Проблема определения образа истинного героя. По В. П. Катаеву

Сочинение

Проблема определения образа истинного героя.

И. П. Цыбулько 2021. Вариант № 5 («Солдаты, расположившиеся вокруг своей пушки…»)

Какими качествами обладает настоящий герой? Кого мы называем подлинным героем, достойным уважения и почёта? Именно эти вопросы возникают при чтении текста известного советского писателя Валентина Катаева.

Раскрывая проблему определения образа истинного героя, автор знакомит нас наводчиком Ковалёвым, который наружностью меньше всего отвечал представлению о лихом солдате, Герое Советского Союза, лучшем наводчике фронта. А в глазах мальчика Вани он принадлежал, скорее всего» к категории «дедушек». Это говорит о том, что нельзя судить о героизме и мужестве человека по его внешнему виду, а нужно судить о нём по его делам. Кроме того, будучи гениальным наводчиком ещё со времени Первой мировой войны, Ковалёв пошёл добровольцем на фронт, где выяснилось, что спустя четверть века он не только не забыл своих навыков, но ещё больше «окреп» в артиллерийском искусстве. В бою он вёл себя спокойно, не терял самообладания. Из этого следует, что подлинное искусство в военном ремесле ещё должно сочетаться и с величайшим мужеством. Оба примера, дополняя друг друга, подводят нас к мысли о том, что герой не всегда обладает заметной внешностью, он хорошо знает своё дело, любит Родину и готов её защищать, проявляя стойкость и героизм.

Авторская позиция заключается в следующем: настоящий герой непременно является патриотом, готов пожертвовать собой, отдать всего себя для защиты Отечества. Он скромен, так как не пытается выставить свои достоинства на всеобщее обозрение. Ответственно относясь к своему делу на войне, он гордится, что выполняет долг перед Родиной.

Мне близка позиция автора. Действительно, героем мы можем назвать не того, кто сразу же бросается в глаза своей выправкой. Внешне этот может быть незаметный человек, но в трудную минуту он готов без слов проявить стойкость и мужество.

В произведении Л. Н. Толстого «Война и мир» мы знакомимся с героем Шенграбенского сражения капитаном Тушиным. Этот маленький артиллерист в обычной обстановке неприметен, стеснителен, ужасно боится военного начальства. Но в бою он забывает о своих человеческих слабостях. Самому себе он кажется великаном, бросающим пушечные ядра голыми руками на французов. Он не думает о смерти, не боится её, так как всё его внимание поглощено ходом сражения, где он должен выполнить боевую задачу.

14 стр., 6715 слов

"Герой нашего времени" М.Ю. Лермонтова как первый психологический ...

... роман разросся до 6 глав, включая сюда и «Предисловие» к «Журналу». Появилось и окончательное название -- «Герой нашего времени». Сопоставление рукописи «Одного из героев начала века» с печатным текстом «Героя нашего времени» ... романа 1.1 Смысл заглавия романа лермонтов психологический роман Творческая история «Героя нашего времени» ... В самой ранней редакции романа первой из составлявших его повестей ...

В заключение подчеркну, что настоящие герои всегда остаются в тени, они не заявляют громогласно о своих подвигах, скромны и неприметны, но в трудную минуту боя они проявляют неслыханные мужество и героизм.


Текст


Солдаты, расположившиеся вокруг своей пушки, были заняты каждый своим делом. Кто, пристроившись к сосновому ящику со снарядами, писал письмо, слюня химический карандаш и сдвинув на затылок шлем; кто сидел на лафете, пришивая к шинели крючок; кто читал маленькую артиллерийскую газету; кто, скрутив цигарку, высекал искру и раздувал самодельный трут, из которого валил белый дым.

Живя с разведчиками и наблюдая поле боя с разных сторон, Ваня привык видеть войну широко и разнообразно. Он привык видеть дороги, леса, болота, мосты, ползущие танки, перебегающую пехоту, минёров, конницу, накапливающуюся в балках.

Здесь, на батарее, тоже была война, но война, ограниченная маленьким кусочком земли, на котором ничего не было видно, кроме орудийного хозяйства (даже соседних пушек не было видно), ёлочек маскировки и склона холма, близко обрезанного серым, осенним небом. А что было там, дальше, за гребнем этого холма, Ваня уже не знал, хотя именно оттуда время от времени слышались звуки перестрелки.

Ваня стоял у колёса орудия, которое было одной с ним вышины, и рассматривал бумажку, наклеенную на косой орудийный щит. На этой бумажке были крупно написаны тушью какие-то номера и цифры, которые мальчик безуспешно старался прочесть и понять.

  • Ну, Ванюша, нравится наше орудие? – услышал он за собой густой, добродушный бас.

Мальчик обернулся и увидел наводчика Ковалёва.

– Так точно, товарищ Ковалёв, очень нравится, – быстро ответил Ваня и, вытянувшись в струнку, отдал честь.

Видно, урок капитана Енакиева не прошёл зря. Теперь, обращаясь к старшему, Ваня всегда вытягивался в струнку и на вопросы отвечал бодро, с весёлой готовностью. А перед наводчиком Ковалёвым он даже переусердствовал. Он как взял под козырёк, так и забыл опустить руку.

– Ладно, опусти руку. Вольно, – сказал Ковалёв, с удовольствием оглядывая ладную фигурку маленького солдатика.

Наружностью своей Ковалёв меньше всего отвечал представлению о лихом солдате, Герое Советского Союза, лучшем наводчике фронта.

Прежде всего, он был не молод. В представлении мальчика он был уже не «дяденька», а скорее принадлежал к категории «дедушек». До войны он был заведующим большой птицеводческой фермой. На фронт он мог не идти. Но в первый же день войны он записался добровольцем.

Во время первой мировой войны он служил в артиллерии и уже тогда считался выдающимся наводчиком. Вот почему и в эту войну он попросился в артиллерию наводчиком. Сначала в батарее к нему относились с недоверием – уж слишком у него была добродушная, сугубо гражданская внешность. Однако в первом же бою он показал себя таким знатоком своего дела, таким виртуозом, что всякое недоверие кончилось раз и навсегда.

9 стр., 4054 слов

Автор и его отношение к героям романа («Война и мир»)

... оценках, прежде всего, - по отношению к героям своих произведений. Толстой не скрывает своих симпатий - антипатий к ним. В героях романа «Война и мир» писатель ценит простоту, душевность, умение ... возникло нынешнее название произведения "Война и мир", сам роман получил окончательное оформление, соединив черты многих жанров, а Бородино становится его кульминацией. Произведение печаталось частями, по ...

Его работа при орудии была высочайшей степенью искусства. Бывают наводчики хорошие, способные. Бывают наводчики талантливые. Бывают выдающиеся. Он был наводчик гениальный. И самое удивительное заключалось в том, что за четверть века, которые прошли между двумя мировыми войнами, он не только не разучился своему искусству, но как-то ещё больше в нём окреп. Новая война поставила артиллерии много новых задач. Она открыла в старом наводчике Ковалёве качества, которые в прежней войне не могли проявиться в полном блеске. Он не имел соперника в стрельбе прямой наводкой.

Вместе со своим расчётом он выкатил пушку на открытую позицию и под градом пуль спокойно, точно и вместе с тем с необыкновенной быстротой бил картечью по немецким цепям или бронебойными снарядами – по немецким танкам.

Здесь уже мало было одного искусства, как бы высоко оно ни стояло. Здесь требовалось беззаветное мужество. И оно было. Несмотря на свою ничем не замечательную гражданскую внешность, Ковалёв был легендарно храбр.

В минуту опасности он преображался. В нём загорался холодный огонь ярости. Он не отступал ни на шаг. Он стрелял из своего орудия до последнего патрона. А выстрелив последний патрон, он ложился рядом со своим орудием и продолжал стрелять из автомата. Расстреляв все диски, он спокойно подтаскивал к себе ящики с ручными гранатами и, прищурившись, кидал их одну за другой, пока немцы не отступали.

Среди людей часто попадаются храбрецы. Но только сознательная и страстная любовь к родине может сделать из храбреца героя. Ковалёв был истинный герой. Он страстно, но очень спокойно любил родину и ненавидел всех её врагов.

А с немцами у него были особые счёты. В шестнадцатом году они отравили его удушливыми газами. И с тех пор

Ковалёв всегда немного покашливал.

О немецких вояках он говорил коротко:

С ними у нас может быть только один разговор — беглым огнём. Другого они не понимают.

Трое его сыновей были в армии. Один из них уже был убит. Жена Ковалёва, по профессии врач, тоже была в армии. Дома никого не осталось.

Его домом была армия.

Несколько раз командование пыталось выдвинуть Ковалёва на более высокую должность. Но каждый раз Ковалёв

просил оставить его наводчиком и не разлучать с орудием.

Наводчик — это моё настоящее дело, — говорил Ковалёв, — с другой работой я так хорошо не справлюсь. Уж вы мне поверьте. 3а чинами я не гонюсь. Тогда был наводчиком и теперь до конца войны хочу быть наводчиком. А для командира я уже не гожусь. Стар. Надо молодым давать дорогу. Покорнейше вас прошу.

В конце концов его оставили в покое. Впрочем, может быть, Ковалёв был прав: каждый человек хорош на своём месте. И, в конце концов, для пользы службы лучше иметь выдающегося наводчика, чем посредственного командира взвода.

5 стр., 2114 слов

В. Перов — художник нового этапа русского искусства

... художника нового этапа русского искусства. Передвижники - представители «нового искусства» Вдохновляющим примером для «Товарищества передвижных художественных выставок» послужила «Санкт-Петербургская артель художников», которая ... огромное количество рисунков самого разного плана, как учебных, так и творческих. ... рассказывать осмысленно, обличать: лукошко с яйцами, штоф с водкой, пучок розог существуют ...

Всё это было Ване известно, и он с робостью и уважением смотрел на знаменитого Ковалёва.

По В. П. Катаеву