Доклад: Игорь Северянин – поэт Серебряного века

Реферат

Родился Игорь Васильевич в Петербурге в семье офицера. Отец его, Василий Петрович, — военный инженер. По материнской линии был потомком Карамзина и дальним родственником Фета. Окончил училище в г. Череповце. Свои стихи, тогда еще Игорь сочинял с детства, первое его стихотворение о русско-японской войне появилось в печати в 1905 в журнале «Досуг и дело».

Юношеские опыты не привлекали внимания читателей и критики, и поэту пришлось издать более тридцати разных книжечек-брошюр за свой счет, рассылая их на отзыв в редакции журналов и именитым людям («Зарницы мысли» 1908 г.; «Интуитивные краски» 1908 г.; «Колье принцессы» 1910 г.; «Электрические стихи» 1910 г.).

В 1909 г. Лев Толстой пришел в негодование от сборника «Интуитивные краски». Поэта возмутили строки:

Вонзите штопор в упругость пробки,, И взоры женщин не будут робки

Он обрушился на поэта с отповедью. Сам Северянин говорил: «С легкой руки Толстого меня стали бранить все, кому не было лень. Журналы стали охотно печатать мои стихи, устроители благотворительных вечеров усиленно приглашали принять в них участие».

В 1911 г. ИгорьСеверянин вместе с поэтом Колимповым объявил себя создателем новой поэтической школы — эгофутуризма. В «Прологе эгофутуризма» (1911 г.) он манифестировал:

Мы живы острым и мгновенным…, И что ни слово, то сюрприз

В его стихах самолюбование и самовосхваление принимали гипертрофированные — на грани пародии и пошлости — формы: «Я, гений Игорь Северянин, своей победой упоен».

Триумфальная слава пришла к поэту в 1913 г., после выхода сборника «Громокипящий кубок». Следующие сборники «Златолира», «Ананасы в шампанском», «Поэзоантракт» и др. не прибавили ничего нового в сложившийся облик салонно-будуарного поэта, разочаровали серьезных читателей, но закрепили за ним репутацию «кумира гимназисток».

В феврале 1918 г. в зале Политехнического музея Северянина избирают «королем поэтов». В этом же году он уезжает в Эстонию и после провозглашения ее самостоятельным государством оказывается отрезанным от родины. В Эстонии Северянина так же удерживает и брак с Фелиcсой Круут. С ней поэт прожил 16 лет и это был единственный законный брак в его жизни.

В 1931 году вышел новый сборник стихов «Классические розы», обобщающий опыт 1922-1930 гг. В 1930-1934 годах состоялось несколько гастролей по Европе, имевшие шумный успех, но издателей для книг найти не удавалось. Небольшой сборник стихов «Адриатика» Северянин издал за свой счет и сам же пытался распространять его.

12 стр., 5519 слов

Сочинение по творчеству северянина

... равнодушными. «Сочинение по творчеству Игоря Северянина» Игорь Северянин (Игорь Васильевич Лотарев), поэт серебряного века русской поэзии, любил, по его собственному выражению, ошеломить публику самовосхвалением: Я, гений Игорь — Северянин, Своей победой ... Но это, наверное, не может полностью характеризовать поэта, ибо, читая стихи Северянина, все время испытываешь ощущение чего-то важного, чего-то ...

Поэт умер 20 декабря 1941 г. в оккупированном немцами Таллинне и был похоронен там на Александро-Невском кладбище.

Игорь Северянин (именно так чаще всего подписывался поэт) стал основателем эгофутуризма, в добавление к просто футуризму, провозгласив культ индивидуализма, возвышающегося над безликой толпой обывателей. Но это приятно щекотало самолюбие самих обывателей. С футуризмом Маяковского Северянина объединяли эпатирующее озорство, презрение к милитаристскому патриотизму и издевка над затхлым искусственным мирком смертельно скучных классицистов. Однако буржуазия, которую Северянин дразнил и издевательски подкалывал насмешками, стала его главной обожательницей. На вечере поэзии в Политехническом музее Северянин был избран Королем поэтов, несмотря на присутствие Блока и Маяковского. Северянин наслаждался, вводя в поэзию такие, новые тогда, слова, как «синема», «авто», и наизобретал кучу салонно-технических неологизмов. Его причудливая высокопарность иногда походила на самопародию.

Необходимо отметить, что излюбленными стихотворными формами Игоря Северянина были сонет и рондо, хотя он выдумал и такие формы, какие искусству стихосложения были неведомы до него: миньонет, дизэль, кэнзель, секста, рондолет, перекат, перелив, переплеск, квинтина, квадрат квадратов.

Он часто называл свои произведения по названиям музыкальных жанров и форм: «Увертюра», «Рондо», «Интермеццо», «Соната», «Интродукция», «Прелюдия», «Баллада», «Фантазия», «Романс», «Импровизация», «Лейтмотив», «Канон», «Дифирамб», «Гимн», «Элегия», «Симфония», «Дуэт душ», «Квартет». Излюбленная поэтом музыкальная форма — песня: «Песня», «Chanson russe», «Chanson coquette», «Шансонетка горничной», «Бриндизи» (итальянская застольная песня), «Эпиталама» (свадебная песня), «Серенада». Есть и колыбельные песни — «Berceus сирени», «Малиновый berceus», «Berceus томления». Игорь-Северянин отдал дань танцу: «Шампанский полонез», «Хабанера», «Кадрильон» (от кадриль), «Вальс», «Пляска мая», «Фокстрот». В названиях стихотворений встречаются аккорд, октава, лейтмотив, мотив и мелодия.

Качнуло небо гневом грома,, Метнулась молния — и град, В воде запрыгал у парома,, Как серебристый виноград., Вспорхнула искорка мгновенья,, Когда июль дохнул зимой —, Для новых дум, для вдохновенья,, Для невозможности самой…, И поднял я бокал высоко,—, Блеснули мысли для наград…, Я пил вино, и в грезах сока, В моем бокале таял град

Стихотворение описывает летний град — то есть момент проникновения зимы в летнюю жарцу, момент соединения несоединимого. Для Северянина этот момент подобен моменту творчества, вдохновения, также сопрягающего в одно целое то, что казалось несоединимым. В стихотворении множество аллитераций — многократно повторяются сочетания звуков «гр», «пр» и «бр» («грома», «град», «запрыгал», «серебристый» «виноград», «наград», «грезах», иногда согласные разделены гласным: «парома», «вспорхнула»), явно звукоподражательные, изображающие рокот грома и стук града; часто в одной строке несколько слов начинаются на одну согласную — «гневом грома», «метнулась молния», «запрыгал у парома», «для новых дум»); вторая строфа подчеркнуто аранжирована звуком «х», отсутствующим в других строках — «вспорхнула», «дохнул», «вдохновенья»; этот звук будто бы изображает тот вздох, то прерывистое дыхание, которое обычно для вдохновения. Град в воде напоминает виноград — и вот уже он тает не в воде, а в вине, серебристая зима проникает в душу лета, невозможное становится возможным.

7 стр., 3002 слов

Мой любимый поэт серебряного века северянин

... игорь северянин северянин когда ночами анализ игорь северянин призрак анализ анализ северянин не мне в бездушных книгах мой поэт серебряного века сочинение Сочинение: Северянин Игорь Васильевич , СЕВЕРЯНИН, ИГОРЬ ... Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском! Удивительно вкусно, игристо, остро! Весь я в чем-то норвежском! весь я в чем-то испанском! Вдохновляюсь порывно! и берусь за перо! Северянин ...

3)

Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!, Удивительно вкусно, искристо, остро!, Весь я в чем-то норвежском! Весь я в чем-то испанском!, Вдохновляюсь порывно. И берусь за перо!, Стрекот аэропланов! Беги автомобилей!, Ветропросвист экспрессов! Крылолет буеров!, Кто-то здесь зацелован. Там кого-то побили., Ананасы в шампанском! Это — пульс вечеров!, В группе девушек нервных, в остром обществе дамском, Я трагедию жизни претворю в грезофарс., Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!, Из Москвы — в Нагасаки! Из Нью-Йорка на Марс!

Начало второй строфы — звукопись времени с ворвавшимися в быт новыми, тогда магически звучавшими словами: аэроплан, экспресс, автомобиль… В нервном ритме стихотворения — ритм начала века. «Ананасы в шампанском» — ведь это символ времени, его неожиданность и острота, его открытия, его извивы и изыски, эксцентрическое соединение прежде несовместимого. Как сжато, как ярко и выразительно — гениально!

Игорь Северянин… Истинный поэт и глава петербургских эго-футуристов. Сам по себе Северянин был действительно выдающимся талантом. Он — единственный из всех футуристов, о ком восторженно отзывался Валерий Брюсов: «Не думаю, чтобы надобно было доказывать, что Игорь Северянин — истинный поэт. Это почувствует каждый, способный понимать поэзию, кто прочтет «Громокипящий кубок». Помимо Брюсова, об истинности и серьезности поэтического дарования Северянина в разное время говорили и писали А. Блок, Ф. Сологуб, О. Мандельштам, М. Горький, Вл. Маяковский, А. Толстой, Вс. Рождественский и многие другие.

Игорь Северянин первым из русских поэтов использовал слово «футуризм», вернее «эго-футуризм», выпустив в 1911 году сборник «Пролог. Эго-футуризм».

В 1912 году он и К. Олимпов выпускают листовку-манифест «Скрижали Академии эго-поэзии (Вселенский футуризм)». В этом же году он со своей группой — «Ассоциацией эго-футуристов», в которую входили: К. Олимпов, И. Игнатьев, В. Гнедов и другие, опубликовал в газете «Дачница» несколько статей. В этих статьях «Ассоциация», образованная еще в 1911 году, объявила себя футуристами. Два положения в этих статьях раскрывали основы программы эго-футуристов. Первое — истинно футуристическое расширение границ языка, так как «существующими в нашем богатом языке словами они [футуристы] не могли бы передать всех обуревающих их головы идей, впечатлений и понятий». Второе положение — принятие треугольника в качестве своего символа, так как он «является эмблемою посредника между нашими «Ego» [Я] и Вечностью».

6 стр., 2906 слов

Ананасы в шампанском

... кого-то побили. Ананасы в шампанском! Это — пульс вечеров! В группе девушек нервных, в остром обществе дамском Я трагедию жизни претворю в грезофарс. Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском! Из Москвы — в Нагасаки! ... Маргаритки». В 1941 году Игорь Северянин объявляет себя эго-футуристом. С ним — три единомышленника. Этим «эго», то есть «Я», он дистанцирует себя от остального футуризма, решительно ...

По мнению Валерия Брюсова, который, правда, весьма пренебрежительно относился к футуристам, как ни старался смотреть на них непредвзято, успехи эти были более чем сомнительны. По его мнению, рядовые эго-футуристы вовсе не создали ничего стоящего, тем более нового, все их творчество — лишь перепевы того же Игоря Северянина и прочих. К сожалению, творчество этих поэтов практически не сохранилось до наших дней, о них, собственно, и известно лишь потому, что среди них был Игорь-Северянин.

Как бы то ни было, об Игоре-Северянине стоит сказать вне зависимости от его вклада в футуризм. Это был выдающийся поэт, вспыхнувший ярчайшей звездой на сияющем небосклоне Серебряного века. Звезда, которая вспыхнула и угасла, поскольку, как писал в 1922 году все тот же Брюсов, «Северянин чрезвычайно быстро «исписался». Ну так что же? Вечная память поэту, да останутся с нами его творения.

1. Пинаев С.М. «Над бездонным провалом в вечность», «Русская поэзия Серебряного века». М.: Уникум-Центр, Поматур, 2001

2. Информация сайта http://severyanin.narod.ru/

3. М.Петров. Бокал прощенья.