Политическая Жизнь Современной России

Реферат

Политическая Жизнь Современной России

Политические процессы, происходящие в современной России, в общем можно охарактеризовать как переходный период от посттоталитарного политического режима к демократическому. С этим и связаны все те противоречия, трудности и перспективы, которые проявляются в нашей стране в последнее десятилетие. Современная Россия живет по Конституции, принятой в результате всенародного референдума 1993 года. Согласно этому Основному Закону, Россия является федеративным, правовым, демократическим государством в форме президентской республики. В Конституции 1993 года был впервые закреплен принцип разделения властей. Законодательная власть представлена следующей системой органов, имеющих и реализующих право на принятие законов: Федеральное Собрание, состоящее из двух палат – Совета Федерации (верхняя палата) и Государственной Думы (нижняя палата); а также законодательных собраний субъектов РФ. Исполнительную власть представляют Правительство РФ и органы исполнительной власти на местах. Судебная система состоит из трех уровней: Конституционные суды РФ и республик, суды общей юрисдикции во главе с Верховным Судом РФ, арбитражные суды. Во взаимодействии ветвей власти в современной России произошел конституционный перекос в сторону чрезмерного раздувания полномочий исполнительной (и особенно президентской власти).

Т.к. парламент отстранен от формирования правительства, он фактически не отвечает за принимаемые решения и законы. Все это приводит к противостоянию исполнительной и законодательной властей, причем последняя больше занята внутрифракционными и партийными конфронтациями. В достаточной степени не определены права и полномочия федерального центра и 89 субъектов федерации. Указанные процессы действуют в сторону дестабилизации и дезинтеграции российской политической системы, что ставит под угрозу сам факт существования РФ как целостного государства. В пореформенной России законодательно оформлен принцип многопартийности. В органах юстиции (включая местные) зарегистрировано более 1200 партий, движений и объединений. Однако считать партийную систему современной России сложившейся нельзя. Во-первых, большинство существующих партий таковыми на самом деле не являются, ибо не обладают классическим набором признаков, характерных для этого политического института. Во-вторых, налицо огромное количество организаций-однодневок, созданных либо под конкретного лидера, либо в интересах предвыборной борьбы. В-третьих, во многом у этих партий попросту нет своего устойчивого электората, а количество членов, по меткому замечанию, «может уместиться в пределах одного дивана». Наиболее крупной политической партией современной России, имеющей самую многочисленную фракцию в Государственной Думе, является КПРФ (лидер – Г.А.Зюганов).

4 стр., 1944 слов

Многопартийность в россии. Современное состояние

... многопартийности и политических партий в современной России. Тем не менее, в их работах единодушно берется 1993г. переломную точку развития партийной смистемы. Начальным этапом образования современных российских ... чтобы найти опору в нижней палате, исполнительная власть была вынуждена заняться формированием собственной партии. Самое заметное преимущество у Партии власти состояло в том, что она ...

По оценке собственных экспертов, число ее членов превышает 500 тыс. КПРФ отличают: четкая идеологическая программа, разветвленная сеть местных представительств, жесткая организационная структура и дисциплина. Электорат составляют лица преклонного возраста, социально-аутсайдерские слои, принявшие наибольший удар в результате качественной реформации (бывшие ИТР, работники ВПК и пр.) Наиболее крепки позиции КПРФ на Юге и в Центре России, на Дальнем Востоке и Восточной Сибири. Другим крупным политическим объединением является «Яблоко» (лидер – Г.А.Явлинский).

Идеология этой партии основывается на принципах политической демократии, углублении рыночных реформ, социально ориентированной экономики. «Яблоко» отличают: мощная финансовая поддержка, хорошая информационная база, разветвленная региональная инфраструктура. Социальную базу партии составляют, как правило, жители крупных городов, предприниматели, лица с высшим образованием не старше 45 лет, студенчество. В политическом центре партийного спектра РФ выделяются НДР (лидер – В.С.Черномырдин) и «Отечество» (Ю.М.Лужков).

Это бывшая и нынешняя «партии власти». Оба объединения пользуются солидной финансовой поддержкой (Газпрома и московской промышленно-финансовой элиты), информационным ресурсом и имеют немногочисленность членов. Идеологическая база «Отечества» близка «яблочной», а НДР – «просвещенный консерватизм». Однако слабым местом НДР явился факт «компрометации» его лидера сотрудничеством с кремлевской администрацией, тогда как в основе отношения россиян к «Отечеству» лежит традиционное недоверие регионов к Москве. По краям политического спектра находятся более мелкие партийные объединения; слева это – «Трудовая Россия» В.Анпилова; справа – ДВР Е.Гайдара и «ДемРоссия»(Л.Пономарев и др.) Особое место занимает ЛДПР (лидер – В.В.Жириновский).

Не имея четкой идеологической позиции, ЛДПР обладает мощной финансовой базой, региональной сетью представительств, достаточной информационной поддержкой. Электорат партии составляют: жители села и мелких городов, маргинальные слои, часть молодежи. Политическая демократия в России носит во многом формальный и поверхностный характер именно потому, что фактически не изменились потестарные функции государства. При условии неразвитости структур гражданского общества, государство само не справилось с задачами всесторонней реформации общества. Средний класс – социальная основа демократии – в результате целого ряда просчетов в социально-политической области практически не сложился, а более половины всего населения, еще недавно вполне успешного, скатилось на маргинальное дно. Политический режим все более приобретал черты корпоративной и коррумпированной сращенности политической и финансово-олигархической элит. В результате построения такой «демократии для немногих» налицо фактическое недоверие (до 90%) всем ветвям и органам власти подавляющей части российского общества. Пожалуй, единственное, что можно занести в актив России последних десяти лет – это достижение плюрализма политического сознания, который, однако, носит пока характер политической гласности, но не гарантированной свободы слова (особенно в регионах).

6 стр., 2925 слов

Н.Я. Данилевский. Россия и Европа

... Данилевский «удовлетворительное объяснение как политической несправедливости, так и общественной неприязненности»? «Дело в том, что Европа не признаёт нас своими. Она видит в России и в славянах вообще нечто ... меряние разными мерами и вешание разными весами, когда дело идёт о России и о других европейских государствах?» На этот вопрос, как показывает автор далее, невозможно найти вразумительный ...

Центры политической власти в современной России все более смещаются в регионы. На то есть целый ряд причин: слабость и усиливающийся паралич федерального центра, неравномерность развития различных регионов, амбиции региональных лидеров и элит. В этом случае вполне закономерная хозяйственная самостоятельность регионов может обернуться углубляющимся сепаратизмом. Политический процесс в России в этих условиях развивается крайне противоречиво; здесь можно обнаружить черты разных типов политических режимов и культур: демократического, авторитарного, тоталитарного. При незрелости гражданского общества он несет в себе черты неструктурированности и латентности. Не только в обществе, но и в политических элитах почти отсутствуют навыки и начала демократической политической культуры. Итак, политическая жизнь современной России чрезвычайно сложна и противоречива. Однако при всех сложностях переходного периода можно надеяться на то, что достигнутые немногие позитивные ростки демократических реформ станут необратимы. В этом убеждает опыт практически всех стран, вступивших на подобный переходный путь. За это говорит и вся тысячелетняя история России. Для успешного решения стоящих перед российским обществом проблем необходимы: качественная смена политических элит, политическая воля общества и необходимое политическое согласие всех сил современной России вокруг экзистенциальных демократических ценностей.

1. Понятие политического процесса

Словосочетание «политический процесс» часто используется не только исследователями, употребляется оно и в СМИ, и в обыденной речи. В России под политическим процессом часто понимают череду событий политической жизни, связанную с применением властями судебного и карательного аппарата. Это связано с тем, что в обыденном сознании это словосочетание долгое время ассоциировалось со сталинскими политическими процессами, с показательными судами над диссидентами, с репрессиями в гитлеровской Германии и т.п. При описании подобных явлений политологи также пользуются данным выражением, однако в политической науке слова политический процесс используют, прежде всего, для обозначения одной из базовых категорий политического анализа, более сложной по содержанию и смыслу.

Политическая действительность образуется деятельностью людей, групп или институтов (иными словами — субъектов или субъектов), связанной с реализацией властных интересов и целедостижением. В процессе деятельности эти субъекты взаимодействуют с другими субъектами.

Иногда взаимодействия политических субъектов могут быть чисто случайными. Иногда они закономерны. В результате совершения подобных «ожидаемых» действий создаются устойчивые связи и взаимоотношения, возникают правила, нормы, организации и т.д., то есть создаются и воспроизводятся политические институты. Действия и взаимодействия политических субъектов осуществляются во времени и в пространстве — в итоге возникает упорядоченная последовательность действий и взаимодействий, носящая определенный смысл. Такая последовательность может быть обозначена термином «политический процесс».

С учетом данных обстоятельств политический процесс можно определить как упорядоченную последовательность действий и взаимодействий политических субъектов, связанных с реализацией властных интересов и целедостижением и, как правило, создающих и воссоздающих политические институты. Можно дать и другое определение политического процесса — иное по форме, но близкое сути: политический процесс представляет собой развертывание политики во времени и в пространстве в виде упорядоченной последовательности действий и взаимодействий.

7 стр., 3090 слов

Педагогический процесс

... можно выделить следующие характеристики педагогического процесса: основными субъектами взаимодействия в педагогическом процессе являются и педагог, и ученик; целью педагогического процесса являются формирование, развитие, обучение ... учащихся; оказанию помощи при затруднении в процессе учения; стимулированию интереса, самостоятельности и творчества учащихся; оценке учебных достижений учащихся. « ...

В политической науке существуют различные точки зрения на то, что такое политический процесс. Некоторые исследователи считают, что понятие политический процесс может иметь два значения в зависимости от того, о каком уровне развертывания политики идет речь — о микроуровне, то есть о непосредственно наблюдаемой деятельности или даже единичных действиях индивидов, или о макроуровне, то есть о фазах функционирования институтов, например, партий, государств и т.д. В первом случае под политическим процессом понимается «некая равнодействующая суммы акций различных социально-политических субъектов». Во втором случае политический процесс определяют как «цикл политических изменений, последовательную смену состояний политической системы».

Выводы относительно характера и содержания политического процесса делаются на основании того, кого исследователи или аналитики выбирают в качестве основных субъектов взаимодействия, каков характер взаимодействия этих субъектов, а также на основании того, какая временная единица берется за основу измерения этого процесса. Также имеет значение и то, учитывается ли влияние среды на взаимодействие политических субъектов, а если да, то какой (социальной, культурной, экономической, политической) и каким образом.

В мировой политической науке выделяется три основных подхода к определению характера и содержания политического процесса в зависимости от характера политических субъектов, а также временной единицы измерения.

Сторонники первого, институционального подхода связывают рассматриваемое явление с трансформацией институтов власти — основных субъектов политического процесса. Средовые условия, например социальная инфраструктура, при этом учитываются лишь частично или косвенно, поскольку рассматриваются как имеющие второстепенное значение. Временные единицы невелики, позволяя измерять политический процесс в рамках повседневности и истории.

Представители второго, бихевиорального подхода в качестве субъектов политики рассматривают отдельных индивидов или группы людей. Поэтому политический процесс предстает в виде «результирующего вектора» поведения, политических воль и интересов этих субъектов. Однако в рамках этого подхода не находят должного отражения организационные, структурно-функциональные аспекты политического процесса, поэтому явления, на которые оказывают влияние высокая степень развитости и дифференцированности институциональной инфраструктуры, особенности функционально-статусного разделения труда, не могут быть описаны адекватно. Временные единицы измерения здесь также невелики. Они позволяют изучать политический процесс в основном в рамках повседневности.

Третий, структурно-функциональный подход акцентирует внимание не столько на поведенческом аспекте политического процесса, сколько на внутренних структурно-функциональных особенностях политической системы и среды, обуславливающих тот или иной способ и характер действия и взаимодействия между субъектами Единицами анализа при этом выступают не столько индивиды и группы, сколько большие структуры политической системы (и сама система в целом), а также их функционально-ролевая структура. Основное внимание уделяется анализу макроаспекта политического процесса, который трактуется некоторыми представителями данного направления как совокупность реакций политической системы на воздействие окружающей среды в целях формирования решений, приемлемых для ведущих групп интересов.

6 стр., 2626 слов

Политический портрет Иосипа Броз Тито»

... король Балкан», в котором говорится о влиянии Тито на политические отношения с СССР и, в частности, со Сталиным. Реферат состоит из введения, двух параграфов, заключения и списка ... литературы. Биография Тито до избрания в Политбюро Иосип Броз ...

Подобная трактовка действительности лучше всего подходит для анализа политических макропроцессов. Сторонники соответствующего подхода чаще всего используют крупные временные единицы анализа, позволяющие отразить направление и специфику эволюционных изменений в развитии политической жизни общества. Вместе с тем очевидны недостатки данного подхода. В частности, занижается роль субъективного фактора в политическом процессе. Поведение субъектов нередко сводится к реализации ролей, обусловленных той или иной функциональной позицией в политической системе. При этом, однако, необходимо отметить, что среди сторонников структурно-функционального подхода были и те исследователи, которые пытались сочетать принципы структурного функционализма и бихевиоральный подход (например, Д. Истон).

Все три отмеченных подхода уделяют основное внимание лишь отдельным аспектам политического процесса. Но политический процесс является динамической характеристикой политики. Поэтому можно утверждать, что формами существования политического процесса являются политические изменения и политическое развитие.

Политическое изменение — процесс появления новых характерных черт (новой характерной черты) в способе и характере взаимодействия между политическими субъектами, между политической системой и внешней средой. Политическое развитие — процесс качественных изменений (или их накопления) политической системы, ее составных частей или самого политического процесса.

Многообразие источников и форм политических изменений выражается в определенных способах существования политических явлений, а именно: функционировании, развитии и упадке.

Функционирование политических явлений не выводит взаимоотношения, формы поведения граждан или исполнение институтами государственной власти их непосредственных функций за рамки сложившихся базовых значений. Например, на уровне общества в целом – это способ поддержания сложившейся политической системы, воспроизводства того равновесия сил, которое отражает их базовые отношения, продуцирования основных функций структур и институтов, форм взаимодействия элиты и электората, политических партий и органов местного самоуправления и т.д. При таком способе изменений традиции и преемственность обладают неоспоримым приоритетом перед любыми инновациями.

Второй способ политических изменений — это развитие. Он характеризует такие модификации базовых параметров политических явлений, которые предполагают дальнейший позитивный характер эволюции последних. Например, в масштабе социума развитие может означать такие изменения, при которых политика государства выводится на уровень, позволяющий властям адекватно отвечать на вызовы времени, эффективно управлять общественными отношениями, обеспечивать удовлетворение социальных требований населения. Такой характер политических изменений содействует повышению соответствия политической системы изменениям в других сферах общественной жизни, совершенствованию ее способностей к применению гибких стратегий и технологий властвования с учетом усложнения интересов различных социальных групп и граждан.

15 стр., 7058 слов

Политическая коммуникация

... полных толкований политической коммуникации дано известным французским социологом политики Р.Ж. Шварценбергом. Он определил это понятие как “процесс передачи политической информации, посредством которого информация циркулирует между различными элементами политической системы, а также ...

И, наконец, третья разновидность изменений — это упадок, характеризующий такой способ трансформации сложившихся базовых форм и отношений, который предполагает негативную перспективу эволюции политического явления. По мысли П. Струве, упадок есть «регрессивная метаморфоза» политики. В состоянии упадка политические изменения характеризуются нарастанием энтропии и преобладанием центробежных тенденций над интеграционными. Поэтому упадок по существу означает распад сложившейся политической целостности (например, падение политического режима, роспуск партии, захват государства внешними силами и т.д.).

В масштабах общества такие изменения могут свидетельствовать о том, что принимаемые режимом решения все меньше помогают ему эффективно управлять и регулировать социальные отношения, вследствие чего режим теряет достаточную для своего существования стабильность и легитимность.

2. Структура и субъекты политического процесса

Некоторые аналитики и ученые полагают, что политический процесс — стихийное явление, имеющее иррациональный характер, зависящее от воли и характера людей, прежде всего политических лидеров.

Значимость случайных явлений и событий особенно заметна на микроуровне. Однако общий характер политической деятельности как целедостижения, а также институциональный и прочие контексты данной деятельности (правила, определенные формы и способы поведения, традиции, господствующие ценности и т.п.) делают политический процесс в целом упорядоченным и осмысленным. Он представляет собой логически разворачиваемую последовательность взаимодействий между субъектами. Таким образом, политический процесс — целостное явление, поддающееся структурированию и научному анализу. Непредсказуемость и кажущуюся необъяснимость тех или иных событий следует рассматривать в основном как следствие несовершенства научного аппарата и инструмента.

Структура политического процесса может быть описана с помощью анализа взаимодействия между различными политическими субъектами, а также посредством выявления динамики (основных фаз политического процесса, смены этих фаз и т.п.) этого явления. Большое значение имеет также выяснение факторов, влияющих на политический процесс. Таким образом, структуру политического процесса можно определить как совокупность взаимодействий между субъектами, а также их логической последовательности («сюжета» политического процесса).

Каждый отдельно взятый политический процесс имеет свою собственную структуру и, соответственно, свой собственный «сюжет». Субъекты, совокупность их взаимодействий, последовательность, динамика или сюжет, временные единицы измерения, а также факторы, влияющие на политический процесс, обычно носят название параметры политического процесса.

Можно выделить две группы факторов политического процесса: «внутренние» и «внешние». К «внешним» относятся среда (социально-экономические, социокультурные и прочие условия) и ее воздействие, системные, но «внешние» для данного политического процесса политические обстоятельства, такие как правила и условия политической игры, «внешние» политические события и т.п. К «внутренним» можно отнести такие параметры, как характеристика субъектов, их целей и намерений, распределение властных ресурсов, логика и «сюжетика» политического процесса.

11 стр., 5226 слов

Политическая мысль эпохи Возрождения и Нового времени и современные ...

... политической мысли эпохи Возрождения на место религиозного, теократического объяснения политики, государства и права приходят светские концепции, в которых выдвигались и отстаивались требования независимого от церкви государства, единой и ... происхождении власти происходит лишь в новое время с созданием и развитием теорий естественного права и общественного договора. Первые попытки создания ...

Важным параметром политического процесса является его членение на этапы. Политические процессы различного рода дают пример сочетания разных этапов. Разнохарактерность и разномерность процессов приводит к тому, что выделить какие-либо этапы, общие для всех типов процессов, достаточно сложно. Различными будут этапы функционирования политической системы, электорального процесса или процесса создания и функционирования политической партии. Поэтому выделение конкретных этапов целесообразно, применительно к определенным типам политических процессов.

Большинство взаимодействий политических субъектов касаются осуществления публичной власти. В силу этого обстоятельства особенно велика значимость процесса принятия и реализации политических решений. Анализ этого процесса является одной из наиболее популярных тем зарубежной политической науки. Среди исследователей нет единого мнения относительно количества и содержания его этапов. Обобщая различные подходы, можно выделить следующие основные фазы:

1. Постановка проблемы (сбор необходимой информации о существующих проблемах, общественных запросах и возможных путях решения, определение первостепенных и второстепенных проблем);

2. Формулирование альтернативных решений;

3. Сравнительный анализ и выбор наиболее эффективного решения;

4. Формулирование государственного решения и его легитимация (путем принятия законов, голосования и проч.);

5. Реализация принятых решений;

6. Контроль за реализацией и осуществлением «обратной связи».

Если обратиться к процессу функционирования всей политической системы, то набор этапов будет существенно отличаться, так как будет учитываться взаимодействие системы со средой. Вместе с тем известные в науки попытки выделения основных этапов этого процесса также сконцентрированы на принятии и реализации управленческих решений.

«Классическим набором» фаз является выделение основных этапов Г.Алмондом и Г.Пауэлом:

1. Артикуляция индивидуальных и групповых интересов;

2. Агрегирование этих интересов (их объединение в единой позиции);

3. Выработка политического курса;

4. Реализация принятых решений;

5. Контроль за исполнением этих решений.

Необходимо отметить, что данная модель отражает лишь один из типов политического процесса и не может рассматриваться как универсальная.

3. Типология политических процессов.

В западной политологии существует несколько систем типологизации политических процессов. Первая из них создана в рамках сравнительной политологии американским политологом Л. Паем который, сравнивая политическое развитие западных и незападных стран, связывал их принципиальные различия с культурным «кодом», определяющим практические ориентации населения и его поведение. Эти различия обусловлены цивилизационными особенностями западного и «незападного мира». Обобщив эмпирические наблюдения, Л. Пай создал классический «идеальный тип» в духе М. Вебера, способный выразить своеобразие Запада и уникальность незападных обществ. Противопоставление «Запада» – «не-Западу», основанное на различии культур, позволяет понять, почему идеи демократии развивались в границах исторического «Запада» и были чужды бытийным основам «незападного мира».

6 стр., 2599 слов

Политическая культура и идеология

... процессы происходящих реформ нужно рассматривать как способность государства и общества к переходу на устойчивые социокультурные рельсы, с учетом как современной модели бытия, так и сложившегося типа социального сознания. С политической культурой ...

Л. Пай разграничил политические процессы западного и незападного типа. В статье «Незападный политический процесс» он формулирует 17 пунктов, по которым различаются политические процессы в западных и незападных обществах.

1. В незападных обществах нет четкой границы между политикой и сферой общественных и личных отношений.

2. Политические партии склонны претендовать на выражение мировоззрения и представительство образа жизни.

3. В политическом процессе преобладают клики.

4. Характер политических ориентации предполагает, что руководству политических группировок принадлежит значительная свобода в определении стратегии и тактики.

5. Оппозиционные партии и стремящиеся к власти элиты часто выступают в качестве революционных движений.

6. Политический процесс характеризуется отсутствием интеграции среди участников, что является следствием отсутствия в. обществе единой коммуникационной системы.

7. Политический процесс отличается значительными масштабами рекрутирования новых элементов для исполнения политических ролей.

8. Для политического процесса типично резкое различие в политических ориентациях поколений.

9. Незападные общества отличаются незначительностью консенсуса в отношении узаконенных целей и средств политического действия.

10. Интенсивность и широта политической дискуссии мало связаны с принятием политических решений.

11. Отличительной чертой политического процесса является высокая степень совмещения и взаимозаменяемости ролей.

12. В политическом процессе слабо влияние организованных групп интересов, играющих функционально специализированные роли.

13. Национальное руководство вынуждено апеллировать к народу как к единому целому, не различая в нем социальные группы.

14. Неконструктивный характер незападного политического процесса вынуждает лидеров придерживаться более определенных взглядов во внешней, а не во внутренней политике.

15. Эмоциональные и символические аспекты политики оттесняют на второй план поиски решений конкретных вопросов и общих проблем.

16. Велика роль харизматических лидеров.

17. Политический процесс обходится в основном без участия «политических брокеров».

В отечественной политической науке в зависимости от социокультурных и социально-экономических характеристик процесса выделяют технократический, идеократический и харизматический политический процесс.

Политический процесс технократического типа генетически свойственен англосаксонским и романо-германским государствам. Он отличается наличием традиций эволюционизма, непрерывного и постепенного адаптирования политических институтов и механизмов к изменяющимся условиям среды, приоритетом технологического (процессуального) подхода при внесении изменений в политическую систему и ролевые функции, исключением из политической практики радикальной ломки политических структур, складывающихся на протяжении веков.

Политический процесс идеократического типа характерен для большинства государств, переживающих начальные стадии модернизации. Он отличается господством одной идеи (идеологии), в отношении которой имеется (достигается или декларируется) общенациональный консенсус. Господствующая идея определяет цели, содержание и направленность политического процесса, тип государственного устройства, принципы и механизмы формирования и обновления правящей элиты, формы и способы участия граждан в политике.

4 стр., 1781 слов

Политические и правовые учения эпохи Возрождения и Реформации

... это дать представление о политических учениях эпохи Возрождения и Реформации. Задачи: 1. Дать представление о политических идеях Реформации и Возрождения. 2. Рассказать о новой науке ... политический процесс - форма функционирования политической системы общества, развивающейся в пространстве и времени. Политический процесс (наряду с правовым, экономически и др.) является одним из социальных процессов. ...

Политический процесс харизматического тина характеризуется всевластием лидера-харизмы, под политические цели которого подстраиваются идеологические доктрины и политические институты. Он во многом сам определяет цели, содержание и направленность политического процесса.

По масштабу пространственно-временных параметров политические процессы можно подразделить на глобальные и локально-регионапьные. Первые оказывают свое воздействие на общий ход мировой политики. Вторые затрагивают интересы локального сообщества и составляющих его групп. Но, следует учитывать, что нередко результат того или иного локального процесса может иметь воздействие на мировую политику. Например, региональный процесс распада СССР на рубеже 80-90-х годов, перерос в глобальный политический процесс трансформации всей системы международных отношений.

4. Субъекты политического процесса

Основными субъектами политического процесса являются политические системы, политические институты (государство, гражданское общество, политические партии и т.д.), организованные и неорганизованные группы людей, а также индивиды.

Политический институт — воспроизводимая с течением времени совокупность норм и правил, а также организационного потенциала, упорядочивающих политические отношения в определенной сфере политической жизни.

Основным властным институтом, одним из основных субъектов политического процесса, выступает государство. Другим важным актором политического процесса является гражданское общество, которое тоже может рассматриваться как политический институт. Следует заметить, что государство и гражданское общество как политические субъекты формируются в Европе и США примерно в период Нового времени под влиянием происходящих модернизационных изменений. Именно с этого времени мы можем говорить о том, что складывается основной институт власти в обществе, обладающий монополией на принуждающее насилие на определенной территории, — государство. В то же время, под влиянием этого процесса происходит формирование своеобразной антитезы государства — гражданского общества.

Менее масштабными субъектами политического процесса являются партии, группы интересов, а также индивиды и группы людей. Индивиды и группы могут участвовать в политике не только в институциональной форме, например голосуя на выборах, но и в неинституциональных формах, в форме стихийных массовых выступлениях.

Люди отличаются различной степенью активности в политике. Многие не слишком активны, но в целом участвуют в большей части институциализованных процессов. Некоторые лишь наблюдают со стороны, не только не принимая активного участия в политической жизни, но и не участвуя в выборах, не читая газет и т.п. Другие же, обычно это меньшинство граждан, напротив, принимают самое активное участие в политической жизни.

Для достижения групповых целей индивиды могут создавать специальные группы, отличающиеся различной степенью институциализации — от случайной группы, образованной на митинге, до высокоорганизованной, носящей постоянный характер и действующей по строгим правилам группы интересов. От степени институциализации политической деятельности зависит не только достижение конкретных целей (оно, как правило, тем эффективнее, чем выше степень институциализации), но и воспроизводимость, повторяемость, регулярность каких-либо политических отношений, их закрепление в правилах и нормах.

При анализе политического процесса следует учитывать характер взаимодействия между его субъектами. Здесь важно отметить, что характер взаимодействия во многом зависит от масштаба политического процесса и субъектов. В частности, характер взаимодействия между политической системой и средой будет определяться уровнем эволюционного развития системы и среды, например степенью внутренней дифференциации. В то же время характер взаимодействия между субъектами, в частности между гражданином и определенной партией, будет определяться другими параметрами: институциональными условиями, особенностями партийного развития, местом партии в политический системе, социально-психологическими особенностями развития личности и т.п. В целом, абстрагируясь от специфики политических процессов и субъектов, чаще всего характер взаимодействия между субъектами описывается в терминах конфронтации, нейтралитета, компромисса, союза, консенсуса.

5. Особенности политического процесса в России

Политический процесс в России представляет собой широкую палитру политических взаимодействий субъектов, носителей и институтов власти. Они действуют на основе тех ролей и функций, которые задаются системой культуры, традициями, конфессиональной средой, ментальностью общества, особенностями исторического развития, чертами психологического склада этносов и т. д. Обозначенные социальные переменные предполагают определенную интерпретацию политических ролей и функций, заметно отличающуюся от той, которая принята в современных демократиях. Поведение субъектов власти и властных институтов в России имеет иные логику и происхождение.

Первая особенность политического процесса в России состоит в нерасчлененности политики и экономики, социальных и личных отношений. Политика не отделена резко от других сфер жизни в силу незрелости институтов гражданского общества, которые должны ее ограничивать и контролировать. Несформированность гражданского общества является одной из особенностей цивилизационного развития России. В этих условиях политический процесс характеризуется всепроникающей способностью политики, которая пронизывает все сферы жизни общества. Ни один вопрос экономического, социального, духовного развития не решается без вмешательства властных структур.

В условиях перехода России к многоукладной экономике и рынку статусная дифференциация дополняется социально-экономической, классовой, которая сталкивается с первой. Нарастающее экономическое неравенство в обществе, вызванное перераспределением государственной собственности через приватизацию и акционирование, вступление в свои права института частной собственности формируют разнородную массу политических интересов и выражающих их сил. Прежняя политическая однородность разрушена, теперь ей противостоит государство как организованная сила. Однако, поскольку монополия государства на собственность и ресурсы сокращается, постольку растет желание правящего класса любой ценой сохранить экономическое, политическое влияние, – и вот сам правящий класс пытается самоорганизоваться, создать партию власти.

Отсюда вытекает вторая особенность политического процесса в России – отсутствие консенсуса между его участниками относительно узаконенных целей и средств политического действия. В России не было традиции консенсуса, и ее невозможно было укоренить за несколько лет реформ. Другая же причина конфликтности политического процесса кроется в различном понимании ценностей свободы и демократии у зарождающихся политических сил, а также в их неравных возможностях активного участия в реформаторском процессе и удовлетворения собственных интересов.

Новые политические силы, представляющие интересы зарождающегося класса предпринимателей, а также работников бюджетных сфер (учителя, медики, инженерно-технические работники и т.д.) имели худшие стартовые позиции при переходе к рыночной экономике, чем, например, работники государственного аппарата, правящая элита, дельцы «теневой экономики». Различные условия старта формировали прямо противоположные устремления и цели этих политических сил. Для отстаивания разнородных политических целей и реализации своих требований политические силы (партии, движения, группы давления) используют широкий арсенал средств, включая незаконные (коррупцию, шантаж, подлог, насилие и т. д.).

Даже внутри правящего класса возникает борьба за собственность, ресурсы и влияние, которая в октябре 1993 г. вылилась в вооруженное противостояние и разгон законодательной власти президентскими структурами. Неизбежность подобного противостояния заложена в Конституции России (1993), в которой функции законодателей ничтожно малы по сравнению с исполнительной ветвью власти.

Третья особенность политического процесса в России состоит в его неструктурированности и высокой степени совмещения и взаимозаменяемости политических ролей. Обманчиво кажущееся многообразие участников российской политической жизни, поскольку их реальная роль и политические функции достаточно ограниченны. Способности политических партий выражать интересы гражданского общества весьма условны. Во-первых, потому, что интересы гражданского общества только начинают формироваться, а сами партии, кроме лидеров и их ближайших сторонников, мало кого представляют. Во-вторых, современные партии похожи скорее на клиентелы, объединяющие единомышленников вокруг политического деятеля, чем на форму связи власти с гражданским обществом.

Отсутствие дифференциации и специализации политических ролей и функций у субъектов и носителей власти обусловлено российской политической традицией, заключающейся в концентрации власти, господства в одном центре, например, в дореволюционное время – у монарха, а в советское – у властвующей коммунистической партии. Малейшее ослабление политического господства монопольно властвующего органа приводило к конфликтам, потере управляемости социальными процессами и в конечном счете к революциям.

В современных условиях ситуация концентрации политического господства в России не преодолена, несмотря на формально-юридическую декларацию принципа разделения властей и функций. Только теперь большинство политических функции конституционно сконцентрировано в руках президента страны. Сохранение в подобных объемах власти в президентских структурах во многом является результатом несформированности институтов гражданского общества, недифференцированности групп интересов.

Четвертая особенность политического процесса в России выражается в отсутствии интеграции среди его участников, что является следствием отсутствия в обществе единой коммуникационной системы. Вертикально организованный политический процесс функционирует через диалог между властью и обществом, в котором последнее доносит свои требования до властных структур посредством разветвленной системы представительства. Однако подобной системы представительства интересов в России не было, поскольку отсутствует традиция такого диалога Несформированность институтов гражданского общества не создавала разветвленной системы трансляции требований граждан к властным структурам. В условиях советского тоталитарного режима единственным легальным каналом коммуникации власти и общества была коммунистическая партия. Такая форма позволяла власти контролировать умонастроения большинства общества, целенаправленно формировать их. В период так называемой хрущевской оттепели система представительства расширилась, она была дополнена рядом форм коммуникации, которые имеют латентный (скрытый) характер. Так появились диссидентские организации, косвенно представлявшие власти требования определенной части интеллигенции. В этот же период достаточно активно шел процесс формирования групп интересов, связанных с «теневой экономикой».

Не создана разветвленная система представительства интересов и в наши дни. А наибольшими возможностями здесь обладают правящая элита и бюрократия, контролирующие ресурсы и политическое влияние Партийная система в России еще не в состоянии выступать эффективным каналом трансляции требований от широких социальных общностей к власти. Вероятно, поэтому доминирующей формой политического представительства стали заинтересованные группы, отражающие специфические интересы и требования отраслевого, регионального, этнического характера. Реальные различия в материальном, культурном, этническом, социальном, территориальном аспектах групп и обшностей приобретают латентные формы представительства. Длительное отчуждение граждан от власти, когда она формировалась закрыто, а участие масс в политике было принудительным, не могло способствовать становлению самостоятельных политических субъектов, выработке культуры согласия между ними. При отсутствии развитой коммуникационной системы достичь согласия путем диалога было практически невозможно, поскольку участники политического процесса не представляли себе требований друг друга, И даже если согласие достигалось, то оно осуществлялось принуждением, навязыванием властью другим участникам политического процесса ценностей подданнической политической культуры.

Пятая особенность политического процесса в России выражается в том, что в его основе лежит активный политический стиль, состоящий в навязывании обществу нововведений со стороны правительства. Активная роль государства как в формировании проблем, так и в вынужденной интеграции интересов различных групп вызвана культурно-религиозной, этнической и политической неоднородностью общества. Эту интеграцию различных субкультур участников политического процесса государство проводит методом навязывания им определенных ценностей и стандартов политической деятельности. Тем самым властные структуры делают поведение субъектов политики предсказуемым.

Во взаимодействии «власть – общество» политическая инициатива принадлежит государству, поскольку оно концентрирует власть и ресурсы в своих руках. Однако отсутствие дифференциации политических ролей и функций институтов государственной власти приводило к тому, что процесс принятия решений был анонимным. Принцип «коллективной ответственности» порождал традицию безответственности политической власти за последствия принимаемых решений. Кроме того, неструкгурированность политического процесса обусловливала появление неконституционных органов, которым принадлежало исключительное право на принятие стратегических решений. В советское время таким властным органом было Политбюро ЦК КПСС, а в современных условиях это право есть, например, у Совета Безопасности.

Чрезмерная концентрация политической власти и ресурсов в руках правящей элиты заставляет контрэлиту и оппозицию оформляться и выступать в качестве революционных движений, а не политических оппонентов. Это является шестой особенностью российского политического процесса. Острое противоборство правящей элиты и контрэлиты выступает следствием культурно-политической неоднородности самой элиты, разные группы которой ориентируются как на либеральные, так и на социалистические ценности. Идеологическое противостояние дополняется процессом кристаллизации интересов на основе экономических факторов – частной собственности, конкуренции, рынка и т. д. Усиливающееся имущественное неравенство углубляет конфликтность политических взаимодействий. Однако, поскольку пока еще доминирует культурно-идеологическая мотивация политического участия в условиях несформированности зрелого гражданского общества, постольку интеграция сторонников правящей элиты и контрэлиты происходит не на рациональной, а на эмоциональной и символической основе (симпатии или антипатии к лидерам, имиджу, символике и т. д.).

Стремление правящей элиты монопольно контролировать политический процесс порождает желание у оппозиции использовать радикальные средства борьбы для того чтобы заставить официальную власть признать и легитимизировать оппозицию и учитывать ее мнение при выработке политического курса. При этом сохраняющаяся и заметно усиливающаяся из-за разрушения привычных социальных связей и форм индивидуальной и групповой идентификации маргинализация общества повышает значение эмоциональных и символических факторов политического взаимодействия. Их преобладание оттесняет на второй план принятие и реализацию конкретных решений. Этим объясняется невысокая динамика реформаторского процесса и слабая эффективность принимаемых политических решений.

Седьмая особенность политического процесса в России заключается в том, что тотальная маргинализация посткоммунистического общества обусловила ситуацию, когда лидеры были вынуждены придерживаться более четких взглядов во внешней политике, чем во внутренней.

Внешнеполитическая активность лидеров в переходных обществах обусловлена главным образом двумя обстоятельствами.

Во-первых, поскольку это лидеры посткоммунистического типа (т. е. их политический стиль формировался в условиях монопольного господства коммунистической партии), постольку они привыкли работать в условиях «социально-политического единства» общества, когда политические решения просто навязывались обществу. Переход к рынку породил признаки появления социального многообразия интересов, которое требует от лидеров создания программ преобразования, не опирающихся на поддержку какой-либо одной социальной группы, а учитывающих интересы различных общностей. Предложение обществу такой конструктивной и реалистической программы преобразований и способной тем самым создать широкую социальную базу реформам оказывается наиболее сложной и пока еще непреодолимой задачей для лидеров посткоммунистического типа. Отсюда – их явное стремление найти более простые решения, очевидные источники поддержки, например, в лице промышленно развитых стран, давно закончивших процесс модернизации.

Во-вторых, при несформированности социальной базы реформ внутри общества лидеры, чтобы остаться у власти, обращаются к помощи все тех же более развитых западных стран. С изменений во внешней политике начинал реформы М. С. Горбачев, провозгласив «новое мышление» и «общечеловеческие ценности» основами своего внешнеполитического курса. Такой же логике следовал Б. Н. Ельцин, выступая с доктриной «партнерства во имя мира» с западными странами.

Однако уступки во внешней политике (даже в ущерб национальной безопасности, что нашло отражение в неконтролируемом расширении границ блока НАТО на восток) в обмен на финансовую поддержку правящего режима не продвигают страну по пути реформ, а лишь усиливают финансово-экономическую зависимость России от западных стран, ослабляют национальную экономику. Совершенно очевидно, что западные страны не стремятся оказывать технологическую и инвестиционную поддержку, поскольку это может создать в лице России конкурентоспособную державу. И, тем не менее, логика выживания посткоммунистических лидеров у власти диктует именно такой или подобный политический курс.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/referat/politicheskaya-jizn-sovremennoy-rossii/

Дарендорф Р. Дорога к себе: демократизация и ее проблемы в Восточной Европе // Вопросы философии. 1990. № 9.

Дегтярев А. А. Основы политической теории. М. 1998.

Елисеев С.М. Политические отношения и современный политический процесс в России: Конспект лекций. – СПб., 2000.

Ильин М.В. Ритмы и масштабы перемен (о понятиях «процесс», «изменение» и «развитие» в политологии) // Политические исследования. 1993. № 2.

Москвин Л. Б. Дезинтеграционные и интеграционные процессы в СНГ (основные факторы развития) // Вестник Моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. 1996. № 5.

Мощелков Е. Н. Переходные процессы в России: Опыт ретроспективно-компаративного анализа социальной и политической динамики. М., 1996.

Мухаев Р.Т. Политология: учебник для студентов юридических и гуманитарных факультетов. – М., 2000. С.345-378.

Политический процесс: вопросы теории. М., Луч. 1994.

Политический процесс в России: современные тенденции и исторический контекст. М., 1995.

Современный политический процесс в России. М., 1998.

Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов. – М., 2001. С.288-296.

Тихонова Н.Е. Мировоззренческие ценности и политический процесс в России / / Общественные науки и современность. 1996. № 4.

Холмская М. Политический процесс и становление многопартийной системы // Власть. 1996, № 4.

Шутов А. Ю. Типология политических процессов // Вестник Моск. ун-та. Серия 12. Социально-политические исследования. 1994. № 2.

Структура и субъекты политического процесса в современной России.

1. Понятие политического процесса

Словосочетание «политический процесс» часто используется не только исследователями, употребляется оно и в СМИ, и в обыденной речи. В России под политическим процессом часто понимают череду событий политической жизни, связанную с применением властями судебного и карательного аппарата. Это связано с тем, что в обыденном сознании это словосочетание долгое время ассоциировалось со сталинскими политическими процессами, с показательными судами над диссидентами, с репрессиями в гитлеровской Германии и т.п. При описании подобных явлений политологи также пользуются данным выражением, однако в политической науке слова политический процесс используют, прежде всего, для обозначения одной из базовых категорий политического анализа, более сложной по содержанию и смыслу.

Политическая действительность образуется деятельностью людей, групп или институтов (иными словами — субъектов или субъектов), связанной с реализацией властных интересов и целедостижением. В процессе деятельности эти субъекты взаимодействуют с другими субъектами.

Иногда взаимодействия политических субъектов могут быть чисто случайными. Иногда они закономерны. В результате совершения подобных «ожидаемых» действий создаются устойчивые связи и взаимоотношения, возникают правила, нормы, организации и т.д., то есть создаются и воспроизводятся политические институты. Действия и взаимодействия политических субъектов осуществляются во времени и в пространстве — в итоге возникает упорядоченная последовательность действий и взаимодействий, носящая определенный смысл. Такая последовательность может быть обозначена термином «политический процесс».

С учетом данных обстоятельств политический процесс можно определить как упорядоченную последовательность действий и взаимодействий политических субъектов, связанных с реализацией властных интересов и целедостижением и, как правило, создающих и воссоздающих политические институты. Можно дать и другое определение политического процесса — иное по форме, но близкое сути: политический процесс представляет собой развертывание политики во времени и в пространстве в виде упорядоченной последовательности действий и взаимодействий.

В политической науке существуют различные точки зрения на то, что такое политический процесс. Некоторые исследователи считают, что понятие политический процесс может иметь два значения в зависимости от того, о каком уровне развертывания политики идет речь — о микроуровне, то есть о непосредственно наблюдаемой деятельности или даже единичных действиях индивидов, или о макроуровне, то есть о фазах функционирования институтов, например, партий, государств и т.д. В первом случае под политическим процессом понимается «некая равнодействующая суммы акций различных социально-политических субъектов». Во втором случае политический процесс определяют как «цикл политических изменений, последовательную смену состояний политической системы».

Выводы относительно характера и содержания политического процесса делаются на основании того, кого исследователи или аналитики выбирают в качестве основных субъектов взаимодействия, каков характер взаимодействия этих субъектов, а также на основании того, какая временная единица берется за основу измерения этого процесса. Также имеет значение и то, учитывается ли влияние среды на взаимодействие политических субъектов, а если да, то какой (социальной, культурной, экономической, политической) и каким образом.

В мировой политической науке выделяется три основных подхода к определению характера и содержания политического процесса в зависимости от характера политических субъектов, а также временной единицы измерения.

Сторонники первого, институционального подхода связывают рассматриваемое явление с трансформацией институтов власти — основных субъектов политического процесса. Средовые условия, например социальная инфраструктура, при этом учитываются лишь частично или косвенно, поскольку рассматриваются как имеющие второстепенное значение. Временные единицы невелики, позволяя измерять политический процесс в рамках повседневности и истории.

Представители второго, бихевиорального подхода в качестве субъектов политики рассматривают отдельных индивидов или группы людей. Поэтому политический процесс предстает в виде «результирующего вектора» поведения, политических воль и интересов этих субъектов. Однако в рамках этого подхода не находят должного отражения организационные, структурно-функциональные аспекты политического процесса, поэтому явления, на которые оказывают влияние высокая степень развитости и дифференцированности институциональной инфраструктуры, особенности функционально-статусного разделения труда, не могут быть описаны адекватно. Временные единицы измерения здесь также невелики. Они позволяют изучать политический процесс в основном в рамках повседневности.

Третий, структурно-функциональный подход акцентирует внимание не столько на поведенческом аспекте политического процесса, сколько на внутренних структурно-функциональных особенностях политической системы и среды, обуславливающих тот или иной способ и характер действия и взаимодействия между субъектами Единицами анализа при этом выступают не столько индивиды и группы, сколько большие структуры политической системы (и сама система в целом), а также их функционально-ролевая структура. Основное внимание уделяется анализу макроаспекта политического процесса, который трактуется некоторыми представителями данного направления как совокупность реакций политической системы на воздействие окружающей среды в целях формирования решений, приемлемых для ведущих групп интересов.

Подобная трактовка действительности лучше всего подходит для анализа политических макропроцессов. Сторонники соответствующего подхода чаще всего используют крупные временные единицы анализа, позволяющие отразить направление и специфику эволюционных изменений в развитии политической жизни общества. Вместе с тем очевидны недостатки данного подхода. В частности, занижается роль субъективного фактора в политическом процессе. Поведение субъектов нередко сводится к реализации ролей, обусловленных той или иной функциональной позицией в политической системе. При этом, однако, необходимо отметить, что среди сторонников структурно-функционального подхода были и те исследователи, которые пытались сочетать принципы структурного функционализма и бихевиоральный подход (например, Д. Истон).

Все три отмеченных подхода уделяют основное внимание лишь отдельным аспектам политического процесса. Но политический процесс является динамической характеристикой политики. Поэтому можно утверждать, что формами существования политического процесса являются политические изменения и политическое развитие.

Политическое изменение — процесс появления новых характерных черт (новой характерной черты) в способе и характере взаимодействия между политическими субъектами, между политической системой и внешней средой. Политическое развитие — процесс качественных изменений (или их накопления) политической системы, ее составных частей или самого политического процесса.

Многообразие источников и форм политических изменений выражается в определенных способах существования политических явлений, а именно: функционировании, развитии и упадке.

Функционирование политических явлений не выводит взаимоотношения, формы поведения граждан или исполнение институтами государственной власти их непосредственных функций за рамки сложившихся базовых значений. Например, на уровне общества в целом – это способ поддержания сложившейся политической системы, воспроизводства того равновесия сил, которое отражает их базовые отношения, продуцирования основных функций структур и институтов, форм взаимодействия элиты и электората, политических партий и органов местного самоуправления и т.д. При таком способе изменений традиции и преемственность обладают неоспоримым приоритетом перед любыми инновациями.

Второй способ политических изменений — это развитие. Он характеризует такие модификации базовых параметров политических явлений, которые предполагают дальнейший позитивный характер эволюции последних. Например, в масштабе социума развитие может означать такие изменения, при которых политика государства выводится на уровень, позволяющий властям адекватно отвечать на вызовы времени, эффективно управлять общественными отношениями, обеспечивать удовлетворение социальных требований населения. Такой характер политических изменений содействует повышению соответствия политической системы изменениям в других сферах общественной жизни, совершенствованию ее способностей к применению гибких стратегий и технологий властвования с учетом усложнения интересов различных социальных групп и граждан.

И, наконец, третья разновидность изменений — это упадок, характеризующий такой способ трансформации сложившихся базовых форм и отношений, который предполагает негативную перспективу эволюции политического явления. По мысли П. Струве, упадок есть «регрессивная метаморфоза» политики. В состоянии упадка политические изменения характеризуются нарастанием энтропии и преобладанием центробежных тенденций над интеграционными. Поэтому упадок по существу означает распад сложившейся политической целостности (например, падение политического режима, роспуск партии, захват государства внешними силами и т.д.).

В масштабах общества такие изменения могут свидетельствовать о том, что принимаемые режимом решения все меньше помогают ему эффективно управлять и регулировать социальные отношения, вследствие чего режим теряет достаточную для своего существования стабильность и легитимность.

2. Структура и субъекты политического процесса

Некоторые аналитики и ученые полагают, что политический процесс — стихийное явление, имеющее иррациональный характер, зависящее от воли и характера людей, прежде всего политических лидеров.

Значимость случайных явлений и событий особенно заметна на микроуровне. Однако общий характер политической деятельности как целедостижения, а также институциональный и прочие контексты данной деятельности (правила, определенные формы и способы поведения, традиции, господствующие ценности и т.п.) делают политический процесс в целом упорядоченным и осмысленным. Он представляет собой логически разворачиваемую последовательность взаимодействий между субъектами. Таким образом, политический процесс — целостное явление, поддающееся структурированию и научному анализу. Непредсказуемость и кажущуюся необъяснимость тех или иных событий следует рассматривать в основном как следствие несовершенства научного аппарата и инструмента.

Структура политического процесса может быть описана с помощью анализа взаимодействия между различными политическими субъектами, а также посредством выявления динамики (основных фаз политического процесса, смены этих фаз и т.п.) этого явления. Большое значение имеет также выяснение факторов, влияющих на политический процесс. Таким образом, структуру политического процесса можно определить как совокупность взаимодействий между субъектами, а также их логической последовательности («сюжета» политического процесса).

Каждый отдельно взятый политический процесс имеет свою собственную структуру и, соответственно, свой собственный «сюжет». Субъекты, совокупность их взаимодействий, последовательность, динамика или сюжет, временные единицы измерения, а также факторы, влияющие на политический процесс, обычно носят название параметры политического процесса.

Можно выделить две группы факторов политического процесса: «внутренние» и «внешние». К «внешним» относятся среда (социально-экономические, социокультурные и прочие условия) и ее воздействие, системные, но «внешние» для данного политического процесса политические обстоятельства, такие как правила и условия политической игры, «внешние» политические события и т.п. К «внутренним» можно отнести такие параметры, как характеристика субъектов, их целей и намерений, распределение властных ресурсов, логика и «сюжетика» политического процесса.

Важным параметром политического процесса является его членение на этапы. Политические процессы различного рода дают пример сочетания разных этапов. Разнохарактерность и разномерность процессов приводит к тому, что выделить какие-либо этапы, общие для всех типов процессов, достаточно сложно. Различными будут этапы функционирования политической системы, электорального процесса или процесса создания и функционирования политической партии. Поэтому выделение конкретных этапов целесообразно, применительно к определенным типам политических процессов.

Большинство взаимодействий политических субъектов касаются осуществления публичной власти. В силу этого обстоятельства особенно велика значимость процесса принятия и реализации политических решений. Анализ этого процесса является одной из наиболее популярных тем зарубежной политической науки. Среди исследователей нет единого мнения относительно количества и содержания его этапов. Обобщая различные подходы, можно выделить следующие основные фазы:

1. Постановка проблемы (сбор необходимой информации о существующих проблемах, общественных запросах и возможных путях решения, определение первостепенных и второстепенных проблем);

2. Формулирование альтернативных решений;

3. Сравнительный анализ и выбор наиболее эффективного решения;

4. Формулирование государственного решения и его легитимация (путем принятия законов, голосования и проч.);

5. Реализация принятых решений;

6. Контроль за реализацией и осуществлением «обратной связи».

Если обратиться к процессу функционирования всей политической системы, то набор этапов будет существенно отличаться, так как будет учитываться взаимодействие системы со средой. Вместе с тем известные в науки попытки выделения основных этапов этого процесса также сконцентрированы на принятии и реализации управленческих решений.

«Классическим набором» фаз является выделение основных этапов Г.Алмондом и Г.Пауэлом:

1. Артикуляция индивидуальных и групповых интересов;

2. Агрегирование этих интересов (их объединение в единой позиции);

3. Выработка политического курса;

4. Реализация принятых решений;

5. Контроль за исполнением этих решений.

Необходимо отметить, что данная модель отражает лишь один из типов политического процесса и не может рассматриваться как универсальная.

3. Типология политических процессов.

В западной политологии существует несколько систем типологизации политических процессов. Первая из них создана в рамках сравнительной политологии американским политологом Л. Паем который, сравнивая политическое развитие западных и незападных стран, связывал их принципиальные различия с культурным «кодом», определяющим практические ориентации населения и его поведение. Эти различия обусловлены цивилизационными особенностями западного и «незападного мира». Обобщив эмпирические наблюдения, Л. Пай создал классический «идеальный тип» в духе М. Вебера, способный выразить своеобразие Запада и уникальность незападных обществ. Противопоставление «Запада» – «не-Западу», основанное на различии культур, позволяет понять, почему идеи демократии развивались в границах исторического «Запада» и были чужды бытийным основам «незападного мира».

Л. Пай разграничил политические процессы западного и незападного типа. В статье «Незападный политический процесс» он формулирует 17 пунктов, по которым различаются политические процессы в западных и незападных обществах.

1. В незападных обществах нет четкой границы между политикой и сферой общественных и личных отношений.

2. Политические партии склонны претендовать на выражение мировоззрения и представительство образа жизни.

3. В политическом процессе преобладают клики.

4. Характер политических ориентации предполагает, что руководству политических группировок принадлежит значительная свобода в определении стратегии и тактики.

5. Оппозиционные партии и стремящиеся к власти элиты часто выступают в качестве революционных движений.

6. Политический процесс характеризуется отсутствием интеграции среди участников, что является следствием отсутствия в. обществе единой коммуникационной системы.

7. Политический процесс отличается значительными масштабами рекрутирования новых элементов для исполнения политических ролей.

8. Для политического процесса типично резкое различие в политических ориентациях поколений.

9. Незападные общества отличаются незначительностью консенсуса в отношении узаконенных целей и средств политического действия.

10. Интенсивность и широта политической дискуссии мало связаны с принятием политических решений.

11. Отличительной чертой политического процесса является высокая степень совмещения и взаимозаменяемости ролей.

12. В политическом процессе слабо влияние организованных групп интересов, играющих функционально специализированные роли.

13. Национальное руководство вынуждено апеллировать к народу как к единому целому, не различая в нем социальные группы.

14. Неконструктивный характер незападного политического процесса вынуждает лидеров придерживаться более определенных взглядов во внешней, а не во внутренней политике.

15. Эмоциональные и символические аспекты политики оттесняют на второй план поиски решений конкретных вопросов и общих проблем.

16. Велика роль харизматических лидеров.

17. Политический процесс обходится в основном без участия «политических брокеров».

В отечественной политической науке в зависимости от социокультурных и социально-экономических характеристик процесса выделяют технократический, идеократический и харизматический политический процесс.

Политический процесс технократического типа генетически свойственен англосаксонским и романо-германским государствам. Он отличается наличием традиций эволюционизма, непрерывного и постепенного адаптирования политических институтов и механизмов к изменяющимся условиям среды, приоритетом технологического (процессуального) подхода при внесении изменений в политическую систему и ролевые функции, исключением из политической практики радикальной ломки политических структур, складывающихся на протяжении веков.

Политический процесс идеократического типа характерен для большинства государств, переживающих начальные стадии модернизации. Он отличается господством одной идеи (идеологии), в отношении которой имеется (достигается или декларируется) общенациональный консенсус. Господствующая идея определяет цели, содержание и направленность политического процесса, тип государственного устройства, принципы и механизмы формирования и обновления правящей элиты, формы и способы участия граждан в политике.

Политический процесс харизматического тина характеризуется всевластием лидера-харизмы, под политические цели которого подстраиваются идеологические доктрины и политические институты. Он во многом сам определяет цели, содержание и направленность политического процесса.

По масштабу пространственно-временных параметров политические процессы можно подразделить на глобальные и локально-регионапьные. Первые оказывают свое воздействие на общий ход мировой политики. Вторые затрагивают интересы локального сообщества и составляющих его групп. Но, следует учитывать, что нередко результат того или иного локального процесса может иметь воздействие на мировую политику. Например, региональный процесс распада СССР на рубеже 80-90-х годов, перерос в глобальный политический процесс трансформации всей системы международных отношений.

4. Субъекты политического процесса

Основными субъектами политического процесса являются политические системы, политические институты (государство, гражданское общество, политические партии и т.д.), организованные и неорганизованные группы людей, а также индивиды.

Политический институт — воспроизводимая с течением времени совокупность норм и правил, а также организационного потенциала, упорядочивающих политические отношения в определенной сфере политической жизни.

Основным властным институтом, одним из основных субъектов политического процесса, выступает государство. Другим важным актором политического процесса является гражданское общество, которое тоже может рассматриваться как политический институт. Следует заметить, что государство и гражданское общество как политические субъекты формируются в Европе и США примерно в период Нового времени под влиянием происходящих модернизационных изменений. Именно с этого времени мы можем говорить о том, что складывается основной институт власти в обществе, обладающий монополией на принуждающее насилие на определенной территории, — государство. В то же время, под влиянием этого процесса происходит формирование своеобразной антитезы государства — гражданского общества.

Менее масштабными субъектами политического процесса являются партии, группы интересов, а также индивиды и группы людей. Индивиды и группы могут участвовать в политике не только в институциональной форме, например голосуя на выборах, но и в неинституциональных формах, в форме стихийных массовых выступлениях.

Люди отличаются различной степенью активности в политике. Многие не слишком активны, но в целом участвуют в большей части институциализованных процессов. Некоторые лишь наблюдают со стороны, не только не принимая активного участия в политической жизни, но и не участвуя в выборах, не читая газет и т.п. Другие же, обычно это меньшинство граждан, напротив, принимают самое активное участие в политической жизни.

Для достижения групповых целей индивиды могут создавать специальные группы, отличающиеся различной степенью институциализации — от случайной группы, образованной на митинге, до высокоорганизованной, носящей постоянный характер и действующей по строгим правилам группы интересов. От степени институциализации политической деятельности зависит не только достижение конкретных целей (оно, как правило, тем эффективнее, чем выше степень институциализации), но и воспроизводимость, повторяемость, регулярность каких-либо политических отношений, их закрепление в правилах и нормах.

При анализе политического процесса следует учитывать характер взаимодействия между его субъектами. Здесь важно отметить, что характер взаимодействия во многом зависит от масштаба политического процесса и субъектов. В частности, характер взаимодействия между политической системой и средой будет определяться уровнем эволюционного развития системы и среды, например степенью внутренней дифференциации. В то же время характер взаимодействия между субъектами, в частности между гражданином и определенной партией, будет определяться другими параметрами: институциональными условиями, особенностями партийного развития, местом партии в политический системе, социально-психологическими особенностями развития личности и т.п. В целом, абстрагируясь от специфики политических процессов и субъектов, чаще всего характер взаимодействия между субъектами описывается в терминах конфронтации, нейтралитета, компромисса, союза, консенсуса.

5. Особенности политического процесса в России

Политический процесс в России представляет собой широкую палитру политических взаимодействий субъектов, носителей и институтов власти. Они действуют на основе тех ролей и функций, которые задаются системой культуры, традициями, конфессиональной средой, ментальностью общества, особенностями исторического развития, чертами психологического склада этносов и т. д. Обозначенные социальные переменные предполагают определенную интерпретацию политических ролей и функций, заметно отличающуюся от той, которая принята в современных демократиях. Поведение субъектов власти и властных институтов в России имеет иные логику и происхождение.

Первая особенность политического процесса в России состоит в нерасчлененности политики и экономики, социальных и личных отношений. Политика не отделена резко от других сфер жизни в силу незрелости институтов гражданского общества, которые должны ее ограничивать и контролировать. Несформированность гражданского общества является одной из особенностей цивилизационного развития России. В этих условиях политический процесс характеризуется всепроникающей способностью политики, которая пронизывает все сферы жизни общества. Ни один вопрос экономического, социального, духовного развития не решается без вмешательства властных структур.

В условиях перехода России к многоукладной экономике и рынку статусная дифференциация дополняется социально-экономической, классовой, которая сталкивается с первой. Нарастающее экономическое неравенство в обществе, вызванное перераспределением государственной собственности через приватизацию и акционирование, вступление в свои права института частной собственности формируют разнородную массу политических интересов и выражающих их сил. Прежняя политическая однородность разрушена, теперь ей противостоит государство как организованная сила. Однако, поскольку монополия государства на собственность и ресурсы сокращается, постольку растет желание правящего класса любой ценой сохранить экономическое, политическое влияние, – и вот сам правящий класс пытается самоорганизоваться, создать партию власти.

Отсюда вытекает вторая особенность политического процесса в России – отсутствие консенсуса между его участниками относительно узаконенных целей и средств политического действия. В России не было традиции консенсуса, и ее невозможно было укоренить за несколько лет реформ. Другая же причина конфликтности политического процесса кроется в различном понимании ценностей свободы и демократии у зарождающихся политических сил, а также в их неравных возможностях активного участия в реформаторском процессе и удовлетворения собственных интересов.

Новые политические силы, представляющие интересы зарождающегося класса предпринимателей, а также работников бюджетных сфер (учителя, медики, инженерно-технические работники и т.д.) имели худшие стартовые позиции при переходе к рыночной экономике, чем, например, работники государственного аппарата, правящая элита, дельцы «теневой экономики». Различные условия старта формировали прямо противоположные устремления и цели этих политических сил. Для отстаивания разнородных политических целей и реализации своих требований политические силы (партии, движения, группы давления) используют широкий арсенал средств, включая незаконные (коррупцию, шантаж, подлог, насилие и т. д.).

Даже внутри правящего класса возникает борьба за собственность, ресурсы и влияние, которая в октябре 1993 г. вылилась в вооруженное противостояние и разгон законодательной власти президентскими структурами. Неизбежность подобного противостояния заложена в Конституции России (1993), в которой функции законодателей ничтожно малы по сравнению с исполнительной ветвью власти.

Третья особенность политического процесса в России состоит в его неструктурированности и высокой степени совмещения и взаимозаменяемости политических ролей. Обманчиво кажущееся многообразие участников российской политической жизни, поскольку их реальная роль и политические функции достаточно ограниченны. Способности политических партий выражать интересы гражданского общества весьма условны. Во-первых, потому, что интересы гражданского общества только начинают формироваться, а сами партии, кроме лидеров и их ближайших сторонников, мало кого представляют. Во-вторых, современные партии похожи скорее на клиентелы, объединяющие единомышленников вокруг политического деятеля, чем на форму связи власти с гражданским обществом.

Отсутствие дифференциации и специализации политических ролей и функций у субъектов и носителей власти обусловлено российской политической традицией, заключающейся в концентрации власти, господства в одном центре, например, в дореволюционное время – у монарха, а в советское – у властвующей коммунистической партии. Малейшее ослабление политического господства монопольно властвующего органа приводило к конфликтам, потере управляемости социальными процессами и в конечном счете к революциям.

В современных условиях ситуация концентрации политического господства в России не преодолена, несмотря на формально-юридическую декларацию принципа разделения властей и функций. Только теперь большинство политических функции конституционно сконцентрировано в руках президента страны. Сохранение в подобных объемах власти в президентских структурах во многом является результатом несформированности институтов гражданского общества, недифференцированности групп интересов.

Четвертая особенность политического процесса в России выражается в отсутствии интеграции среди его участников, что является следствием отсутствия в обществе единой коммуникационной системы. Вертикально организованный политический процесс функционирует через диалог между властью и обществом, в котором последнее доносит свои требования до властных структур посредством разветвленной системы представительства. Однако подобной системы представительства интересов в России не было, поскольку отсутствует традиция такого диалога Несформированность институтов гражданского общества не создавала разветвленной системы трансляции требований граждан к властным структурам. В условиях советского тоталитарного режима единственным легальным каналом коммуникации власти и общества была коммунистическая партия. Такая форма позволяла власти контролировать умонастроения большинства общества, целенаправленно формировать их. В период так называемой хрущевской оттепели система представительства расширилась, она была дополнена рядом форм коммуникации, которые имеют латентный (скрытый) характер. Так появились диссидентские организации, косвенно представлявшие власти требования определенной части интеллигенции. В этот же период достаточно активно шел процесс формирования групп интересов, связанных с «теневой экономикой».

Не создана разветвленная система представительства интересов и в наши дни. А наибольшими возможностями здесь обладают правящая элита и бюрократия, контролирующие ресурсы и политическое влияние Партийная система в России еще не в состоянии выступать эффективным каналом трансляции требований от широких социальных общностей к власти. Вероятно, поэтому доминирующей формой политического представительства стали заинтересованные группы, отражающие специфические интересы и требования отраслевого, регионального, этнического характера. Реальные различия в материальном, культурном, этническом, социальном, территориальном аспектах групп и обшностей приобретают латентные формы представительства. Длительное отчуждение граждан от власти, когда она формировалась закрыто, а участие масс в политике было принудительным, не могло способствовать становлению самостоятельных политических субъектов, выработке культуры согласия между ними. При отсутствии развитой коммуникационной системы достичь согласия путем диалога было практически невозможно, поскольку участники политического процесса не представляли себе требований друг друга, И даже если согласие достигалось, то оно осуществлялось принуждением, навязыванием властью другим участникам политического процесса ценностей подданнической политической культуры.

Пятая особенность политического процесса в России выражается в том, что в его основе лежит активный политический стиль, состоящий в навязывании обществу нововведений со стороны правительства. Активная роль государства как в формировании проблем, так и в вынужденной интеграции интересов различных групп вызвана культурно-религиозной, этнической и политической неоднородностью общества. Эту интеграцию различных субкультур участников политического процесса государство проводит методом навязывания им определенных ценностей и стандартов политической деятельности. Тем самым властные структуры делают поведение субъектов политики предсказуемым.

Во взаимодействии «власть – общество» политическая инициатива принадлежит государству, поскольку оно концентрирует власть и ресурсы в своих руках. Однако отсутствие дифференциации политических ролей и функций институтов государственной власти приводило к тому, что процесс принятия решений был анонимным. Принцип «коллективной ответственности» порождал традицию безответственности политической власти за последствия принимаемых решений. Кроме того, неструкгурированность политического процесса обусловливала появление неконституционных органов, которым принадлежало исключительное право на принятие стратегических решений. В советское время таким властным органом было Политбюро ЦК КПСС, а в современных условиях это право есть, например, у Совета Безопасности.

Чрезмерная концентрация политической власти и ресурсов в руках правящей элиты заставляет контрэлиту и оппозицию оформляться и выступать в качестве революционных движений, а не политических оппонентов. Это является шестой особенностью российского политического процесса. Острое противоборство правящей элиты и контрэлиты выступает следствием культурно-политической неоднородности самой элиты, разные группы которой ориентируются как на либеральные, так и на социалистические ценности. Идеологическое противостояние дополняется процессом кристаллизации интересов на основе экономических факторов – частной собственности, конкуренции, рынка и т. д. Усиливающееся имущественное неравенство углубляет конфликтность политических взаимодействий. Однако, поскольку пока еще доминирует культурно-идеологическая мотивация политического участия в условиях несформированности зрелого гражданского общества, постольку интеграция сторонников правящей элиты и контрэлиты происходит не на рациональной, а на эмоциональной и символической основе (симпатии или антипатии к лидерам, имиджу, символике и т. д.).

Стремление правящей элиты монопольно контролировать политический процесс порождает желание у оппозиции использовать радикальные средства борьбы для того чтобы заставить официальную власть признать и легитимизировать оппозицию и учитывать ее мнение при выработке политического курса. При этом сохраняющаяся и заметно усиливающаяся из-за разрушения привычных социальных связей и форм индивидуальной и групповой идентификации маргинализация общества повышает значение эмоциональных и символических факторов политического взаимодействия. Их преобладание оттесняет на второй план принятие и реализацию конкретных решений. Этим объясняется невысокая динамика реформаторского процесса и слабая эффективность принимаемых политических решений.

Седьмая особенность политического процесса в России заключается в том, что тотальная маргинализация посткоммунистического общества обусловила ситуацию, когда лидеры были вынуждены придерживаться более четких взглядов во внешней политике, чем во внутренней.

Внешнеполитическая активность лидеров в переходных обществах обусловлена главным образом двумя обстоятельствами.

Во-первых, поскольку это лидеры посткоммунистического типа (т. е. их политический стиль формировался в условиях монопольного господства коммунистической партии), постольку они привыкли работать в условиях «социально-политического единства» общества, когда политические решения просто навязывались обществу. Переход к рынку породил признаки появления социального многообразия интересов, которое требует от лидеров создания программ преобразования, не опирающихся на поддержку какой-либо одной социальной группы, а учитывающих интересы различных общностей. Предложение обществу такой конструктивной и реалистической программы преобразований и способной тем самым создать широкую социальную базу реформам оказывается наиболее сложной и пока еще непреодолимой задачей для лидеров посткоммунистического типа. Отсюда – их явное стремление найти более простые решения, очевидные источники поддержки, например, в лице промышленно развитых стран, давно закончивших процесс модернизации.

Во-вторых, при несформированности социальной базы реформ внутри общества лидеры, чтобы остаться у власти, обращаются к помощи все тех же более развитых западных стран. С изменений во внешней политике начинал реформы М. С. Горбачев, провозгласив «новое мышление» и «общечеловеческие ценности» основами своего внешнеполитического курса. Такой же логике следовал Б. Н. Ельцин, выступая с доктриной «партнерства во имя мира» с западными странами.

Однако уступки во внешней политике (даже в ущерб национальной безопасности, что нашло отражение в неконтролируемом расширении границ блока НАТО на восток) в обмен на финансовую поддержку правящего режима не продвигают страну по пути реформ, а лишь усиливают финансово-экономическую зависимость России от западных стран, ослабляют национальную экономику. Совершенно очевидно, что западные страны не стремятся оказывать технологическую и инвестиционную поддержку, поскольку это может создать в лице России конкурентоспособную державу. И, тем не менее, логика выживания посткоммунистических лидеров у власти диктует именно такой или подобный политический курс.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/referat/politicheskaya-jizn-sovremennoy-rossii/

Дарендорф Р. Дорога к себе: демократизация и ее проблемы в Восточной Европе // Вопросы философии. 1990. № 9.

Дегтярев А. А. Основы политической теории. М. 1998.

Елисеев С.М. Политические отношения и современный политический процесс в России: Конспект лекций. – СПб., 2000.

Ильин М.В. Ритмы и масштабы перемен (о понятиях «процесс», «изменение» и «развитие» в политологии) // Политические исследования. 1993. № 2.

Москвин Л. Б. Дезинтеграционные и интеграционные процессы в СНГ (основные факторы развития) // Вестник Моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. 1996. № 5.

Мощелков Е. Н. Переходные процессы в России: Опыт ретроспективно-компаративного анализа социальной и политической динамики. М., 1996.

Мухаев Р.Т. Политология: учебник для студентов юридических и гуманитарных факультетов. – М., 2000. С.345-378.

Политический процесс: вопросы теории. М., Луч. 1994.

Политический процесс в России: современные тенденции и исторический контекст. М., 1995.

Современный политический процесс в России. М., 1998.

Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов. – М., 2001. С.288-296.

Тихонова Н.Е. Мировоззренческие ценности и политический процесс в России / / Общественные науки и современность. 1996. № 4.

Холмская М. Политический процесс и становление многопартийной системы // Власть. 1996, № 4.

Шутов А. Ю. Типология политических процессов // Вестник Моск. ун-та. Серия 12. Социально-политические исследования. 1994. № 2.

Политическая жизнь современной России.

Толкование

·

·

·

·

·

·

·

·

Политическая жизнь современной России.

Политическая жизнь современной России.

Политические процессы, происходящие в современной России, в общем можно охарактеризовать как переходный период от посттоталитарного политического режима к демократическому. С этим и связаны все те противоречия, трудности и перспективы, которые проявляются в нашей стране в последнее десятилетие.

Современная Россия живет по Конституции, принятой в результате всенародного референдума 1993 года. Согласно этому Основному Закону, Россия является федеративным, правовым, демократическим государством в форме президентской республики. В Конституции 1993 года был впервые закреплен принцип разделения властей. Законодательная власть представлена следующей системой органов, имеющих и реализующих право на принятие законов: Федеральное Собрание, состоящее из двух палат – Совета Федерации (верхняя палата) и Государственной Думы (нижняя палата); а также законодательных собраний субъектов РФ. Исполнительную власть представляют Правительство РФ и органы исполнительной власти на местах. Судебная система состоит из трех уровней: Конституционные суды РФ и республик, суды общей юрисдикции во главе с Верховным Судом РФ, арбитражные суды.

Во взаимодействии ветвей власти в современной России произошел конституционный перекос в сторону чрезмерного раздувания полномочий исполнительной (и особенно президентской власти).

Т.к. парламент отстранен от формирования правительства, он фактически не отвечает за принимаемые решения и законы. Все это приводит к противостоянию исполнительной и законодательной властей, причем последняя больше занята внутрифракционными и партийными конфронтациями. В достаточной степени не определены права и полномочия федерального центра и 89 субъектов федерации. Указанные процессы действуют в сторону дестабилизации и дезинтеграции российской политической системы, что ставит под угрозу сам факт существования РФ как целостного государства.

В пореформенной России законодательно оформлен принцип многопартийности. В органах юстиции (включая местные) зарегистрировано более 1200 партий, движений и объединений. Однако считать партийную систему современной России сложившейся нельзя. Во-первых, большинство существующих партий таковыми на самом деле не являются, ибо не обладают классическим набором признаков, характерных для этого политического института. Во-вторых, налицо огромное количество организаций-однодневок, созданных либо под конкретного лидера, либо в интересах предвыборной борьбы. В-третьих, во многом у этих партий попросту нет своего устойчивого электората, а количество членов, по меткому замечанию, «может уместиться в пределах одного дивана».

Наиболее крупной политической партией современной России, имеющей самую многочисленную фракцию в Государственной Думе, является КПРФ (лидер – Г.А.Зюганов).

По оценке собственных экспертов, число ее членов превышает 500 тыс. КПРФ отличают: четкая идеологическая программа, разветвленная сеть местных представительств, жесткая организационная структура и дисциплина. Электорат составляют лица преклонного возраста, социально-аутсайдерские слои, принявшие наибольший удар в результате качественной реформации (бывшие ИТР, работники ВПК и пр.) Наиболее крепки позиции КПРФ на Юге и в Центре России, на Дальнем Востоке и Восточной Сибири.

Другим крупным политическим объединением является «Яблоко» (лидер – Г.А.Явлинский).

Идеология этой партии основывается на принципах политической демократии, углублении рыночных реформ, социально ориентированной экономики. «Яблоко» отличают: мощная финансовая поддержка, хорошая информационная база, разветвленная региональная инфраструктура. Социальную базу партии составляют, как правило, жители крупных городов, предприниматели, лица с высшим образованием не старше 45 лет, студенчество.

В политическом центре партийного спектра РФ выделяются НДР (лидер – В.С.Черномырдин) и «Отечество» (Ю.М.Лужков).

Это бывшая и нынешняя «партии власти». Оба объединения пользуются солидной финансовой поддержкой (Газпрома и московской промышленно-финансовой элиты), информационным ресурсом и имеют немногочисленность членов. Идеологическая база «Отечества» близка «яблочной», а НДР – «просвещенный консерватизм». Однако слабым местом НДР явился факт «компрометации» его лидера сотрудничеством с кремлевской администрацией, тогда как в основе отношения россиян к «Отечеству» лежит традиционное недоверие регионов к Москве.

По краям политического спектра находятся более мелкие партийные объединения; слева это – «Трудовая Россия» В.Анпилова; справа – ДВР Е.Гайдара и «ДемРоссия»(Л.Пономарев и др.) Особое место занимает ЛДПР (лидер – В.В.Жириновский).

Не имея четкой идеологической позиции, ЛДПР обладает мощной финансовой базой, региональной сетью представительств, достаточной информационной поддержкой. Электорат партии составляют: жители села и мелких городов, маргинальные слои, часть молодежи.

Политическая демократия в России носит во многом формальный и поверхностный характер именно потому, что фактически не изменились потестарные функции государства. При условии неразвитости структур гражданского общества, государство само не справилось с задачами всесторонней реформации общества. Средний класс – социальная основа демократии – в результате целого ряда просчетов в социально-политической области практически не сложился, а более половины всего населения, еще недавно вполне успешного, скатилось на маргинальное дно. Политический режим все более приобретал черты корпоративной и коррумпированной сращенности политической и финансово-олигархической элит. В результате построения такой «демократии для немногих» налицо фактическое недоверие (до 90%) всем ветвям и органам власти подавляющей части российского общества.

Пожалуй, единственное, что можно занести в актив России последних десяти лет – это достижение плюрализма политического сознания, который, однако, носит пока характер политической гласности, но не гарантированной свободы слова (особенно в регионах).

Центры политической власти в современной России все более смещаются в регионы. На то есть целый ряд причин: слабость и усиливающийся паралич федерального центра, неравномерность развития различных регионов, амбиции региональных лидеров и элит. В этом случае вполне закономерная хозяйственная самостоятельность регионов может обернуться углубляющимся сепаратизмом.

Политический процесс в России в этих условиях развивается крайне противоречиво; здесь можно обнаружить черты разных типов политических режимов и культур: демократического, авторитарного, тоталитарного. При незрелости гражданского общества он несет в себе черты неструктурированности и латентности. Не только в обществе, но и в политических элитах почти отсутствуют навыки и начала демократической политической культуры.

Итак, политическая жизнь современной России чрезвычайно сложна и противоречива. Однако при всех сложностях переходного периода можно надеяться на то, что достигнутые немногие позитивные ростки демократических реформ станут необратимы. В этом убеждает опыт практически всех стран, вступивших на подобный переходный путь. За это говорит и вся тысячелетняя история России. Для успешного решения стоящих перед российским обществом проблем необходимы: качественная смена политических элит, политическая воля общества и необходимое политическое согласие всех сил современной России вокруг экзистенциальных демократических ценностей

В политике, как и любом другом виде деятельности, выделяются субъект (тот, кто действует) и объект (на что/на кого направлены действия)

объекта политики

Субъектами политики

Стоит отметить, что основными субъектами политики признаются индивиды, политические элиты, политические организации — партии, общественные организации, массовые движения, государство, социальные группы — нации, классы, страты и т.д.

Человек играет ведущую роль в политическом процессе, поскольку политику делают прежде всего конкретные люди. Именно они вступают в политические отношения, создают учения и теории, определяют стратегию деятельности, устанавливают нормы и подчиняются им. Любой человек, живущий в обществе, так или иначе связан с политикой, даже если он считает себя аполитичным. В частности, он или подчиняется решениям властей, или вступает в конфликт с властью.

гражданства.

Гражданин также может влиять на государственные решения, например, направляя личные и коллективные обращения в государственные органы.

объективным условиям

субъективным условиям

  • абсентеисты (от лат. absens — отсутствующий) — уклоняются от политической активности: участия в выборах, акциях, подписания петиций и т.д.;
  • о пассивные участники — соблюдают законы, время от времени участвуют в выборах, но не проявляют политической инициативы;
  • активные участники — отдают значительную часть времени
  • участию в акциях, партийной и общественной работе;
  • полупрофессиональные политики — занимаются политикой «по совместительству», например директор завода, являясь в то же время депутатом парламента, занимается политикой во время парламентской сессии;
  • профессиональные политики — воспринимают политику как основную работу, зарабатывают политикой на жизнь.

абсентеизм —

Как правило, абсентеизм возникает вследствие убежденности человека в том, что он ничего не может изменить в политике государства и его голос и активность бесполезны и бессмысленны. Отказ от политических действий может быть выражением протеста, если, например, человек считает, что власть не допускает к выборам достойных кандидатов, или выражением иной тенденции: человек уклоняется от политических действий, так как его все устраивает и он не видит необходимости что-то менять.

Стоит сказать – политические возможности человека многократно усиливаются, когда его поддерживают организации и крупные социальные группы: партии, государства, народы. Такого наиболее авторитетного члена организации, группы, сообщества называют лидером.

Субъекты политического процесса в России

Указанные особенности политического процесса в России объясняются спецификой реализации политических ролей и функций, закреплением их за институтами. Распределение политических ролей и механизмы их реализации заметно отличаются от стандартов, которые приняты в демократических обществах и определяют логику политических изменений. Преобладание политических факторов в механизме социальной эволюции посткоммунистических обществ вызвано не только несформированностыо институтов зрелого гражданского общества, но и отсутствием четкой границы между политической и неполитической сферами. Незрелость гражданского общества также обусловила неструктурированность политического процесса, ограничив число его активных участников государственными институтами. Возникающая при этом совмещенность и взаимозаменяемость политических функций, главным образом в лице институтов исполнительной власти (президент – премьер – правительство), заметно деформирует политические роли традиционных участников политического процесса: элиты, лидеров, политический партий. Рассмотрим, какие же политические функции выполняют эти институты в российском политическом процессе.

Политическая элита

отличия элиты

Правящий класс

Иваном Грозным

высшей группой

Табели о рангах 1722 г, Патронажно-клиентальные отношения

Реформы 1861 г. и последующих лет, положившие начало процессам вызревания элементов гражданского общества, создали предпосылки для зарождения элит. Интересы правящей и управленческой элит пришли в столкновение с интересами царствующего дома. Однако правящая элита не смогла навязать монарху свою волю, поскольку по-прежнему ощущала себя его дружиной и отношения между ними строились на соглашении о господстве над зависимым населением. Зарождавшиеся самостоятельные элиты не смогли создать себе новую легитимность взамен традиционной.

Идея господства над зависимым населением лежала в основе деятельности правящего класса и в советской России , который сохранил политические стандарты прошлого . Единственное отличие его состояло в том, что он создавался на основе доктрины авангардной роли коммунистической партии, монопольно руководящей строительством нового общества. Новый правящий класс (члены коммунистической партии) опирался на пролетариат, который должен был осуществлять свою диктатуру над менее сознательным и зависимым населением. Правда, впоследствии и сам пролетариат был отнесен к статусу зависимого населения и попал под действие партийной диктатуры. Естественно, что новый правящий класс нуждался в придании своему статусу легитимности. Утверждение нового абсолютизма, теперь уже партийного, требовало социальной поддержки, новой идеологии и новой концепции собственности.

большевизм

Отождествление интересов нового класса с интересами страны

Правящий класс постсоветской России претерпел некоторую трансформацию. Эти изменения были вынужденными и явились способом адаптации «новой» номенклатуры к изменившимся условиям. Ранее групповая сплоченность правящего класса прежде всего обеспечивалась идеологически, опиралась на поддержку рабочих, связанных с индустриальной и доинду-стриальной технологией. По мерс технологической модернизации советского общества прежняя социальная база в лице неквалифицированных рабочих стала исчезать. Сплоченность правящего класса слабела, внутри него появились противоборствующие группы, которые по-разному представляли себе будущее общество: одни настаивали на продолжении строительства социализма, другие – стремились освободиться от обветшалых идеологических догм. Раскол внутри правящего класса стал неминуемым, он-то и привел к распаду Советского Союза.

Современному российскому правящему классу необходимо было обеспечить новую легитимность не идеологическими средствами, а экономическими и создать собственную социальную базу. Следует отметить, что он смог приспособиться к новым условиям – условиям либерализации и крушения как официально-государственной. Видя недовольство широких слоев результатами коммунистического эксперимента, новый правящий класс первым делом избавился от коммунистических догм, провозгласив деидеологизацию общественных отношений. Направив гнев общества на старую номенклатуру под лозунгами борьбы за социальную справедливость, новый правящий класс смог на первых порах обеспечить себе легитимность на всеобщих выборах.

Однако свою природу новый правящий класс не изменил. Он по-прежнему монопольно обладает властью, что дает ему право монопольного распоряжения собственностью (через приватизацию он узаконил личное и частное владение ею), ресурсами, информацией, финансами. Рекрутирование в новый класс. производится на основе «системы пожалований» за преданность «патрону». Власти одаривают потенциального кандидата в правящий класс привилегиями и статусом. Внутри правящего класса сохранились клиентально-патронажные связи, основанные на личной преданности вышестоящему руководителю. Отсутствие сдерживающих факторов (в виде идеологической доктрины) и контролирующих органов (в партии) повышает коррумпированность правящего класса, которая не имеет сегодня аналогов в прошлом. Аморализм власти проявляется в том, что она занята удовлетворением преимущественно своекорыстных интересов, предпочитает личное обогащение служению общественному благу.

Новая номенклатура, воспитанная еще в традициях монопольного обладания властью, оказалась неспособной эффективно проводить модернизацию общества. Прежде всего на протяжении длительного времени ей не удавалось добиться новой легитимности своей власти, что, как уже отмечалось, было обусловлено слишком узкой социальной базой правящего режима. Провозглашенная цель неуклонного роста благосостояния граждан, которая на начальном этапе обеспечивала поддержку правящему классу, на практике оказалась несбыточной мечтой для большинства населения, уровень жизни которого за годы реформ прогрессирующе падал. Обрести новую легитимность в условиях нарастающего многообразия интересов правящий класс может лишь путем повышения эффективности своих политических и экономических решений, которые способствовали бы достижению стабильности в обществе и преодолению глубокого кризиса. Однако новый правящий класс предпочитает проверенный способ социальной поддержки – формирование массовой партии из государственных служащих, которой отводится роль монопольно властвующей. Те политические, экономические, финансовые, информационные возможности, которые существуют у правящего класса, создают через партию власти гарантии для рядовых граждан в случае вступления в нее возможности быстрого карьерного продвижения, дополнительных преимуществ и льгот.

Политические лидеры

Если в досоветской России отношения правящего класса с самодержцем строились на признании абсолютной власти монарха в обмен на признание их монополии на собственность и людей, то в советское время подобные отношения складывались между вождем и партией. Сохранение в современных условиях монополии правящего класса на управление зависимым населением делает проблематичным использование категории «политический лидер» для характеристики первых лиц государства.

лидерство

В советской и постсоветской России персонифицированные олицетворяют вожди . Вождизм представляет собой феномен подданнической политической культуры , культуры тотальной зависимости населения от власти . Вождизм как политический феномен основан на личной преданности и близости к человеку, который персонифицирует верховную власть. Природа отношений вождя с его сторонниками (правящим классом) напоминает отношения князя и его дружины. Неизбежным следствием абсолютной власти вождя и клиентальной зависимости от него правящего класса является стремление к сакрализации вождя, постоянная демонстрация личной лояльности.

В современных условиях, казалось бы, многие атрибуты персонифицированной власти (в России формально это президент) трансформировались из вождизма в политическое лидерство. Так, легитимность президента России приобретает рационально-легальные черты: она формируется на всеобщих выборах, результаты которых как результаты свободного волеизъявления признаются всем обществом; кроме того, она осуществляется на основе подчинения меньшинства воле большинства; деятельность лидера опирается на конституцию; существует разделение властей и, естественно, функционируют представительные органы власти в лице парламента. Однако изменились преимущественно внешние атрибуты личной власти, правила ее формирования. В действительности концентрация в руках президента такого объема законодательных, исполнительных, представительских полномочий (не считая военных), отсутствие реальных правовых рычагов контроля за его деятельностью, по сути, способствуют сохранению вождизма как сущности персонифицированной власти, хотя и облаченной в цивилизованную форму (конституцию).

самоценность

особенностей

Во-первых

Во-вторых, В-третьих

Лидеры-мутанты появляются вследствие того, что политика ни в советском, ни в современном российском обществе не является профессией. В ней до сих пор царят дилетантизм и элементарная политическая неграмотность и, как следствие, изобилие политических ошибок и . Настоятельная потребность времени состоит в том, чтобы политика наконец-то стала уделом профессионалов, а не несостоявшихся инженеров, строителей, рабочих, колхозников и т. д. Для того, чтобы политический процесс в России все больше приобретал черты рационализма, становился диалогом просвещенных политиков и политически активных избирателей и тем самым приобретал предсказуемый и конструктивный характер, необходимо готовить политических лидеров новой демократической генерации в специальных учебных заведениях.

Политические партии

Среди политических сил, которые реально действуют на политической сцене России, казалось бы, самыми влиятельными должны быть партии. Тем более, как мы подчеркивали, в стране их насчитывается около шестидесяти. Уход с политической сцены КПСС вызвал партийный бум. Однако возникшая многопартийность иллюзорна, а политическое влияние партий минимально. Партии в России, пожалуй, за исключение КПРФ, не являются партиями в строгом смысле слова, а потому не могут выполнять присущие им политические функции. Такая ситуация обусловлена особенностями процесса формирования партий.

как клиентелы

Клиентальный характер связей внутри партий указывает на то, что члены партии связаны отношениями личной лояльности и преданности. Подобный характер партийных связей естественен для обществ, где политика слабо или совсем не отделена от личных отношений.

процесс формирования партий поставлен

не внутри

национальном

Национальная идентичность

В связи с этим политические лидеры, политические партии активно используют национальные идеи для собственного самоутверждения. Патриотические, национальные лозунги становятся наиболее употребимыми в программах современных политических партий. Ряд политических партий активно проповедует идеи «русского фашизма» – господства русской нации над остальными этносами. Для этих идей существуют и объективные предпосылки, хотя не обходится без сознательного обострения национальных чувств определенными политическими силами.

Русская нация

Однако многие политики и политические партии отодвигают в сторону действительно существующие проблемы и пытаются привить русскому этносу национализм, презрение к другим народам, в то время как ему присуща всечеловеч-ность, универсальность, стремление мыслить категориями всеобщего, а не единичного. Вероятно, представительность национальных партий в в России вообще будет очень незначительной.

В целом формирование конкурентной партийной системы является делом отдаленного будущего, которое органично связано с процессом становления гражданского общества. Возможно, в ближайшее время число политических партий в России возрастет, однако без заметного повышения их политического веса в жизни общества; а по мере кристаллизации социально-экономических интересов число их, очевидно, будет заметно сокращаться. При этом возможны активные попытки правящего класса контролировать формы путем создания двух альтернативных партий, поочередно сменяющих друг друга у власти. Подобный сценарий вероятен, поскольку опирается на предшествующий опыт монопольно властвующей партии коммунистов с той лишь разницей, что создается видимость политической конкуренции. Однако сложность его осуществления даже при наличии материальных, финансовых и других ресурсов состоит в устойчивой реакции отторжения массовым сознанием инициатив, спускаемых сверху. Конечно, в стране со значительным засильем чиновничества и бюджетных отраслей «служилое сословие* может стать социальной базой «партии власти».

Читать полностью:

Структура и субъекты политического процесса в современной России.

1. Понятие политического процесса

Словосочетание «политический процесс» часто используется не только исследователями, употребляется оно и в СМИ, и в обыденной речи. В России под политическим процессом часто понимают череду событий политической жизни, связанную с применением властями судебного и карательного аппарата. Это связано с тем, что в обыденном сознании это словосочетание долгое время ассоциировалось со сталинскими политическими процессами, с показательными судами над диссидентами, с репрессиями в гитлеровской Германии и т.п. При описании подобных явлений политологи также пользуются данным выражением, однако в политической науке слова политический процесс используют, прежде всего, для обозначения одной из базовых категорий политического анализа, более сложной по содержанию и смыслу.

Политическая действительность образуется деятельностью людей, групп или институтов (иными словами — субъектов или субъектов), связанной с реализацией властных интересов и целедостижением. В процессе деятельности эти субъекты взаимодействуют с другими субъектами.

Иногда взаимодействия политических субъектов могут быть чисто случайными. Иногда они закономерны. В результате совершения подобных «ожидаемых» действий создаются устойчивые связи и взаимоотношения, возникают правила, нормы, организации и т.д., то есть создаются и воспроизводятся политические институты. Действия и взаимодействия политических субъектов осуществляются во времени и в пространстве — в итоге возникает упорядоченная последовательность действий и взаимодействий, носящая определенный смысл. Такая последовательность может быть обозначена термином «политический процесс».

С учетом данных обстоятельств политический процесс можно определить как упорядоченную последовательность действий и взаимодействий политических субъектов, связанных с реализацией властных интересов и целедостижением и, как правило, создающих и воссоздающих политические институты. Можно дать и другое определение политического процесса — иное по форме, но близкое сути: политический процесс представляет собой развертывание политики во времени и в пространстве в виде упорядоченной последовательности действий и взаимодействий.

В политической науке существуют различные точки зрения на то, что такое политический процесс. Некоторые исследователи считают, что понятие политический процесс может иметь два значения в зависимости от того, о каком уровне развертывания политики идет речь — о микроуровне, то есть о непосредственно наблюдаемой деятельности или даже единичных действиях индивидов, или о макроуровне, то есть о фазах функционирования институтов, например, партий, государств и т.д. В первом случае под политическим процессом понимается «некая равнодействующая суммы акций различных социально-политических субъектов». Во втором случае политический процесс определяют как «цикл политических изменений, последовательную смену состояний политической системы».

Выводы относительно характера и содержания политического процесса делаются на основании того, кого исследователи или аналитики выбирают в качестве основных субъектов взаимодействия, каков характер взаимодействия этих субъектов, а также на основании того, какая временная единица берется за основу измерения этого процесса. Также имеет значение и то, учитывается ли влияние среды на взаимодействие политических субъектов, а если да, то какой (социальной, культурной, экономической, политической) и каким образом.

В мировой политической науке выделяется три основных подхода к определению характера и содержания политического процесса в зависимости от характера политических субъектов, а также временной единицы измерения.

Сторонники первого, институционального подхода связывают рассматриваемое явление с трансформацией институтов власти — основных субъектов политического процесса. Средовые условия, например социальная инфраструктура, при этом учитываются лишь частично или косвенно, поскольку рассматриваются как имеющие второстепенное значение. Временные единицы невелики, позволяя измерять политический процесс в рамках повседневности и истории.

Представители второго, бихевиорального подхода в качестве субъектов политики рассматривают отдельных индивидов или группы людей. Поэтому политический процесс предстает в виде «результирующего вектора» поведения, политических воль и интересов этих субъектов. Однако в рамках этого подхода не находят должного отражения организационные, структурно-функциональные аспекты политического процесса, поэтому явления, на которые оказывают влияние высокая степень развитости и дифференцированности институциональной инфраструктуры, особенности функционально-статусного разделения труда, не могут быть описаны адекватно. Временные единицы измерения здесь также невелики. Они позволяют изучать политический процесс в основном в рамках повседневности.

Третий, структурно-функциональный подход акцентирует внимание не столько на поведенческом аспекте политического процесса, сколько на внутренних структурно-функциональных особенностях политической системы и среды, обуславливающих тот или иной способ и характер действия и взаимодействия между субъектами Единицами анализа при этом выступают не столько индивиды и группы, сколько большие структуры политической системы (и сама система в целом), а также их функционально-ролевая структура. Основное внимание уделяется анализу макроаспекта политического процесса, который трактуется некоторыми представителями данного направления как совокупность реакций политической системы на воздействие окружающей среды в целях формирования решений, приемлемых для ведущих групп интересов.

Подобная трактовка действительности лучше всего подходит для анализа политических макропроцессов. Сторонники соответствующего подхода чаще всего используют крупные временные единицы анализа, позволяющие отразить направление и специфику эволюционных изменений в развитии политической жизни общества. Вместе с тем очевидны недостатки данного подхода. В частности, занижается роль субъективного фактора в политическом процессе. Поведение субъектов нередко сводится к реализации ролей, обусловленных той или иной функциональной позицией в политической системе. При этом, однако, необходимо отметить, что среди сторонников структурно-функционального подхода были и те исследователи, которые пытались сочетать принципы структурного функционализма и бихевиоральный подход (например, Д. Истон).

Все три отмеченных подхода уделяют основное внимание лишь отдельным аспектам политического процесса. Но политический процесс является динамической характеристикой политики. Поэтому можно утверждать, что формами существования политического процесса являются политические изменения и политическое развитие.

Политическое изменение — процесс появления новых характерных черт (новой характерной черты) в способе и характере взаимодействия между политическими субъектами, между политической системой и внешней средой. Политическое развитие — процесс качественных изменений (или их накопления) политической системы, ее составных частей или самого политического процесса.

Многообразие источников и форм политических изменений выражается в определенных способах существования политических явлений, а именно: функционировании, развитии и упадке.

Функционирование политических явлений не выводит взаимоотношения, формы поведения граждан или исполнение институтами государственной власти их непосредственных функций за рамки сложившихся базовых значений. Например, на уровне общества в целом – это способ поддержания сложившейся политической системы, воспроизводства того равновесия сил, которое отражает их базовые отношения, продуцирования основных функций структур и институтов, форм взаимодействия элиты и электората, политических партий и органов местного самоуправления и т.д. При таком способе изменений традиции и преемственность обладают неоспоримым приоритетом перед любыми инновациями.

Второй способ политических изменений — это развитие. Он характеризует такие модификации базовых параметров политических явлений, которые предполагают дальнейший позитивный характер эволюции последних. Например, в масштабе социума развитие может означать такие изменения, при которых политика государства выводится на уровень, позволяющий властям адекватно отвечать на вызовы времени, эффективно управлять общественными отношениями, обеспечивать удовлетворение социальных требований населения. Такой характер политических изменений содействует повышению соответствия политической системы изменениям в других сферах общественной жизни, совершенствованию ее способностей к применению гибких стратегий и технологий властвования с учетом усложнения интересов различных социальных групп и граждан.

И, наконец, третья разновидность изменений — это упадок, характеризующий такой способ трансформации сложившихся базовых форм и отношений, который предполагает негативную перспективу эволюции политического явления. По мысли П. Струве, упадок есть «регрессивная метаморфоза» политики. В состоянии упадка политические изменения характеризуются нарастанием энтропии и преобладанием центробежных тенденций над интеграционными. Поэтому упадок по существу означает распад сложившейся политической целостности (например, падение политического режима, роспуск партии, захват государства внешними силами и т.д.).

В масштабах общества такие изменения могут свидетельствовать о том, что принимаемые режимом решения все меньше помогают ему эффективно управлять и регулировать социальные отношения, вследствие чего режим теряет достаточную для своего существования стабильность и легитимность.

2. Структура и субъекты политического процесса

Некоторые аналитики и ученые полагают, что политический процесс — стихийное явление, имеющее иррациональный характер, зависящее от воли и характера людей, прежде всего политических лидеров.

Значимость случайных явлений и событий особенно заметна на микроуровне. Однако общий характер политической деятельности как целедостижения, а также институциональный и прочие контексты данной деятельности (правила, определенные формы и способы поведения, традиции, господствующие ценности и т.п.) делают политический процесс в целом упорядоченным и осмысленным. Он представляет собой логически разворачиваемую последовательность взаимодействий между субъектами. Таким образом, политический процесс — целостное явление, поддающееся структурированию и научному анализу. Непредсказуемость и кажущуюся необъяснимость тех или иных событий следует рассматривать в основном как следствие несовершенства научного аппарата и инструмента.

Структура политического процесса может быть описана с помощью анализа взаимодействия между различными политическими субъектами, а также посредством выявления динамики (основных фаз политического процесса, смены этих фаз и т.п.) этого явления. Большое значение имеет также выяснение факторов, влияющих на политический процесс. Таким образом, структуру политического процесса можно определить как совокупность взаимодействий между субъектами, а также их логической последовательности («сюжета» политического процесса).

Каждый отдельно взятый политический процесс имеет свою собственную структуру и, соответственно, свой собственный «сюжет». Субъекты, совокупность их взаимодействий, последовательность, динамика или сюжет, временные единицы измерения, а также факторы, влияющие на политический процесс, обычно носят название параметры политического процесса.

Можно выделить две группы факторов политического процесса: «внутренние» и «внешние». К «внешним» относятся среда (социально-экономические, социокультурные и прочие условия) и ее воздействие, системные, но «внешние» для данного политического процесса политические обстоятельства, такие как правила и условия политической игры, «внешние» политические события и т.п. К «внутренним» можно отнести такие параметры, как характеристика субъектов, их целей и намерений, распределение властных ресурсов, логика и «сюжетика» политического процесса.

Важным параметром политического процесса является его членение на этапы. Политические процессы различного рода дают пример сочетания разных этапов. Разнохарактерность и разномерность процессов приводит к тому, что выделить какие-либо этапы, общие для всех типов процессов, достаточно сложно. Различными будут этапы функционирования политической системы, электорального процесса или процесса создания и функционирования политической партии. Поэтому выделение конкретных этапов целесообразно, применительно к определенным типам политических процессов.

Большинство взаимодействий политических субъектов касаются осуществления публичной власти. В силу этого обстоятельства особенно велика значимость процесса принятия и реализации политических решений. Анализ этого процесса является одной из наиболее популярных тем зарубежной политической науки. Среди исследователей нет единого мнения относительно количества и содержания его этапов. Обобщая различные подходы, можно выделить следующие основные фазы:

1. Постановка проблемы (сбор необходимой информации о существующих проблемах, общественных запросах и возможных путях решения, определение первостепенных и второстепенных проблем);

2. Формулирование альтернативных решений;

3. Сравнительный анализ и выбор наиболее эффективного решения;

4. Формулирование государственного решения и его легитимация (путем принятия законов, голосования и проч.);

5. Реализация принятых решений;

6. Контроль за реализацией и осуществлением «обратной связи».

Если обратиться к процессу функционирования всей политической системы, то набор этапов будет существенно отличаться, так как будет учитываться взаимодействие системы со средой. Вместе с тем известные в науки попытки выделения основных этапов этого процесса также сконцентрированы на принятии и реализации управленческих решений.

«Классическим набором» фаз является выделение основных этапов Г.Алмондом и Г.Пауэлом:

1. Артикуляция индивидуальных и групповых интересов;

2. Агрегирование этих интересов (их объединение в единой позиции);

3. Выработка политического курса;

4. Реализация принятых решений;

5. Контроль за исполнением этих решений.

Необходимо отметить, что данная модель отражает лишь один из типов политического процесса и не может рассматриваться как универсальная.

3. Типология политических процессов.

В западной политологии существует несколько систем типологизации политических процессов. Первая из них создана в рамках сравнительной политологии американским политологом Л. Паем который, сравнивая политическое развитие западных и незападных стран, связывал их принципиальные различия с культурным «кодом», определяющим практические ориентации населения и его поведение. Эти различия обусловлены цивилизационными особенностями западного и «незападного мира». Обобщив эмпирические наблюдения, Л. Пай создал классический «идеальный тип» в духе М. Вебера, способный выразить своеобразие Запада и уникальность незападных обществ. Противопоставление «Запада» – «не-Западу», основанное на различии культур, позволяет понять, почему идеи демократии развивались в границах исторического «Запада» и были чужды бытийным основам «незападного мира».

Л. Пай разграничил политические процессы западного и незападного типа. В статье «Незападный политический процесс» он формулирует 17 пунктов, по которым различаются политические процессы в западных и незападных обществах.

1. В незападных обществах нет четкой границы между политикой и сферой общественных и личных отношений.

2. Политические партии склонны претендовать на выражение мировоззрения и представительство образа жизни.

3. В политическом процессе преобладают клики.

4. Характер политических ориентации предполагает, что руководству политических группировок принадлежит значительная свобода в определении стратегии и тактики.

5. Оппозиционные партии и стремящиеся к власти элиты часто выступают в качестве революционных движений.

6. Политический процесс характеризуется отсутствием интеграции среди участников, что является следствием отсутствия в. обществе единой коммуникационной системы.

7. Политический процесс отличается значительными масштабами рекрутирования новых элементов для исполнения политических ролей.

8. Для политического процесса типично резкое различие в политических ориентациях поколений.

9. Незападные общества отличаются незначительностью консенсуса в отношении узаконенных целей и средств политического действия.

10. Интенсивность и широта политической дискуссии мало связаны с принятием политических решений.

11. Отличительной чертой политического процесса является высокая степень совмещения и взаимозаменяемости ролей.

12. В политическом процессе слабо влияние организованных групп интересов, играющих функционально специализированные роли.

13. Национальное руководство вынуждено апеллировать к народу как к единому целому, не различая в нем социальные группы.

14. Неконструктивный характер незападного политического процесса вынуждает лидеров придерживаться более определенных взглядов во внешней, а не во внутренней политике.

15. Эмоциональные и символические аспекты политики оттесняют на второй план поиски решений конкретных вопросов и общих проблем.

16. Велика роль харизматических лидеров.

17. Политический процесс обходится в основном без участия «политических брокеров».

В отечественной политической науке в зависимости от социокультурных и социально-экономических характеристик процесса выделяют технократический, идеократический и харизматический политический процесс.

Политический процесс технократического типа генетически свойственен англосаксонским и романо-германским государствам. Он отличается наличием традиций эволюционизма, непрерывного и постепенного адаптирования политических институтов и механизмов к изменяющимся условиям среды, приоритетом технологического (процессуального) подхода при внесении изменений в политическую систему и ролевые функции, исключением из политической практики радикальной ломки политических структур, складывающихся на протяжении веков.

Политический процесс идеократического типа характерен для большинства государств, переживающих начальные стадии модернизации. Он отличается господством одной идеи (идеологии), в отношении которой имеется (достигается или декларируется) общенациональный консенсус. Господствующая идея определяет цели, содержание и направленность политического процесса, тип государственного устройства, принципы и механизмы формирования и обновления правящей элиты, формы и способы участия граждан в политике.

Политический процесс харизматического тина характеризуется всевластием лидера-харизмы, под политические цели которого подстраиваются идеологические доктрины и политические институты. Он во многом сам определяет цели, содержание и направленность политического процесса.

По масштабу пространственно-временных параметров политические процессы можно подразделить на глобальные и локально-регионапьные. Первые оказывают свое воздействие на общий ход мировой политики. Вторые затрагивают интересы локального сообщества и составляющих его групп. Но, следует учитывать, что нередко результат того или иного локального процесса может иметь воздействие на мировую политику. Например, региональный процесс распада СССР на рубеже 80-90-х годов, перерос в глобальный политический процесс трансформации всей системы международных отношений.

4. Субъекты политического процесса

Основными субъектами политического процесса являются политические системы, политические институты (государство, гражданское общество, политические партии и т.д.), организованные и неорганизованные группы людей, а также индивиды.

Политический институт — воспроизводимая с течением времени совокупность норм и правил, а также организационного потенциала, упорядочивающих политические отношения в определенной сфере политической жизни.

Основным властным институтом, одним из основных субъектов политического процесса, выступает государство. Другим важным актором политического процесса является гражданское общество, которое тоже может рассматриваться как политический институт. Следует заметить, что государство и гражданское общество как политические субъекты формируются в Европе и США примерно в период Нового времени под влиянием происходящих модернизационных изменений. Именно с этого времени мы можем говорить о том, что складывается основной институт власти в обществе, обладающий монополией на принуждающее насилие на определенной территории, — государство. В то же время, под влиянием этого процесса происходит формирование своеобразной антитезы государства — гражданского общества.

Менее масштабными субъектами политического процесса являются партии, группы интересов, а также индивиды и группы людей. Индивиды и группы могут участвовать в политике не только в институциональной форме, например голосуя на выборах, но и в неинституциональных формах, в форме стихийных массовых выступлениях.

Люди отличаются различной степенью активности в политике. Многие не слишком активны, но в целом участвуют в большей части институциализованных процессов. Некоторые лишь наблюдают со стороны, не только не принимая активного участия в политической жизни, но и не участвуя в выборах, не читая газет и т.п. Другие же, обычно это меньшинство граждан, напротив, принимают самое активное участие в политической жизни.

Для достижения групповых целей индивиды могут создавать специальные группы, отличающиеся различной степенью институциализации — от случайной группы, образованной на митинге, до высокоорганизованной, носящей постоянный характер и действующей по строгим правилам группы интересов. От степени институциализации политической деятельности зависит не только достижение конкретных целей (оно, как правило, тем эффективнее, чем выше степень институциализации), но и воспроизводимость, повторяемость, регулярность каких-либо политических отношений, их закрепление в правилах и нормах.

При анализе политического процесса следует учитывать характер взаимодействия между его субъектами. Здесь важно отметить, что характер взаимодействия во многом зависит от масштаба политического процесса и субъектов. В частности, характер взаимодействия между политической системой и средой будет определяться уровнем эволюционного развития системы и среды, например степенью внутренней дифференциации. В то же время характер взаимодействия между субъектами, в частности между гражданином и определенной партией, будет определяться другими параметрами: институциональными условиями, особенностями партийного развития, местом партии в политический системе, социально-психологическими особенностями развития личности и т.п. В целом, абстрагируясь от специфики политических процессов и субъектов, чаще всего характер взаимодействия между субъектами описывается в терминах конфронтации, нейтралитета, компромисса, союза, консенсуса.

5. Особенности политического процесса в России

Политический процесс в России представляет собой широкую палитру политических взаимодействий субъектов, носителей и институтов власти. Они действуют на основе тех ролей и функций, которые задаются системой культуры, традициями, конфессиональной средой, ментальностью общества, особенностями исторического развития, чертами психологического склада этносов и т. д. Обозначенные социальные переменные предполагают определенную интерпретацию политических ролей и функций, заметно отличающуюся от той, которая принята в современных демократиях. Поведение субъектов власти и властных институтов в России имеет иные логику и происхождение.

Первая особенность политического процесса в России состоит в нерасчлененности политики и экономики, социальных и личных отношений. Политика не отделена резко от других сфер жизни в силу незрелости институтов гражданского общества, которые должны ее ограничивать и контролировать. Несформированность гражданского общества является одной из особенностей цивилизационного развития России. В этих условиях политический процесс характеризуется всепроникающей способностью политики, которая пронизывает все сферы жизни общества. Ни один вопрос экономического, социального, духовного развития не решается без вмешательства властных структур.

В условиях перехода России к многоукладной экономике и рынку статусная дифференциация дополняется социально-экономической, классовой, которая сталкивается с первой. Нарастающее экономическое неравенство в обществе, вызванное перераспределением государственной собственности через приватизацию и акционирование, вступление в свои права института частной собственности формируют разнородную массу политических интересов и выражающих их сил. Прежняя политическая однородность разрушена, теперь ей противостоит государство как организованная сила. Однако, поскольку монополия государства на собственность и ресурсы сокращается, постольку растет желание правящего класса любой ценой сохранить экономическое, политическое влияние, – и вот сам правящий класс пытается самоорганизоваться, создать партию власти.

Отсюда вытекает вторая особенность политического процесса в России – отсутствие консенсуса между его участниками относительно узаконенных целей и средств политического действия. В России не было традиции консенсуса, и ее невозможно было укоренить за несколько лет реформ. Другая же причина конфликтности политического процесса кроется в различном понимании ценностей свободы и демократии у зарождающихся политических сил, а также в их неравных возможностях активного участия в реформаторском процессе и удовлетворения собственных интересов.

Новые политические силы, представляющие интересы зарождающегося класса предпринимателей, а также работников бюджетных сфер (учителя, медики, инженерно-технические работники и т.д.) имели худшие стартовые позиции при переходе к рыночной экономике, чем, например, работники государственного аппарата, правящая элита, дельцы «теневой экономики». Различные условия старта формировали прямо противоположные устремления и цели этих политических сил. Для отстаивания разнородных политических целей и реализации своих требований политические силы (партии, движения, группы давления) используют широкий арсенал средств, включая незаконные (коррупцию, шантаж, подлог, насилие и т. д.).

Даже внутри правящего класса возникает борьба за собственность, ресурсы и влияние, которая в октябре 1993 г. вылилась в вооруженное противостояние и разгон законодательной власти президентскими структурами. Неизбежность подобного противостояния заложена в Конституции России (1993), в которой функции законодателей ничтожно малы по сравнению с исполнительной ветвью власти.

Третья особенность политического процесса в России состоит в его неструктурированности и высокой степени совмещения и взаимозаменяемости политических ролей. Обманчиво кажущееся многообразие участников российской политической жизни, поскольку их реальная роль и политические функции достаточно ограниченны. Способности политических партий выражать интересы гражданского общества весьма условны. Во-первых, потому, что интересы гражданского общества только начинают формироваться, а сами партии, кроме лидеров и их ближайших сторонников, мало кого представляют. Во-вторых, современные партии похожи скорее на клиентелы, объединяющие единомышленников вокруг политического деятеля, чем на форму связи власти с гражданским обществом.

Отсутствие дифференциации и специализации политических ролей и функций у субъектов и носителей власти обусловлено российской политической традицией, заключающейся в концентрации власти, господства в одном центре, например, в дореволюционное время – у монарха, а в советское – у властвующей коммунистической партии. Малейшее ослабление политического господства монопольно властвующего органа приводило к конфликтам, потере управляемости социальными процессами и в конечном счете к революциям.

В современных условиях ситуация концентрации политического господства в России не преодолена, несмотря на формально-юридическую декларацию принципа разделения властей и функций. Только теперь большинство политических функции конституционно сконцентрировано в руках президента страны. Сохранение в подобных объемах власти в президентских структурах во многом является результатом несформированности институтов гражданского общества, недифференцированности групп интересов.

Четвертая особенность политического процесса в России выражается в отсутствии интеграции среди его участников, что является следствием отсутствия в обществе единой коммуникационной системы. Вертикально организованный политический процесс функционирует через диалог между властью и обществом, в котором последнее доносит свои требования до властных структур посредством разветвленной системы представительства. Однако подобной системы представительства интересов в России не было, поскольку отсутствует традиция такого диалога Несформированность институтов гражданского общества не создавала разветвленной системы трансляции требований граждан к властным структурам. В условиях советского тоталитарного режима единственным легальным каналом коммуникации власти и общества была коммунистическая партия. Такая форма позволяла власти контролировать умонастроения большинства общества, целенаправленно формировать их. В период так называемой хрущевской оттепели система представительства расширилась, она была дополнена рядом форм коммуникации, которые имеют латентный (скрытый) характер. Так появились диссидентские организации, косвенно представлявшие власти требования определенной части интеллигенции. В этот же период достаточно активно шел процесс формирования групп интересов, связанных с «теневой экономикой».

Не создана разветвленная система представительства интересов и в наши дни. А наибольшими возможностями здесь обладают правящая элита и бюрократия, контролирующие ресурсы и политическое влияние Партийная система в России еще не в состоянии выступать эффективным каналом трансляции требований от широких социальных общностей к власти. Вероятно, поэтому доминирующей формой политического представительства стали заинтересованные группы, отражающие специфические интересы и требования отраслевого, регионального, этнического характера. Реальные различия в материальном, культурном, этническом, социальном, территориальном аспектах групп и обшностей приобретают латентные формы представительства. Длительное отчуждение граждан от власти, когда она формировалась закрыто, а участие масс в политике было принудительным, не могло способствовать становлению самостоятельных политических субъектов, выработке культуры согласия между ними. При отсутствии развитой коммуникационной системы достичь согласия путем диалога было практически невозможно, поскольку участники политического процесса не представляли себе требований друг друга, И даже если согласие достигалось, то оно осуществлялось принуждением, навязыванием властью другим участникам политического процесса ценностей подданнической политической культуры.

Пятая особенность политического процесса в России выражается в том, что в его основе лежит активный политический стиль, состоящий в навязывании обществу нововведений со стороны правительства. Активная роль государства как в формировании проблем, так и в вынужденной интеграции интересов различных групп вызвана культурно-религиозной, этнической и политической неоднородностью общества. Эту интеграцию различных субкультур участников политического процесса государство проводит методом навязывания им определенных ценностей и стандартов политической деятельности. Тем самым властные структуры делают поведение субъектов политики предсказуемым.

Во взаимодействии «власть – общество» политическая инициатива принадлежит государству, поскольку оно концентрирует власть и ресурсы в своих руках. Однако отсутствие дифференциации политических ролей и функций институтов государственной власти приводило к тому, что процесс принятия решений был анонимным. Принцип «коллективной ответственности» порождал традицию безответственности политической власти за последствия принимаемых решений. Кроме того, неструкгурированность политического процесса обусловливала появление неконституционных органов, которым принадлежало исключительное право на принятие стратегических решений. В советское время таким властным органом было Политбюро ЦК КПСС, а в современных условиях это право есть, например, у Совета Безопасности.

Чрезмерная концентрация политической власти и ресурсов в руках правящей элиты заставляет контрэлиту и оппозицию оформляться и выступать в качестве революционных движений, а не политических оппонентов. Это является шестой особенностью российского политического процесса. Острое противоборство правящей элиты и контрэлиты выступает следствием культурно-политической неоднородности самой элиты, разные группы которой ориентируются как на либеральные, так и на социалистические ценности. Идеологическое противостояние дополняется процессом кристаллизации интересов на основе экономических факторов – частной собственности, конкуренции, рынка и т. д. Усиливающееся имущественное неравенство углубляет конфликтность политических взаимодействий. Однако, поскольку пока еще доминирует культурно-идеологическая мотивация политического участия в условиях несформированности зрелого гражданского общества, постольку интеграция сторонников правящей элиты и контрэлиты происходит не на рациональной, а на эмоциональной и символической основе (симпатии или антипатии к лидерам, имиджу, символике и т. д.).

Стремление правящей элиты монопольно контролировать политический процесс порождает желание у оппозиции использовать радикальные средства борьбы для того чтобы заставить официальную власть признать и легитимизировать оппозицию и учитывать ее мнение при выработке политического курса. При этом сохраняющаяся и заметно усиливающаяся из-за разрушения привычных социальных связей и форм индивидуальной и групповой идентификации маргинализация общества повышает значение эмоциональных и символических факторов политического взаимодействия. Их преобладание оттесняет на второй план принятие и реализацию конкретных решений. Этим объясняется невысокая динамика реформаторского процесса и слабая эффективность принимаемых политических решений.

Седьмая особенность политического процесса в России заключается в том, что тотальная маргинализация посткоммунистического общества обусловила ситуацию, когда лидеры были вынуждены придерживаться более четких взглядов во внешней политике, чем во внутренней.

Внешнеполитическая активность лидеров в переходных обществах обусловлена главным образом двумя обстоятельствами.

Во-первых, поскольку это лидеры посткоммунистического типа (т. е. их политический стиль формировался в условиях монопольного господства коммунистической партии), постольку они привыкли работать в условиях «социально-политического единства» общества, когда политические решения просто навязывались обществу. Переход к рынку породил признаки появления социального многообразия интересов, которое требует от лидеров создания программ преобразования, не опирающихся на поддержку какой-либо одной социальной группы, а учитывающих интересы различных общностей. Предложение обществу такой конструктивной и реалистической программы преобразований и способной тем самым создать широкую социальную базу реформам оказывается наиболее сложной и пока еще непреодолимой задачей для лидеров посткоммунистического типа. Отсюда – их явное стремление найти более простые решения, очевидные источники поддержки, например, в лице промышленно развитых стран, давно закончивших процесс модернизации.

Во-вторых, при несформированности социальной базы реформ внутри общества лидеры, чтобы остаться у власти, обращаются к помощи все тех же более развитых западных стран. С изменений во внешней политике начинал реформы М. С. Горбачев, провозгласив «новое мышление» и «общечеловеческие ценности» основами своего внешнеполитического курса. Такой же логике следовал Б. Н. Ельцин, выступая с доктриной «партнерства во имя мира» с западными странами.

Однако уступки во внешней политике (даже в ущерб национальной безопасности, что нашло отражение в неконтролируемом расширении границ блока НАТО на восток) в обмен на финансовую поддержку правящего режима не продвигают страну по пути реформ, а лишь усиливают финансово-экономическую зависимость России от западных стран, ослабляют национальную экономику. Совершенно очевидно, что западные страны не стремятся оказывать технологическую и инвестиционную поддержку, поскольку это может создать в лице России конкурентоспособную державу. И, тем не менее, логика выживания посткоммунистических лидеров у власти диктует именно такой или подобный политический курс.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/referat/politicheskaya-jizn-sovremennoy-rossii/

Дарендорф Р. Дорога к себе: демократизация и ее проблемы в Восточной Европе // Вопросы философии. 1990. № 9.

Дегтярев А. А. Основы политической теории. М. 1998.

Елисеев С.М. Политические отношения и современный политический процесс в России: Конспект лекций. – СПб., 2000.

Ильин М.В. Ритмы и масштабы перемен (о понятиях «процесс», «изменение» и «развитие» в политологии) // Политические исследования. 1993. № 2.

Москвин Л. Б. Дезинтеграционные и интеграционные процессы в СНГ (основные факторы развития) // Вестник Моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. 1996. № 5.

Мощелков Е. Н. Переходные процессы в России: Опыт ретроспективно-компаративного анализа социальной и политической динамики. М., 1996.

Мухаев Р.Т. Политология: учебник для студентов юридических и гуманитарных факультетов. – М., 2000. С.345-378.

Политический процесс: вопросы теории. М., Луч. 1994.

Политический процесс в России: современные тенденции и исторический контекст. М., 1995.

Современный политический процесс в России. М., 1998.

Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов. – М., 2001. С.288-296.

Тихонова Н.Е. Мировоззренческие ценности и политический процесс в России / / Общественные науки и современность. 1996. № 4.

Холмская М. Политический процесс и становление многопартийной системы // Власть. 1996, № 4.

Шутов А. Ю. Типология политических процессов // Вестник Моск. ун-та. Серия 12. Социально-политические исследования. 1994. № 2.