«И долго буду тем любезен я народу, что чувства добрые я лирой пробуждал…» — спектакль «Пушкин» в Московском Губернском театре

Сочинение

Сочинение 9 класс. «В мой жестокий век восславил я свободу… ») (Вольнолюбивая лирика Пушкина)

«Свобода», «воля» — ключевые понятия творчества А. С. Пушкина. Как сын своего века он не мог оставаться в стороне от социальных потрясениях России. В первую очередь к таким потрясениям нужна причислить, конечно, восстание декабристов. Все истинные патриоты того времени боролись за свободу, кто-то — с оружием в руках, кто-то — подобно Пушкину, своим творчеством. Понятие свободы для поэта было весьма широко. Она была для него социальным, политическим, философским и нравственным идеалом. Эти ипостаси свободы в совокупности определяют целостность жизни. Но нужно учесть, что миросозерцание поэта, а с ним и понятие свободы, менялись на протяжении всей его жизни по мере накопления собственного опыта и развития общества. В молодости Пушкин, как свойственно почти всем людям, был чрезвычайно восторжен. В эти годы он не просто воспевал, «он горел» свободой. Первое вольнолюбивое творение Пушкина появляется на свет в 1817 году. Это ода «Вольность». Она стала одним из известнейших стихотворений Пушкина и одним из наиболее точно выражающих его взгляды. В нем юный поэт проявил себя как истинный гражданин своей страны, непримиримый враг царизма («хочу… на тронах поразить порок»), словом, как декабрист. На первый план в стихотворении выведена не идея борьбы с самодержавием (хотя она немаловажна), а лозунг свободы человека и гражданина. Не менее, чем свобода отдельного человека, поэта волнует независимость Отчизны «от самовластья» («К Чаадаеву»).

Здесь звучит непоколебимая вера в та, что настанут те светлые времена, когда Россия сбросит с себя оковы:

… Россия вспрянет ото сна, И на обломках самовластья Напишут наши имена!

Пушкин потому и называется величайшим поэтом, что сумел донести не только до современников, но и до таких отдаленных потомков, как мы, свою боль и свою надежду. Личностный характер стихотворения подчеркивается жанром послания. Строки, обращенные к Чаадаеву, не бездушный революционный лозунг, но стремление живой души. Желание «вольности» для своей Родины неразрывно связано у Пушкина с более приземленным, если можно так выразиться, «желанием» освобождения крестьян. Показательно в этом отношении стихотворение «Деревня». Пушкин, не таясь и не прикрываясь высокими словами, порицает «барство дикое» и «рабство тощее». Деревня, как будто созданная богом для отдохновения и созерцания, становится островком все того же «самовластья». Неудивительно, что поэт подвергался наибольшим гонениям именно за «Вольность» и «Деревню» (которая явилась в некотором роде продолжением «Вольности»).

7 стр., 3428 слов

Мое любимое стихотворение пушкина к чаадаеву

... Поэт верит в потенциал своего единомышленника, потому и посвящает ему послание. Ранняя лирика Пушкина Продолжим анализ стихотворения Пушкина «К Чаадаеву». В 9 классе общеобразовательной школы изучают более подробно лирику Пушкина. Послание «К Чаадаеву» ...

Если прослеживать творчество Пушкина дальше, то можно лозунгом его назвать слова: «Одна свобода мой кумир» . То есть для Пушкина «вольность» есть ярко выраженный идеал, к которому он стремится, однако, все осмотрительней. Например, в стихотворении «Узник» воспеваются романтические идеалы свободы. Душа страдает от несоответствия им, она — «вольная птица», стремящаяся ввысь, к полету; окружающий же мир — темница. Поэт выражает свое страдание от невозможности свободы. Пушкин не только сам ощущает сваю зависимость, но и предается горестным размышлениям о том, что засеваемые им семена вольнолюбия пропадают вотще. «К чему стадам дары природы?» — вопрошает Пушкин, ведь «стада» эти привыкли к извечному ярму и считают его чем-то само собой разумеющимся. Ни к чему оказываются восторженные призывы, гражданский пафос. Лишь люди мыслящие и тонко чувствующие могут понять призывы к освобождению во всех областях существования. Наступает и такой момент, когда Пушкин перестает искать свободу вне себя и стремится обрести ее хотя бы в душе. Так, в романтическом стихотворении «К морю» он прощается не только со стихией, но и с прежними устремлениями. Поиски идеала во внешнем мире тщетны:

О чем жалеть? Куда бы ныне я путь беспечный устремил?

Однако эти ноты отчаяния в лирике Пушкина не заставляют его уйти в себя и заглушить в себе гражданские чувства. Негодование в отношении рабства и деспотизма неизбывно. Стихотворение «Анчар» — целый философский символ, носящий вневременной характер. Примечательно, что автор не оправдывает ни бездушного хозяина, ни покорного раба. Поэт в своем творчестве призывает убивать рабов в самих себе, не покоряться «властителям». Рабы обязаны бороться, ведь по рождению они равны своим хозяевам, поскольку все они личности и граждане. Свобода у Пушкина — постоянная потребность личности, то, что по праву с самого рождения должно принадлежать любому человеку. «На свете счастья нет, но есть покой и воля». Счастье — мгновение. Любовь проходит. Чувства угасают. Поэтому, в противовес сиюминутности счастья, воля есть настоятельная, постоянная потребность человека. Еще один штрих в вольнолюбивой лирике Пушкина — стихи о свободе творческой личности. Занятия поэзией — квинтэссенция свободы, ее проявление во всех ипостасях, вершина независимости, соединение счастья со свободой. Поэт волен «Не гнуть ни совести, ни помыслов, ни шеи; // По прихоти своей скитаться здесь и там». Творческой личности, и только ей, дано воспевать «чувства добрые», прославлять свободу во всеуслышание. Итак, свобода была одной из тех важнейших человеческих ценностей, которым Пушкин посвятил свое творчество, несмотря на то, что жил в эпоху, когда вольнолюбивые высказывания являлись поводом к опале. Но свобода есть неотъемлемое качество человека, его постоянная потребность. Она также является залогом максимального раскрытия творческих возможностей в какой бы то ни было сфере. Не боясь открыто говорить о терзавшем его, не боясь воспевать то, что он считал справедливым, Пушкин сумел достичь высшей степени свободы.

««…Чувства добрые я лирой пробуждал… «(по лирике А.С. Пушкина)»

В исключительно богатом и разнообразном творчестве А. С. Пушкина большое и значительное место занимает лирика. Можно выделить несколько основных мотивов поэзии Пушкина: любовь и дружба, вольнолюбивая лирика, тема поэта и поэзии, философская лирика. Но всю ее объединяет одно, характерное для этого поэта качество, — гуманизм. Можно смело сказать, что стихотворения Пушкина пронизаны светлым оптимизмом, чувством любви к людям, призывом к справедливости и милосердию, к истинной свободе. Так, в оде «Вольность» звучат мотивы непримиримости с силами зла, желание бороться до конца. Поэт бесстрашно бросает вызов сильным мира сего, он азартен до безрассудства: Увы! куда ни брошу взор — Везде бичи, везде железы, Законов гибельный позор, Неволи немощные слезы… Но сам автор не верит, что тираны «склонятся» к справедливости. Он убежден, что страной должен править просвещенный монарх, то есть человек, который понимает, какую ответственность он несет за каждый свой поступок, какая великая миссия на него возложена. В стихотворении 1828 года «Анчар» Пушкин дает глубокое философское осмысление свободы. В первой же строфе стихотворения возникает образ «часового». Он стоит на границе, охраняет один мир от другого — мира Анчара.

8 стр., 3918 слов

А.С. Пушкин: лирика и роман «Евгений Онегин»

... Именно в Михайловском гений поэта достигает своей зрелости. «Я могу творить», -- признается он. Им завершена поэма «Цыганы», написаны несколько глав романа «Евгений Онегин», трагедия «Борис Годунов», поэма ... Пущин -- ближайшие друзья Пушкина. В лицейские годы ярко проявился поэтический талант Пушкина. Он участвует в рукописных журналах лицеистов, пишет стихи. Его ранняя лирика разнообразна. Это -- ...

Это мир абстрактного зла, ибо яд Анчара изливается вовне не из мести, а от его переизбытка («Яд каплет сквозь его кору»): К нему и птица не летит, И тигр нейдет… Зло Анчара — абстрактное зло, страшное своею беспричинностью. Пушкин обвиняет не только бесчеловечного «владыку», пославшего своего слугу к смертельному Анчару, но и безропотного раба. Он считает, что каждый человек должен бороться за свою свободу. Только тогда власть прекратит притеснять более слабых. Большую часть поэзии Пушкина составляет философская лирика, дающая ответы на вечные вопросы бытия. Стихотворение «…Вновь я посетил…» — один из ее образцов. Оно было написано в 1835 году уже зрелым поэтом и гражданином. Рассуждения лирического героя здесь сводятся к тому, что остановить поток времени и жизни, повернуть его вспять не под силу никому. Глубокое понимание быстротечности и неумолимости движения времени легло в основу произведения. Общее настроение стихотворения можно охарактеризовать как светлую грусть. «…Вновь я посетил» представляет собой воспоминания лирического героя, поэта, вернувшегося через десять лет в Михайловское: …Вновь я посетил Тот уголок земли, где я провел Изгнанником два года незаметных… Лирический герой приходит к выводу, что человек должен понимать и принимать мудрые законы Вселенной, наслаждаясь тем, что у него есть — каждой минутой жизни. Пушкина, осознающего свою поэтическую миссию на земле, волновал вопрос о роли поэзии в жизни человечества. Свои размышления о целях поэтического творчества, о предназначении поэта художник воплотил в особом цикле. В него входят стихотворения «Пророк» (1826), «Поэт» (1827), «Поэт и толпа» (1828), «Поэту» (1830), «Я памятник себе воздвиг…» (1836).

Каждое из этих стихотворений имеет свои особенности, но весь цикл пронизывает общий мотив высокого назначения поэта. Это человек, враждебный низменным интересам, погоне «за минутной славой». Он всегда гоним, одинок среди враждебной среды, окружен ненавистью, подвергается преследованиям, травле, но остается твердым и непоколебимым. Цикл о поэте и его роли имеет и более общий морально-этический смысл: здесь поэт не только «взыскательный художник» и учитель народа. Он становится для всех примером поведения человека-гражданина, примером стойкости, мужества, непримиримости к злу, несмотря на все преследования. Важно отметить, что дружеская и любовная лирика Пушкина также наполнены жизнелюбием, теплом и светом. Поэт невероятно трепетно относился к своим друзьям и любимым женщинам, временами даже обожествляя их образы. Любовь и дружба по Пушкину — это естественные состояния души человека. Это чувства, приносящие радость, даже если они не взаимны: Я забываю мир земной, Я нектар пью, срываю розы, И не страшат меня угрозы Судьбы и парки роковой. Без любви и дружбы, утверждает поэт, нет настоящей жизни, а есть лишь пустое существование. Творчество Пушкина открыло новую веху в истории русской литературы. Этот художник ввел в поэзию новые темы, новый язык. Но, кроме того, лирика Пушкина — явление поистине удивительное. Вся она пронизана светом, любовью, надеждой, гуманизмом. Воистину, прав был поэт, когда говорил о себе «Чувства добрые я лирой пробуждал».

33 стр., 16062 слов

Образ Татьяны в романе «Евгений Онегин»

... поэта, по его словам, “плодом ума холодных наблюдений и сердца горестных замет”. Среди множества действующих лиц, в романе самым крупным планом показана Татьяна Ларина, которую автор называет ... наполняя его особой духовностью. Пушкин выделяет Татьяну из многих представительниц дворянского общества, показывает ее как цельную натуру, способную на глубокие и искренние чувства. Красота русской природы, ...

Чувства добрые я лирой пробуждал Пушкин

В стихотворении «Памятник» Пушкин, осмысливая миссию поэта, «итожа жизнь свою», определяет:

И долго буду тем любезен я народу,

Что чувства добрые я лирой пробуждал,

Что в мой жестокий век восславил я Свободу

И милость павшим призывал.

Так за два месяца до гибели поэт сформулировал свое творческое и человеческое кредо. Что же такое «чувства добрые я лирой пробуждал»? Поучал? Давал уроки добродетели?

Это не значит — «учил». Это значит: пробуждал добрые чувства в людях. Учить можно того, кто не знает. Пробуждать можно то, что есть в душе, иначе искусству нечего делать, не к чему обращаться.

О задачах искусства, в частности о задачах поэзии, спор возникает в каждом поколении. Можно ли, должно ли требовать от искусства назидания — или это сфера не его деятельности? Для творчества этот вопрос принципиален, и Пушкин решал его на протяжении всей жизни.

В ранней оде «Вольность» автор целью поэзии объявляет задачи политические: «… воспеть Свободу миру, На тронах поразить порок». Однако в стихотворении, написанном примерно тогда же, когда и «Вольность», в послании «К Н. Я. Плюсковой» миссия поэта осмыслена в более глубоком, философском плане:

… И неподкупный голос мой

Был эхо русского народа.

Здесь нет и намека на «поучения», назначение искусства видится в ином: отозваться на тончайшие движения души своего народа.

В 1826 году написано стихотворение «Пророк» — своеобразный поэтический манифест Пушкина. Господь посылает своего пророка: «Глаголом жги сердца людей». Эта поэтическая формула определяет пророческую роль искусства: словом пробуждать в человеческих сердцах доброту, милосердие, терпимость… То есть «чувства добрые».

Одна из ключевых тем творчества зрелого Пушкина — совесть. Проблема долга и счастья в их соотнесенности — едва ли не центральная проблема всей духовной жизни русского народа,

В диалоге поэта с чернью (стихотворение «Поэт и толпа») автор говорит об адресате всего своего творчества и искусства вообще. Толпа, чернь, не имеет здесь сословного аспекта — это духовная чернь, не ведающая назначения искусства: «Зачем так звучно он поет?» Отчего поэт гонит «чернь тупую»? Да потому, что искусство ничему не может и не должно учить: оно может лишь пробуждать в людских сердцах то, что в них заложено; пустое сердце его никогда не поймет: «Не оживит вас лиры глас». Искусство требует духовной работы не только от поэта, но и от читателя. Именно поэтому Пушкин говорит:

10 стр., 4623 слов

Почему “забав и роскоши дитя” стал чужим для всех? Почему Онегин ...

... что Онегин стал "чужим для всех" потому, что был выше многих людей, окружавших его, но это, в свою очередь, привело его к тому, что и люди стали для него чужими. Герой романа ... выводу: он всю жизнь был "чужой для всех...". В чем причина этого? Ответ - сам роман. С первых его страниц Пушкин анализирует процесс формирования личности Онегина. Герой получает типичное для своего времени ...

И славен буду я, доколь в подлунном мире

Жив будет хоть один пиит

Когда человечество утратит способность к поэтическому восприятию, к духовному труду, оно — как человечество закончится.

Свобода. Немой Онегин. Часть ХIII

ХХХVII. СЮЖЕТ

  • А разве есть русские романы?! Пушкин. Пиковая дама

Как хотите, но в романе должен быть сюжет. А уж в романе начала ХIХ века — непременно. Джойсы и всякие постпостмодернисты ещё даже не родились и тем более свою ересь не придумали.

Но в самом знаменитом русском романе сюжета нет!

Первая глава.

Вторая. Явление Ленского и Татьяны. Но опять ничего не происходит!

П.А.Катенин — Пушкину 14 марта 1826. Петербург Наконец достал я и прочел вторую песнь Онегина, и вообще весьма доволен ею. Замечу тебе однако (ибо ты меня посвятил в критики), что по сие время действие еще не началось (позади четверть романа!); разнообразие картин и прелесть стихотворения, при первом чтении, скрадывают этот недостаток, но размышление обнаруживает его; остаётся тебе другое дело: вознаградить за него вполне в следующих песнях.

Пушкин не вознаградил. Сюжетная бедность стала лишь очевиднее, когда «Онегин» кончился.

Третья глава.

Четвёртая.

Пятая. Именины, танцы; Ленский обиделся.

Шестая. Дуэль (занимает 3 строфы из 46).

Седьмая. Таня ходит в библиотеку. Потом уезжает в Москву.

Восьмая. Онегин встречает Таню в СПб. Пишет ей письмо. Молча слушает её отповедь. Входит муж, но ничего не говорит. Ни поцелуя, ни пощёчины.

Это всё. В сказке о царе Салтане сюжета в тысячу раз больше. А «Золотой петушок» вообще блокбастер. Событий в «Онегине» так мало, что едва хватило бы даже на рассказ. Где уж тут роман.

Но вот другое письмо сурового критичного Катенина:

П.А.Катенин — Пушкину 16 мая 1835. Ставрополь Согласен ли ты со мной, что Онегин лучшее твое творение?

Письмо 1835 года. Бессюжетный роман давно закончен, всеми прочитан, однако теперь Катенину «недостаток действия» почему-то мешать перестал.

Мой «Немой Онегин» (часть ХII) многих возмутил. Не роман?! Дневник?! Народ требует доказательств. Попытаемся.

Роман — имеет ту же цель, что повесть и рассказ — изобразить действительную жизнь со всеми её светлыми и тёмными сторонами, но отличается объёмом и сложностью содержания.

Энциклопедический словарь Павленкова. 1905., Роман — повествовательное произведение со сложным сюжетом и многими героями., Толковый словарь русского языка. РАН. 2008.

Большой объём? сложный сюжет? много героев? Это не про «Онегина».

Пушкин создал иллюзию самым простым способом. Назвал своё сочинение «роман» — и всё. Назвал бы эпосом — был бы эпос.

9 стр., 4423 слов

Образ петербурга в романе евгений онегин пушкина (2)

... в романе А. Пушкина «Евгений Онегин» . Литературные сочинения! Образ Петербурга в романе О. Пушкина «Евгений Онегин» В романе «Евгений Онегин» ... Онегин едет на буль­вар… »), петербургские балы. Жизнь юного героя пол­ностью подчинена образу жизни, ... изображения русской действительности XIX века делает роман реалистичным произведени­ем. Я считаю, что роман ... мечтой свободы, как и море. Здесь, в холодном ...

В «Онегине», почти в конце, есть замечательное «вступление»:

Благослови мой долгий труд, О ты, эпическая муза! И верный посох мне вручив, Не дай блуждать мне вкось и вкривь.

Но про эпос Автор догадался в Седьмой главе (1828), переименовывать было поздно.

Что сюжета нет (или почти нет) — давно известно и доказано. Нет и эпилога! Маша Миронова и Петруша Гринёв, Наташа Ростова, Раскольников, Германн, Ставрогин, Остап Бендер, Анна Каренина — про всех знаем, что с ними стало потом . А про Онегина — нет.

Даже тот замысел, который под конец вроде бы у Автора и был, нам неизвестен. И дело не в том, что «сожжена Десятая песнь».

Оборвал. Что-то случилось.

Был огромный успех творческий и коммерческий, друзья умоляли, читатели требовали, нужда толкала — ничто не склонило. Не стал продолжать.

В мои осенние досуги, В те дни, как любо мне писать, Вы мне советуете, други, Рассказ забытый продолжать. Вы говорите справедливо, Что странно, даже неучтиво Роман не конча перервать, Отдав уже его в печать; Что должно своего героя Как бы то ни было женить, По крайней мере уморить, И лица прочие пристроя, Отдав им дружеский поклон, Из лабиринта вывесть вон.

Вы говорите: «Слава богу, Покамест твой Онегин жив, Роман не кончен — понемногу Иди вперёд; не будь ленив. Со славы, вняв её призванью, Сбирай оброк хвалой и бранью — Рисуй и франтов городских И милых барышень своих, Войну и бал, дворец и хату, Чердак, и келью, и гарем И с нашей публики меж тем Бери умеренную плату, За книжку по пяти рублей — Налог не тягостный, ей-ей».

1835.

В 23 года, начиная «Онегина», он, может, и думал о романе в стихах; даже объявил печатно. А потом увидел: получается нечто другое. Успешное; восхитительное и восхищающее. И всё шло как нельзя лучше, весело. А потом что-то случилось. И оборвал.

Замысел не мог не измениться. Он у всех меняется в процессе сочинения. А тут — восемь лет! было время, долгий срок…

Начал 23-летний холостяк, задира, дуэлянт, игрок. Закончил в 31, женатый. За восемь лет — от 23 до 31 — меняется многое. 8 лет — это ж не равнодушный календарный счёт. Время с возрастом замедляется радикально. Сперва летит, потом ползёт, потом — останавливается. На ночлег!

ТЕЛЕГА ЖИЗНИ

…С утра садимся мы в телегу; Мы рады голову сломать И, презирая лень и негу, Кричим: пошёл! <——> мать!

Но в полдень нет уж той отваги; Порастрясло нас; нам страшней И косогоры и овраги; Кричим: полегче, дуралей!

Катит по-прежнему телега; Под вечер мы привыкли к ней И дремля едем до ночлега — А время гонит лошадей.

Заметим: до ночлега, не до могилы. Ночлег (смерть) лишь остановка в пути.

В названии этого стихотворения второе слово важнее. Вся земная жизнь проехала…

Восемь лет писал.

В два утра — «Граф Нулин». В три дня «Моцарт и Сальери». За шесть месяцев «Борис Годунов». А тут…

Восемь лет роман не пишут; тем более в молодости. За это время можно было бы и сюжет сочинить. Двухтомные «Братья Карамазовы» — два года. «Война и мир» — четыре толстых тома — шесть лет. А в «Онегине» едва ли полтораста страниц.

12 стр., 5537 слов

Романтическое и реалистическое в романе А.С. Пушкина «Евгений Онегин»

... собой литературные направления: и классицизм, и романтизм, и натурализм, и символизм,- вкладывая в это понятие свое, каждый раз разное содержание. Нередко реализм понимается и как стремление к ... творчества, реализм теряет свое исключительное значение и рассматривается как одно из многих равноправных явлений в истории искусства. Каковы же исторические предпосылки формирования реализма, в ...

«Полтава» в сто раз более роман, чем «ЕО». В «Полтаве» потрясающий сюжет! великие события! герои! А в «ЕО» ничего . Заурядная случайная дуэль; главная героиня вышла замуж за человека, о котором известно: толстый генерал, князь — даже имени нет.

«Капитанская дочка» — по размеру вроде бы повесть, но действительно роман! Пугачёвщина сейчас не осознаётся как великое потрясение. А ведь была настоящая война. Подумать только: восстание дворян разгромлено за несколько часов, а война с бродягой шла 2 года. Войсками Империи командовали генерал-аншеф Бибиков, генерал-аншеф Панин, призвали Суворова… Какие исторические события! герои! приключения! интриги! Такого в «Онегине» близко нет.

XXXVIII. МОЛЧАНИЕ

Нет там и диалогов. Гости молчат и в деревне — на вечеринке у Лариных, и в Петербурге — на светском рауте.

Татьяна говорит дважды. Да, главная героиня — всего два раза на весь роман!

а) с няней (Как недогадлива ты, няня!)

б) с Онегиным (Я тогда моложе, я лучше, кажется, была).

И сам Евгений молчун (см. «Немой Онегин», глава IХ «Говорун»).

А кто-нибудь там говорит?

В Первой главе:, Во Второй:, В Третьей:

В Пятой: медведь («здесь мой кум») и мама Тани («ах, творец!»).

В Шестой:, В Седьмой

Рекордно молчаливый роман. Друзья молчат, дамы молчат, гости на именинах, гости на рауте. Ни одного разговора! Гробовое молчание.

«Евгений Онегин» — это Пушкин, его мысли, которые никогда не кончаются, ибо каждый день прибавляются. И не про всё напишешь.

XXXIХ. СВОБОДА

Выпуская в свет одной книжкой Четвёртую и Пятую главы, Пушкин написал Посвящение. Потом оно без малейших изменений появилось в обоих прижизненных изданиях полного «Онегина». Так что там ни одного случайного слова.

Прими собранье пёстрых глав, Небрежный плод моих забав, Бессонниц, лёгких вдохновений, Незрелых и увядших лет, Ума холодных наблюдений И сердца горестных замет.

Посвящение. 1828.

О романе тут ни слова. Зато прямо — о дневнике. Записи, сделанные за время незрелых и увядших лет. Ума холодные наблюдения, сердца горестные заметы… — это, конечно, дневник. И забавные словечки там могут быть, и забавные случаи, и мысли, пришедшие во время бессонницы — «змеи сердечной угрызенья».

И это не на старте написано, а после экватора, когда уже ясно различал, что не роман.

В романах всегда есть сюжет. Потому что роман — выдумка (хотя бы и реалистичная).

Автор заранее знает, что будет с героями через год, через десять лет.

В дневнике сюжета нет. Потому что автор не знает, что будет завтра. И не может понять себя вчерашнего.

фото: Валерий Мясников

2 стр., 965 слов

Эпиграф к сочинению евгений онегин

... о Татьяне и её чувствах к Онегину. К четвертой части Пушкин использует слова Неккера: “Нравственность в природе ... где теперь живет Евгений, а также его знакомство с новыми героями. “Она была девушка, она была влюблена,”- это слова эпиграфа, дающегося к третьей части. Конечно, речь идет ...

Старый Онегин — Сергей Маковецкий. Спектакль Театра им.Вахтангова.

Незрелых и увядших лет — буквально: юношеских и старческих. Да, ему было всего 29, но жить оставалось лишь 8. А мудрость пришла очень рано. Первая глава «Онегина» тому доказательство. Недаром спектакль Вахтанговского театра начинает старый Онегин—Маковецкий. Вот самые первые слова, звучащие со сцены:

Кто жил и мыслил, тот не может В душе не презирать людей; Кто чувствовал, того тревожит Призрак невозвратимых дней: Тому уж нет очарований. Того змия воспоминаний, Того раскаянье грызёт.

Евгений Онегин. Первая глава. 1823.

Если эти семь строк показываешь человеку на отдельном листке (чтобы не было видно, откуда взяты) и спрашиваешь: «Сколько примерно лет автору?», то наиболее частый ответ: «За пятьдесят». Кто-то говорит «сорок», кто-то «шестьдесят», но 24 — никто. Проверьте на знакомых. (Вдобавок оказывается, что «Онегина» никто не опознаёт.)

Видим: тема ужасных воспоминаний и раскаянья в поэме возникает сразу, в Первой же главе. И «горестные заметы» — последняя строка Посвящения: главная, ударная; камертон ко всему.

Незрелых и увядших лет — вот сообщение о важном изменении, которое случилось с Автором. И это не сторонний наблюдатель отметил, и не о внешности речь, не о морщинах. Пушкин сам сознаёт изменение образа мыслей, личности.

«Прими собранье пёстрых глав», «небрежный плод моих забав» — говорит Пушкин в Посвящении.

«Бессонница моя меня томила, и в голову пришли мне две-три мысли; сегодня я их набросал» (небрежно записал) — говорит Моцарт в трагедии Пушкина.

Слова о небрежных (легкомысленных) забавах не должны нас обмануть. Тут есть кое-что поважнее: неотвязные мысли, преследующие Автора. В том же 1828-м он написал о своих бессонных ночах.

ВОСПОМИНАНИЕ

…В то время для меня влачатся в тишине Часы томительного бденья: В бездействии ночном живей горят во мне Змеи сердечной угрызенья; Мечты кипят; в уме, подавленном тоской, Теснится тяжких дум избыток; Воспоминание безмолвно предо мной Свой длинный развивает свиток; И с отвращением читая жизнь мою, Я трепещу и проклинаю, И горько жалуюсь, и горько слёзы лью, Но строк печальных не смываю.

Почему «с отвращением»? Что он проклинает? О чём печаль? Ответы есть. Публикуя «Воспоминание», Пушкин исключил весь финал. Но в рукописи он сохранился:

Я вижу в праздности, в неистовых пирах, В безумстве гибельной свободы, В неволе, бедности, изгнании, в степях Мои утраченные годы. Я слышу вновь друзей предательский привет На играх Вакха и Киприды…

безумство гибельной свободы

Как он мог написать такое? В «Онегине» свобода появляется много раз и всегда как желанная и уж точно положительная категория.

Вот мой Онегин на свободе… Блистал Фонвизин, друг свободы… Придёт ли час моей свободы?.. Я каждым утром пробуждён Для сладкой неги и свободы… Имеет сельская свобода Свои счастливые права… Поклонник славы и свободы… Прости ж и ты, моя свобода!

гибельной

И долго буду тем любезен я народу, Что чувства добрые я лирой пробуждал, Что в мой жестокий век восславил я Свободу И милость к падшим призывал.

В «Онегине» все свободы — с маленькой буквы; в Памятнике он написал её с большой. Обожествил.

У греков и римлян не было богини Свободы. Были боги войны, любви, торговли, смерти, судьбы, сна, вина, мщения, страха, ужаса, овощей и воров и пр. А Свободы нет. Замечали это отсутствие? эту чёрную дыру в сонме олимпийских богов.

7 стр., 3223 слов

«…Чувства добрые я лирой пробуждал… » (по лирике А.С. Пушкина)

... мое восприятие поэзии пушкина мое восприятие пушкина сочинение пушкин в моем восприятие лирика пушкина в моем восприятии пушкин в моем восприятии эссе Сочинение на тему добрые чувства в лирике пушкина ... всегда искренны. Центральное место в лирике Пушкина занимает тема свободы и патриотизма.Во многом на ... по-настоящему свободным и счастливым. Во второй части Пушкин обличает “барство дикое” и “рабство ...

У каждого ручья — наяда, у каждого дерева — дриада, у каждого пня… А Свободы нету! Тщательные поиски обнаруживают какого-то зачуханного Либера — не бог, не божок, а какой-то шишок, не попавший ни в Илиаду, ни в Одиссею, ни в какой сколько-нибудь известный миф.

Иная, лучшая, потребна мне свобода: Зависеть от царя, зависеть от народа — Не всё ли нам равно? Бог с ними.

Пушкин. 1836.

Есть разные свободы. Или у Свободы есть разные личины, да и характер у неё зверский. (Удивительного нет; ярчайший пример — Аполлон, бог света, покровитель муз, а список убийств — индивидуальных и массовых — огромен; олимпийский министр культуры был беспредельно жесток.)

Свобода — зверь. Ему нужен намордник (закон) и цепь, скованная из совести и морали. А иначе… У Сталина была полная свобода, у Гитлера; — их свобода стоила сто миллионов трупов. Нет? Ладно, только ради вас добавлю Атиллу и Мао с его учеником Пол Потом.

…Бывает, автор тешит себя мыслью, будто он чего-то там открыл. Может, это и не так; может, это кем-то давно открыто, но ведь автор этого не знает. Колумб открыл Америку, — он же не знал, что на 500 лет раньше там уже бывали викинги.

А с другой стороны, ничего викинги не открыли, просто пользовались.

Пользоваться гравитацией и открыть Закон всемирного тяготения — разница! Нищий мальчишка, которого по ошибке приняли за принца, попал в королевский дворец и целый месяц колол орехи какой-то штукой, пока все лорды с ума сходили, не в силах найти Большую государственную печать.

Мореходы тысячелетиями пользовались звёздами, не зная, что эти раскалённые гиганты в тысячу раз больше Солнца. Годовалый ребёнок пользуется планшетом, ничего не зная об его устройстве, принципах работы. И даже все академики мира не смогут объяснить это одному ребёнку — он не способен понять.

Видеть луну и звёзды — одно. Понять небесную механику — другое. Вообразить невероятные неземные пространства Вселенной…

поплыл на поиски

Нет сюжета — заметили современники Автора. А вывод? Нет речей. А вывод? Нет конца, обрыв. А вывод?

Увидеть — хорошо. Но ещё бы понять. Если нет понимания, то какая разница: повесть, рассказ, роман.

отсутствие

Вот так и не видно отсутствия Свободы среди олимпийских богов.

ХL. ПЛАН

План? У Пушкина? Не таков был человек.

Планировать мог, конечно, и любил, но исполнять… Обещал читателям регулярное появление новых глав — обманул.

А главное — фатализм, вера в судьбу, — это мешает серьёзному отношению к собственным планам. Вон Эдип — уж как он старательно планировал свою биографию, а всё равно убил отца, женился на собственной матери.

Человек, боготворящий вдохновение, не может всерьёз планировать. Не только на сколько-нибудь приличный срок, лет, скажем, в тысячу, но и ближайший вечер.

Но лишь божественный глагол До слуха чуткого коснётся, Душа поэта встрепенётся, Как пробудившийся орёл.

Всё сто раз менялось. Некоторые замечательные строфы выбрасывал, не только готовя к печати новые главы, но даже из уже опубликованных. Убрал, например, посвящение брату Льву (уж, наверно, понимал, как тому будет обидно).

фото: Александр Минкин

Это посвящение потом исчезло.

Первое издание Первой главы начиналось с предисловия. Первая фраза предисловия:

Вот начало большого стихотворения, которое, вероятно, не будет окончено.

фото: Александр Минкин

Предисловие Пушкина к Первому изданию Первой главы «Евгения Онегина».

Что ж это за план? По-русски написано: сам не знаю, что будет.

А вот третий абзац этого же предисловия:

Дальновидные критики заметят, конечно, недостаток плана. Всякий волен судить о плане целого романа, прочитав первую главу оного.

Так что же это — начало «большого стихотворения, которое, вероятно»? Или — глава романа? Это называется напустить тумана.

ДОН ГУАН.

Что в голову придёт, То и скажу, без предуготовленья, Импровизатором любовной песни…, Пушкин. Каменный гость.

Предмет восхищения Автора — заезжий импровизатор («Египетские ночи») — человек, способный немедленно начать говорить прекрасными стихами на заданную тему без всяких планов.

Пушкин не знал, что с ним будет завтра, и тысячу раз поступал во вред себе.

ДОРОЖНЫЕ ЖАЛОБЫ

Долго ль мне гулять на свете То в коляске, то верхом, То в кибитке, то в карете, То в телеге, то пешком?

Не в наследственной берлоге, Не средь отческих могил, На большой мне, знать, дороге Умереть господь судил,

На каменьях под копытом, На горе под колесом, Иль во рву, водой размытом, Под разобранным мостом., Иль чума меня подцепит, Иль мороз окостенит, Иль мне в лоб шлагбаум влепит Непроворный инвалид., Иль в лесу под нож злодею Попадуся в стороне, Иль со скуки околею Где-нибудь в карантине…

1829

Весёлая мелодия «Дорожных жалоб» не отменяет мрачность смысла: Автор ждёт гибели в любую минуту.

«Конец первой части».

фото: Александр Минкин

Последняя страница Шестой главы «Евгения Онегина».

Если в первой части шесть глав, то можно ожидать, что и во второй части будет столько ж. А сколько будет в третьей? — ведь не сказано, что вторая часть станет последней.

Оказалось же ещё всего лишь две главы, да и то одна из них (Седьмая) без героя. И Седьмая глава без героя, и «Путешествие Онегина» без героя. Невольно хочется сказать: поэма без героя.

…Экскурсовод рассказывает то, чего мы не заметили бы, ибо не занимались этим, а он изучал, потратил годы. Нам же его добыча достаётся легко, за минуту.

Учёный потратил годы на опыты и размышления, а нам в школе дают готовую формулу. И теперь любой шут повторяет: «Подумаешь, бином Ньютона!»

«Некоторое сожаление приличествует тому, кто приносит жертву Господу» (Арамис).

Некоторая радость простительна тому, кто открыл Америку. Но очень понятно презрительное «подумаешь, открыл Америку». Так говорит тот, кто: а) ничего не открыл; б) благодарности не испытывает; в) обижается: «Ведь это так просто. Я и сам бы мог»; г) подумаешь! это же случайно!

Даже если случайно, но всё ж открыл. Хорошо жонглёру в цирке — все хлопают и никто, кроме самых глупых, не думает: «И я так могу». Но дома даже три мячика не летают, а у циркача летали семь! Хотя — подумаешь, бином Ньютона! — подбрасывай и лови — что может быть проще.

…У Пушкина, говорите, был план? Ну и что? У Колумба тоже был план. Он по плану в Индию поплыл, а в Америку уткнулся случайно.

У Магеллана был план: проплыть вокруг света. Посмотрите на карту, увидите: он тыкался как слепой котёнок в каждый залив Восточного побережья Южной Америки. Это, что ли, по плану он так долго полз на юг (теряя время, а порой и надежду), пока наконец нашёл проход? Он не мог посмотреть из космоса, у него не было навигатора, а то сразу бы увидел правильный маршрут через Магелланов пролив.

Одна умная женщина, кн.Голицына, урождённая гр.Шувалова, царствовавшая в петербургских и заграничных салонах, сердечно привязалась к Татьяне. Однажды спросила она Пушкина: «Что думаете вы сделать с Татьяною? Умоляю вас, устройте хорошенько участь её». — Будьте покойны, княгиня, — отвечал он, смеясь, — выдам её замуж за генерал-адъютанта. — «Вот и прекрасно, — сказала княгиня. — Благодарю!»

Кн.П.А.Вяземский.

Автор обещал — Автор сделал! Но ведь это почти доказывает, что изначально плана не было.

Представь, какую штуку удрала со мной моя Татьяна! Она — замуж вышла. Этого я никак не ожидал от неё!

Пушкин (в пересказе Льва Толстого со слов княгини Мещерской).

Сказал ли Пушкин эту фразу — неизвестно, но цитируют её всерьёз. Если и сказал, то жалоба Автора на своеволие героини всего лишь очередная шутка. Доля правды, однако, в ней очень велика. Твёрдого плана не было, а тот, что был, менялся; иногда внезапно.

Пушкин хотел дать Онегину увезти Татьяну (как героиню рассказа «Метель», как дочку станционного смотрителя).

Но этого не случилось.

Нам повезло! Родную сестру Пушкина Ольгу увёз её будущий муж Павлищев, человек неприятный. Вот записки их сына (родного племянника Автора):

  • Формальное предложение отца моего (Н.И.Павлищева) встретило со стороны родителей Ольги Сергеевны (сестры Пушкина) решительный отказ. Сергей Львович (отец Пушкина) замахал руками, затопал ногами — и бог весь почему — даже расплакался, а Надежда Осиповна (мать Пушкина) распорядилась весьма решительно: она приказала не пускать отца моего на порог. Этого мало: когда, две недели спустя, Надежда Осиповна увидела на бале отца, то запретила дочери с ним танцевать. Во время одной из фигур котильона отец сделал с нею тура два. Об этом доложили Надежде Осиповне, забавлявшейся картами в соседней комнате. Та в негодовании выбежала и в присутствии общества, далеко не малочисленного, не задумалась толкнуть свою тридцатилетнюю дочь. Мать моя упала в обморок. Чаша переполнилась;
  • Ольга Сергеевна не стерпела такой глубоко оскорбительной выходки и написала на другой же день моему отцу, что она согласна венчаться, никого не спрашивая. Это случилось во вторник, 24 января 1828 года, а на следующий день, 25 числа, в среду, в час пополуночи, Ольга Сергеевна тихонько вышла из дома;
  • у ворот её ждал мой отец;
  • они сели в сани, помчались в церковь св.Троицы Измайловского полка и обвенчались. Новобрачные упали к ногам родителей и получили прощение. — По этому случаю Александр Сергеевич сказал сестре: «Ты мне испортила моего Онегина: он должен был увезти Татьяну, а теперь… этого не сделает».

Л.Н.Павлищев (племянник Пушкина).

Воспоминания.

Даже в мемуарном рассказе племянника чувствуется, что Пушкин был в бешенстве. Ещё бы — ему «испортили Онегина». Теперь, если бы Евгений увёз Татьяну, получилось бы, что любимая героиня стала бы в глазах читателей копией сестры поэта. Этого он допустить не мог. Даже думать об этом без тошноты не мог. Повернул на ходу. Где уж тут планы соблюдать.

Поворот дался нелегко. Обычно на главу уходило примерно полгода. Седьмую он начал в марте 1827-го. Вероятно, к январю 1828-го она была готова (печатать он, как всегда, не спешил).

А 25 января какой-то тип увёз сестру Олю, испортил «Онегина», пришлось переделывать. Закончена Седьмая глава была в ноябре 1828-го. Полтора года съела.

Пушкин сам не знал, что получится так, как теперь у нас в академических собр.соч.

Точно известно, что планировал он 12 или минимум 10 песен. Вышло 8. Сжёг X главу 19 октября 1830 года и записал: «Сожжена Десятая песнь». (Если доживём до машины времени — сразу туда!)

Где ж тут план? Он же не знал, что сожжёт Десятую главу, даже когда дело шло к концу. Иначе зачем бы он её писал.

Следовать за мыслями великого человека есть наука самая занимательная.

Пушкин. Арап Петра Великого

…«Онегин» — роман мыслей, а не приключений. У Монтеня мы с огромным интересом следим за ходом мысли, у Дюма — за сюжетом. В трактатах Льюиса — за работой необычайного интеллекта; он у Льюиса одновременно и телескоп, направленный в звёздное небо, и микроскоп, рентген, томограф, проникающий во тьму, где казалось, нечего видеть, ведь всё так просто. Льюис показывает невероятную, незамечаемую нами сложность простых вещей. И делает эту сложность ясной. Сам процесс понимания (движение к вершине, пусть и по тропе, проложенной другим) доставляет удовольствие. То самое удовольствие — жадное, детское: почему самолёт держится воздухе? почему магнит железо притягивает, а золото нет? Эта страсть сохраняется у некоторых взрослых. Хосе Аркадио Буэндиа готов всё отдать (и отдаёт семейное богатство) за всего лишь надежду овладеть цыганскими чудесами цивилизации.

Если ты год за годом записываешь мысли, которые приходят тебе в голову, то эту работу нельзя закончить. Её можно только оборвать. Именно так оборван «Онегин».

Десятую сжёг, Восьмую выбросил, Девятая стала Восьмой и последней. Всё не по плану. Но ещё важнее — тот самый обрыв!

Онегин оставлен не в могиле, не на Сенатской, не на каторге, не на Кавказе. Застигнут в спальне Татьяны. Вошёл муж, минута злая, и…

С этого места Пушкин мог продолжить в любой момент в любую сторону.

…Есть неоконченные книги, чей обрыв вызывает острое сожаление («Театральный роман» Булгакова, гениальный, может быть, лучшее его сочинение; но, увы, оборван).

Обрыв «Онегина» не вызывает горечи. Сюжет? Но «Онегина» мы читаем не ради сюжета. А Пушкин там… нет, конечно, не весь. Весь Пушкин никуда не поместится. Но Пушкина в «Онегине» столько, что ещё читать и читать.

Было бы только кому читать.

…Уважаемый читатель! Автор «Онегина» не отказывал себе ни в чём. Нарушая все каноны, он, например, процитировал в примечаниях к Первой главе огромный фрагмент из идиллии Гнедича: описание петербургской ночи. Зачем? Бог его знает. Следуя ему, неизвестно почему здесь автор не в силах отказать себе в удовольствии процитировать (вроде бы ни к селу, ни к городу) Редьярда Киплинга: гениальное описание королевских планов.

ДВОРЕЦ

Каменщик был и Король я — и, знанье свое ценя, Как Мастер, решил построить Дворец, достойный меня. Когда разрыли поверхность, то под землей нашли Дворец, как умеют строить только одни Короли.

Он был безобразно сделан, не стоил план ничего, Туда и сюда, бесцельно, разбегался фундамент его. Кладка была неумелой, но на каждом я камне читал: «Вслед за мною идет Строитель. Скажите ему — я знал».

Ловкий, в моих проходах, в подземных траншеях моих Я валил косяки и камни и заново ставил их. Я пускал его мрамор в дело, известью крыл Дворец, Принимая и отвергая то, что оставил мертвец.

Не презирал я, не славил; но, разобрав до конца, Прочел в низвергнутом зданье сердце его творца. Словно он сам рассказал мне, стал мне понятным таким Облик его сновиденья в плане, задуманном им.

Каменщик был и Король я — в полдень гордыни моей Они принесли мне Слово, Слово из Мира теней. Шепнули: «Кончать не должно! Ты выполнил меру работ, Как и тот, твой дворец — добыча того, кто потом придет».

Я отозвал рабочих от кранов, от верфей, из ям И все, что я сделал, бросил на веру неверным годам. Но надпись носили камни, и дерево, и металл: «Вслед за мною идет Строитель. Скажите ему — я знал».

Продолжение следует.

Немой Онегин. Часть I.

Немой Онегин. Часть II.

Немой Онегин. Часть III.

Немой Онегин. Часть IV.

Немой Онегин. Часть V.

Немой Онегин. Часть VI.

Немой Онегин. Часть VII.

Немой Онегин. Часть VIII.

Немой Онегин. Часть IX.

Немой Онегин. Часть X.

Немой Онегин. Части XI и XII

Немой Онегин. Часть ХIII

Немой Онегин. Часть ХIV.

Немой Онегин. Часть ХV.

Немой Онегин. Часть ХVI

Немой Онегин. Часть XVII

Немой Онегин. Часть ХVIII

Немой Онегин. Часть XIX

Немой Онегин. Часть XX

Немой Онегин. Часть ХXI

Немой Онегин. Часть ХXII

Немой Онегин. Часть ХXIII

Немой Онегин. Часть ХXIV

Немой Онегин. Часть XXV

Сочинение «В мой жестокий век восславил я свободу»

Александр Сергеевич Пушкин создал много стихотворений, которые льются, как музыка, благоухают, как цветы, завораживают нас в течение жизни. И все же, подводя итог своему творчеству, не красоту стиха поставил он себе в заслугу, а то, что “чувства добрые” “лирой пробуждал”, что в “жестокий век” “восславил. . . свободу и милость к падшим призывал”. Уже в оде “Вольность” девятнадцатилетний поэт четко определил ее цель: Хочу воспеть Свободу миру, На тронах поразить порок Выступая против деспотизма, “тиранов мира”, он призывает их свято соблюдать законы, которые писаны как для народа, так и для них: Владыки! вам венец и трон Дает Закон — а не природа; Стоите выше вы народа, Но вечный выше вас Закон. Поэт выступает защитником конституционной, то есть ограниченной, власти. Нарушение закона гибельно для государства, поэтому автор в конце оды призывает “владык” склониться “под сень надежную Закона”, и тогда “станут вечной стражей трона народов вольность и покой”. В стихотворении “Сказки” Пушкин разоблачает лживость царя, который говорит: И людям я права людей, По царской милости моей, Отдам из доброй воли. Народ называет сказками его обещания. Поэт высмеял царя-деспота, рассказывающего людям сказки о конституции. Патриотические и освободительные идеи звучат в послании “К Чаадаеву”. Только в свободном обществе, человек может быть счастливым, но свобода и вольность не приходят сами собой. Поэт, обращаясь к молодому поколению, восклицает: Пока свободою горим, Пока сердца для чести живы, Мой друг, отчизне посвятим Души прекрасные порывы! Пушкин твердо верит в победу, “в звезду пленительного счастья”, в торжество дела, которому посвятили свои жизни лучшие люди России. По утверждению поэта, “на обломках самовластья” напишут имена тех, кто боролся за свободу народа. Мы знаем, что стремлению к свободе, освобождению народа от крепостного гнета, борьбе за революционное преобразование общества посвятили свои жизни декабристы. Царь, напуганный восстанием на Сенатской площади, повсюду ввел террор. Душилось все прогрессивное, а имена декабристов запрещалось даже произносить. И вот в такое мрачное время у Пушкина хватило мужества послать своим опальным друзьям стихотворение “В Сибирь”. Поэт утверждает величие их дела: Не пропадет ваш скорбный труд И дум высокое стремленье. Он не только утешает декабристов, но и подчеркивает свою несокрушимую веру в грядущее освобождение друзей, в историческое значение их подвига для родины, в победу над самодержавием: Темницы рухнут — и свобода Вас примет радостно у входа. . . Во всеуслышание Пушкин заявил о своей верности декабристам в стихотворении “Арион”: “Я гимны прежние пою. . . ”. Он не предал ни друзей, ни идеалов своей молодости. Протест против крепостничества, против “барства дикого”, присвоившего себе “без чувства, без закона” “и труд, и собственность, и время земледельца” с особой силой звучит в стихотворении “Деревня”. В последних строках его слышится страстное ожидание свободы, призыв к ней: Увижу ль, о друзья! народ неугнетенный И Рабство, падшее по манию царя, И над Отечеством Свободы просвещенной Взойдет ли наконец прекрасная Заря? Осуждение бесчеловечной жестокости властителей, гнев и ненависть вызывает стихотворение “Анчар”. В нем очевиден резкий деспотизм, протест против самодержавия, против системы угнетения и рабства. Итак, мы убедились, что свободолюбивая лирика Пушкина охватывает весь его творческий путь, начиная с оды “Вольность”, написанной в годы юности, и кончая“Памятником”, созданным за год до смерти. Поэт гордится тем, что в тот “жестокий век” “восславил” он свободу. .