Объекты сатиры в рассказах М. М. Зощенко

Михаил Зощенко, автор многочисленных повестей, пьес, киносценариев, был невероятно любим читателями. Но подлинную славу ему принесли маленькие юмористические рассказы, которые он публиковал в самых различных журналах и газетах — в «Литературной неделе», «Известиях», «Огоньке», «Крокодиле» и многих других.

Юмористические рассказы Зощенко входили в различные его книги. В новых сочетаниях они каждый раз заставляли по-новому взглянуть на себя: иногда они представали как цикл рассказов о темноте и невежестве, а порой — как рассказы о мелких приобретателях. Зачастую речь в них шла о тех, кто остался за бортом истории. Но всегда они воспринимались как рассказы резко сатирические.

Прошли годы, изменились бытовые условия нашей жизни, но почему-то даже отсутствие тех многочисленных деталей быта, в которых существовали персонажи рассказов, 1е ослабило силы сатиры Зощенко. Просто раньше страшные и отвратительные детали быта воспринимались лишь как шарж, а сегодня они приобрели черты гротеска, фантасмагории.

То же произошло и с героями рассказов Зощенко: современному читателю они могут показаться нереальными, насквозь придуманными. Однако Зощенко, с его острым чувством справедливости и ненависти к воинствующему мещанству, никогда не отходил от реального видения мира. Кто же сатирический герой Зощенко? Каково его место в современном обществе? Кто является объектом издевки, злой фонии, презрительного смеха?

Даже на примере нескольких рассказов можно определить объекты сатиры писателя. В «Тяжелых временах» главным «героем является темный, невежественный человек, с диким, первобытным представлением о свободе и правах. Когда ему не позволяют завести в магазин лошадь, которой нужно непременно примерить хомут, он сетует: «Ну и времечко. Лошадь в лавку не допущают… А давеча мы с ней в пивной сиде-1и — и хоть бы хны. Слова никто не сказал. Заведывающий даже лично смеялся искренно… Ну и времечко».

Родственный ему персонаж встречается в рассказе «Точ-1ка зрения». Это — Егорка, который на вопрос о том, много ли |»баб-то сознательных», заявляет, что таковых «маловато вообще». Вернее, он вспомнил одну: «Да и та неизвестно как… (Может, кончится». Самой сознательной оказывается женщина, которая по совету какого-то знахаря приняла шесть неведомых пилюль и теперь находится при смерти.

В рассказе «Столичная штучка» главный персонаж, Лешка Коновалов, — вор, выдающий себя за бывалого человека. [На собрании в деревне его посчитали достойной кандидатурой на должность председателя: ведь он только что приехал 1из города («…два года в городе терся»).

4 стр., 1638 слов

Сочинения по рассказам Зощенко

... правду о своей стране. ‘Юмор и сатира Зощенко’ (сочинение по рассказам М. Зощенко 20-30-х гг. XX в.) Один из современников Михаила Зощенко утверждал, что этот талантливый ‘мастер смеха’ ... ‘Больные’ (1930 г.) и многие другие. Чиновники-бездельники, чиновники-волокитчики вот обычные персонажи сатирических рассказов Зощенко. Жители станции Рыбацкий Поселок написали жалобу в газету о плохом состоянии ...

Все его принимают за [этакую «столичную штучку» — никто не знает, что он там (делал. Однако монолог Лешки выдает его с головой: «Говорить можно… Отчего это не говорить, когда я все знаю… Декретзнаю или какое там распоряжение и примечание. Или, например, кодекс… Все ето знаю. Два года, может, терся… Бывало, сижу в камере, а к тебе бегут. Разъясни, дескать, Леша, какое ето примечание и декрет».

Интересно, что не только Леша, два года отсидевший в Крестах, но и многие другие герои рассказов Зощенко пребывают в полной уверенности, что они знают абсолютно все и обо всем могут судить. Дикость, мракобесие, примитивность, какое-то воинствующее невежество — таковы их основные черты.

Однако основным объектом сатиры Зощенко стало явление, которое, с его точки зрения, представляло наибольшую опасность для общества. Это вопиющее, торжествующее мещанство. Оно предстает в творчестве Зощенко в таком неприглядном виде, что читатель ясно ощущает необходимость немедленной борьбы с этим явлением. Зощенко показывает его всесторонне: и с экономической стороны, и с точки зрения морали, и даже с позиции нехитрой мещанской философии.

Истинный герой Зощенко во всей красе предстает перед нами в рассказе «Жених». Это Егорка Басов, которого настигла большая беда: у него умерла жена. Да как не вовремя! «Время было, конечно, горячее — тут и косить, тут и носить, и хлеб собирать». Какие же слова слышит от него жена перед смертью? «Ну… спасибо, Катерина Васильевна, без ножа вы меня режете. Невовремя помирать решили. Потерпите… до осени, а осенью помирайте». Только жена умерла, Егорка отправился свататься к другой женщине. И что же, опять осечка! Выясняется, что женщина эта хромая, а значит, хозяйка неполноценная. И он везет ее обратно, но не довозит до дома, а скидывает ее имущество где-то на полпути. Главный герой рассказа — не просто задавленный нищетой и нуждой человек. Это человек с психологией откровенного негодяя. Он начисто лишен элементарных человеческих качеств и примитивен до последней степени. Черты мещанина в этом образе возведены до вселенского масштаба.

А вот рассказ на философскую тему: он называется «Счастье». Героя спрашивают, было ли в его жизни счастье. Не каждому удастся ответить на этот вопрос. Но Иван Фомич Тестов точно знает, что в его жизни «обязательно счастье было». В чем же оно заключалось? А в том, что Ивану Фомичу удалось за большую цену вставить зеркальное стекло в трактире и пропить полученные деньги. И не только! Он даже «покупки, кроме того, сделал: купил серебряное кольцо и теплые стельки». Серебряное кольцо — это явно дань эстетике. Видимо, от пресыщенности — невозможно же все пропить и проесть. Герой не знает, большое это счастье или маленькое но уверен, что именно — счастье, и оно ему «на всю жизнь запомнилось».

8 стр., 3505 слов

Любимый герой Древней Греции

... герой должен уметь все. Геракл был сильнее всех людей вокруг. Его подвиги — убийства страшных животных, которые мешали жить людям. Источник: otvet.mail.ru [Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/sochinenie/na-temu-moy-lyubimyiy-mifologicheskiy-geroy-gerakl/ #5 Сочинение на тему «Мой любимый мифологический герой» ... убить. Так приказала жена Зевса Гера, которая не любила Геракла. Геракл был очень ...

«Актер» — рассказ о любительском спектакле, где актеры, разыгрывая сцену ограбления купца, на самом деле стянули у своего собрата бумажник. Сцена получилась очень правдоподобная, а обыск ничего не дал: «Деньги так и сгинули. Как сгорели. Вы говорите — искусство? Знаем! Играли!» Здесь уже персонаж судит об искусстве, в котором видит лишь обман, надувательство и подлость. Заключительная реплика героя — пошляка и тупицы — относится к искусству «вообще», так же как в рассказе «Счастье» показано отношение главного персонажа к счастью «вообще».

В рассказе «Богатая жизнь» кустарь-переплетчик выигрывает по золотому займу пять тысяч. По идее, на него неожиданно свалилось «счастье», как на Ивана Фомича Тестова. Но если тот сполна «насладился» подарком судьбы, то в данном случае деньги вносят разлад в семью главного героя. Происходит ссора с родственниками, сам хозяин боится выйти со двора — дрова сторожит, а его жена пристрастилась играть в лото. И тем не менее кустарь мечтает: «А чего это самое… Розыгрыш-то новый скоро ли будет? Тысчонку бы мне, этово, неплохо выиграть для ровного счета…» Такова участь ограниченного и мелочного человека — мечтать о том, что все равно не принесет радости, и даже не догадываться — почему.

О рассказах Зощенко можно писать бесконечно, так же как и перечитывать их, всякий раз наслаждаясь меткостью и остротой каждой фразы. Среди его героев легко встретить и невежественных болтунов-демагогов, считающих себя хранителями какой-то идеологии, и «ценителей искусства», требующих, как правило, вернуть им деньги за билет, а главное, бесконечных, неистребимых и всепобеждающих «махровых» мещан. Я хочу закончить свое сочинение словами самого писателя, настолько точными, что добавить к ним нечего: «Я пишу о мещанстве. Да, у нас нет мещанства как класса, но я по большей части делаю собирательный тип. В каждом из нас имеются те или иные черты и мещанина, и собственника, и стяжателя. Я соединяю эти характерные, часто затушеванные черты в одном герое, и тогда этот герой становится нам знакомым и где-то виденным. У пишу о мещанстве и полагаю, что этого материала хватит еще на мою жизнь».