Особенности жанра фэнтези

Курсовая работа

2 Анализ трилогии Марии Семеновой «Волкодав»

2.1 Своеобразие романов Марии Семеновой

2.2 Мифологические мотивы в трилогии Марии Семёновой «Волкодав»

Заключение, Список использованной литературы, Актуальность

Произведения фэнтези чаще всего напоминают историко-приключенческий роман, действие которого происходит в вымышленном мире, близком к реальному Средневековью, герои которого сталкиваются со сверхъестественными явлениями и существами. Зачастую фэнтези построено на основе архетипических сюжетов.

В отличие от научной фантастики, фэнтези не стремится объяснить мир, в котором происходит действие произведения, с точки зрения науки. Сам этот мир существует в виде некоего допущения (чаще всего его местоположение относительно нашей реальности вовсе никак не оговаривается: то ли это параллельный мир, то ли другая планета), а его физические законы могут отличаться от реалий нашего мира. В таком мире может быть реальным существование богов, колдовства, мифических существ (драконы, гномы, тролли), привидений и любых других фантастических сущностей. В то же время, принципиальное отличие «чудес» фэнтези от их сказочных аналогов — в том, что они являются нормой описываемого мира и действуют системно, как законы природы.

В наши дни фэнтези — это также жанр в кинематографе, живописи, компьютерных и настольных играх. Подобная жанровая универсальность особенно отличает китайское фэнтези с элементами восточных единоборств.

По данным социологических исследований, каждая пятая прочитанная сегодня подростками книга написана в жанре фэнтези. И конечно, юноши проявляют наибольший интерес к фэнтези. Почему они выбирают фэнтези? Что им надо в вымышленном мире? Почему именно сегодня так популярен этот жанр? Стоит ли нам, педагогам, обратить свой взор к этому совсем недавно появившемуся «увлечению наших учеников»? Стоит ли уделять внимание на своих уроках жанру фэнтези и помогать подросткам в познавании этой литературы? Опыт показывает, что живой интерес у подростков вызывают уроки, на которых ведётся разговор о книгах, написанных в этом жанре, обсуждаются нашумевшие фильмы — экранизации произведений М. Семёновой, А. Лукьяненко, А.Бушкова. При подготовке и проведении таких уроков и внеклассных мероприятий очень быстро выявляются поклонники этого жанра: они с увлечением рассказывают о своих первых впечатлениях от прочитанных произведений, просмотра фильмов, находят в Интернете интересный литературный материал по данной теме, готовят выставки книг, иллюстративный материал, зачитываются стихами из романов и даже пишут музыку. Всё это вызывает уважение к ним со стороны сверстников и интерес к чтению художественной литературы у тех учеников, кто давно уже забыл, что это такое. Ведь они вдруг осознают, что есть книги, которые интересны не только их учителю, но и их одноклассникам, ровесникам.

11 стр., 5374 слов

Судьба фэнтези в современном мире

... в жанре фэнтези, был древнегреческий сатирик Лукиан Самосатский, 2 век н.э.» 5 В этом случае смешиваются понятия «фантастика как вид литературы», «фантастика как жанр», « ... От научной фантастики этот жанр отличается ____________________ 4 Ингвалл Колдун. Классификация жанра фэнтези. 1997. Интернет. – Режим доступа: http://www.кулички.Com/Толкиен 5 Смирнова Е.В. Мир фэнтези – вымысел или реальность? ...

Последние годы, действительно, одно из ведущих позиций в современной фантастической литературе заняло направление «фэнтези». Следует признать, что по объёму изданий и популярности у рядового читателя фэнтези оставило далеко позади все прочие направления фантастики. Оно уступает по количеству названий и объёмам продаж лишь дамскому роману и детективу. Среди всех литературных течений именно фэнтези наиболее быстро развивается, осваивая новые территории и привлекая всё больше читателей.

А ведь ещё совсем недавно жанр фэнтези казался каким — то экзотическим и чуждым. В советские времена жанр просто игнорировали, в лучшем случае представляя как разновидность литературной сказки. До сих пор ведутся споры, следует ли выделять фэнтези в самостоятельный жанр или считать направлением фантастики и даже само название пишется иногда по разному.

Данная работа посвящена анализу романов Марии Семёновой: «Волкодав», «Волкодав. Право на поединок», «Волкодав. Истовик-камень». Эти романы объединяются в трилогию на основе центрального образа главного героя — Волкодава — венна из племени Серых Псов.

Цель работы — проанализировать особенности жанра русского фэнтези на примере произведений Марии Семеновой «Вокодав.

Задачи исследования

1. Рассмотреть особенности жанра фэнтези в современной русской литературе.

2. Проанализировать соотношение жанра фэнтези с другими жанрами фантастической литературы.

3. Определить своеобразие Романов Семеновой.

4. Провести анализ трилогии «Волкодав».

Объект исследования, Структура работы, Глава 1 Особенности жанра фэнтези

1.1 Определение жанра фэнтези. Особенности жанра фэнтези в современной русской литературе

В. М. Жанр

Обращение к фэнтези — довольно распространенное явление в современной русской литературе. К приемам фэнтези порою прибегают и писатели, работающие в других жанрах. Некоторые принципы фэнтези используют и постмодернисты.

Современная русская фэнтези, фэнтези конца ХХ столетия, «выросла» и расцвела в художественном пространстве, образовавшемся в результате развала советской идеологической системы с ее строгой цензурой и уклоном к соцреализму. В Советском Союзе и научная фантастика не очень приходилась ко двору, и вынуждена была прислуживать режиму. Она тянула идеологическую тележку, ибо это был единственный шанс на существование. Фэнтези же в эту тележку запрячь невозможно, она ведь по сути своей аполитична, ибо описывает не только никогда не существовавшее, но и не могущее существовать в реальном мире. Она обращается не к разуму и логике, а к чувствам и мечтам, она иррациональна, и не несет идеологической направленности. Потому этот жанр находился под негласным запретом. И его бурный расцвет в постперестроечные годы можно объяснить именно тем, что он (как и другие жанры) наконец получил свободу. До этого фэнтези могла существовать лишь под маской детской литературы и вынуждена была рядиться в одежды научной фантастики… Ярким примером может служить творчество В. Крапивина.

38 стр., 18726 слов

Образ Спартака в античной литературе и современной массовой культуре

... и др.); 3.изображения Спартака в художественной литературе, художественном фильме «Спартак» и современном сериале с таким же названием. ... жанр, который, по мнению Плутарха, мог дать гораздо больше чем историческое сочинение. Античный автор последовательно излагает параллельные биографии выдающихся греков и римлян, ... до н.э. Сципион Африканский дал гладиаторские бои в Новом Карфагене на юго- восточном ...

Первые шаги фэнтези в нашей литературе совпали с расцветом того явления в искусстве, которое многие исследователи называют постмодернизмом. Фэнтези не могла не ощутить влияния постмодернизма и не оказать, в свою очередь, воздействия на него. Она многое восприняла из постмодернистской эстетики. Это и идея понимания мира как текста и текста как мира, и замещение реальной действительности действительностью вымышленной, и мысль об отчуждении человека от жизни, и идея создания собственного мира из элементов культуры, и многое другое. Но не следует утверждать, что русская фэнтези родом из постмодернизма. Это неверно. У нее свои корни, своя традиция. Лишь очень немногие произведения, написанные в жанре фэнтези, можно с полной уверенностью назвать постмодернистскими (М. Успенский. «Там, где нас нет», «Устав соколиной охоты» и др.).

Большинство писателей используют только некоторые приемы постмодернизма наряду с традиционными средствами фэнтези. А коммерческой фэнтези постмодернизм и вовсе ни к чему, ведь она рассчитана на не слишком требовательного читателя с непритязательными вкусами (каких, увы, большинство).

Г. Л. Олди

Жанр фэнтези привлекает писателей в первую очередь тем, что дает огромную свободу авторской фантазии и позволяет ввести в повествование порою самые немыслимые элементы. Однако и здесь есть свои пределы и правила.

Но, прежде чем начать разговор о том, что же такое, в сущности, фэнтези, необходимо дать определение жанра вообще. В литературоведении и в искусствоведении существует много различных определений жанра. Приведу только два из них — те, что даются «Литературоведческим энциклопедическим словарем» и Современным словарем-справочником по литературе». Итак, жанр — «разновидность художественной литературы, определяемая комплексом (иногда минимальным) тех или иных признаков (элементов или качеств) содержания и формы». По «Литературоведческому энциклопедическому словарю» жанр литературный — «исторически складывающийся тип литературного произведения… в теоретическом понятии о жанре обобщены черты, свойственные более или менее обширной группе произведений какой-либо эпохи, данной нации или мировой литературы вообще» .

Как видно, эти два определения не противоречат друг другу, а в чем-то даже и дополняют.

М. С. Кагана

1)познавательный аспект (по сути, тематический), 2) объем (новелла, рассказ, роман),

3) оценочная сторона творчества (ода, элегия, комедия, трагедия),

4) степень участия фантазии, 5) прямой или косвенный смысл образности.

М. Я. Полякову

1)эстетическая «система» (трагическое, комическое и т. п. ),

2)композиционная система,

3) тематическая система (охват действительности),

4) стилистическая система.

Г. Н. Поспелову

Итак, мы видим, что единой классификации жанровых принципов и признаков нет. Каждая эпоха вносит свои поправки, каждая литература имеет свою специфику. В этой статье я буду говорить только о принципах создания текстов фэнтези. Фэнтези, несомненно, является отдельным жанром, так как ей присущи такие признаки, каких нет у других жанров. Именно по этим признакам фэнтези выделена мной в отдельный жанр.

28 стр., 13600 слов

Исследовательская работа «Древнерусская литература. Своеобразие жанров»

... Сочинение по древнерусской литературе − 7 класс , Вариант 1 Русская литература – одна из самых древних литератур. Ее начало было положено во второй половине X века и ... и этику, то есть высокую нравственность. 4) Древнерусская литература оставалась долгое время анонимной. Жанры древнерусской литературы: Древнерусская ли­тература разнообразна по ... творчестве. По­стижение мира мыслится возможным не ...

Итак, жанровые признаки фэнтези:

1)мир несуществующий, обладающий свойствами, невозможными в нашей реальности. Например, Плоский мир, созданный Терри Пратчеттом: «этот мир, как следует из названия, совершенно плоский и покоится (точнее, едет верхом) на спинах четырех огромных слонов. Слоны стоят на панцире гигантской звездной черепахи по имени Великий А’Туин. Диск обрамлен водопадом, пенистые каскады которого бесконечной лавиной обрушиваются в космос. Ученые подсчитали, что шансы реального существования столь откровенно абсурдного мира равняются одному на миллион. Однако волшебники подсчитали, что шанс „один на миллион“ выпадает в девяти случаях из десяти» ;

2)магия и фольклорные персонажи как необходимый элемент. В качестве примера подойдет едва ли не любое произведение фэнтези.;

3) авантюрный сюжет (как правило — поиск, странствие, война и т. п. ).

4)средневековый антураж, хотя здесь возможны варианты: Древний мир (Г. Л. Олди, «Герой должен быть один», где действие происходит в Древней Греции), современность (С. Лукьяненко «Ночной дозор») или будущее (Кристофер Сташефф, «Чародей поневоле»); Следует отметить, что этот признак хотя и присутствует чаще всего, но не является определяющим.

5) скрытое противопоставление технологии и волшебства в пользу последнего;

6)на первый план выдвигаются герои, их поступки и переживания, волшебное и сказочное играет вспомогательную, но далеко не второстепенную роль;

7) противостояние добра и зла как основной сюжетообразующий стержень, «для фэнтези обязательна борьба добра и зла — ибо она, как и сказка, структурирована этически» (6).

Конечно, фэнтези отличается от сказки. Зло и добро в ней равнозначны, а в сказке добро побеждает без потерь.

8)наличие потустороннего мира и его проявлений;

С. А. Влияние

Сравним две примерно одинаковые ситуации. Герой попадает в темницу, откуда бежать весьма сложно. На рассвете его должны казнить. Научная фантастика располагает небольшим набором средств, позволяющих вызволить героя так, чтобы это выглядело правдоподобно. Это, как правило, различные технические средства: например, лазер, чтобы разрезать стальную решетку, взрывное устройство для проламывания стены, телепортация, и т. п. У фэнтези гораздо больше способов. Помочь освобождению героя может что угодно и кто угодно. Это может быть дружелюбное привидение, указывающее путь к бегству, это может быть магия самого героя или какой-то магический предмет, это может быть вмешательство судьбы самым невероятным образом… и все это будет правдоподобным в реальности фэнтези.

В. М. Жанр

1.2 Соотношение жанра фэнтези с другими жанрами фантастической литературы

Конечно, фэнтези имеет и много общего с другими жанрами фантастической литературы. Иногда довольно трудно отличить ее от альтернативной истории, от исторического романа или от романа ужасов.

2 стр., 995 слов

Фантастика в русской литературе

... от другой литературы своим сюжетом: насыщенным и очень богатым. Из всего этого можно сказать, что фантастические произведения играют большую роль в русской литературе. Значение фантастики в русской литературе Как уже ... в обыденном мире ее быть не может, однако, в книге она представлена так, как будто это реальность. Таким образом, мы выяснили что фантастикой могут являться также детские сказки, ...

Т. Чернышева в книге «Природа фантастики», говоря об определении фантастики вообще (то есть фантастической литературы), отмечает, что это безнадежное дело, потому что невозможно найти достаточное большинство тех, кто согласился бы с каким-либо одним определением.

С. А. Другие

Е. М. Еще

Фэнтези обычно включают в общее понятие «фантастика», туда же входят и научная фантастика, и другие жанры и направления (социальная фантастика, альтернативная история и т. д. ).

Вопрос отношений между научной фантастикой и фэнтези не решен до сих пор. С одной стороны, и то, и другое объединяется в одном понятии «фантастика» и воспринимается как ее модификации. С другой стороны, фэнтези явно противостоит той литературе, которую условно обозначают «научная фантастика». Западные исследователи, а в последние годы и большинство отечественных, воспринимают фэнтези как особый жанр, отделяя его от литературы сновидений, литературы ужасов, литературной сказки, мистики.

Кроме того, следует упомянуть самую важную, самую характерную черту жанра — обращение к мифу. Миф может быть самый разный — в том числе и созданный самим автором. Фэнтези вообще свойственна некая мифологичность. В этом смысле она синтезирует в себе сказку и миф.

Научная фантастика и фэнтези различаются по многим критериям. Во-первых, объектом изображения. В фэнтези «конструируются миры, нигде не существующие… в научной фантастике изображается некий неизведанный космос будущего» .

Если в фэнтези действуют некие высшие, надчеловеческие силы, то в научной фантастике, как правило, их нет. Фэнтези может себе позволить обращаться с законами природы как ей угодно, вплоть до прямого их нарушения. Например, главный герой романа Э. Раткевич «Деревянный меч», сражаясь с черным магом, победил его весьма оригинальным образом: он не только стер его с лица земли, но и уничтожил всякую память о нем и его деяниях. Это привело к тому, что изменился сам мир: горы, разрушенные черным магом, снова возвышались как ни в чем не бывало, убитые им люди снова жили… то есть был нарушен закон причинности, фундаментальный физический принцип, исключающий влияние данного события на все прошедшие. Понятно, что научная фантастика на такое и не замахнется, ибо она излишне рационалистична и не допускает подобных вольностей. Все чудеса в научной фантастике получают научное объяснение, в фэнтези же никакие объяснения не нужны, ибо чудо в ней — нечто само собой разумеющееся.

Е. С. Конструирование

Отсюда логически следует еще один важнейший признак современной фэнтези: иной мир, созданный специально, с определенной целью и обладающий свойствами, нехарактерными для реального мира. Сверхъестественное предполагает магию, которая и объясняет все непонятное легко и просто. В произведении фэнтези, допустим, герой использует ковер-самолет или шапку-невидимку. Это волшебные предметы, и пояснять принципы их действия нет ни необходимости, ни смысла. В научно-фантастическом произведении читатель столкнулся бы с пространным и, скорее всего, нудным объяснением, почему и как работает шапка-невидимка, да и называлась бы она каким-нибудь мудреным термином. В фэнтези «могут появиться любые фантастические элементы без всяких объяснений и ограничений, так как фэнтези является своего рода фантастическим хаосом, космосом ничем не ограниченного творческого воображения, миром непредвиденной случайности, где все может случиться и каждый может стать победителем независимо от своих моральных качеств… отсутствуют всякие объяснения и законы при введении в текст фантастических элементов». Фэнтези не любит раскрытия тайны волшебства, так как оно (волшебство) теряет от этого свое очарование. Человек всегда стремится к чему-то таинственному; при всей его жажде к разоблачению тайн подсознательно он хочет, чтобы тайна оставалась тайной. Фэнтези удовлетворяет это желание.

4 стр., 1542 слов

Люди войны и люди мира в романе «Война и мир» (Л.Н. Толстой)

... сердечные, храбрые люди, главным представителем которых в романе стал Платон Каратаев. Он олицетворяет простой, малограмотный, но добродушный русский народ. Герой любит всех окружающих и идет на войну только ... своих крестьян и т.д. В личной жизни он проявил мстительность и жестокость, но в финале смог простить Наташу и обрести гармонию с собой. Таким образом, люди «войны» и люди «мира» в романе— это ...

Р. Р. Толкин

Фэнтези обладает теми же особенностями, что и фантастика вообще, так как она является ее модификацией (то же самое можно сказать и о других фантастических жанрах).

Термин «фантастика» мной используется в самом общем, широком значении: любая фантастическая литература. «Фантастика — это в значительной мере уход из реального мира» — так говорит о фантастике один из популярных русских писателей-фантастов С. Лукьяненко. То же самое можно сказать и о фэнтези, более того, это утверждение к фэнтези подходит как нельзя лучше.

Р. Р. Толкиена

Фэнтези многое взяла из авантюрных романов. В частности, особенности построения сюжета, интриги. Слова М. Бахтина об «авантюрном» романном времени можно отнести и к большинству произведений фэнтези: «авантюрное „время случая“ есть специфическое время вмешательства иррациональных сил в человеческую жизнь: вмешательства судьбы,. богов, демонов, магов-волшебников… романных злодеев», «все моменты бесконечного авантюрного времени управляются одной силой — случаем». Случайность в авантюрном сюжете играет важную роль. В фэнтези случайность порою определяет все. Конечно, и научная фантастика часто грешит этим, если не задается целью только показать вероятное будущее, возможные изобретения и тому подобное. Вообще, остросюжетность — характерная черта фантастической литературы, тем более массовой. В конце концов, одной из задач любого писателя всегда было и будет — привлечь как можно больше читателей, заинтересовать их. Тут на помощь и приходят развлекательные элементы. А сумеет ли автор в таком оформлении преподать нечто серьезное, зависит от его таланта и мастерства. Одной из особенностей фэнтези можно считать и то, что этот жанр «предпочитает» крупные формы, сближающие его с романом и повестью, хотя повесть-фэнтези — явление редкое. В русской фэнтези лишь немногие авторы прибегают к повести: М. Семенова, Е. Лукин, но и в их творчестве повесть занимает как бы второе место. Рассказы в жанре фэнтези тоже редки и чаще всего создаются как бы в дополнение к уже написанным романам, к уже созданным мирам или героям, или же объединяются в циклы. Это хорошо, с одной стороны. Но с другой… «Очевидным фактом в современной российской фантастике является преобладание больших форм. Ныне роман — излюбленный объем издателя, читателя, а следовательно, и писателя. Заметим, что выстраивание острого сюжета (а практически вся мировая классика — за редчайшим исключением — остросюжетна) легче удается на длинных дистанциях. Большой объем любезен фабуле. Меньше возни со слогом, грубой обдирки вполне достаточно и не у всякого достанет терпения (и как следствие — мастерства) на шлифовку». Как видим, коммерческая сторона вопроса немаловажна, особенно в наше время. Рассказ не очень-то привлекает читателя, тем более массового, издателю он тоже невыгоден. Вот и предпочитают романы. Часто даже в ущерб качеству. Но нельзя не согласиться, что роман — наиболее подходящий объем для фэнтези, тем более, что у этих жанров немало общего: эпичность, сложность сюжета, широта охвата событий, глубокое раскрытие характеров персонажей, их прошлого; главными структурными элементами являются повествование и весь представленный мир в пространстве и времени (в случае фэнтези—особый мир фэнтези), а также другие признаки Чепур E.A. Русская фэнтези: к проблеме типологии характеров // Проблемы истории, филологии, культуры. — 2008. — № 19. — С. 336.

15 стр., 7414 слов

Человек и общество в рассказе «старуха изергиль» (м. горький)

... человека. Человек и общество в рассказе М. Горького «Старуха Изергиль» В сочинении по рассказу Максима Горького «Старуха Изергиль» можно написать о следующем. В рассказе «Старуха ... людьми, и поиск оказался бесплодным. Слабость, бесцветность окружающих людей иссушили эту некогда красивую женщину, ... людях человеческого начала. Поэтому герой и ведет свой народ из тьмы, холода и ... ведёт своё племя через лес ...

История жанра начинается, пожалуй, со средневекового авантюрного романа, с литературной сказки и произведений романтиков. Чернышева, называя фэнтези «игровой фантастикой», связывает ее рождение с традицией сказки и карнавальной перестройки мира: «Новая традиция литературной сказки соединяется с идущей от давних времен традицией карнавальной игровой перестройки мира. Вместе они и формируют то, что мы называем игровой фантастикой». Романтики также внесли свою лепту. Конечно, тогда это еще не была фэнтези в том виде, в каком мы ее знаем. Например, у Гофмана уже есть все черты фэнтези, кроме самого мира фэнтези в современном понимании. Сказочный мир — есть, присутствуют волшебные существа, нечто нереальное, непознаваемое и заведомо невозможное в привычной жизни. Но здесь все еще подчеркивается именно сказочность. Волшебный мир Гофмана остается сказкой, он не равен миру реальному, не подается как самодостаточный, вполне возможный мир, тогда как мир фэнтези должен быть равнозначным реальному, между ними совершенно нет субординации. Т. Степновска, говоря о происхождении фэнтези, утверждает: «Основным источником возникновения фэнтези как особого вида художественной литературы, где свободная игра воображения способна нарушить любой закон реального мира, ввести любое чудо и волшебство в качестве слагаемого содержания и формы, являются миф и сказка». Основным законом мифа является фатум, высшая сила. В сказке же принцип иной. В ней добро по определению сильнее зла и главный герой всегда побеждает без особых усилий просто потому, что так должно быть. Его победа неизбежна. Зло в сказке существует для того лишь, чтобы его могло победить добро. «Фэнтези моделирует мир, который теряет сказочную обусловленность на уровне экзистенции…». Иными словами, сказка превращается в фэнтези тогда, когда она вбирает в себя быт, элементы реальной действительности, приобретает реалистические черты. Добро и зло уравниваются по силе, возникает несправедливость и появляются случайность и рок. Проиллюстрируем наглядно. Например, Золушка. В сказке все заканчивается хорошо: «и жили они долго и счастливо». Потому что не могло быть иначе. А теперь представим такую картину: Золушка является на бал в ослепительных одеждах заморской принцессы, за каковую себя и выдает. На самом деле она — обыкновенная авантюристка. Ее разоблачают, обвиняют в мошенничестве и бросают в темницу, выпоров плетьми. Туда же попадает и ее благодетельница-фея, за сообщничество. Это уже не сказка.

15 стр., 7127 слов

Сочинение мы будем вечно прославлять ту женщину чье имя мать

... правилах его оформления; продолжить отрабатывать умение грамотного письма. Всего этого мы будем достигать, опираясь на текстовый материал упражнений и отрывков из произведений писателей русской ... к государственным формам общественной жизни, когда усложняются производство, торговля, отношения между людьми и народами, возникают потребности учет продуктов труда, предметов обмена, необходимость ...

Сказка создает свой, совершенно закрытый мир, в котором напрочь игнорируются законы природы. Фэнтези же вводит в эмпирический мир законы, противоречащие познанию. Магия и не-магия в фэнтези сопротивляются друг другу. Об этом хорошо сказано в романе Э. Раткевич «Меч без рукояти»: «мир сопротивляется магическому вмешательству. Даже горный хребет, даже прибрежный песок, даже пыль на старой паутине — и те не подчиняются без сопротивления» .

Итак, у романтиков — уже не совсем сказка, но еще и не фэнтези. Литературная сказка ближе к фэнтези именно тем, что в нее уже проникает быт, но она еще не фэнтези, так как сохраняет сказочную условность. Мир сказки остается миром сказки и его законы не действуют во вне. У символистов, наследников и продолжателей романтизма, мир вымышленный и невозможный уже вторгается в реальный мир и сливается с ним, становясь столь же, а подчас и более реальным. Это нашло выражение в идее двоемирия у символистов. Вспомним Сологуба или Андрея Белого. Это уже приближение к фэнтезийному миру. Идея двоемирия позже трансформируется в идею многомирия фэнтези.

Р. Р. Толкиен, Р. Р. Толкиен

В русской фэнтези есть еще одно мощное направление, помимо толкиеновского. Это — так называемая славянская фэнтези, представленная в основном творчеством М. Семеновой и О. Григорьевой, в меньшей степени — другими писателями. Здесь разрабатывается славянский миф, который, в отличие от тех же кельтских сказаний, проходит такую обработку впервые после романтизма. Также нельзя не сказать и о мифологической фэнтези. В русской литературе она разрабатывается только двумя писателями, Д. Громовым и О. Ладыженским, пишущими под общим псевдонимом Генри Лайон Олди. Мифологическая фэнтези работает с известными мифами, она не создает свой собственный миф, а лишь переосмысливает и преобразовывает уже известный, много раз до того переосмыслявшийся литературами разных эпох, придает ему некое новое понимание.

Глава 2 Анализ трилогии Марии Семеновой «Волкодав»

2.1 Своеобразие романов Марии Семеновой

» Волкодав» — роман достаточно традиционный. И в тоже время он выпадает из канонов жанра. История приключений Волкодава, последнего воина из рода Серого Пса племени веннов, начинается в тот момент, когда обычно подобные истории заканчиваются: герой находит своего врага, из-за происков которого его прежняя жизнь превратилась в череду нечеловеческих испытаний, и убивает его, совершая акт справедливого возмездия. И пытается обрести новый смысл жизни, ибо то, ради чего он жил раньше, свершилось Любарская И. Дyxless»Волкодав из рода Серых Псов», режиссер Николай Лебедев // Искусство кино. — 2007. — № 1. — С. 40.

Волкодав — суровый воин, он в совершенстве освоил науку убивать. Но он устал от крови. А мир, в котором живет Волкодав, очень жесток, и нужно брать в руки меч, чтобы отстоять свое право на жизнь и помочь слабым. Волкодав силен, но он — не груда стальных мускулов и небездушный автомат по размахиванию мечом. Он — человек со сложным внутренним миром, он тонко чувствует переживания других людей, много размышляет о мире, о своем месте в нем. Поэтому роман трудно отнести к разряду тех массовых (хотя порой и неплохо написанных) фэнтезийных боевиков, на страницах которых не отягощенные интеллектом «конаны» направо и налево размахивают мечами, круша все на своем пути. Так что «Волкодав» — никакой не «Русский Конан», как уверяют читателя издатели — очевидно, в рекламных целях, а психологический роман о трудной судьбе сильного человека.

9 стр., 4007 слов

Конфликт человека и общества в старухе изергиль. Старуха Изергиль. ...

... похоти. Рассказ Максима Горького «Старуха Изергиль» как раз о человеке, жизнь которого не лишена ни ... не убийством, а изгнанием. Племя знало, что вне общества герой окончательно утратит человеческие черты, ... за выкуп жиду и вернутся домой. Но женщина предпочитает правду – притворятся любимой в ... статьи: Конфликт между поколениями всегда выглядит закономерным и логичным. Со временем людям свойственно ...

Заслуга Марии Семеновой в том, что она «очеловечила» сюжет боевика. Возможно, такова была изначальная установка — все-таки книгу писала женщина. Возможно, именно женским взглядом на мир объясняется желание писательницы создать на страницах своего романа идеальный, но утопичный мир — мир, где женщины стоят над мужчинами, а мужчины воспринимают это как должное.

Хочется отметить и литературное мастерство Семеновой. Мира романа вымышлен, однако кажется вполне реальным. Роман насыщен множеством действующих лиц, принадлежащих к разным племенам — вельты, венны, сегвены и другие. И все они имеют только им свойственные особенности, словно писательница почерпнула сведения о своих героях из исторических источников. Насыщенный деталями, написанный замечательным русским языком, «Волкодав» — один из лучших романов последних лет в жанре фэнтези. И, возможно, не только фэнтези.

Эти романы написаны в жанре фэнтези, чья популярность на сегодняшний день занимает всё более и более устойчивые позиции. В результате анализа романов Семёновой и сопоставления их с научными работами; главным образом с трудами Афанасьева «Мифологические воззрения славян на природу» и «Мифы русского народа» Левкиевской, мы приходим к выводу, что Семёнова не только активно использует материал славянской мифологии, но и преобразует его. Славянская культура — верования, традиции и обычаи наших предков — незримый самобытный герой её произведений. Именно поэтому мы можем назвать жанр этого произведения — славянское фэнтези.

Н. С. Краткая, О. С. Фэнтези

Данное явление мы наблюдаем в анализируемых произведениях, ведь не случайно все племена здесь ведут свой род от тотемного животного, к тому же и главный герой в случае надобности превращается в покровителя своего племени — в собаку: «Его предок был псом, который избавил праматерь племени от лютых волков, а потом, как водится, обернулся статным мужчиной».

При этом способность перенимать облик тотемного животного была уделом избранных, всегда считалась великой честью: «Предок дарит Своё обличье только величайшим в роду».

Именно перед тотемным предком держат ответ венны в загробном мире: «Хорошим или плохим я был сыном, это я узнаю, когда умру и предстану перед Прародителем Псом».

Черты человека и черты пса сливаются друг с другом, их души становятся единым целым, и одно существо описывается с помощью указания характерных особенностей другого: «У страшного серого зверя были человеческие глаза».

Образ Серого Пса в романе является одним из главнейших тотемов.

В мифологических представлениях наших предков собака играла далеко не последнюю роль, так как она всегда являлась помощником человека, сопровождала его на охоту, охраняла жилище и т. д. Народное сознание часто отождествляло собак с тучами, поэтому внимание постоянно акцентируется на ассоциативной связи между собакой и тучей благодаря общему для них признаку — серому цвету; именно этим и объясняется постоянное упоминание о том, что пес носит серую шкуру Шапарова Н. С. Краткая энциклопедия славянской мифологии. — М.: АСТ, Астрель, Русские словари, 2003. — с. 53.

Образ волка неразрывно связан с образом собаки. В романах даже есть упоминание о родственном Серым Псам племени, в котором тотемом являлся волк. Верования приписывали ему функции посредника между «этим» и «тем» светом, между людьми и нечистой силой, в русской традиции даже существует предание, что волк был создан дьяволом, чтобы кусать бога.

Два героя — Волк и Волкодав противопоставляются друг другу — один как носитель светлого начала, охранителя человека от всякого зла, другой как губитель стада, жестокий слуга не только земных тиранов, но одновременно и потусторонних сил.

Образы волка и собаки в народном сознании тесно связаны благодаря возможности превращения как из человека в животное, так и наоборот. Идея о смене облика в более поздней народной традиции трансформируется в культ оборотня, соотнесённого с природной средой, и прежде всего с фауной и флорой соответствующего региона.

Мотив перевоплощения человека в волка и в русском фольклоре, и в древнерусской литературе являлся универсальным. Мифологема превращения человека в волка столь устойчива, что слово волколак или волкодлак приобрело расширительный смысл: это оборотень вообще. Корень длака в стар.слав., сербохарватском и словенском языках значит «шерсть», «руно»).

Превращение в собаку имеют свою особенность: оно случается совершенно внезапно: только что видели человека, имеющего некоторые характерные признаки (например, старика, «много такого знающего», со странным волчьим взглядом, сверкающим из-под бровей), а спустя мгновенье вместо этого человека видят похожую на него собаку. Превращение, описанное в романах, полностью соответствует народным представлениям. Прежде всего, Волкодав имеет все признаки «подозрительного» человека: следы кондалов вызывают в народе мысли о том, что он — беглый каторжник. Да и вид у него всегда очень угрюмый и настороженный! «Мы слышали крики. Нам показалось, что бешенная собака напала на женщину», — так говорят очевидцы схватки Волкодава с жрицей богини Смерти. «Я…иногда…бываю собакой» — признаётся и сам герой.

Правда, необходимо отметить, что оборотничество носит в сознании народа отрицательный характер, так как оборотень если не ведет человека к гибели, то, по крайней мере, приносит серьёзные неприятности. Славяне, жившие во времена первобытно-общиннго строя оборотничество представляли совсем иначе, т.к. каждый член рода, а в особенности избранный, совмещали в себе черты человека и животного-покровителя, следовательно такое превращение не могло принести зла. Так и Волкодав чувствует в себе Пса, он органически сливается с ним.

Появляется на страницах романов и гигантский Змей. Правда, он предстаёт перед нами не в образе животного, а в своей божественной ипостаси.

«Змей, давным-давно изгнанный Богом Грозы из пределов Земли, рвался в дневной мир, шарил хоботом, нащупывая дорогу к Железным горам: сломать заповедные крепи, выпустить из векового заточения хозяев смерти и холода, Тёмных Богов.»

Этот миф напоминает скандинавское сказание о Мировом Змее, пожирающем свой хвост. Ёрмунганд, Мировой Змей, — был сыном Локи и великанши Ангрбоды. Всеотец (Один) взял великого Змея и бросил его в море. Там вырос он до таких размеров, что лежит теперь, плотно обвившись вокруг земли, и грызёт свой хвост.

Учёные полагают, что Змей в его древнейшей форме представляет природные стихии огня, воды, гор и небесных сил — дождя и грозы. Легенда о Боге Грозы, рассказанная Семёновой, у реальных славян часто трансформировалась в легенду о кузнеце. Так, этнографы в 20-е гг. ХХ века зафиксировали на Украине целый ряд сказаний о древних кузнецах-змееборцах, которые выковали сорокапудовый сказочный плуг и научили людей земледелию.

Само племя веннов, из которого происходит главный герой, чем-то напоминает племя реальных исторических северян невров, живших в 5−6вв. до н.э., которых считают предками славян. Эти племена жили первобытным строем. Селились они в лесу, как и венны. Афанасьев отмечает, что Геродот записал любопытную этнографическую деталь, связанную с неврами, о ежегодном превращении их в волков, правда, что он имел ввиду, остаётся не совсем ясным.

Главный мотив русской народной вышивки — женская фигура с воздетыми к небу руками — существовал уже примерно в 5,6вв. до н.э. Из этого следует, что главенствование женщины как богини и женщины в родовой общине на тот период истории славян было очевидным. Тогда мы можем предположить, что племя невров тоже могло жить по матриархальному принципу!

Веннское племя также строится по принципу матриархата. Венны верили, что в основе племени стоит Праматерь. Превосходство женщины подчёркивалось и тем, что женщину считали более интеллектуально развитой. «Женщины мудрее мужчин», — так говорит и сам главный герой. Нижеследующий обычай характеризует взаимоотношения мужчин и женщин этого племени: «Веннские женщины дарили бусы женихам и мужьям, и те нанизывали их на ремешки, которыми стягивали косы. С гладкими ремешками показывались на люди одни вдовцы и те, до кого женщина ещё не снисходила.»(1;55); «По веннскому обычаю, радужная горошина на ремешке у холостого мужчины обозначала лишь, что он собирался хранить верность подарившей её. Пока она не возьмёт его в мужья. Или не предпочтёт кого-то иного…»(1;290).

Женщины племени веннов брали мужчин себе в мужья, что часто становилось поводом для шуток и издёвок со стороны представителей других племён: «Волкодав привыкнуть к тому, что у большинства народов девушку выдавали, так и не мог. У веннов девушка брала себе мужа»(1;288).

2.2 Мифологические мотивы в трилогии Марии Семёновой «Волкодав»

На страницах романов Семёновой перед нами последовательно предстают все основные боги славянского пантеона: Перун (Сварог), Дажьбог (Солнце), Лада, правда под другим именем (в романе она встречается под именем Прекраснейшей), Марана-смерть и т. д.

Из них большее внимание уделяется Перуну, «Богу Грозы», как его называет сам Волкодав. Этот бог является также покровителем главного героя, его незримым помощником.

В славянской мифологии Перун являлся владыкой морей, рек, дождевых облаков и т. д, а также богом земного огня, принесеного им с небес в дар смертным.(Исходя из этого можно провести параллель между ним и др.-греческим Прометеем)

Перун часто отождествляется с греческим Гефестом и с Тором из скандинавской мифологии. В народном сознании жителей северной Европы Тор путешествовал по небу в колеснице, разя стрелами-молниями, сопровождаемый диким грохотом — громом.

Ср. с описанием в романе: «Колесница Бога Грозы удалилась на север…».

Н. С. Краткая

Мария Семёнова описывает обращение главного героя к Перуну, своему покровителю: «Вытащил молот… начертал в воздухе Знак Грома: 6 остроконечных лепестков, заключённых в круг-колесо», т. е. чтобы получить помощь от божества, герой совершает ряд «колдовских» операций с помощью любимого оружия бога-громовника.

«Венны звали эти горы Железными и утверждали, будто ими, как железным замком, запер когда-то Тёмных Богов и всякую нечисть, воспретив показываться в дневной мир» — эта цитата, несмотря на свою краткость, содержит, на мой взгяд, очень важную информацию. Здесь в несколько изменённом виде, представлен один из базовых славянских мифов о борьбе громовержца Перуна с каким-то могучим противником. Учёные полагают, что на его основе создавались все остальные мифологические рассказы об отношениях между богами.