Лагерная тема в творчестве А.И. Солженицына

Реферат

Рядом аналитиков отмечалось, что «Зона» Довлатова принадлежит к уже традиционной для русской литературы лагерной теме, восходящей к 17 веку, к протопопу Аввакуму, продолженной в 19 веке Достоевским («Записки из мертвого дома») и уже в 20 веке получившей наиболее широкое распространение. В числе первых здесь упоминаются, конечно же, имена В. Шаламова и А. Солженицына. Образ Ивана Денисовича, как и сама повесть Солженицына, стоит в ряду таких явлений русской литературы, как «Кавказский пленник» А.С.Пушкина, «Записки из мертвого дома» и «Преступление и наказание» Ф.М.Достоевского, «Война и мир» (Пьер Безухое во французском плену) и «Воскресение» Л.Н.Толстого. Это произведение стало своего рода прелюдией для книги «Архипелаг ГУЛАГ». После выхода в свет «Одного дня Ивана Денисовича» Солженицын получил от читателей огромное количество писем, из которых позже составил антологию «Читают «Ивана Денисовича».

Традиция русской «каторжной» (или лагерной) прозы характеризуется выдающимися именами — Достоевского, Солженицына, Шаламова. В их бессмертных произведениях каторга, лагерь неизменно изображается с позиции жертвы.

«Лагерная» тема вновь резко поднимается в ХХ веке. Многие писатели, такие как Шаламов, Солженицын, Синявский, Алешковский, Гинзбург, Домбровский, Владимов свидетельствовали об ужасах лагерей, тюрем, изоляторов. Все они смотрели на происходящее глазами людей, лишенных свободы, выбора, познавших, как уничтожает человека само государство через репрессии, уничтожения, насилие. И только тот, кто прошел через все это, может до конца понять и оценить любое произведение о политическом терроре, концлагерях.

Наиболее достоверно описывают лагерь Александр Солженицын в своих легендарных произведениях «Один день Ивана Денисовича», «Архипелаг ГУЛАГ» и Варлам Шаламов в «Колымских рассказах». «Архипелаг ГУЛАГ» и «Колымские рассказы» писались не один год и являются своего рода энциклопедией жизнь в повести А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича">лагерной жизни.

В своих произведениях оба писателя при описании концлагерей и тюрем добиваются эффекта жизненной убедительности и психологической достоверности, текст наполнен приметами непридуманной реальности. В рассказе Солженицына «Один день Ивана Денисовича» большая часть персонажей – подлинные, взятые из жизни герои, к примеру, бригадир Тюрин, кавторанг Буйновский. Только главный герой рассказа Шухов содержит собирательный образ солдата-артиллериста той батареи, которой командовал на фронте сам автор, и заключенного Щ-262 Солженицына. «Колымские рассказы» Шаламова тесно связаны с отбыванием ссылки самого писателя на Колыме. Это доказывает и высокая степень детализированности. Автор уделяет внимание страшным подробностям, которые невозможно понять без душевной боли — холод и голод, порой лишающие человека рассудка, гнойные язвы на ногах, жестокий беспредел уголовников.

6 стр., 2844 слов

Анализ рассказа «Один день Ивана Денисовича» Солженицына А.И

... Один день Ивана Денисовича» Анализ 2 Солженицын, который в своей жизни испытал много горя очень был заинтересован темой несчастья людей, именно эта тема была освящена во многих его произведениях. Знаменитое произведение «Один день Ивана Денисовича» ... Описывается один день лагерной жизни Ивана Денисовича Шухова. Из обрывочных воспоминаний читатель составляет картину прошлого Ивана Денисовича: был ...

В лагере Шаламова герои уже перешли грань между жизнью и смертью. Люди вроде бы и проявляют какие-то признаки жизни, но они в сущности уже мертвецы, потому что лишены всяких нравственных принципов, памяти, воли. В лагере Солженицына, напротив, сохраняются живые люди, как Иван Денисович, Тюрин, Клевшин, Бухенвальд, которые держат свое внутреннее достоинство и «себя не роняют.

2. «Один день Ивана Денисовича». Традиции и новаторство в изображении лагерной жизни.

а) История создания и публикация рассказа.

«Один день Ивана Денисовича» — первое опубликованное произведение Александра Солженицына, принёсшее ему мировую известность. Рассказывается об одном дне из жизни заключённого, русского крестьянина и солдата, Ивана Денисовича Шухова, в январе 1951 года.

Рассказ был задуман в лагере в Экибастузе, северный Казахстан, зимой 1950—1951 годов, написан в 1959 году (начат 18 мая, закончен 30 июня) в Рязани, где в июне 1957 года Александр Исаевич окончательно поселился по возвращении из вечной ссылки. Работа заняла меньше полутора месяцев.

«Я в 50-м году, в какой-то долгий лагерный зимний день таскал носилки с напарником и подумал: как описать всю нашу лагерную жизнь? По сути, достаточно описать один всего день в подробностях, в мельчайших подробностях, притом день самого простого работяги, и тут отразится вся наша жизнь. И даже не надо нагнетать каких-то ужасов, не надо, чтоб это был какой-то особенный день, а — рядовой, вот тот самый день, из которого складываются годы. Задумал я так, и этот замысел остался у меня в уме, девять лет я к нему не прикасался и только в 1959, через девять лет, сел и написал. … Писал я его недолго совсем, всего дней сорок, меньше полутора месяцев. Это всегда получается так, если пишешь из густой жизни, быт которой ты чрезмерно знаешь, и не то что не надо там догадываться до чего-то, что-то пытаться понять, а только отбиваешься от лишнего материала, только-только чтобы лишнее не лезло, а вот вместить самое необходимое».(Солженицын)

В 1961 году создан «облегчённый» вариант, без некоторых наиболее резких суждений о режиме.

После речи Хрущёва на XXII съезде КПСС машинописный экземпляр рассказа 10 ноября 1961 года был передан Солженицыным через Раису Орлову, жену друга по камере на «шарашке» Льва Копелева,— в отдел прозы редакции журнала «Новый мир», Анне Самойловне Берзер. На рукописи автор указан не был, по предложению Копелева Берзер вписала на обложку — «А. Рязанский» (по месту жительства автора).

2 стр., 789 слов

В тот летний день сорок четвертого года

... будет. (39)Пусть они меня бьют, я буду делать это каждый день. (По В. П. Аксенову) Сочинение К тексту Как сложно порой быть сильным! И еще сложнее – быть ... страхов и пороков. Василий Аксенов повествует нам о том, как ученик четвертого класса, хилый паренек в заплатанных штанах, осмелился противостоять своему страху. И страхом был Он. ...

8 декабря Берзер предложила ознакомиться с рукописью появившемуся после месячного отсутствия главному редактору «Нового мира» Александру Твардовскому: «Лагерь глазами мужика, очень народная вещь».

В ночь с 8 на 9 декабря Твардовский читал и перечитывал рассказ. 12 декабря в рабочей тетради он записал: «…Сильнейшее впечатление последних дней — рукопись А. Рязанского (Солженицына)…»

9 декабря Копелев сообщил телеграммой Солженицыну: «Александр Трифонович восхищён статьёй».11 декабря Твардовский телеграммой попросил Солженицына срочно приехать в редакцию «Нового мира».12 декабря Солженицын приехал в Москву, встретился с Твардовским, Берзер, Кондратовичем, Заксом, Дементьевым в редакции «Нового мира» (на встрече присутствовал и Копелев).

Рассказ, который изначально назывался «Щ-854. Один день одного зэка», было предложено назвать повестью под названием «Один день Ивана Денисовича». Между редакцией и автором был заключён договор.

Члены редакционной коллегии «Нового мира», в частности, Дементьев, а также высокопоставленные деятели КПСС, которым текст был также представлен для ознакомления (заведующий сектором художественной литературы Отдела культуры ЦК КПСС Черноуцан), высказали автору произведения ряд замечаний и претензий. В основном они были продиктованы не эстетическими, а политическими соображениями. Предлагались и поправки непосредственно к тексту.

12 октября 1962 года под давлением Хрущёва Президиум ЦК КПСС принял решение о публикации рассказа, а 20 октября Хрущёв объявил Твардовскому об этом решении Президиума. В период с 1 по 6 ноября появилась первая журнальная корректура рассказа. 18 ноября 1962 года тираж журнала «Новый мир» № 11 с «Одним днём» был отпечатан и стал распространяться по стране. Вечером 19 ноября около 2000 экземпляров журнала были завезены в Кремль для участников очередного пленума ЦК КПСС. Первоначально тираж журнала составлял 96 900 экземпляров, но по разрешению ЦК КПСС было отпечатано ещё 25 000. Весть об этой публикации облетает весь мир. Солженицын сразу становится знаменитостью30 декабря 1962 года Солженицын был принят в члены Союза писателей СССР.

б) Образ главного героя, причины его нравственной стойкости.

Повесть «Один день Ивана Денисовича» написана в 1959 году. Первоначально повесть должна была называться «Щ-854 (Один день одного зэка)». Впервые напечатана она была в тысяча девятьсот втором в журнале А. Твардовского «Новый мир» и сразу же вызвала вокруг себя острую полемику со стороны писателей со сходной лагерной судьбой.

В «Одном дне Ивана Денисовича» показаны заключённые одного из многочисленных лагерей.

Солженицын, не ища потрясающего сюжета, рассказывает о лагере, как о чём-то давно и прочно существующем, совсем не чрезвычайном, имеющем свой регламент, будничный свод правил выживания, свой фольклор, свою языковую особенность, свою устоявшуюся дисциплину: «В пять часов утра, как всегда, пробило подъём – молотком об рельс у штабного барака»; «в лагере вот кто подыхает: кто миски лижет, кто на санчасть надеется да кто и к куму ходит стучать»; «если каждый из бригады хоть по чутку палочек принесёт, в бараке теплей будет»; «Денисыч! Там.… Десять суток дай! Это, значит, ножичек дай им складной, маленький».

3 стр., 1267 слов

Образ Шухова в повести А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича»

... Шухов руководствуется здравым смыслом. Он оказывается сильнее страха даже перед загробной жизнью. Иван Денисович живёт по старому мужицкому принципу: на Бога надейся, а сам не плошай! Солженицын ... он, миг короткий, для которого и живёт зэк». Поэтому-то герой и в Усть-Ижме прижился, хоть и работа там ... твоей школы уже списали это сочинение. Смотрите также по произведению "Один день Ивана Денисовича":

Машина лагеря заведена, работает в заданном режиме, к секретам её функционирования привыкли все: и лагерные работники, и пристроившиеся «потеплее» ловкачи, и подлецы, и сама охрана. Выжить здесь – значит «забыть» о том, что сам лагерь – это катастрофа, это провал.

В повести Солженицын исследует проблему человек и государство, художественными средствами раскрывает пагубное влияние тоталитарного режима на человека. И что самое важное, чётко выделенное Солженицыным, что репрессии обрушились в нашей стране не только на руководящий состав и интеллигенцию. Пострадал весь народ, а рядовые труженики – больше других. Это видно уже на примере взаимоотношений героя повести – Шухова с Цезарем Марковичем, исповеди бригадира Гюрина.

Не случайно и композиционное построение повести. Солженицын рассказывает только об одном дне из лагерной жизни Шухова: от подъёма до отбоя. В небольшой повести собраны воедино и глубокие, яркие, неповторимые характеры, и страшная правда о трагедии двадцатого века, и вера в лучшую жизнь и, созидание.

Пешкой во всей этой «игре» становится бывший колхозник и фронтовик Шухов, в котором мы узнаём самого автора. Уже первые мгновения жизни Ивана Денисовича на лазах, а вернее в сознании читателя-соучастника говорят об умной независимости героя, умном покорстве судьбе и о непрерывном созидании особого пространства.

«Раствор! Шлакоблок! Раствор! Шлакоблок!… Шухов, хоть там его сейчас конвой псами травили, отбежал по площадке назад, глянул. Ничего.… Эх, глаз-ватерпас! Ровно! Ещё ручка не старится»; «… и бригадир велел – раствору не жалеть, … но так устроен Шухов по-дурацкому, и никак его отучить не могут: всякую вещь и труд всякий жалеет он, чтоб зря не гинули», поэтому и кладет раствор тонко. «Заранее глазом мерит Шухов, какой ему кирпич на стык. … Сейчас, как все за быстротой погнались, Шухов уж не гонит, а стену доглядывает». Особенно привлекают читателя его движения в процессе труда. «Шухов и другие каменщики перестали чувствовать мороз. От быстрой работы прошёл по ним сперва первый жарок, … но они ни на миг не останавливались и гнали кладку дальше и дальше», «кто работу крепко тянет, тот над соседями тоже вроде бригадира становится. Шухову надо не отстать от той пары, он сейчас и брата родного по трапу с носилками загонял бы». «Молоток у Шухова забрали, шнур отвязали», все убежали в обогревалку, а Шухов всё работу не может закончит, не привык на середине дела бросать. «Смеётся бригадир:

  • Ну как тебя на свободу отпускать? Без тебя ж тюрьма плакать будет!

Смеётся и Шухов». Да, он не умеет останавливаться, не доведя до конца начатого дела.

Солженицын вместе с Шуховым ищет смысл жизни, смысл настоящего человеческого счастья. Главное для героя не потерять человеческое достоинство, найти своё счастье в умении преодолевать трудности в борьбе за жизнь и в лагерных условиях стремится сохранить своё лицо.

В этом и состоит суть авторской позиции. Это видно из описания хода работы в машинном зале ТЭЦ. Несмотря на болезнь, мороз, плохую одежду, голод, он работает так, как привык трудиться всегда: честно, аккуратно, бережливо относиться к строительному материалу, заражая своим задором, сноровкой напарников. Особенно это проявляется во время кладки шлакоблоков на втором этаже стены.

Суть его отношений с однобригадниками определяет сострадание: сочувствие Алёшке-баптисту, «придурку» Цезарю, эстонцам, лишённым своей родины. В лагере у Шухова нет времени для праздных воспоминаний. Его взгляд устремлён в будущее. Шухов живёт надеждой вернуться в деревню. Руки его, грубевшие на общих работах, соскучились по свободному труду, по дедовским промыслам. Но в то же время Шухов понимает, что безжалостная тоталитарная система вряд ли отпустит его на волю и оставит в покое, но он всё-таки надеется. Герой постепенно поднимается с земли, вырастает нравственно, непрерывно создавая свой невидимый всем праведнический строй души. И вместе с героем преображается вся сто четвёртая бригада, сцена кладки является прямым подтверждением этому.

3 стр., 1029 слов

По рассказу А.И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича»

... значени­ем рассказ А.И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича» имеет и художественную ценность: на примере судьбы одного человека автор смог показать ... А Шухов, например, хотя он действи­тельно болен, вынужден идти работать. Есть в рассказе герои, которые ... принадлежности произведения. Одни исследователи считают его рассказом, другие, исходя из широты проблемати­ки, называют повестью. Появившийся ...

Главной особенностью повести и новизной её повествования стал своеобразный язык. Он вобрал в себя несколько речевых пластов: от чёрно-блатной лексики («опер», «качать права», «шмон») до просторечных словоупотреблений «загнуть», «матернуть», «вкалывать» и изречений из словаря В. Даля («ежедён», «поменело», «закалелый»), которые не знала русская проза шестидесятых годов. Повесть Солженицына и в языковом плане, прежде всего в плане возрождения сказа, отказа от всякого рода казённых «речезаменителей», предваряла будущие успехи «деревенской» прозы.

Искусство автора проявилось, прежде всего, в создании характера героя Шухова и одного дня, проведённого им в лагере, Солженицын помогает нам понять силу и мужество не сломленного духом русского человека, его натуру, умение выстоять в тяжёлых условиях и «не озвереть».

Ярко описав жизнь этого человека, автор показал нам великую христианскую правду, рассказал о неисчерпаемых духовных ценностях, таящихся в народе (душевность, простота, мудрость, жизнестойкость, трудолюбие).

Иван Денисович — герой повести-рассказа А.И.Солженицына «Один день Ивана Денисовича» (1959-1962).

Образ Ивана Денисовича как бы сложен автором из двух реальных людей. Один из них — Иван Шухов, уже немолодой боец артиллерийской батареи, которой в войну командовал Солженицын. Другой — сам Солженицын, отбывавший срок по пресловутой 58-й статье в 1950-1952 гг. в лагере в Экибастузе и тоже работавший там каменщиком. В 1959 г. Солженицын начал писать повесть «Щ-854» (лагерный номер зека Шухова).

Затем повесть получила название «Один день одного зека». В редакции журнала «Новый мир», в котором впервые была напечатана эта повесть (№ 11, 1962), по предложению А.Т.Твардовсюго ей дали название «Один день Ивана Денисовича».

Иван Денисович Шухов — герой из народа, из крестьян, судьбу которого ломает беспощадная государственная система. Попав в адскую машину лагеря, перемалывающую, уничтожающую физически и духовно, Шухов пытается выжить, но при этом остаться человеком. Поэтому в хаотической круговерти лагерного небытия он ставит самому себе предел, ниже которого не должен опускаться (не есть в шапке, не есть рыбьи глаза, плавающие в баланде), — иначе гибель, сначала духовная, а потом и физическая. В лагере, в этом царстве беспрерывной лжи и обмана, гибнут именно те, кто предает себя (лижет миски), предает свое тело (околачивается в лазарете), предает своих (стукач), — ложь и предательство губят в первую очередь именно тех, кто им подчиняется.

Особые споры вызвал эпизод «ударного труда» — когда герой и вся его бригада вдруг, словно забыв, что они рабы, с каким-то радостным энтузиазмом берутся за укладку стены. В этом труде ради труда, творчестве ради творчества Иван Денисович строит уже не пресловутую ТЭЦ, он строит себя, вспоминает себя свободного — он возвышается над лагерным рабским небытием, испытывает катарсис, очищение, он даже физически перебарывает свою болезнь. Сразу после выхода «Одного дня» в Солженицыне многие увидели нового Льва Толстого, Иван Денисович — Платона Каратаева, хотя он и «не округл, не смирен, не спокоен, не растворяется в коллективном сознании» (А.Архангельский).

16 стр., 7845 слов

Один день Ивана Денисовича

... передал письмо и рукопись «Ивана Денисовича» помощнику Хрущёва В. Лебедеву: <…> Речь идёт о поразительно талантливой повести А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича». Имя этого автора до сих ... КПСС 5 февраля 1966 года, где Солженицын прямо назван клеветником и врагом «нашей замечательной действительности»: Его повесть «Один день Ивана Денисовича» под видом развенчания культа личности дала ...