Смысл названия романа «Тихий Дон» (М. Шолохов)

Сочинение

Смысл названия книги «Тихий Дон»

Первоначальное название романа М.А. Шолохова — «Донщина». Однако в процессе написания книги мастер слова понял, что такое заглавие не соответствует главной проблематике. Ведь это произведение раскрывает не просто место обитания определенных народов. В романе М.А. Шолохов подробно описывает традиции, обычаи, уклад, культуру донских казаков. Автор особое внимание уделил диалектному языку, на котором говорили люди.

Поэтому и название М.А. Шолохов выбрал не случайно. Тихий Дон — река, с которой связана вся жизнь донских казаков. Но почему автор использует эпитет «тихий»? Река только с виду спокойная и ровная. Водная гладь таит в себе невероятные тайны, подарки и опасности. Так и в романе «Тихий Дон» мастер слова представил самые разнообразные события, которые связаны с донскими казаками. Их существование нельзя назвать рутинным и скучным. Как и течение реки, жизнь народов, которые осели на берегах, то спокойная и тихая, то быстрая и непредсказуемая.

Смысл названия романа

Тональность авторского повествования в «Тихом Доне» во многом задана эпиграфом к роману, широкими эпическими параллелями старинных казачьих песен, их лирической интонацией, эмоциональным подъемом. От образов «славной землюшки», «батюшки тихого Дона» протягиваются нити к образной системе романа. «Ой ты, наш батюшка, тихий Дон!» – так издавна в своих песнях обращаются к великой реке донские казаки. Хотя от Днепра и Терека до Яика и Амура раскидало казачество хутора за свою многовековую историю («казаки» упоминаются в летописи с 1549 г.), для любого русского человека эта река прочно связана с судьбой и укладом казаков. Простое на первый взгляд название вобрало в себя все смысловое богатство грандиозного романа-эпопеи, стало символом судьбы лихих казаков.

Там, где лед отошел от берега, видно, как тихий Дон катит свои живые воды в вечность свидетелем или участником описываемых событий, входит в образную систему произведения как ее составная часть, выступает как индивидуальный человеческий характер, как мыслящая личность со своими стремлениями, своим отношением к людям, своей особой судьбой.

Как исторически сложившееся объединение изначально казаки были независимыми, свободолюбивыми воинами, селились по окраинам русских земель, защищались от набегов кочевников, промышляли набегами на чужие пределы. Преодолевая устоявшиеся обычаи и запреты, в свободное от военных действий время они занимались земледелием. И донское казачество не было в этом исключением. Земля на Дону, особенно Нижнем, плодородная; говорят, воткни в нее палку – прорастет. Да и нет в ней особого дефицита: бескрайни донские степи. «Степь-матушка, Дон-батюшка» – так величали их казаки, тихий Дон называли кормильцем. И действительно: оплодотворят щедрые воды Дона степь – и родит она богатый урожай на радость казакам и в пользу их хозяйствам. Потому и располагаются казачьи хутора по берегам могучей реки, где есть и необходимая всякому земледельцу вода, и рыба водится в изобилии, и водный путь гладок да широк.

1 стр., 366 слов

«Тихий Дон» — роман-эпопея

... лежат истории семейств Мелеховых, Коршуновых, Астаховых, Кошевых, Листницких. Как эпопея «Тихий Дон» имеет следующие особенности. Произведение М.А. Шолохова описывает исторические ... Тихом Доне» тесно переплетаются бытовой пласт и военный пласт, в каждом из которых наблюдается динамичность, позволяющая продемонстрировать судьбы конкретных личностей и судьбу целого народа. Понравилось сочинение? ...

На донском берегу расположился и хутор Татарский станицы Вешенской: «Мелеховский двор – на самом краю хутора. Воротца со скотиньего база ведут на север к Дону. Крутой восьмисаженный спуск меж замшелых в прозелени меловых глыб, и вот берег: перламутровая россыпь ракушек, серая изломистая кайма нацелованной волнами гальки и дальше – перекипающее под ветром вороненой рябью стремя Дона» – так начинается роман М. Шолохова. Размеренная жизнь земледельца подобна течению реки: течет вода – идет время, немудреные события казачьей жизни сменяют одно другое: пахота, посев, покос, жатва. Но как неизменны речные берега, так неизменна в основе своей и жизнь на лоне природы: за зимой приходит весна, жатву сменяет пахота. И где бы ни странствовал донской казак, по возвращении первым его встретит по-прежнему полноводный и тихий Дон-батюшка: «Бывало, отслужат казаки в Атаманском полку сроки, – снаряжают их к отправке по домам. Грузят сундуки, именье свое, коней. Эшелон идет, и вот под Воронежем, где первый раз приходится переезжать через Дон, машинист, какой ведет поезд, дает тихий ход, – самый что ни на есть тихий… он уже знает, в чем дело. Только что поезд выберется на мост, – батюшки мои!.. что тут начинается! Казаки прямо бесятся: «Дон! Дон наш! Тихий Дон! Отец родимый, кормилец! Ур-р-ра-а-а-а!» – из окна кидают, с моста прямо в воду, через железный переплет, фуражки, шинели старые, шаровары, наволоки, рубахи, разную мелочь. Дарят Дону, возвертаясь со службы. Бывалоча глянешь, – а по воде голубые атаманские фуражки, как лебедя али цветки, плывут… Издавна такой обычай повелся».

Циклично как природное время, так и сама жизнь казака- землепашца, жизнь в целом: с рождением ребенка начинается новый круг его существования. Умирая, человек продолжает себя в своих детях и таким образом обретает бессмертие. По- этому так много места уделяет Шолохов истории казачьих родов: Мелеховых, Коршуновых, Листницких; поэтому так важно для писателя, крепок ли род героя, не лягут ли грехи отцов на плечи детей, как всю жизнь поломало Аксинье двойное преступление, совершенное ее родными. Не понимая значения для казака семьи, рода, трудно объяснить слова автора: «Отсюда и повелись в хуторе горбоносые, диковато-красивые казаки Мелеховы, а по-уличному – Турки».

Но если жизнь казака-землепашца спокойна и циклична, то казак-воин несет ответственность за жизнь своих родных и судьбы родины в целом. Историческое время вламывается в хутор, срывает его с родных мест и ведет на войну. Не может казак оставаться безучастным и равнодушным, так как с детских лет приучен он к седлу и шашке, воспитан на рассказах о боевых доблестях донцев, и примет за оскорбление отказ от воинской службы, тем более тогда, когда враг хозяйничает на его родной земле. И жизнь казака-воина измеряется не сменой времен года, а учениями и походами, сражениями и подвигами. В периоды военных походов историческое время линейно, в нем нет повторений, и не имеет значения, какое время года на дворе – лето или зима.

14 стр., 6931 слов

Съезд казаков Дона (80-90е гг.)

... жизни, активизировалась деятельности казачьей интеллигенции в период перестройки, что способствовало зарождению казачьего движения в стране. В основе этого движения лежали идеи возрождения казачества, ... Подготовка к съезду казаков Дона Прежде чем рассматривать непосредственно процесс возрождения казачества, необходимо на мой взгляд обратить внимание на само понятие возрождение и его применимость ...

С изменением привычного для казаков образа жизни заглавие романа приобретает новый смысл: не река Дон, а земля Донщины, издавна заселенная казаками, имеется в виду, и от веку нет покоя этой земле. И в этом значении «Тихий Дон» – оксюморон, взаимопротиворечивое сочетание слов. Именно об этом казаки издавна слагали песни, строки из которых Шолохов взял эпиграфом к своему роману: «Не сохами-то славная землюшка наша распахана… Распахана наша землюшка лошадиными копытами, А засеяна славная землюшка казацкими головами, крашен-то наш тихий Дон молодыми вдовами, Цветет наш батюшка тихий Дон сиротами, Наполнена волна в тихом Дону отцовскими, материнскими слезами. В романе Шолохова Дон не тихий, а буйный: идет братоубийственная война, льется кровь, один за другим гибнут казачьи роды. Как и в старинной песне, проливают казаки кровь за родную землю, бьются с врагами и друг с другом, но не зерном засевают казаки степь, впитывает она их кровь; страшные урожаи предстоит собирать их матерям и женам.

Ворвавшаяся в донские земли война не пощадила никого: каждая станица, каждый курень столкнулись с горем. Анти- тезой в «Тихом Доне» становится земля, так много значащая для казака: «Заходило время пахать, боронить, сеять; земля кликала к себе, звала неустанно, день и ночь, а тут надо было воевать, гибнуть на чужих хуторах». Поэтому и слово «страда» у Шолохова наполнится иным смыслом – станет метафорой смерти: «Станицы, хутора на Дону обезлюдели, будто на покос, на страду вышла вся Донщина. На границах горькая разгорелась в тот год страда: лапала смерть работников, не по одному уж простоволосая казачка отпрощалась, отголосила по мертвому…»

Возвращаясь домой, казаки находят свои дома осиротевшими: семь человек родных недосчитался Григорий к моменту своего последнего возвращения в Татарский, навсегда пресекся род Листницких, дотла сожжены курени и «белого» Коршунова, и «красного» Кошевого. Лишь «тихий Дон», никогда не знавший покоя, внешне спокоен, но в это страшное время он красный от пролитой крови, соленый от вдовьих и материнских слез: «Уж как то мне все мутну не быть, Распустил я своих ясных соколов, Ясных соколов – донских казаков. Размываются без них мои крутые бережки, Высыпаются без них косы желтым песком». Но как не иссякнуть щедрому потоку тихого Дона, так не пресечься и донскому казачеству: многие сложили в бескрайних придонских степях головы, многие покалечены и телесно, и духовно войной, но не убила война в казаках волю к жизни. Не дождавшись конца войны женится Кошевой, и жена ему досталась отменная, крепкой мелеховской породы. Григорий, вернувшийся домой ранней весной, понимает, что удержало его на этой земле: «Что ж, вот и сбылось то немногое, о чем бессонными ночами мечтал Григорий. Он стоял у ворот родного дома, держал на руках сына… Это было все, что осталось у него в жизни, что пока еще роднило его с землей и со всем этим огромным, сияющим под холодным солнцем миром».

3 стр., 1253 слов

Столкновение теории и жизни в романе Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание»

... Таким образом, в романе «Преступление и наказание» прослеживается другая идея - о том, что нельзя прийти к благу через убийство, даже если добро во много раз превышает зло. Достоевский был ... дрожащая». Но почему в таком случае гибнет невинная Лизавета? Так теория Раскольникова начинает постепенно рушиться. Нельзя делить людей только на «плохих» и «хороших», да и не дело одного человека ...

Замкнулся великий круг великого романа: главный герой вернулся туда, откуда начал свой трагический путь, вернулся ранней весной, когда тает первый лед и природа уже готова вновь расцвести, будто в первый раз. Жестоко испытывала Григория судьба, носила жизнь по чужим полям и городам, пытаясь вырвать с корнями из этой земли, навсегда лишить родины, но не сломила его характера, не оборвала нитей, связывающих его с Доном, с его бескрайними степями. И возвращались на родину казаки – сыны великой реки, чтобы жить и пахать свою землю.

Материалы о творчестве писателя и романе «Тихий Дон»:

  • Биография писателя
  • История создания романа
  • Значение пейзажа
  • Поэтика романа
  • Критики о творчестве М.А. Шолохова и романе «Тихий Дон»

Сочинения

  • Женские характеры в романе «Тихий Дон»
  • Семья Мелеховых в романе «Тихий Дон»
  • Проблема нравственного выбора человека на примере главного героя романа «Тихий Дон» Григория Мелехова

Перейти к оглавлению книги «Тихий Дон» М.А. Шолохова. Краткое содержание. Особенности романа. Сочинения

Смысл произведения «Тихий Дон»

Жизнь донских народов нельзя назвать простой. Автор показывает, как герои терпят потери, им знакомо горе не понаслышке. Братоубийственная битва в самом разгаре. Уходят из жизни не просто отдельные личности, вымирают целые роды казаков. Несмотря на то, что кругом льется кровь, М.А. Шолохов уверяет, донские народы никогда не отчаятся. Воля казаков не сокрушима. Полностью истребить казачий род никому не под силам. Так и река — тихий Дон — никогда не иссякнет.

Гражданская война начала двадцатого столетия навсегда вошла в историю. Трудно быть к ней безучастным. «Тихий Дон» М.А. Шолохова — произведение, которое показывает, как эта кровопролитная битва расколола общество надвое. Ее последствия поражают своими масштабами.

Герой романа — Григорий Мелехов — простой донской казак. Автор рассказывает нам о его жизни. На долю персонажу выпало немало испытаний. М.А. Шолохов показывает читателям, как меняются взгляды, мировоззрения Григория на протяжении всей его жизни.

Ищите нас здесь

Между главным персонажем стал непростой выбор: семья или любовница Аксинья. Противоречия одолевают Григория. Потом Первая мировая война, кровопролитная гражданская. Преграды и сложности, которые встретились Григорию Мелехову на его жизненном пути, изрядно помотали его. Однако герой всегда стремился к честности и справедливости. Он хотел стать то «красным», то «белым». Но цели и идеи каждого течения были ему чужды. В итоге он для всех стал врагом.

М.А. Шолохов выбрал крайне сложную судьбу для своего персонажа. Григорий потерял самое главное, что было в его жизни: родителей, супругу, дочь, брата, самую большую любовь — Аксинью. Он лишился дома. Герой сбился с правильного пути. Он стал отшельником. Его существование больше напоминало жизнь преступника. В итоге Григорий Мелехов не выдержал. Он сдался властям. Но зачем он сделал такой шаг? Единственное желание героя — встретиться со своим сыном в последний раз.

3 стр., 1084 слов

Роман «Евгений Онегин»: проблемы смысла жизни, счастья, долга

... важна в “Евгении Онегине” проблема долга и счастья. По сути, Татьяна Ларина – не любовная героиня, это героиня совести. Появившись на страницах романа 17-летней провинциальной девушкой, мечтающей о счастье с ... читателю сквозь призму авторского восприятия, авторской оценки. Проблемы цели и смысла жизни – ключевые, центральные в романе, ведь в переломные моменты истории, каковым стала для России ...

Какой смысл заложил М. Шолохов в свое произведение? Автор хотел показать жизнь казачества через следующие основные направления:

  • Любовь. Мастер слова на наглядных примерах показал, что делает с людьми иррациональная страсть. Любовь является не только движущей силой всего человечества, она может погубить каждого.
  • Семья. Автор утверждает, семья — это то, за что надо бороться при любых обстоятельствах.
  • Казачий род. Писатель раскрыл и показал это сословие с разных сторон. Жизненный уклад, традиции и ценности очень дороги для этого народа. Однако если истребить донское казачество, то погибнет вся Россия.
  • Правда и ложь. Герой намерен построить идеальный мир. Там, где нет места предательству, горю и несправедливости. Но на протяжении своей жизни позиция персонажа претерпевает изменения. В итоге он остался один, всеми отвергнутый и абсолютно не понятый.

Школяру.ру | В помощь школьнику

Смысл финала «Тихий Дон»

Автор показал, какие непоправимые и ужасные разрушения принесла людям война. Жестокая и кровопролитная. Однако даже в самый сложный и трудный жизненный период не стоит забывать о морали и нравственности. Ведь именно на этом и строится вся человеческая жизнь.

Григорий Мелехов. Яркий персонаж, который вызывает и симпатию, и чувство отторжения одновременно. Испытав ужас братоубийственной битвы, так и не определившись с политическими взглядами, запутавшись в собственных ценностях, герой вернулся домой. Он надеется обрести внутренний покой. Но и в родном доме Григория подстерегают неприятности.

Каков итог жизни героя? Он потерял все, что имело для него значение. Дальнейшая судьба Григория осталась открытой. Его будущее неизвестно. Автор показал, куда приводят внутренние противоречия.

Оцените статью!

[Всего: 0 Среднее: 0]

Ищите нас здесь

Смотрите также:

  1. Смысл романа Тихий Дон Шолохова Знаменитый роман М.А.Шолохова «Тихий Дон» — это одно из ключевых произведений XX века. Оно произвело колоссальное впечатление на читателей и критиков. И потому было удостоено Нобелевской премии в области литературы…
  2. Смысл романа Отцы и дети Тургенева Иван Сергеевич Тургенев — непревзойдённый мастер слова, которому свойственны краткость, яркое отображение наболевших проблем общества, любовь к народу. «Отцы и дети» — роман, который пропитан идейной борьбой, психологическими драмами и…
  3. Смысл романа Преступление и наказание — Фёдор Достоевский Важный в истории русской и зарубежный литературы русский писатель, философ и публицист Ф.М.Достоевский совершил своеобразный переворот благодаря своей полной противоречий и загадок книгой «Преступление и наказание». Очень трудно (скорее даже,…
  4. Смысл романа Война и мир Толстого и его названия Наша жизнь наполнена контрастами. Именно об этом хотел сказать Лев Николаевич Толстой своим читателям. Милосердие, достоинство, доброта, честь и ожесточенная схватка не только на поле сражения, но в кругу самых…
  5. Смысл романа Дворянское гнездо Тургенева По мнению самого И.С. Тургенева, его роман «Дворянское гнездо» имел оглушительный успех у читателей. Правдивые, близкие народу персонажи, проблемы, характерные для всего общества, увлекательный сюжет являются отправной точкой произведения. Но…

Большой Бейсуг

«Ой ты, наш батюшка, тихий Дон!» — так в своих песнях обращаются к великой реке донские казаки. Хотя от Днепра и Терека до Яика и Амура раскидало казачество хутора за свою многовековую историю (с 1549 г упоминаются в летописи «казаки»), для всякого русского человека с судьбой и укладом казаков неразделимо связана именно эта река. Удивительно ли, что, взявшись за роман о донском казачестве, М. Шолохов первоначально дал ему имя «Донщина», однако с расширением замысла изменил название своей главной книги.

«Тихий дон». На первый взгляд простое, это название вобрало в себя все смысловое богатство грандиозного романа-эпопеи, стало поистине символом судьбы лихих казаков. А так как всякий символ имеет бесконечное число значений, смысл названия романа невозможно объяснить в двух-трех словах.

Так уж сложилось исторически, что изначально казаки были независимыми, свободолюбивыми воинами, которые селились по окраинам русских земель, защищались от набегов кочевников, промышляли набегами на чужие пределы; по суги дела, они на Руси несли пограничную службу. Земли же попадались все богатые, а боевыми трофеями и даже разбоями не всегда разживешься: ненадежное это дело, да и опасное. Преодолевая устоявшиеся обычаи и даже запреты, стали казаки в свободное от военных действий время сеять хлеб. Так что у всякого казака было сразу как бы две ипостаси: казак-воин проходил военные сборы, добывал славу в походах; казак-земледелец сеял, пахал, растил детей.

Донское казачество не было исключением. Земля на Дону, особенно нижнем, жирная, богатая; говорят, воткни в нее палку — прорастет. Да и нет в ней особого дефицита: нет края донским степям. «Степь-матушка, Дон-батюшка», — так называли их казаки, кормильцем величали тихий Дон. И впрямь: оплодотворят щедрые воды Дона степь, и родит она богатый урожай на радость казакам и в прибыток их хозяйствам. Потому и располагаются казачьи хутора по берегам могучей реки: тут тебе и столь необходимая всякому земледельцу вода, и рыба водится в изобилии, да и водный путь гладок и широк.

На донском берегу расположился и хутор Татарский станицы Вешенской: «Мелеховский двор — на самом краю хутора. Воротца со скотиньего база ведут на север к дону. Крутой восьмисаженный спуск меж замшелых в прозелени меловых глыб, и вот берег: перламутровая россыпь ракушек, серая изломистая кайма нацелованной волнами гальки и дальше

  • перекипающее под ветром вороненой рябью стремя дона», — так начинается роман М. Шолохова. Размеренная жизнь земледельца чем-то напоминает течение реки: течет вода — идет время, немудреные события казачьей жизни сменяют одно другое: пахота, посев, покос, жатва. Но как неизменны речные берега, так неизменна в основе своей и жизнь на лоне природы: за зимой приходит весна, за жатвой — пахота. Природное время течет по кругу;
  • оно опровергает известный афоризм древнего мудреца: мол, нельзя в одну реку войти дважды. Проходит вода, но сама река вечна. Где бы ни странствовал донской казак, по возвращении первым его встретит Дон-батюшка, по-прежнему полноводный и тихий: «Бывало отслужат казаки в Атаманском полку сроки, — снаряжают их к отправке по домам. Грузят сундуки, именье свое, коней. Эшелон идет, и вот под Воронежем, где первый раз приходится переезжать через Дон, машинист, какой ведет поезд, дает тихий ход, — самый что ни на есть тихий… он уже знает, в чем дело. Только что поезд выберется на мост — батюшки мои!.. что тут начинается! Казаки прямо бесятся: «Дон! Дон! Наш! Тихий Дон! Отец родимый, кормилец! Ур-р-ра-а-а-а!» — из окна кидают, с моста прямо в воду, через железный переплет фуражки, шинели старые, шаровары, наволока, рубахи, разную мылось. Дарят Дону, возвертаясь со службы. Бывалоча глянешь, — а по воде голубые атаманские фуражки, как лебедя али цветки, плывут… Издавна такой обычай повелся». (Кн. II, ч. V, гл. Х).

Циклично природное время, циклична и сама жизнь казака-землепашца, жизнь в целом: вроде бы всего раз рождается, раз умирает человек — да не раз, с рождением ребенка начинается новый круг его существования. Человек смертен лишь сам по себе — в роду, в своих детях он продолжает себя, обретает бессмертие. Поэтому так много места уделяет Шолохов истории казачьих родов: Мелеховых, Коршуновых, Листницких, поэтому так важно для писателя, крепок ли род героя, не лягут ли грехи отцов на плечи детей, как всю жизнь поломало Аксинье двойное преступление, совершенное ее родными. Не зная значения для казака семьи, рода, трудно объяснить слова автора: «Отсюда и повелись в хуторе горбоносые, диковато-красивые казаки Мелеховы, а по-уличному — Турки. Вроде бы, кроме Пантелея Прокофьевича и Григория, ну, может, еще Дуняши, и нет пока «турок» в Татарском, да не ошибка это Шолохова: о том, что вопреки всеми не пресекся род Мелеховых, говорит писатель, и последние строка романа разъясняют эту загадочную фразу.

Циклична жизнь казака-землепашца, да не скажешь того про казака-воина. Историческое время вламывается в хутор, срывает его с родных мест и ведет на войну. Не отсидеться казаку на печи, потому что с малых лет приучен он к седлу и шашке, вспоен рассказами о боевых доблестях, за оскорбление почтет отвод от воинской службы, тем более тогда, когда враг топчет родимую землю. И вот уже отмеривается жизнь казака не сменой времен года, а учениями да походами, сражениями да подвигами: линейно историческое время, нет в нем повторений, неважно ему, зима ли, весна на дворе. Иным значением теперь наполняется название романа: не река Дон, а земля Донщины, издавна заселенная казаками, имеется в виду, и от веку нет покоя этой земле. «Тихий Дон» тогда — оксюморон, взаимоисключающее сочетание слов. О том и старинные казачьи песни сложены, песни, взятые Шолоховым эпиграфом к роману:

Не сохами славная землюшка наша распахана. Распахана наша землюшка лошадиными копытами, А засеяна славная землюшка казацкими головами, Крашен-то наш тихий Дон молодыми вдовами. Цветет наш батюшка тихий Дон сиротами, Наполнена волна в тихом Дону отцовскими, материнскими слезами.

Не тихий Дон в романе Шолохова: идет братоубийственная война, льется кровь, один за другим гибнут казачьи роды. Как и в старинной песне, бьются казаки за родную землю, щедро поливают собственной и чужой кровью, да что на той крови вырастет? Не тем вспахивают казаки степь, не тем ее засевают; страшные урожаи соберут потом матери да вдовы. Не щадит свирепый ХХ век донских земель: ворвался в каждую станицу, каждый курень, и вот уже, возвращаясь домой, не находят казаки свой дом прежним: семь человек родных недосчитался Григорий к моменту своего последнего возвращения в Татарский, навсегда пресекся род Листницких, дотла сожжены курени и «белого» Коршунова, и «красного» Кошевого. Лишь внешне спокоен тихий Дон, никогда не знавший покоя, а в ХХ век стал красный от пролитой крови, соленый от вдовьих и материнских слез.

Уж как то мне все мутну не быть, Распустил я своих ясных соколов, Ясных соколов — донских казаков. Размываются без них мои крутые бережки, Высыпаются без них косы желтым песком.

Но как ввек не иссякнуть щедрому потоку тихого Дона, так не пресечься и донскому казачеству: многие сложили в бескрайних придонских степях головы, многие покалечены и телесно, и душевно войной, но не убита в казаках воля к жизни. И вот женится, не дождавшись конца войны, Кошевой: хоть и не самый путевый он из казаков, да жена ему досталась отменная, крепкой мелеховской породы. Вот возвращается ранним мартом домой Григорий, возвращается и понимает, что удержало его на этой земле: «Что ж, вот и сбылось то немногое, о чем бессонными ночами мечтал Григорий. Он стоял у ворот родного дома, держал на руках сына…

Это было все, что осталось у него в жизни, что пока еще роднило его с землей и со всем этим огромным, сияющим под холодным солнцем миром»…

Замкнулся великий круг великого романа, возвратился главный герой туда, откуда начал он свой трагический путь, вернулся ранней весной, когда тает первый лед и природа уже готова вновь расцвести, словно бы в первый раз. Носила Григория история по своим полям, ломала судьба, пытаясь вырвать с корнями из этой земли, навсегда лишить казака родины, да Мелехов не Митька Коршунов: не сломать его, не оборвать ниточек, связывающих его с Доном, с его бескрайними степями. Возвращаются понемногу с войны сыны великой реки, возвращаются, чтобы жить на этой земле. А там, где лед отошел от берега, видно, как тихий Дон катит свои живые воды в вечность.

«Тихий Дон»… На первый взгляд простое, это название вобрало в себя все смысловое богатство грандиозного романа-эпопеи, стало поистине символом судьбы лихих донцев. А так как всякий символ имеет бесконечное число значений, смысл названия этого романа невозможно объяснить в двух-трех словах. Так уж сложилось исторически, что изначально казаки были только независимыми, свободолюбивыми воинами, которые селились по окраинам русских земель, защищались от набегов кочевников, промышляли набегами на чужие пределы; по сути дела, они на Руси несли пограничную службу. Земли же попадались все богатые, а боевыми трофеями и даже разбоями не всегда разживешься: ненадежное это дело да и опасное. Короче, преодолевая устоявшиеся обычаи и даже запреты, стали казаки в свободное от военных действий время сеять хлеб. Так что у всякого казака было сразу как бы две ипостаси: казак-воин проходил военные сборы, добывал славу в походах; казак-земледелец сеял, пахал, растил детей. Донское казачество не было в этом исключением. Земля на Дону, особенно нижнем, жирная, богатая; говорят, воткни в нее палку — прорастет. Да и нет в ней особого дефицита: бескрайни донские степи. «Степь-матушка, Донбатюшка» — так называли их казаки, кормильцем величали тихий Дон. И впрямь: оплодотворят щедрые воды Дона степь, и родит она богатый урожай на радость казакам и в прибыток их хозяйствам. Потому и располагаются казачьи хутора по берегам могучей реки: тут тебе и столь необходимая всякому земледельцу вода, и рыба водится в изобилии, да и водный путь гладок да широк. На донском берегу расположился и хутор Татарский станицы Вешенской: «Мелеховский двор — на самом краю хутора. Воротца со скотиньего база ведут на север к Дону. Крутой восьмисаженный спуск меж замшелых в прозелени меловых глыб, и вот берег: перламутровая россыпь ракушек, серая изломистая кайма нацелованной волнами гальки и дальше — перекипающее под ветром вороненой рябью стремя Дона» — так начинается роман М. Шолохова. Размеренная жизнь земледельца чем-то напоминает течение реки: течет вода — идет время, немудреные события казачьей жизни сменяют одно другое: пахота, посев, покос, жатва. Но как неизменны речные берега, так неизменна в основе своей и жизнь на лоне природы: за зимой приходит весна, за жатвой — пахота. Природное время циклично, течет по кругу; оно опровергает известный афоризм древнего мудреца: мол, нельзя в одну реку войти дважды. Проходит вода, но сама река пребывает вечно. Где бы ни странствовал донской казак, по возвращении первым его встретит Дон-батюшка, по прежнему полноводный и тихий. «Бывало, отслужат казаки в Атаманском полку сроки, — снаряжают их к отправке по домам. Грузят сундуки, именье свое, коней. Эшелон идет, и вот под Воронежем, где первый раз приходится переезжать через Дон, машинист, какой ведет поезд, дает тихий ход, — самый что ни на есть тихий… он уже знает, в чем дело. Только что поезд выберется на мост, — батюшки мои!.. что тут начинается! Казаки прямо бесятся: «Дон! Дон наш! Тихий Дон! Отец родимый, кормилец! Ур-р-раа-а-а!» — из окны кидают, с моста прямо в воду, через железный переплет, фуражки, шинели старые, шаровары, наволоки, рубахи, разную мелочь. Дарят Дону, возвертаясь со службы. Бывалоча глянешь, — а по воде голубые атаманские фуражки, как лебедя али цветки, плывут… Издавна такой обычай повелся». (Кн. II, ч. V, гл. X.) Циклично природное время; циклична и сама жизнь казака-землепашца, жизнь в целом: вроде бы всего раз рождается, раз умирает человек — да не раз, с рождением ребенка начинается новый круг его существования. Человек смертен лишь сам по себе — в роду, в своих детях он продолжает себя, обретает бессмертие. Поэтому так много места уделяет Шолохов истории казачьих родов: Мелеховых, Коршуновых, Листницких, поэтому так важно для писателя, крепок ли род героя, не лягут ли грехи отцов на плечи детей, как всю жизнь поломало Аксинье двойное преступление, совершенное ее родными. Не зная значения для казака семьи, рода, трудно объяснить слова автора: «Отсюда и повелись в хуторе горбоносые, диковато-красивые казаки Мелеховы, а поуличному — Турки». Вроде бы, кроме Пантелея Прокофьевича и Григория, ну может, еще Дуняши, и нет пока «турок» в Татарском, да не ошибка это Шолохова: о том, что вопреки всему не пресекся род Мелеховых, говорит писатель, и последние строки романа разъясняют эту загадочную фразу. Циклична жизнь казака-землепашца, да не скажешь того про казака-воина. Историческое время вламывается в его хутор, срывает его с родных мест и ведет на войну. Не отсидеться казаку на печи, потому что с малых лет приучен он к седлу и шашке, вспоен рассказами о боевых доблестях донцев, за оскорбление почтет отвод от воинской службы, тем более тогда, когда враг топчет родимую землю. И вот уже мерится жизнь казака не сменой времен года, а учениями да походами, сражениями да подвигами: линейно историческое время, нет в нем повторений, не важно ему, зима ли, весна на дворе. Иным значением теперь наполняется заглавие романа: не река Дон, а земля Донщины, издавна заселенная казаками, имеется в виду, и от веку нет покоя этой земле. «Тихий Дон» тогда — оксюморон, взаимопротиворечивое сочетание слов. О том и старинные казачьи песни сложены, песни, взятые Шолоховым эпиграфом к роману: Не сохами-то славная землюшка наша распахана… Распахана наша землюшка лошадиными копытами, А засеяна славная землюшка казацкими головами, Крашен-то наш тихий Дон молодыми вдовами, Цветет наш батюшка тихий Дон сиротами, Наполнена волна в тихом Дону отцовскими, материнскими слезами. Не тихий – буйный Дон в романе Шолохова: идет братоубийственная война, льется кровь, один за другим гибнут казачьи роды. Как и в старинной песне, бьются казаки за родную землю, щедро поливают собственной и чужой кровью, да что на той крови вырастет? Не тем вспахивают казаки степь, не тем ее засевают; страшные урожаи соберут потом матери да вдовы. Не щадит свирепый XX век донских земель: ворвался в каждую станицу, каждый курень, и вот уже, возвращаясь домой, не находят казаки свой дом прежним: семь человек родных недосчитался Григорий к моменту своего последнего возвращения в Татарский, навсегда пресекся род Листницких, дотла сожжены курени и «белого» Коршунова, и «красного» Кошевого. Лишь внешне спокоен «тихий Дон», никогда не знавший покоя, но в XX век — красный от пролитой крови, соленый от вдовьих и материнских слез: Речь возговорит славный тихий Дон: «Уж как-то мне все мутну не быть, Распустил я своих ясных соколов, Ясных соколов — донских казаков. Размываются без них мои крутые бережки, Высыпаются без них косы желтым песком». Но как ввек не иссякнуть щедрому потоку тихого Дона, так не пресечься и донскому казачеству: многие сложили в бескрайних придонских степях головы, многие покалечены и телесно, и духовно войной, но не убита в казаках воля к жизни. И вот женится, не дождавшись конца войны, Кошевой: хоть и не самый путевый он из казаков, да жена ему досталась отменная, крепкой мелеховской породы. Вот возвращается ранним мартом домой Григорий, возвращается и понимает, что удержало его на этой земле: «Что ж, вот и сбылось то немногое, о чем бессонными ночами мечтал Григорий. Он стоял у ворот родного дома, держал на руках сына… Это было все, что осталось у него в жизни, что пока еще роднило его с землей и со всем этим огромным, сияющим под холодным солнцем миром». Замкнулся великий круг великого романа, возвратился главный герой туда, откуда начал он свой трагический путь, вернулся ранней весной, когда тает первый лед и природа уже готова вновь расцвести, словно бы в первый раз. Носила Григория история по своим полям, ломала судьба, пытаясь вырвать с корнями из этой земли, навсегда лишить казака родины, да Мелехов не Митька Коршунов: не сломать его, не оборвать ниточек, связывающих его с Доном, с его бескрайними степями. Возвращаются понемногу с войны сыны великой реки, возвращаются, чтобы жить на этой земле. А там, где лед отошел от берега, видно, как тихий Дон катит свои живые воды в вечность, свидетелем или участником описываемых событий входит в образную систему произведения как ее составная часть, выступает как индивидуальный человеческий характер, как мыслящая личность со своими стремлениями, своим отношением к людям, своей особой судьбой.

Следующая >

Смотрите также:

  • Пласт народной жизни, поднятый плугом коллективизации (по роману Шолохова «Поднятая целина»)
  • Судьба крестьянства в произведениях Шолохова
«Тихий Дон»… На первый взгляд простое, это название вобрало в себя все смысловое богатство грандиозного романа-эпопеи, стало поистине символом судьбы лихих донцев. А так как всякий символ имеет бесконечное число значений, смысл названия этого романа невозможно объяснить в двух-трех словах. Так уж сложилось исторически, что изначально казаки были только независимыми, свободолюбивыми воинами, которые селились по окраинам русских земель, защищались от набегов кочевников, промышляли набегами на чужие пределы; по сути дела, они на Руси несли пограничную службу. Земли же попадались все богатые, а боевыми трофеями и даже разбоями не всегда разживешься: ненадежное это дело да и опасное. Короче, преодолевая устоявшиеся обычаи и даже запреты, стали казаки в свободное от военных действий время сеять хлеб. Так что у всякого казака было сразу как бы две ипостаси: казак-воин проходил военные сборы, добывал славу в походах; казак-земледелец сеял, пахал, растил детей. Донское казачество не было в этом исключением. Земля на Дону, особенно нижнем, жирная, богатая; говорят, воткни в нее палку — прорастет. Да и нет в ней особого дефицита: бескрайни донские степи. «Степь-матушка, Донбатюшка» — так называли их казаки, кормильцем величали тихий Дон. И впрямь: оплодотворят щедрые воды Дона степь, и родит она богатый урожай на радость казакам и в прибыток их хозяйствам. Потому и располагаются казачьи хутора по берегам могучей реки: тут тебе и столь необходимая всякому земледельцу вода, и рыба водится в изобилии, да и водный путь гладок да широк. На донском берегу расположился и хутор Татарский станицы Вешенской: «Мелеховский двор — на самом краю хутора. Воротца со скотиньего база ведут на север к Дону. Крутой восьмисаженный спуск меж замшелых в прозелени меловых глыб, и вот берег: перламутровая россыпь ракушек, серая изломистая кайма нацелованной волнами гальки и дальше — перекипающее под ветром вороненой рябью стремя Дона» — так начинается роман М. Шолохова. Размеренная жизнь земледельца чем-то напоминает течение реки: течет вода — идет время, немудреные события казачьей жизни сменяют одно другое: пахота, посев, покос, жатва. Но как неизменны речные берега, так неизменна в основе своей и жизнь на лоне природы: за зимой приходит весна, за жатвой — пахота. Природное время циклично, течет по кругу; оно опровергает известный афоризм древнего мудреца: мол, нельзя в одну реку войти дважды. Проходит вода, но сама река пребывает вечно. Где бы ни странствовал донской казак, по возвращении первым его встретит Дон-батюшка, по прежнему полноводный и тихий. «Бывало, отслужат казаки в Атаманском полку сроки, — снаряжают их к отправке по домам. Грузят сундуки, именье свое, коней. Эшелон идет, и вот под Воронежем, где первый раз приходится переезжать через Дон, машинист, какой ведет поезд, дает тихий ход, — самый что ни на есть тихий… он уже знает, в чем дело. Только что поезд выберется на мост, — батюшки мои!.. что тут начинается! Казаки прямо бесятся: «Дон! Дон наш! Тихий Дон! Отец родимый, кормилец! Ур-р-раа-а-а!» — из окны кидают, с моста прямо в воду, через железный переплет, фуражки, шинели старые, шаровары, наволоки, рубахи, разную мелочь. Дарят Дону, возвертаясь со службы. Бывалоча глянешь, — а по воде голубые атаманские фуражки, как лебедя али цветки, плывут… Издавна такой обычай повелся». (Кн. II, ч. V, гл. X.) Циклично природное время; циклична и сама жизнь казака-землепашца, жизнь в целом: вроде бы всего раз рождается, раз умирает человек — да не раз, с рождением ребенка начинается новый круг его существования. Человек смертен лишь сам по себе — в роду, в своих детях он продолжает себя, обретает бессмертие. Поэтому так много места уделяет Шолохов истории казачьих родов: Мелеховых, Коршуновых, Листницких, поэтому так важно для писателя, крепок ли род героя, не лягут ли грехи отцов на плечи детей, как всю жизнь поломало Аксинье двойное преступление, совершенное ее родными. Не зная значения для казака семьи, рода, трудно объяснить слова автора: «Отсюда и повелись в хуторе горбоносые, диковато-красивые казаки Мелеховы, а поуличному — Турки». Вроде бы, кроме Пантелея Прокофьевича и Григория, ну может, еще Дуняши, и нет пока «турок» в Татарском, да не ошибка это Шолохова: о том, что вопреки всему не пресекся род Мелеховых, говорит писатель, и последние строки романа разъясняют эту загадочную фразу. Циклична жизнь казака-землепашца, да не скажешь того про казака-воина. Историческое время вламывается в его хутор, срывает его с родных мест и ведет на войну. Не отсидеться казаку на печи, потому что с малых лет приучен он к седлу и шашке, вспоен рассказами о боевых доблестях донцев, за оскорбление почтет отвод от воинской службы, тем более тогда, когда враг топчет родимую землю. И вот уже мерится жизнь казака не сменой времен года, а учениями да походами, сражениями да подвигами: линейно историческое время, нет в нем повторений, не важно ему, зима ли, весна на дворе. Иным значением теперь наполняется заглавие романа: не река Дон, а земля Донщины, издавна заселенная казаками, имеется в виду, и от веку нет покоя этой земле. «Тихий Дон» тогда — оксюморон, взаимопротиворечивое сочетание слов. О том и старинные казачьи песни сложены, песни, взятые Шолоховым эпиграфом к роману: Не сохами-то славная землюшка наша распахана… Распахана наша землюшка лошадиными копытами, А засеяна славная землюшка казацкими головами, Крашен-то наш тихий Дон молодыми вдовами, Цветет наш батюшка тихий Дон сиротами, Наполнена волна в тихом Дону отцовскими, материнскими слезами. Не тихий – буйный Дон в романе Шолохова: идет братоубийственная война, льется кровь, один за другим гибнут казачьи роды. Как и в старинной песне, бьются казаки за родную землю, щедро поливают собственной и чужой кровью, да что на той крови вырастет? Не тем вспахивают казаки степь, не тем ее засевают; страшные урожаи соберут потом матери да вдовы. Не щадит свирепый XX век донских земель: ворвался в каждую станицу, каждый курень, и вот уже, возвращаясь домой, не находят казаки свой дом прежним: семь человек родных недосчитался Григорий к моменту своего последнего возвращения в Татарский, навсегда пресекся род Листницких, дотла сожжены курени и «белого» Коршунова, и «красного» Кошевого. Лишь внешне спокоен «тихий Дон», никогда не знавший покоя, но в XX век — красный от пролитой крови, соленый от вдовьих и материнских слез: Речь возговорит славный тихий Дон: «Уж как-то мне все мутну не быть, Распустил я своих ясных соколов, Ясных соколов — донских казаков. Размываются без них мои крутые бережки, Высыпаются без них косы желтым песком». Но как ввек не иссякнуть щедрому потоку тихого Дона, так не пресечься и донскому казачеству: многие сложили в бескрайних придонских степях головы, многие покалечены и телесно, и духовно войной, но не убита в казаках воля к жизни. И вот женится, не дождавшись конца войны, Кошевой: хоть и не самый путевый он из казаков, да жена ему досталась отменная, крепкой мелеховской породы. Вот возвращается ранним мартом домой Григорий, возвращается и понимает, что удержало его на этой земле: «Что ж, вот и сбылось то немногое, о чем бессонными ночами мечтал Григорий. Он стоял у ворот родного дома, держал на руках сына… Это было все, что осталось у него в жизни, что пока еще роднило его с землей и со всем этим огромным, сияющим под холодным солнцем миром». Замкнулся великий круг великого романа, возвратился главный герой туда, откуда начал он свой трагический путь, вернулся ранней весной, когда тает первый лед и природа уже готова вновь расцвести, словно бы в первый раз. Носила Григория история по своим полям, ломала судьба, пытаясь вырвать с корнями из этой земли, навсегда лишить казака родины, да Мелехов не Митька Коршунов: не сломать его, не оборвать ниточек, связывающих его с Доном, с его бескрайними степями. Возвращаются понемногу с войны сыны великой реки, возвращаются, чтобы жить на этой земле. А там, где лед отошел от берега, видно, как тихий Дон катит свои живые воды в вечность, свидетелем или участником описываемых событий входит в образную систему произведения как ее составная часть, выступает как индивидуальный человеческий характер, как мыслящая личность со своими стремлениями, своим отношением к людям, своей особой судьбой.

Следующая >

Еще сочинения автора:

  • Судьба крестьянства в произведениях Шолохова
  • Две женщины Григория Мелехова
  • Трагическая судьба Григория Мелехова
  • Проблема свободы личности в романе «Тихий дон»
< Предыдущая Следующая >