Пейзаж в литературных произведениях А.И. Куприна

Курсовая работа

Первые страницы рассказа посвящены описанию природы. По точному замечанию Штильмана С., « Пейзаж у Куприна полон звуков, красок и в особенности — запахов…Пейзаж у Куприна в высшей степени эмоционален и не похож ни на чей другой » [24] . Будто на их чудодейственном светлом фоне происходят все события, сбывается прекрасная сказка любви. Холодноватый осенний пейзаж увядающей природы схож по своей сути с настроением Веры Николаевны Шеины. По нему мы предугадываем ее спокойный, неприступный характер. Ничто ее не привлекает в этой жизни, возможно, поэтому яркость ее бытия порабощена обыденностью и серостью. Даже при разговоре с сестрой Анной, в котором последняя восхищается красотой моря, она отвечает, что сначала красота эта ее тоже волнует, а затем «начинает давить своей плоской пустотой… » [23, 266] . Вера не могла проникнуться чувством прекрасного к окружающему миру. Она не была от природы романтиком и увидев что — то из ряда вон выходящее, какую — то особенность, старалась (пусть непроизвольно) приземлить ее, сопоставить с окружающим миром. Ее жизнь текла медленно, размеренно, тихо, и, казалось бы, удовлетворяла жизненным принципам, не выходя за их рамки. Вера вышла замуж за князя, да, но такого же примерного, тихого человека, какой была сама. Просто пришло время, хотя о горячей, страстной любви не было и речи.

Пейзаж у Куприна в высшей степени эмоционален и не похож ни на чей другой. Только у автора «Гранатового браслета» можно встретить такое описание: “ На обсохших сжатых полях, на их колючей желтой щетине заблестела слюдяным блеском осенняя паутина. Успокоившиеся деревья бесшумно и покорно роняли желтые листья[23, 262] .

Мало у кого из писателей герои обладают таким уникальным обонянием. Вот, например, что говорит своей сестре Вере Анна Николаевна Фриессе: “ В Крыму, в Мисхоре, прошлым летом я сделала изумительное открытие. Знаешь, чем пахнет морская вода во время прибоя? Представь себе — резедой[23, 265] .

Впрочем, Бог и природа наделили Анну Николаевну и уникальным зрением. Вот продолжение её разговора с сестрой: “ Я помню также раз, надо мной все смеялись, когда я сказала, что в лунном свете есть какой-то розовый оттенок. А на днях художник Борицкий согласился, что я была права и что художники об этом давно знают[23, 265] .

А вообще пейзаж в «Гранатовом браслете» столь же разный, как настроение героев и события, о которых говорится в повести. Так, природные неистовства, о которых шла речь чуть выше, в той же первой главе сменяются совершенно иными картинами: “ Но к началу сентября погода вдруг резко и совсем неожиданно переменилась. Сразу наступили тихие безоблачные дни, такие ясные, солнечные и тёплые, каких не было даже в июле. Успокоившиеся деревья бесшумно и покорно роняли жёлтые листья[23, 262] . Элементы пейзажа включены автором в прямую речь героев. И этот, и другие монологи Анны Николаевны Фриессе обнаруживают в ней художественное чутьё, умение делать точные сравнения, способность рисовать словесные пейзажи.

11 стр., 5130 слов

Методы анализа рисков, дерево отказов, событий

... событие. Частота отказов оценивается из исторических данных, таких как среднее время между отказами компонентов, блоков, подсистем или функций. Прогнозирование и введение человеческого процента ошибок не является основной целью анализа дерева отказов, ...

Интересно сопоставить восторженный монолог Анны с дивным описанием моря, данным Куприным в той же третьей главе: “ Глубоко-глубоко под ними покоилось море. Со скамейки не было видно берега, и оттого ощущение бесконечности и величия морского простора ещё больше усиливалось. Вода была ласково-спокойна и весело-синя, светлея лишь косыми гладкими полосами в местах их течения и переходя в густо-синий глубокий цвет на горизонте[23, 265] .

Элементы пейзажа включены автором в прямую речь героев. И этот, и другие монологи Анны Николаевны Фриессе обнаруживают в ней художественное чутьё, умение делать точные сравнения, способность рисовать словесные пейзажи.

Кстати сказать, и Вера наделена даром видеть, понимать и ощущать прелесть окружающего мира. Вот что она говорит сестре: “…Я только думаю, что нам, северянам, никогда не понять прелести моря. Я люблю лес. Помнишь лес у нас в Егоровском?.. Разве может он когда-нибудь прискучить? Сосны!.. А какие мхи!.. А мухоморы! Точно из красного атласа и вышиты белым бисером. Тишина такая… прохлада[23, 266] .

В разговоре о красоте пейзажей выясняется различие не только в восприятии пейзажа, но и мира. Так Вера говорит: « Когда я впервые вижу море, после длительного перерыва, оно меня и волнует, и радует, и впечатляет. Я будто впервые вижу огромное, торжественное чудо. Но потом, когда я привыкну к нему, оно начинает меня угнетать своей плоскостью…» [23, 266] . Вера не ценит того, что постоянно рядом. И к писем, которые приходили время от времени от Желткова, она тоже привыкла и начала раздражаться.

Смысловая нагрузка, которую несут описания природы в этом произведении, огромна. Пейзажные зарисовки во многом предвосхищают предстоящие в повести события и характеризуют внутренний мир героев, отношение к ним автора; они же служат своеобразным обрамлением в начале и в конце произведения, позволяют нам судить о внутреннем мире самого автора, о том, насколько созвучны ему те или иные персонажи «Гранатового браслета».

Интересно и смена пейзажа. Начало повести наполнено бурными порывами ветра, внезапно налетевшим из степи ураганом, но вдруг все успокаивается. « Но к началу сентября погода вдруг резко и совсем нежданно переменилась. Сразу наступили тихие безоблачные дни, такие ясные, солнечные и теплые, которых не было даже в июле » [23, 262] . Так внезапно захватывающая человека страсть затихает и может обрести форму ровного и ничем не омраченного чувства. К 17 сентября наступили ясные и теплые дни. Рассвело не только в природе, но и в жизни Веры, как будто ей давали еще один шанс вырваться из обыденности, заглянуть в глубины своей души. Холодноватый осенний пейзаж увядающей природы схож по своей сути с настроением Веры Николаевны Шеиной. По нему мы предугадываем ее спокойный, неприступный характер.

29 стр., 14282 слов

Роль пейзажа в произведениях И.А. Бунина

... свою точку зрения на события, а также свое отношение к природе, героям произведения. Пейзажи могут быть городские, деревенские, исторические, военные и другие, и все они помогают ... одинаково ужасна в своей неотвратимостью. Между прочим, когда это наиболее известный из бунинских рассказов толкуют только в смысле обличении капитализма и символического предвестия его гибели, ...

2.2 Пейзаж в семантико-стилистической структуре рассказов А.И. Куприна

Основная направленность творчества А.И. Куприна — изображение человеческой гуманности, сострадания, доброты, поиск человеческой личности, способной противостоять диссонансу действительности.

Уже в ранний период определяется жанровое своеобразие творчества писателя: исследователи замечают, что Куприн формируется по преимуществу как писатель-новеллист, лишь время от времени пробующий свои силы в жанре повести, лирики и драмы.

В подходе писателя к пейзажу ощущается традиционность. Куприн выступал против новизны, он знал цену поиска выразительной формы. Главное, к чему приходит писатель в процессе усвоения уроков классики, — это необходимость органической и неразрывной связи картин природы с изображением человека в художественном произведении.

В рассказах Куприна пейзаж является компонентом семантико-стилистической структуры текста, носителем доминирующих смыслов текста. Семантическая нагрузка пейзажных описаний и необычность их словесной организации определяются особенностью авторского мироощущения.

Куприна, как писателя, отличает страстная любовь к жизни, наслаждение её красотой, её здоровыми и светлыми сторонами, поиск гармонии. В рассказах писателя природа является воплощением красоты и естественности. В пейзажных описаниях художник передаёт своё представление о красоте, гармонии жизни. В связи с этим описания природы представляют в рассказах Куприна семантические доминанты «красота», «роскошь», «богатство», «праздник» («Светлый конец», «В недрах земли», «Белый пудель», «Мелюзга» и др.)

Южная природа в рассказе «Светлый конец» (1913) восхищает своей роскошью, экзотической красотой впервые попавшего в Крым героя рассказа: «Они не поехали оживлёнными ялтинскими улицами, мимо кофеен, переполненных смуглолицыми, стройными, крепкими турками и греками-рыбаками, мимо дач, сплошь затканных голубыми ароматными гроздьями глициний и вьющимися белыми розами, мимо развесистых могучих платанов и нежно-зелёных тополей, вдоль по набережной, на которой розовели от цветов широкие кроны мимозы».

Семантическая доминанта «роскошь, богатство» раскрывается в данном описании за счёт акцентирования лексики, содержащей доминирующий смысловой компонент в прямом значении. Так используются прилагательные одной лексико-семантической группы значения «большой размер»: широкие (кроны), развесистые, могучие (платаны).

Существует также и другая лексико-семантическая группа «названия экзотических растений»: мимозы, глицинии, платаны, выражающая семы «роскошь», «красота».

В рассказе «Белый пудель» (1904) для выражения тех же смыслов используются сходные средства:

«Яркая роскошь южной природы не трогала старика, но зато многое восхищало Сергея, бывшего здесь впервые. Магнолии с их твёрдыми блестящими, точно лакированными, листьями и белыми, с большую тарелку величиной, цветами; беседки, сплошь затканные виноградом, свесившим вниз свои тяжёлые гроздья; огромные многовековые платаны с их светлой корой и могучими кронами…, — всё это не переставало поражать своей живой цветущей прелестью наивную душу мальчика».

4 стр., 1850 слов

Статья: Образы детей в рождественских рассказах Ч. Диккенса и ...

... ее веселья, счастья и любви. Мотив «божественного дитя» явно прослеживается в рассказе Н.П. Вагнера «Христова детка» (1888). Подкидыш, найденный и спасенный, этот младенец в канун Рождества символизирует ... нельзя с полным правом говорить о христианском звучании романов и даже Рождественских рассказов писателя. Религиозный смысл и евангельские образы Рождества в творчестве Диккенса уступают место ...

Для выражения семантической доминанты «роскошь» Куприн использует в пейзажных описаниях этого рассказа художественно-изобразительные средства с семантикой «дорогая ткань»:

«Вдали на горизонте, там, где голубой атлас моря окаймлялся тёмно-синей бархатной лентой, неподвижно стояли стройные, чуть-чуть розовые на солнце, паруса рыбачьих лодок».

И в рассказе «Светлый конец», и в рассказе «Белый пудель» при описании прекрасной природы Куприн использует слова лексико-семантической группы «света и цвета»: голубые (гроздья глициний), белые (розы), нежно-зелёные (тополя), тёмно-синяя (лента), розовые (паруса), (мимозы) розовели, блестящие (листья).

Писатель отбирает яркие, чистые краски, которые приобретают в тексте значение красоты, света, праздничности, связанные с доминирующим в описании значением «роскошь».

Но в творчестве А.И. Куприна присутствует и скорбный мотив. Вследствие этого пейзаж в некоторых рассказах писателя может представлять и отрицательную семантику. В этих рассказах семантические доминанты «безысходность», «однообразие», «застой» выражаются в описаниях болота, тумана, заснеженных пространств:

«Так и живёт городишко в сонном безмолвии, в мирной неизвестности, без ввоза и вывоза. Без добывающей и обрабатывающей промышленности, без памятников знаменитым согражданам. Со своими шестнадцатью церквами на пять тысяч населения, с дощатыми тротуарами, со свиньями, коровами и курами на улице, с неизбежным пыльным бульваром на берегу извилистой и несудоходной речонки Ворожи, — живёт зимою заваленный снежными сугробами, летом утопающий в грязи, весь окружённый болотистым корявым и низкорослым лесом».

Гниющее малярийное болото и туман изображаются в рассказе «Болото» (1902):

« Теперь ничего нельзя было разобрать. И справа и слева туман стоял сплошными белыми мягкими пеленами. Студент у себя на лице чувствовал его влажное и липкое прикосновение… Дороги не было видно, но по сторонам от неё чувствовалось болото. Из него подымался тяжёлый запах гнилых водорослей и сырых грибов».

Ощущением неразрывной связи личности с окружающим миром, вниманием к психологическому состоянию героя обусловлено то обстоятельство, что в рассказах Куприна пейзажи представляют смыслы, которые характеризуют состояние человека: «печаль», «спокойствие», «страх», «ужас» («Одиночество», «Белый пудель», «Ужас», «Светлый конец», «Мелюзга», «Поход» и др.)

Рассказ «Одиночество» (1898) окрашен печальным настроением героини Веры Львовны, осознавшей невозможность преодоления той «неумолимой, непроницаемой преграды, которая вечно стоит между двумя близкими людьми». Пейзаж в рассказе представляет семантическую доминанту «одиночество»:

«Низкие берега, бежавшие мимо парохода, были молчаливы и печальны, прибрежные леса, окутанные влажным мраком, казались страшными… Небо стало ещё холоднее, вода потемнела и потеряла свою прозрачность… Печальные, низкие тёмные берега так же молчаливо бежали мимо парохода».

Семантическая доминанта представлена в этом описании повторами слов, характеризующих эмоциональное состояние (печальный, молчаливый), слов семантической группы «света и цвета» (потемнели, мрак, тёмные), которые ассоциативно связаны со значением «одиночество».

17 стр., 8206 слов

По рассказу куприна куст сирени рассуждение 8 класс

... совместная жизнь героев рассказа непременно будет счастливой. Источник: https://prepodka.net/tema-vernoj-lyubvi-i-vzaimoponimaniya-v-rasskaze-a-i-kuprina-kust-sireni/ Сочинение на тему «Любовь в представлении Куприна в рассказе «Куст сирени»» Сочинение на тему «Любовь в представлении Куприна в рассказе «Куст сирени»» Свое произведение под названием «Куст сирени» Куприн написал ...

В картине разбушевавшейся водной стихии («Мелюзга») представлена семантическая доминанта «ужас», которая характеризует состояние понимающих неизбежность гибели героев. Для реализации этой семантической доминанты в тексте используются образные средства (метафоры, эпитеты) с семантикой «ужас» и «враждебность»: «Рев воды на мельнице, которому до сих пор мешала преграда из леса, вдруг донесся с жуткой явственностью»; «Большие льдины, крутясь, быстро проплывали мимо лодки. Иногда они сталкивались. Терлись друг о друга, и шуршали, и вздыхали с коварной осторожностью… Рев воды на мельнице стоял в воздухе ровным страшным гулом».

Итак, в рассказах А.И. Куприна пейзаж является носителем семантических доминант, которые соответствуют основным мотивам творчества писателя: красота, гармония и трагичность жизни. В связи с вниманием писателя к психологии героя пейзаж выражает значения, характеризующие психологическое состояние человека («печаль», «спокойствие», «ужас» и т.п.).

Семантические доминанты реализуются в пейзажных описаниях с помощью разнообразных языковых средств: лексических повторов, слов одной лексико-семантической группы и т.д.

Анализ показал, что основным видом связи пейзажа с другими компонентами художественного текста в рассказах Куприна является параллельная связь, при этом пейзаж вступает в параллельные отношения с портретом, психологической характеристикой, описанием действий персонажа, что обусловлено сосредоточенностью Куприна на изображении человека, его переживаний, мыслей, чувств. Параллелизм пейзажных описаний и характеристик персонажа присутствует почти во всех рассказах, которые были исследованы («Мелюзга», «Одиночество», «Фиалки», «Белая акация», «Груня», «Леночка», «Белый пудель», «Болото», «Ночная фиалка», «Ужас» и др.)

Тяжёлое психологическое состояние героев, выраженное с помощью рядов слов со значением «длительность» (бесконечный, долгий, подолгу), «однообразие» (привычный, одна и та же, мания, всегда), подчёркивается в рассказе и изображением множества холодных, суровых зимних дней, раскрывающим в тексте то же значение:

«А бесконечная, упорная, неодолимая зима всё длилась и длилась. Держались жестокие морозы, сверкали ледяные капли на голых деревьях, носились по полям крутящиеся снежные вьюны, по ночам громко ухали, оседая, сугробы, красные кровавые зори подолгу рдели на небе, и тогда дым из труб выходил кверху к зелёному небу прямыми страшными столбами; падал снег крупными, тихими, безнадёжными хлопьями, падал целые дни и целые ночи, и ветви сосен гнулись от тяжёлых белых шапок».

Все детали зимнего пейзажа в рассказе вызывают почти физическое ощущение неуюта, холода, ассоциативно создают картину мёртвой, вековой неподвижности жизни в деревне. Пейзажные описания деревни Курши, где волею судьбы оказались фельдшер и учитель, усиливают чувство замкнутости, невозможности вырваться из этого мира:

«Они живут вдвоём точно на необитаемом острове, затерявшемся среди снежного океана. Иногда учителю начинает казаться, что он, с тех пор как помнит себя, никуда не выезжал из Курши, что зима никогда не прекращалась и никогда не прекратится…»

Такое сгущение мрачных красок в разных компонентах текста подготавливает трагический финал рассказа. Из этого беспросветного одиночества, бесконечной изоляции для героев есть только один выход — смерть.

14 стр., 6508 слов

Образ главного героя в рассказе Л. Cочинение «Образ главного ...

... особенности рассказа «После бала»: жанр - рассказ; в основе — реальные события; сюжет: один случай из жизни героя; повествование: от лица главного героя; ... но при этом он сохраняет честь и достоинство. Сочинение про Ивана Васильевича При чтении работ знаменитого русского ... на самом деле оказался таким бессердечным. Вскоре после случившегося наш герой поменял планы о поступлении на военную службу. ...

В рассказах Куприна один и тот же пейзаж, вступая в параллельное соотношение с портретом героя, описанием его чувств, мыслей, может являться носителем разных семантических доминант, в зависимости от изменений психологического состояния героя. В рассказе «Поход» (1901) ночной переход Инсарского полка изображён глазами молодого подпоручика Яхонтова, который впервые участвует в подобных маневрах. Первоначальное ожидание от похода чего-то необычного, интересного сменяется ощущением усталости, утомления. Параллельно этой смене чувств героя в рассказе выступает пейзаж. Осенний дождь приятен подпоручику в начале рассказа: «Все ему продолжает нравиться:…ночлег на голой земле…; здоровый аппетит на привалах под затяжным дождём, освежающим тело и заставляющим щёки приятно и сильно гореть».

Во второй части рассказа дождь уже нудный, тоскливый. Это соответствует изменению состояния героя: «И его собственная жизнь кажется ему в эти минуты такой же тяжёлой, скучной и однообразной, как эта дождливая ночь, как эта бесконечная незнакомая дорога».

В рассказах Куприна пейзаж может быть соотнесён с другими компонентами текста по принципу контраста, хотя этот вид связи используется писателем не так часто и обширно, как параллельная связь («Болото», «Чёрная молния», «Светлый конец»).

В атмосферу русского захолустного провинциального городка, погруженного в мёртвую апатию, сон, вводит читателя Куприн в рассказе «Чёрная молния» (1913).

В изображении городского общества доминируют лексико-семантические группы значения «пошлость», «застой». На встрече у доктора обсуждают события, происходившие «месяц-полтора тому назад», произносят «фразы тысячелетней давности», пьют, играют в карты, сплетничают. Пейзаж противопоставляется картинам вечера у доктора:

«Ветер к ночи совсем утих, и чистое, безлунное, синее небо играло серебряными ресницами ярких звёзд. Было призрачно светло оттого голубоватого фосфорического сияния, которое всегда излучает из себя, свежий, только что улёгшийся снег… С всегдашним странным чувством немного волнующей, приятной бережности ступал я на ровный, прекрасный, ничем не запятнанный снег, мягко, упруго и скрипуче подававшийся под ногой».

Значения «свежесть», «чистота», «свет», представленные в пейзаже противопоставляют его в структуре текста душной, пьяной атмосфере тесных комнат, где собралось городское общество.

Для связи пейзажа с другими компонентами текста в произведениях Куприна используются различные средства связи.

Писатель активно использует «стилистические» средства связи. Слова одинаковой лексико-семантической группы повторяются в разных компонентах текста.

«какая-то неисследованная зараза, какой-то микроб заключён в аромате белой акации».

Пейзаж в этом же рассказе связан с другими компонентами текста и путём повторения метафор, сравнений, эпитетов. Возлюбленная героя, став его женой, оказывается вульгарной, грубой, злой женщиной. В характеристике жены и в описании отцветшей белой акации Куприн использует эпитеты со значением «неряшливость» и сравнения, которые содержат названия женских профессий, имеющих отрицательную ассоциацию.

26 стр., 12523 слов

Функции деталей в творчестве Куприна

... Куприна «Гранатовый браслет», «Олеся», «Суламифь». В Заключении обобщаются теоретические и практические результаты исследования, приводятся основные положения по материалу работы. ... интерпретации прозаического текста. Структура работы Выпускная квалификационная работа состоит из ... И.А.Куприным деталей портрета, пейзажа, деталей-вещей, их места ... мире персонажа или лирического героя – его чувствах, мыслях, ...

Осенний день в рассказе описывается так:

« Идёт дождь, ветер дует в щели окон. Белая акация, — черт бы её побрал! — облысевшая, растрепанная, грязная, как старая швабра, свешивает беспорядочно вниз свои чётные длинные стручья, и качает головой, и плачеи слезами обиженной ростовщицы».

Этому описанию соответствуют отзывы героя о его жене, в которых используются те же образные средства. Герой говорит, что его жена «неряха», ему «кажется, что её принимают за кокотку», он считает, что «умственный уровень и такт… жены и те же качества кухарки — одинаковы».

В рассказе «Белый пудель» Куприн использует образные средства семантической группы «враждебность» в пейзаже: «На клумбах тихо шатались, с неясной тревогой наклоняясь друг к другу, словно перешёптываясь и подглядывая, едва видимые в темноте цветы…»; в описании дома: «Огромный дом казался ему наполненным беспощадными притаившимися врагами, которые тайно, с злобной усмешкой следили из тёмных окон за каждым движением маленького, слабого мальчика». Такое единство описаний через призму восприятия героя позволяет полнее охарактеризовать психологическое состояние ребёнка, который испытывает страх и беспомощность.

К истории полудетской любви Коли Возницына и Леночки Юрловой обращается Куприн в рассказе «Леночка» (1910).

Герои навсегда сохранили в чистоте и яркости эти впечатления — «дорогие, мучительно нежные, обвеянные такой поэтической грустью». Четверть века спустя стареющий полковник Возницын и немолодая уже Леночка снова встретились и их воспоминания несут им светлые чувства, радость и лёгкую грусть, благодарность за когда-то пережитое и, к сожалению, невозвратимое. В воспоминаниях Возницына образ Леночки, которая из некрасивой девочки однажды превратилась для него в «какое-то цветущее, ослепительное, ароматное чудо», связан с весенней ночью:

«Всё опьяняло их в эту прекрасную ночь: радостное пение, множество огней, поцелуи, смех и движение в церкви, а на улице — это множество необычно бодрствующих людей, тёмное теплое небо с большими мигающими вечерними звёздами, запах влажной молодой листвы из садов за заборами, эта неожиданная близость и затерянность на улице, среди толпы, в поздний, предутренний час».

Этот пейзаж воплощён в облике Леночки: «… и услышал запах её тела — тот радостный пьяный запах распускающихся тополевых почек и молодых побегов чёрной смородины, которыми они пахнут в ясные, но мокрые весенние вечера, когда небо и лужи пылают от зари и в воздухе гудят майские жуки».

Использованное при описании Леночки сравнение с запахом распускающихся листьев объединяет её с весенней, вновь оживающей природой.

Заключение

Пейзаж играет важную роль в художественном произведении. Он неотъемлемый элемент художественных произведений. Природа рисуется в тесной связи с внутренней и внешней жизнью человека. Картины природы в произведениях, как правило, отличаются точностью и реализмом.

Изображение природы в художественном тексте не является случайным, оно взаимодействует с другими видами изображения предметного мира, с изображением персонажей, их внутреннего состояния и тесно связано с художественным смыслом текста, с его семантико-стилистической структурой в целом.

12 стр., 5798 слов

Информационная обработка текста. Употребление языковых средств ...

... логикой изложения. Комментировать конкретную проблему на примере конкретного текста. Если есть слова в необычном словоупотреблении ( ... Сколько горечи вкладывает писатель в реплику героя, отмечающего, что отец-архитектор просто боится слухов. ... тексте? Как выражено отношение автора к изображаемому? В чем это проявляется? Какие средства ... т.п.) Актуальна ли эта проблема в наши дни? В чем ее значимость для ...

В рассказах И.А. Куприна, которые были проанализированы, пейзажные описания раскрывают как семантическую доминанту всего текста, так и доминирующие смыслы его отдельных частей.

Являясь компонентом художественного текста, пейзаж играет важную роль в рассказах автора. Пейзаж взаимодействует с другими компонентами, которые также представляют в тексте семантическую доминанту (рассуждения автора, портрет и психологическая характеристика героя, речевые характеристики и т.п.), вступает с ними в системные отношения, которые обеспечивают единство текста.

Анализ показал, что в рассказах Куприна представлены два вида соотношения пейзажа с другими компонентами текста: параллельное, при котором пейзаж и другие компоненты реализуют одну семантическую доминанту или близкие по смыслу, и соотношение по принципу контраста, когда описание природы и связанный с ним компонент текста представляют семантические доминанты, противоположные по смыслу.

Эти виды соотношений между пейзажем и другими компонентами текста осуществляются в рассказах Куприна с помощью разнообразных языковых средств. Используются стилистические средства связи (словесные переклички, общность структур, повтор образных средств), ассоциативные средства связи (на основе символа, сравнения).

Использование метода сопоставления при семантико-стилистическом анализе пейзажных описаний в произведениях А.И. Куприна позволило не только обозначить смыслы, представленные в пейзаже и языковые средства их реализации, не только уяснить способы и виды соотношений пейзажа с другими компонентами текста, но и раскрыть возможности изучаемого компонента (пейзажа) в осуществлении коммуникативной задачи автора, выявить специфику семантико-стилистической системы писателя.

Итак, в рассказах А.И. Куприна пейзаж является носителем семантических примет текстового единства. Языковые средства создания пейзажа подчиняются доминирующим смыслам (семантическим доминантам) текста. Пейзаж вступает в системные отношения с другими компонентами семантико-стилистической структуры текста.

Писательское своеобразие А.И. Куприна определяется ощущением неразрывной связи личности с окружающим миром. Куприна привлекают тайны человеческой души; с точки зрения внутреннего мира отдельного человека писатель решает проблемы бытия. Куприн, по словам критика Е.Н. Вахненко, смотрит на своего героя со стороны и изнутри, постоянно переключаясь с внешних событий на внутреннее состояние личности. Поэтому обращение к предметному окружению героя (к пейзажу в особенности) является свойственным Куприну средством изображения персонажа, его психологического состояния. Для рассказов, которые были исследованы, характерным является соотношение пейзажа, прежде всего с портретом, характеристикой героя. Изображение природы позволяет Куприну более полно изобразить героя, его чувства. Основным видом соотношения пейзажа с портретом в рассказах Куприна, как показал анализ, является параллельное соотношение.

21 стр., 10008 слов

Тема ‘идеальной любви’ в творчестве А.И. Куприна

... анализ произведений А.И. Куприна. Следовательно, объект данной курсовой работы - творчество А. И. Куприна, а именно: повести «Олеся», «Суламифь», «Гранатовый ... день после рассказа жены казенного лесничего. А.А. Волков называет этот прием «двухступенчатое отдаление». А.И. Куприн не ... работе подчеркнул, что Куприн «дал идеальный образ «дочери природы», именно поэтому в повести так велика роль пейзажа: ...

Итак, как показали результаты исследования, пейзажные описания в художественном тексте и средства их создания и связи с другими компонентами подчинены семантико-стилистической системе автора.

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/kursovaya/rol-peyzaja-granatovyiy-braslet/

1. Тимофеев Л.И., Тураев С.В. Словарь литературоведческих терминов. — Москва: Просвещение. 1974. — 509 с.

2. Чернец Л.В., Хализев В.Е., Бройтман С.Н. Введение в литературоведение. Основные понятия и термины. — Москва: «Высшая школа». 2000. — 556 с.

3. Джуанышбеков Н.О. Введение в литературоведение. — Алматы: «?аза? университеті». 2006. — 290 с.

4. Белецкий А.И. Избранные труды по теории литературы. — Москва: «Просвещение». 1964. — 482 с.

5. Кожевников В.М., Николаев П.А. Литературный энциклопедический словарь. — Москва: «Советская энциклопедия». 1987. — 752 с.

6. Хализев В.Е. Теория литературы. — Москва. 1992. — 240 с.

7. Мурадалиева Н.Б. Романтический пейзаж в литературе. — Баку: Язычы. 1991. — 208 с.

8. Эпштейн М.Н. Природа, мир, тайник вселенной. — Москва: «Высшая школа». 1990. — 302 с.

9. Пигарев К.И. Русская литература и изобразительное искусство. — Москва: «Наука». 1966. — 345 с.

10. Галантер Б.Е. Живопись словом: Портрет, пейзаж, вещь. — Москва: «Советский писатель». 1974. — 263 с.

11. Гринфельд-Зингурс Т.Я. Природа в художественном мире М.М.Пришвина. — Саратов. 1989. — 130 с.

12. Гурленова Л. В. Чувство природы в русской прозе 1920-1930-х годов: диссертация доктора филологических наук : 10.01.01.- Сыктывкар, 1999

13. Толова, Г.Н. Пейзаж в литературе и искусстве. — Пермь: Издательство Пермского государственного педагогического института, 1993. — 168 с.

14. Блох, М. Я. Диктема в уровневой структуре языка / М. Я. Блох // Вопросы языкознания. 2000. №3. — 284 с.

15. Левина, В. Н. Принципы классификации текстовых пейзажных единиц. Вестник МГОУ. Серия Русская филология. -2011. -№ 3. — 214 с.

16. Витрук, О. А. Пейзаж как текстовое явление. — Ростов-на-Дону: Юж. федер. ун-т., 2011. — 173 c.

17. Фарыно Е. Введение в литературоведение. — Варшава. 1991. — 451 с.

18. Лихачев Д.С. Поэзия садов. К семантике садово-парковых стилей. Сад как текст. 2-е изд., исп. и доп. СПб., 1991. — 287 с.

19. Хализев В.Е. Теория литературы. — Москва: «Высшая школа». 2002. — 438с.

20. Пришвин М.М. Собрание сочинений. В 8 т. — Москва. 1983. Том 3. — 354с.

21. Барбашова, Е. Н. Пейзажно-бытописательские традиции и стиль сибирского рассказа начала XX века. — Абакан: Красноярский гос. Пед-кий ун-т., 2009. — 209 с.

22. Куприн А.И. Собрание сочинений. В 6 томах. Том 1. Произведения 1889-1900. — Москва: «Художественная литература». 1991. — 524 с.

23. Куприн А.И. Повести и рассказы. — Москва: «Современная Россия». 1987. — 416 с.

24. Штильман С. О мастерстве писателя. Повесть А.И.Куприна «Гранатовый браслет». — Москва: журнал «Литература» №8. 2002.