Образ матери страдалицы в поэме Анны Ахматовой «Реквием

Сочинение
  • Другие
  • Образ матери в поэме Реквием Ахматовой

Произведение «Реквием» является автобиографией, автором которой является Анна Ахматова. Действие происходит во время сталинской репрессии, во время которой пострадала, так же и ее семья. Ее первый муж пострадал, в это время потому как находился на «вражеской стороне». А после ее сын, был арестован, причиной послужило его родственная связь с отцом. В те времена, это была трагедия, которое пережило и испытало на себе, все общество.

В главной героини произведения, каждая женщина может увидеть свое отражение и понять насколько глубоко была нанесена рана, от репрессии. Писательница, с самого начала показывает в своих строках, насколько женщины того времени были обобщены. Для этого она использует в своих строках местоимение, «мы», объединяющее всех женщин. Те времена очень ослабили как физически, так и морально матерей. Однако они не потеряли силу духа, они продолжают верить в свои силы, наоборот они продолжали, долгое время стоять возле тюремных ворот, с одой единственной надеждой, на то, что их родных, наконец, отпустят и они смогут воссоединиться.

В каждом слове повести, можно прочувствовать всю скорбь и тяжесть ноши, которую ощущали женщины, матери, дочери, сестры. Точно также и сама Анна Ахматова ощутила на себе всю боль и невыносимость того времени, она потеряла мужа и у нее забрали сына. И это горе произошло не только с ней, ведь каждая женщина, прожившая те ужасные дни, могла рассказать, какого же было, без защитника и кормильца в семье, ведь не каждый арестованный человек, был преступником. За решетку попадали также, могли попасть и родственники осужденных, без всяких на то причин. Именно поэтому поэтесса и потеряла своего сына, который не был ни в чем виноват.

Множество семей было уничтожено в то жестокое время. Чувства несчастной женщины на протяжении всего произведения не могут остановиться на одном. С начала она несчастна, у нее большое горе, боль, страдание, на смену которым приходит, отчаяние, бессилие, одиночество и окончательная потеря сил, и надежды. Главная героиня, не может найти утешения своему горю, ведь она, прежде всего мать и ее разлучили с единственным сыном, она потеряна и не знает, как поступить и что делать. Но сила духа, все же дает ей надежду на спокойное будущее, она обретает покой. У нее, получается, пройти через все страшные испытания, которые пали на ее жизнь. Она находит долгожданное утешение.

Другие сочинения: ← Образ и характеристика Дон Кихота↑ ДругиеОбраз Санчо Панса в романе Дон Кихот →

6 стр., 2926 слов

«Образ Чацкого» Горе от ума по литературе 9 класс

... произведения Грибоедова горе от ума. Сочинение Горе от ума Грибоедов 4 (80%) 2 votes Сочинение Горе от ума Горе от ... образами бессмертна. Мы ежедневно видим скалозубов, фамусовых и молчалиных. Как и прежде, представители прогрессивной молодежи, подобно Чацкому, вынуждены испытывать горе ... и страдания. Все действия, мысли, и поступки Чацкого разбиваются о стену непонимания и насмешек. Он понимает, ...

Поэма «Реквием» создавалась в конце 30-х годов XX столетия, в разгар сталинского террора, который не обошел и семью А. Ахматовой: был арестован и репрессирован ее сын. Но содержание поэмы не сводится только к семейной трагедии. В эпиграфе и в «Предисловии» поэтесса Подчеркивает общность участи героини со всеми:

…Я была тогда с моим народом, Там, где мой народ, к несчастью, был…

Особое место в поэме занимает «Вступление», в котором дается эпически обобщенный образ времени:

Это было, когда улыбался Только мертвый, спокойствию рад. И ненужным привеском болтался Возле тюрем своих Ленинград…

Такая обстановка заставляет забыть об обычных темах поэзии, о нормальных человеческих интересах, обо всем, что составляет наше представление о нормальной жизни:

Для кого-то веет ветер свежий, Для кого-то нежится закат — Мы не знаем, мы повсюду те же, Слышим лишь ключей постылый скрежет Да шаги постылые солдат.

Для героини распалась связь времен: она не может связал настоящее с прошлым, и себя не узнает:

Нет, это не я, это кто-то другой страдает. Я бы так не могла…

И далее:

Показать бы тебе, насмешнице И любимице вех друзей, Царскосельской веселой грешнице, Что случится с жизнью твоей…

Трагедия — арест сына, произошедшая в жизни лирической героини, — это не только трагедия самой А. Ахматовой, это боль и страдание многих женщин, с которыми вместе проводила дни и часы в тюремных очередях поэтесса. Полнейшая, чудовищная утрата всего, что составляет смысл жизни любой матери:

…Эта женщина больна, Эта женщина одна. Муж в могиле, сын в тюрьме, Помолитесь обо мне…

В жизни лирической героини рухнуло все: она не может более ни на кого опереться ни вокруг себя, ни даже в самой себе. Ничего не осталось: все прежние понятия, ценности и весь прежний опыт раздавлены, уничтожены.

Все перепуталось навек, И мне не разобрать Теперь, кто зверь, кто человек, И долго ль казни ждать.

Так тяжело оставаться в этой жизни, что у героини возникает только такие мысли:

…У меня сегодня много дела: Надо память до конца убить, Надо, чтоб душа окаменела. Надо снова научиться жить.

«Реквием» — мрачное, трагическое произведение, в котором трагическое доходит до степени ужасного. Героиня терпит полное духовное поражение, в беспросветном своем одиночестве она теряет самое себя и призывает смерть:

…И поняла я, что ему Должна я уступить победу, Прислушиваясь к своему Уже как бы к чужому бреду.

В эпилоге героиня связывает свое личное горе с всенародным и теперь прямо говорит о себе как о «гласе народном»:

…Мой измученный рот, Которым кричит стомильонный народ…

klassreferat.ru

Года сталинских репрессий были ужасным периодом в жизни советского народа: миллионы лучших людей объявлялись «врагами народа», исчезали безследно, попали в тюрьмы. О них можно было говорить лишь шепотом, от родных «врагов народа» отворачивались. Не прошла эта горькая чаша и семью Анны Ахматовой. Еще в 1920 г. был расстрелян большевиками ее первый муж Н. Гумилев, известный русский поэт, в прошлом офицер царской армии. 1935 г. за «нетрадиционную» деятельность были арестованные ее сын Лев Гумилев и второй муж; М. Пунин. После письма Ахматовой к Сталину их освободили. Тем не менее 1939 г. Льва Гумилева арестовали вторично. Приговор — десять лет исправительно-трудовых лагерей. Ахматова пережила длинные года отчаяния и страха. И таких людей были миллионы. Поэтому поэма о пережитых страданиях, которую Ахматова пообещала написать одной из таких измученных женщин «с голубыми губами», является голосом целого народа. Изображая всенародную трагедию, Ахматова персонифицирует образ народа в образах матери и сына. Насильнический разрыв между ними приводит к нарушению гармонии — основы основ. Боль раненной матери не уравнять ни с чем, и только через ее скорбь можно вообразить большую трагедию той эпохи. * Приговор… И сразу слезы хлынут, * Вот от всех уже отделена, * Словно с болью жизнь из сердца вынут, * Словно грубо навзничь опрокинут, * Но идет… Шатается… Одна. Горе матери настолько безграничное, что она смотрит на него словно отстраненно, ей не верится, что она сможет все выдержать. И польется над закованной страхом горя страной вопль души матери: * Семнадцать месяцев кричу, * Зову тебя домой, * Бросалась в ноги палачу, * Ты сын и ужас мой. Жизнь матери без сына теряет свой смысл, наверное, легче было бы умереть, не терпеть такое горе. И она находит в себе мужество идти этим крестным путем, как когда-то Богоматерь сопровождала своего сына в его страданиях. Через это органически вплетается в поэму раздел о смертной казни Иисуса Христоса: * Магдалина билась и рыдала, * Ученик любимый каменел, * А туда, где молча Мать стояла, * Так никто взглянуть и не посмел. Когда распяли Иисуса, то даже те, кто кричали: «Распни его, распни», не могли взглянуть на Мать, так как ее страдание — это более всего бедствие на земле. Страх потерять сына делает счастливые, теплые материнские лица застывшими, скорбными. Героиня поэмы собственными глазами видела, * …как опадают волосы, * Как из-под век проглядывает страх, * Как клинописи жесткие страшны * Страдание выводят на шоках, * Как локоны из пепельных и черных * Серебряными делаются вдруг… Поминая всех умерших в эпилоге поэмы, автор концентрирует внимание на оскорблении матери как обобщенном образе всех женщин. Они разные извне, за характером, за силой воли, но всех их соединило одно горе, постигла одна судьба. В каждой из них Ахматова находить что-то свое, а в себе — каждую из них: * Для них соткала я широкий покров * Из бедных, у них же подслушанных слов, * О них вспоминаю всегда и везде, * О них не забуду и в новой беде… Правдивое произведение Анны Ахматовой о жизни советского народа в 30-те года XX ст. смогло выйти из печати на ее родине лишь 1988 г., когда прошло уже много лет после смерти автора поэмы. «Реквием», написанный в 1935- 1940-х гг., жил необыкновенной жизнью — лишь в сердцах и в памяти людей, которым поэт тайно, шепотом доверил «слово» правды о смертной эпохе и про живую человеческую душу, которую нельзя убить.

3 стр., 1318 слов

Анализ поэмы Ахматовой Реквием

... поэмы Ахматовой Реквием Популярные сегодня темы Если следовать творчество Н. С. Лескова, то можно понять что большинство, но, а возможно и всё его творчество посвящено раскрытию темы, жизни народа. ... И Анна Ахматова ей пообещала, а в ее лице – всему «стомильонному» народу страны. В произведении она описывает ситуацию в государстве как горе, перед которым «гнутся горы». Время остановилось, ...

Рекомендуем посмотреть:

  • Как разворачивается трагическая тема в поэме А. А. Ахматовой «Реквием» 2
  • История создания поэмы «Реквием»
  • Художественная идея и ее воплощение в поэме «Реквием»
  • Отражение трагедии личности, семьи и народа в поэме А. Ахматовой «Реквием»
  • Идейно-тематическое своеобразие поэмы «Реквием»
  • Отображение трагедии личности в поэме А. Ахматовой «Реквием»
  • Своеобразие композиции поэмы
  • Преодоление безумия в «Реквиеме» Анны Ахматовой
  • Тема памяти в поэме А. А. Ахматовой «Реквием»

Библейские образы и мотивы в поэме А. Ахматовой «Реквием». С.В. Бурдина

Почти все, писавшие о „Реквиеме“, обращали внимание на то, что современность передается в поэме с помощью библейских аналогий, что образы и мотивы Священного Писания становятся для Ахматовой средством художественного осмысления действительности, а картины Апокалипсиса — символом ее эпохи.

16 стр., 7995 слов

Тема времени в поэме «реквием»

... памяти в поэме «Реквием» Источник: https://stydopedia.ru/4x3a1.html Как развивается трагическая тема в поэме А.А.Ахматовой «Реквием»? Сочинения › Ахматова А.А. › Реквием Готовые Домашние Задания Анна Андреевна Ахматова – это ... нравственно-философский, библейский план. Страдания всех матерей выражаются здесь в образе матери Христа, Пресвятой Богородицы, молча переживающей потерю. сына., Темы ...

Лишь учитывая зловещую сущность сталинского тоталитаризма, истинный смысл событий, свидетелем которых выпало стать Ахматовой, можно понять, насколько непросто было поэту подобрать адекватный происходящему масштаб для художественного воплощения этих событий. Выбор, сделанный Ахматовой в „Реквиеме“, был продиктован эпохой — трагической эпохой тридцатых годов. Сознавала ли себя сама Ахматова творцом, автором нового Апокалипсиса? Или осознание этого пришло к ней позднее: „В 1936-м я снова начинаю писать, но почерк у меня изменился, но голос уже звучит по-другому. А жизнь приводит под уздцы такого Пегаса, который чем-то напоминает апокалипсического Бледного коня или Черного коня из тогда еще нерожденных стихов…“[1].

Уже название поэмы, предлагая определенный жанровый ключ к произведению, задает одновременно и ту специфическую систему координат, в которой только и возможно осмыслить созданный поэтом художественный образ мира. Вспомним, что „реквием“ — это заупокойное католическое богослужение, траурная месса по усопшему; более общий смысл этого слова — поминовение умерших, поминальная молитва. С этой точки зрения в высшей степени символичным представляется сделанное однажды Ахматовой признание: „Реквием“ — четырнадцать молитв»[2].

Несмотря на то что метафорический смысл этой авторской „оценки поздней“ очевиден, переклички и совпадения ахматовского текста с Библией — те, что заострены намеренно, и те, что могут показаться случайными,— поражают и заставляют задуматься. Весь „Реквием“ буквально пронизан библейской образностью. И реконструировать, „оживить“ цепочку, ведущую к древнейшим пратекстам нашей культуры, расшифровать „библейскую тайнопись“ (Р. Тименчик) поэмы — очень важно.

На истинный масштаб событий, о которых пойдет речь в поэме, указывают первые строки „Посвящения“: «Перед этим горем гнутся горы, / Не течет великая река… «[3]

Воссоздающие образ мира, в котором сместились, исказились все привычные и устойчивые параметры, эти строки вводят произведение в пространство библейского текста, заставляют вспомнить апокалиптические картины и образы: „Горы сдвинутся и холмы поколеблются…“ (Ис. 54, 10); „И небо скрылось, свившись как свиток; и всякая гора и остров двинулись с мест своих…“ (Отк. 6,14)

Знаком Апокалиптического мира является здесь и образ застывшей, остановившей течение своих вод „великой реки“. Несмотря на то что в поэме появляются и образ Дона, и образ Енисея, „великая река“ — это, конечно, Нева, образ которой обрамляет поэму, заключает ее в кольцо. Нева в поэме — это одновременно и знак апокалиптического мира, и образ „Леты-Невы“, „пропуск в бессмертие“ — сигнал подключения ко времени вечному.

Библейский контекст, выпукло проявленный в поэме, отчетливо высвечивает и еще одну смысловую грань образа „великой реки“. За образом Невы в „Реквиеме“ угадывается и библейский образ „реки Вавилонской“, на берегу которой сидит и плачет разоренный народ, вспоминая о своем прошлом. Ассоциации такие возникают не случайно: пронзительно и трагично звучит в „Реквиеме“ главная тема 136 псалма „На реках Вавилонских…“ — тема „пленения“ народа-богоборца безбожной властью: „При реках Вавилона, там сидели мы и плакали, когда вспоминали о Сионе; на вербах, посреди его, повесили мы наши арфы. Там пленившие нас требовали от нас слов песней, и притеснители наши — веселья…“ (Пс. 136, 1-3)

7 стр., 3316 слов

Образ вожатого

Хороший вожатый — тот, у которого в отряде всегда хорошие дети (такое впечатление, что ему просто везет), мягкий, дружеский климат в коллективе. Его радует каждая предстоящая встреча с ребятами. Хороший вожатый всегда готов: играть с детьми, гулять, петь, выступать со сцены, сочинять, рисовать, шутить.., а главное — чутко реагировать на настроение ребят, на ситуацию в отряде, как шахматист ...

Если Нева в „Реквиеме“ воспринимается как река Вавилонская, то естественно, что Ленинград может быть осмыслен в семантическом пространстве поэмы как земля разоренная, „земля чужая“. Преломленные в поэме, эти библейские образы актуализируют в „Реквиеме“ и еще одну отчетливо звучащую в псалме „На реках Вавилонских…“ тему — вынужденного молчания, или иначе — „повешенной лиры“: „…на вербах… повесили мы наши арфы“ (Пс. 136, 3).

Пришедшая из псалма тема вынужденного молчания приобретает в поэме Ахматовой особенную остроту. Вопрос, вложенный в уста царя Давида, говорящего от имени древних иудеев: „Как нам петь песнь Господню на земле чужой?..“ (Пс. 136, 5), перекликается с основной мыслью и пафосным строем „Эпилога“: „И если зажмут мой измученный рот, / Которым кричит стомильонный народ…“ (3, 29) Строки из Книги Бытия могли бы стать эпиграфом если не ко всему творчеству Ахматовой, то, по крайней мере, к двум ее трагическим десятилетиям: сначала — период вынужденного молчания, затем — невозможность говорить в полный голос. „Как нам петь песнь Господню на земле чужой?..“ Особенно органично этот вопрос вписывается в контекст „Реквиема“.

Образ плененного города, в котором невозможно петь, сливается в „Реквиеме“ с образом города „одичалого“. Эпитет „одичалая“ („…По столице одичалой шли“), употребление которого по отношению к столице, городу, кажется неожиданным, также отсылает к Библии. Вписываясь в контекст 136 Псалма, образ одичалого города в то же время восходит к „Книге пророка Софонин“: „Горе городу нечистому и оскверненному, притеснителю!..

Князья его посреди него — рыкающие львы, судьи его — вечерние волки, не оставляющие до утра ни одной кости…

Я истребил народы, разрушены твердыни их; пустыми сделал улицы их, так что никто уже не ходит по ним; разорены города их: нет ни одного человека, нет жителей“ (Соф. 3, 1-6)

Годы, проведенные героиней в тюремных очередях, названы в „Реквиеме“ „осатанелыми“. Надо сказать, что прилагательное это отнюдь не случайно возникло в поэме о кровавых годах сталинских репрессий. Оно не только выражает здесь крайнюю степень эмоциональной оценки современной действительности и является в какой-то степени синонимичным прилагательному „одичалый“, но и, перекликаясь со всей образной системой поэмы, оказывается обусловленным ее библейским контекстом. Осатанелыми являются в поэме и „страшные годы ежовщнны“, и, конечно, сам Ленинград — город плененный и разоренный, город „одичалый“. В семантическом пространстве поэмы образ осатанелых лет и — шире — осатанелого города соотносится с одним из основных образов поэмы — образом звезды, безусловно, центральным в той картине апокалиптического мира, которую художественно выстраивает Ахматова. Интересно, что сама близость этих образов оказывается обусловленной библейским текстом: под звездой в Апокалипсисе понимается Сатана, которого сбрасывают с неба на землю. Если Ангелы в библейском тексте уподобляются звездам (Иов. 38, 7; Отк. 12, 4), то Сатана, будучи архангелом,— „деннице“, т. е. яркой звезде (Ис. 14, 12).

3 стр., 1017 слов

Образ матери в поэме Реквием Ахматовой

... трагедии, такого горя. Также читают: Картинка к сочинению Образ матери в поэме Реквием Ахматовой Популярные сегодня темы ... сын. Жизнь главной героини потеряла смысл без родной кровиночки. ... сложно. В то время на людей сыпались разные ... образы сына и матери. Ни с чем нельзя сравнить эту материнскую боль, разрывающую душу и сердце. Какие ощущения испытывает мать, когда ничем нельзя помочь своему ребенку? ...

Образ звезды, огромной, застывшей и яркой, являясь в поэме главным символом наступающего Апокалипсиса, впрямую соотнесен Ахматовой со смертью, жестко вписан в картину вселенской катастрофы[4].

На то, что звезда в поэме — образ апокалиптический, зловещий символ смерти, красноречиво указывает, в первую очередь, тот контекст, в котором появляется он в поэме:

Звезды смерти стояли над нами, И безвинная корчилась Русь Под кровавыми сапогами И под шинами черных марусь. (3, 23) И прямо мне в глаза глядит И скорой гибелью грозит Огромная звезда. (3, 25)

Кроме того, появление образа звезды, точнее — „звезд смерти“, подготавливается в поэме образами, моделирующими картину апокалиптического мира: остановившей свое течение реки, сместившихся гор, „помраченного“ солнца. Кстати, строка „Солнце ниже и Нева туманней…“ сама воспринимается как скрытая цитата из Апокалипсиса: „… и помрачилось солнце и воздух от дыма из кладязи“ (Отк. 9, 3).

Ахматовский образ звезды, яркой и падающей, восходит к Библии, его символика оказывается впрямую соотнесенной с библейским осмыслением образа, причем переклички поэмы с Книгой Бытия порой достаточно выразительны: „…И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба…“ (Мф. 24, 29).

Особенно часто возникает образ звезды в Апокалипсисе: „Третий Ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод“ (Отк. 8, 10).

„Пятый Ангел вострубил, и я увидел Звезду, падшую с неба на Землю, и дан ей был ключ от кладязя бездны. Она отворила кладязь бездны, и вышел дым из кладязя, как дым из большой печи; и помрачилось солнце И воздух от дыма из кладязя Из дыма вышла саранча на Землю…“ (Отк. 9,1-3)

Образ звезды возникнет в „Реквиеме“ и еще раз — в главке „К смерти“:

Мне все равно теперь. Струится Енисей, Звезда полярная сияет. И синий блеск возлюбленных очей Последний ужас затмевает. (3, 27)

Название главки подтверждает: и на сей раз „вечный образ“ Священного Писания вписывается в общую семантику Апокалипсиса поэмы, и на сей раз звезда — зловещий символ смерти, знак иной реальности. Процитированные строки неизбежно эксплицируют образ Мандельштама, о трагической судьбе которого Ахматова к этому времени, если и не знала точно, то догадывалась: „синий блеск возлюбленных очей…“. А возникающие в контексте главки переклички со стихотворением Мандельштама 1922 г. „Ветер нам утешенье принес…“ актуализируют, дополнительно высвечивают „библейское“ звучание ахматовского образа, заставляют прочитать его и здесь, в „Реквиеме“, в первую очередь, в качестве библейского:

Есть в лазури слепой уголок, И в блаженные полдни всегда, Как сгустившейся ночи намек, Роковая трепещет звезда[5].

Вполне естественно предположить, что образ звезды в пространстве ахматовского текста мог ассоциироваться и с кремлевскими звездами, ставшими универсальным символом эпохи сталинского террора. Такого рода аллюзии не отрицали проявленный выпукло в поэме библейский контекст как основной, решающий в интерпретации образа, скорее, также способствовали его выявлению. Кремлевские звезды, являясь символом Кремля — места, где „угнездился“ тиран, в эпоху 30-х годов впрямую ассоциировались со смертью и угрозой наступления Апокалипсиса. Понятные и близкие современникам Ахматовой, эти „внешние“, на первый взгляд, ассоциации органично вписывались и в библейский контекст поэмы.

8 стр., 3670 слов

Образ матери в литературе 30-40 годов XX века

... Реквием”. Почему именно эти произведения? Во-первых, эти произведения созданы в одно время - 30-40 годы XX века. Во-вторых, их авторы – женщины, матери, пережившие ужас вольного террора. Образ матери в литературе ... её жизни. После смерти мужа Софья Петровна поступила на курсы машинописи. ... может быть убийцей", но, тем не менее женщина допускает ... сейчас, после ежовицины через 30 лет, когда я пишу эти ...

Анализ памяти культуры „Реквиема“ убедительно показывает, насколько актуализирован в поэме ассоциативный ряд, напрямую связанный с темой смерти, какова функция „вечных образов“ культуры в тексте произведения. Особенно велика в художественном осмыслении и воплощении идеи смерти роль библейских образов и мотивов. Как мы убедились, именно этот пласт культурной памяти реконструирует в „Реквиеме“ апокалиптическую картину мира, помогает осознать в качестве f главной и единственной реальности произведения пространство смерти. В семантическое поле смерти вписывают „Реквием“ не только образы-символы Апокалипсиса, рассмотренные выше, и не только образы-детали, создающие своеобразный „библейский“ фон: божница, свеча, холод иконки II т.д.; все они в контексте ахматовского произведения могут быть прочитаны и как атрибуты похоронного обряда. Среди библейских образов, „архетипичных для ситуации „Реквиема“ (Л. Кихней), главное место, безусловно, занимают образы распинаемого Сына и присутствующей при казни Матери.

Появление в тексте поэмы о смерти картины Распятия, центрального эпизода Нового Завета, получает — на уровне внешнем, сюжетном — вполне „реалистическое“ объяснение: картины и образы новозаветной трагедии возникают в сознании героини подобно видению, откровению — на грани жизни и смерти, когда „безумие крылом души накрыло половину…“. Однако глава „Распятие“ впаяна в текст „Реквиема“ гораздо более прочно. В ней сконцентрированы все основные смысловые линии произведения.

Вряд ли можно полностью согласиться с Е. Г. Эткиндом, уверенным в том, что обе картины „Распятия“ „в большей степени восходят к обобщенным живописным образцам, нежели к евангельскому первоисточнику“[6].

Текст „Реквиема“ убеждает в обратном.

Близость „Распятия“ к своему источнику — Священному Писанию закрепляется уже эпиграфом к главе: „Не рыдай Мене, Мати, во гробе зрящи“ (3, 28).

Эпиграфы у Ахматовой всегда подключают к произведению новые смысловые контексты, актуализируют „вечные образы“ культуры, вводят текст современности в культурную традицию, а часто оказываются и ключом к прочтению всего произведения. Делая эпиграфом слова из ирмоса IX песни канона службы в Великую субботу, Ахматова, по сути, соединяет страдания распятого Сына и присутствующей при казни Матери в единый емкий и пронзительный художественный образ. Тем самым получает свое обоснование и композиция главы: объектом ее первого фрагмента оказывается Сын, объектом второго — Мать.

Насколько велика роль смысловых импульсов, идущих от цитируемого источника, в полной мере позволяет ощутить и первая миниатюра главы:

Хор ангелов великий час восславил, И небеса расплавились в огне. Отцу сказал: „Почто меня оставил?“ А Матери: „О, не рыдай Мене…“ (3, 28)

13 стр., 6393 слов

По литературе : «История страны и судьба народа в поэме А. Ахматовой «Реквием»

... Трагическая судьба Анны Ахматовой, описанная в поэме “Реквием”, символизирует всеобщую трагедию поколения тех страшных десятилетий. Поэма “Реквием” стала говорящим ... поженились в 1910 г.) После развода родителей Ахматова вместе с матерью переезжает в Евпаторию — ей грозил туберкулез, ... событий. Цель реферата – показать, как с помощью композиции и художественных средств поэт А. Ахматова в небольшом ...

Ориентация на библейский текст чувствуется уже в первых строках фрагмента — в описании природных катаклизмов, сопровождающих казнь Христа. В Евангелии от Луки читаем: „…и сделалась тьма по всей земле до часа девятого: и померкло солнце, и завеса в храме раздралась посередине“ (Лк. 23, 44-45).

Адресованный Отцу вопрос Иисуса „Почто меня оставил?“ также восходит к Евангелию, являясь почти цитатным воспроизведением слов распятого Христа: „В девятом часу возопил Иисус громким голосом: Элон! Элои! ламма савахфани? — что значит: Боже мой! Боже мой! для чего ты меня оставил?“ (Мк. 15, 34).

Слова же „О, не рыдай Мене…“, обращенные к матери, заставляют вспомнить эпиграф к главке, оказываясь одновременно и неточной цитатой из Евангелия. Сопровождавшим его на казнь и сострадающим ему женщинам Иисус говорит: „…дщери Иерусалимские! не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших…“ (Лк. 23, 27-28).

Другими словами, четвертая строка поэтического фрагмента представляет собой контаминацию евангельского текста и цитаты из ирмоса пасхального канона, ставшей эпиграфом к главе „Распятие“.

Заслуживает внимания то обстоятельство, что в тексте Евангелия слова Иисуса обращены не к матери, а — к сопровождавшим его женщинам, „которые плакали и рыдали о Нем“ (Лк. 23, 27).

Адресуя слова Сына непосредственно Матери, Ахматова тем самым переосмысливает евангельский текст. Намеренное несовпадение с традицией, отступление от образца — при общей явной ориентации на Библейский первоисточник — призвано выявить замысел автора, акцентировать в нем самое существенное. Так подготавливается второй фрагмент главки — сцена Распятия. По-новому освещая, точнее — выстраивая, пространство около Голгофского креста, меняя местами устойчивые пространственные параметры: центр евангельской картины и ее периферию, Ахматова и здесь основное внимание приковывает к матери, ее страданиям:

Магдалина билась и рыдала, Ученик любимый каменел, А туда, где молча Мать стояла, Так никто взглянуть и не посмел. (3, 28)

Итак, предлагаемое в „Реквиеме“ осмысление новозаветной трагедии полностью в рамки канона не вписывается. „В новой, ахматовской трагедии смерть сына влечет за собой смерть матери“[7], а потому созданное Ахматовой „Распятие“ — это Распятие не Сына, а Матери. Именно так прочитывается эта кульминационная сцена Евангелия в „Реквиеме“. Если говорить об ориентации на Священное Писание, то в своей трактовке центрального эпизода Евангелия Ахматова ближе к Евангелию от Иоанна. В нем -единственном! — обращается внимание на то, что „при кресте Иисуса стояла Матерь Его…“ (Ин. 19, 25), и рассказывается, как Сын Человеческий в минуту страшных мучений не забыл о Матери своей: „Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой. Потом говорит ученику: се, Матерь твоя!“ (Ин. 19, 26-27).

Не может не поразить тот факт, что и Марк, и Матфей, и Лука, перечислив по имени некоторых женщин, присутствовавших при казни: „между ними была и Мария Магдалина, и Мария, мать Иакова меньшого и Иосии, и Саломня“ (Мк. 15, 40), -ни слова не сказали о Матери.

Ахматова обращается к самому высокому, самому пронзительному из всех, которые знало когда-либо человечество, образцу материнского страдания — к страданию Матери. Материнская любовь — земной аналог глубоко укорененному в душе человека архетипа Богородицы.

11 стр., 5002 слов

История страны и судьба народа в поэме А. Ахматовой «Реквием»

... Ахматовой, описанная в поэме “Реквием”, символизирует всеобщую трагедию поколения тех страшных десятилетий. Поэма “Реквием” стала говорящим памятником очень сложному времени в истории ... только факты, приведенные в учебниках истории, но и литературные произведения, отразившие в себе еще и ... матерей, как и сама Ахматова, миллионы жен, сестер и дочерей по всей стране стояли в подобных очередях, согревая в ...

Несмотря на то что Ахматова, как верующая христианка, почитала Деву Марию, образ Богородицы встречается в творчестве Ахматовой не часто. Впервые он появляется в поэзии Ахматовой в 1912 г., в год рождения сына: „Загорелись иглы венчика / Вкруг безоблачного лба…“ (1, 105).

Возникнув через два года в пророческом стихотворении „Июль 1914“, образ Божией Матери встретится уже только в начале 20-х годов — в поминальном оплакивании „Причитание“ (1922) и плаче-причитании „А Смоленская нынче именинница…“ (1921), а затем надолго уйдет из творчества Ахматовой. Тем примечательнее его появление в „Реквиеме“. Центральная оппозиция „Реквиема“ „мать-сын“ неизбежно должна была быть соотнесена в сознании Ахматовой с евангельским сюжетом, а страдания матери, которую „разлучили с единственным сыном“,— со страданиями Матери Божией. Поэтому образ Богородицы в „Реквиеме“ является не просто лишь одним из „ликов“ героини, он требует своего осмысления как один из главных, а может быть и главный, образ поэмы. Обращение к образу Божией Матери помогло Ахматовой обозначить истинный масштаб происходящего, подлинную глубину горя и страдания, выпавших на долю Матери узника ГУЛАГа,— и таким образом создать монументальное эпическое обобщение. Показательно, что в „Реквиеме“ образ Богородицы появляется не только в сцене Распятия, т. е. тогда, когда поэт обращается непосредственно к евангельском) сюжету. Образ этот венчает поэму. Его появление в „Эпилоге“ символично: „Для них соткала я широкий покров / Из бедных, у них же подслушанных слов“ (3, 29).

Упоминание о „широком покрове“ в „Эпилоге“ поэмы заставляет вспомнить другой образ — из стихотворения 1922 г. „Причитание“:

Провожает Богородица, Сына кутает в платок, Старой нищенкой оброненный У Господнего крыльца. (1,387)

Но еще раньше образ Богородицы, расстилающий „широкий покров“ „над скорбями великими“, возникает в финале стихотворения „Июль 1914“: „Богородица белый расстелет / Над скорбями великими плат“ (4, 107).

В стихотворении „Июль 1914“, написанном на второй день после объявления войны 1914 г., с образом Богородицы связывались надежды автора на заступничество и избавление от бед, нанесенных вторжением неприятелей в родную страну. В „Причитании“ смысл появления образа Богородицы иной: этот „скорбный плач о пострадавших за веру, о богооставленности русского народа“[8] явился, как считает Л. Г. Кихней, ответом на изъятие церковных ценностей из храмов в 1922 г. Именно поэтому в числе других святых покидает храм и Богородица. Обе смысловые линии: мысль о богооставленностп народа русского и надежда на избавление страны от власти тирана — соединяются в „Реквиеме“ в образе Божией Матери. Во всех трех текстах образ Богородицы — той, что расстилает „над скорбями великими плат“, и той, что „сына кутает в платок“, и той, что соткала „широкий покров“,— появляется и как напоминание о православном празднике Покрова Пресвятой Богородицы, „религиозный смысл которого — молитвенное предстояние Богоматери за мир“[9].

Образные переклички „Эпилога“ и более ранних произведении Ахматовой окончательно убеждают в том, что за финальными строчками поэмы возникает образ Божией Матери, однако на сен раз — и это логичное завершение основной идеи „Реквиема“ — в роли Богородицы выступает сама героиня: „Для них соткала я широкий покров…“. Безусловно, семантическое пространство поэмы актуализирует и контексты названных произведении. Особенно важным с этой точки зрения оказывается диалогическое взаимодействие „Реквиема“ со стихотворением „Июль 1914“. Подключение основных смысловых импульсов стихотворения к поэме заставляет прочитать ее в аспекте „сбывшихся пророчеств“ и „последних сроков“. Заметим: если в 1914 г. слова „одноногого прохожего“ могли восприниматься еще как пророчество: „сроки страшные близятся…“, то в 1940 г. у Ахматовой уже были все основания горько и обреченно констатировать очевидное: „Предсказанные наступили дни“ (1917).

Апокалиптические мотивы „последних сроков“, „опрокинутые“ в пространство 30-х годов, обретают в „Реквиеме“ новый смысл, становятся прямой проекцией реальности.

Таким образом, переоценить роль „библейского“ пласта в „Реквиеме“ невозможно. Проецируя все произведение в пространство смерти, „вечные образы“ культуры передают основное ощущение эпохи 30-х годов — ощущение призрачности, нереальности происходящего, межрубежья жизни и смерти, обреченности и духовной катастрофы — трагическое предчувствие конца эпохи, гибели поколения, собственной смерти. Через символику Апокалипсиса, через образы абсурдного и перевернутого бытия „вечные образы“ Священного писания вели Ахматову к реконструкции целостной картины трагической эпохи кровавого террора, к воплощению образа мира иррационального и катастрофического, но главное — обреченного в неспасаемого. Именно такой виделась Ахматовой современная действительность — „апокалиптическая эпоха, протрубившая боевой сигнал к охоте на человека“[10].

___________ Примечания

[1].

Хейт А. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Дневники, воспоминания, письма А. Ахматовой. М., 1991. С. 243. [2].

Кушнер А. С. У Ахматовой // Ахматовские чтения. М., 1992. Вып. 3. „Свою меж вас еще оставив тень…“ С. 136. [3].

Ахматова А. Собр. соч. В 6т. М., 1998. Т.З. С. 22. Далее ссылки на это издание даются в тексте с указанием тома и страницы в скобках. [4].

Знаковая природа образа звезды у Ахматовой проявляет себя достаточно явно уже в раннем се творчестве, где образ этот меньше всего может быть воспринят как пейзажная деталь. Включенный в устойчивое смысловое поле, в устойчивую символику смерти, он, как правило, и все произведение опрокидывает в поле смерти: „Я гощу у смерти белой По дороге в тьму. Зла, мой ласковый, не делай В мире никому“. И стоит звезда большая Между двух стволов, Так спокойно обещая Исполненье слов. (1, 245) [5].

Мандельштам О. Сочинения. В 2 т. М., 1990. Т.1. С. 144. [6].

Эткинд Е. Г. Бессмертие памяти. Поэма Анны Ахматовой „Реквием“ // Там, внутри. О русской поэзии XX века. СПб, 1997. С. 358. [7].

Лейдерман Н. Л. Бремя и величие скорби („Реквием“ в контексте творческого пути Анны Ахматовой) // Русская литературная классика XX века. Монографические очерки. Екатеринбург, 1996. С. 211. [8].

Кихней Л. Г. Поэзия Анны Ахматовой Тайны ремесла. М., 1997. С. 62. [9].

Там же. [10].

Хазан В. И. Материалы к спецкурсу „Из истории русской поэзии серебряного века“. Вып. I. Грозный, 1992. С.88

С. В. Бурдина профессор кафедры русской литературы Пермского государственного университета

Опубл.: Библейские образы и мотивы в поэме А. Ахматовой „Реквием“/ С. В. Бурдина // Филологические науки.-2001.-N6.-С.3–12.

Конспект Анна Ахматова «Реквием»

КОНСПЕКТ

ТЕМА:

« Я была тогда с моим народом,

Там, где мой народ, к несчастью был…, Анализ поэмы А. Ахматовой «Реквием».

План

урока:

  1. Вступление. Слово об Ахматовой.
  2. История создания «РЕКВИЕМА».
  3. Историческая справка (судьба Л.Гумилева).

  4. Исторические и литературные параллели.
  5. [Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/sochinenie/obraz-materi-v-poeme-ahmatovoy-rekviem/

  6. Обоснование выбора названия.
  7. Чтение и анализ поэмы. (тема, идея, образы, худ. средства).

  8. Сообщение уч-ся « Глава «Распятие» в «Реквиеме» — вселенский приговор бесчеловечной системе, обрекающей мать на безмерные и неутешительные страдания.»
  9. Беседа «Память — это важнейшая категория человеческого разума… или души?» Чтение сочинений – рассуждений по типу части С ЕГЭ. (проверка творческого Дом. Задания)
  10. Анализ «Эпилога»Продолжение темы предназначения поэзии и памятника в поэме.
  11. Итоги, выводы.
  12. Домашнее задание — творческая работа.

Цели:

  1. Через анализ лиро-эпического текста подвести учащихся к пониманию индивидуальности поэтессы в раскрытии темы произведения.
  2. Развивать у учащихся навыки постижения и восприятия поэмы Ахматовой, соотнесения их со своими внутренними представлениями.
  3. На примере поэмы А.Ахматовой воспитывать любовь к Родине, эмоциональную и интеллектуальную отзывчивость.

Оборудование:

  1. «Реквием» Моцарта (аудиозапись)
  2. Репродукции картины Васнецова «Плащаница», картины Рембрандта «Снятие с креста», картины В.Сурикова «Утро стрелецкой казни».
  3. Презентация « Я была тогда с моим народом,

Там, где мой народ, к несчастью был…», Эпиграфы к уроку :

Анна Ахматова — целая эпоха в поэзии нашей страны. Она щедро одарила своих современников человеческим достоинством, своей свободной и крылатой поэзией — от первых книг о любви до потрясающего по своей глубине «Реквиема».

К. Паустовский.

Я была тогда с моим народом,, Там, где мой народ, к несчастью был…

А.Ахматова.

1. Вступительное слово учителя

Анна Ахматова… Какое гордое, величественное имя! Это имя пытались вычеркнуть из скрижалей русской литературы, стереть из памяти народной, но оно всегда оставалось эталоном порядочности и благородства, маяком для ослабших и разуверившихся.

Мы уже изучали творчество этой поэтессы, когда говорили о «серебряном веке» русской поэзии. Вы запомнили её лиричной, несколько экстравагантной, окутанной загадочной любовной дымкой.

Сегодня мы поговорим об иной Ахматовой, той, что взяла на себя смелость стать голосом «стомильонного народа», той, чья материнская скорбь, отлитая в лаконичные строки, потрясает силой своего страдания и сегодня.

Мы будем читать «РЕКВИЕМ»., Прежде чем послушать поэму, подумаем над названием, ведь смысловая нагрузка заглавия очень велика.

— Что такое «реквием»? (В католической церкви заупокойная месса. Название дано по первому слову латинского песнопения: «Вечный покой даруй им, Господи»; траурное полифоническое произведение.)

2.История создания «РЕКВИЕМА».

(Сообщение учащегося)

«Реквием» переводится как похоронная месса, католическая служба по усопшему, в буквальном переводе – просьба о покое. Одновременно это – обозначение траурного музыкального произведения. Душевная боль, рожденная несправедливостью судьбы к сыну, смертельный страх за него, сжимающий кровоточащее материнское сердце, — все это выплеснулось в стихах. В душевных муках рождался «РЕКВИЕМ».

Над лирическим циклом «Реквием» А.Ахматова работала в 1934-1940гг и в начале 60-х годов. Более 20 лет поэму знали наизусть, держали в памяти люди, которым Ахматова доверяла, а таких было не более десятка. Один из почитателей Ахматовой вспоминает, что на его вопрос: «Как же Вам удалось сохранить сквозь все тяжкие годы запись этих стихов?», она ответила: «А я их не записывала. Я пронесла их через два инфаркта в памяти».

Итак, реквием – это заупокойная месса. Назвав так свою поэму, Ахматова открыто заявляет о том, что ее поэма – надгробное слово, посвященное всем погибшим в страшные времена сталинских репрессий, а также тем, кто страдал, переживая за своих репрессированных родных и близких, в ком от страдания умирала душа.

Пять лет, с большими перерывами, писала Ахматова эту, может быть самую важную, поэму. Поэт по преимуществу женской темы — любви, ревности, разлуки, Ахматова стала в «Реквиеме» поэтом скорби.

Лидия Чуковская говорила, что Ахматова в сороковом году в атмосфере особой торжественности дала ей прочитать «Реквием», записанный на листе, а затем уничтожила запись. Весь текст хранился лишь в памяти близких, преданных людей, и в 1962 году, когда все стихи были полностью скомпонованы и записаны на бумаге, Ахматова с гордостью сообщила: » «Реквием» знали наизусть 11 человек, и никто меня не предал». В 1963 году поэма была опубликована за границей и лишь в 1987 году стала известна широкому читателю в России.

«Реквием» ошеломил даже русскую эмиграцию. Вот свидетельство Бориса Зайцева: «

Можно ль было предположить тогда, что хрупкая эта и тоненькая женщина издаст такой вопль — женский, материнский, вопль не только о себе, но обо всех страждущих — женах, матерях, невестах, вообще обо всех распинаемых?«

3. Историческая справка о судьбе Л.Гумилева

Слово учителя:

Такое произведение могло родиться только в душе женщины, испытавшей мучительную боль за судьбу сына.

Ахматова обладала прозорливостью, свойственной только великим поэтам. Она предвидела трагическую судьбу Николая Гумилева — за несколько дней до его смерти написала страшные строки:

Не бывать тебе в живых, Со снегу не встать. Двадцать восемь штыковых, Огнестрельных пять. Горькую обновушку Другу шила я. Любит, любит кровушку Русская земля.

А потом горько раскаивалась в своем предвидении:, Я гибель накликала милым, И гибли один за другим. О, горе мне, эти могилы Предсказаны словом моим.

И потом, когда в 1933 году её сын Лев Гумилев был впервые, тогда еще просто случайно, арестован, её чуткое материнское сердце сжалось от рокового предчувствия. Она вспомнила сроки из стихотворения Марины Цветаевой, написанные еще в 1916 году:

Рыжий львеночек С глазами зелеными, Страшное наследие тебе нести.

(Сообщение учащегося)

В октябре 1935 г. последовал второй арест. Сам Лев Гумилев говорил об этом так: «Тогда шла в Ленинграде травля студентов из интеллигентных семей… В числе арестованных оказался и Н. Н. Пунин, искусствовед, сотрудник Русского музея. Мама поехала в Москву, через знакомых обратилась с письмом к Сталину… Вскоре освободили нас всех, поскольку был освобожден самый главный организатор «преступной группы» — Н. Н. Пунин… Меня, правда, после этого выдворили из университета, и я целую зиму голодал».

Третий арест пришелся на октябрь 1938 года, когда репрессии по отношению к инакомыслящим приняли страшные масштабы. В этот раз не помогли никакие письма и просьбы — Лев Гумилев был приговорен к 10 годам заключения; но в связи со снятием Ежова этот страшный срок был заменен на 5 лет исправительно—трудовых лагерей. Всю жизнь Лев Гумилев будет расплачиваться за то, что он сын великих родителей.

4. Исторические и литературные параллели

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/sochinenie/obraz-materi-v-poeme-ahmatovoy-rekviem/

Вы на уроках истории, безусловно, говорили о страшных годах сталинизма, о массовых репрессиях 1937—1938 годов. Эти годы траурной лентой вплетены в историю России.

Я прошу сделать небольшой экскурс в историю, чтобы вы почувствовали атмосферу того времени.

(Сообщение учащихся)

Ахматова находилась под пристальным вниманием ОГПУ и как жена контрреволюционера, и как опальная поэтесса. Не участвуя в активной оппозиции, но и не воспевая новую жизнь, она просто очень мало пишет и еще меньше печатается; существует за счет переводов и редко публикуемых статей. Она ещё не причислена к когорте «внутренних эмигрантов», объявленных партией изгоями, числится лишь в «попутчиках», но постоянно чувствует на себе настороженный взгляд «Усача» (так называла она Сталина) и живет под угрозой каждодневного ареста.

Время страха за себя, за своих родных и близких было для многих временем отчаяния и неверия в справедливость. Конечно, об этом нельзя было молчать, но говорить вслух, значит, подписать себе смертный приговор. Такие произведения создавались, но о публикации не могло быть и речи. Многие бережно хранили в себе воспоминания о тех годах, чтобы позже (ведь верилось в лучшее), не расплескав боли и отчаяния, донести правду до читателя. И лишь после смерти Сталина становится возможной публикация многих произведений. Спустя годы появляются «Один день Ивана Денисовича» и Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына, «Софья Петровна» Лидии Чуковской, «Белые одежды» Дудинцева, «Дети Арбата» Анатолия Рыбакова.

Я хочу зачитать вам отрывок из романа Анатолия Рыбакова «Дети Арбата», который событийно перекликается с «Реквиемом» Ахматовой. (Читается отрывок из романа «Дети Арбата» — арест сына.)

«Звонок, отчетливо прозвеневший в коридоре, сразу разбудил его. Был второй час ночи. Звонок повторился настойчиво и твердо. Саша вышел в коридор, снял цепочку. — Кто? — Из домоуправления. Узнав голос дворника, Саша повернул ключ. В дверях стоял дворник, за ним незнакомый молодой человек в пальто и шапке и два красноармейца с малиновыми петлицами. Властно отстранив Сашу, молодой человек вошел в квартиру. Один красноармеец остался у дверей, другой прошел на кухню и встал у черного хода. Настороженно разглядывая Сашу, молодой человек протянул ему ордер на обыск и арест. Мама сидела на кровати, сгорбившись, придерживая на груди белую ночную сорочку, седые волосы падали на лоб, на глаза, и она искоса, остановившимся взглядом смотрела на уполномоченного, вошедшего в комнату. — Мама, не волнуйся… У меня обыск. Это недоразумение. Это выяснится. Уполномоченный велел открыть шкаф, вывернуть карманы пиджака, там оказалась записная книжка с адресами и телефонами… Все, что он счел подозрительным, аккуратно сложил в папку. Обыск закончился. — Собирайтесь. Мама собирала Сашины вещи, руки ее дрожали. — Сашенька, смотри, что я тебе положила,— дрожащими руками Софья Александровна раздвинула край узелка,— вот мыло, зубной порошок, щетка, полотенце… Голос ее дрожал. — Вот гребешок, вот… вот шарфик твой… шарфик… Ее слова перешли в рыдания, она изнемогала, умирала, перебирая эти вещи, вещи ее мальчика, которого отрывают от нее, уводят в тюрьму. Софья Александровна опустилась в кресло, рыдания сотрясали ее маленькое полное тело. За одну ночь из красивой женщины Софья Александровна превратилась в седую старуху. Первое время ей казалось, если она предстанет перед теми, кто арестовал Сашу, их сердца дрогнут, ведь у них тоже есть матери. Потом увидела много таких матерей — их вид не трогал ничьих сердец. Они стояли в длинных очередях, и каждая боялась, что та доля сострадания, которая еще, быть может, теплится за глухими дверьми, достанется не ей, а той, кто пройдет в эту дверь раньше. Ночью она не спала — на чем спит он? Не могла есть — что ест он, сгорбившись над тюремной миской, он, живое и дорогое ей существо, ее жизнь, ее кровь? Окоченевшая, угнетенная сознанием своего бессилия, одинокая и страдающая, она возносила молитвы Богу, которого давно покинула, а сейчас молила, чтобы дух добра и милосердия, вездесущий и всепроникающий, смягчил сердца тех, кто будет решать Сашину судьбу».

5. Обоснование выбора названия поэмы

(Моцарт.)

Разумеется, Анна Ахматова не случайно дала своей поэме такое название. Я думаю, вам легче будет воспринять это произведение, осмыслить его, если вы прослушаете небольшой отрывок из «Реквиема» Моцарта — «Лакримозу». Это одно из любимых произведений Анны Андреевны.

ЗВУЧИТ МУЗЫКА

(Это торжественная, грустная, скорбная музыка…)

— Какой настрой должен создаться у читателя, берущего в руки произведение с таким названием? ( Уже само заглавие предполагает, что произведение, названное так, будет посвящено памяти кого—нибудь, либо трагическим событиям; таким образом, автор сразу заявляет тему скорби, печали, утраты, поминовения.)

6. Чтение и анализ поэмы

предисловие и эпиграф

обозначены гораздо поздними датами.

(Эта тема, эта боль не отпускали Ахматову многие годы.)

— Как бы вы определили тему

поэмы?

(Единение с народом в страшные годы «ежовщины», материнская скорбь как символ народной беды, тема памяти.)

— Обратите внимание на эпиграф. Какие строки выражают основной пафос, идею

? (

«Я была тогда с моим народом, Там, где мой народ, к несчастью, был».

— «Вместо предисловия» написано прозой. Как вы думаете, зачем Ахматова вводит в текст эту автобиографическую подробность?

ЧТЕНИЕ главы « Вместо ПРЕДИСЛОВИЯ»

(Слова женщины, стоящей рядом, Ахматова воспринимает как некий наказ, и выполнение его — это своеобразный долг перед теми, с кем она провела 300 часов в страшных очередях)

— Найдите приметы времени в прозаическом предисловии.

(Тюремные очереди, «опознал» вместо «узнал», разговоры шепотом, голубые от голода и нервного истощения губы)

«Посвящении»

Ахматова постоянно употребляет местоимение «МЫ» (покажите на примере).

ЧТЕНИЕ главы «Посвящение»

Зачем она делает этот акцент? ( В данном случае «Я» обозначало бы только личное горе, а местоимением «МЫ» поэт подчеркивает общую боль и беду)

—Какие художественные средства использует поэт, чтобы описать общее материнское горе? (Гиперболу: » гнутся горы, не течет великая река»; сравнения: «словно с болью жизнь из сердца вынут, словно грубо навзничь опрокинут»)

ЧТЕНИЕ главы «Вступление»

«Вступления»,

понимаешь, что это пишет человек, до дна испивший чашу отчаяния. На уроках литературы мы много говорили с вами о Петербурге Пушкина, Некрасова, Достоевского. Ахматова очень любила город, в котором, она стала поэтом, который подарил ей славу, признание; город, в котором она познала и счастье, и разочарования.

— Каким же рисует она этот город сейчас? («ненужным привеском болтался Возле тюрем своих Ленинград»)

—Ахматова расширяет географию народной беды, перенося нас к кремлевским стенам, в Москву. Яркая метафора

Звезды смерти стояли над нами, И безвинная корчилась Русь Под кровавыми сапогами И под шинами черных марусь

требует расшифровки («звезды смерти», скорее всего, олицетворяют кремлевские звезды, как некий символ государства, допустившего беззаконие, «черными марусями» называли машины (они же тюремные воронки), на которых увозили арестованных, колоритный глагол «корчилась», по—видимому, означает мучительное несопротивление )

— Образ матери — центральный, главенствующий. Но, несмотря на то, что в основной части Ахматова рассказывает про свои личные страдания, тема единения с всеобщей народной болью, заданная в эпиграфе, предисловии и в посвящении, позволяет воспринимать материнскую скорбь поэтессы как вселенскую. Это особо подчеркивает небольшая, но очень весомая по своей значимости глава «Распятие». В отличие от других глав, она имеет свой эпиграф, взятый из Библии. К библейской тематике мы обращались не единожды, поэтому я попросила проанализировать главу и найти иллюстративный материал к ней одну из учениц.

ЧТЕНИЕ главы «Распятие»

7.Сообщение уч-ся « Глава «Распятие» в «Реквиеме» — вселенский приговор бесчеловечной системе, обрекающей мать на безмерные и неутешительные страдания.»

(Сообщение учащихся)

«Библия всегда являлась источником вдохновения для творческих людей. Писатели и поэты находили отражение своих идей, мыслей и чувств в великой книге.

Не раз к Библии обращалась и Анна Ахматова. Произведение Анны Ахматовой «Requiem» чрезвычайно трагично по своей сути. Кульминацией страданий матери в поэме «Requiem» становится 10-я глава. Небольшая по объёму, она несёт огромную смысловую нагрузку. Именно в этой главе раскрывается вся боль героини — матери, потерявшей сына. Страдания матери ассоциируются с состоянием Богородицы, Девы Марии, страдания сына с муками Христа, распятого на кресте.

Появляется образ «Небеса расплавились в огне». Это знак великой катастрофы, всемирной исторической трагедии. Слова, произносимые Христом накануне своей человеческой смерти, вполне земные; обращение к Богу — упрёк, горькое сетование о своем одиночестве, покинутости, беспомощности. Слова же, сказанные матери, — простые слова утешения, жалости. «Не рыдай Мене, Мати, во гробе зрящи».

Горе — есть горе, оно одинаково и для небожителей и для простых смертных. Читая главу «Распятие», невольно вспоминаешь картины Рембрандта, Рубенса, Васнецова, Веронезе и многих других, обращавшихся к этой же теме.

На каждой из этих картин мы находим скорбную фигуру матери — она всегда рядом со страдающим сыном. На картине П. Веронезе мы видим лицо матери, склонившейся над своим сыном. Из ее глаз текут слёзы… Евангельский лик женщины на картине Васнецова «Плащаница» напоминает икону скорбящей матери.

Больше всего меня поразила картина Рембрандта «Снятие с креста». Рембрандт изобразил фигуру матери, лишившейся чувств, и, вопреки канонам, пишет её лицо, обезображенное страданием. Современные художники увлечены этой же тематикой. Очевидно, библейский сюжет вечен.

Распятие в «Реквиеме» — вселенский приговор бесчеловечной системе, обрекающей мать на безмерные и неутешительные страдания.»

8.Беседа «Память — это важнейшая категория человеческого разума… или души?» Чтение сочинений – рассуждений по типу части С ЕГЭ. (проверка творческого домашнего задания)

А теперь я хотела бы вернуться к одной из тем поэмы — теме ПАМЯТИ., Для чего человеку нужна память? Я попросила подумать вас над этим дома., Память — это важнейшая категория человеческого разума… или души?

(учащиеся зачитывают свои сочинения )

9. Анализ «Эпилога». Продолжение темы предназначения поэзии и памятника в поэме.

ЧТЕНИЕ главы»Эпилог» («А если когда-нибудь…»)

В «Эпилоге» идет явная перекличка с «Памятником» Пушкина. Ахматова, правда, не описывает сам памятник, а определяет место, где он должен стоять: «…здесь, где стояла я триста часов и где для меня не открыли засов». А где это — «здесь»? (У тюремной стены, памятник должен стоять на фоне красных кирпичных стен Крестов)

— Конечно, у любого, кто увидел бы предполагаемый памятник Ахматовой у тюремных стен, возник бы вопрос, почему он поставлен именно здесь? А ответом бы стал «РЕКВИЕМ»

А ведь памятник, поставленный Ахматовой на Комаровском кладбище, примерно так и выглядит: кирпичная стена, а на — ней барельеф Ахматовой.

10. Выводы.

В своей поэме А. Ахматова описала достаточно образно и зримо эпоху, в которую суждено было страдать народу. Героиня осознала свое единство с народом, обрела силы женщины, разгадавшей свое высокое предназначение. Это памятник материнскому страданию.

Арестованный сын — боль, никогда не заживающая рана Ахматовой. Но материнская скорбь расширена до масштаба народной беды, общерусского горя: за нею тысячи женщин у ворот тюрьмы, страдающих, как она. Она получает силы, чувствуя себя их голосом, передавая их немой вопль:

Для них соткала я широкий покров Из бедных, у них же подслушанных слов…

Реквием по сыну не мог не восприниматься как реквием по целому поколению, поколению, из которого уже к сороковому году мало кто уцелел. Создав «Реквием», Ахматова отслужила панихиду по безвинно осужденным. Панихиду по своему поколению. Панихиду по собственной жизни.

Эпиграф к поэме написан в 1961году. На протяжении 30 лет своей жизни А. Ахматова постоянно обращалась к поэме «Реквием». Нигде в поэме не звучит мотив возмездия, мести. Страшным обвинением эпохе беззакония и бесчеловечности является вся поэма. Так же она посвящена безвинно погибшим и рассказана как бы в полголоса. Так говорят на похоронах и поминках.

Подведение итогов., Домашнее задание .

Напишите мини-сочинение «Образ матери в поэме А. Ахматовой «Реквием»»