то, что связи между названными в предложении элементами реально не существует. В результате всякое отрицание подразумевает контраст между возможным и действительным, что и создает экспрессивный и оценочный потенциал», – указывает О.В. Александрова.

it is not unlikely = it is very likely; he was not unaware of = he was quite aware of.

it is not difficult to see =it is easy to see.

Beat! beat! drums! — blow! bugles! blow!

Она может, например, использоваться для речевой характеристики персонажей

: If there anything he need to know – here it is! (The Londoner).

Бессоюзие (асиндетон) – намеренный пропуск союзов. Использование бессоюзной связи придаёт речи большую статичность, компактность и часто динамичность. Умолчание и близкий к нему апозиопезис состоят в эмоциональном , но при умолчании говорящий сознательно предоставляет слушателю догадаться о недосказанном, а при апозиопезисе он действительно или притворно не может продолжать от волнения или нерешительности. Обе фигуры настолько близки, что их часто трудно различить.

Emily, if I do improve and make a big change… would you be…

He lost his hat and his temper.

Эту разновидность силлепсиса называют зевгмой. «Парантетическое внесение может представлять собой своеобразную компрессию информации высказывания». Действительно, любая экспликация парантетического внесения немедленно влечёт за собой изменение структуры синтаксической конструкции, нарушается поступательное движение информативного потока, и, главное, утрачивается экспрессивность высказывания, а, следовательно, уменьшается воздействующая функция текста – важнейшая особенность в тексте художественной литературы.

инаугурационных речей президентов США

Целеустремленность и способность противостоять трудностям как черты характера, определяющие развитие и успех человека в обществе, занимают достаточно высокую позицию в речах американских президентов. Это проявляется на уровне использования личного местоимения we как средства сближения со слушателями, повтора модального глагола must в качестве стимулирования к действию, достигается оттенком императивности лексемы, а также с помощью синтаксических повторов «We must invest more in our own people, in their jobs… And we must do so in a world in which we must compete for every opportunity «[Bill Clinton, 1993]. Американец выступает как человек амбициозный, который не боится трудностей на пути к цели, который цепляется за любую возможность, чтобы добиться своего. И далее: «It will not be easy; it will require sacrifice. But it can be done… «[Bill Clinton, 1993]. Предложение выразительно подчеркивает не только нелегкость достижения цели, но и реальность этого. Этот эффект достигается с помощью таких стилистических приемов как анафора и параллельные конструкции.

Мы можем отметить, что основные черты американского гражданина, вытекающие из инаугурационных речей президентов, есть патриотизм, свободолюбие и демократичность, религиозность, целеустремленность и преданность семьи, реализуются на разных языковых уровнях – морфологическом, лексическом и синтаксическом.

В дополнение также можно указать на анализ ежегодной речи Б. Обамы к Конгрессу США С.А. Маник, где автор указывает, что пропуск слов/смыслов в переводе, преувеличение при переводе, собственные интерпретации и изобретения – это стандартные техники неправильного политического перевода (mistranslation techniques) с целью оказания определенного воздействия. Безусловно, сегодня вопрос о пропагандистких войнах становится актуальным. Поэтому в таблице представлены две группы «Упущения и пропуски при переводе» и «Дополнения в переводе, комментарии» [41, с. 352].

2.3. Анализ русских и английских медиатекстов на лексическом уровне языков

Тематическая неограниченность публицистического стиля определяет необычайную широту и разнообразие его лексики. С этой точки зрения публицистика наиболее богатая разновидность литературы.

The Armenian Revolutionary Federation (Dashnaktsutyun), which has backed Armenia’s previous and current administrations, and currently holds 16 mandates in the country’s 131-seat National Assembly, expressed on Monday its disagreement with the current policies of President Serzh Sargsyan and his government in the continuing unprecedented dialogue with neighboring Turkey”. (New York Times)

Investors slobber over cayman island hedge fund that predicts stock market based on twitter.

Количество употребляемых слов хотя и показательно для общей характеристики лексики, но не свидетельствует о ее внутренних качествах, о ее богатстве, выразительности. Количество далеко не всегда переходит в качество. Чтобы познать своеобразие лексики, надо определить характер, особенности использования слова в той или иной разновидности речи.

Каждый стиль по-своему распоряжается словом. Так, научная речь стремится ограничить значение слова понятием – четким, очерченным, стабильным, выделить, подчеркнуть понятийное. Разговорная речь отличается наибольшей подвижностью слова, имеющего широкое, слабо дифференцированное, расплывчатое значение. Для слова в художественной литературе характерно обнажение его внутренней формы, заложенной в нем образности. Оно не менее подвижно и гибко, чем в разговорной речи, но подвижность слова предстает как результат творческой деятельности художника, сознательно использующего возможности лексики.

The James Weird Awards: Nazi Cakes, Stoner Prom, and Pizza topped with Jesus.

об этнических конфликтах, о ценах и инфляции

Напомним, что публицистический стиль выполняет функции воздействия и сообщения (информирования).

Журналист сообщает о фактах и дает им оценку. Взаимодействие этих двух функций и определяет употребление слова в публицистике. По сравнению с другими функциональными стилями (конечно, кроме художественного и разговорно-бытового), доля средств и способов достижения экспрессивности оказывается в публицистической речи в целом весьма высокой. Не случайно характеристику публицистического стиля обычно ограничивают описанием специфически экспрессивных средств.

Экспрессия публицистической речи может осуществляться в разных формах, конечно, не только готовыми внеконтекстуальными языковыми выразительными средствами. Иногда подчеркивают интеллектуальность современных СМИ, в противоположность прямой агитационности «в лоб», выражающейся в открытой речевой экспрессивности. Не вполне верно противопоставлять эти два свойства. Следует помнить, что и форма сдержанного, спокойного доказательства способна быть выразительной, т. е. экспрессивной, оказываться воплощением той же воздействующей функции. «В том и состоит стилистическое мастерство пишущего, чтобы, исходя из требований конкретной коммуникации, выбрать наилучшие в данном контексте языковые средства воздействия на читателя» . Abortion bloсks budget deal?

Призывность, лозунгово-декларативный характер выражения проявляются в побудительном характере речи (при использовании стилистических возможностей категории наклонения, средств синтаксиса), простота и доступность – в сравнительной несложности синтаксических конструкций (выражающейся даже при употреблении сложных предложений в прозрачности их структуры, легкой ее членимости и четкости выражения смысловых и грамматических связей), в использовании общеупотребительной лексики и комментировании привлекаемой терминологии. Речевая выразительность реализуется в стилевом «эффекте новизны», в стремлении к необычности, свежести словосочетаний, а значит, и семантики слов, и, кроме того, в стремлении избегать повторений одних и тех же слов (помимо терминов), оборотов, конструкций в пределах небольшого контекста, в широком применении средств словесной образности. Рекламность выражается в особенностях заголовочных предложений, в обращениях к читателю, проблемных вопросах и т. д.

Функция сообщения обусловливает употребление нейтральной, общестилевой лексики, в которой особую роль играет политическая, экономическая – вообще концептуальная лексика. Например, слова-термины: маркетинг, менеджмент, бизнес, биржа, идеология, курс валют, и многие другие – стали лексемами, постоянно встречающимися на газетных страницах. В принципе, весь спектр литературного языка открыт для публицистики. Но главный критерий употребления, отбора речевых средств – общедоступность. Исключаются языковые средства, не обладающие этим качеством: узкоспециальные слова и выражения, диалектизмы, жаргонизмы, варваризмы – все, что может вызвать затруднения в понимании сообщения. Как писал один из журналистов, «газету читают академики и рядовые рабочие, старики и молодые, учителя и инженеры, врачи … Газету читает народ… Поэтому газетное слово должно быть простое слово, обладающее, однако, способностью очень ясно и очень точно выражать самые сложные понятия».

Однако публицистика не только использует готовый материал. Под влиянием воздействующей функции публицистика преобразует, трансформирует слова из разных сфер языка, придавая им оценочное звучание. Для этой цели используется специальная лексика в переносном значении: инкубатор преступности, конвейер милитаризма, маршруты технического прогресса; лексика спорта: раунд, тур (переговоров), предвыборный марафон, объявить шах правительству; наименования , лексика театра: драма народа, кровавая трагедия, политический фарс, пародия на демократию и др.

СМИ рождают и культивируют и свою фразеологию. Устойчивые сочетания являются готовым арсеналом газетных стандартов и нередко переходят в штамп. Примеры: эстафета поколений, шагать в ногу с веком, пустить утку и др. Это могут быть и общеязыковые фразеологизмы, но наполненные новым содержанием и опять-таки высокочастотные в газете:

  • а) с негативной оценкой: загребать жар чужими руками, петь с чужого голоса, погреть руки;
  • б) с положительной оценкой: трудиться не покладая рук, золотые руки и др.

Сюда же можно отнести газетные клише книжного происхождения: приумножать вековые традиции; внести свой вклад и др. Отличительной чертой заголовков англо-американской прессы является использование не только определенных глагольных конструкций, но и так называемой «лексики заголовков» [36, с. 203-204], [48, с. 87-92].

Особенностью газетного текста является его потенциал в социальном манипулирования читателями, ведь любое высказывание — это намерение одного субъекта осуществлять определенное влияние на другого. Газетно-информационный текст является одним из инструментов социальной манипуляции на индивидуальное и массовое сознание. Информация в исследуемом тексте всегда подается автором под определенной точкой зрения, что позволяет осуществлять значительное идеологическое и психологическое давление на читателя.

Существует много различных средств манипуляции, в том числе и лингвистических, использование стилистически окрашенной лексики, эмоционально значимых слов, оценочной информации и тому подобное. В любом информационном сообщении, даже в спортивном, можно определить намерения автора. Таким образом, несмотря на доминирование когнитивной информации в сообщениях газетных текстов, выраженная независимыми от контекста языковыми средствами (цифровые данные, даты, имена, названия фирм и организаций и т.п.), их выбор и особое размещение в тексте позволяют определить конкурентную позицию автора.

terrible crime

Очень важным в изучении средств манипуляции является понятие ксенофобии. Ксенофобия определяется как навязчивый страх перед незнакомыми лицами; ненависть, нетерпимость к чему-то или к кому-то чужому, незнакомому, необычному [71, P. 805]. Помимо этого, это также может быть чувство сильной неприязни, ненависти перед чужаками или иностранцами, их политикой или культурой.

The New York Times: «Styled to a T | David Guetta», «Mick Without Moss «и др.

Текст газеты отражает не только реальные связи и отношения между объектами и событиями, но и образы, которые пропущены через сознание автора текста.

Это является причиной формирования ксенофобских настроений, страха перед чужаками. Кроме того, нетолерантные установки нередко являются результатом искусственного конструирования авторами материалов СМИ.

В практике СМИ сегодня широко используются методы подсознательной стимуляции, когда отношение аудитории к тем или иным явлениям окружающей среды с помощью стандартизированных упрощенных представлений (стереотипов, имиджей, мифов, слухов), которые проникают в своеобразный потолок «организованных» новостей, автоматически вызывают в массовом сознании отрицательную или положительную реакцию на конкретное событие.

Существует очень много способов манипуляции общественным сознанием в СМИ, один из них — использование стилистически окрашенной, сильной, экспрессивной лексики. Этими языковыми единицами автор определенным образом воздействует на читателя, склоняет его на свою сторону, навязывает ему свои убеждения, мысли, стереотипы, отношение к некоторым вещам, свое видение определенному вопросу. Сами того не понимая, мы подвергаемся этому влиянию и позволяем манипулировать собой, формировать наши принципы и восприятия.

Задача людей, которые занимаются психолингвистикой, заключается в определении степени влияния СМИ на аудиторию для того, чтобы донести информацию о том, что с ней на самом деле делают, ознакомить с полученными результатами и тем самым уменьшить это влияние, а также ослабить контроль со стороны средств массовой информации.

Заголовки должны привлечь наибольшее количество читателей/слушателей, иными словами обеспечить нормальное функционирование СМИ. Поэтому заголовки английских СМИ, прежде всего, выделяются своей внешней особенностью – они напечатаны иногда очень крупным шрифтом, что занимают значительную часть полосы [6, 120-123], [56, с.161-165].

2.4. Анализ русских и английских медиатекстов на фонетическом уровне языков

Говоря о лексико-стилистических особенностях текстов СМИ на фонетическом уровне, следует выделить исполнительские фонетические средства и авторские фонетические стилистические средства.

«Исполнительскими называют фонетические средства, допускающие варьирование, имея в виду, что при перекодировании произведения из письменной формы в устную возможны, в известных пределах, некоторые различия в интерпретации его звучания, что, естественно, изменяет и смысловую интерпретацию», – пишет И.Р. Гальперин [13, с. 144].

Напротив, фонемный состав текста, его инструментовка и стихотворный размер целиком зависят от автора; эти фонетические средства можно назвать авторскими. От исполнителя зависят больше всего так называемые просодические элементы, т.е. изменения и противопоставления высоты тона, длительность произнесения, громкость, ускорения и замедления, вообще темп речи, разрывы в произнесении, паузы, расстановка более или менее сильных смысловых и эмфатических ударений.

Фонетические средства, которые обеспечивают повышение экспрессивности речи, а также ее эмоциональное воздействие, связаны со звуковой материей благодаря выбору слов, их расположению и повторам. Совокупность этих средств рассматривается в учении о благозвучии, или эвфонии.

Эвфонией, или инструментовкой, называют также и самый объект этого изучения, т.е. соответствующую настроению сообщения фонетическую организацию высказывания. Звукописью называется соответствие звукового состава фразы изображаемому, т.е. первой, или денотативной, части сообщения, в то время как инструментовка связана с коннотативной его частью.

Основной единицей фонологического уровня является фонема, главная функция которой – различение значимых единиц языка. В отличии от единиц других уровней языка, фонемы обладают только планом выражения, т.е. не являются двусторонним знаком, и поэтому все фонемы имеют одинаковую функцию и играют одинаковую роль в организации звуковой стороны высказывания.

Следует отметить, что восприятие звуковой «оболочки» речи в значительной степени является автоматизированным: в повседневном бытовом общении слушатель воспринимает лишь смысл высказывания, звуковая «оболочка» слова обычно внимания не привлекает. Однако возможны случаи, когда в индивидуальном восприятии основную роль играет именно звуковая оболочка слова или высказывания.

англ. alliteration от лат. ad – к, при и litter – буква

Wear and tear of New York” (The New York Times);

  • You are the most fabulous of all the fabulous man who never say fabulous!”(New York Star).

Аллитерация, как и все другие звуковые средства, не несет в себе какой-либо смысловой функции. Она является лишь средством дополнительного эмоционального воздействия, своего рода музыкальным сопровождением основной мысли высказывания, весьма опосредствованно выявляющим настроение автора.

Sense and Sensibility; Dudly Dance

В английском языке аллитерация широко используется в фольклоре, пословицах, поговорках, устойчивых словосочетаниях: with might and main, safe and sound, to rack and to ruin, forget and forgive, by hook or by crook и др .

tenderly bury the fair young dead (La Costa).

When you’re lying awake with a dismal

I conceive you may use

Рифма, таким образом, имеет двойную природу: как и всякий эвфонический звуковой повтор, она является фактом инструментовки, и, как регулярный повтор, она выполняет композиционную функцию.

Звуковые повторы – один из ведущих признаков, отличающих поэзию от прозы. Различают эвфонические и метрические повторы. Рифма принадлежит к эвфоническим типам повтора, куда относятся также аллитерация, рефрен, ассонансы, диссонансы, анафора, эпифора, парономасия, параллельные конструкции. Метрические повторы – это стопа и кратные ее повторы (размер) и строфа.

The speaker discussed the source of the force of international law.

And she shuddered as she sat, still silent, in her seat, and he saw that she shuddered.

buzz, bang, cuckoo, to mew и др.

Таким образом, в стилистике английского языка немаловажное место занимают особые стилистические приемы, цель которых – произвести определенный звуковой эффект. Естественно, что такой прием рассчитан главным образом на устное воспроизведение написанного. Звуковая организация предложения (высказывания) реализуется только в звучащей речи. На письме такая звуковая организация речи принимает иногда особые формы, которые лишь подсказывают характер желаемой звуковой интерпретации.

Выводы по второй главе

1. В данном научном исследовании нами проанализировано три уровня английских и русских медиатекстов: синтаксический, лингвический и фонетический. При этом можно выделить ряд сходств и различий. Так например, основной единицей фонологического уровня является фонема. В отличие от единиц других уровней языка, фонемы обладают только планом выражения, т.е. не являются двусторонним знаком, и поэтому все фонемы имеют одинаковую функцию и играют одинаковую роль в организации звуковой стороны высказывания. Так же в стилистике английского языка немаловажное место занимают особые стилистические приемы, цель которых – произвести определенный звуковой эффект. Данная черта ярко отличает английский язык от русского языка.

1. Пресса это средство информирования населения, инструмент пропаганды и формирования мировоззрения, средство влияния на сознание читателя, при этом она применяет речевую агрессию как одну из действенных форм речевой манипуляции.

2. Заголовки с фразеологизмами в англоязычных и русскоязычных масс-медийных текстах не только мотивируют адресата на прочтение материала, включая прогностические механизмы, но и оказывают влияние на эмоциональную сферу читателя. В англоязычных текстах, благодаря функции фразеологизмов в заголовках, автор реализует отрицательные или положительные эмоции. А в русскоязычных масс-медийных текстах дается, в основном, патриотически-политическая оценка событиям и фактам.

3. Структурная композиция текста новостей строится по принципу перевернутой пирамиды. Такая структура облегчает процесс производства и восприятия текста, помогает концентрировать внимание и выделять главные элементы текста.

4. Стоит отметить также распространенные приемы в анализе лингвистических особенностей английских и русских медиатекстов на языковом уровне: параллельные конструкции, повторы, инверсии, выразительные средства.

5. Был подтвержден общепринятый факт про влияние английского языка на другие языки мира, в данном конкретном случае – влияние на русский язык посредством различных путей коммуникации: телевидение, сети Интернет, газеты, журналы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Современная медиа лингвистика как инновационная наука XXI в., стремительно развиваясь, начала формирование собственного методологического аппарата. Сегодня есть все основания утверждать о комплексе методов медиалингвистичного анализа, сущность которых заключается в детальном описании текстовых элементов в медийном дискурсе, закономерностей взаимодействия вербального и невербального в медиа, в изучении особенностей использования различных языковых знаков в текстах СМИ, детальном анализе функционально-стилистических особенностей разных жанров медиа.

Пресса является не только средством информирования населения, но также инструментом пропаганды и средством формирования мировоззрения.

Значительной особенностью русскоязычных медиатекстов является относительно свободный порядок слов в заголовках, в то время как в англоязычных медиатекстах порядок слов относительно фиксированный.

Заголовки с фразеологизмами в англоязычных и русскоязычных масс-медийных текстах не только стимулируют адресата на прочтение материала, включая прогностические механизмы, но и оказывают влияние на эмоциональную сферу читателя. В англоязычных текстах автор, благодаря функции фразеологизмов в заголовках, реализует негативные или позитивные эмоции, а в русскоязычных масс-медийных текстах, в основном, дается патриотически-политическая оценка.

Кроме того, наблюдается широкое проявление механизма эллипсиса местоимений в русском языке и чрезвычайно ограниченное проявление этого механизма в англоязычных медиатекстах.

Таким образом, при всей прозрачности и строгости лингвистической и экстралингвистической структуры новостного медиатекста и стремлении к нейтральной подачи информации, новостной текст содержит в себе многочисленные возможности для манипулятивного воздействия на читателя, «подталкивание» его к определенной интерпретации сообщения и к постепенному формированию определенной идеологии. Средством такого воздействия на читателя является прежде всего структурные отклонения от классической композиции текста новостей, а именно структурные трансформации или введение в структуру новостного текста факультативных компонентов.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/diplomnaya/lingvisticheskie-osobennosti-mediateksta/

  1. Алексеева Т. С. PR и медиатексты в дискурсивной парадигме // Вестник ЛГУ им. А.С. Пушкина. 2013. №2. С.104-113.

  2. Антонова Л.Г. Медиатексты в современной массовой коммуникации, . 2011. Т. 1. № 2 . С. 275-278.

  3. Антропова В.В. Медиатексты как трансляторы ценностей в творческих практиках журналистов: опыт типологии печатных СМИ в культурологической идентификации, . 2013. № 10 (301) . С. 110-114.

  4. Байдина В. С. Свойства медиатекста и свойства социального времени: проблематика отражения и восприятия темпоральности в журналистике // Журналистский ежегодник. 2012. №1. С.105-108.

  5. Бакулев Г.П. Лингвополитэкономия: массмедиа на лингвистическом рынке // Вопросы прикладной лингвистики. 2014. . С. 7-10.

  6. Белова Ю. А. Процедура интерпретации смысла газетного заголовка // Вестник Башкирск. ун-та. 2010. №1. С.120-123.

  7. Белова Ю. А. Смысл газетного заголовка: трудности интерпретации // Вестник Башкирск. ун-та. 2013. №3. С.794-796.

  8. Бешукова Ф.Б., Меретукова Б.А. Лингвокультурологический аспект функционирования медиатекста в современном информационном обществе // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 2: Филология и искусствоведение. 2010. №3. С.59-65.

  9. Бондарева Н.В., Желтухина М.Р. Английская и русская экономическая лексика в современном медиадискурсе: лингвокультурный аспект // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. 2015. Т. 27. № 18. С. 95-100.

  10. Веселовская Е. В. Анализ медиатекста как средство формирования критической автономии личности в мире медиа // Вестник ЧелГУ. 2013. №21 (312).

    С.105-108.

  11. Возчиков В.А. Медиаобразование и мировоззрение // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. 2005. №10. – С.184-192.

  12. Воронина Т.Н. Риторические особенности коммуникации в современном обществе // Вестник Северо-Кавказского гуманитарного института. 2015. №4 (16).

    С.238-241.

  13. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. Изд.9 2016. 144 с.

  14. Гаража А.С. Информационные англоязычные медиатексты и их лингво-стилистические особенности // В сборнике: Поддержка одаренности – развитие креативности материалы международного конгресса: в 2 томах. Витебский государственный университет им. П.М. Машерова; редакционная коллегия И.М. Прищепа (главный редактор), О. Грауманн, М.Н. Певзнер. 2014. С. 191-195.

  15. Гарипова З.Р. Повтор как средство взаимодействия заголовка и текста // Вестник ТГГПУ. 2011. №23. С.127-131.

  16. Григорьева И.В. Культуроспецифичность медиатекстов англоязычного телевидения // Ученые записки РГСУ. 2013. №3 (115).

    С.8-11.

  17. Григорьева И.В. Медиатексты в доминирующей лингвокультурной среде // В сборнике: Культурно-языковое взаимодействие в процессе преподавания дисциплин культурологического и лингвистического циклов в современном полиэтничном вузе Москва, 2013. С. 58-63.

  18. Григорьева И.В. Отражение лингвокультурных последствий глобализации мирового пространства в медиатекстах // В сборнике: Коммуникация в современном поликультурном мире: диалог культур / Ежегодный сборник научных трудов. Ответственный редактор Т.А. Барановская. Москва, 2014. С. 108-114.

  19. Дейк ван Т. А. Язык. Познание. Коммуникация / Т. А. Дейк ванн. – Б.: БГК им. И. А. Бодуэна де Куртенэ, 2000. – 308 с.

  20. Демин Т.С., Фауль Б.В. Теун ван Дейк и современный дискурс-анализ, Филология и литературоведение. 2015. № 9 (48).

    С. 23-26.

  21. Деминова М.А. Языковые и неязыковые составляющие телевизионного медиатекста // Журналистский ежегодник. 2013. №2-2. С.54-57.

  22. Дзялошинский И.М. Восприятие и понимание медиатекстов в системе коммуникативной компетентности личности [Электронный ресурс] – Режим доступа:

  23. Добросклонская Т.В. Медиалингвистика. Системный подход к изучению языка СМИ / Т.В. Добросклонская. – М., 2008. – с. 252

  24. Добросклонская Т.Г. Вопросы изучения медиатекстов (опыт исследования современной английской медиаречи).

    Изд. 2-е, стереот. / Т.Г. Добросклонская. − М.: Едиториал УРСС, 2005. — 288 с.

  25. Добросклонская Т.Г. Медиалингвистика: вчера, сегодня, завтра // «Дискурс современных масс-медиа в перспективе теории, социальной практики и образования». I Международная научно-практическая конференция. Белгород, НИУ «БелГУ», 1-4 апреля 2014 г.: Часть II: Сб. науч. работ / Под ред. М.Ю. Казак. – Белгород: КОНСТАНТА, 2014. – 184 с.

  26. Егорова Л.Г., Туманов Д.В. Медиатекст как мир-текст в конвергентных масс-медиа // Научные ведомости БелГУ. Серия: Гуманитарные науки. 2015. №18 (215).

    С.126-133.

  27. Ерофеева И.В. Язык современных СМИ: проблема миромоделирования // Гуманитарный вектор. Серия: Филология, востоковедение. 2012. №4. С.34-41.

  28. Загородное Д.Г. Современное состояние изучения феномена заголовка медийного текста // Вестник ЧелГУ. 2010. №7. С.56-60.

  29. Каминская Т.Л. Автор и адресат в современных медиатекстах // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 9. Филология. Востоковедение. Журналистика. 2008. № 2-2. С. 314-319.

  30. Киселева Т.А. О формах реализации текста телевизионного интервью как разновидности медиатекста // Вестник ЧелГУ. 2010. №13. С.57-62.

  31. Колкарева И.И. Прагмаструктурные характеристики текстов писем читателей в газетном дискурсе (на материале британских газет) // Вестник МГЛУ. 2010. №596. С.166-177.

  32. Короченский А.П. Медиакритика как оценочное познание социального функционирования СМИ // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. 2010. Т. 7. № 18. С. 204-208.

  33. Кручевская Г.В. Политический медиатекст: к проблеме идентификации // Журналистский ежегодник. 2013. №2-1. С.71-74.

  34. Курган К.С. Медиатекст как механизм формирования медиакультуры языковой личности // В сборнике: Речевая коммуникация в современной России материалы III Международной конференции: в 2 томах. под редакцией О. С. Иссерс. Омск, 2013. С. 216-222.

  35. Лебедева Е.А. Авторизационные вводные элементы в аналитических жанрах англоязычных медиа // Вестник Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого. 2010. . С. 54-57.

  36. Леванова К.И. Информационный потенциал заголовка англоязычного новостного текста // Вестник ВолГУ. Серия 9: Исследования молодых ученых. 2013. №11. С.203-204.

  37. Лободенко Л.К. Функциональный подход к взаимодействию журналистики, рекламы и PR // Гуманитарный вектор. Серия: Филология, востоковедение. 2013. №4 (36).

    С.170-175.

  38. Лободенко Л.К. Жанровое своеобразие медиатекстов рекламной журналистики // Вестник ЮУрГУ. Серия: Лингвистика. 2014. №1. С.114-119.

  39. Маевская А.Ю. Интенциональные особенности медиатекста в глянцевом журнале // Альманах современной науки и образования. 2016. № 3 (105).

    С. 62-64.

  40. Максимова Г. Технологии медиаобразования // Высшее образование в России. 2005. №6. С.131-134.

  41. Маник С.А. Общественно-политические медиатексты: проблемы перевода с английского языка на русский язык // В сборнике: Семантика и функционирование языковых единиц разных уровней сборник научных статей по материалам VIII международной научно-практической конференции. Ответственный редактор: И.А. Сотова. Иваново, 2015. С. 347-353.

  42. Мейкшане Т.А. Языковое отражение события в новостных медиатекстах: к проблеме способов исследования // Веснік Мазырскага дзяржаўнага педагагічнага ўніверсітэта імя І. П. Шамякіна. 2012. №2 (35).

    С.125-129.

  43. Мельник Г.С. Медиатекст как объект лингвистических исследований // Журналистский ежегодник. 2012. №1. С.27-29.

  44. Мельник Г.С. Медиатекст как объект лингвистических исследований // Журналистский ежегодник. 2012. №1. С.27-29.

  45. Микулина И.В. Жанрово-стилистический комментарий конфликтогенных медиатекстов // Научные ведомости БелГУ. Серия: Гуманитарные науки. 2009. №14-1 (69).

    С.75-81.

  46. Миронова Д.А. Газетный медиатекст онлайн-формата как особый коммуникационный феномен // Вестник НВГУ. 2011. №4. С.13-22.

  47. Некрасов Д.В. Функционально-прагматические характеристики заголовков новостных текстов в Интернете (на примере сообщений информагентств) // Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2014. №1-1 (31).

    С.117-123.

  48. Никифорова Ж.А. Проблема автономности заголовка в структуре гипертекста газетного номера // Вестник ЧелГУ. 2010. №11. С.87-92.

  49. Опарина А.В. К проблеме авторской модальности текста // Вестник ВУиТ. 2012. №1[9]. С.44-48.

  50. Пастухов А.Г. Содержательный анализ медиатекста: новое в определении метода // Вестник ВГУ. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2014. №3. С.130-133.

  51. Печинкина О.В. Медиаобразование в контексте межкультурной коммуникации (на материале средств массовой информации США) // Crede Experto: транспорт, общество, образование, язык. 2015. . С. 50-66.

  52. Пименова Г.В. К вопросу определения основных характеристик медиатекста как основной (базовой) единицы е-медиалингвистики // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. 2009. №96. С.218-221.

  53. Ржанова С.А. Типы речевой культуры в практике российских медиа // В сборнике: Современная парадигма гуманитарных исследований: проблемы филологии и культурологи сборник научных статей. Ученый совет Московского института телевидения и радиовещания «Останкино», составители: Л.П. Гогина, С.Г. Григоренко, С.В. Овсяникова. Москва, 2015. С. 228-231.

  54. Рябова Е.С. Информативность англоязычного текста-комментария (на материале американской прессы) // В книге: Категории текста и их языковое выражение. Коллективная монография. Саарбрюккен, 2013. С. 89-97.

  55. Сальникова Ю.А. Социопрагматический подход в изучении медиатекстов американской качественной прессы // Альманах современной науки и образования. 2008. №8-1. С.187-189.

  56. Симановская К.И. Аттрактивная функция заголовков в газетном дискурсе // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 2: Филология и искусствоведение. 2013. №1 (114).

    С.161-165.

  57. Степанова Н.В. Англоязычные экономические медиатексты кризисного периода: когнитивно-дискурсивный анализ: , автореферат дис. кандидата филологических наук: 10.02.04 / Санкт-Петербургский государственный экономический университет. Санкт-Петербург, 2014.

  58. Сырина Т.А. Положение медиатекста в современной лингвистике и лингводидактике // Язык и культура. 2015. №18. С.84-88.

  59. Толмачева М.В. Телевизионный медиатекст как объект лингвистического анализа // Вестник МГЛУ. 2012. №643. С.210-221.

  60. Фаткуллина Ф.Г., Хабиров Р.Р. Медиатекст в современном коммуникативном пространстве // Современные проблемы науки и образования. 2015. №1. С.1186.

  61. Федоров А.В. Медиаобразование: вчера и сегодня. – М.: Изд-во МОО ВПП ЮНЕСКО «Информация для всех», 2009 – 234 c.

  62. Фёдоров А.В. Основные медиаобразовательные модели в ведущих англоязычных странах // Школьные технологии. 2010. № 6. С. 109-118.

  63. Федоров А.В., Новикова А.А. Медиаобразование в сша: методические подходы // США и Канада: экономика, политика, культура. 2006. . С. 110-119.

  64. Челышева И.В. Методика и технология эстетического анализа произведений аудиовизуальной медиакультуры в российском медиаобразовательном процессе // Magister Dixit. 2012. №3. С.134-143.

  65. Чичерина Н.В. Медиатекст в контексте формирования медиаграмотности // Сибирский педагогический журнал. 2008. №7. С.131-136.

  66. Шестеркина Л.П., Лободенко Л.К. Базовые подходы к созданию универсального медиатекста в интернет-СМИ // Вестник ЮУрГУ. Серия: Лингвистика. 2013. №2. С.42-46.

  67. Шестеркина Л.П. Медиатекст как целевой элемент системы журналистского образования // Вестник ЮУрГУ. Серия: Лингвистика. 2012. №2 (261).

    С.60.

  68. Шмелева Т.В. Медиалингвистика: терминологический аспект // Вестник НовГУ. 2015. №4-1 (87).

    С.32-35.

  69. Шмелева Э.С. Процессы трансформации языка СМИ под влиянием глобализации // В сборнике: Фундаментальная и прикладная наука: основные итоги 2015 г. Материалы I Ежегодной международной научной конференции. Научно-издательский центр «Открытие». Северный Чарльстон, Южная Каролина, США, 2015. С. 163-167.

  70. English as a Global Language” [ Электронный ресурс] – Режим доступа

  71. Colman, A.M. A Dictionary of Psychology / A.M. Colman – New York: Oxford University Press, 2003. – P. 805.

  72. Most Popular Articles – The New York Times [ Электронный ресурс]. Режим доступа:

  73. Архив “The New York Times” [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://query.nytimes.com/search/sitesearch/

  74. Архив “The Times” [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.thetimes.co.uk/tto/archive/

  75. Архив “Newsweek” [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.newsweek.com/archive

  76. Архив “The Moscow Times ” [Электронный ресурс]. Режим доступа:

  77. Архив “The Moscow Tribune” [Электронный ресурс]. Режим доступа: http ://dnews .com /archives /

  78. Архив “The St. Petersburg Times” [ Электронный ресурс]. Режим доступа: http ://www .tampabay .com /search /

ПРИЛОЖЕНИЕ

Приложение 1.

Приложение 1

Методы медиаобрзования

Приложение 2

Методы медиаобрзования 1

Признаки медитекстов

Приложение 3

Методы медиаобрзования 2

Критерии определения медиа-селекта

Приложение 4

Критерии определения медиа селекта 1

Усовершенствованная модель Лассуэлла

Приложение 5

Усовершенствованная модель лассуэлла 1

Классическая модель Лассуэлла и молеь Брэддока