Это нужно — не мертвым! Это нужно — живым!

Эссе

приуроченный к 100-летию начала Первой Мировой войны

Первая мировая война стала беспримерным потрясением для человечества, впервые захватив в свой водоворот чуть не полпланеты, разрушив могучие империи, изменив расстановку сил и пути развития. Её влияние на жизнь народов во всех сферах, последствия до сих пор не изучены должным образом. В нашей стране, возможно, во многом потому, что её отгораживают революция, гражданская и Великая Отечественная с их, как ни горько, ещё возросшими бедствиями. В год столетия начала Первой мировой чествуют героев, поминают погибших, пострадавших, ищут ответы на мучительные вопросы. И специалисты, и простые люди спорят, пытаются осмыслить причины, уроки. Тема необъятна. В своём сочинении коснусь того, что больше всего волнует лично меня.

Человечество воюет изначально давно…Иногда, кажется, что оно (человечество) воюет всегда. Об этом много сказано, в частности, у Анатоля Франса в его «Острове пингвинов». Причины, во всём многообразии, сводятся к желанию что-то отнять и навязать свою волю. Исследователи считают, что к Первой мировой власть имущих толкнула жажда передела мира: окрепшая Германия и её союзники хотели большего, остальные не желали отдавать. Пропаганда изощрённо дурманила умы, скрывая подлинные и подсовывая удобные милитаристам причины. Корысть, жадность, властолюбие возобладали — и несметное количество людей очутились в кровавой мясорубке. Можно ли было договориться? Звучали голоса сторонников разума и гуманизма? Да. Но не спасли.

Бессмысленность и ужас человеческих страданий во имя отвратительных целей особенно поражают, когда узнаешь, как это было, из первых уст. С очевидцами уже не поговоришь, но остались мемуары, документы и мы смотрим в прошлое сквозь призму эпистолярного, художественного, научного наследия, с их помощью можем хотя бы частично представить себе реалии тех дней. В художественной литературе пронзительно звучат голоса поэтов Серебряного века, принявших в ней непосредственное участие или наблюдавших в тылу. «Ах, закройте, закройте глаза газет», — это Маяковский в стихах о потерявшей сына матери. Кто-то пошёл добровольцем или, как тогда говорили, «охотником», кто-то был призван. В идеологической работе, по разным причинам, участвовали многие: Ф. Сологуб, А. Куприн, С. Городецкий, И. Северянин и другие. Все прошли свой сложный путь и в конце концов пришли к безоговорочному осуждению войны. Обращусь к свидетельствам, чувствам и мыслям мастеров слова.

11 стр., 5095 слов

Артиллерия перед началом войны 1914-1918 гг

... воздушного флота — была повторена и в остальных воевавших в мировую войну государствах. Поэтому о зенитной артиллерии, как особом виде артиллерии, в 1914 г. говорить не приходится. Кроме того, наблюдаемый ... 5. Таблица 5. Количество орудий дивизии и корпуса главнейших воюющих стран к началу войны 1914-1918 гг. Страна Дивизионная Корпусная всего орудий 75-77-мм пушка 100-122-мм гаубица итого ...

Валерий Брюсов о вовлечении мира в бойню:

От камня, брошенного в воду,

Далеко ширятся круги.

Народ передает народу

Проклятый лозунг: «мы — враги!»

Везде — вражда! где райской птицы

Воздушный зыблется полет,

Где в джунглях страшен стон тигрицы,

Где землю давит бегемот!

В чудесных, баснословных странах

Визг пуль и пушек ровный рев,..

Сергей Есенин о начале войны сказал так:

«Грянул гром. Чашка неба расколота.

Разорвалися тучи тесные.

На подвесках из легкого золота

Закачались лампадки небесные.

Отворили ангелы окно высокое,

Видят — умирает тучка безглавая,

А с запада, как лента широкая,

Подымается заря кровавая».

Александр Блок об уходящем на фронт эшелоне:

«В этом поезде тысячью жизней цвели

Боль разлуки, тревоги любви,

Сила, юность, надежда… В закатной дали

Были дымные тучи в крови.

Кровь, кровь… Она везде. «Река человеческой крови отделила ее навсегда от былой тишины», — это Саша Чёрный о сестре милосердия. Николай Гумилёв: «и жужжат шрапнели, словно пчёлы, собирая ярко-красный мёд», «тружеников, медленно идущих, на полях, омоченных в крови». Он же, участвовавший в боевых действиях, пишет Анне Ахматовой, что каждый день берут по несколько сотен пленных, а уж убивают без счёту. «Та страна, что могла быть раем, стала логовищем огня».

К сожалению, не знаю, принимал ли участие в этой войне кто-нибудь из моих предков. Думаю, да. Их не мог не захватить ураган событий. Вологодчина, как и вся Россия, принесла свои непосильные жертвы. Собрать сведения о воевавших, почтить память — долг каждого, это и делает нас людьми. «Это нужно — не мёртвым! Это надо — живым!» — прав Роберт Рождественский. Поиски продолжаются, пополняются списки. В 2011 г вышла книга «Герои Вологодчины», одна из глав которой посвящена кавалерам Георгиевского креста. На фронт отравились десятки тысяч уроженцев Вологодской Губернии, они гибли, теряли здоровье не только в сражениях, но и в тяжелейших окопных условиях, медсанбатах, обозах, выполняя долг перед своей страной, спасая соотечественников. Награждены и отмечены не все. Всем — благодарность и вечная память.

Войны всегда были страшным бедствием, уносили жизни, калечили физически и морально, лишали крова, насущного хлеба. В просвещённом 21 веке человечество получило оружие массового уничтожения в немыслимом доселе качестве. Герцен напоминал, что Чингисхан с телеграфом страшнее, чем без телеграфа. А сейчас! Необходимость договариваться, решать проблемы мирным путём, актуальна как никогда. Ведь даже старая фраза о том, что глупо, стоя в луже бензина, спорить, у кого больше спичек, не даёт представления о масштабе грозящей катастрофы. Она планетарна.

4 стр., 1526 слов

«Холодная война: причины развязывания, итоги и последствия ...

... и мировой революции. Во-вторых, ответственность за развязывание холодной войны лежит целиком на США. Эта точка зрения четко сформулирована в статье Л. Безымянного и В. Фалина: «Кто развязал «холодную войну»?» ... ценностей. В рамках глобализации идет попытка навязать всему человечеству некую универсальную модель общественного устройства по образцу США и Западной Европы. Однако этого пока не удается ...

Для меня несомненно: ценность человеческой жизни по определению абсолютна. И Земли, которая, по мнению многих, тоже живое существо. И уж во всяком случае — общий дом. В мире с лихвой хватит опасностей, не зависящих от нашей воли. Природа (или рок?) напоминает об этом регулярно, примером может служить недавно прилетевший челябинский болид. Мы беззащитны, нам бы искать спасения в единстве усилий, при этом умудряемся не только делать новые глупости, но и повторять старые. Игнорируя слова великого Достоевского о слезе замученного ребёнка.

«Я, носитель мысли великой, не могу, не могу умереть», — не верит Гумилёв. «Все, все умерли», — говорит в своей поэме корнет и поэт Константин Большаков. И он же: «Завтра, быть может, в ярости ядрам земля, открывавшая грудь, воздвигнется новых трагедий театром…» Новых?!

Нет! Нет! Нет войне! Да — миру.