Стихотворение «Памяти матери» Твардовский Александр Трифонович

Сочинение

Александр ТВАРДОВСКИЙ

ПАМЯТИ МАТЕРИ * * * Прощаемся мы с матерями Задолго до крайнего срока — Еще в нашей юности ранней, Еще у родного порога, Когда нам платочки, носочки Уложат их добрые руки, А мы, опасаясь отсрочки, К назначенной рвемся разлуке. Разлука еще безусловней Для них наступает попозже, Когда мы о воле сыновней Спешим известить их по почте. И карточки им посылая Каких-то девчонок безвестных, От щедрой души позволяем Заочно любить их невесток. А там — за невестками — внуки… И вдруг назовет телеграмма Для самой последней разлуки Ту старую бабушку мамой. * * * В краю, куда их вывезли гуртом, Где ни села вблизи, не то что города, На севере, тайгою запертом, Всего там было — холода и голода. Но непременно вспоминала мать, Чуть речь зайдет про все про то, что минуло, Как не хотелось там ей помирать, — Уж очень было кладбище немилое. Кругом леса без края и конца — Что видит глаз — глухие, нелюдимые. А на погосте том — ни деревца, Ни даже тебе прутика единого. Так-сяк, не в ряд нарытая земля Меж вековыми пнями да корягами, И хоть бы где подальше от жилья, А то — могилки сразу за бараками. И ей, бывало, виделись во сне Не столько дом и двор со всеми справами, А взгорок тот в родимой стороне С крестами под березами кудрявыми.

Такая то краса и благодать, Вдали большак, дымит пыльца дорожная, — Проснусь, проснусь, — рассказывала мать, — А за стеною — кладбище таежное… Теперь над ней березы, хоть не те, Что снились за тайгою чужедальнею. Досталось прописаться в тесноте На вечную квартиру коммунальную. И не в обиде. И не все ль равно. Какою метой вечность сверху мечена. А тех берез кудрявых — их давно На свете нету. Сниться больше нечему. * * * Как не спеша садовники орудуют Над ямой, заготовленной для дерева: На корни грунт не сваливают грудою, По горсточке отмеривают. Как будто птицам корм из рук, Крошат его для яблони. И обойдут приствольный круг Вслед за лопатой граблями… Но как могильщики — рывком — Давай, давай без передышки, — Едва свалился первый ком, И вот уже не слышно крышки. Они минутой дорожат, У них иной, пожарный навык: Как будто откопать спешат, А не закапывают навек. Спешат, — меж двух затяжек срок, — Песок, гнилушки, битый камень Кой-как содвинуть в бугорок, Чтоб завалить его венками… Но ту сноровку не порочь, — Оправдан этот спех рабочий: Ведь ты им сам готов помочь, Чтоб только все — еще короче. * * * Перевозчик-водогребщик, Парень молодой, Перевези меня на ту сторону, Сторону — домой… Из песни — Ты откуда эту песню, Мать, на старость запасла? — Не откуда — все оттуда, Где у матери росла.

31 стр., 15366 слов

Женщина мать в искусстве 20 века – Образ женщины –матери в искусстве разных эпох

... столетия, запечатлевших женщину-мать. Вот и наступил XX век. В искусстве XX века совершенно по-новому зазвучала извечная тема материнства, ... гладком фоне крупным планом изображена женщина с заснувшим ребёнком на руках. В облике матери передана величественная осанка венецианских крестьянок ... «Мадонна с младенцем» , «Мать» ,Мать и дитя» А. А. Дейнека “Мать" И.М.Тоидзе "Родина- мать зовет” Тип урока: Ход ...

Все из той своей родимой Приднепровской стороны, Из далекой-предалекой Деревенской старины. Там считалось, что прощалась Навек с матерью родной, Если замуж выходила Девка на берег другой. Перевозчик-водогребщик, Парень молодой, Перевези меня на ту сторону, Сторону — домой… Давней молодости слезы, Не до тех девичьих слез, Как иные перевозы В жизни видеть привелось. Как с земли родного края Вдаль спровадила пора. Там текла река другая — Шире нашего Днепра. В том краю леса темнее, Зимы дольше и лютей, Даже снег визжал больнее Под полозьями саней. Но была, пускай не пета, Песня в памяти жива. Были эти на край света Завезенные слова. Перевозчик-водогребщик, Парень молодой, перевези меня на ту сторону, Сторону — домой… Отжитое — пережито, А с кого какой же спрос? Да уже неподалеку И последний перевоз. Перевозчик-водогребщик, Старичок седой, Перевези меня на ту сторону Сторону — домой… 1965

***

Мать поэта Мария Митрофановна родом из обедневшей дворянской семьи – настолько бедной, что отец однажды не смог заплатить «дворянский оброк»- четвертную за ношение фуражки – и был вычеркнут из благородных списков. Дворянство это вспоминалось как смешной казус давно прошедшей жизни… В семье было семеро детей, и все девочки. Они с детства знали крестьянский труд. Мария умела и пахать, и сеять, и лён отбеливать. А вот читала и писала с трудом. Сына Александра она родила на сенокосе, под только что поставленной копёшкой сена. «Мать говорила, что сама и принесла Александра в подоле в хату. Задержалась с родами-то то, услышала, что недоенная корова мычит, так положила Александра на кровать и пошла доить…» — вспоминает старший брат Константин.

Мать А. Т. Твардовского Мария Митрофановна

В автобиографии поэт писал: «Мать моя, Мария Митрофановна, была всегда очень впечатлительна и чутка, даже не без сентиментальности, ко многому, что находилось вне практических, житейских интересов крестьянского двора ,хлопот и забот хозяйки в большой многодетной семье .Её до слёз трогал звук пастушьей трубы где-нибудь вдалеке за нашими хуторскими кустами и болотцами, или отголосок песни с деревенских полей, или, например, запах первого молодого сена, вид какого-нибудь одинокого деревца и т. п.» В 1965 году Мария Митрофановна умерла. Вернувшись из Смоленска с похорон, Твардовский написал четыре замечательных стихотворения, которые составили цикл «Памяти матери». Он признан лучшим во всей русской лирике, посвящённой этой теме. Стихотворение «Перевозчик-водогребщик» завершает цикл.

2 стр., 818 слов

Нравственная проблематика лирики А.Т. Твардовского

... в порядке. В своей лирике Твардовский утверждает бессмертие воинского подвига, непреходящее значение нравственных ценностей, необходимость неразрывной связи ... на ту сторону, Сторону – домой… С другой стороны, этот образ ассоциируется с древнегреческим Хароном, перевозчиком душ в ... перевезти его «на ту сторону», «домой», туда, куда ушла его мать. Этические вопросы поднимаются поэтом в ... это сочинение.

«Тот час, когда рождаются произведения такой силы, становится редким и счастливым часом. И в этих стихах Твардовского больше всего потрясают правда жизни, бесстрашная правда чувств, подлинность, образность, богатство и чистота языка, его глубинная поэтическая мощь».

(Кайсын Кулиев)

© Copyright: Два Паскаля, 2010

—————————————

01 Александр Твардовский — Перевозчик-водогребщик… (читает автор) 02 Анна Смирнова — Перевозчик-водогребщик (Ю.Эдельштейн — А.Твардовский) 03 Лариса Герштейн — Перевозчик-водогребщик (Ю.Эдельштейн — А.Твардовский) 04 Людмила Зыкина — Ой да, перевозчик- водогрёбщик (Автора музыки не определила…) 05 Александр Ведерников — Перевозчик-водогребщик (В.Рубин — А.Твардовский) Гос. республиканская акад. рус. хор. капелла им. А.А.Юрлова, хор мальчиков МГХУ. Ансамбль солистов БСО ВРиТ. Дирижер В.Федосеев

Стихотворение «Памяти матери» Твардовский Александр Трифонович

Прощаемся мы с матерями Задолго до крайнего срока — Еще в нашей юности ранней, Еще у родного порога,

Когда нам платочки, носочки Уложат их добрые руки, А мы, опасаясь отсрочки, К назначенной рвемся разлуке.

Разлука еще безусловней Для них наступает попозже, Когда мы о воле сыновней Спешим известить их по почте.

И карточки им посылая Каких-то девчонок безвестных, От щедрой души позволяем Заочно любить их невесток.

А там — за невестками — внуки… И вдруг назовет телеграмма Для самой последней разлуки Ту старую бабушку мамой.

В краю, куда их вывезли гуртом, Где ни села вблизи, не то что города, На севере, тайгою запертом, Всего там было — холода и голода.

Но непременно вспоминала мать, Чуть речь зайдет про все про то, что минуло, Как не хотелось там ей помирать, — Уж очень было кладбище немилое.

Кругом леса без края и конца — Что видит глаз — глухие, нелюдимые. А на погосте том — ни деревца, Ни даже тебе прутика единого.

Так-сяк, не в ряд нарытая земля Меж вековыми пнями да корягами, И хоть бы где подальше от жилья, А то — могилки сразу за бараками.

И ей, бывало, виделись во сне Не столько дом и двор со всеми справами, А взгорок тот в родимой стороне С крестами под березами кудрявыми.

Такая то краса и благодать, Вдали большак, дымит пыльца дорожная, — Проснусь, проснусь, — рассказывала мать, — А за стеною — кладбище таежное…

Теперь над ней березы, хоть не те, Что снились за тайгою чужедальнею. Досталось прописаться в тесноте На вечную квартиру коммунальную.

И не в обиде. И не все ль равно. Какою метой вечность сверху мечена. А тех берез кудрявых — их давно На свете нету. Сниться больше нечему.

Как не спеша садовники орудуют Над ямой, заготовленной для дерева: На корни грунт не сваливают грудою, По горсточке отмеривают.

Как будто птицам корм из рук, Крошат его для яблони. И обойдут приствольный круг Вслед за лопатой граблями…

Но как могильщики — рывком — Давай, давай без передышки, — Едва свалился первый ком, И вот уже не слышно крышки.

Они минутой дорожат, У них иной, пожарный навык: Как будто откопать спешат, А не закапывают навек.

18 стр., 8622 слов

(1)Есть старинная украинская легенда. (2)Был у матери единственный ...

... Х I . Написание изложения. 1)Есть старинная украинская легенда. 2)Был у матери единственный сын. 3)Женился он на девушке изумительной, невиданной красоты. ... и напишет: «Легче всего - обидеть мать». И, может быть, его услышат С. Плотов. Учитель: В ... мать и прижала кудрявую голову сына к груди. 32)Не мог после этого сын возвратиться к жене-красавице, постылой стала она ему. 33)Не вернулась домой и мать. ...

Спешат, — меж двух затяжек срок, — Песок, гнилушки, битый камень Кой-как содвинуть в бугорок, Чтоб завалить его венками…

Но ту сноровку не порочь, — Оправдан этот спех рабочий: Ведь ты им сам готов помочь, Чтоб только все — еще короче.

Перевозчик-водогребщик, Парень молодой, Перевези меня на ту сторону, Сторону — домой… Из песни

  • Ты откуда эту песню, Мать, на старость запасла? — Не откуда — все оттуда, Где у матери росла.

Все из той своей родимой Приднепровской стороны, Из далекой-предалекой Деревенской старины.

Там считалось, что прощалась Навек с матерью родной, Если замуж выходила Девка на берег другой.

Перевозчик-водогребщик, Парень молодой, Перевези меня на ту сторону, Сторону — домой…

Давней молодости слезы, Не до тех девичьих слез, Как иные перевозы В жизни видеть привелось.

Как с земли родного края Вдаль спровадила пора. Там текла река другая — Шире нашего Днепра.

В том краю леса темнее, Зимы дольше и лютей, Даже снег визжал больнее Под полозьями саней.

Но была, пускай не пета, Песня в памяти жива. Были эти на край света Завезенные слова.

Перевозчик-водогребщик, Парень молодой, перевези меня на ту сторону, Сторону — домой…

Отжитое — пережито, А с кого какой же спрос? Да уже неподалеку И последний перевоз.

Перевозчик-водогребщик, Старичок седой, Перевези меня на ту сторону Сторону — домой…

( 1 votes, average: 5,00 out of 5)

Еще стихотворения:

  1. Ты откуда эту песню Перевозчик-водогребщик, Парень молодой, Перевези меня на ту сторону, Сторону домой… Из песни — Ты откуда эту песню, Мать, на старость запасла? — Не откуда — все оттуда, Где у матери…
  2. На реке Перевозчик-водогребщик, Парень молодой, Перевези меня на ту сторону, Сторону — домой. (Из народной песни) Сердитой махоркой да тусклым костром Не скрасить сегодняшний отдых… У пристани стынет усталый паром, Качаясь на…
  3. Памяти матери Вот он и кончился, покой! Взметая снег, завыла вьюга. Завыли волки за рекой Во мраке луга. Сижу среди своих стихов, Бумаг и хлама. А где-то есть во мгле снегов Могила…
  4. Харон — перевозчик! Харон — перевозчик! Мне можно с тобой ненадолго? Я только приглажу неистовый локон Блока и — мигом обратно. Харон — перевозчик! Мне можно с тобой ненадолго? Я только подложу непочатую…
  5. Песня о матери Вошел и сказал: «Как видишь, я цел, Взять не сумели Враги на прицел. И сердце не взяли, И сердце со мной! И снова пришел я, Родная, домой. Свинцовые ночи Не…
  6. Матери Предвоенные дождики лета, на Варшавском вокзале цветы! …Я впервые на поезде еду. Десять дней до Великой Черты. Провожает меня, задыхаясь от улыбок и жалобных слез, — мама… Мама моя молодая,…
  7. Ревность Нет, с тобой земная связь не расторгнута! Все ночные поезда — в нашу сторону! В нашу сторону, в мою, запыленную, после дождичка в четверг — всю зеленую! Как живется мне…
  8. Матери Я вышел из бедной могилы. Никто меня не встречал — Никто: только кустик хилый Облетевшей веткой кивал. Я сел на могильный камень… Куда мне теперь идти? Куда свой потухший пламень…
  9. Матери Как себя ты обделяла хлебушком в войну, а остатки мне совала, проводив ко сну. Помню, как меня искала среди гор, полей, расступались даже скалы от любви твоей. Со стены глядишь…
  10. Письмо матери Ты жива еще, моя старушка? Жив и я. Привет тебе, привет! Пусть струится над твоей избушкой Тот вечерний несказанный свет. Пишут мне, что ты, тая тревогу, Загрустила шибко обо мне,…
  11. Молитва к Божией Матери Мира заступница, Матерь всепетая! Я пред Тобою с мольбой: Бедную грешницу, мраком одетую, Ты благодатью прикрой! Если постигнут меня испытания, Скорби, утраты, враги, В трудный час жизни, в минуту страдания,…
  12. Праздник матери — Как вольных птиц над степью на рассвете, Трех сыновей пустила я в полет. Как матери, как близкой, мне ответьте, Как женщине, что слезы льет: Где сыновья мои? В душе…
  13. Ах ты Боже ты мой Испытавший в скитаниях стужу и зной, Изнемогший от бурь и туманов, Я приеду домой, я приеду домой Знаменитый, как сто Магелланов. Ах ты Боже ты мой, ах ты Боже ты…
  14. Разговор матери с дочерью Мать Приятную тебе скажу я, друг мой, весть. Дочь Скажите, маменька. Мать Жених тебе уж есть: Отец поговорить об нем велел с тобою. Дочь Вы видели его? Хорош ли он…
  15. Песня матери над колыбелью сына Засни, дитя, спи, ангел мой! Мне душу рвет твое стенанье! Ужель страдать и над тобой? Ах, тяжко и одно страданье! Когда отец твой обольстил Меня любви своей мечтою, Как ты,…
  16. Памяти А. А. Фета Он был старик давно больной и хилый; Дивились все — как долго мог он жить… Но почему же с этою могилой Меня не может время помирить? Не скрыл он в…
  17. На гробе матери От колыбели я остался В печальном мире сиротой; На утре дней моих расстался, О мать бесценная, с тобой! И посох странника бросаю Я в первый раз в углу родном; И…
  18. Памяти Марины Цветаевой Я слышу, я не сплю, зовешь меня, Марина, Поешь, Марина, мне, крылом грозишь, Марина, Как трубы ангелов над городом поют, И только горечью своей неисцелимой Наш хлеб отравленный возьмешь на…
  19. К непригожей матери Пусть говорят, что ты дурна, Охрип от стужи звучный голос, Как лист сосновый, жесток волос И грудь тесна и холодна; И серы очи, стан нестроен, Пестра одежда, груб язык, Твоих…
  20. Письмо графа Комменжа к матери его Несчастнейший из всех злосчастных человек И из несчастнейших оставленный навек, Твой пишет сын к тебе, твой сын несчастный пишет. Ты чаяла ль когда сие известье слышать? Твой сын, которого уж,…

Вы сейчас читаете стих Памяти матери, поэта Твардовский Александр Трифонович

Русская поэзия 1960-х годов

Александр ТВАРДОВСКИЙ, ПАМЯТИ МАТЕРИ

* * *

Прощаемся мы с матерями Задолго до крайнего срока — Еще в нашей юности ранней, Еще у родного порога,

Когда нам платочки, носочки Уложат их добрые руки, А мы, опасаясь отсрочки, К назначенной рвемся разлуке.

Разлука еще безусловней Для них наступает попозже, Когда мы о воле сыновней Спешим известить их по почте.

И карточки им посылая Каких-то девчонок безвестных, От щедрой души позволяем Заочно любить их невесток.

А там — за невестками — внуки… И вдруг назовет телеграмма Для самой последней разлуки Ту старую бабушку мамой.

* * *

В краю, куда их вывезли гуртом, Где ни села вблизи, не то что города, На севере, тайгою запертом, Всего там было — холода и голода.

Но непременно вспоминала мать, Чуть речь зайдет про все про то, что минуло, Как не хотелось там ей помирать, — Уж очень было кладбище немилое.

Кругом леса без края и конца — Что видит глаз — глухие, нелюдимые. А на погосте том — ни деревца, Ни даже тебе прутика единого.

Так-сяк, не в ряд нарытая земля Меж вековыми пнями да корягами, И хоть бы где подальше от жилья, А то — могилки сразу за бараками.

И ей, бывало, виделись во сне Не столько дом и двор со всеми справами, А взгорок тот в родимой стороне С крестами под березами кудрявыми.

Такая то краса и благодать, Вдали большак, дымит пыльца дорожная, — Проснусь, проснусь, — рассказывала мать, — А за стеною — кладбище таежное…

Теперь над ней березы, хоть не те, Что снились за тайгою чужедальнею. Досталось прописаться в тесноте На вечную квартиру коммунальную.

И не в обиде. И не все ль равно. Какою метой вечность сверху мечена. А тех берез кудрявых — их давно На свете нету. Сниться больше нечему.

* * *

Как не спеша садовники орудуют Над ямой, заготовленной для дерева: На корни грунт не сваливают грудою, По горсточке отмеривают.

Как будто птицам корм из рук, Крошат его для яблони. И обойдут приствольный круг Вслед за лопатой граблями…

Но как могильщики — рывком — Давай, давай без передышки, — Едва свалился первый ком, И вот уже не слышно крышки.

Они минутой дорожат, У них иной, пожарный навык: Как будто откопать спешат, А не закапывают навек.

Спешат, — меж двух затяжек срок, — Песок, гнилушки, битый камень Кой-как содвинуть в бугорок, Чтоб завалить его венками…

Но ту сноровку не порочь, — Оправдан этот спех рабочий: Ведь ты им сам готов помочь, Чтоб только все — еще короче.

* * *

Перевозчик-водогребщик, Парень молодой, Перевези меня на ту сторону, Сторону — домой… Из песни

— Ты откуда эту песню, Мать, на старость запасла? — Не откуда — все оттуда, Где у матери росла.

Все из той своей рожимой Приднепровской стороны, Из далекой-предалекой Деревенской старины.

Там считалось, что прощалась Навек с матерью родной, Если замуж выходила Девка на берег другой.

Перевозчик-водогребщик, Парень молодой, Перевези меня на ту сторону, Сторону — домой…

Давней молодости слезы, Не до тех девичьих слез, Как иные перевозы В жизни видеть привелось.

Как с земли родного края Вдаль спровадила пора. Там текла река другая — Шире нашего Днепра.

В том краю леса темнее, Зимы дольше и лютей, Даже снег визжал больнее Под полозьями саней.

Но была, пускай не пета, Песня в памяти жива. Были эти на край света Завезенные слова.

Перевозчик-водогребщик, Парень молодой, перевези меня на ту сторону, Сторону — домой…

Отжитое — пережито, А с кого какой же спрос? Да уже неподалеку И последний перевоз.

Перевозчик-водогребщик, Старичок седой, Перевези меня на ту сторону Сторону — домой…

1965

Предыдущее стихотворение Следующее стихотворение

LiveInternetLiveInternet

Александр Трифонович Твардовский

***

Прощаемся мы с матерями Задолго до крайнего срока — Ещё в нашей юности ранней, Ещё у родного порога,

Когда нам платочки, носочки Уложат их добрые руки, А мы, опасаясь отсрочки, К назначенной рвёмся разлуке.

Разлука ещё безусловней Для них наступает попозже, Когда мы о воле сыновней Спешим известить их по почте.

И карточки им посылая Каких-то девчонок безвестных, От щедрой души позволяем Заочно любить их невесток.

А там — за невестками — внуки… И вдруг назовёт телеграмма Для самой последней разлуки Ту старую бабушку мамой.

***

В краю, куда их вывезли гуртом, Где ни села вблизи, не то что города, На севере, тайгою запертом, Всего там было — холода и голода.

Но непременно вспоминала мать, Чуть речь зайдёт про всё про то, что минуло, Как не хотелось там ей помирать, — Уж очень было кладбище немилое.

Кругом леса без края и конца — Что видит глаз — глухие, нелюдимые. А на погосте том — ни деревца, Ни даже тебе прутика единого.

Так-сяк, не в ряд нарытая земля Меж вековыми пнями да корягами, И хоть бы где подальше от жилья, А то — могилки сразу за бараками.

И ей, бывало, виделись во сне Не столько дом и двор со всеми справами, А взгорок тот в родимой стороне С крестами под берёзами кудрявыми.

Такая то краса и благодать, Вдали большак, дымит пыльца дорожная, — Проснусь, проснусь, — рассказывала мать, — А за стеною — кладбище таёжное…

Теперь над ней берёзы, хоть не те, Что снились за тайгою чужедальнею. Досталось прописаться в тесноте На вечную квартиру коммунальную.

И не в обиде. И не всё ль равно. Какою метой вечность сверху мечена. А тех берёз кудрявых — их давно На свете нету. Сниться больше нечему.

***

Как не спеша садовники орудуют Над ямой, заготовленной для дерева: На корни грунт не сваливают грудою, По горсточке отмеривают.

Как будто птицам корм из рук, Крошат его для яблони. И обойдут приствольный круг Вслед за лопатой граблями…

Но как могильщики — рывком — Давай, давай без передышки, — Едва свалился первый ком, И вот уже не слышно крышки.

Они минутой дорожат, У них иной, пожарный навык: Как будто откопать спешат, А не закапывают навек.

Спешат, — меж двух затяжек срок, — Песок, гнилушки, битый камень Кой-как содвинуть в бугорок, Чтоб завалить его венками…

Но ту сноровку не порочь, — Оправдан этот спех рабочий: Ведь ты им сам готов помочь, Чтоб только всё — ещё короче.

***

  • Ты откуда эту песню, Мать, на старость запасла? — Не откуда — всё оттуда, Где у матери росла.

Всё из той своей родимой Приднепровской стороны, Из далёкой-предалёкой Деревенской старины.

Там считалось, что прощалась Навек с матерью родной, Если замуж выходила Девка на берег другой.

Перевозчик-водогребщик, Парень молодой, Перевези меня на ту сторону, Сторону — домой…

Давней молодости слёзы, Не до тех девичьих слёз, Как иные перевозы В жизни видеть привелось.

Как с земли родного края Вдаль спровадила пора. Там текла река другая — Шире нашего Днепра.

В том краю леса темнее, Зимы дольше и лютей, Даже снег визжал больнее Под полозьями саней.

Но была, пускай не пета, Песня в памяти жива. Были эти на край света Завезённые слова.

Перевозчик-водогребщик, Парень молодой, Перевези меня на ту сторону, Сторону — домой…

Отжитое — пережито, А с кого какой же спрос? Да уже неподалёку И последний перевоз.

Перевозчик-водогребщик, Старичок седой, Перевези меня на ту сторону Сторону — домой…

Мария Митрофановна Твардовская

Александр Твардовский вырос в семье сельского кузнеца, который, тем менее, был человеком достаточно образованным и начитанным. Именно Трифон Твардовский привил своим детям любовь к литературе, так как в доме по вечерам постоянно устраивались чтения произведений русских классиков.

Отец поэта Трифон Гордеевич

Мать поэта также принимала в них участие, однако своих детей она учила любить не столько литературу, сколько народное творчество, хорошо знакомое ей с детства.

Мать поэта Мария Митрофановна

После ее смерти Александр Твардовский написал стихотворение «Памяти матери», в котором попытался переосмыслить свои взаимоотношения с самым близким и дорогим человеком, поняв, что очень часто был к ней несправедлив. Это произведение состоит из четырех различных частей, каждая из которых рассказывает об определенном периоде жизни поэта . В первой из них Твардовский вспоминает, как впервые покинул отчий дом, чтобы, как принято тогда было говорить, «выбиться в люди». Он настолько стремился к свободе, что даже не замечал, насколько опечалена и огорчена его мать предстоящей разлукой. Тогда он еще не осознавал, что мать прощается с ним навсегда, мысленно отпуская его и благословляя. Ведь в суете и суматохе взрослой жизни сыну будет уже не до нее. И лишь скупые телеграммы да письма с фотографиями той, которая впоследствии станет его спутницей жизни, будут для нее утешением. «От щедрой души позволяем заочно любить их невесток», — с горечью написал Твардовский, отметив, что только сообщение о смерти матери заставляет многих людей изменить к ней свое отношение.

Во второй части стихотворения поэт рассказал о сибирской ссылке своих родителей, которые были раскулачены и более 10 лет прожили на чужбине. Автор вспоминает, что не это беспокоило его маму, а тот факт, что ей, возможно, придется найти свой последний приют в этом неприветливом и суровом крае, где нет кудрявых берез, а «могилки сразу за бараком». Но эта участь миновала родителей поэта, они смогли вернуться домой, в разоренную и сожженную усадьбу.

С отцом Трифоном Гордеевичем на родном хуторе Загорье под Смоленском, 1943 год. Это всё что осталось от родного хутора

И были похоронены на Смоленщине, хотя их смерть стала для Твардовского настоящим потрясением. В третьей части стихотворения он описывает похороны матери, отмечая, что в тот момент он мечтал о том, чтобы поскорее все закончилось.

В четвертой части произведения Твардовский обращается к своему детству и целиком приводит старинную песню, которую слышал от матери. В ней заложен глубокий философский смысл, который и в наши дни остается неизменным: ребенок, покинувший отчий дом, является отрезанным ломтем, и отныне его жизнь не имеет ничего общего с судьбой родителей. Но даже после смерти матери автору нелегко смириться с этой мыслью, и он сожалеет, что так и не смог получше узнать ту, которая подарила ему жизнь.

Текст: pishi-stihi.ru

Метрика

Размер: трёхстопный амфибрахий.

Рифма: перекрёстная.

Эпитеты: «под берёзами кудрявыми».

Метафоры:, Аллегория:, Гипербола:

Разговорная лексика: «Чуть речь зайдёт про всё про то, что минуло», «помирать», «кладбище немилое», «взгорок тот в родимой стороне», «большак».

Стихи о матери

С. Феоктистов

Мать

Мать была всех наших игр ценитель, Участник всех бесхитростных затей, И самый первый в жизни наставитель, И самый справедливый из судей…

И как мы были бесконечно рады, Когда она своим счастливым взглядом, Уставшая от вечной суеты, Смотрела наши первые тетради И первые похвальные листы!

С каким священным чувством целовали Её волос серебряную прядь! С какою теплотою вспоминали Незабываемое слово — «Мать»

В походах и сражениях суровых В чужом и неприветливом краю… Не потому ли этим нежным словом Мы называем Родину свою?

… И все дороги мы прошли достойно, И не сломила нас в боях гроза, И все мы нынче прямо и спокойно Глядим любимой Родине в глаза!

1947 г.

Белинский Ю.

Слово о Маме

Сейчас мне помнится все чаще: Зеленой веткой над плечом, Как давний сон, лесная чаща, До дна пронзенная лучом. И я, обвязанный косынкой От мошек, падая в траву, Ребенком с маленькой корзинкой Бегу на мамино «Ау-у»… И мама ждет с улыбкой сына, Хотя глаза ее грустят, И обнимает сильно-сильно, Да так, что косточки хрустят. А после, вся в пылинках света, В корзинку глядя, говорит: «Смотри, сынок, поганка это, А этот вот — хороший гриб». Увы… От времени не деться, И память к многому слаба, Но крепко помнятся из детства Мне эти мамины слова. И вот опять на той полянке Стою, на детство бросив взгляд. В моей корзинке не поганки, Грибы хорошие лежат. На них засохнувшие листья Дрожат от ветреного дня… И только нет, чтоб похвалиться, Сегодня мамы у меня… Наверно, можно притерпеться И двери в прошлое забить, Но только мальчика из детства В себе уже не позабыть. И я Россию в ритме будней, В каком бы ни был далеке, Как маму, слышу и бегу к ней, Как в детстве в жаркий день — к реке.

Мама

Пол-России я исколесил. Даль меня от дома отрывала… Мама! Я не самый лучший сын. Ты меня прости за это, мама! Много испытать мне довелось. Долго через сердце боль сквозила… Чтобы надо мной рассеять злость, Мама, ты единственная сила! Я могу от боли ошалеть. Так нелепо все перемешалось! И никто не хочет пожалеть. Мама, ты единственная жалость! Громкими литаврами звеня, Или лишь позвякивая слабо, Как бы жизнь не славила меня, Мама, ты единственная слава! Будет ли любовь в моей судьбе Или же печальнейшая повесть, Если я забуду о тебе, Мама, ты единственная совесть! Жизнь спешит во сне и наяву. Все приобретает быстротечность. Но, пока на свете я живу, Мама, ты единственная вечность!

Бородина Т.

Мы — матери

Ты на коленях держишь малыша, К щеке прильнула пухлая ручонка И ты сидишь безмолвно, чуть дыша, Чтоб не проснулся спящий твой мальчонка. А где-то далеко в другой стране, Обняв дитя своей рукою тонкой, В звенящих ожерельях из монет Качает мать смешного негритенка.

Горюнов М.

Мать

Вставала всех раньше, везде поспевала, Ложилась последней, а станет светать, Опять на ногах, как ни в чём не бывало, Моя дорогая, любимая мать. Ты деток своих бережливо растила, А кто заболеет, боялась дышать, Не спала ночами, огня не гасила, Моя дорогая, любимая мать. Немало тревог пережито тобою. Но как хорошо иногда помечтать! И, кажется, мыслям конца нет отбою, Моя дорогая, любимая мать. «Вот вырастут детки, по школам учиться Во что бы то ни стало, а нужно отдать. И если худого ни с кем не случится, Я буду навеки счастливая мать!» Когда посвободнее дома бывала, К себе на колени любила нас брать. Быть может, ты детство своё вспоминала, Моя дорогая, любимая мать? Ты песню нам самую лучшую пела, — Её не сумею теперь передать… О мужестве храбрых та песня звенела, Моя дорогая, любимая мать.

Мы выросли все, ничего не забыли, Что с детства учила ты нас понимать! Мы любим тебя так, как прежде любили, Моя дорогая, любимая мать.

И в грозные дни, когда враг озверелый Хотел нашу радость и счастье отнять, По первому зову Отчизны мы смело Взялись за ружьё, любимая мать.

Не бойся, родная, ведь нас миллионы, Мы зверя в берлогу загоним опять! Победой великой в борьбе окрылённый Весь мир будет вместе с тобой ликовать!

Суворова В.

Моей маме

Пред тобой я склоняю колени, Моя добрая, милая мать. Как люблю я тебя, к сожаленью, Не успела тебе я сказать.

Не успела, так часто бывает, Все казалось еще впереди,. Жизнь так быстро порой угасает, Смотришь — руки уже на груди…

А душа улетела, не слышит, И спеши — не спеши, не догнать. Только ветер калитку колышет И пытается что-то сказать.

Я сегодня калитку прикрою И с тобой посижу в тишине. Свою тайну тебе я открою: Пусто мне без тебя на Земле.

Но я знаю, что время настанет И с тобою увидимся мы. Жизнь, как снежная горка, растает, Я увижу другие миры.

Виноградова Т.

Мама

Тебе было трудно, я знаю. Но все пересилить смогла. Для нас ты была, как святая, Святою от нас и ушла. Я помню, как вечером звездным Учила писать и считать. И часто твердила: не просто Людьми нам хорошими стать. Не делать плохого учила, На зло отвечать лишь добром. В пример ты всегда приводила — Как дружно вы жили с отцом. А жили вы трудно, правдиво, Хранили душевную честь, Внушали вы нам терпеливо, Что правда лишь — истина есть. Спасибо, родные, за это, За то, что для всех нас тогда Вы были источником света, Что нас согревает всегда.

Максимов М.

Мать

Жен вспоминали на привале, друзей — в бою. И только мать не то и вправду забывали, не то стеснялись вспоминать,

Но было, что пред смертью самой видавший не один поход седой рубака крикнет: — Мама! ..И под копыта упадет.

Рубцов Н.

Прощальная песня

Я уеду из этой деревни… Будет льдом покрываться река, Будут ночью поскрипывать двери, Будет грязь на дворе глубока.

Мать придет и уснет без улыбки.., И в затерянном сером краю В эту ночь у берестяной зыбки Ты оплачешь измену мою.

Так зачем же, прищурив ресницы, У глухого болотного пня Спелой клюквой, как добрую птицу, Ты с ладони кормила меня.

Слышишь, ветер шумит по сараю? Слышишь, дочка смеется во сне? Может, ангелы с нею играют И под небо уносятся с ней..

Не грусти! На знобящем причале Парохода весною не жди! Лучше выпьем давай на прощанье За недолгую нежность в груди.

Мы с тобою как разные птицы! Что ж нам ждать на одном берегу? Может быть, я смогу возвратиться, Может быть, никогда не смогу,

Ты не знаешь, как ночью по тропам За спиною, куда ни пойду, Чей-то злой, настигающий топот Все мне слышится, словно в бреду.

Но однажды я вспомню про клюкву, Про любовь твою в сером краю И пошлю вам чудесную куклу, Как последнюю сказку свою.

Чтобы девочка, куклу качая, Никогда не сидела одна. — Мама, мамочка! Кукла какая! И мигает, и плачет она…

Смеляков Я.

* * *

Вот опять ты мне вспомнилась, мама, и глаза твои, полные слез, и знакомая с детства панама на венке поредевших волос.

Оттеняет терпенье и ласку, потемневшая в битвах Москвы, материнского воинства каска — украшенье седой головы.

Все стволы, что по русским стреляли, все осколки чужих батарей неизменно в тебя попадали, застревали в одежде твоей.

Ты заштопала их, моя мама, но они все равно мне видны, эти грубые длинные шрамы — беспощадные метки войны…

Дай же, милая, я поцелую, от волненья дыша горячо, эту бедную прядку седую и задетое пулей плечо.

В дни, когда из окошек вагонных мы глотали движения дым и считали свои перегоны по дорогам к окопам своим,

как скульптуры из ветра и стали, на откосах железных путей днем и ночью бессменно стояли батальоны седых матерей.

Я не знаю, отличья какие, не умею я вас разделять: ты одна у меня, как Россия, милосердная русская мать.

Это слово протяжно и кратко произносят на весях родных и младенцы в некрепких кроватках, и солдаты в могилах своих.

Больше пет и не надо разлуки, и держу я в ладони своей эти милые трудные руки, словно руки России моей.

Твардовский А.

Из цикла «Памяти матери»

Прощаемся мы с матерями Задолго до крайнего срока — Еще в нашей юности ранней, Еще у родного порога,

Когда нам платочки, носочки Уложат их добрые руки, А мы, опасаясь отсрочки, К назначенной рвемся разлуке.

Разлука еще безусловней Для них наступает попозже, Когда мы о воле сыновней Спешим известить их по почте.

И, карточки им посылая Каких-то девчонок безвестных, От щедрой души позволяем Заочно любить их невесток.

А там — за невестками — внуки. И вдруг назовет телеграмма Для самой последней разлуки Ту старую бабушку мамой.

Ратов Станислав

Материнское окно

Ах, края мои родные!.. Как я не был здесь давно. Нежно светит меж рябинами Материнское окно.

Привела тропа окольная К материнскому крыльцу. И бежит слеза невольная, Как дождинка по лицу.

Разволнован я — не слишком ли? Ведь седой уже давно. А смотрю опять мальчишкою В материнское окно.

Вот сейчас, через мгновение, На родной ступлю порог. Выйдет мама, с удивлением Вскрикнет: — Дитятко! Сынок!

И опять, как в давней давности Прослезится моя мать. Будет вновь меня от радости Обнимать и целовать!..

Время, время быстротечное… Как в награду мне дано Испокон на веки вечные Материнское окно!..

Гамзатов Расул

Матери

Мальчишка горский, я несносным Слыл неслухом в кругу семьи И отвергал с упрямством взрослым Все наставления твои.

Но годы шли, и, к ним причастный, Я не робел перед судьбой, Зато теперь робею часто, Как маленький перед тобой.

Вот мы одни сегодня в доме, Я боли в сердце не таю И на твои клоню ладони Седую голову свою.

Мне горько, мама, грустно, мама, Я — пленник глупой суеты, И моего так в жизни мало Вниманья чувствовала ты.

Кручусь на шумной карусели, Куда-то мчусь, но вдруг опять Сожмется сердце: «Неужели Я начал маму забывать?»

А ты, с любовью, не с упреком, Взглянув тревожно на меня, Вздохнешь, как будто ненароком, Слезинку тайно оброня.

Звезда, сверкнув на небосклоне, Летит в конечный свой полет. Тебе твой мальчик на ладони Седую голову кладет.

Мама

По-русски «мама», по-грузински «нана», А по-аврски — ласково «баба». Из тысяч слов земли и океана У этого — особая судьба.

Став первым словом в год наш колыбельный, Оно порой входило в дымный круг И на устах солдата в час смертельный Последним звоном становилось вдруг.

На это слово не ложатся тени, И в тишине, наверно, потому Слова другие, преклонив колени, Желают исповедаться ему.

Родник, услугу оказав кувшину, Лепечет это слово оттого, Что вспоминает горную вершину — Она прослыла матерью его.

И молния прорежет тучу снова, И я услышу, за дождем следя, Как, впитываясь в землю, это слово Вызванивают капельки дождя.

Тайком вздохну, о чем-нибудь горюя, И, скрыв слезу при ясном свете дня: «Не беспокойся, — маме говорю я, — Все хорошо, родная. у меня».

Тревожится за сына постоянно, Святой любви великая раба. По-русски «мама», по-грузински «нана» И по-аварски — ласково «баба».

Твардовский Александр

* * *

И первый шум листвы еще неполный, И след зеленый по росе зернистой, И одинокий стук валька на речке, И грустный запах молодого сена, И отголосок поздней бабьей песни, И просто небо, голубое небо – Мне всякий раз тебя напоминают.

Старшинов Николай

Пишите письма матерям

Поют гитар походных струны в тайге, в горах, среди морей… О, сколько вас сегодня, юных, живет вдали от матерей!

Вы вечно, юные, в дороге – то там объявитесь, то тут… А ваши матери в тревоге вестей от вас все ждут и ждут.

Они считают дни, недели, слова роняя невпопад… Коль рано матери седеют – не только возраст виноват.

И потому, служа солдатом или скитаясь по морям, почаще все-таки, ребята, пишите письма матерям!

Коротаев Виктор

* * *

О вере наших матерей, Вовек не знающая меры, Святая трепетная вера В нас, Подрастающих детей. Ее, как свет в березняке, Не вытравит ничто на свете: Ни единицы в дневнике, Ни злые жалобы соседей. Уж матери такой народ – Вздохнут, Нас долгим взглядом смеря: «Пусть перебесятся. Пройдет». – И снова верят, верят, верят. Так верят матери одни Взыскательно и терпеливо. И – не крикливые они – они Не почитают это дивом. А просто нипочем года Их вере, трепетной и нежной; Вот только мы-то Не всегда Оправдываем Их надежды.

Фирсов Владимир

* * *

Мы часто мать По пустякам тревожим: У друга заночуешь иногда, А мать не спит И думает, быть может, Что с сыном приключилася беда. Она не спит. Минуты словно вечность, Проходит перед нею, как вопрос. Заплачет мать, И ей как будто легче… А если у нее не хватит слез?

Стариков А.

* * *

Мама и Родина очень похожи: Мама – красивая, Родина – тоже! Вы присмотритесь: у мамы глаза Цвета такого же, как небеса.

Мамины волосы, словно пшеница, Что на бескрайних полях колосится. Мамины руки теплы и нежны, Напоминают луч солнца они.

Если поет мама песню, то ей Вторит веселый и звонкий ручей… Так и должно быть: что дорого нам, Напоминает всегда наших мам.

Расставание с отчим домом

Анализ «Памяти матери» Твардовского показывает, насколько тяжело поэт переживал потерю близкого человека. Для Александра Трифоновича смерть родителей стала большим потрясением, поэтому он долго корил себя за то, что не уделял им должного внимания. Стихотворение было написано с целью переосмыслить свои взаимоотношения с матерью, ведь люди осознают, как им дорог был человек, только когда теряют его навсегда. Анализ стиха «Памяти матери» Твардовского позволяет разделить его на четыре части, соответствующие биографии писателя.

В самом начале поэт рассказывает о том, как стремился покинуть отчий дом, не подозревая, что прощается с матерью навсегда. Дети вырастают, стремятся стать свободными, независимыми, добиться чего-то в жизни. Мать понимает, что, уезжая, ребенок уже не вернется обратно в отчий дом, поэтому мысленно прощается с ним и благословляет. Анализ «Памяти матери» Твардовского показывает, что автор сожалеет о редких встречах с родителями, ведь он лишь в письмах рассказывал о своей жизни, присылал фотографии своей будущей жены.

Расставание с родной стороной

Вторая часть стихотворения посвящена ссылке матери и отца в Сибирь. Семья Твардовских была раскулачена, и им пришлось около 10 лет прожить на чужбине. Мать больше всего боялась умереть в чужой и неприветливой стороне, где кладбище располагалось сразу за бараками, где нет кудрявых берез, где не пели птицы. Родители не хотели найти свой последний приют в этом суровом краю, и судьба сжалилась над ними — Твардовские вернулись на родину. Конечно, их ждала разруха, дом был разорен и сожжен.

Анализ стихотворения «Памяти матери» Твардовского рассказывает о том, как трудно поэту было пережить смерть самого родного человека. Похороны матери писатель описывает в третьей части своего произведения. Александр размышляет над тем, как быстро могильщики зарывают яму, вот только виден был гроб, а тут уже и вырос бугорок. Садовник с большей любовью и осторожностью сажает дерево, а ведь это человека закапывают навек. Анализ «Памяти матери» Твардовского показывает, что поэт вовсе не корит могильщиков за их поспешность, он бы и сам рад им помочь, чтобы все поскорее закончилось.