Контрольная работа: Архангельская область

Контрольная работа

Контрольная работа: Архангельская область 1 Север — чистый, неиссякаемый родник русской народной культуры. В собраниях Ассоциации государственных музеев «Художественная культура Русского Севера» представлена ​​такая коллекция древних северных икон и древней языческой культуры, которой могут позавидовать многие музеи мира. Многим знакома искусная работа холмогорских резчиков по кости, имеющих многовековые традиции.

В регионе находится крупнейший в мире музей деревянного зодчества и народного искусства — «Малые Карелы». Чтобы сохранить уникальные шедевры деревянного зодчества 1970-х годов, сюда было перевезено более сотни памятников со всех отдаленных уголков огромной Архангельской области.

В 1146 году был основан Каргополь. Святыня Каргополя — величественный Христорождественский собор. Он возведен в 1562 году, когда на Руси царствовал Иван Грозный. Благовещенский собор, построенный на пожертвования прихожан и Петра I, украшен знаменитой каргопольской каменной перевязкой, по красоте не уступающей внешнему убранству дворцов флорентийского Возрождения.

На юго-западе региона находится озерный край тайги, чудом сохранивший атмосферу древней Руси. Это Кенозерский национальный парк — самая интересная и перспективная охраняемая территория России для развития туризма, экологических программ и исторических исследований. В Кенозерье и сегодня православие и древние языческие культы объединены в сложное единство.

На Белом море расположены знаменитые Соловецкие острова. Сюда съезжаются туристы и паломники со всего мира, чтобы поклониться святыне, прикоснуться к неохлажденным камням истории. В 1557 году были возведены Успенский собор и знаменитая трапезная, а в 1558 году началось строительство крупнейшего в России храма — величественного Спасо-Преображенского собора. Этот храм представляет собой цитадель с шестиметровыми стенами и подземными ходами и сегодня очаровывает современных архитекторов.

Архангельская область занимает первое место в России по количеству и значению памятников деревянного зодчества и входит в первую десятку регионов России, славящихся своим культурным наследием.

Соловецкий государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник включен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Живописные и разнообразные пейзажи многих других мест региона с сохранившейся нетронутой флорой и фауной. В районе более 200 000 озер, богатых ягодами и грибами, возможностями для успешной охоты и рыбалки.

4 стр., 1778 слов

Шедевры церковного деревянного зодчества на Руси

... деревянной архитектуре были выработаны многие строительные и композиционные приемы, отвечавшие природно-климатическим условиям и художественным вкусам народа, оказавшие позднее немалое влияние на формирование каменного зодчества. ... То есть то осознание архитектуры как модели Божьего мира, которое делает ее не ремеслом, но искусством… Развитие деревянного храмостроительства На протяжении многих ...

1. Вехи истории

Самые ранние поселения на Беломорском Се­вере появились на Кольском  вехи истории 1 полуострове за 7 — 6 тыс. лет до новой эры, а постоянные поселения добытчиков моря — рыболовов, охотников — поя­вились значительно позже — за 3 тыс. лет до н.э. Поселок в дальнейшем постепенно смещается в сторону Печоры и Приобья.

В VI — IX веках у восточных славян появляется интерес к Европейскому Северу. Наверное, не из спортивного интереса, норвежский мореплаватель Отер несколько раз плавал на север в 870 — 890 годах. Говорят, что он добывал моржовые клыки и бивни мамонтов. Хорошее дело. Но как вы его взяли и где? Клыки моржа можно получить, пронзив моржей и сломав клыки. Но мамонты в ту пору значились уже вымершими. Неужели Отер послал свою команду на поиски клыков в безлюдной тундре? Отра была мореплавателем, купцом. Сапожник не занимается скотоводством, чтобы шить сапоги на продажу. Он покупает готовое сырье. В результате Отра покупала или продавала, обменивала на другие товары кости моржа и мамонта, полученные от местного населения. Это означает, что в VIII-IX веках на берегу Белого моря местное население занималось торговлей.

Слава о стремительном обогащении Отры быстро распространилась по Скандинавии. За это дорого заплатили поморы, чудины, весины и другие народы, населявшие приморские районы Заволочья. Викинги привыкли там грабить и долго не отдыхали, пока сами заволочаны не закисли и — «пошли войной на мурманцев». Мурман они «повоеваша». Мурманцы после таких уроков успокоились, но ненадолго — нужно было еще раз вспомнить, что играть с огнем опасно.

С чужими грабителями все же воевать проще. Хуже, когда повадятся свои. И их, из ближайшего Новгородского княжества, пришло сразу после иноземцев. Примерно в это же время в 1032 году мэр Новгорода на Двине Улеб совершил поездку с Северной Двины к «Железным воротам» — так назывались Карские ворота. Началась массированная колонизация Север вехи истории 2 а. Новгородский наемник, разрозненные отряды пионеров и горняков проложили путь Заволочью не позже славных норвежцев.

В 1136 году, как установили выдающиеся, очень важные ученые, на Северной Двине появился Архангельский монастырь. Михайло-Архангельский. А в 1417 году — Николо-Корельский. Но, употребляя термины тех же ученых, видных и очень видных, следует сказать, что «они (монастыри) идут вслед за русско-христианской жизнью, а не ведут ее за собою, не вносят ее в пределы, дотоле ей чуждые».

О монастыре Архангела Михаила известно мало, очень мало, а до 1419 года его вообще не было. В 1419 году мурманы прибыли в Северное Белое море в войне 500 человек с моря в бусах и шняках. Архангела Михаила монастырь, Цигломино, Хечемино, три церкви были сожжены, христиане и Чернцы были избиты. И заволочане две шняки мурман избиша, а инии убегоша на море». Видимо, это было не время расцвета монастыря, когда появился такой непристойный район. Судя по всему, раньше в Михайло-Архангельском монастыре было намного лучше. Но и тогда монастырю при­надлежало более тридцати деревень и многие рыб­ные ловли: «тоня на Большой Двине выше города по городскую сторону у стрелецкия слободы, 1/3 тони «Нячеры» большой, тоня куромная «Нячера меньшая», тоня в няше вверх Хечемины от Заост-овки вниз, в Заостровской волости подле Заостровку запесочный хвост вехи истории 3 , в Лисестровской волости половина речки Метушницы, да в Лекове курье, тоня куромная на Наймаксе (Маймаксе), тоня ку­ромная Глинник…» И еще множество тоней вплоть до Кехты и Ракулы. Монастырь занимался морским промыслом. Одной палтусины добывалось за сезон более тысячи пудов. Монастырь имел свои соляные варницы, мельницы, крупный рогатый скот. Все это — морские продукты, полезные ископаемые и животноводство — приходилось куда-то вывозить на продажу, а увозить — только морским путем. И, конечно же, у монастыря был свой флот и своя судостроительная верфь. И, конечно, беломорские монахи, помимо прочего, были еще и славными мореплавателями. Если вы построите памятник монахам Белого моря, то в одной руке у монаха должны быть символы земледелия, в другой — символы моря.

16 стр., 7916 слов

Я сижу на берегу сочине. я сижу на берегу моря, реки, озера. ...

... степях, в Крыму, на Кавказе. 71. Я стою на берегу моря в шторм. Высоко вздымаются волны. Они шумно бьются о камни. Вдали виднеется парус яхты. Справа сидят чайки на утесе. Слева ... плывут спасатели на катере. Резко ...

Монастыри Севера и Белого моря — главные вехи в истории развития не только нашего региона, но и всего северного европейского региона России.

2. Возникновение Архангельской области

Архангельская область — один из старейших регионов России. В верхней части Онеги обнаружены стоянки примитивных охотничьих и рыболовных племен эпохи неолита.

Заселение и хозяйственное освоение русских побережий северных морей началось почти тысячу лет назад. Продвигаясь на Север по долинам Онеги и Северной Двины, новгородцы ещё в конце X века вышли к южным берегам Студёного (Белого) моря. Основой хозяйственной жизни здесь стало рыболовство, а позже и морская охота. Исстари поморы занимались также земледелием и скотоводством. В поморских деревнях на протяжении веков опыт парусного спорта и рыбалки в суровых арктических водах улучшался и передавался из поколения в поколение. Архангельские моряки на своих легких парусниках вышли в море, открыли много полярных островов и основали поморские поселения на островах Колгуев, Вайгач, Новая Земля, Моржовец.

Территория современной Архангельской области известна еще со времен варяжских разбойников. «Белая Сарматия», «Страна полуночная», «Биармия»- так называли современники придвинские земли, где перекрещивались торговые пути скандинавов и чуди, татаро-монголов и купцов Великого Новгорода. Но многочисленные поселения людей имелись здесь еще в эпоху неолита. Одними из первых жителей края были, по-видимому, предки саамов.

С XI века отряды новгородских ушкуйников все более и более проникали на восток и север региона по рекам Свирь, Емце, Двина, Выгу, Нюхче, которые они исследовали. Монахи, безземельные крестьяне, весь народ, укрывавшийся от татарского насилия или диктатуры новгородского градоначальника, следовали за дружиной. Принося на север высшую цивилизацию, они одновременно преследовали ее аборигенов с лучших мест и «мучили диких карельских детей» своим ремеслом.

Центром Заволочья (так называли новгородцы земли за Онего-Двинским волоком) стали Холмогоры. Почувствовав высокую доходность этих земель, великие новгородские бояре стали брать их в свои руки. В районе возводились деревянные крепости, расширялись рыболовные угодья и рыбные пруды, соляные заводы и охотничьи угодья.

14 стр., 6924 слов

Кирилло-Белозерский монастырь и русская аристократия

... как исторический источник [43], Позже историки подробно рассмотрели экономическое значение монастыря, как для Северного края, так и в общерусском масштабе, и обитель стала рассматриваться как ... входил в число крупнейших русских монастырей. Сам основатель Кирилловой обители - преподобный Кирилл был не только знаком с основателем Троице-Сергиева монастыря - преподобным Сергием Радонежским, который, ...

На протяжении XII-XV вв. происходило освоение бассейна Северной Двины, Онеги, Мезени, островов Белого моря. Территория была колонизирована сначала новгородцами, затем переселенцами с Верхней Волги. Через земли Архангельска русские проникли за Урал и Зауралье. На пересечении торговых путей (пушнина, рыба, соль, хлеб, изделия из железа, льна) возникали новые поселения: Вельск (1137 г.), Шенкурск (1315 г.), Холмогоры (1328 г.), Каргополь (1380 г.), Сольвычегодск (1492 г.) и др.

На Большом Соловецком острове — крупнейшем острове архипелага — в 1429 г. был основан Соловецкий мужской монастырь, который играл значительную роль в хозяйственном освоении Поморья. Роль Соловецкого монастыря как северной пограничной крепости, неоднократно успешно отражавшей нападения шведов, была исключительной. В XVII в. это был один из центров раскола. На протяжении пяти веков Соловецкие острова использовались как место ссылки, в том числе для политических заключенных. После Октябрьской революции монастырь был упразднён. В 1967 г. здесь создан музей. В 1991 г. Соловецкий монастырь возвращён Русской православной церкви.

После установления морских торговых связей Русского государства с Англией и другими странами Западной Европы в 1584 г. по указу царя Ивана Грозного был основан первый морской порт в устье Северной Двины. Первоначально он назывался Новохолмогоры, а с 1613 г. — Архангельском. До возведения Петербурга Архангельск был единственным выходом к морю, центром судостроения (Соломбальская судоверфь) и внешнеторговым портом.

3. Кенозерье

В современной историографии бытует мнение о Кенозере как об одном из первых центров колонизации Русского Севера, связанном с Свирь-Онега-Двинским трактом — одним из основных маршрутов движения новгородцев на север. Под понятием «Кенозерье» следует понимать Кенозерский национальный парк, образованный в 1991 г. на территории Плесецкого и Каргопольского районов Архангельской области.

Освоение русским народом берегов Кенозера полностью совпадает с известными фазами заселения Севера Новгородом и Ростовом Великим.

Первый период охватывает X — XIII вв. Тогда на территории Кенозера образовалась сеть водных путей, необходимых не только для развития Кенозера, но и для дальнейшего продвижения колонизации на северо-восток. Развитие территории на этом этапе преследовало коммерческие цели и было сосредоточено на торговле мехом. Плотность населения территории в первый период была низкой, сельское хозяйство ограничено.

В ХIV — ХVI вв. в освоении Кенозерья наступает новый этап. Значение охоты снижается в связи с истреблением ценных пород пушных зверей. Колонизация на этом этапе направлена ​​вглубь территории, к водоразделам. В это время окончательно формируется сеть волостей и погостов. В XVI в. процесс внутренней колонизации заканчивается. Значительно прочнее в ХIV-ХVI вв. становятся позиции христианства, что связано с начавшейся на Севере в XIV в. монастырской колонизацией и организацией сельских приходов. Каждое из направлений новгородской колонизации имело свои монастырские центры.

Старейший из них располагался у «Чёлмы-Горы» (Кирилло- Челмогорская пустынь) и основан был Кириллом, постриженником Новгородского Антониева монастыря. В этом монастыре Кирилл провел шесть лет, после чего еще три года скитался «по пустыням и в кино. Странствия Кирилла в его жизни представлены довольно стандартно, но цель их ясна: подвижник ищет «пустыню», укромную, вдали от оживленных троп.

2 стр., 906 слов

Ферапонтов монастырь

... северного монастырского ансамбля XV—XVII веков, раскрывающего типичные особенности архитектуры времени формирования Русского централизованного государства. Ансамбль Ферапонтова монастыря ... монастырь возводит надвратные церкви на Святых вратах, церковь Мартиниана, колокольню. В 1798 году Ферапонтов монастырь был упразднен указом Синода. В XIX в., в приходской период, сузившуюся монастырскую территорию ...

В 1316 г. в устье реки Чёлмы (Лекшма) у Лёкшмозера Кирилл ставит небольшую келью для проживания и «так же храм молитвенных аже есть часовню».

Кирилл нашел место для устройства пустыни у реки и большого озера, в местах ягод и грибов, у небольшой горы, защищавшей подвижника от холодных северных ветров. «Бяше место горы тоя не велико зело, но всяким ягодичием и древнем исполнено и вельмибе гора сия красива и никому же от человек прежде на ней пребывающу, и возрадовался Кирилл духом и возлюбил е зело».

Составитель жизни по традиции упоминает и дьявольские соблазны, и «белоглазую затворницу». Между тем, именно чудских племён, не обрусевших и не затронутых христианизацией в XIV в., на Лекшмозерье уже не было. Все поселения уже русские, основанные предыдущими колонизационными потоками. Это подтверждается топонимикой и наличием «сторон» («на Труфановой стороне, на Орлове стороне»).

Следуя традиции, составитель жития, и ещё вероятнее, «списатели» его в ХVIII-ХIХ вв., допустили противоречия в собственном изложении. Жители «этого места» «суть злая и беспощадная», но при этом приходят к Кириллу «на благо души» и за благословением, «благодатью за» дают ему порцию улова. Жизнь говорит о ссорах из-за деревьев в лесу: крестьяне «заложили лес на той горе…». Кирилл стыдит крестьян, вырубивших весь лес под пашню. Четыреста лет спустя, обладая даром интуиции, он предсказал бы и пожары, и польскую интервенцию. вполне понятно, что информация о чудесах и пророчествах способствовала популярности Кирилла и Челмогорской пустыни.

После Кирилла пустыней правили отдельные иеромонахи, под одним из них — Арсением, в монастыре 24 человека, пашня, огороды, с названием Успенская церковь с построенной при нем трапезной, скит называлось «Успение на Хелме». В 1429 г. построен Богоявленский храм с приделом Святой Екатерины, число монахов достигло 80 человек. Сам монастырь стал называться «Челмогорского отца нашего Кирилла».

В северной части Кенозера центром монашеской колонизации была Кенская пустыня Пахомиева. Её основание в конце XV в. приписывали Пахомию, происходившему, вероятно, из земель новгородских. О его жизни в Новгороде и пути на Кенозеро достоверных сведений не сохранилось, умер Пахомий в 1515 г.

Кенская пустынь по сравнению с другими религиозными центрами Кенозерья была достаточно крупным землевладельцем в ХVI-XVII вв. Среди настоятелей Кенской Пахомиевой пустыни в 1559 г. упоминается Вассиан. При его игуменье крестьяне монастыря ловят рыбу «от монастыря по реке до Кенозера и на Кенозере и лахте по Орлов-наволоку и Пором-острову».

Процесс образования пустыней на территории Кенозерья был продолжен в XVII в. В северо-восточной части от Лекшмозера в 1640 г. монахами Александро-Ошевенского монастыря Сергием и Логгином была основана Хергозерская Макарьевская пустынь.

12 стр., 5901 слов

Шатровые храмы Руси ХVI-XVII вв

... и несовершенна. Но в XVI -- первой половине XVII века шатровые храмы получают широкое распространение. Шатром завершен центральный придел собора Василия Блаженного на Красной площади в Москве ( ... подклет и увенчанный пирамидой кокошников, почти точно воспроизводит формы храмов годуновского времени - старого собора Донского монастыря 1593 года, церкви в Хорошеве. От образцов предшествующего времени ...

Макарий Желтоводский и Унженский — не только известный церковный деятель начала XVII в. (основатель Макарьевского на Унже монастыря на Волге), но и путешественник, неоднократно бывавший на Севере. В Каргопольском районе он был одним из самых почитаемых святых, наряду с Власием считался покровителем скотоводства.

В Хергозерской пустыне ещё в начале XX в. хранились книги, принадлежащие Макарию, а также рукопись «Сказание о чудесах преподобного Макария Желтоводского» (запись XVII в.).

Третье чудо святителя — основание Сергием и Логгиным Хергозерской пустыни в память о чудотворном образе Макария. Пустынь просуществовала до 1764 г. В это же время она обращена в Хергозерский приход с приписными деревнями Окатовская, Фёдоровская и Турово сельцо, составляющие Порженское, а также деревни Думино, Ожегово и Ольсиевская (Курмино, Херново, Наволок).

Пустыня была популярным местом паломничества жителей окрестных деревень и шумным поселком с постоянным движением «на левой стороне Пудожского пролива». Однако уже в конце XIX в. в Хергозерском погосте всего лишь два двора и 5 постоянных жителей. В пустыне находились две каменные церкви Святой Троицы 1873 г, и Введения Богородицы, возведённой в 1790 г. Празднование дня памяти преподобного Макария (7 августа), одного из самых почитаемых местных святых, становилось ярким событием для всего Каргополья.

Один из центров монашеской колонизации Кенозерского района находится за пределами озерной системы края и связан не с Новгородом, а с Белозерским направлением развития Каргополя. Это Александро-Ошевенский монастырь, основанный в 1453 г. Александр Ошевнев — уроженец Веся Белозерской, Вожозеро, крестьянский сын и покрывало из Кирилло-Белозерского монастыря.

4. Деревянное зодчество русского севера

Образный образ — суровый и героический — укоренился во всей народной архитектуре и стал одной из ее наиболее характерных и запоминающихся черт. Силуэты величественных церквей, возвышающихся где-то в Кеми или Колье, Кондопоге или Кулике, невольно вызывают в воображении образы бдящих эпических героев по всей северной границе.

Лазаревская церковь — старейший из сохранившихся до наших дней памятников деревянного зодчества России. Построена она 600 лет назад, в конце XIV века.

 деревянное зодчество русского севера 1

Богатырь Кондопога

Этот век — время активного освоения северног края. Сквозь густые заросли, болота и озера отряды новгородских ушкуйников — отважных исследователей, воинов — предприимчивых купцов проложили тропы-дороги на север, в сторону Белого моря. Завоеватели земли составили Заволчье — одну из богатейших колоний Господина Великоо Новгорода. А вслед за ушкуйниками и купцами — не с мечом и мошной, но с крестом и “божьим словом” — шли новгородские миссионеры: попы и монахи. Обращая в православие местных язычников, они утверждали здесь религиозное и идеологическое господство Новгорода не менее действенно, чем силой оружия.

Таким миссионером был новгородский монах Лазарь, основавший в глухом, труднодоступном месте Муромский монастырь — одно из первых русских поселений на Севере. С его именем старое предание связывает строительство Лазаревской церкви. Тщательное исследование ее архитектурных и конструктивно-строительных особенностей убедило ученых в правильности датировки — конец XIV века.

12 стр., 5654 слов

Русские православные монастыри

... "Северной Фиваидой", или "Русской Фиваидой на Севере". Пустыня возникла в отдаленной, необитаемой, часто покрытой лесом местности, но постепенно могла развиться в более крупный монастырь, ... и основание новых монастырей стали свидетелями возрождения национальной жизни как в социальной, так и в духовной сферах. Результаты этого процесса в XVII в. выразительно описал келарь Троице-Сергиева монастыря ...

 деревянное зодчество русского севера 2

Много построек разбросано по деревням, починкам и выселкам русского Севера. Нередко к клецким часовням обычного типа в XVIII-XIX веках пристраивали сени и шатровые звонницы. Эти постройки хотя и изменяли первоначальный облик памятников, но в то же время придавали им несколько иные, в высшей степени примечательные качества и достоинства. Таковы чудесные часовни из деревень Лиликозера и Кавгора, перевезеные недавно в Кижский музей под открытым небом, таково и целое ожерелье часовен в деревнях Корба, Волкостров, Воробьи, Подъельники, Усть-Яндома, опоясывающие Кижский остров.

Все они принадлежат к одному и тому же типу клецких часовен, и тем не менее все они совершенно разные и каждая из них интересна по-своему.

Кижский музей окружен чудесным ожерельем старинных деревянных часовен и церквей, сохраняемых на своих исконных местах. Одна из таких часовен — в деревне Корба, в четырех километрах от Книжей.

На краю деревни Цизовера в Архангельской области стоит колокольня. Прямо на земле восьмерик примерно на 2530 венцов. Из толстых крепких бревен. Наверху сруб расширяется небольшим повалом. На нем по углам поставлены резные столбики, поддерживающие зубчатые полицы и шатер с главкой. Превосходно найденные пропорции создают выразительный силуэт здания, в котором воедино сплавлены ощущение чисто крестьянской силы, идущей от земли, и устремленность вверх стройных высотных форм.

Мы не найдем здесь изощренного, виртуозного мастерства строителей. Углы восьмерика рублены “в обло”, бревна тесаны словно нарочито небрежно, грубовато: их выступающие концы одни длиннее, другие короче. Но быть может, именно эта непринужденная “корявость” и придает цивозерской колокольне неповторимое своеобразие подлинно народного примитива, редкостную пластичность, интимность и то обаяние старины, подделать которое невозможно.

 деревянное зодчество русского севера 3

Царевна!

Еще старше колокольня в Кулиге-Дракованове на Северной Двине: ученые датируют ее XVI веком. Она во многом схожа с цизоверской, но более грандиозная, стройная и утонченная по своим пропорциям.

Высокий восьмерик покоится здесь не на земле, а на широком приземистом четверике. На этом постаменте возвышается восьмигранный столп с традиционным повалом, открытым “звоном” и шатром строгой и благородной формы. Прозрачный ажур резных столбов и зубчатых тесовых палиц подчеркивает цельные, нерасчлененные массы основных архитектурных объемов, усиливает общее впечатление горделивой, несколько суровой неприступности.

Церковь в селе Лявля – один из древнейших памятников народного деревянного зодчества, возникших в XVI веке. К сожалению, ее подлинный облик в значительной мере искажен позднейшими переделками: в XIX столетии церковь обшили тесом, прорубили нелепые итальянские окна, совершенно чуждые самому духу северной архитектуры. Но даже сейчас она производит сильное впечатление. Кому довелось видеть ее в натуре, тот уже не забудет речных просторов, холмистого берега, поросшего кустарником, и широкого шатра церкви, возвышающегося над небольшой рощицей.

11 стр., 5119 слов

Первые древнерусские монастыри и храмы

... храмов, так называемых клетских. Архитектура древнерусских шатровых храмов была чрезвычайно разнообразна и основана на различных сочетаниях четвериков и ... Спасо-Преображенский собор Мирожского монастыря (1156) и ... на Севере) строились ... гг. на месте разобранных древнего великокняжеского дворца Ивана III и ... первого яруса дворца - римейк подклета Алевиза; терраса поверх аркады повторяет старые гульбища и ...

В архитектуре лявлинской церкви проступают черты перехода от древнейшего клецкого типа культовых зданий, представленного, к примеру, уже знакомой нам Лазаревской церковью Муромского монастыря, к шатровому зодчеству. Здесь еще нет стремительной легкости столпообразных шатров, их мужественной красоты и своеобразного изящества. Однако будничность и заземленность древних церковок уже исчезает. Это еще не взлет, но порыв к полету, его осознанное предчувствие.

Церковь в Верхней Уфтюге – это храм-памятник, храм-башня. Не случайно она посвящена “святому” войну Дмитрию Солунскому – защитнику родной земли. Но даже если бы мы не знали этого, все равно ее образ связывается с народным представлением о мужестве, душевной чистоте и богатырской силе русского ратника.

5. Холмогоры

Село Холмогоры (первоначально Колмогоры) известно с XIV века. До основания Архангельска, Холмогоры были административным и торговым центром Придвинья, а также единственным портом для торговли с заграницей.

Первая деревянная крепость новгородцев появилась в конце XIV — начале XV века. В 1613 году выстроен четырёхугольный деревянный кремль с пятью башнями; в том же году, кремль успешно выдержал осаду польско-литовского войска.

Первый кремль был размыт половодьем и ему на замену в 1621 году на противоположном высоком берегу построен новый деревянный кремль с 11 башнями, сгоревший в 1669 году.

В 1492 году из Холмогор отправился в Данию морской караван с зерном для продажи на европейских рынках. Поскольку этим караваном в Данию было доставлено посольство царя Ивана III, записи об этом сохранились в летописях и стали первым документальным свидетельством о появлении в России собственного торгового флота.

В конце XVII в. Холмогоры становится центром епархии, в ведении которой находился весь Двинский край. Церковный комплекс включает: Спасо-Преображенский собор (1685-1691 гг.), близкий по архитектуре московскому Успенскому собору, — огромное шестистолпное сооружение, завершавшееся раньше пятью мощными главами (сейчас в руинах); каменная колокольня (1685 г.); Архиерейские палаты (1688 г.)

в эпоху Древней Руси

И все же преобладающей остается московская ориентация, что доказывает архитектура Спасского собора Прилуцкого монастыря: высокий подклет, двухъярусная галерея, стены завершаются двумя ярусами закомар и пятью главами на световых барабанах.. Эту же линию продолжают и городские соборы. Первый — Успенский в Великом Устюге , возведенный по царскому указу в 1554–1558 гг., – огромный пятиглавый и шестистолпный храм, коренным образом перестроенный в XVII и XVIII вв. Облик, близкий к первоначальному, сохранили Христорождественский собор в Каргополе (1562) и Софийский в Вологде (1568–1670).

Эта группа храмов своим источником имела Успенский собор Московского Кремля, о чем свидетельствует не только пятиглавие, но и шестистолпность, и гладкие стены, лишенные декора, и полуциркульная форма закомар. Они сохранились в вологодском соборе, а вот были ли в каргопольском — вопрос: возможно, их разобрали после пожара 1765 года. Последний отличается еще и тем, что разделен на верхний теплый храм и нижний холодный, к тому же его облик обогатили приделы, крыльца и контрфорсы, появившиеся уже позднее — в XVII–XVIII вв.

6 стр., 2867 слов

Конспект по русскому языку в 8 классе : «Собор Василия Блаженного ...

... войны, а если дела были плохи — Россия все равно […] Сочинение по пословице «Язык мой – друг ... года, десятилетия, всё меняется, и только собор недвижен и нерушим. Этот чудное объединение нескольких храмов ... место среди величайших памятников архитектуры, и я уверен, что этот великолепный храм простоит ещё ... ось здания. Стены украшены резными различными фигурами. Я считаю, что этот храм является одним ...

 холмогоры 1

 холмогоры 2

 холмогоры 3

Стремление повторить (разумеется, в понимании средневекового зодчего) московские образцы оставалось характерным для городских и монастырских соборов на Севере не только в XVI, но и в XVII столетии. Еще Иван Грозный способствует этой тенденции, предоставляя денежные льготы для каменного строительства. Так было в 1587 г. при начале строительства Троицкого собора в Антониево-Сийском монастыре, расположенном неподалеку от Северной Двины. В грамоте царя Федора Иоанновича особо оговорено, что он должен быть построен «в Воскресенскую меру, что в [Ново-]Девичьем монастыре, что у нас на Москве». Мало того, для «сийского каменного дела» из столицы на Двину послан мастер Захар. Однако закончили собор через двадцать лет уже вологодские каменщики. Особенностью его архитектуры стало резкое выделение средней главы не только размерами, но и аркатурно–колончатым поясом. В прошлом фасады завершались закомарами.

Небольшую обособленную группу всего из двух храмов XVI в. составляют Спасо-Преображенский собор Соловецкого монастыря, возведенный по программе настоятеля — будущего митрополита Филиппа, и Благовещенский в Сольвычегодске, заложенный знаменитым промышленником Аникой Строгановым. Их пятиглавие, как и в рассмотренных выше храмах, происходит от общерусского кафедрала — Успенского собора. Но в то же время они существенно отличаются от образца хотя бы своим двухстолпием, возникшим в результате появления к тому времени высокого иконостаса, полностью закрывшего восточные столпы, которые здесь превратились в стену. Это, в свою очередь, определило и необычное развитие основного объема по поперечной оси север — юг. Потому-то боковые фасады тут расчленены только на два прясла. Оба собора имеют высокий подклет, а сольвычегодский к тому же окружен двухэтажной галереей, а паперть соловецкого собора соединена переходами с трапезной церковью Успения Богородицы.

Своеобразно и пятиглавие этих соборов. В соловецком угловые главы венчают верхние приделы, соединенные друг с другом галереями, а средняя глава представляет собой усеченный восьмигранный конус, открытый внутрь храма — форма, близкая к шатровой (есть предположение, что первоначально барабан завершался деревянным шатром).

В сольвычегодском барабаны глав также восьмигранные (существующие ныне переделаны, вероятно, в XVIII веке, когда позакомарное покрытие было заменено четырехскатным).

Кроме того, оба храма роднит многопридельность: в первом было семь приделов, во втором — девять. Эта черта свидетельствует о влиянии композиционной структуры знаменитого московского собора Покрова на Рву (Василия Блаженного), а также о желании заказчиков представить храмы как пантеоны избранных святых, призванных прославлять и охранять: в первом случае монастырь, во втором — город и двор Строгановых.

Однако эти соборы в немалой степени и отличаются друг от друга. Сольвычегодский выглядит более нарядным благодаря орнаментальному поясу, проходящему под его закомарами, и арочным окнам, расположенным в нишах, а также перспективному порталу на западном фасаде. Соловецкий более суров: валунный ступенчатый цоколь, наклонные стены, имеющие толщину около пяти метров, угловые приделы, напоминающие башни, придают храму крепостной облик. Фасадный декор первого находит прямые аналоги в круге уже упоминавшихся построек Белозерского края и тяготеет к ростовской архитектурной школе, а второй — к новгородской, на что указывает хотя бы покрытие по кокошникам и щипцам. Предполагается, что Спасо-Преображенский собор был построен новгородским зодчим Игнатием Салкой (Столыпой), перед тем возводившим на Соловках монастырскую трапезную с церковью Успения.

Каменные укрепления на Севере в XVI в. возводились только дважды: вокруг Успенского монастыря вскоре после 1557 г. и вокруг Ивановского после 1569 г. Вместе они позднее составили Кирилло-Белозерский монастырь. С 1582 по 1596 гг. на Соловках строится самая северная крепость Руси. Стены первого монастыря были сложены из кирпича, имели высоту около 5 м, два боевых яруса. Стены и башни были украшены лентами узорчатой кладки. Недостаточная высота и толщина участков стен вдоль Сиверского озера, проявившаяся в момент военной опасности в 1612–1614 гг., сделали необходимой их перестройку.

 холмогоры 4

Расположенный между Святым озером и морской бухтой Благополучия, Соловецкий монастырь (см. «Искусство», № 10/2008. – Ред. ) в плане представляет собой пятиугольник, углы которого закреплены сильно выдвинутыми вперед круглыми башнями. Их артиллерийские амбразуры, приспособления для тайных вылазов обеспечивали возможность ведения активной обороны, а своеобразие всей крепости придает кладка из крупного валунного камня. «Городовыми мастерами» здесь были вологодец Иван Михайлов и монах родом из Неноксы Трифон.

Итак, с конца XV и вплоть до XVIII в. каменная архитектура Севера развивалась в русле общерусской. Однако на основе ростовской, московской и новгородской традиций здесь формируются собственные направления и школы, испытывавшие воздействие деревянного зодчества. За два с лишним века на огромных просторах Севера возникли выдающиеся памятники и целые ансамбли, вошедшие в золотой фонд древнерусского архитектурного наследия.

Заключение

Люди пришли на территорию Архангельского Севера сразу после отступления ледника, а в некоторые районы еще раньше, во время последнего ледниковья. Первобытная археология северной окраины России получила хорошее освещение в трудах А.Я.Брюсова, М.Е.Фосс, Г.М.Бурова, Г.А.Панкрушева, Н.Н.Гуриной, В.И.Смирнова, В.И.Канивца, Л.П.Хлобыстина и многих других исследователей. Первоначальное заселение шло волнами со времен позднего палеолита до эпохи раннего металла из южных и юго-восточных регионов Восточной Европы. Некоторые памятники первобытной археологии получили характеристику в статьях этого тома (Орлецкие стоянки, Кузнечиха на Сев. Двине; Кубенино, Веретье, Ольский мыс на Лача-озере; дюнные стоянки беломорской культуры; древнее поселение «Мудъюг-1» (о-в Мудьюг); стоянки на островах Белого и Баренцева морей, на Новой Земле и Земле Франца-Иосифа и т.д.).

Свыше 300 памятников первобытной археологии Большеземельской тундры было исследовано Г.А.Черновым. В монографических работах В.И.Равдоникаса и Ю.А.Савватеева описаны памятники культовой скалописи (петроглифы) в Беломорской Карелии. В работах Н.Н.Виноградова, А.А.Куртоеа, А.Я.Мартынова исследованы памятники промыслово-культовой каменной архитектуры на островах Белого моря (лабиринты, фигурные выкладки, гряды, сейды, курганы и пр.).

В севернорусских преданиях имеются упоминания о чудских племенах («шень», «пинь», «немь», «ла» и др.; отсюда — Шенкурск, Пинега, Немьнюга, Лавела и т.п.).

В «Повести временных лет» (нач. XII в.) приведено их обобщающее название- Чудь Заволоц(чс)кая. Археологические памятники чуди на территории нынешней Архангельской области изучены в ходе многолетних экспедиций О.В.Овсянникова [(могильники Корбала и Усть-Пуя на р. Ваге, Веркола на р. Пинеге, Тихманыа на озере Лача, Варзуга и Кузомень на Кольском п-ове (Мурманская область)]. К северу от чуди Заволочья расселялись емь (ямь) (от Онежского озера до нижнего течения Северной Двины), к югу — пермь (бассейн Вычегды), к востоку — печера (нижнее течение р. Печоры).

В Х1-ХП вв. в тундру (Большеземельскую, Малоземельскую, Тиманскую) пришли ненцы, вероятно из Западной Сибири, они вытеснили или ассимилировали аборигенных сииртя (сихиртя), и древняя культура морских зверобоев и охотников на диких оленей сменилась культурой кочевых оленеводов.

Однако после работ Е.А.Мельниковой, Т.Н.Джаксон и Г.В.Глазыриной можно с уверенностью сказать о том, что викинги действительно посещали Белое море в 1Х-ХП вв., проникали в низовья Северной Двины и шли по водным путям в центр Руси. 06 этом свидетельствует, например, находка Архангельского клада с монетами и ювелирными изделиями Х1-ХП вв.; вещи клада (свыше 2 тыс. западноевропейских серебряных монет и дирхемы арабской чеканки конца IX в.) позволили их исследователю О.В.Овсянникову сделать предположение о том, что на заре ср едневековья существовала северно-восточная часть великого торгового пути, который пролегал от берегов Англии и Скандинавии до предгорий Полярного Урала, а через Северную (Новгородскую) и Южную (Киевскую) Русь шел на Восток. Ладожские и ильменско-новгородские славяне появились в Поморье в это же время, сна-чала (Х-Х1 вв.) в бассейне р. Сухоны, затем(с XII в.)-в Подвинье и Беломорье. Туда же устремились белозерцы и ростовцы, беженцы с Понизовья (Низовская земля).

Это разрозненное, а затем массовое переселение крестьян-смердов было вызвано двумя причинами-поисками новых, свободных земель и установлением феодальных порядков в княжествах-государствах Древней Руси.

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/kontrolnaya/hramyi-arhangelskoy-oblasti/

1. Колесников П. А. Северная Русь. Вологда, 1971.

2. Матвеев А. К. Еще раз об этимологии этнонима зырянин // Этимологические исследования. Вып. 3. Свердловск, 1984.

3. Матвеев А. К. Мерянская топонимия на Русском Севере – фантом или феномен? // Вопр. языкознания. 1998. № 5.

4. Островская М. Древнерусский северный мир // Изв. Арханг. о-ва изучения Русского Севера. 1912. № 3, 1 февр. Архангельск, 1912.

5. Пантелеева А. А., Янчевская Н. В. Ареалы этнонимов карел, самоед и чудь в Архангельской области // Изучение географических названий. Вопросы географии. М., 1966.

6. Чайкина Ю. И. История административной лексики Белозерья // Лексика севернорусских говоров. Вологда, 1976.

7. Лазарев, Е.С. Друиды Русского Севера / Евгений Лазарев. — М. Вече, 2009.