Эссе смерть трагедия человеческого бытия

Эссе

Осмысление смерти — одна из труднейших проблем человеческого бытия. Яко последнее средство ко вразумлению и покаянию рода человеческого Ты, Господи, даровал еси, при грозном блистании её обнажается земная суета, угасают плотские стремления, смиряется непокоривый разум, открывается правда вечная.

Непослушанием Евы введена была смерть в мир. Высшая мудрость жизни состоит в том, что мы предназначены к уходу из неё. Всех одинаково ожидает смерть, все мы под Богом ходим. У Бога все живы. Смерть – всего лишь дверь в другой мир, великий переход, который никто не в состоянии избегнуть, это закон, чей приговор можно отсрочить только на некоторое время.

Смерть – главное событие в нашей жизни, переход к Богу. Смерть – истинная и конечная цель нашей жизни, это всегда подведение итогов. В ней есть что-то успокаивающее. И всё-таки какой бы банальной ни была смерть, она остаётся самым интересным событием в жизни человека. По сравнению со смертью, с загадкой смерти всё остальное — чепуха.

Величие человека в знании, что он – смертен. Знание человека о смерти, неминуемый страх смерти – одна из могучих движущих сил человечества. Смерть хороша тем, что ставит всех нас на своё место. Для человечества смерть – благо, гарантия вечного обновления.

Одна людская смерть – это гибель целого мира. «Смерть всегда уничтожает то, что лишь однажды существует, чего не было никогда и не повторится во веки веков» (Платонов).

Две загадки в мире есть: как родился – не помню, как умру – не знаю. Мысль о смерти делает жизнь более наполненной и более живой. Толстой заметил однажды, что все мысли о смерти нужны только для жизни, поскольку именно то или иное отношение человека к смерти определяет качество его жизни и возможность нахождения её смысла.

Любая жизнь потому существенная ценность, что есть смерть. Вся жизнь есть ожидание смерти, но мы это не замечаем и живём так, будто умирать не собираемся, у нас проявляется «бред бессмертия». Люди самонадеянны и редко задумываются о том, что будет, когда их не станет. Очень важно осознать свою смерть, посмотреть ей в глаза.

Мы должны понять, как бы парадоксально это ни звучало, в чём ценность человеческой жизни? Единственный реальный победитель в этой жизни – это смерть. В конце концов, победу одерживает только смерть. Смертны все люди – даже самые умные, добрые, благородные.

Смерть – это выцветание всех красок, сглаживание всех чувств, глубокое, всеобъемлющее равнодушие, она тушит все краски мира, она подло обкрадывает человека. «Как вянут цветы, как сохнет трава, так сохнем, увядаем и мы, уходя из света во мрак».

10 стр., 4964 слов

Сократ о смерти, жизни и бессмертии

... общества. За вычетом трагического финала биография Сократа внешне мало чем примечательна. Он вышел из народной гущи, его жизнь была жизнью простого человека, и только смерть решительно выделила его из общей ...

Физический конец человека не окончательный. Человек бесконечен, человек только начален, конца у него нет. Смерть – переход в новую жизнь, жизнь после жизни. Человеку предстоит вернуться в чёрное небытие, из которого он явился однажды. Жизнь, по сути, явление временное, преходящее, не имеет абсолютной ценности. Только то, что люди создают для вечности, есть абсолютная ценность. В земной жизни происходит великая битва за бессмертие. Человек, который победил страх смерти – всесилен, как Бог!

Смерть существует только для живых, а для мёртвых, перешагнувших этот порог, её уже нет. Господь освобождает от смерти. Смерти нет, то, что мы называем смертью, есть только одно из величайших моментов превращения.

Смерть – общий удел живущих на земле, и рано или поздно на каждого из нас она наложит свою руку. Не забывай – смерть впереди и неизбежна. Мы все заслуживаем смерти. «Человек смертен и внезапно смертен» (Булгаков).

В Евангелии сказано: «Грех царствует к смерти» — это всегда так. «Как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили» (ап. Павел).

Мы умираем из-за того, что родились грешными, унаследовав такое состояние от наших родителей. «С самого рождения человек в любой момент может умереть; и, в конечном счете, смерть неизбежно становится совершившимся фактом» (Арнольд Тойнби).

Ибо истинное Рождество ведёт к Крестной муке, а Крестная мука – к Воскресению и новому Рождеству – через смерть в Жизнь Вечную. Нельзя родиться не умерев, — как сказано о зерне в одной из притч Христа.

Считается, что люди потому столь беззаботны к неизбежному исходу, к смерти, что умеют не думать о ней, не знают своего срока. Нам кажется, что мы будем жить вечно и никогда не умрём. Все мы знаем, что мы смертны, но подсознательно чувствуем своё бессмертие. Никто не верит в неизбежность этого события.

Незнание дня своей смерти делает нас практически бессмертными – «не весте бо ни дня, ни часа»… Наша беда в том, что мы живем так, будто бессмертны, что смерть где-то там, не у нас. Умирают у кого-то, а с тем, с кем ты близок, этого не случится, смерть его не коснётся. Так мы думаем. Мы забываем о смерти, не думаем о ценности земной жизни и жизни после смерти. «Паче всего бойтеся и поминайте час смертный».

Самая большая победа дьявола над человеком в том, что он заставляет людей забыть о смерти. «Как безумные, беспечные и недальновидные, мы не глядим на конец дороги», с горечью писал Гоголь. Если и зная, что есть геенна, мы так беспечно грешим, что бы было, если б не знали о том? Теперь же иной грешит – грешит, — и призадумается. Бойтесь умереть с грехом!

Приучить себя к смерти, мысленно представляя, что она всегда может быть рядом. Что вам до неё – и когда вы умерли, и когда вы живы? Когда живы – потому что вы ещё существуете; когда умерли – потому что вас не существует. Это равносильно тому, чтобы сказать, что человек не может осмыслить свою смерть.

Когда душа даётся Богом человеку, она чистая и безгрешная, а человек в суете-то мирской и засоряет её своими деяниями грешными, забывает он, человек-то, что создан по образу и подобию Божьему. А уж когда много нагрешит, засорит свою душу так, что уж и сам разобраться не может, вот тогда и посылается за ним смерть и тащит этого человека на суд Божий. Все познают Бога после смерти.

1 стр., 437 слов

Водоросли в жизни человека

... определим оптимальный вариант).Доверьте рутину профессионалам – подробнее. На стенах этого здания живут и процветают настоящие водоросли, для поддержания жизни которых, нужны лишь фотобиореакторы. Благодаря им, ... биологическое топливо и снижают затраты на охлаждение объекта летом. Пока, такие технологии мало изучены и используются преимущественно в качестве декора. Полезный материал по теме:

В животе и смерти человек не волен. Тайна смерти – великая тайна бытия. Небытие есть форма бытия. Смерть – не потеря, а приобретение. Это умирание от всего, что нас тяготит. Уход из жизни следует понимать как Божье милосердие. «Да, братец, теперь ты узнаешь жизнь…Мир твоему праху!». «Душа не от тела имеет бытие, а получает его вместе с телом, — и для того, чтобы жить с телом. А смерть придет разлучать их. И дивно, как душа будет жить без тела, привыкши с телом жить. Разлучение души с телом есть наказание, и оно должно быть чувствительно» (Феофан Затворник).

Ты живёшь, чтобы умереть, и умираешь, чтобы жить, — говорили древние египтяне. Если не научиться принимать временности бытия, то вообще бессмысленно жить. Стремление к бессмертию – прямой путь к деградации человечества, ведь оно должно развиваться.

Жизнь – это короткое и не всегда прекрасное мгновение, а смерть – присоединение к большинству. Жизнь – это небольшая прогулка перед вечным сном. Время коротко. Час-другой – и смерть. Подавай отчет! «Вы добре творити, что не отвращаете лица своего от смерти и с Господом не разлучаетесь. Чувствуете изнеможение и думаете, что это дверь к исходу. Немощность напоминает о смерти, но не пророчит о часе её. Принимая однако ж напоминания, не непристойно готовиться к ней» (Феофан Затворник).

Отношение к смерти выявляет человека. «Блаженна память об исходе, она с памятью о Господе – крепкая основа христианскому благонастроению духа» (Феофан Затворник).

Когда видишь смерть, начинаешь размышлять, что мы и что наша жизнь. Суета сует, чепуха и ерунда.Смерть – не конец, а начало. Не всякий, кто мёртв – мёртв. То, что мы называем смертью, есть переход из временной жизни в вечную.

Почти смерть. Она во всех видах загадочна и возвышенна. Образ смерти не несет ничего ужасающего. Это ключ к нашему блаженству. За блаженство сие надо каждый день благодарить Творца. На деле же смерть дверь в отечество для блаженной жизни. «Жива будет душа твоя, и восхвалят тя» — так говорится в Священном Писании. «Он в светлом месте, в состоянии полной отрады, свободный от всех связанностей. Прелесть, как ему хорошо! Только ему хуже было, а теперь лучше» (Феофан Затворник).

«Вся жизнь в этом мире не есть ли сон, пробуждение от которого будет смерть… Так что жизнь здесь не начало, а только новая форма жизни. Умру и перейду в новую форму жизни» (Л.Толстой).

«О, пусть нас уносит волшебной игрой туда, в те подзвездные дали, где нет ни вражды, ни тревоги земной, ни зла, ни борьбы, ни печали» (КР).

Происходящее после смерти невозможно понять разумом. Мы чувствуем безмерность Вселенной, в которой умер человек. «Ни одна наша смертная мерка не годится для суждения о небытии, о том, что не есть человек» (Чехов).

«Если мы не в состоянии постичь смерть, то зато она позволяет нам понять, что жизнь – прекрасна» (Шукшин).

«Коли бы возможно было знать, что будет после смерти, тогда бы и смерти из нас никто не боялся» (Л.Толстой).

«Не хочу, чтобы его не было», — говорим мы с горечью о дорогом нашему сердцу человеке.

17 стр., 8142 слов

Тема любви и смерти в Селестине Фернандо де Рохаса и её художественное ...

... Селестина» стала наглядным примером подобного соединения двух противоположных эпох в одном произведении. Фернандо де Рохас ... произведении смерти, которая наказывает за безумную любовь. А Хосе Антонио Мараваль в монографии “El mundo social de “La Celelstina” посвящает главу темам любви, смерти, жизни ... есть некоторые отдельные сочинения на данную тему, ... гуманистов. В Испании, по сути, полного возвращения ...

«Чувства жизни нет без чувства смерти.

Мы уйдём не как в песок вода,

но живые, те, что мертвых сменят,

не заменят мертвых никогда».

Евтушенко.

Древние мудрецы видели мир sub specie mortus (с точки зрения смерти).

Памятуя о смерти, человек особенно остро чувствует жизнь. «Если ты не любишь смерть, значит, ты и жизнь до конца не поймешь» («Лао цзы»).

Смерть в каком-то смысле – избавление от душевных мук.

Мы стоим на пороге великого знания, но понять его можно, только умерев. «Что делается с усопшими?.. То – закрытая для нас страна. Что там, с точностью не определено…, тамошнее состояние вполне соответствует тому, как настроит себя человек здесь на земле. Как настроить – широко разъяснено в Евангелиях и Посланиях. Что мытарства? – это образ частного суда по смерти, на коем вся жизнь умирающего пересматривается со всеми грехами и добрыми делами. Грехи признаются заглаженными противоположенными добрыми делами или соответственным покаянием. Совершенные только христиане не задерживаются на мытарствах, а прямо светлой полосой восходят на небеса.

Что будет второе пришествие, то, несомненно. И то несомненно, что оно будет внезапно, — при всех предзнаменованиях великих. Остаётся нам только ожидать непрестанно Господа, и готовиться к сретению, не гадая о времени. Господь и на Страшном Суде будет не то изыскивать, как бы осудить, а как бы оправдать всех. И оправдает всякого, лишь бы хоть малая возможность была» (Феофан Затворник).

Когда начинают говорить о смерти, обычно приводят известные латинские выражения, звучащие строго и возвышенно, но не всегда достоверно переведённые. Наиболее точный перевод хрестоматийного «momento mori» не «думай о смерти», а «не забывай о том, что ты смертен». Этот оттенок в корне меняет суть фразы. В нём нет пессимизма, в нём есть наказ выполнять на земле свою миссию, делать свою работу, любить, растить детей, потому что даже самая длинная земная жизнь так коротка. Помни о смерти – это не страшно, это заставляет думать о лучшем в нашей жизни, о радостях её, отметать всё ненужное. И подавать не стоит виду, что умирать не хочется.

Памятуя о смерти, человек нравственнее живет. У каждого должно быть сознание смерти и ощущение присутствия смерти, чтобы успеть завершить свои земные дела. Необходимо быть готовым к смерти, стараться держать в чистоте свою совесть, чтоб не постыдно было человеку стать перед Последним Судом. Умирать не страшно, страшно перед Богом стоять – грехи давят.

У такого человека не будет утешительных иллюзий, но будет спокойное мужество до последнего часа. Пусть ваши последние часы будут счастливыми, нужно с молитвой и доверием ждать часа небесных утешений. Желательно, чтобы человек умер в свой час, которого ждал и просил в последних молитвах. «Чистый душой и благородный человек будет всегда ожидать смерть спокойно и весело, а трус боится смерти, как трус» (Нахимов).

«Думая о близкой и возможной смерти, я думаю об одном себе: другие не делают и этого» (Лермонтов).

«Был вовсе не склонен воспринимать смерть сколько-нибудь сентиментально. Рождение и смерть стояли рядом, смерть среди других реальностей была далеко не из самых примечательных».

3 стр., 1154 слов

Сочинение горький девушка и смерть

... противоположные по отношению к жизни понятия — Смерть и Свадьба в одном цвете? Символ Смерти — белый саван становится символом соединения любящих, Мужчины и Женщины, и началом новой жизни — белое платье невесты. Странным ... ее чарами, ее женским могуществом над возлюбленным, над его желанием. Прелестное время! Девушка невинна, но уже чувственна, уже опьяняюща, она вся как розовый бутон, готовый ...

Страх смерти хуже самой смерти. Ты боишься смерти, но ведь ты не бессмертен! Ни человек, ни птица, ни зверь не избегнут смертного приговора. «Страх смерти тем больше, чем хуже жизнь, и наоборот. При совсем дурной жизни страх смерти ужасен» (Л.Толстой).

«Смерть, господа, неизбежна, она обыденна, но, тем не менее, мысль о ней противна природе человека», «умирать и вам будет страшно» (Чехов).

Смерть, где твое жало? Когда ты укусишь меня, когда ты возьмёшь меня? Страшно мне, Господи! Как тяжко умирать тому, кто к смерти не готов. Я боюсь смерти, ведь я не успел «подчистить» свои земные дела, подготовить к ней свою душу. А разве в истории есть хотя бы один человек, который всё успел? Все, кто умер, чего-то не успели.

«К суду я не готов и смерть меня страшит» (Пушкин).

Но он же называл добрым тот час, когда придётся уйти из жизни. Хотелось бы, чтобы смерть застала меня в порядке, в духовном порядке. Ведь без мира сердца никто не узрит Господа.

«Грядущая смерть вызывает в человеке самое сильное ощущение бытия, устраивает ему встречу с самим собой, с совестью, со всей прожитой жизнью. Приходит ощущение твоей временности, неизбежности конца. Потому она и страшна, смерть, что вызывает в тебе прожитую жизнь как жизнь умершего. И переиграть её заново нельзя» (Е.Лебедев).

Одну вещь я знаю точно, я знаю, что смерти нет. «Я, носитель мысли великой не могу, не могу умереть» (Н.Гумилев).

Для верующего человека смерть не трагедия, в Православии нет смерти. Православный человек не умирает, а переходит в другую, высшую жизнь. Он уходит к Богу не за наградой, а за отдохновением. Уходит отдыхать. «Пусть земля будет ему пухом»!

«Ибо жить мне изрядно надоело, а в таком состоянии Бог не может не послать смерть, будучи всеведущ и милосерден». Если есть Бог, значит, нет смерти. Нет границы между жизнью нашей и загробной, эту границу заполнил Бог. Нет смерти ни для кого, ибо Христос воскрес для всех. Весь так называемый цивилизованный мир говорит, что жизнь человека – самая большая ценность. Потому что это мир языческий. Для человека верующего есть вечная жизнь, это абсолютный приоритет и абсолютная ценность. «Усопшие» — уснувшие до дня общего воскресения.

Letum non omnia finit — смерть ещё не конец. Смерть, самое страшное для человека, верующему не страшна, как не страшны для крылатого существа все бездны, пропасти и падения. Смерть страшна лишь тому, кто не верит в божественную природу души.Христиане не считают трагедией уход человека из жизни, ибо это просто переход в мир иной, они достойно встречают смерть, потому что душа-то бессмертна. И надо готовить её к христианскому переходу в вечность.

Хорошо умереть с непоколебимой верой в душе, с сознанием своей непререкаемой правоты. Хорошо в последний предсмертный час заглянуть в свою совесть и помолиться: «Господи, я исполнил свой долг». Он был готов к смерти, он созрел для смерти и умер просветленным в кротком сиянии, ушел из этого мира в спокойствии. Смерть горька для того, у кого есть устремления, но кто хочет упокоения, это облегчение. Уходят к Богу не за наградой, а за отдохновением.

Смерть – «разлучение души с телом» (Даль).

Бывает расставание мгновенным, а бывает затянутым. Лёгкая смерть расценивалась как награда за благочестивую жизнь, трудная – как удел грешников. «Лёгкой жизни я просил у Бога, лёгкой смерти надо бы просить». Трудно научиться жить. Еще труднее научиться умирать. Достойной смерти не все достойны. «У меня есть вопрос: не умирает ли человек вообще тем безболезненнее, чем более дух его при жизни очистился и созрел для мудрого, божественного бесстрастия?» (И.А.Ильин).

4 стр., 1864 слов

Поспелов Г.Н.: Творчество Н.В. Гоголя Юмор и сатира Гоголя. 2. ...

... «Человек, которого изрубили в куски» (1839), «Убийство на улице Морг» (1841), «Овальный портрет» («В смерти — жизнь», 1842), «Маска Красной смерти» (1842), «Тайна Мари Роже» (1842), «Колодец и ... Гоголь использовал весьма специфическую сатиру- выворачивал пороки общества и высмеивал, по-разному, но смешно. Особенно мне понравилась повесть Н.В.Гоголя «Тарас Бульба». Такие важные и для нашего времени ...

Человек умирает вовремя. Смерть – нормальный процесс, её приближение или отдаление недопустимы. Смерть всегда обманывает нас, и всякий раз уходит не тот, чья, казалось бы, очередь. «В её преждевременной смерти я усматриваю промысел Божий» (Чехов).

«В гости к Богу не бывает опозданий!» (Высоцкий).

Человек живёт столько, сколько у него есть сил идти к Богу.

Мы должны твердо помнить, что смерть бывает преждевременна только по нашему слабому рассуждению, а по Премудрому Божию усмотрению всякий умирает своевременно, то есть в ту пору, когда его душа всё более созрела для перехода в жизнь иную.

Господь определил всем время и образ кончины. Умирает человек только тогда, когда это необходимо для его блага. Но можно ли смерть человека, умершего раньше старости, считать преждевременной, можно ли безутешно скорбеть о таком человеке и увеличивать свою скорбь горьким ропотом на Бога? Но кто знает, если бы прожил он до старости, быть может, среди житейских соблазнов и потерял бы он этот венец – райскую жизнь? Следовательно, умираем мы в самую благоприятную для нас минуту. И о самих себе воздохнем перед Господом, чтобы и нас сподобил Он христианской кончины, а когда?… когда будет угодно Его Святой и всеблагой Воле! Да вознесет Бог каждого из нас в свое время!

Смерть чрезвычайно хорошо организована самим организмом, происходит мобилизация программы самоуничтожения. Смерть старых и больных – благо для человечества. Больной жертвует собой ради других. Одна из функций старения и смерти в том, чтобы убрать из общества старые индивидуумы, у которых уже есть риск нарушения генома. Выбраковывать такие организмы, с потенциально нарушенной ДНК за счет включения специальных механизмов биохимического самоубийства и призвано старение. Инфаркт, инсульт, рак – программы выбраковки индивидуумов с потенциально опасной ДНК. Поэтому любые манипуляции с генами ради продления жизни опасны. Как говорил Лев Толстой, неизвестно, отчего умирают люди, неожиданно что-то иссякает, благо жизни. Мысли тянутся к началу жизни, значит, жизнь подходит к концу.

Когда человек предчувствует свой близкий уход, он поочерёдно переживает пять стадий: ярость (как так? почему я?), отрицание (этого не может быть!), торговля (подождите, я не готов ещё!), депрессия (мне тяжко умирать), приятие (я примиряюсь с остающимися, я буду ждать встречи там…).

Человек умирает не тогда, когда внешне состарится, а когда голова отказывается думать. Когда человек впадает в детство – это означает конец цикла, приближение смерти. Тяжело видеть людей, перешедших тот рубеж жизни, который несет лишь разочарование, переживание – переживших лишнее. Жалок тот, кто не умеет умирать. Узнав о его смерти, я невольно порадовался за него: тяжела была ему в последние годы его бесполезная, никому не нужная, разбитая, неудавшаяся жизнь. «Мне жаль его, но я рада, что он умер: так он страдал» (Чехов).

Для некоторых так было лучше – покинуть мир молодыми. Все мосты к отступлению они сожгли, их ожидала полная деградация. Покинуть этот мир до полной деградации не значит уйти из жизни преждевременно.

1 стр., 391 слов

Должен ли человек рисковать жизнью ради спасения птиц

... мы будем всегда помнить о тех воинах, которые рисковали жизнью ради нас. Они будут вечно живы в наших светлых воспоминаниях ... человек устроен по подобию божьему, а потому ему все еще свойственно что-то в действительности высокое и духовное. Среди тех, кто рисковал своей жизнью ради ... войну, во время которой погибло множество наших солдат. Они умирали за светлое небо над головой своих детей, внуков. ...

У большинства людей есть необходимейшее свойство души – способность горевать, оплакивать своих умерших близких и внутренне согласиться с тем, что они умерли, что их больше нет на свете. При этом сохранить о них глубокую и эмоционально насыщенную память, но – как об ушедших навсегда, продолжая жизнь умершего после его ухода из жизни.

Горе было бесконечно нежное и такое тихое, достойное и религиозно-послушное. «Не погоревать нельзя, а очень горевать, совсем не следует. Умерла не она. Она жива, только перешла в другую комнату и, надо полагать, в другой уже ходит одежде. Так и воображайте ее,…что она жива, только в другом месте и в другом виде. Наша печаль растворяется в вере, что по смерти она жива. Да надолго ли разлука?! Ведь, ныне – завтра и мы туда же перейдем. Разлука у нас только временная. Так, вместо скорби бесполезной, воображайте их живыми, ведите с ними душевную беседу» (Феофан Затворник).

«И смерть его не пугала. Материя вечна! Молекулы, составляющие его существо, просто перейдут в другое состояние, вот и всё. Но не исчезнут» (Ю.Трифонов).

Прощаюсь с вами навсегда, ибо, когда (и если) мы вольёмся по смерти в некую предвечную бесконечность, всё равно уже будем это не мы, и поговорить нам уже никак не удастся.

Иногда возникает своеобразное «зависание» состояния умирающего человека. Разум понимает, что ему полагается умереть, но эта в любой момент возможная и ожидаемая, но долго не наступающая смерть, в конце концов, становится столь же неопределенно-отдаленной абстракцией, как тепловая смерть Вселенной. Сгущалась комом безысходность, какая сопутствует всякой жизни на излете. В тяжелой болезни, когда человек приближается к роковой черте, появляется безразличное отношение к смерти. Смерть появляется тогда, когда вы её зовёте.

Вечность не для избранных, она для каждого. Главное достоинство смерти в том, что она лучше всего доказывает равенство людей. «Перед смертью и правдой все равны», — говорил Лев Толстой. Есть две вещи, уравнивающие всех – рождение и смерть. Надо помнить, что на финишной ленточке жизни нет соревнования. Финиш уравновешивает. Не могу найти человека, который не умер бы в результате того, что жил. Формулировка такая: статистика смерти показывает, что из ста человек умирают сто.

Христианство условием загробного блаженства ставило не только «непостыдную кончину», но и праведную жизнь на земле. Для христиан важно, как уходит человек из этой жизни, как готовится он к этому событию. Нужно молитвенное сопровождение этому важному периоду жизни человека, тогда он будет умирать в состоянии благодати.

Смерть – серьёзное дело, это входит в жизнь. Нужно уметь умереть достойно. Вот искусство может научить и этому. Очень важно, как именно умирает человек, как смерть принимает – как он ведёт себя при этом, что говорит. К смерти надо подходить с достоинством, она не терпит мельтешения, суеты. Христианин умирает с любовью, с прощением, а не со злобою. К кому милостив Бог, тому дает он перед смертью покой и время: отдать распоряжения, попрощаться с близкими, подвести итоги, уйти с большой простотой и духовной красотой. И, расставаясь с жизнью, пройти её в памяти: вот она, моя жизнь…. Отошла суета, остался перед последней чертой наедине с главным, с жизнью своей. Известно, что во сне умирают праведники.

2 стр., 989 слов

«Мой самый близкий человек. Жизнь-подвиг»

... моя мама, и будут песни, и расцветут тюльпаны … на его могиле, и придут, как всегда, родные и близкие люди, чтоб поклониться деду за великую Победу! Поклониться великим тем ... уже нет самого дорогого, любимого, близкого человека, но мы не будем нарушать ... дедушки, отдавая болью воспоминаний всю жизнь, отзываясь каждым стоном, вздохом. В ... Просто, это ж дедушка сказал! Самый радостный праздник в нашей семье, ...

Мгновенная смерть это страшно, человек не подготовлен к ней. Он умирает, не выстрадав всех грехов. Идеал христианского успения — смерть после болезни, после подготовки. Катастрофа, когда ты пустой приходишь к своему концу.

Не умирает ли человек вообще тем безболезненнее, чем более дух его при жизни очистился и созрел для мудрого, божественного бесстрастия? Мысль об уходе из жизни уже не кажется страшной. Он умирает сияющий, чистый, и Бог его ожидает.

Мало того жить хорошо, надо и умереть пристойно. Переход в Вечность должен быть достойным. Достойно умереть в глубокой старости означало то же самое, что достойно прожить жизнь. Праведники умирают тихо, как будто украдкой, уходят из жизни незаметно, никого не отягощая – прекрасная, истинно христианская кончина. Он не любил суеты вокруг своей персоны, он сумел уйти незаметно, умер просто и благочестиво.

Мы должны понять страшное одиночество смерти – одиночество последних мгновений человека. Когда смерть подступила к человеку и уже не уйдёт, он остаётся один. Сколько бы и кто бы ни был рядом. В минуту смертной тоски человек так безнадёжно одинок, что и не заметит, если вокруг его кровати соберётся целая толпа людей. Он уже охвачен сладким привкусом грядущей смерти.

Разумный человек предпочитает умирать в одиночестве, не стоит устраивать пикник у одра. Он умер, потому что понял, что надо умирать и захотел умереть. Не умер, а отошёл: тихо, без единого слова и стона, без горечи в сердце.

На пороге смерти нет великих людей – все равны.

Желательно дожить до смерти, а не «домереть». Кто хорошо и просто жил, тот хорошо и просто умирает. Человек духовно подготовился к вечности и радостно уходит из жизни. Вся культура и есть подготовка к смерти. «Теперь мне остается только не испортить финала. Для этого нужно умереть по-человечески. Если смерть в самом деле опасность, то нужно встретить её так, как подобает это учителю, ученому и гражданину христианского государства: бодро и со спокойной душой» (Чехов).

В праздник умирают люди избранные. «Когда ты вошел в мир, ты горько плакал, а все вокруг тебя радостно смеялись. Сделай жизнь такой, чтобы, покидая мир, ты радостно смеялся, а все вокруг тебя плакали».

Кто провел всю жизнь в удовольствиях, у того остаются под старость только воспоминания тела. Разум не взрослеет, и душа не вырастает. И он ощущает, будто совсем и не жил. Что он все тот же мальчик, которого почему-то называют старцем. И ему страшно умирать. «Свой ум вы не привыкли мучить тяжёлой думой о конце» (Лермонтов).

Мы разучились проверять себя мыслью о смерти. Смертью поверяется человек, отбрасывается всё наносное, лишнее. Смерть обнажает. Не очищает, как иногда говорят, а именно обнажает. Если человек держится до конца за свою жизнь – это признак духовного нездоровья.

3 стр., 1364 слов

Добрые люди в моей жизни 9 ласс

... Я думаю, что если бы было больше таких людей, то и жить нам всем стало легче и радостнее. Добрые люди в моей жизни сочинение ... Я считаю, что мне повезло, так как меня окружают добрые люди. Особенно мне ... с урока. Однажды мы спросили: ... всего, Смерть Катерины-победа ... жизни, потому что они – единственный способ существования для большинства людей. На них мы покупаем продукты, чтобы питаться и не умереть ...

Греховный человек не находит быстрой и легкой смерти. Чёрт показывает свои рожки перед самой смертью. Как жил человек, так и умер — истинно злые, зло и уходят. И умерли они так же скверно, как жили. «Сбросил перед смертью остатки показного, превратился весь в смрадное трясущееся животное, воплощение пороков, свойственных ему в молодости». С мраком в душе перешел рубеж вечности. Жил в суетной гордыне и умер в суете. «Жил грешно и умер смешно», — гласит русская поговорка.

«И вот тоже конец мне пришел, а с чем я остался»? К концу жизни обиды много. Больно видеть озлобленность и неудовлетворенность прожитой жизнью уходящего из жизни человека, умирающего кляня, а не благословляя. Многие приходят к смерти не имея представления о ней, умирают как бы второпях, наспех скомкав остаток жизни, психологически не подготовившись. Тяжело доживал старенький дедушка. Есть, конечно, и посмертный медицинский диагноз, но умер он на самом деле от одиночества и тоски.

Праведная смерть определена самим Богом, а неправедная определяется дьяволом. Таких и в церкви не хоронят, и на кладбище не несут, а хоронят за оградой без креста. Нет пуще лиха, чем наглая смерть. Наглая-то смерть бесу радость. Человек не должен умирать развалиной во всех отношениях, без Бога в душе. «Умирающие вне веры и Церкви похожи на самоубийц. О самоубийцах Церковь не молится, ибо они умирают в смертном грехе неразрешенном, — не очищенном покаянием. Ибо возмездие за грех – смерть, а дар Божий – жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем» (Феофан Затворник).

Умер по Божьей воле, а спасти его пытался дьявол.

Смерть ребенка приходит не случайно. Может быть, таким образом, Бог оградил дитя от каких-то страшных поступков или ужасной судьбы в будущем. А может быть, это необходимо было для самих родителей. Христианский подход заключается в том, чтобы со смирением и надеждою принимать волю Божию.

Смерть всегда неожиданна, даже если готовишься к ней – и своя, и чужая.

Смерть близкого человека всякий раз вырывает из тебя кусок, а ты все продолжаешь жить, совершая привычные свои дела и будто не замечая, что это уже совсем не ты. И про то, что они уходят, когда мы их отпускаем. Они уходят, когда мы их отпускаем. Или чуть иначе – когда мы им позволяем.

Мы всегда носим в себе образы близких нам людей, а какими мы их чувствуем – живыми или мёртвыми – в большей мере зависит от нас самих. Когда человек умирает, вдруг его видишь по-новому – во весь рост.Круг множащихся могил близких людей напоминает о возможной близости и собственного ухода из жизни.

ПОХОРОНЫ – зачастую последний всплеск интереса к человеку. Похороны – это не всегда что-то общественное. У каждого из нас есть чувство ответственности, чувство вины перед ушедшими. Мы не договорили с ними. Ценность некоторых людей как бы заявляется их присутствием, ценность других людей запоздало понимается нами через их отсутствие.

Можно облегчить душу погребальными хлопотами. Когда прощаешься с близким человеком, то ведь, по сути дела, прощаешься и со своей жизнью, с большей и, как правило, лучшей её частью. Почему-то принято, говоря об умерших, называть их бедными. Бедные не они, а мы, оставшиеся.

Мы не можем объективно оценить достоинства человека, мы не Господь Бог. Что это за профессия такая – покойник, что о них надо говорить только хорошо. Древние римляне говорили: о покойном либо правду, либо ничего. Оттого обычно на похоронах почти ничего и не говорят. Это позже изречение переврали для сомнительного удобства в произнесении речей на похоронах – «De mortius aut bene, aut nihil» (о мертвых либо ничего, либо хорошо).

В наше «просвещённое» время эта фраза обычно играет роль последнего прибежища негодяя. Более верно «De mortuis atque vivis neque bene, neque male, solum vere» (о мёртвых, как и о живых, ни хорошо, ни плохо, а только правду).

При жизни мы можем покойника не любить, но похоронить его следует достойно. Я его даже уважать стала, знаешь, — умер.

У нас поминают, когда несут на кладбище. На похоронах говорить, в общем-то, нечего, кроме того, что мы скоро к покойнику присоединимся. Родственникам и близким умершего зачастую не нужны ни соболезнования, ни сожаления, а то ведь несут такую чепуху. «Разведи там, на могиле какую-нибудь мантифолию поцицеронистей» (Чехов).

«Скажите о покойном что-нибудь хорошее. – Его брат был хуже».

Гроб для православного – не столько символ смерти, сколько символ воскрешения, символ жизни вечной. Пожалуй, нет ничего более жизнеутверждающего, чем гроб. Заупокойное богослужение является радостным событием.

«Его необычайное лицо в гробу давало отраду не одной ей. Оно так ясно говорило: смерти нет; то, что мы называем смертью, есть только одно из величайших моментов превращения». «Я всегда был той мысли, что по умершим не траур надо надевать, а праздничные наряды, и не заунывные петь песни, а служить благодарственный молебен. У нас всё к верху ногами перевернулось» (Феофан Затворник).

«Важна сервировка покойника, важно, как его подать» (Н.Эрдман).

«Впервые в жизни ощутив себя в третьем лице, мне кажется, что лежать в гробу несколько нескромно: цветы, на тебя глазеют, и все только о тебе говорят». «Считала себя обязанной перед покойником почтить его память «как следует», чтобы знали все, что он был «не только их совсем не хуже, а, может быть, еще и гораздо получше-с», и что никто из них не имеет права перед ним «свой нос задирать» (Достоевский).

На похоронах люди предстают в лучшем виде – серьёзные, собранные и преисполненные оптимизма по части собственного бессмертия. Смерть является несомненной ценностью, так как человек с удовольствием узнаёт, что кто-то умер в то время как он сам продолжает жить.

Смерть человека – трагедия для родных и близких. Всё остальное – лицемерие. Не всякий выдерживает немного лицемерную и всегда тягостную комедию прощания. Никто в эту вечную память уже не вкладывал чувства. У нас даже из похорон могут устроить модную тусовку, поминки превратить в спецмероприятие. «Всё шло по русскому обычаю, пока уровень выпитого не превысил общепринятой нормы, после которой поминки, как правило, превращаются в вечеринку». Зачастую некролог – хвалебная речь даже в адрес отпетого негодяя. Иногда же мы отмечаем: «Да, невеселым получился некролог».

Человек умирает дважды – уходит из жизни и из памяти. Есть люди, которые умирают при жизни. А есть живущие после смерти. Многие умирали в одиночестве, зато потом отыскивали их могилы, кланялись им низко и продолжают кланяться. А часто бывает наоборот. Шумные проводы, а потом полнейшая тишина, словно и не было человека и ничего особенного не оставил он после себя. Народ, как река, в ней и живое тонет, и мертвое всплывает.

Кладбище открывает глаза живым. Ничто так не рассказывает о нравах, как могильная плита. Удивительно посмертное тщеславие на кладбищах, — на памятниках вырезано «лауреат, депутат и т.п.». Как будто звания, награды, должности, занимаемые умершим, имеют какой-то смысл, что-то значат перед тайною смерти.

Коли что неладно в душе, не сдобрить того похоронами. Кладбище нечистая совесть боится.

Когда человек умирает, начинается память о нем. Человек умирает не тогда, когда его хоронят, а когда его забывают. Забвение идёт за смертью и стирает оставляемые ею следы.

Умершие продолжают жить в памяти живущих через добрые дела свои. Пока мы помним человека, он жив. Пока люди упоминают твое имя, душа твоя жива. «Теперь я мёртв, я стал листами книги. И можешь ты меня перелистать» (М.Волошин).

«И когда ты утешишься после моей смерти (в конце концов, всегда утешаешься), ты будешь рад. Что знал меня когда-то» (Сент-Экзюпери).

«И мы уйдём навеки, нас забудут, забудут наши лица, голоса и сколько нас было, но страдания наши перейдут в радость для тех, кто будет жить после нас, счастье и мир настанут на земле, и помянут добрым словом и благословят тех, кто живёт теперь» (Чехов).

Люди, которых любишь, не умирают. Люди бессмертны, как боги. Труднее всего, чтобы тебя вспоминали после смерти. Есть разные степени зла, как и добра. Мы можем с разбором относиться к живым, но не можем проводить такой грани между умершими. Они все нуждаются в нашей молитве.