Старый повар. Константин Паустовский. Незнакомец играл, глядя в чёрное окно. Наша улица такая пустынная… — прошептала Мария, накинула платок и вышла

Сочинение

15.1 Напишите сочинение-рассуждение, раскрывая смысл высказывания известного русского лингвиста Дитмара Эльяшевича Розенталя: «Важно не само определение, а сочетание, которое оно образует с определяемым словом и в котором открывается какая-то новая сторона».

Каждое прилагательное может быть определением. Но само по себе оно не может быть выразительным или невыразительным: какой-то необычный оттенок значения появляется, когда оно присоединяется к существительному. Например, слово «серебряный» самое обычное, а красивым эпитетом оно становится, если сочетается, например, со словом «голосок».

Мне кажется, именно это имел в виду Д. Э. Розенталь, когда писал, что важно сочетание определения с определяемым словом.

Например, в отрывке из рассказа К. Паустовского мы встречаем словосочетание «дрожащим голосом». Мы сразу представляем себе эту девушку. Почему ее голос дрожит? Она долго ждала и, может быть, дрожит от холода? Или от страха, что прохожий может оказаться злым человеком и обидит ее или откажет в помощи? А может быть, ее голос дрожит от слез, ведь она остается круглой сиротой? Мы этого не знаем, но автор заставляет нас задуматься над душевным состоянием Марии.

Или рассмотрим словосочетание «теплый свет» из предложения 48. Тут, конечно, слово употреблено в переносном значении, ведь свет не может быть теплым. Тем не менее, мы отлично понимаем, что имел в виду автор. Это и тепло весеннего ветерка, и ясные, словно чистая акварель, краски, и даже попытка приспособиться к восприятию слепого, ведь он не может видеть солнечного света, а лишь ощущает нежное прикосновение солнечного тепла.

У настоящего мастера слова определения помогают читателю по-настоящему понять душевное состояние героев произведения.

15.2. Напишите сочинение-рассуждение. Объясните, как Вы понимаете смысл последнего предложения текста: «Заря разыгралась за окнами, и в ее свете стоял сад, засыпанный цветами мокрого снега».

Герой рассказа выдающегося писателя двадцатого века Константина Паустовского хочет выполнить последнюю волю умирающего слепого старика. Но никому не под силу среди зимы показать весну и заставить увидеть умершую женщину, а ведь старик еще и слеп. Никому — кроме великого мастера, которым и является Моцарт. Гениальная музыка способна заставить нас увидеть то, что хотел композитор, и вот перед мысленным взором умирающего его жена, еще совсем юная, в звуках музыки старик различает ее смех. А вот весна, сад осыпан цветами, а над Веной проносятся птицы, музыка поет и щебечет, как они.

5 стр., 2049 слов

Проблема обретения чувства родины человеком (по тексту К. Паустовского ...

... Паустовский поднимает проблему любви к родине. Комментарий Аполлинарий Васнецов. Родина. Автор раскрывает проблему на примере становления чувства любви к родине у художника Берга. Он совершенно не понимал, что значит слово «Родина» ... Сочинение на ЕГЭ по демоверсии 2020 года (по тексту К.Г. Паустовского «Осень в этом году стояла…») (393 слова) ... Например, К. Г. Паустовский, ... что дрожало где-то ... когда ...

Старик впервые за много лет счастлив, такова сила великой музыки. Он умирает спокойным и радостным. И это, может быть, самое главное, что может сделать любой художник — дать счастье человеку, которому прежде было так тяжело и страшно!

Сила искусства так велика, что даже деревья, кажется, поверили, что пришла весна: сад засыпан «цветами мокрого снега». Снег превратился в цветы, пусть они и не настоящие, но они так же прекрасны, в них столько же поэзии и надежды.

Я понимаю финал текста именно так: искусство преображает действительность, оно делает жизнь лучше, придает ей особый смысл.

15.3 Как Вы понимаете значение слова КРАСОТА? Сформулируйте и прокомментируйте данное Вами определение. Напишите сочинение-рассуждение на тему: «Что такое красота?» , взяв в качестве тезиса данное Вами определение.

Красота — это прекрасное вокруг нас и в нас самих. Это и люди, и природа, и искусство. В этом тексте говорится именно о красоте удивительной гениальной музыки, которая способна преобразить мир.

Великий композитор Моцарт, случайно оказавшийся возле постели умирающего бедняка, хочет исполнить его последнее желание. Но даже если бы можно было вернуть слепому зрение, он не смог бы увидеть ни свою жену (она умерла), ни весну (не дожить старику до весны).

Но музыка рисует перед мысленным взором старика первую встречу с женой, а затем — картину цветущего весеннего сада. Красота вдохновенных созвучий заставляет мир измениться, и бедняк умирает счастливым и умиротворенным.

Музыка и в самом деле может творить чудеса! Я читал рассказ В. Астафьева «Мелодия Чайковского». Это жуткий рассказ, где о войне говорится безо всяких прикрас, и легко понять тяжело простуженного солдатика, который с высокой температурой сидит в мокром холодном окопе и, колотясь от жестокого озноба, уже ничего не хочет и надеется на скорую смерть. Но друг находит для него по радио какую-то музыку (только позже он узнает, что это был Чайковский), которая просто переворачивает душу героя, и у него появляются слезы, а с ними — и желание жить и бороться.

Красота музыки имеет огромное влияние на душу человека!

Собственно говоря, это был даже не дом, а ветхая сторожка, стоявшая в глубине сада. Сад был завален гнилыми ветками, сбитыми ветром. При каждом шаге ветки хрустели, и тогда начинал тихо ворчать в своей будке цепной пёс. Он тоже умирал, как и его хозяин, от старости и уже не мог лаять. Несколько лет назад повар ослеп от жара печей. Управляющий графини поселил его с тех пор в сторожке и выдавал ему время от времени несколько флоринов. Вместе с поваром жила его дочь Мария, девушка лет восемнадцати. Всё убранство сторожки составляли кровать, хромые скамейки, грубый стол, фаянсовая посуда, покрытая трещинами, и, наконец, клавесин — единственное богатство Марии.

Клавесин был такой старый, что струны его пели долго и тихо в ответ в ответ на все возникавшие вокруг звуки. Повар, смеясь, называл клавесин «сторожем своего дома». Никто не мог войти в дом без того, чтобы клавесин не встретил его дрожащим, старческим гулом. Когда Мария умыла умирающего и надела на него холодную чистую рубаху, старик сказал:

2 стр., 653 слов

«В один из зимних вечеров на окраине Вены в маленьком деревянном ...

... музыку и воображение. Благодаря волшебству музыки, старик увидел то, о чем мечтал: «Я вижу, сударь! — сказал старик и приподнялся на кровати. — Я вижу день, когда ... тексте возьмём пример с определением и определяемыми словом: «Все убранство сторожки составляли кровать, хромые скамейки, грубый стол, посуда, покрытая трещинами, и, наконец, клавесин — единственное богатство Марии». Прилагательные в ...

— Я всегда не любил священников и монахов. Я не могу позвать исповедника, между тем мне нужно перед смертью очистить свою совесть.

— Что же делать? — испуганно спросила Мария.

— Выйди на улицу, — сказал старик, — и попроси первого встречного зайти в наш дом, чтобы исповедать умирающего. Тебе никто не откажет.

— Наша улица такая пустынная… — прошептала Мария, накинула платок и вышла.

Она пробежала через сад, с трудом открыла заржавленную калитку и остановилась. Улица была пуста. Ветер нёс по ней листья, а с тёмного неба падали холодные капли дождя. Мария долго ждала и прислушивалась. Наконец ей показалось, что вдоль ограды идёт и напевает человек. Она сделала несколько шагов ему навстречу, столкнулась с ним и вскрикнула. Человек остановился и спросил: “ Кто здесь?” Мария схватила его за руку и дрожащим голосом передала просьбу отца.

— Хорошо, — сказал человек спокойно. — Хотя я не священник, но это всё равно. Пойдёмте.

Они вошли в дом. При свече Мария увидела худого маленького человека. Он сбросил на скамейку мокрый плащ. Он был одет с изяществом и простотой — огонь свечи поблёскивал на его чёрном камзоле, хрустальных пуговицах и кружевном жабо. Он был ещё очень молод, этот незнакомец. Совсем по-мальчишески он тряхнул головой, поправил напудренный парик, быстро придвинул к кровати табурет, сел и, наклонившись, пристально и весело посмотрел в лицо умирающему.

— Говорите! — сказал он. — Может быть, властью, данной мне не от бога, а от искусства, которому я служу, я облегчу ваши последние минуты и сниму тяжесть с вашей души.

— Я работал всю жизнь, пока не ослеп, — прошептал старик. — А кто работает, у того нет времени грешить. Когда заболела чахоткой моя жена — её звали Мартой — и лекарь прописал ей разные дорогие лекарства и приказал кормить её сливками и винными ягодами и поить горячим красным вином, я украл из сервиза графини Тун маленькое золотое блюдо, разбил его на куски и продал. И мне тяжело теперь вспоминать об этом и скрывать от дочери: я её научил не трогать ни пылинки с чужого стола.

— А кто-нибудь из слуг графини пострадал за это? — спросил незнакомец.

— Клянусь, сударь, никто, — ответил старик и заплакал. — Если бы я знал, что золото не поможет моей Марте, разве я мог бы украсть!

— Как вас зовут? — спросил незнакомец.

— Иоганн Мейер, сударь.

— Так вот, Иоганн Мейер, — сказал незнакомец и положил ладонь на слепые глаза старика, — вы невинны перед людьми. То, что вы совершили, не есть грех и не является кражей, а, наоборот, может быть зачтено вам как подвиг любви.

2 стр., 704 слов

Учительница марья ефремовна сказала что надо украсить класс

... то ни было комментариев, то такая работа оценивается нулём баллов. Сочинение пишите аккуратно, разборчивым почерком. (1)Учительница Марья Ефремовна сказала, что надо украсить класс и каждый должен принести какое-нибудь растение. (2)Мы с папой ... я сказала: – Я отнесу его в класс, и мы все вместе будем на него смотреть. Приятно ведь смотреть в компании. Как картины в музеях… ». Приведите в сочинении ...

— Аминь! — прошептал старик.

— Аминь! — повторил незнакомец. — А теперь скажите мне вашу последнюю волю.

— Я хочу, чтобы кто-нибудь позаботился о Марии.

— Я сделаю это. А еще чего вы хотите?

Тогда умирающий неожиданно улыбнулся и громко сказал:

— Я хотел бы ещё раз увидеть Марту такой, какой я встретил её в молодости. Увидеть солнце и этот старый сад, когда он зацветет весной. Но это невозможно, сударь. Не сердитесь на меня за глупые слова. Болезнь, должно быть, совсем сбила меня с толку.

— Хорошо, — сказал незнакомец и встал. — Хорошо, — повторил он, подошёл к клавесину и сел перед ним на табурет. — Хорошо! — громко сказал он в третий раз, и внезапно быстрый звон рассыпался по сторожке, как будто на пол бросили сотни хрустальных шариков. — Слушайте,- сказал незнакомец. — Слушайте и смотрите.

Он заиграл. Мария вспоминала потом лицо незнакомца, когда первый клавиш прозвучал под его рукой. Необыкновенная бледность покрыла его лоб, а в потемневших глазах качался язычок свечи. Клавесин пел полным голосом впервые за многие годы. Он наполнял своими звуками не только сторожку, но и весь сад. Старый пёс вылез из будки, сидел, склонив голову набок, и, насторожившись, тихонько помахивал хвостом. Начал идти мокрый снег, но пёс только потряхивал ушами.

— Я вижу, сударь! — сказал старик и приподнялся на кровати. — Я вижу день, когда я встретился с Мартой и она от смущения разбила кувшин с молоком. Это было зимой, в горах. Небо стояло прозрачное, как синее стекло, и Марта смеялась. Смеялась, — повторил он, прислушиваясь к журчанию струн.

Незнакомец играл, глядя в чёрное окно.

— А теперь, — спросил он, — вы видите что-нибудь?

Старик молчал, прислушиваясь.

— Неужели вы не видите, — быстро сказал незнакомец, не переставая играть, — что ночь из чёрной сделалась синей, а потом голубой, и тёплый свет уже падает откуда-то сверху, и на старых ветках ваших деревьев распускаются белые цветы. По-моему, это цветы яблони, хотя отсюда, из комнаты, они похожи на большие тюльпаны. Вы видите: первый луч упал на каменную ограду, нагрел её, и от неё поднимается пар. Это, должно быть, высыхает мох, наполненный растаявшим снегом. А небо делается всё выше, всё синее, всё великолепнее, и стаи птиц уже летят на север над нашей старой Веной.

— Я вижу всё это! — крикнул старик.

Тихо проскрипела педаль, и клавесин запел торжественно, как будто пел не он, а сотни ликующих голосов.

— Нет, сударь, — сказала Мария незнакомцу, — эти цветы совсем не похожи на тюльпаны. Это яблони распустились за одну только ночь.

8 стр., 3924 слов

На казахском языке про бабушку 6 класс

... на его полотна, зритель всегда испытывал чувства жизни самой матушки природы, поэтому его картины всегда пользовались спросом среди людей Сочинение Моя бабушка (про ... про бабушку, представляется сидящая у окошка деревенского маленького домика старенькая женщина в платочке. Рядом пирожки и кот. Моя бабушка совершенно не такая. Мария ... интересно вдвоем. У бабушки во дворе стоит теннисный стол. И когда ...

— Да, — ответил незнакомец, — это яблони, но у них очень крупные лепестки.

— Открой окно, Мария, — попросил старик. Мария открыла окно. Холодный воздух ворвался в комнату. Незнакомец играл очень тихо и медленно. Старик упал на подушки, жадно дышал и шарил по одеялу руками. Мария бросилась к нему. Незнакомец перестал играть. Он сидел у клавесина не двигаясь, как будто заколдованный собственной музыкой. Мария вскрикнула. Незнакомец встал и подошёл к кровати. Старик сказал, задыхаясь:

— Я видел всё так ясно, как много лет назад. Но я не хотел бы умереть и не узнать… имя. Имя!

— Меня зовут Вольфганг Амадей Моцарт, — ответил незнакомец. Мария отступила от кровати и низко, почти касаясь коленом пола, склонилась перед великим музыкантом. Когда она выпрямилась, старик был уже мёртв. Заря разгоралась за окнами, и в её свете стоял сад, засыпанный цветами мокрого снега.

15.2. Напишите сочинение-рассуждение. Объясните, как Вы понимаете смысл последнего предложения текста: «Заря разыгралась за окнами, и в ее свете стоял сад, засыпанный цветами мокрого снега».

Сила искусства, безусловно, велика. К сожалению, не каждый композитор, художник, писатель, скульптор может передать нам всю красоту окружающего нас мира через свое творчество. В данном тексте Паустовского мы видим историю старика, столкнувшегося по воле случая с гениальным творцом своего времени — Амадеем Моцартом.

Мы наблюдаем, как композитор исполняет волю умирающего человека, придав краски всему тому, что их окружает, с помощью великой силы искусства. Музыка, звучащая через Моцарта, так прекрасна и чиста, что старик умирает счастливым.

Предложение 53 передает восторг мужчины, увидевшего то, что он видеть не мог. А монолог в предложениях 48-52 описывает все краски минувших дней из жизни слепого старика, которые, конечно, он увидеть без помощи композитора, не смог бы.

Эффективная подготовка к ЕГЭ (все предметы) — начать подготовку

Обновлено: 2017-04-21

Внимание!

Ctrl+Enter

Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание., Полезный материал по теме

В ОДИН ИЗ ЗИМНИХ ВЕЧЕРОВ За окном падал снег. Тихо, плавно летели снежинки, ложились на тротуар ковром, белый ворс которого сминался под ногами прохожих. Я смотрела на улицу, разглядывая все, что позволяли рамки окна: серые, голые деревья выстроились в ряд вдоль дороги, по которой пробегали шумные автомобили с усердными дворниками на ветровых стеклах. Важные вороны прохаживались по бело-черной земле, оставляя за собой черточки следов. Некоторые из птиц неспешно взлетали из осторожности при приближении прохожих, которым не было никакого дела ни до ворон, ни до деревьев — они торопились в тепло домов, подняв воротники, натянув шапки чуть ли не до носа, раскрыв черные, как те же вороны, большие зонты. Прямо под окном прошел невысокий пожилой мужчина в черной кожаной куртке и такой же кепке. Он шел, с трудом отрывая ноги от земли и опуская их целиком на всю ступню, отчего походка его казалась странной. Мое сердце сжалось:»Папа!» Я припала к окну, провожая взглядом человека так похожего на моего отца. На глаза навернулись слезы. С тех пор как не стало родителей, я ощущала себя полной сиротой. Это чувство появилось внезапно — пустота в сердце, тоска и понимание одиночества. И только с бабушкой я еще могла быть ребенком. Как наяву передо мной появилось ее лицо в обрамлении белоснежного пуха волос — прозрачного, легкого. Бабушка смотрела на меня так, словно звала:»Приходи внучка!» «Я уж недели две не была у тебя, родная, как ты там? — подумалось мне, и, оглянувшись на кухню, где ожидал своего часа еще не готовый ужин, я вдруг решила, — Успею! Только туда и обратно, да там с часик — успею до вечера!» Знакомая дорога, весной с двух сторон утопающая в облаках белоснежных цветов вишни, вела от рынка к старому дому. Этой улочке, пожалуй, лет шестьдесят, а то и больше. Кое-где в последние годы появились современные особняки. Среди них старые дома, некогда красивые и ухоженные, с маленькими палисадниками под окнами, выглядели совсем убого. Перед окном бабушкиного дома рос огромный куст сирени. Цвела она каждый год обильно, и цветение ее приходилось как раз на мой день рождения; отец щедро срезал большие ветки и приносил мне огромную охапку сиреневых цветов, отчего вся квартира на неделю погружалась в нежное благоухание. Сейчас куст спал, раскинув голые ветви по стене дома, на которой в этот сумрачный, ненастный день желтым уютом светилось окошко, наполовину пришторенное белыми занавесочками с резной вышивкой по углам. Я как всегда подошла поближе к низкому деревянному забору и позвала, вглядываясь в открытую форточку: — Бабуля! «Сейчас она встает, надевает тапочки, идет к окну, выглядывает», — и за занавеской показалась бабушка! Я помахала ей и пошла к калитке. Круглая и большая печка-контромарка, еще дедом покрашенная серебристой краской, шипела газом, превращаемым в огонь, прогревающий кирпичное нутро громадины. Помню, такая же печь была и в родительском доме, только черная. Мама зажигала ее бумажным фитилем, заглядывая в глазок, проверяя — загорелась ли. Я прислонила руки к печи, обняла ее. — Греешься? — радостно спросила бабушка. Она заварила чай и поставила старый пузатый чайник на стол. Круглый стол, тоже сделанный дедом — он был мастер по части мебели! — бабушка накрыла белой скатертью с вышитым рисунком по всему краю. Стол стоял посередине комнаты, между двумя кроватями с высокими железными спинками. Одна из них давно была пуста, но пухлые подушки на ней всегда красовались белоснежными наволочками, прикрытые ажурными накидками. — Ба, я там принесла всего, давай устроим пир! Бабушка слушала меня, сложив руки, так внимательно, будто боялась чего-то не запомнить. Ее почти слепые, но все еще синие глаза и собранные бантиком губы придавали лицу наивность ребенка. Это трогало и умиляло. Я подошла к ней, обняла. — Бабулечка моя! Я так соскучилась! Ты прости меня, что давно не была, дома столько дел, да погода слякостная, сегодня вон первый день снег пошел. — Да-а-а! — искренне удивилась она, — А я чувствую запах другой с улицы, свежий такой… снег! Утром надо будет дорожку чистить. — А где твоя квартирантка? Уж почистит, наверное… Бабушка махнула рукой: — Уехала, с неделю как нет, домой поехала. У меня сердце сжалось. Значит, целую неделю у бабули и хлеба свежего нет — она сама давно никуда не выходит! — Так как же ты одна всю неделю? Мы же договорились, что она мне позвонит, если соберется уехать, а? Я ведь просила. — Да я сказала, чтоб не беспокоила тебя — и своих забот хватает, а я сухарей насушила, и блины пекла, — она хитро улыбнулась, — только половину мимо. — Это как так — мимо? — Да не вижу, куда тесто лью, всю плиту замарала… Я пошла на кухню — и точно! — коричневая корка подгоревшего теста облепила комфорку, да край плиты. — Ладно, плиту вымоем. А ты зря сказала, чтоб не звонила, я бы раньше пришла. И, бабуля, ну пошли ко мне жить! Я тебе комнату отдельную выделю, квартира-то большая. Кушать всегда есть, и опять же — туалет, ванна — все в доме, и я беспокоиться не буду, как ты тут, одна, а? Бабушка достала чашки из серванта, поставила на стол тарелочки, сахарницу. Она все точно брала и точно ставила. Я удивлялась про себя: «Ведь не видит почти, а руки все помнят!» — Не пойду, внучка! Ты не обижайся, — она села за стол, и я тоже, — Я привыкла одна, хозяйкой, да здесь я каждый угол, каждую ступеньку знаю, не промахнусь, почитай лет пятьдесят живу в этом доме. А у тебя я мешать буду. Да и шумно у тебя — муж, детки. Я молчала. Тяжело слушать. Были бы родители живы! Не было бы таких проблем. Как все случилось, неправильно, страшно! Отец с матерью всегда с ней были. Даже, когда отца не стало, мама часто приходила к бабушке, оставалась у нее по несколько дней. Им всегда было о чем поболтать, что вспомнить. — Ладно, ба, давай чай пить, пока горячий, что уж там, знаю я — ты всегда была самостоятельной, справишься! Я вот тебе курочку принесла, сейчас варить поставлю, пока чай пить будем и сварится. Я старалась говорить оптимистично, а у самой комок в горле застрял. Пока я кастрюльку на огонь ставила, бабушка чай по чашкам разлила, банку с вареньем открыла, нюхает. — Ох, дух какой! Смородина! — Угу, иссык-кульская, душистая! А ты вот давай с бутербродом, колбаса докторская, не жирная. Так, беседуя за чаем в тепле маленькой комнаты, мы и не заметили, как стемнело на улице. Зимние ночи приходят быстро, растворяя в темноте заботы дня. Летом в это время еще нещадно палит солнце, но в этот вечер мы с удовольствием грелись у добродушной печки, забыв про слякоть, ветер и повседневные заботы. — Бабуль, а как мои родители познакомились? — я вспомнила маму, ее грустные глаза. Серые, с голубинкой, они достались мне в наследство. И грусть в них — тоже. Бабушка приосанилась, сложила ладони на столе — одна на другую, и начала рассказывать: — Отец твой, Алик, только вернулся с армии, такой, знаешь, красивый, все девки на него заглядывались. Я слушала, улыбаясь: — И с такими же как у тебя синими глазами! — Да, — важно подтвердила бабушка, — они, родители твои, и раньше друг друга знали, Валя с матерью на Узбуме жила, и Алик с тетей Зиной недалеко, у завода. Вот. Валя ехала на трамвае, когда увидела Алика, да так и спрыгнула на ходу, к нему побежала. — Прям — побежала? — Да! Она его любила… , — бабуля замолчала, ушла в те давние воспоминания, когда ее сын — молодой и здоровый, покорял сердца девчонок, — Так о чем я… а! Потом он пришел ко мне, сюда, и говорит — Я женюсь! Я тогда ахнула, молодой был, но спорить не стала — женись, говорю, и квартира есть, что отец получил, Саша, перед тем, как на фронт уйти. Пустая ж стоит! — Бабуля, а ты любила своего первого мужа, Александра? Бабушка удивленно посмотрела на меня: — Любила! Он хороший был, только мало мы прожили, четыре годка всего, а потом…, — бабушка прослезилась. Слезинки катились по ее щекам, а глаза смотрели прямо, и далеко — в те времена, когда ее Саша живой был и любил ее, нежно, ласково. — Ну, ладно, что ты, давай дальше про моих, — я погладила бабушку по руке, — не плач, пожалуйста. Бабушка встрепенулась и снова с видом сказочницы продолжила рассказ: — Ну, привел он Валю знакомиться. Она тогда тоненькая была, как ты. А грудь у нее такая была пышная, красивая. Познакомились. Они зарегистрировались. — А свадьбу играли? — снова перебила я. — Свадьбу? А как же! Тут и справили, на улице, лето было, июнь. Я спросила, в чем мама была одета. Бабушка вздохнула, улыбка расправила ее губы, осветив все лицо. — У нее платье было крепдешиновое, нарядное, с рукавами «фонарик». Тогда бедно жили, особых нарядов не было. — А папа? — Алик? Он в рубашке, белой. Я представила себе папу в белой рубашке, сидящего рядом с мамой в цветастом крепдешиновом платье. У мамы русые волосы, не длинные, лежат волнами, собранные за ушами заколками-невидимками. У платья глубокий круглый вырез, ткань красиво лежит на ее груди. Отец не намного выше мамы, но ладный, с прямыми плечами и сильными рабочими руками. Волосы зачесаны назад, так он ходил всю жизнь. — Ой! Гала! — образы родителей растаяли от возгласа бабушки. Она испуганно смотрела то в окно, то на меня. — Что там? — Темно совсем! Ах, старая, разговорилась, а как же ты домой пойдешь по такой темноте?! Я глянула на часы — было около девяти. Как быстро время пролетело! — Да уж, проговорили мы с тобой! — рассмеялась я, — Там и курица давно сварилась! Бабушка засеменила на кухню. С курицей все было нормально, только бульона поубавилось. Я начала собираться. Как там мои мужички без ужина? Но бабушке ничего не сказала — еще больше расстроится. — Бабуля, а ты с дедом, с Николаем, как жить стала, вы где познакомились? Бабушка не любила своего второго мужа. И вспоминать о нем не любила — много неприятного произошло с ней за время жизни с ним. Дед был намного старше ее и ревновал даже к нам — детям, внукам. И общались мы в те времена мало. Бабушка всю жизнь страдала от этого, даже подарки мне дарила тайком, пряча от деда. — После войны голодно было, Галочка. Я с Аликом одна, это потом его тетя Зина, сестра Саши забрала к себе. А Николай на складе работал — всегда у него и поесть что было и вещи всякие. Он долго за мной ходил. Мама моя однажды сказала:»Что ты, Маруся, так и будешь теперь всю жизнь одна? Николай человек обстоятельный, тебя любит, не смотри, что у него семья, он всех обеспечит. Соглашайся с ним, живи». Вот я маму и послушала. А Николай дом этот купил, свою семью оставил, и стали мы тут жить. Я обняла ее. » Мягкая ты, бабушка, податливая и послушная. Как сказала мама, так и сделала, а счастья в жизни — только те четыре года и было!» — Ну, я пойду, родная, а то и, правда — поздно! Приду послезавтра. Продукты принесу, лекарства, — бабушка слушала с огромным вниманием, кивая, соглашаясь, как ребенок, — Ты на улицу не выходи, не мети ничего, я приду — все сделаю! И не возражай! Мы вышли во двор — снег мягко ложился под ноги, в свете одинокой лампочки на террасе снежинки блестели, как елочная мишура. Дорожка к калитке сияла первозданной белизной, а за нами оставались неглубокие черные следы, как от ворон, только большие. Бабушка поцеловала меня в обе щеки и в губы — так только она прощалась и встречала меня. Я напоследок поправила платок на ее голове, из-под которого белым снежком проглядывал пух мягких волос. — Ну, все, запирай калитку, я, когда приду, крикну, ключ мне кинешь в форточку, чтоб не выходить. Все, пока. Проходя мимо окошка за спящей сиренью, я остановилась. Дождалась, когда бабушка выглянет. Не знаю, видит ли она меня, но главное, что я ее вижу! Я помахала рукой, она тоже махнула одной ладошкой. «Видит!» — на сердце полегчало. Я раскрыла зонт и почти бегом пошла по одинокой темной улице, тишина которой удивляла. Уже за поворотом город гремел машинами, музыкой кафе, сиял светом многочисленных окон высотных домов. В одном из таких домов на другой улице, каких немало, меня ждала моя семья, мое настоящее — продолжение того прошлого, что хранится глубоко в памяти и в сердце, с чем меня еще наяву связывает моя родная одинокая старушка. Она всегда ждет меня. Я всегда думаю о ней и знаю, что она ждет. Как это важно, когда есть, кому ждать… и кого… .

2 стр., 867 слов

Характеристика и образ Марьи Антоновны в комедии Ревизор Гоголя

... положение с помощью сватовства. Также читают: Картинка к сочинению Характеристика и образ Марьи Антоновны в комедии Ревизор Популярные сегодня темы Александр Сергеевич Грибоедов создал замечательную, ... Этим подтверждается поверхностность ее взгляда на человека. Подведя итоги, можно сказать, что Марья Антоновна Сквозник-Дмухановская – это собирательный образ светской девушки, не лишенной ума ...

14 стр., 6842 слов

Э. Хемингуэй. «Старик и море»

... Символика, мотивы, герои и принцип айсберга в повести Эрнеста Хемингуэя «Старик и море», не стала объектом целостного и направленного исследования учёными, и поэтому раскрыта недостаточно обширно. Это и обосновало актуальность исследования, ... достигните в ней, так это совершенства. Вам не удалось бы сказать больше того, что сказали, если бы написали тысячу с лишним страниц» Хейуорд посоветовал ...

11 стр., 5303 слов

Что такое справедливость. «Справедливость»

... которого лежит справедливость и есть та ценность и сущность человеческой жизни. В школьную программу входят задания, в которых необходимо написать сочинение «Что такое справедливость». Независимо от ... работу. Как составить план сочинения Чтобы сочинение «Что такое справедливость» было написано идеально, необходимо составить для ребенка план изложения мыслей. Это несложно: достаточно просто взять во ...

14 стр., 6965 слов

Стихи о бабушке, поздравление бабушкам и прабабушкам

... что я ей безмерно благодарен! Сочинение про Бабушку Для многих слово “бабушка” ассоциируется с беззаботным детством, ... вокруг. Она приветлива с соседями, незнакомцу на улице не скажет дурного слова. Но с нами, ... в ней навсегда останутся те яркие моменты, какими наши родные облагораживали нас от предстоящих ... другом, но твоей ниточкой, которая связывает тебя со всем положительным, всем таким славным, ...

Views: 7686

В один из зимних вечеров 1786 года на окраине Вены в маленьком деревянном доме умирал слепой старик — бывший повар графини Тун. Собственно говоря, это был даже не дом, а ветхая сторожка, стоявшая в глубине сада. Сад был завален гнилыми ветками, сбитыми ветром. При каждом шаге ветки хрустели, и тогда начинал тихо ворчать в своей будке цепной пёс. Он тоже умирал, как и его хозяин, от старости и уже не мог лаять.

Несколько лет назад повар ослеп от жара печей. Управляющий графини поселил его с тех пор в сторожке и выдавал ему время от времени несколько флоринов.

Вместе с поваром жила его дочь Мария, девушка лет восемнадцати.

Всё убранство сторожки составляли кровать, хромые скамейки, грубый стол, фаянсовая посуда, покрытая трещинами, и, наконец, клавесин — единственное богатство Марии.

Чувствуя приближающуюся кончину, старик обратился к дочери с такой просьбой:

— Я всегда не любил священников и монахов. Я не могу позвать исповедника, между тем мне нужно перед смертью очистить свою совесть.

  • Что же делать? — испуганно спросила Мария.

— Выйди на улицу, — сказал старик, — и попроси первого встречного зайти в наш дом, чтобы исповедать умирающего. Тебе никто не откажет.

  • Наша улица такая пустынная… — прошептала Мария, накинула платок и вышла.

Она пробежала через сад, с трудом открыла заржавленную калитку и остановилась. Улица была пуста. Ветер нёс по ней листья, а с тёмного неба падали холодные капли дождя.

Мария долго ждала и прислушивалась. Наконец ей показалось, что вдоль ограды идёт и напевает человек. Она сделала несколько шагов ему навстречу, столкнулась с ним и вскрикнула.

Мария схватила его за руку и дрожащим голосом передала просьбу отца.

  • Хорошо, — сказал человек спокойно. — Хотя я не священник, но это всё равно. Пойдёмте.

Они вошли в дом. При свече Мария увидела худого маленького человека.

Он был ещё очень молод, этот незнакомец. Совсем по-мальчишески он тряхнул головой, поправил напудренный парик, быстро придвинул к кровати табурет, сел и, наклонившись, пристально и весело посмотрел в лицо умирающему.

— Говорите! — сказал он. — Может быть, властью, данной мне не от бога, а от искусства, которому я служу, я облегчу ваши последние минуты и сниму тяжесть с вашей души.

— Я работал всю жизнь, пока не ослеп, — прошептал старик. — А кто работает, у того нет времени грешить. Когда заболела чахоткой моя жена — её звали Мартой — и лекарь прописал ей разные дорогие лекарства и приказал кормить её сливками и винными ягодами и поить горячим красным вином, я украл из сервиза графини Тун маленькое золотое блюдо, разбил его на куски и продал. И мне тяжело теперь вспоминать об этом и скрывать от дочери: я её научил не трогать ни пылинки с чужого стола.

  • А кто-нибудь из слуг графини пострадал за это? — спросил незнакомец.

— Клянусь, сударь, никто, — ответил старик и заплакал. — Если бы я знал, что золото не поможет моей Марте, разве я мог бы украсть!

  • Как вас зовут? — спросил незнакомец.
  • Иоганн Мейер, сударь.

— Так вот, Иоганн Мейер, — сказал незнакомец и положил ладонь на слепые глаза старика, — вы невинны перед людьми. То, что вы совершили, не есть грех и не является кражей, а, наоборот, может быть зачтено вам как подвиг любви.

  • Аминь! — прошептал старик.
  • Аминь! — повторил незнакомец. — А теперь скажите мне вашу последнюю волю.

Тогда умирающий неожиданно улыбнулся и громко сказал:

— Я хотел бы ещё раз увидеть Марту такой, какой я встретил её в молодости. Увидеть солнце и этот старый сад, когда он зацветет весной. Но это невозможно, сударь. Не сердитесь на меня за глупые слова. Болезнь, должно быть, совсем сбила меня с толку.

— Хорошо, — сказал незнакомец и встал. — Хорошо, — повторил он, подошёл к клавесину и сел перед ним на табурет. — Хорошо! — громко сказал он в третий раз, и внезапно быстрый звон рассыпался по сторожке, как будто на пол бросили сотни хрустальных шариков.

  • Слушайте,- сказал незнакомец. — Слушайте и смотрите.

Он заиграл. Мария вспоминала потом лицо незнакомца, когда первый клавиш прозвучал под его рукой. Необыкновенная бледность покрыла его лоб, а в потемневших глазах качался язычок свечи.

Клавесин пел полным голосом впервые за многие годы. Он наполнял своими звуками не только сторожку, но и весь сад. Старый пёс вылез из будки, сидел, склонив голову набок, и, насторожившись, тихонько помахивал хвостом. Начал идти мокрый снег, но пёс только потряхивал ушами.

— Я вижу, сударь! — сказал старик и приподнялся на кровати. — Я вижу день, когда я встретился с Мартой и она от смущения разбила кувшин с молоком. Это было зимой, в горах. Небо стояло прозрачное, как синее стекло, и Марта смеялась. Смеялась, — повторил он, прислушиваясь к журчанию струн.

Незнакомец играл, глядя в чёрное окно.

  • А теперь, — спросил он, — вы видите что-нибудь?

Старик молчал, прислушиваясь.

— Неужели вы не видите, — быстро сказал незнакомец, не переставая играть, — что ночь из чёрной сделалась синей, а потом голубой, и тёплый свет уже падает откуда-то сверху, и на старых ветках ваших деревьев распускаются белые цветы. По-моему, это цветы яблони, хотя отсюда, из комнаты, они похожи на большие тюльпаны. Вы видите: первый луч упал на каменную ограду, нагрел её, и от неё поднимается пар. Это, должно быть, высыхает мох, наполненный растаявшим снегом. А небо делается всё выше, всё синее, всё великолепнее, и стаи птиц уже летят на север над нашей старой Веной.

  • Я вижу всё это! — крикнул старик.

Тихо проскрипела педаль, и клавесин запел торжественно, как будто пел не он, а сотни ликующих голосов.

Старик упал на подушки, жадно дышал и шарил по одеялу руками. Мария бросилась к нему. Незнакомец перестал играть. Он сидел у клавесина не двигаясь, как будто заколдованный собственной музыкой.

Старик сказал, задыхаясь:

  • Я видел всё так ясно, как много лет назад. Но я не хотел бы умереть и не узнать… имя. Имя!
  • Меня зовут Вольфганг Амадей Моцарт, — ответил незнакомец.

Мария отступила от кровати и низко, почти касаясь коленом пола, склонилась перед великим музыкантом.

(По К.Г. Паустовскому)

Константин Георгиевич Паустовский

Закон и справедливость. Всегда ли они соответствуют друг другу? Именно эту проблему поднимает К.Г. Паустовский в предложенном для анализа тексте.

Размышляя над этим вопросом, автор рассказывает историю о том, как умирающий старый повар страдает из-за того, что, когда его жене Марте требовались дорогие лекарства, он украл у графини золотое блюдо. Он продал его, но лекарства, приобретённые за полученные деньги, не спасли жизнь его жены. Однако Вольфанг Амадей Моцарт успокоил его, сказав, что это не грех, а любовный подвиг.

Писатель прямо не высказывает своего отношения к происходящему, однако мы, читатели, прекрасно понимаем, что К.Г. Паустовский убеждён: закон и справедливость не всегда соответствуют друг другу.

Об этом неоднократно говорили в своих произведениях русские писатели-классики. Вспомним рассказ М.А. Шолохова «Судьба человека». В этом произведении, когда главный герой Андрей Соколов вместе с другими русскими попал в плен к фашистам, он услышал, как один из солдат по фамилии Крыжнев грозился взводному, что выдаст его немцам, как коммуниста. Чтобы спасти взводного, Андрей Соколов задушил предателя. По закону он не имел на это никакого права, но иначе пострадал бы ни в чём не повинный человек. Следовательно, во имя справедливости Андрей Соколов обязан был пойти на убийство сослуживца.

Приведу жизненный пример, который показывает: ради справедливости человеку иногда приходится действовать против закона. Жорж Шарль Дантес, известный как убийца Александра Сергеевича Пушкина, долго ухаживал за женой великого Натальей Гончаровой. Вскоре Наталью Гончарову оклеветали: Пушкину прислали письмо, что у неё якобы роман с Дантесом и самим государем. Защищая честь своей жены, Александр Сергеевич Пушкин вызвал Дантеса на дуэль. Это было запрещено законом, однако справедливость требовала от поэта пойти на этот шаг. Следовательно, иногда во имя справедливости человеку приходится переступить через закон.

Итак, закон и справедливость далеко не всегда соответствуют друг другу, иногда справедливость требует от человека нарушения закона.

Формат