По предмету «Право» : «Нормы права»

Реферат

актуальный характер

Интерес к обозначенной теме связан с усложнением, специализацией системы права и системы законодательства, изменением концептуальных подходов к понятию права. В частности, последние десятилетия стали буквально прорывными в плане развития новых и совершенствования уже имеющихся положений концепций правопонимания, что требует в определенной степени и коррекции определения понятия самой нормы права. Кроме того, в науке давно ставится вопрос о том, что правовая материя носит сложный характер, существует множество феноменов, смежных с нормой права. Именно в связи с этим автор работы, в частности, пытаются обозначить проблему соотношения понятий «норма права» и «правовая норма», учитывая, что право может иметь отнюдь не только позитивное выражение.

Степень научной разработанности проблемы.

Несмотря на то, что проблемы нормы права подвергались интенсивному научному исследованию, большинство из них остаются дискуссионными и до сих пор привлекают внимание ученых.

Цель исследования

Для достижения указанной цели в исследовании были поставлены следующие задачи : определить понятие, сущность и признаки норм права; раскрыть структуру норм права; проанализировать виды норм права; наметить те перспективные направления, разработка которых будет способствовать формированию общетеоретической концепции норм права.

методологии

Структура данной работы

1. Понятие, сущность и признаки норм права

Норма права — базовая категория, на которой строится понятийный аппарат теории права. Понятие это многогранное, и поэтому перед исследователем всегда стоит непростая задача — выявить наиболее существенные стороны данного явления, отражающие все основные его аспекты.

В целях определения понятия нормы права необходимо ответить на следующие вопросы: какое место занимает норма права среди социальных норм; каково соотношение нормы права с понятиями позитивного, естественного, обычного права; посредством каких категорий, более простых для понимания, норма права может быть определена; каково соотношение нормы права со смежными правовыми понятиями.

Для выявления сущностных черт нормы права необходимо учесть, что она выступает основным элементом позитивного права или иначе — системы права конкретного государства (внутригосударственного права).

23 стр., 11498 слов

Система источников гражданского права

... Данная работа состоит из введения, основной части из трех глав, разделенных на параграфы, заключения и списка использованной литературы. 1. ПОНЯТИЕ И СИСТЕМА ИСТОЧНИКОВ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА 1.1 Понятие источник права и источник гражданского права Источник права, ...

В свою очередь, позитивное право наряду с естественным и обычном правом, юридической практикой и доктриной входит в правовую систему. Что касается международного права, то оно представляет собой самостоятельную правовую систему, включающую нормы права.

В юридической науке существует несколько подходов к определению нормы права. Проанализируем каждый из них, обращая внимание на проблемные аспекты понимания данной категории в рамках тех или иных научных позиций.

Большинство ученых в теории права и отраслевых правовых науках определяют норму права как правило поведения. В юридической литературе уже стала традиционной дефиниция нормы права как общеобязательного, формально-определенного правила поведения, установленного и обеспечиваемого государством и направленного на регулирование общественных отношений. Схожее определение можно найти во многих работах по теории права. Так, по мнению А.В. Мелехина, норма права выступает как общеобязательное правило поведения, установленное или санкционированное государством и им охраняемое. По В.В. Лазареву и В.Я. Кикотю, норма права — это признаваемое и обеспечиваемое государством общеобязательное правило, из которого вытекают права и обязанности участников общественных отношений, чьи действия призвано регулировать данное правило в качестве образца, эталона, масштаба поведения. Практически идентичная формулировка встречается у А.Ф. Черданцева, понимающего норму права как волевое, общеобязательное, формально определенное правило поведения, регулирующее общественные отношения путем предоставления прав и возложения обязанностей, соблюдение которого обеспечено возможностью государственного принуждения. С дефиницией нормы права как правила поведения соглашается и М.Н. Марченко. Как отмечает автор, оно получило наиболее широкое распространение в правовой литературе.

Как видно, основой приведенных дефиниций является наделение правила поведения разнообразными признаками нормы. Об этом пишет и М.Н. Марченко, указывая, что признаки с различной степенью точности можно увидеть во многих предлагаемых авторами определениях нормы права как правила поведения. В связи с этим остановимся на рассмотрении признаков нормы как правила поведения, которые так или иначе позволяют нам глубже понять исследуемую категорию.

Признаки нормы права

Всеобщий характер

неперсонофицированности

общеобязательностью

системности

Формальная определенность

Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, норма права должна отвечать общеправовому критерию формальной определенности, вытекающему из принципа равенства всех перед законом и судом (ч. 1 и 2 ст. 19 Конституции РФ), поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии ясности, недвусмысленности нормы, ее единообразного понимания и применения всеми правоприменителями; напротив, неопределенность нормы ведет к ее неоднозначному пониманию и, следовательно, к возможности ее произвольного применения, а значит — к нарушению принципа равенства всех перед законом и судом (например, см.: постановления Конституционного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 3-П; от 15 июля 1999 г. № 11-П; от 11 ноября 2003 г. № 16- П; от 21 января 2010 г. № 1-П и от 13 июля 2010 г. № 16-П).

7 стр., 3180 слов

Этические нормы поведения в информационной Сети

... Этические нормы регулируют поведение людей и их отношения в повседневной жизни по сложившимся традициям и внутренним законам общества. Этические нормы дополняют собой юридические, что позволяет эффективнее регулировать человеческие отношения. В информационной деятельности ...

Исходя из этого, требование формальной определенности нормы права предполагает, что участники соответствующих правоотношений должны иметь возможность в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, а также приобретенных прав и обязанностей. Это исключает отмену окончательных судебных актов, определяющих права физических или юридических лиц в их отношениях с государством, в частности, в случаях, когда за ними признается право на получение определенных благ, кроме случаев, когда судебный акт вынесен в результате ненадлежащего отправления правосудия, т. е. с такими нарушениями, без исправления которых невозможна компенсация ущерба, причиненного судебной ошибкой.

Следовательно, формальная определенность нормы позволяет участникам отношений предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав и обязанностей. Отсюда, можно согласиться с точкой зрения, в соответствии с которой право на определенность позитивных норм права есть одно из самых неотъемлемых прав человеческой личности, какое только себе можно представить; без него, в сущности, ни о каком позитивном праве вообще не может быть речи.

связь с государством

Многократность применения

предоставительно-обязывающим характером

Несмотря, казалось бы, на свою логичность и, главное, возможность углубления понимания нормы права посредством конкретизации ее признаков, подход, рассматривающий ее как правило поведения, нередко критикуется в научной литературе.

По мнению И.С. Самощенко, право — это не совокупность правил поведения, поскольку право регулирует не только поведение людей, но и деятельность общественных и государственных организаций. Если проанализировать данное высказывание, то можно прийти к выводу, что, строго говоря, термин «поведение», который относится и к дефиниции нормы права, применим только к живым существам, поскольку обусловлен психико-рефлекторным механизмом (интерес, мотив, цель, действие и т. д.).

Следовательно, к юридическим лицам и государственным органам он может применяться только условно, если, конечно, исходить из того, что это самостоятельные субъекты права, а не коллективы людей. Отсюда отмечается некая этимологическая погрешность в дефиниции нормы как правила поведения.

С.В. Мирошник указывает, что норма права — это конкретный измеритель социальных качеств самого человека, мера наличной возможности его самореализации, определяемая составом и содержанием принадлежащих субъекту конкретных правомочий (полномочий), а не просто правило поведения. Схожая мысль прослеживается в работах Ю.Е. Пермякова, который обращает внимание на то, что определение нормы как правила обусловливается ее видением как установления, исходящего от государства к субъекту. Если же норму рассматривать в отношении субъект-субъекта, то она предстает как средство коммуникации и социальной идентификации.

А.Б. Лисюткин отмечает, что определение нормы права через правило приводит к несовпадению логической структуры нормы права и ее содержания, наличие противоречия между теорией и юридической практикой, что выражается в дисбалансе содержания нормы права и его формы в статьях законодательных актов.

11 стр., 5083 слов

Правомерное поведение

... на основе правовых норм, они становятся особой формой действий и поступков людей. Таким образом, в целом правомерное поведение можно охарактеризовать следующим образом: Правомерное поведение - это осознанная форма деятельности субъектов права, сообразующаяся с предписаниями ...

Аналогичной точки зрения придерживаются Ф.Н. Фаткуллин и Ф.Ф. Фаткуллин, которые отмечают, что термин «правило поведения» охватывает только те правила, которые устанавливаются в диспозиции нормы, и своеобразные «масштабы», намечаемые в ее санкции, но совершенно не отражает иных элементов нормы права. Следовательно, при определении нормы права как правила поведения нарушаются логические требования к понятиям, которые предполагают, чтобы в них охватывались существенные черты всех структурных частей определяемого.

Термин «

Например, узкая трактовка правила поведения присуща дефиниции нормы В.В. Лазарева и В.Я. Кикотя. Норма права рассматривается этими учеными как признаваемое и обеспечиваемое государством общеобязательное правило, из которого вытекают права и обязанности участников общественных отношений, чьи действия призвано регулировать данное правило в качестве образца, эталона, масштаба поведения. При дальнейшем раскрытии элементов нормы права указанные авторы отмечают, что субъективные права и юридические обязанности содержатся в диспозиции — элементе нормы права. Следовательно, при определении понятия нормы акцент делается на ее диспозицию

Широкая трактовка правила поведения наиболее прослеживается в трудах С.И. Карповой и Е.А. Крашенинникова. Последний отмечает, что заключенное в норме правило поведения содержится во всех ее частях, а содержание этого правила излагается всей нормой в целом. Норма права устанавливает модели поведения каждой стороны отношения и определяет условия, при которых они должны руководствоваться данными моделями. С.И. Карпова при изучении норм гражданского права приходит к выводу, что они выступают как установленные или санкционированные государством типизированные, социально значимые, содержащие конкретные права и обязанности логические модели поведения участников экономического оборота.

Таким образом, при рассмотрении нормы права как правила поведения мы сталкиваемся с некоторой терминологической неопределенностью, вызванной многоаспектностью используемых понятий.

Норма права может определяться и через предписание. Например, согласно мнению А.А. Иванова и В.П. Иванова, норма выступает как содержащееся в нормативном правовом акте общеобязательное, формально-определенное, структурно органичное предписание государством меры должного, возможного, поощряемого, рекомендуемого либо запрещаемого варианта деятельности субъектов социальной действительности путем установления субъективных прав и юридических обязанностей. По мнению М. И. Байтина, норма права — это исходящее от государства и им охраняемое общеобязательное, формально-определенное предписание, выраженное в виде правила поведения или отправного установления и являющееся государственным регулятором общественных отношений.

Вариант формулировки нормы права как предписания можно найти в судебных и действующих нормативных правовых актах. Так, Высший Арбитражный Суд РФ указал, что под нормой права следует понимать общеобязательное государственное предписание постоянного или временного характера, рассчитанное на многократное применение5. Упомянутое определение нормы права содержится и в постановлении Государственной Думы от 11 ноября 1996 г. № 781-II ГД «Об обращении в Конституционный Суд Российской Федерации» и рекомендуется для использования при подготовке нормативных правовых актов Министерством юстиции РФ, которое уполномочено Правительством РФ давать разъяснения о применении утвержденных им Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации.

14 стр., 6553 слов

Сочинение чем развитее зрелее и глубже правосознание тем совершеннее право

... и законности . На основе этих категорий правосознание оценивает поведение субъектов права, как правомерное (соответствующее правам, обязанностям и требованиям законности, вытекающие из норм права) и неправомерным (противоречащее обязанностям или нарушающее права, вытекающие из правовых норм). Законность, юридические права и ...

Определения нормы права как предписания объединяет то, что в них нет прямого противоречия с пониманием нормы как правила поведения. Термин «предписание» здесь указывает на властный характер правила как модели действий субъектов. По сути, предписание означает, что положено делать так, а не иначе. Все исключения, возможные модели (варианты) поведения субъектов должны быть прямо оговорены самой нормой права. Следовательно, термин «предписание» в дефинициях нормы подразумевает исходящее от власти указание, подлежащее неукоснительному исполнению, устанавливающее порядок поведения.

Предписание находится в одном категориальном ряду с правилами и установлениями, а также с так называемыми нормативными положениями. Использование термина «предписание» представляется нам наиболее удачным. Оно позволяет более четко показать связь между властным велением и правилом, ибо предписание выступает именно как властное указание на правило .

Близкий по смыслу подход к трактовке нормы права как предписания видно в работах Б.И. Пугинского. Он рассматривает норму права как правовое установление, сформулированное в виде, допускающем его самостоятельное применение для регулирования тех или иных типических ситуаций. С точки зрения Б.И. Пугинского, «в праве вообще не удается отыскать нормы, построенные по модели «если-то-иначе». Если считать, что один из элементов правовой нормы находится в одной статье нормативного акта, а остальные элементы — в иных статьях, то норма перестает быть цельным, целостным объектом, утрачивается совокупность устойчивых связей правовой нормы, то есть такой признак нормы права, как системность. Исходя из этих рассуждений, автор приходит к выводу о том, что нормой права следует называть именно статью, параграф, пункт, иную часть нормативного акта, выражающую некоторое правило в его самостоятельно применимом виде.

Б.И. Пугинский признает, что для законодательной регламентации всякой деятельности необходимо определить:

1) кто и при каких условиях должен следовать установлениям нормы;

2) в чем состоит устанавливаемое правило;

3) какие меры государственного принуждения могут быть применены в случае нарушения требований правовой нормы.

Дело, однако, по мнению ученого, состоит в том, что все названные требования относятся не к отдельно взятой норме права, они присущи только отраслям права в целом. В каждой единичной норме нет гипотезы, диспозиции и санкции. То, что приписывается отдельной норме права в качестве её структуры, на самом деле, по мнению ученого, является характеристикой и требованием к организационному построению отраслей права. Таким образом, приходится признать, что к норме права неприменимы попытки установления структуры, то есть совокупности однородных связей частей нормы.

22 стр., 10645 слов

Тема 1. Введение в курс «Право и история художественной культуры»

... рассматривается развитие отдельных видов искусств: архитектуры, скульптуры, живописи, музыки и литературы в контексте связей с развитием государства и права. Познание права через художественную культуру В ... жизнедеятельности первобытного общества до письменной формации, исследовать хозяйственную деятельность общин, производство, меновые отношения и т. д. Именно во взаимодействии различных наук мы ...

Под

При этом самостоятельность означает грамматическую и логическую завершенность правового установления. Таким образом, отсутствие структуры при рассмотрении нормы права как правового установления в значительной степени не влияет на выделение тех или иных ее признаков. Получается, что признаки нормы права как внутренне присущие ей свойства не зависят от структуры, а по большей части определяются внешними факторами. Однако, как представляется, исключением в данном плане выступает сам признак самостоятельности, который в той или иной степени обуславливает структурность правового установления, поскольку его грамматическая и логическая завершенность указывает на наличие тех или иных частей правового установления, которые эту завершенность и обуславливают.

Следует отметить также, что рядом ученых норма права рассматривается в широком смысле как властное веление. Так, Ф.М. Раянов считает, что норма права содержит в себе государственное веление, она рассчитана на регулирование не какого-то отдельного, единоличного отношения, а на неоднократное применение к заранее не определенным лицам, вступающим в определенные виды общественных отношений. Ю.В. Кудрявцев указывает, что норма права — это веление государства действовать каким-либо образом лишь тогда и в том случае, если возникнут определенные обстоятельства, если лицо действительно станет тем субъектом, о котором говорится в норме. А.Б. Лисюткин рассматривает норму права как установленное и санкционированное государством нормативное средство выражения и реализации государственно-властных велений, с помощью которых достигается упорядочение общественных отношений и защита законных интересов человека.

Двояким образом рассматривает норму права Ю.О. Чугунов, определяющий ее и как представительно-обязывающее правило, которое через свое логико-семантическое строение (гипотезу, диспозицию и санкцию) непосредственно осуществляет регулирование общественного отношения, и как логически завершенное, формально цельное властное веление, которое конкретно выступает в определенных нормативно-правовых предписаниях, нормах-принципах, правовых дефинициях, требованиях, распоряжениях, приказах, постановлениях, программных и статутных положениях. Определение нормы права как веления мы находим и в трудах Д.Д. Гримма.

Приведенный подход созвучен определению нормы права как предписания государства. Можно согласиться с тем, что веление как таковое представляет то же, что приказание, т. е. официальное распоряжение того, кто облечен властью.

Н.М. Коркунов указывал, что юридические нормы — прежде всего «суть правила должного» и в этом смысле они суть веления. Нормы всегда повелевают, всегда указывают, что и как должно быть сделано для разграничения сталкивающихся интересов. Следовательно, термин «веление», так или иначе, отражает управленческую, государственно-властную природу нормы права.

16 стр., 7697 слов

Список литературы любые вопросы по теории государства и права

... (государство выше права и им не связано); 2) либеральная (право выше государства); 3) прагматическая (государство создает право, но связано им). Первая – для России не подходит, вторая – выражает скорее желаемое, третья – также по ...

В юридической литературе

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/referat/na-temu-norma-prava-ideal-ili-realnoe-pravilo/

Несколько иного взгляда в рамках данного подхода придерживается Г.Т. Чернобель: с логико-семантической точки зрения норма права, по его мнению, включает только адресат (субъект правового общения), меру (форма) поведения и соответствующий побудительный оператор. При таком видении норма права предстает в виде «законченной, цельной, логической мысли, самостоятельной логико-семантической единицы нормативной системы права», для которой характерны такие признаки, как обязательность, общность, полнота, универсальность, оптимальность логического функционирования.

Среди особых признаков суждения также выделяется его истинность или ложность. При этом норма права считается истинной, если она отвечает внутренним и внешним требованиям. Первые включают правильное отражение состояния общественных отношений, а также их правильную юридическую оценку, а вторые предъявляются к изданию юридических норм, их оформлению, опубликованию. В то же время оценка нормы права в категориях истинности или ложности аргументировано критикуется рядом правоведов. Истинность знаний должна проявляться в соответствии этих знаний объективной реальности. В.М. Сырых отмечает, что познавательные процедуры, проводимые при принятии новых норм права, сводятся к тому, что усваивается уже имеющееся теоретическое знание, добытое в ходе научных исследований. При этом непонятно, чему должна соответствовать вновь принятая норма.

Конечно, норма права не создается на пустом месте. Она вызывается к жизни определенными потребностями общества, а в ряде случаев отражает и санкционирует сложившиеся в обществе социальные связи, например в сфере производства, распределения и потребления материальных благ. Однако эти социальные явления как стимулы законотворчества преобразуются, видоизменяются таким образом, что правовая норма во всех своих содержательных свойствах и компонентах образует качественно новое явление и становится самостоятельным компонентом, частью самой объективной реальности. То есть законотворчество не может быть истинным или ложным, оно есть акт творения самой объективной реальности в виде норм права и правоотношений; «не случайно в теории и на практике предпочитают оценивать нормы права с помощью категорий «совершенны — несовершенны», «современны — устарели», «эффективны — неэффективны».

В.А. Белов высказывает мысль, что словосочетание «норма права» имеет два значения: 1) норма как в равной степени для всех обязательное, установленное и обеспеченное государством (нормативно-закрепленное) правило поведения (норма-предписание); 2) норма как логическое суждение импликативного типа о правах и обязанностях в субъективном смысле (норма-суждение).

По словам ученого, «…нормы, как правила поведения, выражаются обиходным «человеческим» языком и даются всем нам (простым смертным, не исключая юристов) свыше — законодателем или самой жизнью. Нормы же права, во втором смысле, никем не даются — их нужно всякий раз вырабатывать применительно к той или иной типической либо конкретной жизненной ситуации… Что служит материалом для их выработки? Нормы права в первом значении — нормативно закрепленные и формально определенные (законодательные) предписания. Их нужно: 1) отыскать, 2) истолковать и 3) объединить установленный таким образом смысл разрозненных нормативных предписаний в информативное логическое суждение о субъективных правах и юридических обязанностях…».

13 стр., 6382 слов

Источники права современной России

... норм как предпосылки их фактического участия в регулировании общественных отношений. Предметом исследования является закономерное и особенное в содержании и функционировании системы реально действующих источников права на современном ... перечисление элементов данной системы. Обозначенные тенденции порождают миф о не требующей доказывания очевидности наличия системы источников права и, в связи с ...

Как видно, определение нормы права как суждения основывается на ее информационно-логическом понимании. В научных позициях В.К. Бабаева и Г.Т. Чернобеля это выражается в подведении нормы под традиционную логическую связку причины и следствия — «если-то». Норма здесь выступает как результат логической операции — категорического силлогизма. Такое понимание нормы (как результата) соответствует определению юридического суждения в целом, которое, по словам Ж.Л. Бержеля, выражается последовательностью интеллектуальных операций, способных привести к решению юридических проблем благодаря определенному набору логических приемов.

При рассмотрении подхода, определяющего норму как суждение, мы приходим к выводу о том, что он не отражает в полной мере сущностные аспекты нормы права. Безусловно, следует согласиться, что логическая составляющая присутствует в норме. Если подойти несколько шире, то определение нормы как суждения раскрывает ее понимание как продукта сознательной деятельности человека, результата мыслительных операций, что позволяет говорить об идеальной природе нормы права.

Аналогичную позицию можно найти в работах Н.В. Ушановой. В ходе своих исследований она приходит к тому, что юридические нормы являются продуктом сознательной деятельности человека. Право отражает действительность не «зеркально», а определенным образом осознанной, желаемой. По словам Н. В. Ушановой, норма права создает лишь абстрактную возможность определенного поведения. При этом она, как правило, содержит не одну, а не сколько возможностей. Субъект может: а) выполнить требование нормы; б) выполнить частично; в) не выполнить вообще; г) нарушить. Какая из этих возможностей станет действительностью — зависит от конкретных условий, намерений субъекта, уровня его правосознания и культуры, преследуемых целей. Отсюда, норма выступает как возможность, которой еще предстоит превратиться в действительность.

С учетом понимания нормы права как продукта сознательной деятельности, возникает неопределенность в вопросе о том, продуктом деятельности каких субъектов выступает норма права? С точки зрения представителей подхода, определяющего норму права как суждение, получается, что она есть сумма логических операций пользователя, т. е. лица, ее реализующего.

Однако возможен и другой вариант ответа на данный вопрос. Так, Б.В. Шейндлин указывает, что право как идеологическое явление сознательно создается, формируется государством, его органами, облеченными полномочиями правотворчества. Следовательно, в этом отношении право является продуктом сознательного творчества людей, наделенных государственно-властными полномочиями. Действительно, как отмечает В.А. Белов, нередко нормативные предписания строятся по тому же логическому образцу, что и нормы — информативные логические суждения. В этом случае норма права предстает не как результат логических операций ее пользователя, а как данность — результат правотворческой деятельности государственных органов и должностных лиц. Представляется, что в жизни можно наблюдать и тот и другой вариант, т. е. возможны ситуации, когда норма права представлена в законодательстве в своем целостном, законченном виде. Однако, с другой стороны, правоприменитель вынужден конкретизировать общую норму в отношении индивидуальной ситуации, выстраивая собственное индивидуально-правовое суждение. Очевидно, что рассмотрение нормы права как суждения в итоге может привести к потере представления о её данности как властного абстрактного предписания, исходящего от правотворческого субъекта.

36 стр., 17748 слов

Защита авторских прав

... средства защиты авторских прав на программы ЭВМ; выявить особенности защиты авторских прав в Интернете и локальных сетях; изучить формы и способы защиты авторских прав. Предмет работы - нормы права, регулирующие вопросы гражданско-правовой защиты авторских прав, ...

Следует особо оговорить такой признак нормы права, как системность. В юридической науке норма права нередко рассматривается как системная категория. Так, у одних авторов (А.В. Малько, Р.А. Ромашов) характерным признаком нормы права выступает ее микросистемность, у других норма права представляет целостную систему правил поведения. Системный характер нормы проявляется и в тех дефинициях, где авторы при определении понятия увязывают содержащиеся в норме правила (масштабы) поведения с некими установлениями, неразрывно связанными с первыми. Например, Л.В. Афанасьев определяет норму права как содержащиеся в законах и иных признаваемых государством источниках стандарты (правила, образцы) поведения, а также другие связанные с ними установления, направленные на регулирование общественных отношений и обеспеченные, в случае необходимости, мерами государственного принуждения или поощрения. В данном случае наблюдается попытка объединения составляющих норму частей в единое целое — систему.

Системность, безусловно, является признаком нормы права. Системность обусловливает определенную структуру нормы, а точнее модель построения составляющих норму частей и связей между ними. Отсюда наличие определенной структуры является отличительным признаком нормы права, показывающим не столько содержание (хотя с ним он тоже связан), сколько проблематику её построения.

Итак, при определении нормы права необходимо учитывать следующие признаки нормы права: 1) по своей природе норма права является государственным властным велением, выраженным в предписании; 2) ей присуща идеальная форма существования. В большинстве своем норма права выступает как данность, результат сознательной деятельности уполномоченных органов и должностных лиц государства, но нередко возникают ситуации, когда норма права конструируется и получает свою логическую завершенность в процессе ее применения. В любом случае последнее слово здесь остается за государством, ведь именно оно санкционирует и придает тот или иной смысл формулировкам закона, позволяя соединять их в единую норму права;

3) она является системно-структурной категорией правоведения. В целом ее можно охарактеризовать как систему, обладающую своеобразными признаками, отличающуюся спецификой структурного построения и обеспечивающую моделирование правильного с точки зрения государства поведения субъектов в обществе.

Выделение признаков нормы права зависит от аспекта ее понимания, будь то рассмотрение нормы как продукта сознательной деятельности людей, или анализ нормы как некой системы, либо властного регулятора, исходящего от государства.

Таким образом, норма права имеет несколько значений, каждое из которых раскрывает одну из граней ее познания. Нельзя сказать, что то или иное значение нормы является единственно верным. Именно многоаспектность позволяет сформировать комплексное представление о норме права, что способствует категориальной понятности при сопоставлении разнообразных правовых явлений.

Следует отметить, что указания на многоаспектность понятия нормы в теории права уже имели место. Об этом писал Ю.В. Кудрявцев. Ученый отмечал, что в нормах права наблюдаются две стороны. С одной стороны, это веления государства, модели требуемого (допускаемого, поощряемого или запрещенного) государством поведения людей, которые характеризуются долженствованием, с другой — модели, носящие описательный характер: они выражают связь между обстоятельствами, поведением и действиями государства.

Следует согласиться с тем, что понятие нормы права необходимо раскрывать через несколько аспектов. Наиболее важными среди них являются сущностный и содержательный.

В своем сущностном значении норма права выступает как продукт деятельности государства. Это средство воплощения государственной власти и реализации воли властвующих субъектов. Данный смысл нормы отражается в ее определениях как государственно-властного веления, а также предписания, адресованного неопределенному кругу лиц. При такой трактовке характерными признаками нормы права становятся связь с государством, общеобязательность и неперсонифицированность.

Онтология нормы права заключается в ее рассмотрении как идеального явления, то есть существующего в духовном мире, в сознании людей. Норма права предстает как продукт сознательной деятельности субъектов. В таком ракурсе она может быть определена как суждение. Исходя из этого в качестве признаков нормы права можно рассматривать информативность и ценностную ориентированность.

Содержательный аспект раскрывается посредством обращении к анализу структуры нормы права и ее функционального осмысления. Структурное видение проявляется в дефинициях, где авторы, во-первых, затрагивают элементы и связи нормы права, во-вторых, пытаются раскрыть понятие нормы через определенные масштабы поведения, которые преподносятся как ее неотъемлемые составляющие (например, субъективные права и юридические обязанности).

Отсюда в рамках системных представлений существенным признаком нормы выступает наличие определенной структуры в соответствии с которой и строится вся модель поведения. Сюда также можно отнести и признак формальной определенности, поскольку он показывает системность нормы, т. е. выраженность всех ее элементов как системы в соответствующих официальных нормативных документах.

Функциональное значение нормы права заключается в ее понимании как регулятора общественных отношений. Регулирующее воздействие, которое оказывает норма права, напрямую связано с той ролью, которую выполняет каждый из ее элементов. Регуляция поведения — это результат единства элементов системы, которое (единство) собственно и создает действенную модель поведения. Отсутствие хотя бы одной из составляющих нормы права исключает ее полноценное воздействие. Например, отсутствие обеспеченности нормы права со стороны государства в виде закрепления негативной санкции в определенных сферах общественных отношений может просто подорвать ее авторитет, поскольку никаких последствий для нарушителя такая норма права нести не будет. Отсюда создается возможность ее безнаказанного нарушения, что просто недопустимо в цивилизованном обществе.

В рамках функциональных представлений норма права направлена на регулирование поведения субъектов, а также обеспечение исполнения модели поведения, в том числе с использованием средств охранительного характера. В связи с этим ей присуща многократность применения в течение всего времени обладания ей юридической силой, которую обеспечивает государство.

Таким образом,

Как было указано выше, предписание находится в одном категориальном ряду с правилами, установлениями, нормативными положениями. Соответственно, предписание условно можно обозначить как предписание-правило, которое не тождественно нормативным правовым предписаниям, а также так называемым нормам-предписаниям.

В современной науке понятие «норма права» и «правовая норма» в большинстве случаев рассматриваются как тождественные, что называется, по умолчанию. Следует поддержать постанову вопроса о различении категорий «правовая норма» и «норма права». В науке предлагается выделять следующие критерии их отличий.

Прежде всего различия между ними складываются из-за их принадлежности к различным системам, соответственно, правовой нормы — к правовой системе, а нормы права — к системе права (позитивному праву государства).

Правовая система конкретного государства представляет объективно возникающее, исторически закономерное правовое явление, включающее в себя взаимосвязанные, взаимообусловленные и взаимодействующие компоненты. Позитивное право есть своеобразная нормативная основа правовой системы в целом. Если правовая система показывает всю правовую организацию общества, то позитивное право выступает ее нормативной составляющей, находящей свою объективацию (формально-юридическое закрепление), в частности, в системе законодательства.

Утверждается, что норма права представляет форму выражения права, а именно позитивного права государства; правовая же норма — это форма выражения различных правовых явлений. Сюда могут быть отнесены в том числе общепризнанные принципы и нормы международного права, а также нормы естественного и обычного права; и если нормы естественного права закрепляются в нормативных правовых актах, то в юридической литературе они именуются как нормативно-правовые установки. В качестве примера можно привести норму, предоставляющую каждому право на жизнь. Она, в частности, находит свое отражение и в ст. 20 Конституции РФ, но специфическими ее особенностями являются: (1) признание со стороны государства; (2) осознание субъектами необходимости существования данной нормы в целях функционирования и развития общества. В силу этого приведенная норма действует вне зависимости от предписаний государства. Нас не должно смущать то обстоятельство, что данная норма поддерживается международным правом: очевидно, что исторически соответствующие международно-правовые нормы учитывали опыт, можно сказать, базировались на уже имеющихся к тому моменту нормах известных конституционных актов развитых в демократическом плане стран, то есть они также признали уже существующую к тому моменту естественно-правовую норму.

Думается, что в высказанных суждениях заложены и определенные противоречия. Так, норма права ставится в один ряд с формами права, что нельзя признать допустимым. Форма права есть выражение норм, поэтому отождествление указанных понятий выглядит невозможным с учетом сложившейся доктрины. Недостаточно ясным выглядит и словосочетание «форма выражения различных правовых явлений».

Кроме того, можно предположить, что правовая норма аккумулирует всю возможную правовую информацию, в том числе о естественных, обычно-правовых регуляторах, тогда как норма права информирует исключительно о позитивно-правовых средствах регулятивного и охранительного характера.

Таким образом, во-первых, правовая норма и норма права являются компонентами разных систем. Норма права есть элемент позитивного права, т. е. системы права данного государства, тогда как правовая норма выступает элементом правовой системы. В связи с этим выскажем предположение, что норма права всегда формально определена, в отличие от правовой нормы, которая может и не обладать этим качеством.

Во-вторых, правовая норма складывается под воздействием закономерных общественных взаимодействий субъектов и в меньшей степени зависит от усмотрения законодателя. В то же время норма права всегда выступает в виде авторитетно установленного предписания, обладающего, прежде всего, признаками формальной определенности, общеобязательности, связи с государством1.

В-третьих, правовая норма воплощается либо в общественном сознании, либо в поведенческом процессе, в то время как для нормы права определенность варианта поведения имеет первостепенное значение, так как она призвана быть именно моделью поведения в стереотипной ситуации2. Отсюда правовая норма имеет разнообразные формы своего выражения и не сводится только к письменной фиксации (как известно, естественно-правовые нормы и нормы обычаев изначально не фиксируются, а приобретают это качество благодаря закреплению или ссылке на них в нормах позитивного права).

Правовая норма по содержанию шире, чем норма права. Первая олицетворяет элемент правовой системы, охватывая как нормы позитивного, так и естественного и обычного права. Вторая — есть разновидность правовой нормы, которая однако не всегда находит выражение в норме права.

Вполне уместна также и некоторая параллель между соотношениями нормы права — правовой нормы и правовых принципов — принципов права. Совершенно верно отмечается, что нормы-принципы, нормативные принципы, не совпадают с правовыми принципами, которые могут, в свою очередь, относиться к принципам правосознания. Отсутствие правовых принципов непосредственно в тексте нормативных правовых актов не означает потерю ими правового качества. В то же время вполне очевидна проблема соотнесения права с неправом, другими социальными нормами, которые также содержатся в общественном сознании. Таким образом, правовые принципы охватывают как позитивное право, так и естественное, и обычное. Тогда как принципы права — те руководящие идеи, которые пронизывают исключительно позитивное право, получая нормативное закрепление.

Таким образом, п

2. Структура нормы права

В правовых исследованиях понятие структуры используется достаточно часто. Однако наиболее широкое применение понятие структуры получило в рамках изучения норм права.

Сразу следует сделать оговорку о том, что в науке принято выделять несколько

Структура нормы права исследуется и во многих трудах других ученых-правоведов. Так, с точки зрения Г.В. Мальцева, структура нормы права представляет собой внутреннее строение правовой нормы, характеризуемое единством и взаимосвязью трех ее элементов, каждый из которых занимает в структуре нормы свое особое место и выполняет собственную функцию.

По мнению А.С. Пиголкина, внутреннее строение норм права, деление на составные части и связь этих частей между собой составляют их структуру. При этом специализация норм, различие их характера и назначения в регулировании общественных отношений предопределяют тот факт, что отдельные нормы имеют несовпадающие части, что нет единой универсальной модели структуры, свойственной всем правовым нормам.

Как считает М.И. Абдуллаев, структура нормы представляет ее внутреннее строение, элементы которого имеют специфическую связь и соотношение. Кроме того, под структурой нормы права понимается ее внутреннее строение, наличие в ней взаимосвязанных между собой составных частей. Ученые подчеркивают, что структура юридической нормы представляет упорядоченное единство необходимых элементов, обеспечивающих ее функциональную самостоятельность. Структура показывает, из каких частей состоит норма и как они взаимно дополняют друг друга. Взятые в системе, эти части характеризуют юридическую норму как автономное, в определенной мере самодостаточное правовое явление.

Схожим образом раскрывает структуру нормы А.Ф. Черданцев, определяя ее как внутреннее строение, складывающееся из элементов, связанных между собой.

А.А. Иванов и В.П. Иванов исходят из того, что структурой правовой нормы является «внутреннее строение, логчески связывающее ее составные части и обеспечивающее ее функциональную целостность».

Указание данных авторов на возможность строения нормы связывать ее части, т.е. элементы, и обеспечивать функциональную целостность нормы является не совсем корректным. В действительности же представить себе, что элементы и связи (строение) связывают элементы, достаточно сложно, поскольку в первом случае элемент выступает в качестве связующего звена (т. е. заменяет связь), а во втором получается тавтология (связь связывает элементы).

Таким образом, изучение указанных позиций ученых позволяет сделать вывод, что

Несмотря на широкую распространенность такого понимания, в научной литературе получил развитие подход, определяющий структуру нормы исключительно через межэлементные связи.

По мнению С.А. Комарова, структура нормы права — это собственно и есть связь между ее элементами, или, точнее, способ связи, который состоит в общем и государственно-обязательном характере нормы права. Иначе говоря, гипотеза обязательно связана с диспозицией, а последняя — с санкцией и наоборот.

Применительно к пониманию структуры только как связей между элементами уместно привести также позицию Г.И. Рузавина, по мнению которого понятие структуры вводится именно для изучения отношения между ее элементами, их взаимосвязи и взаимодействия, и поэтому для теоретического анализа структуру следует рассматривать обособленно от составляющих её элементов, то есть строения системы.

Аналогичной точки зрения придерживается М.А. Григорьева, отмечающая, что структура представляет собой относительно устойчивые связи элементов, образующие целое.

Н.А. Гущина придерживается мнения, согласно которому систему образует комплекс взаимосвязанных элементов, образующих структурно упорядоченное целостное единство, тогда как структура является особым способом внутренней взаимосвязи элементов в системе, то есть отражает устойчивые отношения между элементами и результат их взаимодействия.

В.А. Шиянов считает, что структура — это совокупность устойчивых отношений и связей между элементами. Сюда включается общая организация элементов, их пространственное расположение, связи между этапами развития и т. п. Структура прежде всего — это закономерные связи элементов. В представлении данного автора структуру характеризуют не только связи, но и отношения между элементами.

Согласно позиции В.Н. Протасова, определение понятия «структура» способно характеризовать лишь одну сторону внутренней организации юридической нормы. Ведь «структура» как категория системного подхода отражает целесообразные связи между элементами в системе. Однако наряду со структурой в любой системе имеется и другая сторона — состав, т.е. совокупность необходимых и достаточных элементов. Отсюда, В.Н. Протасов различает структуру (связи) и состав (элементы) системы, но при этом указывает, что вместе их можно именовать строением системы.

Рассмотрение структуры исключительно как межэлементных связей не может полностью отразить существо данного понятия. Во-первых, представляется, что связи без элементов не имеют функционального значения, теряя самостоятельный смысл. Во-вторых, при таком подходе объяснение самого процесса конструирования, образования нормы права становится крайне проблематичным, поскольку построение структуры нормы только как налаживания связей без самих элементов является неосуществимым. О наличии связи можно говорить только тогда, когда имеются конечные адресаты (элементы), без установления взаимодействия которых связи, собственно, и не возникают.

Кроме того, понятие структуры не идентично понятию организации. Последняя, в отличие от структуры, характеризует динамику системы, показывает механизм ее действия. Когда говорят об организации, то в первую очередь подразумевают надлежащее функционирование элементов. Отсюда следует, что для понятия организации важен механизм функционирования системы. При анализе же структуры ключевым вопросом становится построение системы в целом (система в статике).

Таким образом, поскольку взаимосвязь и взаимодействие не существуют изолированно от элементов, частей и компонентов системы, то они включаются в ее структуру.

В приведенном выше высказывании В.А. Шиянова структура нормы понимается и как взаимное расположение элементов в нормативном массиве. Аналогичную точку зрения высказывает А.В. Мелехин, который пишет, что под структурой понимается внутреннее строение нормы — ее основные части (структурные элементы), их взаиморасположение и взаимосвязь.

Похожую позицию можно встретить в работах М.А. Тулигловича, предлагающего под структурой нормы права понимать особое расположение, порядок, совокупность устойчивых взаимосвязей элементов, облеченных в языковую форму и обусловленных свойствами и видами правовых норм. С учетом предложенной дефиниции к признакам понятия «структура» ученый относит: внутреннюю форму системы, взаимосвязь элементов объекта, устойчивость взаимосвязи элементов, законы этих взаимосвязей, особое расположение или порядок элементов внутри объекта. Следовательно, в отличие от остальных авторов, М.А. Тулиглович указывает на внутренний порядок элементов.

Соглашаясь в целом с изложенными научными позициями, тем не менее, расположение элементов следует понимать как своеобразный порядок элементов в рамках самой нормы.

Порядок элементов заключается в том, что за гипотезой следует диспозиция, а за диспозицией санкция. Никакой иной последовательности этих элементов быть не может, поскольку один элемент логически вытекает из другого. Порядок элементов в большей степени проявляется в невозможности их существования один без другого. Так, диспозиция не может существовать без указания условий осуществления содержащихся в ней правил поведения, иначе каждый всегда мог бы совершать все, что ему предоставлено правом. Это, безусловно, не позволяло бы учитывать многие жизненные ситуации, где временные, субъектные, пространственные и иные ограничения играют решающую роль. Аналогично санкция не может существовать без диспозиции, поскольку ее реализация связана с нарушением или сверхнормативным выполнением диспозиции. Единственным исключением в этой цепи является гипотеза, которая не зависит от других элементов. Однако данное обстоятельство обусловлено тем, что она придает взаимодействию субъектов позитивно-правовой характер.

Следует отметить, что предоставление государством возможности действовать определенным образом (диспозиция) всегда обусловлено конкретными условиями. Государство потому и существует, что его деятельность направлена на придание определенным отношениям характера правовых, т. е. находящихся под защитой государства. Установление в норме условий осуществления правил поведения ограничивает то, что государство правовым не признает.

Отсюда можно сделать вывод о том, что порядок наряду с элементами и связями является важной составляющей структуры. Его функциональная роль заключается в том, чтобы обеспечить системе, во-первых, внутреннюю прочность, устойчивость, высокую степень сопряженности всех её элементов, во-вторых, логическую последовательность построения составляющих норму частей по принципу механизма воздействия на поведение субъектов.

С труктуру нормы права образуют элементы, межэлементные связи, а также порядок элементов и что она отражает скорее не строение, а построение содержания нормы права . Возникает вопрос: почему именно термин «построение» этимологически лучше подходит для определения структуры? Ответ на него заключается в том, что структура нормы права — это, прежде всего, идеальная, т. е. существующая в сознании людей конструкция, которая уже позже, впоследствии, находит свое развитие в реальной структуре.

Строение характерно скорее для объектов материального мира молекул, атомов и т. д.), которые изначально существуют как заданные объекты. Отсюда, термин «построение» в большей степени отражает структуру продукта сознательной деятельности людей, то есть нормы права.

Между элементами нормы складываются связи разного характера — формально-юридического, функционального, смыслового.

Реализация этих связей ведет к установлению межэлементного порядка, который представляет собой состояние логической последовательности элементов, при реализации которых происходит надлежащее функционирование нормы. Функциональная роль заключается в том, чтобы обеспечить системе, во-первых, внутреннюю прочность, устойчивость, высокую степень сопряженности всех ее элементов, во-вторых, логическую последовательность построения составляющих норму частей по принципу механизма воздействия на поведение субъектов. Отдельные аспекты межэлементных связей и порядка мы затронем ниже на страницах настоящей работы.

Таким образом,

Как известно, в науке на настоящий момент существует множество концепций структуры нормы права. При этом классической считается трехэлементная концепция, согласно которой любая норма включает гипотезу, диспозицию и санкцию. Кроме того, в науке предлагается также концепция многообразной структуры нормы права (А. В. Поляков, Ю. А. Тихомиров, А. С. Пиголкин и некоторые другие).

Несмотря на определенные различия в подходах, указанные авторы, тем не менее, отмечают, что единой структуры для всех норм быть не может. При этом, количество элементов нормы может зависеть от функционального и ценностного значения нормы в механизме действия права.

Структура нормы права предопределяется многими факторами, и в том числе общей целью, которая ставится перед правом, а именно упорядочением общественных отношений. Имея общую цель, его система выступает не как совокупность разрозненных предписаний, правил поведения, а как системное целое, организм.

Системность права

По мере того, как те или иные нормы регулируют общественные отношения и разворачивается процесс правореализации, к регулирующему воздействию подключаются все новые нормы, при этом к элементам одних норм могут быть «подключены» элементы совершенно других норм, которые, однако, находятся в едином конгломерате с предшествующими по реализации нормами. Закон диалектической противоречивости снимает иллюзию окончательности со всякой ограниченной формы существования как в природе, так и в обществе, ориентирует на раскрытие преходящего характера таких форм.

Практически все концепции структуры нормы права исходят из того, что ученые пытаются выделить некую целостную норму с законченной структурой. Конечно, целостная норма — это первичная клеточка всего права, и без ее стабильного существования может быть поставлен под удар вопрос о нормальном функционировании системы права. В то же время необходимо иметь в виду, что выделение целостной нормы во многих случаях является достаточно непростой задачей. Это объясняется целым рядом факторов:

  • сложившейся традиционной системой регулирования отношений с вытекающими из этих традиций особенностями построения правовых норм, их структуры, а также юридико-технического закрепления;

  • многоуровневой системой регулирования большинства общественных отношений с межотраслевыми координационными и субординационными связями норм, находящимися на разных уровнях правового регулирования

  • спецификой назначения тех или иных правовых средств, которые принято включать в содержание не всех норм, а только в нормы определенной отраслевой принадлежности и т. д.

В связи с этим вполне можно допустить то, что подход к выделению целостной нормы должен быть весьма гибким, учитывающим сложившиеся особенности построения правовых норм.

Выделение целостной нормы применительно к каждому конкретному общественному отношению, подлежащему правовому регулированию, возможно лишь с некой долей условности. Будет получаться, что каждый раз какая-то часть общественных отношений будет урегулирована на ином уровне.

Вполне возможно, что речь идет не о субординационных, а о координационных связях между нормами права. К примеру, очевидно, что нормы уголовного права, предусматривающие уголовно-правовые санкции за хищение имущества, призваны защищать нормы гражданского права, посвященные праву собственности и иным вещным правам. Безусловно то, что нормы гражданского права имеют собственные санкции, закрепленные в общей форме применительно к нарушению норм о правомочиях собственника или обладателя иных вещных прав. По поводу норм уголовного права придерживаемся той точки зрения, что последние устанавливают запреты, за нарушение которых и предусмотрены уголовно-правовые санкции. Однако эти запреты базируются на нормах о правомочиях собственников и обладателей иных вещных прав. Так что имеем дело со сложными связями координационного характера, когда нормы гражданского и уголовного права связаны, ассоциированы через свои диспозиции в определенный комплекс. С одной стороны, и те, и другие нормы права можно рассматривать в качестве самостоятельных целостных норм. Однако, с другой стороны, имеет место некий конгломерат, объединение норм одного уровня по юридической силе.

Иная ситуация может возникнуть применительно к нормам права, находящимся на разных уровнях иерархического регулирования. Например, конституционные нормы регулируют отношения, которые конкретизируются в отраслевом законодательстве, или нормы, устанавливающие правосубъектность, являются общими по отношению ко многим иным отраслевым нормам права. В таком случае выделение целостной нормы права также является условностью.

3. Виды норм права

В литературных источниках по теории права приводятся различные классификации, содержащие некоторые общие сведения, позволяющие составить единое представление о видах правовых норм и применить общетеоретические классификационные подходы к нормам права.

правовой системы

2. Весьма распространенной является классификация норм права по отраслевой принадлежности. Выделяются, в частности, нормы конституционного, административного, гражданского, уголовного и иных отраслей права.

отраслевая принадлежность норм права

3. В зависимости от выполняемых функций большинство авторов (С.С. Алексеев, В.К. Бабаев, А.С. Пиголкин и др.) подразделяют нормы права на регулятивные (установительные) и охранительные. Критериями деления в данном случае являются, представляется, не функции, поскольку их система более многообразна (информационная, ориентационная и др.), а основные , главные цели правовых норм. Регулятивные нормы закрепляют позитивные права и обязанности и рассчитаны на правомерное поведение людей (п. 1 ст. 41 ЗК РФ).

Охранительные нормы права связаны как с правонарушениями, так и иными юридическими фактами (составами), при возникновении которых необходима реализация мер принуждения (например, при реквизиции).

Поэтому регулятивные и охранительные правовые нормы имеют различную логическую структуру. Первые состоят из гипотезы и диспозиции, вторые – из гипотезы и санкции. Комплексное воздействие регулятивных и охранительных норм права на сознание и поведение людей и позволяет упорядочивать, закреплять и охранять общественные отношения, обеспечивать законность и правопорядок во всех сферах жизнедеятельности страны (региона и т. п.).

категоричности предписаний

Управомочивающие нормы права предоставляют субъектам определенные полномочия, права на совершение тех или иных деяний. Так, почти все нормы права, закрепленные в главе 11 Семейного кодекса РФ «Права несовершеннолетних детей», относятся к подобной разновидности.

Обязывающие нормы права требуют обязательного совершения соответствующих активных действий. Например, «заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, который предусмотрен договором займа» (п. 1 ст. 850 ГК РФ).

Запрещающие нормы права требуют воздержания от совершения запрещенных ими действий. Например, в ст. 73 Жилищного кодекса РФ записано: «Обмен жилыми помещениями между нанимателем данных помещений по договорам социального найма не допускается в случае, если … принято решение о сносе соответствующего дома или его переоборудовании для использования в других целях…».

Стимулирующие (поощряющие и т. п.) нормы права нацеливают субъектов на достижение определенных результатов, как правило превосходящих обычные требования, стимулируют их активное правомерное поведение. Таковыми, например, являются нормы права, закрепленные в ст. 134 УИК РФ.

Рекомендующие нормы права содержат пожелания и рекомендации наиболее целесообразного и полезного правового поведения. Особенность их властного характера заключается в том, что указанные пожелания подлежат обязательному учету адресатами. Действия, противоречащие рекомендуемым, должны быть тщательно обоснованы и аргументированы.

категоричности сформулированных в нормах права правил

юридической силе

субъектам правотворческой практики

формам их закрепления

срока действия

9. Нормы права могут быть адресованы юридическим и физическим лицам, гражданам и иностранцам, следователям и судьям, пенсионерам и т. п. В качестве критерия деления здесь выступают соответствующие адресаты предписаний.

территориальной сфере действия

11. Многие отечественные и зарубежные авторы выделяют так называемые специальные нормы права: нормы-принципы, нормы-декларации и др.

Нормы права могут быть классифицированы и по другим основаниям. Например, по служебной их роли можно выделять правоконкретизирующие (изменяющие, отменяющие, пролонгирующие и т. п.), коллизионные, компетенционные, правовосстановительные, компенсационные и др. нормы права.

Заключение, Таким образом, вышеизложенное позволяет сделать следующие выводы.

Во-первых, ученые-юристы не могут прийти к единому пониманию нормы права. Проанализировав приведенные определения, можно утверждать, что норма права — это особый вид социальных правил поведения общего характера, установленные, признанные или санкционированные компетентным органом государства или в другом, предусмотренном им порядке, которые имеют общеобязательную силу, регулирующие общественные отношения в интересах граждан и общества, выражающиеся публично в формально-определенных предписаниях, как правило, в письменной форме, и предусматривающие возможность применения государственно-принудительных мер, включая ответственность перед государством в случае нарушения этих норм с целью их поддержки и неуклонного выполнения.

Во-вторых, до сих пор весьма спорным является вопрос о структуре правовой нормы. Причем чаще всего «камнем преткновения» служит даже не структура, а состав элементов юридических норм. Структура правовой нормы определяется ее характером, в связи с чем могут возникнуть нормы права, не имеющие гипотезы и нормы права, не имеющие санкции. Это дает основания утверждать, что для структуры правовой нормы характерна так называемая релятивность, то есть относительность выделения гипотезы, диспозиции и санкции.

В-третьих, весьма поверхностно и догматично исследуется их соотношение с легальными дефинициями, принципами, нормативными справками и другими смежными явлениями в содержании права.

В-четвертых, подавляющее большинство отечественных ученых понимают под нормами права установленные (санкционированные) государством и обеспеченные мерами государственного принуждения веления (правила, предписания и т.д.).

Почему-то многие авторы не замечают либо не хотят замечать тот факт, что органы местного самоуправления и другие негосударственные организации активно участвуют в подготовке и издании норм права. По мнению независимых экспертов, только на муниципальном уровне ежегодно принимаются сотни тысяч нормативных правовых актов.

В-пятых, в настоящее время требуется расширить систему классификаций норм права. Группировку их в отдельные типы, виды и подвиды следует проводить в рамках пространственной структуры правовых норм.

Список использованных источников

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/referat/na-temu-norma-prava-ideal-ili-realnoe-pravilo/

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации // Российская газета, №238-239, 08.12.1994, №23, 06.02.1996, №24, 07.02.1996, №25, 08.02.1996, №27, 10.02.1996, №233, 28.11.2001, №289, 22.12.2006.

  2. Земельный кодекс Российской Федерации от 25 октября 2001 г. N 136-ФЗ //Российская газета от 30 октября 2001 г. N 211-212.

  3. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ //Российская газета от 27 января 1996 г. N 1.

  4. Жилищный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 2004 г. N 188-ФЗ //Российская газета от 12 января 2005 г. N 1.

  5. Постановление Конституционного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 3-П «По делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданки Л.Н. Ситаловой» //Российская газета от 5 мая 1995 г. №87.

  6. Постановление Конституционного Суда РФ от 15 июля 1999 г. № 11-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Закона РСФСР «О Государственной налоговой службе РСФСР» и Законов Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» и «О федеральных органах налоговой полиции» //Российская газета от 3 августа 1999 г. N 150.

  7. Постановление Конституционного Суда РФ от 21 января 2010 г. № 1-П “По делу о проверке конституционности положений части 4 статьи 170, пункта 1 статьи 311 и части 1 статьи 312 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами закрытого акционерного общества “Производственное объединение “Берег”, открытых акционерных обществ “Карболит”, “Завод “Микропровод” и “Научно-производственное предприятие “Респиратор” // Российская газета от 10 февраля 2010 г. N 27.

  8. Постановление Конституционного Суда РФ от 13 июля 2010 г. № 16-П «По делу о проверке конституционности положений статей 6 и 7 Закона Краснодарского края «об организации транспортного обслуживания населения таксомоторами индивидуального пользования в краснодарском крае» в связи с жалобой граждан В.А. Береснева, В.А. Дудко и других» //Российская газета от 28 июля 2010 г. №165.

  9. Абдулаев М.И. Теория государства и права: Учебник для вузов. — М.: Финансовый контроль, 2004. – 410 с.

  10. Афанасьева Л.В. Нормы права и их действие: Вопросы теории: Дис. …канд. юрид. наук. — М., 2000. -177 с.

  11. Бабаев В.К. Норма права как истинное суждение // Изв. вузов. Правоведение. — 1976. — №2. – С.30-37.

  12. Байтин М.И. Сущность права (Современное нормативное правопонимание на грани двух веков).

    — М.: Право и государство, 2005. – 544 с.

  13. Белов В.А. Гражданское право. Общая часть. Т.1: Введение в гражданское право: Учебник. — М.: Юрайт, 2011. —

  14. Бержель Ж.Л. Общая теория права. Пер с фр. / Под. общ. ред. В. И. Даниленко. — М.: NOTA BENE, 2000. – 576 с.

  15. Бехруз Х. Сравнительное правоведение. — М.: ТрансЛит, 2008 . — 504 с.

  16. Григорьева М.А. Соотношение понятий «структура», «отношение» и «связь» и его значение для правовых исследований // Изв. Иркутской гос. экон. акад. 2009. — №6. — С.159 — 164.

  17. Гримм Д.Д. К вопросу о понятии и источнике обязательности юридических норм. — СПб.: Тип. Правительствующего сената, 1896. – 27 с.

  18. Гущина Н.А. Система права и система законодательства: соотношение и некоторые перспективы развития // Изв. вузов. Правоведение. — 2003 — №5.

  19. Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. — М.: Междунар. отношения, 1999 — 400 с.

  20. Иванов А.А., Иванов В. П. Теория государства и права. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007. – 303 с.

  21. Карпова С.И. Нормы гражданского права (юридико-технический аспект): Дис. … канд. юрид. наук. — М., 2005. – 161 с.

  22. Кечекьян С.Ф. Нормы права и правоотношения // Сов. Государство и право. — 1955. — №2. – С.23-32.

  23. Комаров С.А., Малько А.В. Теория государства и права: Учеб.-метод. пособие. Краткий учебник для вузов. — М.: Норма: ИНФРА-М, 1999. – 448 с.

  24. Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. — М.: Издательство Юрайт, 2016. — 422 с.

  25. Крашенинников Е.А. Гражданско-правовые нормы // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. — 2011. — №2. – С.6-13.

  26. Кудрявцев Ю.В. Нормы права как социальная информация. — М.: Юрид лит., 1981. – 144 с.

  27. Леже Р. Великие правовые системы современности: сравнительно-правовой подход. — М.: Волтерс Клувер, 2010. – 584 с.

  28. Лисюткин А.Б. Роль нормы права в формировании юридического значения ошибки // Правовая культура. -2009. — №2 (7).

    – С.29-34.

  29. Малько А.В. Теория государства и права в схемах, определениях и комментариях: Учеб. пособие. — М.: Велби; Проспект, 2010. -144 с.

  30. Ромашов Р.А. Теория государства и права. — СПб.: Питер, 2009. – 254с.

  31. Малько А.В., Матузов Н.И. Теория государства и права: Учебник. — М.: Юристъ, 2004. – 512 с.

  32. Марченко М.Н. Теория государства и права: Учебник. — М.: Велби; Проспект, 2004.

  33. Мелехин А.В. Теория государства и права: Учебник. — М.: Маркет ДС, 2007. – 640 с.

  34. Мирошник С.В. Теория правового стимулирования: Дис. … д-ра юрид. наук. — Ростов-н / Д., 2003. – 380 с.

  35. Общая теория права: Учебник для юрид. вузов / Под общ. ред. А.С. Пиголкина. — М.: Изд-во МГТУ им. Н. Э. Баумана, 1996. – 384 с.

  36. Пермяков Ю.Е. Правовая норма в обратной перспективе // Вестник Самарского гос. ун-та. — 2006. — №1 (41).

    – С.164-169.

  37. Правоведение: Учебник / Под общ. ред. Г.В. Мальцева. — М.: Изд-во РАГС, 2003. – 584 с.

  38. Протасов В.Н. Строение нормы права в свете теории охранительных правоотношений // Сб. науч. ст. в честь 60-летия Е.А. Крашенинникова / Отв. ред. П.А. Варул; Яросл. гос. ун-т им. П. Г. Демидова. — Ярославль: Яросл. гос. ун-т, 2011. – 232 с.

  39. Пугинский Б.И. О норме права // Вестник Моск. ун-та. Сер. 11, Право. — 1999. — №5. – С.23-33.

  40. Раянов Ф.М. Проблемы теории государства и права: Учебный курс. — М.: Право и государство, 2003. – 304 с.

  41. Рузавин Г.И. Методология научного исследования: Учеб. пособие. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2012. — 287 с.

  42. Самощенко И.С. О нормативно-правовых средствах регулирования поведения людей // Изв. вузов. Правоведение. — 1967. — №1. – С.29-38.

  43. Теория государства и права. Учебник/Под ред. В.Я. Кикотя, В.В. Лазарева. — М., 2007. – 448 с.

  44. Тулиглович М.А. Структура уголовной правовой нормы: Дис. … канд. юрид. наук. — Омск, 2006. – 206 с.

  45. Ушанова Н.В. Взаимосвязь возможности и действительности в нормах права // Вектор науки Тольятт. гос. ун-та. 2009. — № 2 (5).

    – С.143-147.

  46. Фаткуллин Ф.Н., Фаткуллин Ф.Ф. Проблемы теории государства и права: Учеб. пособие. — Казань: Казан. юрид. ин-т МВД России, 2003. – 351 с.

  47. Черданцев А.Ф. Теория государства и права: Учебник для вузов. — М.: Юрайт-М, 2002. – 432 с.

  48. Чернобель Г.Т. Структура норм права и механизм их действия (логические аспекты) // Правоведение. — 1983. -№6. – С.40-47.

  49. Чугунов Ю.О. Норма права и правоотношение (вопросы теории): Дис.… канд. юрид. наук. — Коломна, 2003. – 187 с.

  50. Шейндлин Б.В. Объективное и субъективное в праве // Изв. вузов. Правоведение. — 1961. — №4. –С.117-130.

  51. Шиянов В.А. Правовая система и правовая жизнь общества: теоретический аспект взаимодействия: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 2008. -176 с.