Я знала что в первом отделении праздничного школьного концерта

Как мы ходили на концерт.

Сочинение.

Приближался конец второй четверти, и учительница по литературе дала домашнее задание написать сочинение на вольную тему. Я долго думала — чтобы такое написать? И вспомнила, как на прошлой неделе мы ходили на концерт. Хорошая тема! И села писать черновик. Воспоминания были свежими, и я видела каждую деталь совершенно отчётливо.

В среду наша учительница истории Светлана Викторовна рассказывала об Австрии, и её столице, Вене. Оказывается, этим летом наша «классная», побывала в Европе по туристической путёвке. Так, что смогла своими глазами увидеть всё, о чём мечтала много лет. Она с восторгом рассказывала об истории, культуре и красоте Европейских столиц, но особенно ей понравилась Вена. Мы с интересом слушали. В конце урока Светлана Викторовна, как бы, между прочим, сообщила, что в нашем драмтеатре скоро состоится концерт симфонического оркестра, и играть будут Штрауса, а это его знаменитые вальсы, польки и другие его сочинения.

Мама мне рассказала как то о фильме её молодости «Сказки венского леса» и поставила на проигрыватель старую виниловую пластинку. Странно было смотреть и слушать шорох адаптера, скользящего по чёрному диску. Вся эта старина сохранилась у нас каким-то чудом. Мама в минуты особого настроения ставила пластинки, и, закрыв глаза, сидела в кресле, с упоением слушая звуки музыки, звук не лучшего качества, с моей точки зрения. Но, когда услышала вальс «Сказки венского леса», я была просто очарована этой волшебной музыкой.

Светлана Викторовна предложила нашему классу сходить на этот концерт. Нет, она никого не принуждала, просто раздала нам заранее подготовленные записочки, в которых указывалось, что родитель такой-то не возражает и выдаёт сто пятьдесят рублей на билет, за личной росписью. Во избежание, так сказать…

Дома я отдала записку маме, а сама не поленилась и залезла в интернет, почитать ещё что-нибудь про Вену. Я люблю древнюю историю, а в интернете всегда можно выкопать что-нибудь этакое. И действительно, я узнала, что Вена была основана ещё в пятисотом году до нашей эры кельтами, и с тех пор пережила много чего за свою долгую и насыщенную событиями историю. Впоследствии Вена стала колыбелью знаменитых учёных, писателей и композиторов. Одним из самых знаменитых и популярных в девятнадцатом веке и был Иоганн Штраус.

Я до этого никогда не бывала на концертах классической музыки, а тут такой удобный момент. Мама, с радостью дала мне деньги на билет со словами, что наконец-то ребёнок послушает нормальную музыку и приобщится к ценностям. Конечно, деньги принесли не все, но это и хорошо. Я не представляла, что бы творилось в театре, если бы туда пошли наши отъявленные хулиганы Чепов и Сидоров. Мне кажется, что и Светлана Викторовна с тайным облегчением вздохнула полной грудью, когда узнала что родители не дали им денег.

17 стр., 8452 слов

Про маму для всех классов

... чтобы ты могла поспать! Читайте также для всех классов. Сочинения о маме для 3 класса Сочинение про маму 3 класс уже более осмысленные, но вся так ... приходит, когда Катя спит и мне очень приятно! Когда я с мамой в ссоре, мне очень грустно, я всегда к ней иду ... Она очень хорошая. Когда я заболеваю, мама меня лечит. Еще, благодаря маме, мы с ней ездили в Дубай. С мамой там было очень круто и весело! ...

И вот наступил долгожданный день. С утра у меня было приподнятое настроение, чему немало способствовала моя мама. Она сделала мне красивую причёску и позволила надеть новое платье, которое было сшито к Новому Году. Изящные туфельки на каблучке и миниатюрная сумочка, которую дала мама на прокат, завершили этот ансамбль. Мама сказала, что в пору её молодости поход в театр был всегда праздником. Никто не ходил по ковровым дорожкам в грязных сапогах, а дамы приходили только в вечерних платьях.

Папа подвёз меня к театру и проводил до входа, где уже собрались все наши во главе со Светланой Викторовной, опаздывали только близнецы Ковалёвы. Уже прозвенел первый звонок, и учительница сказала, что семеро одного, то есть двоих не ждут, и мы притихшей вереницей, прошмыгнули мимо строгой билетёрши. Дааа, даже билетёрша была разодета, как на приёме у президента. А в фойе сразу возникло ощущение праздника. Галантные мужчины и нарядные женщины, запах духов, тихий смех и ровный гул разговоров раздевающейся публики – всё вместе создавало особую атмосферу, которую я не ощущала ещё никогда.

Места у нас были в двух последних рядах. Учительница рассадила нас, а сама, пошла, посмотреть, не появились ли Ковалёвы. Мы сидели и с интересом рассматривали публику, заполняющую зал, расписной потолок, огромную сверкающую люстру. «Наверное, она очень тяжёлая, вот если вдруг упадёт?» Закралась ехидная мыслишка. И я решила, что никогда под люстрой сидеть не буду.

Прозвенел третий звонок, свет медленно погас. На сцену, всю заполненную стульями и пюпитрами вышли музыканты в строгих чёрных костюмах, а музыкантши в длинных чёрных платьях. Каждый держал свой инструмент. Зал встретил их громкими и дружными аплодисментами. Мы тоже хлопали. Артисты поклонились и сели. Дирижёр – очень красивый, седоволосый джентльмен, вышел под гром аплодисментов, и концерт начался.

В это время на пустые места впереди меня пробрались двое, но это были не Ковалёвы, а Сидоров и Чепов. У меня глаза на лоб вылезли, даже мурашки пробежали по спине. Светлана Викторовна ничего не заметила. Она была всецело поглощена происходящим на сцене. Артисты слаженно играли, музыка действительно была красивой и довольно знакомой. Правда, мне показалось, что она несколько бравурна, и я не представляла, как под это можно танцевать. Я всё ждала «Сказки венского леса», но их не было и я начала скучать. Особенно когда стали играть один за другим марши, а я их терпеть не могу. Ведущая выходила между номерами и рассказывала разные интересные истории, публика хлопала, иногда даже кто-то кричал «Браво», а мне было скучно.

Соседка справа, моя закадычная подружка Анютка, сидела в очень напряжённой позе и я подумала, что она хочет в туалет. Но она, почувствовав мой взгляд, наклонилась ко мне и прошептала:

  • Меня клонит в сон…

— Меня, тоже, — шепнула я в ответ. Чтобы не заснуть, я стала считать, сколько в оркестре играет скрипок и контрабасов. Потом стала следить за дирижёром и тут меня осенила гениальная мысль. Я поняла, зачем нужен фрак. Наверное, для того, чтобы прикрыть обтянутые ягодицы дирижёра, когда он слишком энергично наклоняется вперёд, выставляя зад на обозрение публики.

24 стр., 11964 слов

Никогда еще так не звонил старый михеич

... шум, потому что это был старый, дремучий бор, которого не касались ещё пила и топор лесного барышника. ... сочинение на тему «Как я привожу в порядок свою планету». 252. Кабинет Николай Алексеевич скучающими глазами обвёл ... Я заглянул в одно из них и увидел, что там, за небольшим пианино, сидит приятная ... и сказал, насупив чёрные брови: «Что долго так? Либо купался там? Гляди, кабы кнут по тебе не ...

Краем глаза я увидела, что голова Анюты подозрительно свесилась ей на грудь. Я ширнула её локтем и она встрепенулась, бросив на меня виноватый взгляд. Потом со скрипом судорожно, зевнула, прикрыв распахнутый рот ладошкой. Глядя на неё, мне тоже неудержимо захотелось зевнуть, и я еле сдержалась. Анюта по-прежнему пыталась внимательно слушать музыку, а потом прошептала:

— Кажется у меня открылся третий глаз… И правда, краем глаза я увидела густое, маленькое, голубое облачко на тоненькой ножке, устремлённое вперёд из середины её лба. « Надо же!», завистливо подумала я, «Что с людьми делает музыка!». Теперь она уже таращилась на сцену всеми тремя глазами. Я встряхнула головой и облачко исчезло. «Глюк!» — решила я.

Наташка, сидящая справа от меня, обливалась слезами и соплями. «Вот, кто чувствует музыку!»

  • Ты что? — спросила я её, — тебе плохо?
  • Нет, это у меня аллергия… — про гундосила Наташка.

«Ну, вот и тут никакой романтики», разочаровалась я.

Чепов, сидящий впереди, и чуть-чуть наискосок от меня сосредоточенно жевал без передыху жвачку. Дама, сидящая впереди него, несколько раз оглядывалась, окидывая Чепа презрительным взглядом. В конце концов, она не выдержала и сказала:

— Мальчик, перестань чавкать! Ты мешаешь! Чеп втянул голову в плечи и вытащил изо рта розовый липкий комочек. Тут я отвлеклась. Ведущая рассказывала о пребывании Штрауса в Америке. Услышав гаденькое хихиканье, посмотрела и увидела, что Чеп старательно, что-то лепит из жвачки, пристроив её на железный номер, на спинке впереди стоящего кресла. А Сидоров всё время подавал ему какие-то советы, поминутно посматривая на сцену. Потерявшая товарный вид жвачка, никак не хотела служить материалом для создания шедевра, зато активно прилипала к пальцам.

  • Это что будет? – заинтересовалась я.
  • Не что, а кто! Это будет дирижёр! – оповестил меня Сидоров.
  • А почему он розовый? – съехидничала я.
  • У меня нет голубой жвачки! – отплатил мне Чеп.
  • Дурак! – обиделась я.

Недавно Чеп притащил в класс целую кучу этой жвачки и начал царским жестом одаривать всех подряд, рассказывая, что его дядя, капитан дальнего плаванья, привёз ему целую упаковку в подарок. Мне тоже досталась парочка жвачек. Одну я сразу сжевала, а вторую приберегла для сестры. Жвачка эта, оказалась гадость редкостная, сплошная химия. Одна только обёртка была ничего. Смешная мультяшная обезьянка сидела под пальмой и с упоением, закатив глаза, облизывала наполовину очищенный банан. «Чего его лизать, спрашивается? Это же не мороженное! И причём тут банан, когда вкус её, хоть и отдалённо, но напоминает клубнику?» Когда я угостила сестру, она повертела её в руках, понюхала и спросила:

  • Ты где взяла эту гадость?
  • Чеп угостил. А что?
  • Да, так, ничего, — отмахнулась она.
  • Ну, скажи, ну, пожалуйста!
  • Ладно! – смилостивилась она, — Только пообещай, что ты у этого Чепа больше никогда не будешь ничего брать!.
  • Скажи, ты когда-нибудь слышала что-нибудь об оральном сексе? – краснея, спросила меня, сестра.
  • Это о миньете, что ли? – спокойно переспросила я её.

Сестра издала странный звук, как будто подавилась большим глотком воды, закашлялась и покраснела ещё больше. Я заботливо похлопала её по спине.

9 стр., 4413 слов

Спросил старика, отчего он не весел

... Синицына сделали «зональным секретарём парткома Износковского территориального колхозно-совхозного производственного управления». ВЕРХУШЕЧНЫЕ ЛЮДИ Два раза в своей долгой жизни я случайно затесался в начальники. Это ... рабочего стола заведующего отделом, будто на авансцене, занял кресло цековский гость. Он выглядел не просто моложавым, но молодцеватым, пижонистым в тонком светлосером костюме, ...

  • Н- н-адеюсь, э –э-то только теоретические познания в этой области? – заикаясь спросила она.
  • Ну, да… Мы с девчонками часто обсуждаем различные моменты из фильмов.

— Ладно! Тогда я со спокойной совестью могу тебе перевести, то, что написано на этикетке этой жвачки. Здесь написано, что её надо пожевать перед миньетом, чтобы создать у себя во рту приятный вкус клубники, — она с интересом уставилась на меня, проверяя мою реакцию

Эта новость вызвала у меня рвотный рефлекс, и я побежала в туалет.

— Ну, Чеп! Ну, скотина! Тебе это даром не пройдёт, — обещала я ему вслух и мысленно, придумывая какой карой надо его наказать. Но я так и не осуществила свою угрозу, потому, что наступили выходные, а потом четвертные контрольные и мне стало не до него. Анютке, я конечно, рассказала, и её реакция была очень похожа на мою, но дальше мы не стали афишировать свои знания.

И, вот теперь, я наблюдала, как Чеп новаторски придаёт этой жвачке ещё одну функцию. В это время оркестр заиграл марш «Охотничий» и в момент фортиссимо, вышеупомянутая дама в экстазе откинула голову на спинку кресла, обмахиваясь веером.

Все, кто это видел, застыли в ужасе.

Жвачка охотно перекочевала на пышную причёску, распластавшись там маленькой розовой жабой. Чеп, видимо плохо осознавая, что он делает, протянул дрожащую руку и попытался потихоньку отлепить жвачку. Не тут-то было! Она ещё больше вклеилась! Но Чеп осмелел и не сдавался. Он просунул палец вглубь причёски и попытался поддеть злополучный кусок. И вот, когда у него уже начало что-то получаться, дама с громким воплем вскочила, и разъярённая нависла над Чепом. А у него в руке остался жалкий клочок пегих волос, вперемешку со жвачкой, снова поменявшей свою форму на длинные тягучие спагетины. Чеп застыл, как кролик перед удавом. Марш «Охотничий» закончился.

Вытаращив глаза, дама, тоже видимо, плохо осознавая, потянулась скрюченными пальцами к горлу Чепа, и он со сдавленным всхлипом сполз на пол. Мы все по вскакивали со своих мест. А дама, забыв, что находится в храме искусств, обложила пацана отборным трёхэтажным матом. Тут уж мы не выдержали, и четыре близлежащих ряда разразились громовым хохотом. Музыканты перестали играть и столпились на краю сцены, вытягивая шеи, в попытке что либо рассмотреть. Концерт был безнадёжно испорчен.

Светлана Викторовна схватилась за голову, потом за шиворот Чепа и поволокла его на выход, попутно приказав нам тоже покинуть помещение. Так я приобщилась. Никогда не забуду!

Перечитала, перед переписыванием начисто. И теперь сижу и думаю: а можно ли это отдавать на суд нашей молоденькой учительнице? Здесь такие подробности! Но всё истинная правда!