Мода как эстетический феномен

Мода — это специфическая и весьма динамичная форма стандартизованного массового поведения, возникающая преимущественно стихийно, под влиянием доминирующих в обществе настроений и быстроизменяющихся вкусов, увлечений и т. д.

Однако и это, казалось бы, исчерпывающее определение не отражает всей обнажившей себя в XX в. сущности моды. Ученые, как и обыватели, оказались во власти моды и, прежде всего, ее объективно фиксируемого результата — массового увлечения новой вещью, идеей.

Пожалуй, точнее других сущность моды отражают те, кто ее создает. Научный анализ проблемы без учета их мнений окажется не только неполным, но и лишенным жизни.

Кристиан Диор: «Мода — понятие религиозное. В наш век, стремящийся разболтать один за другим все свои секреты, кормящийся лживыми признаниями и фальшивыми откровениями, она остается самим воплощением таинства, и лучшее доказательство ее чудесной силы в том, что никогда еще о ней столько не говорили».

Кристиан Лакруа: «Часто о высокой моде ошибочно судят как о неком воплощении гордыни. Разглагольствуют, что ее цель -демонстрация высокого социального положения и богатства. На самом же деле искусство моды — это попытка прорыва в таинства мироздания».

Пьер Карден: «Мода — это способ выражения. Другими словами, мода -то отражение индивидуальных качеств отдельной личности в социальном и моральном аспектах. Кстати, именно П. Кардену принадлежит прогноз будущего моды, которое он связывает с исследованиями в области математики, экономики, социологии, психологии и даже философии.

Мода как отношение.

Так что же такое мода? Некая объективная реальность, доступная для внешнего наблюдения? А может быть субъективное (прежде всего, эмоциональное) отражение этой реальности? Гипотетический ответ может быть прост: и то, и другое. Объективная реальность моды, представленная поведением субъекта моды, и субъективные переживания субъекта моды по поводу этой реальности определяют суть моды XX столетия — моды как отношения.

Поэтому мода в широком смысле слова может быть определена как существующее в определенный период и общепризнанное на данном этапе отношение людей к внутренним и внешним формам культуры.

10 стр., 4602 слов

Роман Виктора Гюго «Собор парижской богоматери» и современное ...

... французскому писателю Виктору Гюго. 2.Виктор Гюго. Краткая биография. Отражение его жизненных позиций в его творчестве. Жизнь Виктора ... из газет. В раннем возрасте будущий писатель познакомился с сочинениями французских просветителей – Вольтера, Дидро, Руссо. Это определило ... Клода Фролло, звонаря Квазимодо, капитана королевских стрелков Феба де Шатопера и других, связанных с ними персонажей, насыщена ...

Прогнозы развития моды на третье тысячелетие связываются с появлением ультрасовременных материалов, оригинальных решений, чистых линий и утверждения стиля.

Итак, в процессе исторического развития костюма и моды под возрастающим влиянием человеческого фактора происходит постепенное уточнение понятия «мода»: «мера, правило, способ употребления» — «вкус» — «подражание» -«образ жизни» — «средство формирования аттракции» — «стремление инициативной личности к обновлению» — «право настоящего над прошлым» — «средство сохранения гармонии с миром» — «отношение» — «процесс экспериментальной проверки границ дозволенного».

Теории моды.

По содержанию теории моды можно подразделить на несколько групп: автократические, мотивационные, событийные теории, теории идеологической причинности, эволюционная и многофакторная теории.

Автократические теории моды.

Довольно широко распространено мнение о том, что определенные личности играют первоочередную роль в образовании и распространении моды. Речь идет о так называемых «лидерах моды», которые утверждают ее, или о бизнесменах-производителях модной продукции. Тем не менее, истории известны лишь немногие имена теоретиков моды, которые рассматривали действия отдельных индивидов как принципиальную причину модных изменений, например, Бо Бруммель (Beau Brummel) и М-ль де Фонтань (Mile de Fontanges).

Квентин Бэлл (Queritin Bell), известный английский художник и искусствовед, критикует данную позицию: «Никто не создает моду, потому что мы рождаемся в обществе, в котором мода всегда существует; она существует, потому что это приятно, наши эстетические привязанности предопределены для нас». В доказательство своей точки зрения Бэлл приводит следующие факты. Императрица России Екатерина II не оказывала заметного влияния на моду не потому, что не могла делать этого, а потому что не хотела, так как творила исключительно для себя. Принцесса Уэльсская (70-80-е гг. XIX в.), казалось бы, также была способна оказать значительное влияние на женскую моду. Однако ее попытки вернуть кринолин или сделать модным в 1885 г. то, что было в моде десять лет назад стали достаточно вескими причинами появления ненависти англичанок и к миру моды, и к ней как автору нежелательных изменений.

Чарльз II, один из наиболее влиятельных в мире моды монархов, в свое время приложил немало усилий для того, чтобы привести моду к полной остановке. В 1666 г. им была представлена новая модель мужского платья, которая, как он считал, никогда не выйдет из моды. Это было, по свидетельствам историков, «хорошенькое платье в персидском стиле». За королем последовали его придворные, и казалось, успех очевиден. Однако так продолжалось недолго; жилет был вскоре забыт, и англичане подобно англичанкам вновь стали заказывать модные одежды из Франции. Исходя из этих фактов, К. Бэлл делает следующий вывод: «… лидер может быть приверженцем моды; он может переделывать детали, но он не может ни остановить, ни повернуть процесс назад».

Противоречива и роль изготовителей одежды. Они действительно вынуждают общество следовать новой моде, но все же их главная цель, по мнению экспертов, — стимулировать потребительский рынок и таким образом обеспечить рентабельность производства.

9 стр., 4464 слов

Теория решения изобретательских задач (триз)

... эвристическими разработками и т.д.) и АРИЗ. В 1980-х годах Г.С. Альтшуллер начинает разрабатывать теорию развития творческой личности (ТРТЛ). Эта работа была обусловлена складывающимся убеждением, что наиболее ... одном из текстов можно прочитать следующее: «иметь своего профессионала – ТРИЗ-мена, сегодня писк моды. Это намного более престижно, чем располагать парком из «Мерседесов» … Во всем мире ...

Свободный рынок сделал союзниками производителей и представителей торговли. Создается впечатление, что большие Дома мод диктуют направление моды. Но они сохраняют свою власть благодаря своим клиентам до тех пор, пока будут преуспевать в их обслуживании.

В качестве доказательства приведем точку зрения Поля Пуаре, о котором Бэлл сказал: «Если даже и был диктатор моды, то им был он». Выступая перед аудиторией женщин в Соединенных Штатах, Пуаре заявил: «Я знаю, что вы считаете меня королем моды. Именно так ваши газеты зовут меня, и это потому, что я общепризнан, прославлен и почитаем огромным числом людей. Оказанный мне прием не может не льстить, и я не могу ни на что пожаловаться, и, тем не менее, я должен вывести вас из заблуждения относительно власти короля моды. Мы — не капризные деспоты, проснувшиеся в один прекрасный день и решившие внести изменения в привычки, упразднить декольте, уменьшить рукав. Мы — скорее арбитры, чем диктаторы. Лучше мы будем считаться слепыми покорными слугами женщины, которая, со своей стороны всегда страстно любит изменения и всегда стремится к новизне. П. Пуаре: Наша роль, наша обязанность — быть начеку в тот момент, когда она начинает скучать в том, что она носит, чтобы мы могли предложить ей в нужный момент нечто еще, что будет соответствовать ее вкусам и потребностям. Именно поэтому я выступаю перед вами с парой антенн, а не с жезлом, и не как оратор, а как слуга, слуга думающий, который должен прочитывать ваши сокровенные мысли».

Мотивационные теории моды.

Теории, объединенные в эту группу, во многом определили дальнейшие I пути психологических исследований моды, прежде всего, изучения мотиваци-онных факторов следования моде.

Пол Нистром (Paul Nystrom) одним из первых предложил довольно обширный перечень мотивов модного поведения человека. Он писал: «Специфическими мотивами или факторами интереса людей к моде и изменений в моде, в дополнение к физическим причинам, которые проявляются в конце каждого сезона, являются скука или усталость от настоящей моды, любознательность, желание быть отличным от других или оригинальным, протест против обычаев, зависимости и подражательства. Могут быть и другие факторы, обусловленные природой человека и определяющие его интерес к моде, но названные настолько эффективны и содержательны, что составляют практическую теорию моды».

С автором теории можно было бы согласиться полностью, если бы мода была универсальным и постоянным феноменом в истории костюма. Тогда бы все мужчины и женщины, живущие на Земле, всех без исключения возрастов постоянно демонстрировали бы неугомонное желание изменяться, желание быть разными, желание восставать против старого, усталость от сезонной моды, и только тогда можно было бы сказать, что мода — результат непостоянства человеческой натуры. Но, в действительности, это не совсем так.

7 стр., 3078 слов

Внутренняя и внешняя красота человека рассуждение

... девушками заводят прочные семьи. Далее есть смысл поговорить о внутренней красоте. Внутренняя или внешняя красота? Что важнее для нас? Красота – понятие, включающее в себя много различных определений, это свойство ... качества. Сочинение на тему Красота человека рассуждение Красота человека – более сложный вопрос, чем может показаться. Тут речь и о внешнем, и о внутреннем. Я слышал такую теорию, по ...

Условия, в которых проявляется мода, рассматривая историю человечества в целом, — исключительные условия. Как правило, модное и старомодное какое-то время сосуществуют рядом. Мужчины и женщины наряду с модной одеждой продолжают носить и те модели, которые носили их старшие братья и сестры, отцы и матери.

Из этого факта следует, что личностные мотивы оказывают влияние на изменение моды только в специальных обстоятельствах; между модой и человеческой натурой существует определенная взаимосвязь. С одной стороны, мода происходит от человеческой натуры, но, с другой стороны, человеческая натура сама является субъектом моды.

В этой связи целесообразно рассмотреть те теории одежды, которые соотносят внешнее оформление человека с его внутренним миром. Проблема влияния на одежду сексуальности и связанного с ней чувства застенчивости обсуждается в работе профессора Дж. С. Флюгеля (J. С. Flugel).

Автор, на первый взгляд, весьма убедительно показывает, как эротические представления обыгрываются в одежде. По мнению исследователя, одежда принимает фаллические формы, и это есть результат как сознательной деятельности человека, так и бессознательных психических механизмов. Флюгель видит проявление сексуальных потребностей индивидов в том, как они надевают или снимают одежду. В свете его исследований создается впечатление, что сексуальная дифференциация, которая столь определяет будущее модного платья, может стать центральным звеном имиджа личности.

Расширение представлений о социальных детерминантах развития человека, закономерностях социального поведения личности повлекло за собой и изменение взглядов на причины моды.

И. С. Богардус рассматривает данное явление как результат социальной активности человека. В основе модных тенденций будь-то в одежде или философских теориях ученый видит стремление человека к риску и обновлению, прогрессивному развитию, удовлетворению потребности в более высоком социальном статусе. Мода оказывается влиятельнее любой идеологии.

Исследователь сформулировал целый ряд фундаментальных проблем, порождаемых именно социальным контекстом моды (кстати, заметить, данные проблемы не утратили своей актуальности и сегодня, спустя полувека).

Во-первых, речь идет о росте экономических затрат как производителей, так и потребителей. Автор связывает это с возрастающей социальной активностью людей, потребностью иметь новый наряд для каждого официального случая, увеличением спроса на дорогие материалы, метаниями моды от одной крайности к другой. Исследователь подчеркивал тот факт, что стоимость модной женщины всегда запредельна.

Следующую проблему Богардус видит в том, что мода делает женщин своими рабынями. «Женщины часто сбиваются с ног в поисках наряда, который одновременно был бы и модным, и подходил по индивидуальным критериям. Ежегодно женщины расходуют огромное количество энергии, следя за изменением форм и деталей одежды. Ровно столько, сколько хватило бы для успешных и длительных выступлений в спортивных соревнованиях за Лигу Наций».

2 стр., 889 слов

Топик 0383. (C). Не нужно судить человека по одежде, которую он носит

... всё и даже черты характера. Одежда в этом случает это то, на что мы обращаем свое первое внимание. Думаю, любой человек хоть немного, но судит по одежде. Естественно, при общении с ... сразу же меняется. С другой стороны, смотря на одежду и делая определенные выводы, никто не обращает внимания на одежду другого человека. Подросток, одетый во всё черное, может быть расценен ...

Далее, автор с сожалением констатирует, что быстрая смена и преобразование моды зачастую оттесняют в сторону предыдущую моду прежде, чем та будет оценена по достоинству. Негативное отношение общества к тем, кто продолжает носить старомодную одежду, мешает замечать действительно прекрасное. Если бы разгоралась борьба за очень красивую одежду, то тогда усилия могли бы быть оправданы, но под влиянием коммерции степень привлекательности одежды год от года непостоянна.

Остромодное в костюме граничит с немодным, даже вульгарным. Это те крайности, которые бросаются в глаза и которые дискредитируют поклонниц и поклонников моды в глазах общественности.

Мода создает иллюзии. Она поддерживает статус личности благодаря созданию иллюзий размера, веса, успеха, возраста, авторитетности. Мода может вызвать как единичные, так и множественные изменения. Ее тонкость заключается в том, чтобы щекотать самолюбие ее субъектов, вводить их в заблуждение.

Еще одна проблема нашла свое отражение в попытках разоблачить деспотизм моды через создание общественных институтов управления преобразованиями в костюме, например, Лиги Реформ в Одежде (Dress Reform League).

Богардус отмечает, что усилия по созданию подобной организации никогда не будут оправданы. Тщетными обычно оказываются и попытки разоблачения тирании моды. «В результате — деловой и спортивный стили женской одежды лишены эстетических признаков, в первом — налицо тенденция к мужеподо-\бию, а во втором — к неуклюжести», — замечает автор.