Мини- «Рассказ старого учебника» (вариант 2)

Сочинение

Рассказ Старого Учебника

В этот день я зашла в библиотеку сдать пару книг. Был май, и был дождь. По дороге я вся промокла, и потому у входа в библиотеку встретила неодобрительный взгляд уборщицы. Но я поздоровалась, прошла мимо. В гардеробе меня ждала уже давно знакомая женщина. Я протянула ей куртку, прежде поздоровавшись так, будто я попугай. Так тихо, неуверенно, не поднимая глаз. Но я успокоилась, со мной поздоровались точно так же.

Читальный зал выглядел тусклым, хмурым, из окон был виден дождь, тучи, туман. Во внутреннем дворе библиотеки стояли безропотно чёрные статуи. Их видел каждый, кто прохаживался во дворе, они всегда провожали гостей от ворот до дверей и обратно своим бесчувственным холодным взглядом. И когда я посмотрела в окно, мне тоже стало холодно. Я невольно сжалась на момент, но библиотекарь таким же бесчувственным, как у статуи, взглядом посмотрела. Наверное, ей не впервой видеть таких «замерзающих». Поняв нелепость паузы, я поздоровалась и отдала книги. Пока библиотекарь возилась с ними, я отошла. Я снова попала в небольшие книжные джунгли.

Эта библиотека, она необычна. Здесь есть книги не только на русском, здесь есть книги на английском, немецком, французском, даже на японском. Я как раз была в зале с японскими книгами. Я нередко прихожу сюда, беру книги на дом или читаю прямо здесь. А книги у японцев несколько иные, нежели у нас. Пишут они часто сверху вниз и слева направо. Пишут, бывает, и на русском, и на английском, и на родном японском. Но я сейчас не стану рассказывать про японские книжки. Я лучше скажу, кого я там встретила.

Это была старая, но хорошо сохранившаяся книжка, точнее учебник, но весьма необычный. Этот учебник я некогда находила в интернете, но тогда он не привлек к себе столько моего внимания, как сейчас. Старенький толстый учебник. На форзаце печать «Подарок Японского Посольства в СССР». Таких «подарков» здесь более половины всего зала. Ничего удивительного, казалось бы, нет. На форзаце виднелась полустертая надпись. Видимо, эту книгу кому-то подарили. Не библиотеке, нет, человеку, но имя его было стёрто. Почерк быстрый и малопонятный простым серенькими карандашом на ещё белой и тонкой бумаге отдавал некой загадкой. Я приметила год издания: 24 год эпохи Сёва. Это, по-нашему, 1950 год. Тогда я взглянула на карточку, ничьих имён там вписано не было. Эту книгу не брали. Давно не брали. Но она хорошо сохранилась. Чистая белая бумага, аккуратная и прилежная обложка. Кое-где виднелись подчёркивания и аккуратные пометки в самом тексте. Значит, книгу читали. Как правило, книги с таким возрастом в 69 лет потрепаны, но это было исключение из правил. Я несколько раз провертела в своих руках учебник, как будто нашла какой-то новый элемент в природе.

9 стр., 4053 слов

Рассуждение : “книга”

... книг очень много романы, детективы, учебники и так далее. По книгам мы узнаём о детстве наших прабабушек и прадедушках и о детстве их родителей. Книга наш верный друг! Сочинение на тему Книга ... Сочинение-рассуждение на тему «Роль книги в жизни человека» Главным оружием человечества есть знание. ... посмотреть фильм, но фильм есть фильм, а в книге ... правильно писать слова, развил хорошую память. В книгах ...

Потом мне стало жутко тоскливо: я вдруг представила картину, что эту книгу мог подарить кто-то своему очень ценному другу, как память, или родитель в качестве ценного подарка. А может быть, преподаватель хотел так похвалить студента? Эта книга пережила многих людей. И, видимо, кто-то эту книгу очень ценил, раз она в таком аккуратном состоянии. Но что это за человек? Где он жил? Как из далекой-далекой Японии этот учебник попал сюда, в Москву, в эту библиотеку? Почему я вообще его держу? Какую неведомую историю может поведать этот учебник? Ни оставлено на форзаце ничего, кроме печати и краткого пожелания на английском «учись хорошо…». Может быть, его владелец давно уже умер, а некто из его друзей или родственников отправили эту книгу, эту живую память сюда. Нет, конечно, не просто так почтой. Сначала она должна была оказаться у посольства. Но каким образом?

Чем больше я задавалась вопросами, тем тоскливее мне становилось. Не было никаких зацепок, учебник хранил в себе загадку и молчаливо глядел на меня. Я могла прочитать его, но я не могла узнать его истории. И это было мучительно.