«Записки охотника» И.С. Тургенева: история создания, проблематика и художественное своеобразие

Реферат

Иван Сергеевич Тургенев принадлежит к тем великим писателям, чьи творения сыграли громадную роль в духовном развитии русского общества, обогатили общественную и мировую культуру.

Жизнь и литературная деятельность Тургенева протекали в одну из самых значительных эпох всемирной и русской истории. Вражда к крепостному праву, искреннее сочувствие нуждам народа, прогрессивные гуманные идеи вдохновляли его творчество. «Непримиримый враг цепей и верный друг народа», — так называл Тургенева Некрасов.

Наиболее полно и ярко взгляды Тургенева отражены в одной из самых удивительных книг в русской литературе — «Записки охотника». Они состоят из 25 произведений, которые разнообразны по содержанию и по художественным особенностям, но в них ярко проявляются и общие черты, что позволяет говорить о «Записках охотника» как о чем-то внутренне едином и художественно законченном. Прежде всего — близость тематики, общность содержания, взятого из обыденной жизни.

JI.H. Толстым было отмечено, что Тургенев «сумел в эпоху крепостничества осветить крестьянскую жизнь и оттенить ее поэтические стороны». Он находил в русском народе «больше доброго, чем дурного», и именно это видение красоты души мужика в «Записках охотника» придавало существенное значение и достоинство произведению.

Трудная, а порой и трагическая жизнь простого мужика не поэтизировалась и не приукрашивалась Тургеневым, он писал об этой жизни правду. По убеждению писателя, «в русском человеке таится и зреет зародыш будущих великих дел, великого народного развития». И именно благодаря этой глубокой убежденности в русском мужике, в его духовной силе, нравственной мощи произведения И. Тургенева несли в себе новое понимание крестьянской жизни. Эти произведения были главным аргументом писателя против безобразия крепостничества.

Его «Записки охотника» открыли новый мир русскому читателю крестьянский мир. Тургеневские мужики — это живые души, которые имеют реальных прототипов и написаны с достоверностью. Именно этого принципа и придерживался всегда писатель, описывая крестьян. Его персонажи несут в себе отражение русской души, русского национального характера. Они обладают поистине мудрым спокойствием, проявляют сдержанность духовных и физических сил»

Тургенев зашел к народу с «толстовской» стороны: он нашел в жизни народа ту значительность, тот общенациональный смысл, который Лев Толстой положил потом в основу художественного мира романа-эпопеи.

8 стр., 3851 слов

Анализ стихотворения в прозе Тургенева «Русский язык»

... Родина. Русский язык Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский ... родиной, без него не могла бы существовать наша культура. Русский язык для Тургенева — источник силы и веры в жизнь в трудные времена, «во дни сомнений… тягостных раздумий». Каждое из четырёх определений, данных Тургеневым русскому ...

1. И.С. Тургенев “Записки охотника”: история создания, проблематика, художественное своеобразие

В 1852 г. отдельным изданием выходят «Записки охотника» И.С. Тургенева. Начатые в середине 40-х годов, они прошли через несколько десятилетий творческой деятельности писателя. С публикации первого очерка «Хорь и Калиныч» (1847) они всегда отмечались как незаурядное явление русской литературы, однако отдельное издание выявило новаторство писателя особенно убедительно и отчетливо.

Созданные в основном тогда, когда самым больным вопросом русской действительности было крепостное право, «Записки охотника» воспринимались современниками прежде всего в аспекте социальном. Они стали свидетельством в защиту угнетенного народа.

Тургенев не только ввел в литературу нового героя, русское крепостное крестьянство, — он сделал это так, что его произведение явилось своеобразным этическим камертоном, по которому настраивалась последующая литература в своем обращении к темам из жизни народа. Однако несомненна роль этого произведения и в общественно-политической борьбе. «Записки охотника» не сводятся только к прямому протесту против крепостничества: они дают широкую картину русской жизни с теми ее положительными началами, хранителем и носителем которых является народ.

Крестьяне в «Записках охотника» — и квинтэссенция черт определенного сословия, и живые люди во всем многообразии ярких индивидуальностей. Практический ум Хоря и поэтическая натура Калиныча, трогательно беззащитная девушка в «Свидании» и угрюмый, полный стихийного благородства Бирюк, талантливый певец Яков и тихий, весь в духовных поисках Касьян с Красивой Мечи — все они каждый по-своему несут в себе черты русского национального характера. Ум народа, его чувства, типы его людей — залог будущего страны, показатель того, сколько сил в народе задавлено и гибнет без следа.

Сам прием «хождения» по родной земле дает возможность писателю увидеть и деревню, и барские усадьбы, и избушку лесника, и трактир, встретиться с нищим, неграмотным мужиком и с людьми, европейски образованными. Сатирические образы, подобные самодовольному и жестокому помещику Пеночкину, соседствуют с трагически сознающим свою оторванность от действительной жизни героем «Гамлета Щигровского уезда».

Тургенев показывает жизнь русского человека и его смерть, его любовь и страдания. И всегда, во всех ситуациях, встречающихся в «Записках охотника», важнейшая функция отводится пейзажу. И композиционно книга завершается пейзажной зарисовкой «Лес и степь» — апофеозом русской природы.

«Записки охотника» — произведение этапное. Точность и тонкость изображения, поэтическое воссоздание народных характеров, богатство жанровых форм стали одним из источников дальнейшего развития и русской литературы, и творчества самого Тургенева.

В 1846 году Николай Некрасов и Иван Панаев решили начать издавать журнал «Современник» Несомненный успех, выпавший на долю Тургенева на первых же порах его литературной деятельности, не удовлетворял его: он носил в душе сознание возможности более значительных замыслов — а так как то, что пока выливалось на бумагу, не соответствовало их широте, то он «возымел твёрдое намерение вовсе оставить литературу». Когда, в конце 1846 году, Некрасов и Панаев задумали издавать «Современник», Тургенев отыскал у себя, однако, «пустячок», которому и сам автор, и Панаев настолько мало придавали значения, что он был помещен даже не в отделе беллетристики, а в «Смеси» первой книжки «Современника» 1847 года. Чтобы сделать публику ещё снисходительнее, Панаев к скромному и без того названию очерка: «Хорь и Калиныч» прибавил ещё заглавие: «Из записок охотника». Публика оказалась более чуткой, чем опытный литератор. К 1847 году демократическое или, как оно тогда называлось, «филантропическое» настроение начинало достигать в лучших литературных кружках высшего своего напряжения. Подготовленная пламенною проповедью Белинского, литературная молодежь проникается новыми духовными течениями; в один, два года целая плеяда будущих знаменитых и просто хороших писателей — Некрасов, Достоевский, Гончаров, Тургенев, Григорович, Дружинин, Плещеев выступают с рядом произведений, производящих коренной переворот в литературе и сразу сообщающих ей то настроение, которое потом получило своё общегосударственное выражение в эпохе великих реформ.

17 стр., 8241 слов

Художественный мир "Записок охотника". «Записки охотника» Тургенева ...

... Тургенева произошло еще одно событие, разгадка которого приоткрывает тайну глубокого своеобразия художественного мира «Записок охотника», ... государственной жизни народа» См.: Добролюбов Н.А. Собрание сочинений: В 9 т. - ... характеров, существование которых превращало крепостное право в позор и ... Калиныча» Тургенев совершил своего рода «коперниковский переворот» в художественном решении темы народа. ...

Среди этой литературной молодежи Тургенев занял первое место, потому что направил всю силу своего высокого таланта на самое больное место дореформенной общественности — на крепостное право. Поощренный крупным успехом «Хоря и Калинича», он написал ряд очерков, которые в 1852 году были изданы под общим именем «Записки охотника». Книга сыграла первоклассную историческую роль. Есть прямые свидетельства о сильном впечатлении, которое она произвела на наследника престола, будущего освободителя крестьян. Обаянию её поддались и все вообще чуткие сферы правящих классов. «Запискам Охотника» принадлежит такая же роль в истории освобождения крестьян, как в истории освобождения негров — «Хижине дяди Тома» Бичер Стоу, но с тою разницею, что книга Тургенева несравненно выше в художественном отношении. Объясняя в своих воспоминаниях, почему он в самом начале 1847 года уехал за границу, где написано большинство очерков «Записок Охотника», Тургенев говорит: «я не мог дышать одним воздухом, оставаться рядом с тем, что я возненавидел; мне необходимо нужно было удалиться от моего врага за тем, чтобы из самой моей дали сильнее напасть на него. В моих глазах враг этот имел определённый образ, носил известное имя: враг этот был крепостное право.

Под этим именем я собрал и сосредоточил всё, против чего я решился бороться до конца — с чем я поклялся никогда не примиряться… Это была моя Аннибаловская клятва». Категоричность Тургенева, однако, относится только к внутренним мотивам «Записок Охотника», а не к исполнению их. Болезненно-придирчивая цензура 40-х годов не пропустила бы сколько-нибудь яркий «протест», сколько-нибудь яркую картину крепостных безобразий. И действительно, непосредственно крепостное право затрагивается в «Записках Охотника» сдержанно и осторожно. «Записки Охотника» — «протест» совсем особого рода, сильный не столько обличением, не столько ненавистью, сколько любовью. Народная жизнь пропущена здесь сквозь призму душевного склада человека из кружка Белинского и Станкевича. Основная черта этого склада — тонкость чувств, преклонение пред красотой и вообще желание быть не от мира сего, возвыситься над «грязной действительностью». Значительная часть народных типов «Записок Охотника» принадлежит к людям такого покроя. Вот романтик Калиныч, оживающий только тогда, когда ему рассказывают о красотах природы — горах, водопадах и т. п.; вот Касьян с Красивой Мечи, от тихой души которого веет чемто совершенно неземным; вот Яша («Певцы»), пение которого трогает даже посетителей кабака, даже самого кабатчика.

36 стр., 17808 слов

Записки охотника

... и «Записки охотника» Тургенева» [4, с.139] 1.История создания «Записок охотника». Развитие традиций Пушкина и Гоголя в «Записках охотника» В 1845 году вышел в свет под редакцией Н.А. Некрасова литературно-художественный сборник, имевший необычное ... враг этот имел определенный образ, носил известное имя: враг этот был – крепостное право. Под этим именем я собрал и сосредоточил все, против чего я ...

Рядом с натурами глубоко поэтическими, «Записки охотника» выискивают в народе типы величавые. Однодворец Овсяников, богатый крестьянин Хорь (за которого Тургенев уже в 40-х гг. упрекал в идеализации) величественно спокойны, идеально честны и своим «простым, но здравым умом» прекрасно понимают самые сложные общественно-государственные отношения. С каким удивительным спокойствием умирают в очерке «Смерть» лесовщик Максим и мельник Василий; сколько чисто романтической обаятельности в мрачновеличественной фигуре неумолимо честного Бирюка! Из женских народных типов «Записок Охотника» особенного внимания заслуживают Матрена («Каратаев»), Марина (Свидание) и Лукерья («Живые Мощи»; последний очерк залежался в портфеле Тургенева и увидел свет лишь четверть века спустя, в благотворительном сборнике «Складчина», 1874 год): все они глубоко женственны, способны на высокое самоотречение. И если мы к этим мужским и женским фигурам «Записок охотника» прибавим удивительно симпатичных ребятишек из «Бежина Луга», то получится целая одноцветная галерея лиц, относительно которых никак нельзя сказать, что автор дал тут народную жизнь во всей её совокупности. С поля народной жизни, на котором растут и крапива, и чертополох, и репейник, автор сорвал только красивые и благоухающие цветы и сделал из них прекрасный букет, благоухание которого было тем сильнее, что представители правящего класса, выведенные в «Записках охотника», поражают своим нравственным безобразием.

Господин Зверков («Ермолай и Мельничиха») считает себя человеком очень добрым; его даже коробит, когда крепостная девка с мольбою бросается ему в ноги, потому что по его мнению «человек никогда не должен своё достоинство терять»; но он с глубоким негодованием отказывает этой «неблагодарной» девке в разрешении выйти замуж, потому что его жена останется тогда без хорошей горничной. Гвардейский офицер в отставке Аркадий Павлыч Пеночкин («Бурмистр») устроил свой дом совсем по-английски; за столом у него все великолепно сервировано и выдрессированные лакеи служат превосходно. Но вот один из них подал красное вино не подогретым; изящный европеец нахмурился и, не стесняясь присутствием постороннего лица, приказал «на счёт Фёдора… распорядиться». Мардарий Аполлоныч Стегунов («Два помещика») — тот совсем добряк: идиллически сидит на балконе прекрасным летним вечером и пьёт чай. Вдруг донёсся «до нашего слуха звук мерных и частых ударов». Стегунов «прислушался, кивнул головой, хлебнул, и, ставя блюдечко на стол, произнёс с добрейшей улыбкой и, как бы невольно вторя ударам: чюки-чюки-чюк! чюки-чюк! чюки-чюк!». Оказалось, что наказывают «шалунишку Васю», буфетчика «с большими бакенбардами».

Благодаря глупейшему капризу злющей барыни («Каратаев»), трагически складывается судьба Матрены. Таковы представители помещичьего сословия в «Записках охотника». Если и встречаются между ними порядочные люди, то это или Каратаев, кончающий жизнь трактирным завсегдатаем, или буян Чертопханов, или жалкий приживальщик — Гамлет Щигровского уезда. Конечно, все это делает «Записки охотника» произведением односторонним; но это та святая односторонность, которая приводит к великим результатам. Содержание «Записок Охотника» во всяком случае, было не выдумано — и вот почему в душе каждого читателя во всей своей неотразимости вырастало убеждение, что нельзя людей, в которых лучшие стороны человеческой природы воплощены так ярко, лишать самых элементарных человеческих прав. В чисто художественном отношении «Записки Охотника» вполне соответствуют великой идее, положенной в их основание, и в этой гармонии замысла и формы — главная причина их успеха. Все лучшие качества тургеневского таланта получили здесь яркое выражение. Если сжатость составляет вообще одну из главных особенностей Тургенева, совсем не писавшего объёмистых произведений, то в «Записках охотника» она доведена до высшего совершенства.

6 стр., 2791 слов

Человек и природа в цикле «Записки охотника Тургенева

... в «Записках охотника» 5 (100%) 1 vote На этой странице искали : записки охотника природа природа в записках охотника сочинение на тему записки охотника записки охотника человек и природа Записки охотника Сохрани к себе на стену! Пейзаж в «Записках охотника» И.С. Тургенева ... от себя. Заключение Тематика рассказов в «Записках охотника» связана с охотой лишь чисто внешним образом. В некоторых из них об ...

Двумя-тремя штрихами Иван Тургенев рисует самый сложный характер: назовем для примера хотя бы завершительные две странички очерка, где душевный облик «Бирюка» получает такое неожиданное освещение. Наряду с энергией страсти, сила впечатления увеличивается общим, удивительно мягким и поэтическим колоритом. Пейзажная живопись «Записок Охотника» не знает себе ничего равного во всей нашей литературе. Из среднерусского, на первый взгляд бесцветного пейзажа Тургенев сумел извлечь самые задушевные тона, в одно и тоже время и меланхолические, и сладко-бодрящие. В общем, Тургенев «Записками охотника» по технике занял первое место в ряду русских прозаиков. Если Толстой превосходит его широтою захвата, Достоевский — глубиною и оригинальностью, то Тургенев — первый русский стилист. В его устах «великий, могучий, правдивый и свободный русский язык», которому посвящено последнее из его «Стихотворений в прозе», получил самое благородное и изящное своё выражение.

художественный тургенев журнал рассказ

2. Основная тематика и проблематика записок охотника Тургенева

В 1847 г. Тургенев пишет и публикует в журнале «Современник» очерк «Хорь и Калыныч» — первую ласточку будущего знаменитого цикла «Записки охотника», вышедшего отдельным изданием в 1852 г. Главным тормозом на пути преобразований в России в 1840 е года считался институт крепостного права. Именно он становится основным объектом критики в тургеневских «З О». Крепостничество выступает в «Записках охотника» во всех ракурсах жизни: название деревни — Колотовка («колотить»), «дубовщина» — может быть в значении силой, дубьем отнятая земля. Непроницаемый, недоверчивый Хорь заметно оживляется, когда собеседник заговаривает с ним о «свободе», о «воле», то есть об откупе от «доброго» барина. Рассказ «Бурмистр» — самое сильное антикрепостническое произведение Тургенева. В рассказе «Бурмистр» запечатлена главная картина крепостнических взаимоотношений. Зримо на одном полотне выведены барин и мужик. Лицемерно-вежливое распоряжение Пеночкина о камердинере, забывшем нагреть вино («Насчет Федора распорядиться»), само за себя говорит. Можно себе представить, что ожидает двух непокорных крестьян у такого барина.

17 стр., 8312 слов

Тема святости в произведениях И.С. Тургенева «Живые мощи» ...

... и жестоких пеночкиных. Живой, целостный образ народной России увенчивает в книге Тургенева природа. Лучшие герои «Записок охотника» не просто изображаются ... Орловской губернии. 2.4 Тема святости в рассказе «Живые мощи» 2.4.1 Идеальные женские характеры Древней Руси Как ... простоту устной речи, придает картине жизни полнокровное эпическое дыхание. «Фраза Тургенева, -- заметил известный французский критик ...

В «Записках охотника» много эзоповских иносказаний, намеков. Умирающая Лукерья в «Живых мощах» утешает себя: «Привыкла, обтерпелась — ничего; иным еще хуже бывает». Куда же еще хуже? Но она радеет о крестьянах, изнывающих на барщине и оброке. Так, в защите барских интересов, пропадает недюжинная сила подневольного Бирюка. Весь ужас был именно в этой обыденщине, обезличке, бесправности. Тургенев не изображает злодеев. А между тем чувствуется до предела накаленная атмосфера жизни. Самым тяжким преступлением крепостничества было убиение живой души в подневольном рабе, лишение его всех человеческих прав. Тут разыгрывались целые трагедии. Особенность изображения их у Тургенева — сдержанность, тонкость рисунка, многозначность ситуации, высокая обобщающая художественность. Живые силы России, подлинное величие русского человека, поэзия его души, деликатность чувств живут по преимуществу в среде простых крестьян. Почти во всех случаях встречи охотника с героями рассказов происходят обыденно; но всегда эти встречи — открытия. А в рассказе «Бежин луг» использован поэтический прием: рассказчик-охотник заблудился в лесу и, наконец, с высокого обрыва увидел за речкой на лугу мальчиков и лошадей. К их огоньку он и подошел. Это — символический, художественно оправданный прием: заблудиться, чтобы открыть… А открыл он богатый, полный фантастики и мудрости народный духовный мир, мир поверий, сказок, пример удали, выразившийся во всей неподдельной искренности юных непорочных душ. Образ рассказчика в «Записках охотника» очень нужный и активный. Он выступает в нескольких обличиях. То как охотник, сталкивающийся с интересными лицами, когда не важна вовсе его принадлежность к привилегированному сословию, то он простой соглядатай встречи, разговора («Свидание», «Контора»).

То чувствуется сословная дистанция: он, барин, встречающийся с другими господами, вспоминающий о прежних встречах с лицами, проливающими свет на происходящее («Ермолай и мельничиха»).

То рассказчик совершенно растворен в музыке целого («Певцы»).

Но всегда он симпатичен, благороден, ближе к крестьянам-праведникам, чем к господам. Он даже берет сторону угнетенных: уговорил «бирюка» помиловать крестьянина, порубившего господский лес, лишь брезгливо относится к Пеночкину. Он, несомненно, — просвещенный «друг человечества». В жанре повести Тургенев меняет манеру и углубляется в психологию героев, носящих во многом автобиографический характер. Для повести характерна событийная следственно-причинная связь между героями, которые во взаимных отношениях, поступках, психологических переживаниях «строят» сюжет произведения. Герои должны встречаться, действовать, разговаривать друг с другом. Сторонний наблюдатель здесь мало значит. Или он сам должен себя замешивать в действие на правах героя произведения.

3. Идейно — художественное своеобразие «Записок Охотника» Тургенева

В «Записках охотника» главенствуют три темы: жизнь крестьян, помещиков и смешанного образованного сословия. В русской литературе не было книги, в которой столько бы давалось картин жизни, рядом ставились лицом к лицу главные сословия. Даже «Мертвые души» — произведение, лишь «с одного боку» коснувшееся России. Более узкими по теме окажутся и позднее вышедшие «Губернские очерки» Салтыкова-Щедрина, где воспроизведен в основном провинциальный чиновничий мир. Главный пафос «Записок охотника» — в изображении сдавленных крепостничеством народных сил.

8 стр., 3877 слов

Анализ рассказа Хорь и Калиныч Тургенева (6 класс)

... Тургенева, Дмитрий Васильевич Григорович в своих повестях «Деревня», «Антон-Горемыка». Автор «Записок охотника» не унижает своих крестьянских героев ... Они оказывались связаны с владельцами только денежными отношениями. Уменьшение гнета, пусть ... продолжение и завершение в других. Жизнь каждого героя при всей своей конкретности ... на ноги девятерых «Хорьков» – «молодых великанов». В разговоре с ним охотник с ...

Крепостничество выступает в «Записках охотника» во всех ракурсах жизни: название деревни — Колотовка («колотить»), «дубовщина» — может быть в значении силой, дубьем отнятая земля. Непроницаемый, недоверчивый Хорь заметно оживляется, когда собеседник заговаривает с ним о «свободе», о «воле», то есть об откупе от «доброго» барина.

Рассказ «Бурмистр» — самое сильное антикрепостническое произведение Тургенева. В рассказе запечатлена главная картина крепостнических взаимоотношений. Зримо на одном полотне выведены барин и мужик. Лицемерно-вежливое распоряжение Пеночкина о камердинере, забывшем нагреть вино само за себя говорит. Можно себе представить, что ожидает двух непокорных крестьян у такого барина.

Тургенев решился воспроизвести тяжелую картину порки крестьян, когда в имении помещика Стегунова до гостей, сидевших на балконе за чаем, долетал «звук мерных и частых ударов, раздававшихся в направлении конюшни: «Чуки-чуки-чук! Чуки-чук! Чуки-чук!» («Два помещика»).

В «Записках охотника» много эзоповских иносказаний, намеков. Умирающая Лукерья в «Живых мощах» утешает себя: «Привыкла, обтерпелась — ничего; иным еще хуже бывает». Куда же еще хуже? Но она радеет о крестьянах, изнывающих на барщине и оброке.

Весь ужас был именно в этой обыденщине, обезличке, бесправности. Тургенев не изображает злодеев. А между тем чувствуется до предела накаленная атмосфера жизни.

Самым тяжким преступлением крепостничества было убиение живой души в подневольном рабе, лишение его всех человеческих прав. Особенность изображения их у Тургенева — сдержанность, тонкость рисунка, многозначность ситуации, высокая обобщающая художественность.

Вся бестолковщина крепостнического хозяйствования, убивающая у крестьян любовь к труду и самый смысл труда, показана в рассказе «Льгов». Из рук в руки переходившая ревизская душа, загнанная противоречивыми, капризными распоряжениями сменявшихся бар, дворовый мужик Сучок успел побывать и рыболовом (хотя в местной реке и рыбы-то нет), и кучером, два раза поваром (хотя ничего стряпать не умел), и «кофишенком» (кофе подавал), и звали его по приказу барыни не Кузьмой, а Антоном. Был он и «ахтером», и «фалетором» (форейтором), садовником, доезжачим, сапожником. Не дозволено было ему и жениться. Так бессмысленно прожил бобылем и доживает мужиченко по прозвищу Сучок, чуть не утопивший на своем дощанике автора-рассказчика.

Тургенев осмеял горе-рационализаторские затеи помещицы, мало смыслившей в хозяйстве, но заведшей сельскую бюрократию («Контора»).

Двойным гнетом легла на плечи мужиков разведенная бумажная волокита: появились кроме прежних начальников спевшиеся в круговой поруке главный конторщик нагловатый Николай Еремеич и его тунеядцы-секретари и кассиры… Комическую бессмыслицу барыни они превратили в источник наживы и за ее спиной вершили свои темные дела, обирая и ее.

Не щадит своего же брата крестьянина чуть только пригретый господами дворовый или управляющий: бурмистр Софрон Яковлевич выглядит пострашнее самого упоминавшегося Пеночкина — «собака, а не человек».

34 стр., 16865 слов

Красота и ее образы в творчестве Тургенева

... о Красоте, олицетворенной в образах женщины и природы. Задачи работы: 1. выявить способы создания женских образов и образов природы в творчестве писателя; 2. выделить типические черты женских образов у Тургенева: особенности внешности, характера, ... со­блазном оказалось ее начало и для ряда турге­невских героев. Манон Леско была женским кумиром ге­роя повести «Фауст» Павла Александровича до встречи ...

В «Записках охотника» разоблачаются и катастрофические экономические последствия «цивилизаторской» деятельности крепостников, подрывающей сами основы труда крестьянина на земле. В «Двух помещиках» рассказывается о хозяйственной деятельности важного сановника, вздумавшего было все свои поля засеять маком. С деятельностью этого сановника перекликается «хозяйствование» Чертопханова Пантелея Еремеевича. В бесчинствах провинциального помещика, как в капле воды, отражаются бесчинства иного, государственного ранга. Вспомним, например, Аракчеева — организатора военных поселений.

Тургенев показывает развращающее воздействие крепостнического самодурства на психологию народа. Человек, подобный Кузьме Сучку, перестал быть хозяином своей судьбы и привык к противоестественному порядку вещей. Одна крестьянская судьба цепляется в книге Тургенева за другую, возникает единая, «хоровая» судьба народа в беззаконной, крепостнической стране. Со страниц «Записок охотника» встает монументальный образ крепостного строя жизни, губительно влияющего на жизнь всей русской нации.

Живые силы России, подлинное величие русского человека, поэзия его души, деликатность чувств живут по преимуществу в среде простых крестьян. Почти во всех случаях встречи охотника с героями рассказов происходят обыденно: в поисках ночлега, тех мест, где хорошая тяга, где водятся глухари, вальдшнепы; но всегда эти встречи — открытия. А в рассказе «Бежин луг» использован поэтический прием: рассказчик-охотник заблудился в лесу и, наконец, с высокого обрыва увидел за речкой на лугу мальчиков и лошадей. К их огоньку он и подошел. Это — символический, художественно оправданный прием: заблудиться, чтобы открыть… А открыл он богатый, полный фантастики и мудрости народный духовный мир, мир поверий, сказок, пример удали, выразившийся во всей неподдельной искренности юных непорочных душ.

Эта поэзия народной души подымается на более высокую ступень в рассказе «Певцы». С набожной серьезностью слушают крестьяне песни. Жиздринский рядчик, с его веселой, бездумной песенкой, не увлек слушающих так сильно, как Яшка Турок, с чувством пропевший «Не одна во поле дороженька пролегала».

Этот образ охватывает и природу. Через всю книгу проходит повторяющийся мотив изуродованного, безжизненного пейзажа. Впервые он появляется в «Хоре и Калиныче», где сообщается об орловской деревне, расположенной близ оврага. В «Певцах» деревня Колотовка рассечена на две половины «страшным оврагом», его не оживляют ни растительность, ни ключи. Образ страшного, проклятого людьми урочища возникает в «Бежине луге»: это Варнавицкий овраг, в котором бродит призрак грозного барина Ивана Ивановича.

В «Записках охотника», кажется, все герои вышли из рук природы, ее нерушимых законов, а испорчены обществом. Все неприятности — от социальных отношений.

Природа у Тургенева — образ универсальный, объединяющий обращенные к нему «частные» образные миры, собирающий в живое единство отдельные очерки и рассказы книги. По законам природной жизни возникают и разрешаются в «Записках» многочисленные конфликты, в том числе и конфликт основной, между двумя Россиями — «живой» и «мертвой». В мире людей, живущих в союзе с природой, зло и неправда относительны, как духота и зной. В жизни, как она изображается Тургеневым, есть свою диалектика, приводящая крайние проявления бытия к «снимающему», гармоническому разрешению.

4 стр., 1872 слов

Проблема “маленького человека” в повестях Гоголя. Принципы изображения ...

... в богатых эпитетах и красочных гиперболах. «Записки сумасшедшего» — это единственное в творчестве Гоголя произведение, написанное как исповедь, как рассказ героя о себе. Он ведет свой внутренний монолог, ... и абитуриентов. — М.: ООО «Мир книги», 2004 Сочинение на тему пародия в петербургских повестях гоголя «Петербургские повести» Гоголя открывают тему «маленького человека» в русской литературе. Эти ...

Едва ли не ведущая роль в создании эстетического единства книги принадлежит охотнику-рассказчику. В нем есть удивительный талант приобщения, его присутствие никого не стесняет и часто остается как бы незамеченным. И хотя он дворянин, в строе мыслей и чувств повествователя важно совсем другое. Он — охотник, коренной русский человек. На этой общей для барина и мужика основе возникает особый характер взаимоотношений рассказчика с людьми из народа. Эти люди доверчиво сообщают ему свои тайны, обнажая перед ним интимные уголки своих душ. Повествователь ловит минуты таких сердечных откровений. Именно потому Россия в «Записках охотника» схвачена на поэтическом взлете, на едином дыхании. Охотнику широко доступно чужое «я», чувства и переживания человека из народа. Как Касьян — правдоискатель, он тоже человек бессемейный, непоседа и правдолюбец, скитающийся по Руси. Как Ермолай и Калиныч, он тонко чувствует лес вплоть до каждого дерева и каждой птицы в нем, степь вплоть до каждого насекомого и каждой былинки в ней.

Образ рассказчика в «Записках охотника» очень нужный и активный. Он выступает в нескольких обличиях. То как охотник, сталкивающийся с интересными лицами, то он простой соглядатай встречи, разговора, то он барин, то рассказчик. Но всегда он симпатичен, благороден, ближе к крестьянам-праведникам, чем к господам.

В «Записках охотника» Тургенев впервые ощутил Россию как единство, как живое художественное целое. По отношению к этому универсальному образному миру с его внутренней гармонией будет оцениваться жизнеспособность лучших героев в романах Тургенева, да и в творчестве других русских писателей.

В книге Тургенева захватывается всероссийский социальный конфликт, сталкиваются и спорят друг с другом две России: официальная, крепостническая, мертвящая жизнь, с одной стороны, и народно-крестьянская, живая и поэтическая, с другой. И все герои, эту книгу населяющие, так или иначе тяготеют к двум полюсам — «мертвому» или «живому».

Характеризуя героев из народа, Тургенев выходит за пределы «частных» индивидуальностей к общенациональным силам и стихиям жизни. Характеры Хоря и Калиныча, как два полюса магнита, начинают притягивать е себе всех последующих, живых героев книги. Одни из них тяготеют к поэтичному, душевно-мягкому Калинычу, другие — к деловому и практичному Хорю.

Устойчивые, повторяющиеся черты у поэтически одаренных героев Тургенева проявляются даже в портретных характеристиках: внешний облик Калиныча перекликается с портретом Степушки и Касьяна. Родственных героев сопровождает, как правило, пейзажный лейтмотив.

Такую же роль играет в книге тема музыкальной одаренности русского народа. Песня сближает людей: сквозь отдельные судьбы она ведет к судьбе общерусской, роднит героев между собою. Песня Якова Турка в «Певцах» «Не одна в поле дороженька пролегала» собирает в фокус лучшие душевные порывы Калинычей, Касьянов, Власов, Ермолаев и их подрастающую смену — детишек из «Бежина луга». Ведь мирный сон крестьянских детей у костра под звездами тоже овеян мечтой о сказочной земле, в которую верит, которую ищет странник Касьян. В ту же страну обетованную, где «живет человек в довольстве и справедливости», зовет героев протяжная русская песня Якова.

Крестьяне в Записках охотника» — крепостные, зависимые люди, но рабство не превратило их в рабов. Как ни восхищен Тургенев поэтической мощью и нравственной чистотой России народной, он замечает, тем не менее, что века крепостной неволи отучили народ чувствовать себя хозяином родной земли, гражданином. Эта мысль особенно тревожит писателя в созданных вслед за прославленными «Записками охотника» новыми повестями из народного быта, над которыми Тургенев работал в трудных условиях.

Заключение

«Записки охотника» — поистине гениальное творение художника крестьянской души, изобразившего картину контрастов и гармонии удивительного русского характера, сочетающего в себе нетронутое природное начало, богатырскую силу и в тоже время чувствительность и ранимость. В них была и тема мести угнетателям, насколько мог ее коснуться писатель при Николае I, и апофеоз великого жизнелюбия русского народа. Была в них и великая правда о бедственном положении народа, его забитости, унижениях. Эту неподдельную правду Тургенев и считал «главным героем» своих «Записок охотника». Крестьянин, которого можно любить, которым можно восхищаться, который живет природой, красотой, искренностью и любовью, именно таким Тургенев видит русский народ, не скрывая своих чувств, любуясь и удивляясь ему, подчас даже роняя горячую слезу. Повествователь, голос которого мы слышим со страниц «Записок охотника», дает описание природы как человек, тонко чувствующий красоту своей страны. Он знает о природе столько, сколько и любой из крестьян.

Писатель здесь открывается как истинный знаток своих персонажей, он обыгрывает каждую ситуацию так, чтобы как можно ярче проявилась та или иная черта народного характера. Тургенев отказывается от обобщений, он рисует своих героев как самобытных представителей нации.

Невозможно остаться равнодушным к искреннему миру души, который раскрывается в каждой мелкой детали, в речи и действиях тургеневских персонажей. Писатель любит народ, он верит в него, играя струнами его сердца, он доказывает, что в нем нет темноты и забитости, слепой покорности и смирения; все, что есть плохого в русском мужике, обусловлено условиями существования.

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/referat/istoriya-sozdaniya-zapisok-ohotnika-turgeneva-sdelat/

1. Тургенев И. С. Записки охотника / Иван Тургенев. — М.: Гослитиздат, 1961. (Собрание сочинений: в 10 т. / Иван Тургенев; т. 1).

2. Скатов Н. Н. История русской литературы XIX века. М.: Просвещение, 1991.

3. Минералов Ю. И.История русской литературы 19 века.