Журналистика как «четвертая власть»

Реферат

Средства массовой информации и коммуникации часто вызывают полемику в обществе. Вопросы массовых коммуникаций важны потому, что прямо или косвенно оказывают влияние на жизни людей. Вопросы собственности на СМИ и контроля над ними также всегда в центре внимания тех, кого интересует эта область. Влияние, которое СМИ оказывают на общество, тоже порождает множественные дискуссии. СМИ уже по определению находятся на виду, что делает их весьма и весьма уязвимыми для всесторонних нападок. Сам процесс журналистского труда, а главное, его результат, так или иначе, затрагивает интересы многих. Во многих отношениях и под разными углами зрения журналистика привлекает пристальное внимание общества как один из важнейших факторов влияния на общественные процессы, особенно в бурные периоды социальных перемен. И естественно, что едва ли не больше других и притом острее других обсуждается вопрос — является ли журналистика “четвертой властью”? Диапазон мнений тут широк.

Кто-то склонен ее считать просто, без всяких кавычек, четвертой властью (как некое продолжение трех других — законодательной, исполнительной, судебной).

Кто-то видит за часто мелькающими кавычками ироническое отвержение — какая же это власть, коли в условиях плюрализма каждый волен и может говорить, что хочет, да никто не обязан, да и не желает ее слышать. Третьи видят в журналистике реальную силу, но и кавычки не забывают поставить — не иронизируя, а отмечая своеобразие роли СМИ через метафоричность выражения. А парадокс в том, что правыми оказываются все, поскольку каждый замечает важную сторону дела, но вместе с тем не подходит к проблеме системно.

Вся правда о термине

Автором термина является британский писатель, историк и философ Томас Карлейль. Иногда авторство приписывают Жан-Жаку Руссо. Первое печатное упоминание в современном смысле — Томасу Маколею.

Некоторые интересные факты о данном выражении, лучше сказать понятии.

  • В СССР термин употреблялся исключительно в отношении западной периодики. Впервые применительно к отечественной журналистике данное словосочетание употребил Евгений Додолев в газетах «Московский комсомолец» и «Московская правда» в 1986 году (в публикациях о таком явлении как гласность).

  • Бытует мнение, что журналистика является четвертой властью (если гипотетически предположить, что таковая возможна) тогда и только тогда, когда она не является самой собой.
  • Словосочетание часто применялось и по отношению к пролетариату. В Италии термин «Четвёртая власть» (Il quarto stato) журналисты употребляли, описывая масштабные пролетарские манифестации и забастовки на севере страны (Милан, Турин) в начале прошлого века.
  • Елена Блаватская (писательница и путешественница) под четвёртой понимала власть расы атлантов.
  • В парламентских дебатах 1789 года британский парламентарий, полемизируя с Уильямом Питтом (в ту пору — министром) упомянул королеву как «четвёртую власть».

Первые проявления четвертой власти в России

11 стр., 5264 слов

ТЕРМИНЫ ПО ФИЛОСОФИИ

... разновидность иррационализма, рассматривающего высшее начало бытия как неподдающееся рациональному, научному познанию, мистическое. Термин В. употребляется также для обозначения социально-политической практики, не считающейся с объективными законами, ...

В теории журналистики представлены разнообразные концепции функционирования прессы. Наиболее распространенными являются следующие представления о миссии журналистики в обществе: «коллективный пропагандист, агитатор и организатор», «манипулятивные mass-media», «четвертая власть». Анализ подходов к изучению специфики журналистской деятельности сводится к признанию СМИ как сильнейшего рычага управления общественным мнением. Внимание к данной проблеме усиливается в эпоху социально-экономических и политических перемен. Именно в такие периоды нашей истории возникли множественные дискуссии, направленные на определение места журналистики в традиционном треугольнике «власть – общество — СМИ». Наиболее обсуждаемым и в современном обществе является вопрос: можно ли считать журналистов представителями “четвертой власти”? Это спорная проблема, не имеющая однозначной оценки. Сегодня с сожалением приходится сознавать, что читатель – лишь «объект», на который действуют самыми различными, порой переходящими нормы элементарного культурного общения.

Метафора «четвертая власть» подразумевает властную природу журналистики, ее способность не только формировать общественное мнение, но и манипулировать им. Исторически складывавшиеся особенности отечественной журналистики во многом повлияли на это. Журналистика в России была создана «сверху», указом Петра I.

«Ведомости» — средство политического руководства страной, проводник петровских преобразований. Первая русская газета была менее всего коммерческим изданием, каким были впервые возникавшие европейские газеты. Русская газета с первых шагов существования обнаружила свои важные потенциальные качества — быть проводником определенной политики, быть пропагандистом, а подчас и организатором общественного мнения в пользу государственных реформ, в пользу защиты национальной самостоятельности и независимости. Наличие цензуры, в свою очередь, обусловили специфические условия ее существования – наличие политической цензуры и монополии правительства на печатное слово. Публицистам ничего другого не оставалось, кроме как искать другие пути выражения своих взглядов — обсуждать общественные проблемы с помощью литературной критики. Отсюда и вытекают такие особенности русской журналистики как связь с литературой и приоритет публицистических жанров над информационными. А, как известно, именно публицистика способна арсеналом выразительных средств и приемов интерпретации факта воздействовать на сознание аудитории.

Намечается тенденция к развлекательности, спекулятивности, беспринципности, которую олицетворяли газета «Северная пчела» Булгарина и Греча и журнал «Библиотека для чтения» Сенковского. Эти издания представляли так называемое «торговое направление» в журналистике. С критикой такого направления выступали Полевой, Белинский, Гоголь, Краевский. Ф. Булгарин, основоположник массовой журналистики, сказал, что публике необходимо «как можно более необыкновенного, удивительного, редкого, странного, смешного и вздорного». При этом он считал, что факт можно и выдумать. Эти принципы действуют и по сей день в массовой журналистике. Его оппонент В. Белинский по-своему понимал назначение журналиста: «Факт – ничто, и одно знание факта – тоже ничто; познать факт – значит, перевести его на идею». Журналистика в России в силу исторических особенностей её возникновения и развития всегда воспринималась читателем как учитель, проповедник, а не только как фиксатор фактов. Она развивалась в недрах литературы, «словесности», где только и могла явить себя нравственная, объясняющая человеку смысл и содержание его жизни мысль. В сороковые годы XIX века активизация общественной мысли обусловила поиски наиболее действенных средств влияния на сознание современников. Таким средством и стала журналистика. «Журналистика в наше время все», – писал в эти годы Белинский.

5 стр., 2246 слов

Роль журналистики в обществе

... журналисты могли подвергаться гонениям. В обществе, в котором есть свобода слова, роль журналистов будет очень велика. Не зря же говорят, что журналисты - это зеркало общества. Журналистика ... современной действительности во всем многообразии, о закономерностях, определяющих функционирование и развитие экономической, социально-политической, духовно-идеологической жизни общества. 2. Виды журналистики В ...

Средства массовой информации сегодня

Возможность успешного “хождения во власть” средств массовой информации лежит в самой природе журналистики. Ведь она, как врач, держит руку на пульсе жизни, ставит диагноз, определяет стратегию и тактику “лечения” тех или иных “больных” органов общества, необходимого для восстановления и поддержания общественного “здоровья”. Правда, разные участники “консилиума” ставят разные диагнозы и предлагают разные лекарства. Но, как и у постели больного, им надо понять друг друга, найти оптимальное решение. Без метафор: СМИ с позиций представляемых ими общественных сил оценивают состояние дел в тех или иных секторах социальной жизни, предлагают советы, а то и выдвигают требования к тем, кто вправе принимать обязательные властные решения.

Но предложения СМИ — как бы разумны и продуманны они ни были, ни по Конституции, ни по Закону о СМИ не обязательны для рассмотрения, на них можно просто не обращать внимания: своими разноречиями, неумеренностью и даже дерзостью они едва ли не мешают делу, по представлениям многих и многих власть предержащих. Конечно, можно ссылаться на недостаток у журналистов исходных данных, необходимых для обоснованного анализа, прогноза и рекомендаций, на их недостаточную компетентность, профессионализм и ответственность. Но вряд ли стоит доказывать, что всякая золотодобыча трудна и “пустой породы” всегда много. И все же надо искать крупицы золота. Так что вопрос в другом — наличии и характере “властных полномочий” у СМИ и законодательном закреплении форм их реализации. Исходная посылка: журналистский анализ содержит — в больших или малых дозах — полезную для органов и лиц, принимающих властные решения, информацию. Значит, и тут действует “категорический императив” демократии — этой информацией, поступающей от активных граждан государства, надлежит воспользоваться. Проблема только в том — как ? Самый простой вариант, нормальный для любого человека, тем более “при власти” познакомиться с тем, что “обо мне думают”, какие мнения распространяются в обществе этими “настырными” журналистами, т.е. простое любопытство.

12 стр., 5992 слов

Журналистика и расследования

... журналистика как инструмент общественного мнения этому предмету и придает особое значение. 3. Принципы А. Политковской при проведении журналистского расследования Основными направлениями расследовательской деятельности можно считать разоблачение коррупции в высших эшелонах власти, ...

Более сложная по характеру реакция — принять выступления журналистов как бесплатную консультацию. Если официальные лица заинтересованы в успехе дела, то эту консультативную функцию журналистики им необходимо учитывать в связи с прокламируемым властью стремлением служить обществу. В связи с этим возникает резонная идея регламентировать в нормативных актах использование этих “консультаций”. Как минимум, пресс-службы соответствующих социальных институтов должны бы по обязанности (а нормативная регламентация деятельности пресс-служб должна бы быть частью юридической базы функционирования этих институтов) собирать, систематизировать, обобщать эти материалы. Соответствующие структуры ведомств, а в необходимых случаях и их “первые лица”, должны выступать с разъяснениями, суждениями и оценками, отметая негодное и привечая все полезное и пригодное “для использования”. Посылка вторая, объективно усиливающая “мощь” первой.

Если задуматься, от чьего лица появляются в СМИ те материалы, с которыми стоит сверить свой “имидж” и которые полезно рассматривать как консультацию, окажется — СМИ ведь не “тетя с базара”, а аккумулятор настроений и требований, стоящих за каждым из слоев общества. А это значит, что СМИ выступают, публикуя свои оценки, суждения, рекомендации, своеобразным и значимым общественным контролером за действиями властей.

Однако пристальный взгляд на СМИ как на “четвертую власть” обнаруживает и еще один аспект проблемы. Притом не менее, если не более важный — по крайней мере по последствиям для власти. Ведь до сих пор речь шла о том, что журналистский анализ явлений жизни дает такой материал, который не грех, более того — необходимо — властям использовать для внесения “поправок и дополнений” в свои акции. И призыв придать использованию результатов анализа институализированный характер, официально закрепить за СМИ статус “четвертой власти” как инструмента непосредственно- демократического контроля оставлял в тени неинституализированную (и неинституализируемую по природе своей) властную мощь журналистики. Дело в том, что пока в стороне оставалась вторая причина могущества “четвертой власти” — общественное мнение (и другие компоненты массового сознания), выраженное, сформированное и направленное СМИ через анализ в них явлений жизни. Суждения, предложения, рекомендации и требования оказываются могучей силой, способной к действиям на общественном поле. Нельзя забывать, что возможностью осуществлять власть в обществе, то есть проводить свою волю, оказывать воздействие на поведение различных субъектов социальной жизни обладают не только различные ветви государственной власти (каждая в рамках своей компетенции).

Имеются также — что особенно важно для журналистики — неинституализированные формы социального могущества, способные кардинально влиять на ход общественной жизни.

Вывод

Сила журналистики — в мощи сформированного и стоящего за ней общественного мнения. Благодаря этому СМИ приобретают специфические властные полномочия: журналистика предлагает, советует, требует от власти считаться с результатами своего анализа и вытекающих из них выводов практически-политического характера не только от “своего имени”, но и от “имени общественности”. Конечно, пока — до принятия предлагаемых законодательных мер — заявляемые от имени общественного мнения требования можно рассматривать как необязательный совет или даже как частное мнение. Однако пренебрежение приговорами общественного мнения, тем более действия вразрез с ним не может привести ни к чему иному, кроме как к нарастанию у общественности недовольства властями, несогласию с проводимой политикой, а это лишает даже легитимные власти общественной поддержки, что может привести на ближайших выборах к замене сил, стоящих у власти.

15 стр., 7126 слов

Взаимоотношение PR и журналистики

... мнению автора, он еще долго не исчерпает себя, так как требует уникальных и сложных исследований. В этом и заключается актуальность данной темы. Цель курсовой работы - проанализировать функциональное отличие журналистики и ... общественное мнение, которое формируется, в том числе и представленностью структуры в СМИ. Общественное мнение стало важной составляющей нашей жизни. Все это вызвало к жизни ...

СМИ являются посредником между властью и обществом. Пресса должна формировать общественное мнение, информировать людей, быть социально ответственными. Однако в настоящее время нередко СМИ не формируют общественное мнение, а манипулируют им, влияют на него, трансформируют его, что является доказательством властной природы журналистики. Иногда издания делают это практически открыто, но чаще всего — применяют скрытые механизмы давления. В этом контексте, метафора «четвертая власть» вполне правомерна. Ведь, как известно, спрос рождает предложение: еще А.С. Пушкин писал А. Бенкендорфу, что «общее мнение имеет нужду быть управляемым».