Человек всегда должен быть целью и никогда средством (И. Кант)

Контрольная работа

МИНОБРНАУКИ РОССИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Рыбинский государственный авиационный технический университет имени П.А. Соловьева»

КАФЕДРА «Философии, социально-культурных

технологий и туризма»

Контрольная работа

По дисциплине «Философия»

На тему «Человек всегда должен быть целью и никогда средством

(И. Кант)»

Выполнила В.В. Молчанова

Группа ЗЭП-13

Дата 27.11.2014

Преподаватель В.Г. Черников

Рыбинск 2014

1. Основные этические идеи Канта

кант философия этика

Иммануил Кант (1724-1804) является родоначальником немецкой классической философии. Родился он в Восточной Пруссии, городе Кёнигсберге. Отец его был ремесленником с достатком и мечтал, чтобы его сын стал пастором. Кант получил пиетисткое воспитание, которое выразилось и в его творчестве. Пиетистское движение, возникшее на исходе XVII столетия, явилось результатом протеста против духовного застоя и перерождения лютеранской церкви. Пиетисты отвергали обрядность, переносили центр тяжести религии на внутреннею убежденность, знание текстов Священного писания и нравственное поведение. В 1745 г. Кант окончил теологический факультет Кенигсбергского университета и в силу недостатка средств был вынужден в течение девяти лет работать домашним учителем, занимаясь в то же время интенсивными философскими изысканиями. Лишь в 1755 г. он стал преподавателем университета в качестве приват-доцента. В университете он преподавал множество дисциплин и имел энциклопедическую образованность. В 1770 г. он стал профессором, а к концу своей научной и жизненной деятельности деканом, а затем и ректором (1786-1790).

В 1797 г. он вынужден был уйти в отставку по состоянию здоровья. Так, скупо и в двух словах можно рассказать о внешней канве жизни великого философа, который безвыездно всю жизнь прожил в Кёнигсберге.

Всю свою жизнь Кант подчинил определенным принципам, от которых никогда не отступал, к таковым относятся достижение материальной независимости (Кант все считал и жил строго по средствам) и забота о здоровье. Они, конечно, не были самоцелями, но их соблюдение необходимо было для поддержания работоспособности и творчества. Конечно, здесь мало поэтического, но лишь такой режим жизни позволил Канту выполнить все им намеченное.

И. Кант осуществляет своеобразный переворот в философии и закладывает основы понимания философии как особого рода науки. Пытаясь обосновать новую теорию познания, он выступает с критикой предшествующих эмпирических теорий XVII — XVIII вв., трактующих познание как некий слепок с бытия. Кант переводит проблему в иную плоскость и фактически задает гносеологическое направление в философии, которое рассматривает процесс познания как субъектно-объектное отношение.

8 стр., 3793 слов

Философия 85

... подход к человеку характерен для Варианты ответов: фрейдизма средневековой философии философии И. Канта религиозной философии Необязательность предварительной системы доказательств, опора на здравый смысл ... измерить Книга И.Канта «Критика практического разума» посвящена… Варианты ответов: Философии техники Экономической теории Этике Эстетике Концепция социализации личности предполагает Варианты ...

Познающий субъект — это не конкретный индивид, а некое абстрактное представление, концентрирующее в себе лишь познавательные способности человека и источники его знания. Совокупность указанных способностей, которые существуют в сознании человека, помогают ему упорядочивать окружающий мир с помощью априорных форм чувственности и разума. Это не значит, что человек не имеет индивидуальных, личностных характеристик, но они не должны играть ведущей роли в процессе познания.

Субъект чувственным образом воспринимает воздействие на него некой вещи, предмета или явления. Это порождает многообразие ощущений, которые упорядочиваются с помощью априорных форм созерцания. Но на этом этапе знание остается субъективным. Далее в дело вступает рассудок, который облекает имеющиеся знания в форму понятий, то есть выявляя в них нечто общее. Поэтому в конечном счете лишь познающий субъект, объединяющий восприятие и рассудок, создает единство, которое можно считать знанием.

Соответственно можно дать некоторое описание различных форм знания.

Так, например, математика опирается на априорные (то есть внеопытные) формы чувственности, такие, как пространство и время. Иначе говоря, познающий субъект смотрит на мир как бы сквозь призму пространственного и временного расположения. Пространство в данном случае — это априорная форма внешнего чувства, а время — априорная форма внутреннего чувства. Именно такая априорность и определяет возможность существования математических истин, а значит, и математики как науки.

Физика (и другие естественные науки) также опирается на целый ряд суждений, которые «чисты» в силу своей априорности и «не загрязнены» опытом. Естествознание осуществляется как синтез между априорными суждениями и категориями рассудка. Таким образом, естествознание возможно, так как законы опыта берутся из рассудка, который опять же интерпретирует природу соответствующим образом. Понимание философии подвергается Кантом критике, так как оно базируется не на схемах рассудка, а на принципах психологии (субъективности переживания), космологии и теологии. Одновременно Кант «расчищает» место для нового понимания философии как особого рода науки, формулируя ее принципы и критерии. Философия — это особая наука, которая не может быть сведена только к чистому знанию. Философия должна исследовать фундаментальные цели человеческого разума, и в этом смысле она имеет абсолютную ценность и придает ценность другим знаниям, пронизывая и пропуская их через себя, что позволяет ей выступать как учению о мудрости.

Вершиной философии у Канта выступает этика, базирующаяся на понимании человека как высшей ценности. «Во всем сотворенном мире все что угодно и для чего угодно может быть употреблено всего лишь как средство; только человек, а вместе с ним каждое разумное существо есть цель сама по себе». Этика выступает у него как особая часть философии, которая регулирует отношения между людьми. Но любая регуляция таких взаимоотношений реально выражается в системе нравственных норм, которыми предписывается поступать так, а не иным образом. И Кант ставит проблему того, как и кем могут быть обоснованы такие нормы, чтобы иметь характер общей обязательности для людей.

9 стр., 4279 слов

Сочинение эссе по высказыванию и канта

... лишь знание немногих поверхностных качеств объектов, скрывая от нас те силы и принципы, от которых всецело зависят действия этих объектов».(5, 2 ,35) Внимание родоначальной немецкой философии И. Канта ... вне сознания материальных «вещей самих по себе»; И. Кант, однако, считал их в принципе ... образом, а потому нам более подобает воздержание от суждений о внешнем мире».(2, 1 ,404) Сближение философии и ...

Анализируя существующие системы нравственных правил, Кант считает, что они не должны опираться на религиозные догмы, исходить из них как из богоустановленных. Одновременно он «не допускал возможности их социально-исторического формирования на основе жизненного опыта людей». И то и другое не могло быть достаточным основанием нравственности, так как не исходит из понятия истины, не зависящей ни от Бога, ни от накапливаемого опыта. Кант пытается выработать основу нравственности наподобие априорных схем рассудка, которые находятся в сознании человека, пред заданы ему и помогают, как мы показали выше, упорядочивать ощущения, то есть нравственный закон должен существовать внутри человека, тогда он будет истинным и самодостаточным. «Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще мы размышляем о них, — это звездное небо надо мной и моральный закон во мне».

Этот внутренний нравственный закон обозначается им как категорический императив. Соответственно нравственным является то, что связано с исполнением долга. Долг по отношению к другим — делать добро, долг по отношению к себе — сохранять свою жизнь и прожить ее достойно. «Максима благоволения (практическое человеколюбие) — долг всех людей друг перед другом (все равно, считают их достойными любви или нет) согласно этическому закону совершенства: люби ближнего своего как самого себя». Конкретизируя понятие долга перед самим собой, Кант выделяет такие обязанности, как самосохранение, развитие своих естественных сил (духовных, душевных и телесных), «увеличение своего морального совершенства». Началом всякой человеческой мудрости Кант называет моральное самопознание, которое формирует «беспристрастность в суждениях о самом себе при сравнении с законом и искренность в признании себе своего морального достоинства или недостойности». С долгом соотносится внутреннее моральное чувство людей, без которого человек ничем не отличался бы от животных. И наконец, еще одним врожденным свойством человека является совесть, которая выступает как своеобразный практический разум, с помощью которого человек осуждает или оправдывает поступки других людей и самого себя.

Важнейшее понятие этики Канта — идея человеческого достоинства. «Не поддерживает ли честного человека в огромном несчастье, которого он мог бы избежать, если бы мог пренебречь своим долгом, сознание того, что в своем лице он сохранил достоинство человечества и оказал ему честь и что у него нет основания стыдиться себя и бояться внутреннего взора самоиспытания?… Человек живет и не хочет в собственных глазах стать недостойным жизни. Это внутреннее успокоение удерживает человека от опасности потерять собственное достоинство»… «Оно — результат уважения не к жизни, а к чему-то совершенно другому, в сравнении с чем жизнь со всеми ее удовольствиями не имеет никакого значения».

Этика — самая важная часть философии, так как ее предметом является человек как Homo phenomenon, то есть как феномен.

5 стр., 2195 слов

Категорический императив Канта

... людям того, чего не желаешь себе и тогда в государстве и семье к тебе не будут чувствовать враждебность» Категорический императив (от лат. imperativus -- повелительный), термин, введенный И. Кантом ... (внутренн. Понятие максимы Концепция максимы систематически используется Кантом в его моральной философии. Сразу ... внешнем мире , тогда становится ясно, что даже в этом случае это своего рода ...

Нравственность — одно из важнейших измерений человеческого мира и бытия в целом.

Заслуга Канта — в определении специфики морали (царство свободы как иное протяжение мира по сравнению с царством природы).

Этика, предшествующая Канту, находилась под сильным влиянием философского натурализма, рассматривавшего человека как природное, естественно заданное существо, имеющее «естественные» стремления и потребности.

Кант выступает против натурализма, отказавшись видеть в природе основу морали. В этом, как и во многих других вопросах, Кант близок к стоицизму, проповедовавшему презрение к телесному миру и воспитывавшему уважение к силе духа, к силе воли и стремлению «быть человеком» независимо ни от каких обстоятельств или естественных условий.

В сфере смысложизненных вопросов человек мыслит совсем не так, как в области объективно предметного познания. Он проецирует себя в мир, привносит в него свой смысл. Человеку следует исполнять свой долг и сохранять свое достоинство. Его единственной наградой будет осознание собственной добродетели.

Исходными началами кантовской этики являются постулаты о свободе воли, бессмертии души и бытии бога, то есть как раз те идеи, которые не смог разрешить чистый, теоретический разум. Чистый разум не в состоянии решить эти вопросы, поскольку он впадает в неразрешимые противоречия — антиномии, связанные с тем, что разум способен доказать оба противоречащих друг другу суждения (Бог есть — Бога нет; человек свободен — человек подчиняется, подобно всему природному миру, законам естественной необходимости, т.е. не свободен; мир имеет начало во времени и пространстве — мир бесконечен).

Выход из сложившегося тупика был найден Кантом в наличии у человека практического разума, или морали. Для того, чтобы спасти мораль (и человека как моральное существо), необходимо признать свободу воли. Поэтому главным и основополагающим постулатом кантовской этики является постулат о свободе воли. Ответ на вопрос — «как возможна свобода?» является ответом на вопрос — «как возможна мораль?». Условием существования морали является свобода воли, поэтому мы должны признать ее в качестве постулата.

Однако человек есть часть природы и действует в природном мире, подчиняясь законам естественной необходимости, поэтому всякое его действие предсказуемо с точностью явления природы. Но, с другой стороны, нисколько не нарушая этой причинной цепи событий в своих поступках, он способен к самодетерминации, выступая при этом уже не как природное существо, а как вещь в себе, ноумен, умопостигаемая и трансцендентная (находящаяся за пределами природной необходимости) сущность. Как существо разумное, человек не просто обусловлен извне, но еще и изнутри. Таким образом, человек — существо двух миров; мира природной необходимости (и несвободы) и мира культуры и нравственности (базирующегося на способности человека к самодетерминации и свободе).

Главное открытие Канта — что человек в морали выступает сам себе законодателем, при этом его решение будет моральным, если он выступает от имени всего человечества.

3 стр., 1313 слов

«Современный город» Я не перестаю удивляться, насколько человек ...

... от напряженного ритма жизни. Сочинение на тему «Лето в городе» Лето в городе особенно душное и жаркое, поэтому, наверно, большинство людей стремятся провести летний отдых на побережье или в деревне. ... царила чистота? Чтобы вокруг не валялись окурки, фантики, пластиковые упаковки? И чтобы жители не дышали дымом и пылью? Я думаю, что для чистоты в городе и так много делается. Например, ...

Собственно моральным является такое поведение, которое не обусловлено никакими причинами, способными на него повлиять. Свобода воли понимается Кантом как независимость от условий или безусловность. Если человек выполняет чужую волю, он не свободен. Если он действует из какого-то интереса (корыстного, честолюбивого) либо из побуждений чувственности, он не свободен. Если он действует вследствие какой-либо побуждающей причины (внутренней или внешней), он не свободен. Такие действия подходят под формулу гипотетического императива, имеющего вид: «если хочешь достичь такой-то цели, сделай то-то».

Гипотетический императив относится к действиям, когда известна цель и известны средства. Часто это просто технический императив: если хочешь повесить картину, вбей гвоздь. Если хочешь стать богатым, иди в сферу торговли. Если хочешь стать счастливым, следуй правилам житейского благоразумия.

Совсем иной характер имеет категорический императив, в котором отражается сущность морали. Категорический императив ничего не говорит ни о цели, ни о средствах, но только о форме поступка, по которой можно судить о его моральности. Это чистое долженствование, основанное на идее свободы воли каждого человека как разумной и ответственной личности.

Поступок является моральным, если он сам является целью и может стать образцом для всеобщего законодательства.

Высший моральный закон Канта имеет несколько формулировок.

1. «Поступай согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом». Так как нравственный закон не содержит в себе ничего, кроме всеобщей целесообразности поступков, категорический императив не может быть ничем иным, как требованием к человеческой воле руководствоваться данным законом.

2. «Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице и в лице всякого другого так же, как к цели и никогда не относился бы к нему только как к средству», или чтобы человечество в нашем лице всегда было свято и выступало самоцелью. Этот императив является высшим принципом учения о добродетели. Категорическим он является по той причине, что его следует выполнять не ради каких-то иных целей, а ради него самого, и потому, что он не нуждается в каких-либо доказательствах. Основанием его служит то, что «разумное естество существует как цель сама по себе». Моральность вообще состоит в подчинении своих действий принципу разума.

3. «Поступай так, чтобы максима твоей воли могла в то же время иметь силу принципа всеобщего законодательства». Человек, как моральное существо, должен поступать таким образом, как если бы он был всегда законодательствующим членом во всеобщем царстве целей. Единство человеческого рода, его способность к совершенству заключены в интеллигибельном (внутреннем, но умопостигаемом) или трансцендентальном (находящемся за пределами эмпирического мира) царстве целей. Моральность человека есть, по сути дела, его возвышение из области повседневного мира в область интеллигибельного.

Это требование является категорическим, а не гипотетическим, потому что оно говорит о чистой цели, к которой стремятся ради нее самой и потому, что оно не требует никаких доказательств.

Моральный закон, по мысли Канта, заложен в душе и в совести каждого человека. Как он попал туда — величайшая тайна, такая же тайна, как звездное небо над головой. Но он есть в душе каждого человека, что свидетельствует в пользу божественного происхождения человека, в пользу бессмертия его души. Таким образом, из постулата о свободе воли выводится идея бессмертия души и идея Бога.

4 стр., 1972 слов

Сочинение по обществознанию закон управляет людьми а разум законом

... Другие сочинения: ← Доброе сердце↑ ЧеловекЧеловек часто сам себе злейший враг → Сообщение, эссе по обществознанию: план При подготовке к ЕГЭ, а также во время экзамена, нужно написать эссе на тему «Закон» или ... и служению не самим себе, а народу. Законы стоят на страже порядка, регулируют нашу жизнь. Правопорядок и закон — наивысшие блага для общества и человека, а беспорядок и произвол — наибольшее ...

Нравственный закон (категорический императив) не может быть выведен из эмпирического мира. Для его обоснования необходимо предположить существование какой-то другой реальности, которую Кант обозначает понятием умопостигаемого мира. Человек — существо двух миров, эмпирического, подчиненного необходимости и умопостигаемого — мира свободы воли. Умопостигаемый мир выходит за пределы опыта и всех явлений, относясь к сфере безусловного. Безусловность и есть свобода.

Как существо чувственное, человек принадлежит миру явлений (феноменов).

Как существо разумное, нравственное, он принадлежит умопостигаемому миру вещей в себе (ноуменов).

Таким образом, Кант считает, что свобода и необходимость существуют в разных отношениях, в разных мирах, они нигде не пересекаются.

В работе » Основы метафизики нравственности» Кант конкретизирует понятие долга, выделяя следующие его виды:

1. Долг человека по отношению к высшим существам (если они есть).

2. Долг человека перед человеком.

3. Долг человека перед низшими существами (например, животными).

Более подробно он останавливается на втором виде долга (собственно нравственном), разделяя его на две части — долг человека перед собой и долг перед другими людьми.

Долг человека перед самим собой распадается на две части — забота о сохранении своего физического тела (забота о собственном здоровье) и забота о себе как духовном существе (обязанность совершенствоваться в культурном и нравственном смысле).

Долг человека перед другими заключается в обязанности уважения, благожелательности и любви. Способствовать счастью ближнего — нравственный долг человека, гораздо более благородный и достойный, чем цель стремиться к собственному счастью.

Этика Канта — это оригинальная, терминологически разработанная теория, имеющая глубокие корни в западной философской традиции. Центральная проблема этики Канта, как и Сократа, а также стоиков — проблема свободы.

Хотя корни его этики лежат еще глубже — в золотом правиле нравственности.

Главное открытие Канта — что в морали человек выступает собственным (и одновременно всеобщим) законодателем.

2. Роль этики Канта в развитии западноевропейской философии

Во второй половине XVIII века — первой половине XIX века в Германии работали ученые-философы Кант, Фихт, Шеллинг, Гегель, Фейербах. Несмотря на различия их учения тесно связаны между собой узами преемственности: после Канта каждый из мыслителей этого направления опирался на воззрения своего предшественника и вдохновлялся творческими импульсами его наследия. В их учениях нашли выражение наиболее значительные идеи немецкой философской мысли рассматриваемого периода. К концу XVIII века учения Канта, Фихте, Шеллинга заняли ведущее в западноевропейской философии, а затем в полном своем развитии, завершаемом учениями Гегеля и Фейербаха, немецкая классическая философия всемирное историческое значение. Эту линию в развитии новой европейской мысли Энгельс назвал «немецкой классической философией».

5 стр., 2339 слов

Нравственный долг. Права и обязанности человека

... не способна принести человеку внутреннего счастья, так как не является их истинным, врожденным долгом. В таком случае, человеку стоит глубоко разобраться в себе и понять, в чем заключается его истинная природа и чем бы он ...

К числу крупнейших достижений немецких мыслителей от Канта до Фейербаха относится уяснение того, отнюдь не очевидного факта, что при всем многообразии проблем у философии имеется основной вопрос и он состоит в определении отношения между мышлением и бытием. В отличии от английских, а особенно французских философов XVIII века, стремившихся популяризировать свои учения среди возможно более широких слоев читателей и находивших подходящий для этого способ изложения, немецкие мыслители от Канта до Гегеля предназначали свои сочинения большей частью для весьма ограниченного круга читателей, состоящего из тех, кто профессионально занимается философией в качестве компетентных специалистов или в качестве готовящихся стать таковыми студентов. В традициях немецкой университетско-академической философии было создание трудных для восприятия сочинений, изобилующих абстрактными дедукциями и написанных сухим языком с массой понятных лишь посвященным специальных терминов в том числе вновь изобретаемых. Имея в виду немецких философов, Гегель с известной долью самокритичности отмечал; «О нас идет слава как о глубоких, но часто неясных мыслителях». Начиная с Канта, плеяда мыслителей первой величины предала небывалую интенсивность и глубину развитию немецкой философской мысли.

Само это развитие представляло собой своего рода философскую революцию. Кант и другие философы вносили своими учениями радикальные новации в развитии философской мысли: каждый из них диалектически, то есть с сохранением определенной преемственности, отрицало предшествующее. Все названные мыслители сами считали себя радикальными новаторами в философии. Кант, созидая первую ступень немецкой классической философии в процессе преодоления ранее господствовавшей в Германии метафизике, полагал, что он вместе с тем совершает «коперниканскую революцию» по отношению ко всей предшествующей философии.

В этике, как и в других сферах, существует традиция не только консервативности и застоя, но и радикальных преобразований. Последняя связана не с «ростом и дальнейшим совершенствованием» тех или иных добродетелей (ведь вместе с ними «растут и совершенствуются» соответствующие сопутствующие им пороки), а с решительным очищением и коренным обновлением сознания, как бы со вторым рождением души. В этой второй традиции видное место принадлежит автору «Критики практического разума». Произведенный им коперниканский переворот в философии касается и этики, где Кант развивает учение об автономии морали: утверждая свободу, человек выступает творцом собственного нравственного мира, он сам себе предписывает закон действий.

Кант провозглашает нравственную установку, характер которой, законы которой существенно отличаются от тех, что преобладают в периоды спокойного и размеренного, постепенного развития, отличаются радикализмом предъявляемых требований: «эти законы повелевают безусловно, каков бы ни был исход их исполнения, более того, они даже заставляют совершенно отвлечься от него»; людям «достаточно того, что они исполняют свой долг, что бы ни было с земной жизнью и даже если бы в ней, быть может, никогда не совпадали счастье и достойность его»

В отличие от необязательных, только относительных и условных правил поведения долг выступает по самой своей сущности абсолютным требованием, следовать которому, как закону, надлежит безусловно. Очень важно, что в обстановке бурных обсуждений и громких требовании прав — прав человека, его свобод — Кант своим категорическим императивом напомнил требование поступать всегда так, чтобы максима поступка могла в то же время стать принципом всеобщего законодательства. Действие не «сообразно с долгом», а «из чувства долга» — вот что имеет истинную нравственную ценность. Человек поистине нравствен только тогда, когда исполняет долг не ради какой-либо внешней цели, а ради самого долга.

7 стр., 3414 слов

Критический период в философии Канта

... первые полтора десятилетия своей деятельности. Философское развитие Канта делится на два периода. В первый период (до начала 70-х годов) Кант пытался решать философские проблемы - вопросы о бытии, философии природы, философии ... философии было создание трудных для восприятия сочинений, ... 2] 1. Критическая философия Канта И. Кант родился в ... потустороннего мира и т.п. Однако Кант все ...

Поведение, закон которого совпадает с законом природы, не имеет, по Канту, никакого отношения к нравственному закону. То, чего нет: в естественном законе,— это внутреннее принуждение . Моральную способность «свободного самопринуждения» Кант называет добродетелью, а поступок, исходящий из такого умонастроения (из уважения к закону)-добродетельным (этическим) поступком. »

этический

Кант заботится о чисто интеллектуальном, «строгом образе мыслей», подчиняющем эмпирические суждения и действия «принципу исключения всего среднего между добрым и злым», о моральном «ригоризме», непримиримом к примирениям добра и зла: «Для учения о нравственности вообще очень важно не допускать, насколько возможно, никакой моральной середины ни в поступках, ни в человеческих характерах, так как при такой двойственности всем максимам грозит опасность утратить определенность и устойчивость».

Какой-нибудь определенный нравственный долг, непреложный для одних культурно-исторических условий, может, однако, стать безнравственным требованием при изменившихся условиях. Еще Ф. Г. Якоби в своих возражениях Канту приводил целый ряд примеров из истории, поэзии и саг, доказывающих, что поступки, которые согласно формальной этике, по общепринятым моральным представлениям могли бы показаться преступлением, в действительности являются выражением высокой человеческой нравственности. Поэтому Якоби прямо требовал права на такое «преступление». С ним солидаризировался Гегель, напоминая, что закон создан для человека, а не человек для закона.

Гегель признает возвышенность кантовской практической философии, ее заслугу в выдвижении долга ради него же самого. Однако долг в такой форме не содержит в себе особенных, положительных определений. Долг есть долг. А ведь интересно знать, что же именно составляет долг. Кант делает такой вопрос бессмысленным, потому что устраняет из нравственного закона как раз всякое содержание, и попытка установить какое-либо содержание должна быть внутреннее противоречивым действием. В таком виде нравственный закон оказывается на деле ни к чему не пригоден. Он просто невыполним, ибо требуется в качестве должного выполнять «что-то, неизвестно что». Остаются только пустые декларации, что закон должен выполняться ради закона, долг — ради долга. Этот закон говорит лишь, чего нельзя делать, но не говорит, что нужно делать при различных обстоятельствах.

8 стр., 3837 слов

Иммануил Кант. Основные этапы творчества

... философ осуществляет исследование воли как практической способности человека к действию. Этапы творчества Иммануила Канта : Кант прошёл в ... долге, по мнению Канта, не выводится из опыта, который фиксирует испорченность человеческой природы. "Не нужно быть врагом добродетели, чтобы сомневаться есть ли в мире добродетель". Моральные законы ... максима (принцип) твоего поведения могла стать всеобщим законом ...

С другой стороны, Гегель далее показывает, что получается, если подойти к нравственному закону, «полностью лишенному материи законов».- отправляясь от поступков, максимы которых мы испытывали бы на пригодность быть принципами всеобщего законодательства. Тут уж любой императив сразу же может быть возведен в долг. Произвол может свободно выбирать между противоположными требованиями. Ведь для всякого поступка можно указать какое-нибудь общее основание и даже возвести его в обязанность. А в таком случае максима любого поступка может стать принципом всеобщего законодательства, «и нет ничего, что таким способом не могло бы сделаться нравственным законом». Рабство, крепостничество может стать, как это бывает на самом деле, не только принципом всеобщего законодательства, но и внутренней нормой, так что благодаря этому человек, если следовать кантовской логике, сделается «подлинно моральным». Кантовским «наивысшим законом» в силу — его формальности могут быть оправданы «все неправые и неморальные действия», максима любого произвола. Таким образом, нельзя считать оправданием нравственного правила то, что оно может быть признано желательным как общий закон.

Гегель обращает внимание на то совершенно выпадающее из кантовского анализа обстоятельство, что при возведении во всеобщий принцип максима по необходимости претерпевает преобразование: в ней происходит снятие определенности, которая сначала подразумевалась, так что содержание этой максимы начинает противоречить себе и, если оно делается принципом всеобщего -законодательства разрушает саму моральность. Всегда справедлива проверка настораживающим вопросом: а что если и вправду все будут всегда поступать так, как требует максима, претендующая на всеобщность? Что если, например, требование помогать бедным станет всеобщим принципом? Бедных не станет, и максима будет излишней, вообще непригодной к существованию. И так относительно бесчисленного множества максим.

Неразумно возводить частный и условный императив «помогай бедным» в общий, поскольку в нем определенность (бедность) уничтожается и уничтожается также условие помощи, так что императив обессмысливается. Но частная определенность (помогай) заключает в себе возможность другой частной определенности (противоположной: не помогай), и в этом «возможном инобытии» заключается, по Гегелю, безнравственность (помогать надо, но можно и не помогать).

Если же какой-нибудь частности придается самодовлеющее значение, то в отношении нравственности допускается безнравственность.

Попытка взять долг в какой-либо определенности представляет для

кантовской системы неодолимую трудность. Но даже будь она разрешена, все же долг , в какой бы из ипостасей добродетели он ни явился, оказался бы ограниченной добродетелью, исключающей другие, а это неминуемо ведет к

коллизиям между ними. По Канту, такие коллизии легко устранимы. Из двух

добродетелей, если они конфликтуют друг с другом, действительно добродетелью может быть только одна, та, что составляет долг. Либо долг не может противоречить долгу, либо он не есть истинный долг и может относиться к области морали только как негативное, аморальное.

Кант знает о разрушающей веление долга естественной диалектике , под которой он разумеет «наклонность умствовать наперекор строгим законам долга и подвергать сомнениям их силу, по крайней мере их чистоту и строгость, а также, где это только возможно, делать их более соответствующими нашим желаниям и склонностям, т.е. в корне подрывать их и лишать всего их достоинства, что в конце концов не может одобрить даже обыденный практический разум». Но Кант знает и другую диалектику, которая возникает и в обычном нравственном сознании, когда оно развивает свою культуру и восходит к философии (практической), чтобы избавиться от двусмысленности, расшатывающей нравственные принципы).

Кантовское учение о долге в ней превращается из самостоятельного элемента в исчезающий момент широкого и многостороннего синтеза. Категорический императив Канта допущен лишь постольку, поскольку он сам себя упраздняет: он наперед «снят» и заранее принят в аспекте его не автономности. По Канту, долг — односторонняя и прочная цельность — реальная альтернатива моральной мягкотелости и противостоит последней, как принципиальность — компромиссам, как строгость — расплывчатости и неопределенности, дряблости и попустительству, как аскетизм — гедонизму, как последовательность — половинчатости, как решительность -бесхарактерности.

Разумеется, гегелевская точка зрения оценивает кантовскую и свою в совсем иных категориях: оценивает как некую односторонность и частность в противоположность многосторонности и полноте, как формальность и абстрактность, пустоту и бессодержательность в противоположность содержательности и конкретности. Обвинения в безнравственности при этом, ясное дело, выдвигаются с обеих точек зрения взаимные.

В плане самооценок один подход указывает на свои достоинства: бескомпромиссность, принципиальность, непримиримость, непреклонность: другой подчеркивает свои: уступчивость, гибкость, терпимость, пластичность, гуманность, мягкость. Оба подхода необходимы, оба должны быть соединены и дополнены друг другом, но они явно перечат друг другу, и трудность заключается в отыскании формы их сочетания (если это вообще возможно).

Не будем обольщаться при этом уже известной точкой зрения «целостности» — противополагаемая односторонности, она сама в некотором смысле оказывается односторонней.

3. Значение этических идей Канта для современности

Иммануил Кант начинал в качестве преподавателя географии в Балтийском порту Кенигсберга. Он опубликовал свою первую книгу, «Критика чистого разума» (1781), в возрасте 57 лет, что стало его, как философа, отправной точкой. Кант является основоположником той мысли, что общество может быть как выражением индивидуальной субъективности, так и коллективных сил. Коперник решил проблему движения небесных тел, «заставив» наблюдающего вращаться вокруг них, а не наоборот, как предполагалось ранее, таким образом, заменив геоцентрическую систему мира на гелиоцентрическую. Кант проецировал это достижение физики на метафизику. В своем предисловии к «Критике чистого разума» он пишет:

«До сих пор считали, что всякие наши знания должны сообразоваться с предметами… Но не разрешим ли мы задачи метафизики более успешно, если будем исходить из предположения, что предметы должны сообразоваться с нашим познанием?» И. Кант «Критика чистого разума»

Для того чтобы понять мир, мы должны начать не с рассуждений об эмпирическом существовании объектов, но с рассуждений залегающих среди пластов нашего опыта и во всех принимаемых нами решениях. Этим я хочу сказать, что мир находится внутри каждого из нас в той же степени и масштабе, сколь он существует извне. Наша задача как субъективных индивидов, являющихся частью объективного мира наравне с остальным человечеством, есть объединение этих двух полюсов. Познания общества должны быть личными и нравственными, а отнюдь не определяемыми законами, налагаемыми на нас сверху.

Незадолго до этого Кант написал «К вечному миру» (1795).

Последняя четверть восемнадцатого века увидела свою долю «глобализации» — Американская и Французская революции, Наполеоновские войны, рост Британской промышленности и международного движения за отмену рабства. Кант знал, что коалиции государств готовились к войне, и он ответил на это ощущение сближающегося мира, предложив способ того, как человечество может сформировать общество граждан мира, то есть вне понятия «границы государства». Он считал, что «космополитическое право», основное право всех граждан мира, должно опираться на условия универсального гостеприимства, то есть на право постороннего не быть воспринятым враждебно по прибытии на чужую территорию. Другими словами, мы должны иметь возможность свободно идти куда захотим, поскольку мир принадлежит всем нам в равной степени. Если проводить аналогии с современностью, то идеальным примером выглядит Европейский Союз, в той или иной степени объединивший государства Европы, несмотря на их культурные и исторические разногласия и противоречия, обеспечив ту самую Кантовскую идею «космополитизма»

«Более или менее тесное общение между народами земли развилось всюду настолько, что нарушение права в одном месте чувствуется во всех других. Из этого видно, что идея права всемирного гражданства есть не фантастическое или нелепое представление о праве, а необходимое дополнение неписаного кодекса государственного и международного права к публичному праву человека вообще и потому к вечному миру». И. Кант «К вечному миру»

Это смелое толкование восходящего мирового порядка, написанное более двухсот лет назад, теперь можно рассматривать как наивысшую точку либеральной революции, достигнутую незадолго до того как быть подавленной собственным потомством — промышленным капитализмом и национальным государством. Сегодняшний мир является гораздо более социально-интегрированным, чем два века назад, современная экономика ощутимо неравноправна. Развитие Интернета обеспечило абсолютное выполнение тезиса И. Канта о тесноте общения народов земли, ведь он обеспечивает мгновенный и повсеместный многосторонний обмен информацией. История мира, в котором мы живем, действительно показывает, что создание учреждений, способных вершить правосудие во всем мире — необходимо. Задача построения глобального гражданского общества является для двадцать первого века необычайно актуальной и антропология должна сыграть в ней значительную роль.

Мировое сообщество сегодня ничем не напоминает «старый режим» восемнадцатого века, который, как полагал И.Кант, был упразднён революциями того времени. В современности богатое, возрастное белое меньшинство, привыкшее к невообразимой два века назад роскоши, верховодит народными массами, пассивность которых определяется ограниченностью их покупательной способности. Институциональное наследие пяти тысяч лет аграрной цивилизации всё ещё оказывает на нас заметное влияние. Традиционный принцип устранения социальных противоречий вызываемых неравенством, который заключается в установлении наибольшей возможной дифференциации между богатыми и бедными, в наше время опровергается нарастающей интеграцией, обусловленной цифровой революцией в области коммуникаций. Тем не менее, вместо того, чтобы принять как данность неизбежное замещение себя более молодой, бедной и тёмной народной массой, доминирующая белая элита лихорадочно возводит барьеры против такого хода дел, а это есть не что иное, как апартеид глобального масштаба. Ярким примером такого поведения является нашумевшая в начале апреля попытка Франции выйти из Шенгенского Соглашения, ставшего обременительным для французов в связи с широкими миграционными возможностями, которыми пользуются беженцы из кризисных в наши дни североафриканских государств, таких как Египет, Алжир и т.д.

Противники глобализации, которые открещиваются от новой тенденции всеобщей мобильности, близоруко апеллируя к национальным интересам, невольно втягивают себя в борьбу за сохранение привилегий западных стран. Изученные в курсе истории экономических учений идеи Маркса показывают нам, как социально-производственные отношения выступают в качестве оков для развития производственных сил. Сегодня им на смену пришла проблема, особенно остро стоящая перед Европейским Союзом — проблема суверенных государств, стремящихся сохранить установленные привилегии, ограничивая передвижение людей, товаров, денег и информации в мировом сообществе, что является комплексной и сложной проблемой. Транснациональные тенденции сегодня являются флагманом в борьбе с устаревшими национальными и региональными структурами, точно так же как развитие капитализма было основой либеральных революции в восемнадцатом и девятнадцатом веках. Человечество должно чувствовать себя в мире «как дома», чтобы противостоять взаимному отчуждению, и это подразумевает развитие, а не топтание на месте.

Развивающееся мировое сообщество — это и есть новая человеческая общность, и неоспорим тот факт, что осуществление дальнейшего комфортного существования людей на планете требует обновлённого общественного устройства. Такое устройство заключается в созидании мира, где все люди могут жить в согласии, а не в подчинении нормам, соответствующим интересам сильных мира сего, причём зачастую в ущерб остальным. Следующая человеческая общность будет не похожа на своих предшественников, христианскую и буржуазную версии, через которые Запад стремится подчинить и заменить неугодные культурные обычаи, которые образовывают жизнь людей во всем мире. Новая общность должна не просто допускать разнообразные культурные обычаи, но обязана основываться на осознании необходимости толерантности для построения истинного общества.

Антропология И. Канта даёт исчерпывающее представление о том, что мы должны знать о человечестве в целом, если хотим построить справедливый мир, пригодный для всех. Кант сделал попытку прямо обратиться к возникновению мирового сообщества. Он задумал антропологию в первую очередь как форму гуманистского образования, и это резко контрастирует с акцентом на получение результатов научных исследований в университетах современности. Мы также могли бы перенять его «прагматичный» подход — индивидуальную программу пожизненного обучения, имеющей своей целью разработку практических знаний о мире. Кант рекомендовал, помимо систематического наблюдения за жизнью вокруг нас, изучение мировой истории, литературы, а также искал способ интеграции индивидуальной субъективности и моральной структуры мирового сообщества. Таким образом, быстрое развитие глобальных коммуникаций подразумевает далеко идущие преобразования мирового сообщества, и «антропология» в той или иной форме является одной из наиболее удобных для осмысленного использования интеллектуальных традиций.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/kontrolnaya/otnosis-k-cheloveku-vsegda-kak-k-tseli-i-nikogda-kak-k-sredstvu/

1.Ф. Павленков «Жизнь замечательных людей». С.-Пб. «Глория кристалл» 1998г.

2. В.Н. Кузнецов «Немецкая классическая философия второй половины XVII -начало XIX века» М. «Высшая школа». 1989г.

3. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учебник. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003.

4. Основы философии в вопросах и ответах. Учебное пособие для высших учебных заведений. Изд-во «Феникс», 1997.

5. Философия. Учебник. Ростов н/Д, 2001.