Анализ произведения «Песнь о Нибелунгах»

Эссе

м ко всей средневековой литературе германских народов. эпос нибелунг героический поэма

В 4—6 вв. готы и западногерманские племена переживали период «военной демократии», период разложения патриархально-родовых отношений и зарождения ранней феодальной государственности. Это был своеобразный «героический век», ставший эпическим временем в эпосе германских народов.

Исторические имена и события, упоминаемые в древних песнях, германских народов относятся главным образом к этой эпохе. В Скандинавии упадок родового уклада и возникновение государства происходили в 9—10 вв.; военная экспансия скандинавов (большей частью в виде морских походов и пиратских набегов) и общественные отношения «эпохи викингов» в основных чертах воспроизводят особенности исторической жизни континентальных германцев эпохи «великого переселения».

Процессы феодализации сильно задержались на Севере. В особом положении при этом была Исландия, колонизованная норвежцами. Колонизация приняла широкий характер после объединения Норвегии в государстве Харальда Прекрасноволосого (872).

Одним из первых певцов героической песни упоминается норвежский скальд Торбьёрн Хорнклофи. В Исландии особенно упорно сохранялись пережитки родового строя; не было королевской власти, и вплоть до присоединения к Норвегии (1262) реальной формой правления, несмотря на наличие значительной социальной дифференциации, было народное собрание (тинг).

Христианизация скандинавских стран началась относительно поздно, на рубеже 10 и 11 вв., а в Исландии еще в течение двух столетий после официального принятия христианства альтингом — общеисландским вече (в 1000 г.) — христианство сосуществовало с языческими верованиями. Поэтому в Исландии создавались особо благоприятные условия для сохранения архаической народно-эпической традиции, причем не только героического, но и мифологического эпоса. В 12—13 вв., когда в Исландии получила распространение письменность, были записаны, а отчасти и созданы по традиционным образцам, многочисленные песни и прозаические сказания — саги.

Саги выражают переходную эпоху от первобытного общества к классовому, к государству. Поскольку германцы моложе прочих народов Европы, этот переход наступил несколько ранее. Таким образом, и пик творчества героических песен приходится на 6 столетие н.э. В этот период одинаково значимы и развиты были два жанра литературы, предположительно, возникшие из одной, более ранней формы произведений, описывавшей события: хвалебная песнь, возвеличивавшая современного автору князя и тесно связанная с историческими событиями и реалиями того времени, и героическая песнь, т.е. тип песни с сильным лирическим началом с завершённым действием, короткий эпический рассказ, а именно сочинение о каком-либо событии, которое изображает события из глубокой древности. Героической песне присущи определённая типизация образов и специфические мотивы сказания. Однако до наших дней своё прежнее значение сохранили лишь героические песни. В чём же причина тому?

11 стр., 5476 слов

Периоды развития теории управления

... кооперации. Ф. Энгельс – «Следует различать управление вещами и управление людьми» 3. Период систематизации (до 1960 г.) на основе полученных знаний формируется новые направления школ, ... своих собственных возможностей. Школа науки управления (количественная). С 1960 г. информационный период. Управление рассматривается как логический процесс, который может быть выражен математически, происходит замена ...

2. Черты героической песни

Сначала обратимся к определению основных характерных черт героической песни, особое внимание, уделяя, согласно выбранной теме исследования, образу героя.

Прежде всего, следует сказать, что героические песни изначально обладали общественным содержанием, так как они родились в княжеских и королевских палатах и были связаны с расцветом дворянства и знати. Эти песни предназначались для поднятия авторитета местной знати, что не могло не отразиться на их содержании. Это послужило предпосылкой идеализации образа героя песни, который противопоставлялся всем прочим, не-дворянам. Отсюда происходит мотив великанов, героев, обладающих огромной силой, своеобразное преувеличение, подчёркивающее экспрессивный характер героических песен. Внимание уделяется исключительно аристократической верхушке, становящейся в литературной обработке образцом поведения. Такое творчество, посвящённое дворянам, ко времени написания произведений и не могло принять иную форму, так как король был уже не вождём племени, не был в такой степени связан со своим народа. Единственным же занятием знати в то время должны были быть служба и военное дело, что определило идеалы произведений. В этой связи можно говорить о «примитивном идеализме» героической песни, провозглашавшей путь к доказательству превосходства, силы и власти, воплощавшиеся в герое песни.

Героической песне присуща мифизация некоторых элементов сказаний, в особенности оружия, мечей, и боевых скакунов. Это видно на примере изображения в песне о Нибелунгах легендарного меча Зигфрида Бальмунга.

Таким образом, формировался некий комплекс чести и мести, который не раз предопределял судьбу героев сказаний. Дворянин выступал как «герой», а такие понятия, как «битва», «честь», «месть», «жертвенность» и другие стали основой новой этической системы.

Поскольку сочинения авторов той эпохи были тенденциозны, но развились из древних сказаний, следует заметить, что многие мотивы в более поздних песнях скрыты. Они могут быть обнаружены только при сопоставлении с другими, ранними источниками. Поэтический пересказ в той форме, в которой он дошёл до нас, стал возможен тогда, когда литературному дару исполнителя стало уделяться больше внимание, а сам поэт вошёл в свиту властителя. Первоначально же считалось, что герой должен воспеваться только героем и среди героев. С развитием феодализма ситуация изменилась.

Среди особенностей героических песен необходимо помимо прочего отметить выразительность, достигаемую довольно простыми средствами, что может быть объяснено тем, что песни изначально существовали в устной форме.

3 стр., 1280 слов

Изображение народа в произведениях И.С. Тургенева, Н.С. Лескова ...

... истощения человека. Тема богатырства звучит и у Лескова. Впервые в его произведении герой предстаёт в облике богатыря-черноризца. ... жизни. Через описание природы автор раскрывает характер народа. Некрасов осмысляет жизнь народа на примере женских образов. Впоэмах «Мороз, Красный ... в уголку, с горьким шёпотом покачивая головой; и по железному лицу Дикого Барина, из-под совершенно надвинувшихся ...

В.Я. Пропп отмечает особую форму композиции эпических произведений. Повествование начинается с того, что герой покидает дом. «Путь героя как бы представляет ось повествования», которое заканчивается либо возвращением героя домой, либо прибытием его в иной город или иную землю. Пространство и время не знают перерывов, так как это не требуется повествованием, следующим путём своего героя. В героических песнях в этом случае нужно говорить о так называемой «вершинной технике», когда действие развивается от взлёта к взлёту, от подвига к подвигу. Однако есть в эпосе такие сюжеты, в которых имеется два действующих лица, иногда — три. Но никогда они не выступают одновременно на разных театрах действия. Законы эпоса не позволяют двум героям действовать одновременно в двух местах.

Отступление от этого закона является одним из признаков более позднего происхождения произведения или жанра. Примером этого является вторая часть песни о Нибелунгах, повествующая о мести Кримхильды.

От этого правила, однако, может быть отступление: рассказ о делах героя вне повествования, но в этом случае подобные сообщения вложены в уста вестника; сам же автор или певец от себя рассказать, что происходило с героем, не может. Так, Хаген упоминает о прежних подвигах Зигфрида в разговоре с Гунтером. Большая доля прямой речи (до двух третей повествования) в героической песне является вообще её особенностью.

Как в пространстве, так и во времени нет в эпосе перерывов: если действие героя приостанавливается, это действие сразу же перенимается другим героем.

Время в эпосе тоже связано с делами героя, оно эмпирическое, то есть измеряется ни чем иным, как действиями героя.

Стоит упомянуть, что образ положительного героя далеко не всегда соответствует тому моральному кодексу, который лежит в основе общепринятой морали. Несмотря на то, что образы героев всегда положительны и идеализированы, но поступки их не каждый раз отвечают современным им представлениям об этике. Для песни безразлично, какими средствами побеждает герой противника, особенно более сильного.

3. Эпос и история

Для более полного раскрытия избранной темы исследования следует также обратить внимание на отношения между историей и эпосом. Как отмечает В.Я. Пропп, существуют два основных течения относительно понимания этого процесса.

С одной точки зрения, история понимается как цепь событий внешне- и внутриполитического порядка. События всегда можно датировать. Они вызваны действиями и поступками людей. Историческая основа эпоса понимается в том смысле, что в эпосе изображаются исторические события и исторические личности. Задачей исследователей этого направления становится стремление показать то, какие события и исторические личности нашли отражение в отдельных литературных памятниках, и соответственно датировать их.

Другое направление исходит из более широкого понимания истории, что приводит к строгой дифференциации жанров, историческая основа которых различна. Движущей силой истории считается сам народ, а исторические лица мнятся лишь как производные от истории, а не движущее начало её. Следовательно, всё, что происходит с народом во все эпохи его жизни, так или иначе, относится к области истории.

6 стр., 2543 слов

Песнь о Нибелунгах

... подобный сказочный сюжет не мог органически включиться в рыцарский эпос. Ау- дитория ХIII в., вне сомнения, эти намеки понимала. Таким образом, герои "Песни о Нибелунгах" проходят ... три слоя времени: вневременная сказочная древность, героическая эпоха переселений, современность. В различных сферах пространства "Песни о Нибелунгах" развертывается и протекает собственное время. Страна Нибелунгов- ...

С этой точки зрения важно понятие основы, базиса изучения материала. Таковой становится форма труда, для произведений феодальной эпохи — это формы труда различных сословий общества: крестьянства, священнослужителей, рыцарей и т.д.

Таким образом, под исторической основой подразумевается вся совокупность реальной жизни народа в процессе её развития во все эпохи его существования.

Итак, жанр — важнейшее понятие для определения исторической основы произведения, в особенности поэтика и поэтическая система жанра.

В преданиях, так называемых Sage, историческая действительность составляет основную цель повествования; они могут быть изучены как с точки зрения более узкого понимания истории и историзма, так и с позиций другого способа толкования истории, что и, надеюсь, нашло отражение в данной работе. В этом случае следует говорить о традиционном различении сказаний мифологических и исторических, элементы которых могут быть совмещены в одном произведении, как это видно на примере песни о Нибелунгах, имеющей своими истоками ряд более ранних сказаний.

Так, Эдда Снорри Стурлуссона среди 35 текстов песен и песенных фрагментов содержит 4 по содержанию очень древние песни (песнь о Хамдире , старая песнь о Сигурде, старая песнь об Атли , песнь о Вёлунде ), верных по содержанию южногерманской традиции повествования. К ним стоит также отнести и песнь о битве с гуннами.

Однако и здесь они проделали самостоятельное развитие под влиянием местных условий. В частности песни «Эдды» обнаруживают литературные напластования различной древности. В Германии с развитием феодализма происходит социальная трансформация сказания, сопровождаемая соответствующим изменением сюжета: из рук дружинного певца героические песни переходят в репертуар шпильмана — бродячего певца-профессионала эпохи феодализма. При этом происходит христианизация и феодализация героического сюжета. Исчезают или отступают на задний план архаические подробности биографии Зигфрида: огненный вал заменяется состязанием со строптивой невестой, ссора королев происходит уже не во время мытья волос у реки, а в обстановке феодального праздника, перед торжественным богослужением и т. д. Вместе с тем происходит расширение сюжета, обогащение рассказа новыми эпизодическими действующими лицами и сценами, психологическими мотивировками и описательными подробностями: краткая героическая песня эпохи великого переселения народов превращается в эпическую поэму эпохи феодализма. Переходную ступень развития сказания отражает «Сага о Тидреке», основанная на нижненемецкой песенной традиции 12 в.; наиболее позднюю ступень — «Песнь о Нибелунгах», стоящая на высоте рыцарской культуры эпохи расцвета феодализма и сложившаяся под литературным влиянием нового жанра рыцарского романа, пришедшего из Франции. Автор песни — австриец; он объединил и переработал в новом стиле два самостоятельных эпических сюжета: песню о смерти Зигфрида и поэму о гибели бургундов.

Когда народ вступает в стадию государственного строительства, его творчество подвергается существенным изменениям. Старые мотивы перерабатываются, а вместе с тем создаются и новые, уже отражающие государственные интересы. Идеология родового строя сталкивается с интересами молодого государства. Столкновение двух идеологий в старых сюжетах подлежит отдельному исследованию.

2 стр., 744 слов

Эссе с песней в жизнь в бой на вдохновенный труд

... таковы основные направления моей работы-учителя музыки в школе. Ушинский писал: «Учение – это серьезный труд, требующий волевых усилий. Но, тем не менее, этот труд должен быть интересным, привлекательным». Интерес ... песню становится интереснее. В начальном звене дети с удовольствием поют, поэтому я разучиваю большое количество песен, как на уроках, так и на внеклассных мероприятиях. В среднем звене ...

4. «Песнь о Нибелунгах» — характерные черты

Немецкая поэма о Нибелунгах является продуктом трансформации старинного эпического сюжета в эпоху расцвета феодализма. «Песнь о Нибелунгах» написанная около 1200 года — крупнейший и древнейший памятник немецкого народного героического эпоса. Сохранилось 33 рукописи, представляющие текст в трех редакциях. Исторические факты, к которым восходит поэма — это события 5 века, в том числе гибель Бургундского царства, разрушенного в 437 году гуннами. Текст “Песни” состоит из 2400 строф, в каждой из которых содержится по четыре парно рифмующихся строки (т.н. “нибелунгова строфа”), и разбит на 20 песен.

Итак:

Композиция:

2 части (граница — ссора двух королев): о сватовстве, о мщении)

39 части — авенюры (по событию)

Черты героического эпоса:

апсихологичность

ссора королев — важна иерархия, вассальность

важен вымысел, красочность, небывалое, а не историческое событие.

хронология и география не имеют значения

жизнь человека бренна, истина в вечности

образы героев

хронология и география не имеют значения

Черты рыцарского романа:

герой — рыцарь, королевич знатного рода

начало («девица… прекрасней и знатнее всех…), герой сразу влюбляется в неё, просто потому, что она существует

мотивы служения даме, супружеской любви и мести, феодальной чести и верности

праздники, турниры, охота, битвы, воинская доблесть, сила рыцарей

развернутое повествование, подробности, описания, эпизоды, переживания героев

Особенности:

«нибелунгова строка», строфы по 4 стиха с парными рифмами

постоянные повторы, дробное, ритмическое повторение

ритмика — тоника (по количеству ударений)

?10.000 строк

средневерхний немецкий язык

«Песнь о Нибелунгах» — рыцарский роман о любви и мести. Когда героическая поэзия трансформируется в роман, в нее проникает лирическое начало; изображение нежных чувств и полой тихой прелести картин смягчает жесткую схему решительного действия, перемежая героические приключения расслабляющими и доставляющими удовольствие паузами. Некоторые сцены — на Рейне или в замке Гунтера — напоминают о прелестях досуга средневековой придворной жизни, праздного времяпрепровождения и любезными беседами, создающими атмосферу утонченной жизни, которую усиливает сама манера куртуазного стиха. Не случайно метр этого эпоса определяется не отдельными строками, а цельными строфами, состоящими из четырех строк.

Месть и любовь Кримхильды — центральные мотивы рыцарского служения даме, супружеской любви, феодальной чести и верности. Зигфрид изображается как королевич знатного рода и рыцарского воспитания. Кримхильда в течение многих лет хранит верность любимому мужу, с которым живет в идиллических семейных отношениях. Хаген выступает как образец феодальной верности вассала, ради чести и славы господина готового на подвиги и преступления. Пышные праздники, богослужения, пиршества и турниры, прием гостей и отправление посольств чередуются с битвами, в которых проявляются героическое мужество и чудесная сила витязей. Поэма развертывает идеализированную картину военной и мирной жизни феодальной аристократии эпохи Крестовых походов и расцвета рыцарской культуры. Широкое и медленное эпическое повествование богато эпизодами и описательными подробностями, мелочами идеализированного быта и картинами душевных переживаний.

14 стр., 6964 слов

Жанровая специфика лирической песни

... не узнает о прошедшем быте России» /Лирические песни 1990 : 5/. СПЕЦИФИКА ЖАНРА ЛИРИЧЕСКОЙ ПЕСНИ Прежде чем приступить к исследованию лирической песни, необходимо сказать несколько слов о классификации этого ... прежде всего – антикрепостническая тема. В бытовых песнях раскрываются социально-общественные отношения людей: крестьяне рассказывают о своей тяжелой жизни в условиях крепостничества, ярко ...

Несмотря на феодально-христианскую обработку, сюжет поэмы о Нибелунгах содержит пережитки более ранних стадий развития сказания, оттесненных в поэме на задний план и связанных с образом чудесной девы-воительницы Брюнхильды и рассказами о молодости Зигфрида. Другие источники, в особенности скандинавские, позволяют восстановить элементы сюжета, затемненные в немецкой поэме. В скандинавских источниках Зигфрид называется Сигурдом (Зигварт), Кримхильда — Гудруной; Гуннар, Хогни, Атли — исландские формы имен Гунтера, Хагена, Этцеля. Сказания о молодости Зигфрида разноречивы. Он сын Сигмунта, о судьбе которого сага о Вёльсунгах сохранила обширное сказание. Но вместе с тем (и в этом выразились более древние черты сказания) он вырастает в лесу как безродный отрок на попечении волшебного кузнеца (Мимир или Регин).

Зигфрид завладел несметным кладом (клад Нибелунгов), по одним сказаниям победив альбов — властителей клада (Альберих-Шильбунг и Нибелунг), по другим — дракона (Фафнир).

Он искупался в крови дракона и стал неуязвим (отсюда его прозвище «роговой Зигфрид»), кроме одного места между лопатками, куда упал липовый листок; кровь дракона попала ему на язык, и он научился понимать пение птиц. В скандинавских версиях с кладом связано проклятие первого владельца (карлика 35Андвари), у которого боги насильно отняли золото и волшебное кольцо.

В одной из песен «Эдды» («Песня о Сигрдрифе») рассказывается, что Сигурд разбудил валькирию Сигрдрифу, погруженную богом Одином в волшебный сон. В некоторых, более поздних версиях (особенно в саге о Вёльсунгах) эта валькирия отождествляется с Брюнхильдой. По этой поздней версии Сигурд просватал за Гуннара Брюнхильду, с которой был раньше обручен, околдованный напитком забвения, который поднесла ему мать Гудруны. Сигурд добывает Гуннару невесту, поменявшись с ним обликом: он проезжает на коне через пламя, окружающее дворец Брюнхильды; три ночи он делит ее ложе, но меч его лежит между ними. Гибель бургундских королей имеет в скандинавских источниках другую мотивировку: Атли зазывает к себе бургундов, чтобы завладеть кладом Сигурда, наследием его жены; Гудруна мстит мужу за убийство братьев — она убивает его во время поминальной тризны и сжигает его дворец.

Скандинавская версия гибели бургундов имеет исторические основания: в 437 гунны разрушили бургундское царство на Рейне около Вормса; при этом погиб король Гундакарий «вместе со своим племенем и родом»; в 453, после пира на ложе германки Ildico (уменьшительное от Hilda — Hild-chen), внезапно скончался Аттила. В более поздних свидетельствах смерть Аттилы объясняется местью этой германской пленницы за убитых родичей. В поэтическом сказании о гибели бургундов эта девушка (Кримхильда) сделалась сестрою бургундских королей, и смерть Аттилы оказалась местью за гибель бургундского царства. Скандинавская версия сохранила отпечаток более древней стадии быта, в которой родовые отношения крепче семейных — месть мужу за родичей; в немецкой версии в результате сближения со сказанием о Зигфриде месть сестры за родичей заменяется местью вдовы за мужа — в соответствии с общественными отношениями и понятиями феодально-христианской эпохи.

13 стр., 6372 слов

«Песнь о Вещем Олеге» А.С.Пушкина на х в начальной школе

... вместе, внимательно, размышляя над каждым словом. А.С.Пушкин Песнь о Вещем Олеге Как ныне [1] сбирается вещий Олег Отмстить неразумным хозарам [2] : ... с веслами, большим парусом и головой дракона впереди. Варяжские корабли заходили и в ... Олега – хотя и немного страшное, но поэтичное – Пушкин передал в этих стихах, которые назвал "песнью". Ведь когда-то в старину такие сказания – о воинах, о битвах, о ...

Сказание о Зигфриде, в противоположность сказанию о бургундах, не имеет исторических источников. Господствовавшая в первой половине 19 в. «мифологическая школа» рассматривала сказание о Зигфриде как героизованный природный миф: солнечный герой Зигфрид на заре своей жизни побеждает силы тьмы, убивает дракона, добывает клад и девушку, а на склоне жизни его окружают темные силы, околдовывают волшебным напитком, отнимают девушку и клад и обманом убивают. Исторические бургунды в процессе развития эпоса были отождествлены с мифическими нибелунгами, силами подземного мира (Nibelunge от Nebel — «туман»: «дети туманов»; Niflheimr в «Эдде» — «подземный мир», «страна умерших», «область тумана»).

Основным 36 звеном этой теории является мотив обручения Зигфрида с Брюнхильдой и отождествление спящей валькирии, разбуженной Сигурдом (в «Эдде»), с Брюнхильдой. Однако после работ Хойслера и др. можно считать доказанным, что это отождествление является позднейшим поэтическим вымыслом. Точно так же поэтическая мифология скандинавских версий (связь Сигурда и его предков с Одином, валькириями и т. д.) не является, как думали первые исследователи, исконным архаическим отражением «прагерманской» мифологии, сохранившейся на языческом севере, — это результат специфического местного развития, характерного для Исландии эпохи викингов (9-11вв.).

Согласно мнению В.Я. Проппа, фольклорные мотивы эпоса возникли раньше, чем государство, ведь сюжеты, в которых встречаются драконоборство, женщины типа амазонок, с которыми герой вступает в связь (женится), не могут быть созданы или выдуманы в условиях государственного быта.

5. Сказочные мотивы песни о Нибелунгах

В песне о Нибелунгах встречаются различные сказочные и мифические мотивы, как, например, змееборство, встреча с великаном, гномом и пророчащими морскими девами, впрочем, как и волшебные артефакты, как роговая кожа Зигфрида или шапка-невидимка.

Автор песни сохраняет, однако, ясно различимую дистанцию к фантастическому и по большей части уменьшает подобные элементы (например, змееборство, покрытие роговой кожей и заполучение сокровища) до нескольких строк для описания Зигфрида при въезде в Вормс. Кроме того, он применяет сказочные черты лишь тогда, когда они просто необходимы для развития действия (например, шапка-невидимка при соискании жены и в первую брачную ночь).

Преобладающая часть сказочных мотивов песни о Нибелунгах связана с предысторией Зигфрида, его подвигами в юности, обучением у кузнеца, борьбой с драконом и, наконец, с пробуждением находящейся в зачарованном сне девушки, то есть с теми эпизодами жизни героя, которые в песне о Нибелунгах либо очень скупо обсуждаются, либо вообще не упоминаются.

Из-за этого намного плодотворнее представляется сравнительная работа с прочими передачами песни о Нибелунгах, в особенности с Эддой, сагой о Вёльсунгах, сагой о Тидреке и — собственно, известную лишь с позднего Средневековья — песней о Роговом Зейфриде.

20 стр., 9692 слов

Песни русских рабочих (XVIII–начало XX века)

... поэзии мануфактур, как и в крестьянских песнях о фабрике, проступала идеализация вольготной жизни в ... главным образом в центральных районах России. Постепенно в песнях "работных людей" появляются новые художественные ... изучения песен русского пролетариата. В 1930-х годах собиратели рабочего фольклора записали от ... крестьянским фольклором, тип труженика. Ее герой более независим, наделен чувством профессиональной ...

За исключением названной последней песни о Роговом Зейфриде эти сказания происходят из периода между 1000 и 1300 г.н.э., то есть им максимум 1000 лет.

Для того чтобы продемонстрировать разницу во времени по сравнению со сказочными рассказами, можно привести эпизод из одной сказки, она была записана около 1200 г до н.э. в Древнем Египте. Это старейшая сказка, связанная с нашей темой, и отсылает нас ко времени хеттов, одной из ранних индоевропейских высокоразвитых культур Малой Азии:

Сказка повествует о герое, встретившего дракона, который охранял прекрасную девушку. Герой убивает дракона и женится на ней. Другой вариант сказки сообщает, что красивая девушка невообразимо сильна, она заманивает героя в заколдованный лес, где он должен сражаться с многочисленными чудовищами и в конце с ней самой. После того как он победил сильную деву, герой женится на ней.

Эта сказка, которой 3200 лет, напоминает уже очень сильно во многих чертах сказание о Нибелунгах.

Сага о Вёльсунгах начинается с рождения Сигурда. Только что родившийся герой передаётся течению реки. Его вскармливает самка оленя. По прошествии одного года ребёнка находит кузнец и принимает его как собственного сына. Обучение у кузнеца зафиксировано (исключая саму песнь о Нибелунгах) практически во всех вариантах передачи песни о Нибелунгах. Отчётливые параллели в доказательство этому можно найти в сказках типа «Сильный Ганс» и в русской сказке «Медвежий сын».

После того как Зигфрид повзрослел, следует сражение с драконом. Змееборство встречается вновь и вновь во очень многих сказках, зачастую дракон, совсем как и в сказании о Нибелунгах, является превратившимся человеком (например, в сказке о короле Змее).

Классическая и даже довольно старая форма сказки о змееборстве описывает битву героя с драконом с целью получения девы и/или сокровища, так, как это известно из уже упомянутой сказки, записанной в Древнем Египте, или из относительно молодой легенды о Георгии.

В сказках часто возникает фигура Обманщика, который отрезает дракону голову и сам выдаёт себя за победителя дракона, чтобы добиться девушки или принцессы. Но обманщика обычно распознают по тому, что в голове дракона не находится язык, поскольку его предварительно отрезал настоящий герой и может теперь предъявить его как доказательство совершенного подвига. Сказка находит свой счастливый конец, а герой — принцессу, на которой и женится.

Схожий мотив мы можем наблюдать и в сказках следующего типа: герой (Иванушка-дурачок, Иванушка-Запечник, меньшой сын) добывает чудесного коня, на котором он побеждает в состязании за право женится на прекрасной царевне. На всём скаку герой допрыгивает до высокого окна царевны и целует её. Она же ударяет его своим перстнем, оставляющем на челе Иванушки метку, или передаёт ему этот перстень. Герой скрывается, но его находят по метке от перстня. Здесь можно увидеть определённые черты мифологизации образа коня, как правило, дара предка, завоевание невесты, находящейся в высокой башне-тереме, и обмен между героем и невестой знаками помолвки, что не может не напоминать аналогичный момент из Эдды Снорри Стурлуссона.

Эта очень распространённая черта сказок не встречается, тем не менее, в песне о Нибелунгах, так же как и в сказочных рассказах едва ли известны сюжеты, в которых убийца дракона пьёт кровь змея (как это описано в сказаниях), или обмазывает себя ею, или в ней купается (как это было в песне), что позволяет ему стать неуязвимым (более поздний мотив) или понять язык птиц (более ранний мотив).

8 стр., 3768 слов

Куплетная форма в песнях послевоенных лет

... Предмет: Куплетная форма в песнях послевоенных лет. Практическая часть данной курсовой работы рассмотрено на примере в творчестве А. Новикова и В. Соловьева-Седого. Глава I. Куплетная форма в песнях послевоенных лет 1.1 История развития куплетной формы Под куплетной формой понимается такая форма ...

Вера в то, что птицы мудры и в некоторых случаях также могут предсказывать судьбу человека, известна из многих древних рассказов.

В сказке «Белая змея» братьев Гримм, например, съевший мясо змеи, понимает язык зверей, при этом в сказке речь идёт о пропавшем кольце и, конечно же, о покорении сердца девушки.

Заключение

Героическая поэма «Песнь о Нибелунгах» является одним из высших достижений немецкой героической поэзии. Именно героическим песням был уготован судьбой столь долгий век, ведь и по сей день «Песнь о Нибелунгах» не потеряла своего прежнего значения и актуальности:

Фестивали:

  • Ежегодно в августе в немецком городе Вормс проходит Фестиваль Нибелунгов главным действием которого является современная театральная постановка средневековой поэмы «Песнь о Нибелунгах»;

Экранизации:

«Нибелунги» — классический немой фильм 1924 года (реж. Фриц Ланг)

«Нибелунги» — фильм 1966-1967 года (реж. Харальд Райнль)

«Нибелунги» — телевизионный фильм 2002 года (реж. Дитер Ведель)

«Кольцо нибелунгов» — телевизионный фильм 2004 года (реж. Ули Эдель

Кроме того, существуют несколько фильмов (художественных и телевизионных), в которых были использованы те или иные мотивы эпоса.

Опера: «Кольцо Нибелунга», Р.Вагнера

Итак, о тексте «Песни о Нибелунгах» можно говорить как о поверхности некого зеркала. Вглядись в это зеркало — и станут видны очертания, силуэты первобытного мира человека, о котором вздыхали многие поэты, хмуром мире камня, человека, животных и четырёх стихий.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/esse/pesn-o-nibelungah-2/

1. Адмони В.Г., Песнь о Нибелунгах, Л.: Наука, 1972.

2. Боура С.М., Героическая поэзия, М.: Новое литературное обозрение, 2002

3. Хойслер А. Германский героический эпос и сказание о Нибелунгах. — М.: Изд-во иностранной литературы, 1960.

4. Мелетинский Е.М., Скандинавская эпическая поэзия, История всемирной литературы: в 9 т., АН СССР; ин-т мировой лит-ры им. А.Н. Горького. — М.: Наука, 1983 — т.2. — 1984.

5. Пропп В.Я., Фольклор и действительность. Избранные статьи, Об историзме фольклора и методах его изучения, М.: 1976.